Читать онлайн Любовь на плахе, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Любовь на плахе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

От этого безмолвного обещания Даниеля внутри у Джоли потеплело, а на губах появилась улыбка, но радость ее почти тут же улетучилась. Джоли подумала, что стоит Даниелю узнать, что Блейк и Ро-уди провели ночь в его сарае, ели его пищу, и он непременно придет в дикую ярость. И все те тонкие и невесомые ниточки, которые едва начали связывать их с Даниелем, тут же порвутся навсегда.
Джоли порывисто схватила мужа за руку и даже сделала попытку увлечь его по направлению к дому, где они могли бы спокойно и без помех поговорить. Но ее остановило явное движение под брезентом, который покрывал фургон.
— Даниель… — Джоли подозрительно прищурилась и, хмурясь, обошла повозку сзади, почти подкрадываясь к подозрительному брезенту. Затем, решившись, резко приподняла его и в испуге отшатнулась — на нее смотрели две пары широко раскрытых глаз.
— Черт побери! — пробормотала Джоли, отскочив от неожиданности, но потом сообразила, что это всего лишь глаза детишек.
Маленькая девочка с длинными светлыми волосами и голубыми глазенками не старше четырех лет обхватила ручонками и сильно прижалась к такому же мальчонке. Одеты они были в крайне поношенную и рваную одежонку, и оба были босы.
У Джоли тут же защемило сердце и она потянулась к девочке, а та пыталась спрятаться за мальчугана, не позволяя дотронуться до себя.
— Не бойтесь, никто вас тут не обидит, — мягко успокаивала детишек Джоли.
— Гром и молния! — выругался Даниель, когда подошел к жене и увидел безбилетных пассажиров. — Откуда вы тут взялись?
Джоли продолжала призывно протягивать руки к малышке, краешком губ шепча Даниелю:
— Мистер Бекэм, вы пугаете этих бедных детишек. — Затем ее глаза потеплели, когда она снова обратилась к малышам: — Меня зовут Джоли. Спорим, вы очень проголодались, так ведь?
Мальчуган прочистил горло и настороженно взглянул на Джоли из-под длинных и черных, как сажа, ресниц.
— Мы очень хотим есть, мэм. — И с церемонностью, удивительной в столь юном возрасте, представился: — Меня зовут Хэнк, а это моя маленькая сестренка Джемма.
Даниель продолжал слегка хмуриться, но все же дал Джоли возможность проявить гостеприимство.
— Иди ко мне, Джемма, — нежно проговорила Джоли, протягивая к ней руки.
Джемма оглянулась на Хэнка, и тот с важным видом согласно кивнул.
— Я хочу по большому… — неожиданно заявила девочка, протирая грязным кулачком глаз.
Джоли отвела ее в туалет, затем оба малыша чисто вымыли руки и личики под струей ледяной воды из насоса.
Занятая своими делами на кухне, Джоли через некоторое время обнаружила Хэнка восседающим за столом. Он быстро опустошал большой стакан с молоком и поглощал при этом шоколадный пирог, который Даниель поставил перед ним.
Глаза Джеммы округлились при виде еды, она практически вырвалась из рук Джоли и ринулась к столу, чтобы присоединиться к пиршеству.
Миссис Бекэм нахмурилась:
— Как, Даниель, пирог?! Одному Богу известно, когда эти детишки в последний раз ели настоящую еду, а ты дал им сладости на голодный желудок. Они же заболеют!
Даниель пропустил мимо ушей выговор Джоли, а вместо ответа крепко взял ее за локоть и увлек в столовую, которой они редко пользовались.
— Мальчик рассказал мне, что их в Спокане бросил дядя после того, как потерял работу на лесопилке. Детей решили взять две разные семьи, но они не захотели разлучаться и поэтому сбежали из дома священника и спрятались в моем фургоне.
У Джоли снова сжалось от боли сердце. На своем собственном опыте она отлично знала, что такое оказаться никому не нужным, и прекрасно могла понять, насколько крепки узы, связывающие близнецов. А как мечтала она всем сердцем, когда сама была девчонкой, о братике или сестричке!
— Что же это за человек такой, что бросает на произвол судьбы двух беззащитных малюток! — бормотал Даниель, запуская пятерню в шапку волос, покрытых дорожной пылью. — Черт, они к тому же еще так малы!
— Может, их дядя изменит свое решение и позаботится о них, — предположила Джоли, но сама не верила в то, что говорила. Спихнув ее на попечение своей сестры и шурина, ее отец и не вспомнил бы о ней, если бы не возникла необходимость помочь его новой жене по хозяйству.
— Завтра я отвезу их обратно в Спокан, — решил Даниель, и Джоли заметила, как вздулись жилы у него на шее. Она поняла почему. Наступило время уборки урожая, когда один день год кормит. Даниель просто не мог позволить себе потерять хотя бы один день на поездку в Спокан и обратно.
Джоли отреагировала на это замечание совершенно неожиданно даже для самой себя. Она вцепилась в локоть мужа и взмолилась отчаянным шепотом:
— Прошу тебя, Даниель, пока не будет убрана пшеница. Они так малы, я понимаю, но они могли бы помочь мне по хозяйству. Ведь есть же простая работа, например, в огороде или цыплят покормить…
Даниель заглянул в глаза жене и ответил:
— Ты к ним успеешь привыкнуть, а когда им придется уехать, будешь страдать и ты, и они.
Джоли отвела взгляд, понимая, что в словах мужа была правда, но не хотела отсылать этих малышей обратно в жестокий и безжалостный мир. От расстройства у нее слезы навернулись на глазах.
Нежно, что было так неожиданно с его стороны, Даниель положил руки на ее плечи.
— Ну будет, будет, — сказал он, слегка краснея и отводя глаза, — успокойся. Хэнк и Джемма останутся здесь до конца уборки урожая. — Увидев счастливую улыбку Джоли, поспешил добавить: — Но только на время, помни, они остаются на время.
В порыве чувств Джоли бросилась Даниелю на шею, заключила его в объятия и звонко чмокнула в щеку.
— Спасибо, Даниель, спасибо! Обещаю, они не доставят тебе неприятностей, не будут путаться под ногами.
На какую-то секунду губы Даниеля искривились, но только на секунду. Он отстранил Джоли и отвернулся, почесывая затылок.
— У меня еще много работы, — более сдержанно сказал он и ушел.
Джоли поспешила на кухню, где Хэнк и Джемма доканчивали пирог. Джоли вновь налила каждому стакан молока из глиняного кувшина, порезала еще хлеба и выдала по ломтику желтого сыра, поставила на стол банку с консервированными грушами. Пока они ели, Джоли нагрела воды и притащила бак для мытья. Снова, как и в первый раз, споткнулась об отставшую половицу, но на этот раз удержалась на ногах, мысленно давая себе зарок заняться ею и прибить наконец. Потом поспешила в дом.
Хэнк подозрительно посмотрел на бак.
— Я уже, мылся в субботу на той неделе, — заявил он.
— А теперь еще раз помоешься, — приказным тоном ответила Джоли, пробуя рукой воду в баке.
— У вас есть еще какая-нибудь одежда, кроме той, что одета на вас? — спросила она. .Дети отрицательно покачали головками. Джоли решила переодеть их в рубашки Даниеля, пока она постирает их вещи. А завтра она что-нибудь подберет для них.
Наевшись, Хэнк заверил свою маленькую сестру, что будет неподалеку, и ушел, оставив ее мыться. Джоли едва сдерживала слезы жалости, когда стащила истрепанную и грязную одежонку и стала отмывать тоненькое тельце девочки. Волосы Джем-мы просто засветились мягким золотом утреннего солнца, когда Джоли вымыла и расчесала их.
Буквально утонув в просторной рубашке Даниеля, Джемма забралась Джоли на колени и прижалась к ее груди, сунув палец в рот. Когда появились Даниель с Хэнком, Джоли предостерегающе поднесла палец к губам, и оба мужчины стали удивительно тихими.
Джоли осторожно отнесла спящую Джемму наверх и положила на свободную кровать в соседней спаленке, затем спустилась в кухню. Даниель уже вылил грязную воду из бака и сейчас стоял в дверном проеме и утолял жажду холодной водой. Джоли собрала пустые чайники и пошла за водой к насосу, по пути слегка задев Даниеля, когда проходила мимо. Ей было интересно, помнит ли он, что собирался и почему собирался вернуться домой сегодня вечером, и от смущения у нее зарделись щеки.
— Вы бы лучше помыли мальчугана, мистер Бекэм, — сказала Джоли через несколько минут, когда вернулась с полными чайниками и водрузила их на плиту. — Не думаю, что Хэнк захочет, чтобы его мыла я.
— Чтоб мне пропасть на месте, если я захочу! — искренне заявил Хэнк, подтверждая ее предположение.
— Не надо клясться в присутствии дам, — ответил на это Даниель, и Джоли заметила, что он протянул было руку, чтобы потрепать мальчика по голове, но в последний момент остановился.
Хэнк оглянулся на Джоли и густо покраснел.
— Пусть она уйдет. Я не хочу, чтобы на меня глазела женщина.
Даниель с серьезным видом посмотрел на Джоли, однако глаза его смеялись.
— Вы слышали, миссис Бекэм, что сказал этот мужчина: никаких женщин!
Джоли пожала плечами и вышла во двор в летнюю полуденную жару. Хотя солнце еще ярко светило, на небе появилась бледная, почти прозрачная луна. А во дворе ее внимание привлекло очень странное сооружение на колесах, из берестяной крыши которого торчала изогнутая дымовая труба. Сама повозка стояла в тени амбара, и из нее раздавался свист Дотера. Через равные промежутки времени из приоткрытой боковой двери повозки, поднимая столб пыли, вылетали кучи мусора. Джоли осторожно, чтобы не попасть под него, подошла поближе и позвала:
— Дотер?
Он появился в дверном проеме повозки, держа в руке метлу и приветствуя Джоли улыбкой и кивком головы:
— Добрый день, миссис Бекэм. Я бы не возражал проглотить все, что вы успели приготовить.
Нахмурившись, Джоли пропустила его замечание мимо ушей. На ужин будет мясо и овощной пирог, пусть не волнуется. Она не сомневалась, что мужчины честно заработали их.
— А что это такое? — спросила Джоли, махая перед лицом рукой, чтобы отогнать облако пыли, висевшее в воздухе рядом с повозкой.
Дотер даже чуть приосанился, явно довольный, , что может дать необходимую информацию.
— А это походная кухня, миссис Бекэм. Даниель приказал мне выкатить ее и почистить для вас. Кстати, как там ведут себя эти два несмышленыша?
— Джемма спит, а Хэнк сейчас моется, — рассеянно ответила Джоли. — Дотер, ты говоришь, что этот фургон готовится для… для меня?
Дотер серьезно кивнул и оперся на ручку метлы.
— Ну да, мэм, все это для вас. Вы даже можете спать в ней, хотя все предпочитают спать на земле, потому что слишком близко приходится лежать рядом с печью.
Джоли вновь охватило знакомое болезненное чувство отчужденности и ненужности, но она ничем не выказала его.
— Что же, думаю, что так будет даже лучше. Полагаю, мне бы i оже не хотелось, пускать работников с перепачканными грязью и навозом ногами на свою кухню, — ответила Джоли даже с некоторым чувством собственного достоинства.
Дотер отложил метлу и спрыгнул наземь, чтобы посмотреть Джоли в глаза.
— Здесь нужна женская рука, — кивнул он на грязный пол повозки, а сам отправился в амбар, где лежали необходимые предметы, ожидающие загрузки в походную кухню. Он приоткрыл задний борт повозки и стал туда что-то втаскивать. Появился кот Левитикус и преспокойно улегся на пороге повозки. Когда Дотер перешагивал через любимого кота, тот даже глаз не поднимал.
Джоли накормила цыплят, а к тому времени Даниель закончил мыть Хэнка и шел к колодцу, неся пустой бак. Джоли бросилась в кухню, но не обнаружила там и следов Хэнка.
После нескольких минут поисков она нашла мальчугана, свернувшегося калачиком в постели рядом с сестренкой. Он был в одной из маек Даниеля и сладко спал. В сердце Джоли проснулась нежность, она наклонилась и легонько поцеловала спящих малышей в макушку, затем тихонько вышла. После ужина она постирает их одежонку и развесит просушиться.
— Завтра тебе следует поехать в город и купить детишкам подходящую одежду, — неожиданно заявил Даниель, хмурясь при виде дырявого маленького платья Джеммы.
Джоли исподлобья пытливо взглянула на Даниеля, испытывая одновременно и невероятное смущение, и желание узнать ответы на многие вопросы. Хочет ли Даниель, чтобы она разделила с ним ложе сегодня ночью, или же ей придется ночевать в походной кухне до конца уборки урожая? Не оттолкнула ли она его тем, что проявила сострадание к спрятавшимся в его повозке детям, или ей это все показалось?
— Дотер отлично поработал, вычистив походную кухню, — заметила Джоли. Ей надо было чем-то занять руки, которые от волнения она судорожно сжимала и разжимала. Но ей нечем было их занять: грязная посуда была уже перемыта, кухня вычищена и просто блестела. А Джоли все еще не знала, что ожидает ее. Даниель пожал плечами и снова налил себе горячего кофе, а Джоли вертела обручальное золотое кольцо большим и указательным пальцами. Теперь пришло время рассказать Даниелю о незваных гостях — Блейке и Роуди, но слова застревали у Джоли в горле, она просто страшно боялась, какой может быть реакция Даниеля.
— Я буду спать в походной кухне до начала уборки урожая, — неожиданно объявил Даниель, кивая в темное окно. Даже сквозь стены кухни был слышен ночной хор лягушек и кузнечиков. Джоли вцепилась в спинку стула и руки ее тут же стали мокрыми от влажных маленьких брюк и рубашонки Хэнка.
— Я думала…
Даниель повернулся к ней лицом, и в глазах его Джоли увидела ярость.
— Пока дети в доме, мы не можем спать в одной постели.
Джоли проглотила ком в горле. Она не могла t понять, почему ей так хочется оспорить это положение, не стоило бы этого делать, но тем не менее осторожно возразила:
— Мистер Бекэм, мы муж и жена.
— Да ну? — хрипло парировал Даниель, сорвал шляпу с крючка и пропал в ночи.
Яркий свет луны озарял все окрестности, и для Джоли не составило никакого труда проследить, куда направился ее муж — на могилу Илзе. Джоли оставалось лишь с горечью примириться с этим фактом.
Поникнув плечами, Джоли подобрала юбки и прошла через дом наверх в спальню. Зайдя по пути к Хэнку и Джемме, убедилась, что дети спят, и прошла в спальню хозяина дома, решительно хлопнув за собой дверью.
И стала ждать.
Но Даниель так и не пришел, а Джоли осталось только гореть на медленном огне стыда и плотского желания. Ей казалось несправедливым, что женщина так бесстыдно тоскует по мужчине, неважно, муж он ей или нет. И она хороша: напрямую спросила Даниеля, ляжет ли он с ней в постель этой ночью.
Щеки ее горели в темноте, Джоли беспокойно металась на широкой кровати, укрытая одной лишь простыней. Большего не требовалось из-за жары последнего летнего месяца. Да. нечего отрицать: она была попросту развязна.
А ведь еще предстояло сообщить Даниелю о двух уголовниках, разыскиваемых за грабеж и убийство, которые ели под его крышей в его доме. Они поили своих лошадей из его колодца и, самое худшее, пригрозили убить его.
У Джоли перед глазами вдруг встала страшная картина. Она представила себе, как Даниель идет за плугом и вдруг получает пулю между лопаток, как он падает. Джоли увидела кровавое пятно, расплывающееся на его белой рубашке, и с трудом сдержала крик, рвущийся у нее из груди.
Затем она резко вскинулась и села на кровати, вся в холодном поту от привидевшейся ей картины убитого Даниеля. Немного придя в себя, Джоли обняла колени, пытаясь унять бившую ее дрожь, но страх глубоко засел в ней.
Каковы бы ни были последствия, она должна предупредить Даниеля.
Джоли буквально принудила себя снова лечь в постель и сомкнуть глаза. И тут произошло какое-то чудо: она уснула, но лишь для того, чтобы через несколько часов снова проснуться, когда маленькая фигурка вскарабкалась к ней на постель и прижалась к ней. В лунном свете блеснули золотые волосы Джеммы. Прежде чем заснуть, девочка прошептала:
— Мне приснился страшный сон.
Сладкая боль переполнила Джоли. Она уже полюбила Хэнка и Джемму, но еще до того, как закончится этот месяц, она будет вынуждена отдать их. Джоли вздохнула и отвела прядь волос со лба Джеммы.
— Не бойся, теперь ты в безопасности, — прошептала она, однако сильно сомневалась в правдивости этих слов.
На следующее утро Джоли поднялась рано и была на кухне, когда из кухонного фургона показался Даниель. Джоли принялась споро готовить завтрак для него и Дотера. В предрассветном сумраке в кухне горела керосиновая лампа. На улице было сыро, а от печи исходило приятное тепло.
Даниель налил себе кофе, дотянулся до голубой эмалированной кастрюли, что стояла за Джоли. Никто из них не произнес ни слова, пока OR не проглотил несколько кусков.
— Работники, которых мы наняли на уборку урожая, прибудут сегодня, — сообщил Даниель. — Они приедут голодными, поэтому я принес из коптильни ветчину.
Джоли только кивнула и поперчила жарящуюся яичницу.
Даниель подошел к небольшому окошку, что было над раковиной, и, задумчиво допивая кофе, посмотрел на восток.
— Вот что, поедешь в город и купишь в лавке одежду для детей. Запиши там расходы на мой счет. Им нужны ботинки и воскресные костюмчики.
Джоли переложила яйца на деревянную тарелку и поставила ее на стол рядом с жареной картошкой и небольшой горкой нарезанной ветчины.
— Мне бы хотелось купить каждому из них по игрушке… так, что-нибудь маленькое.
— Отлично, — равнодушно согласился Даниель, и в это время на кухне появился Дотер.
— А вот если бы у меня была жена, — со своей обычной непринужденностью заявил он, — то я-то уж точно не спал бы в походной кухне, черт бы меня побрал!
Даниель бросил на юношу уничтожающий взгляд, но, казалось, Дотера, как обычно, это нисколько не смутило. Мужчины закончили завтрак, и Джоли наполнила их кружки кофе. Затем они ушли по неотложным делам по хозяйству, готовясь к уборке урожая, а Джоли принялась готовить завтрак для Хэнка и Джеммы.
Накормив, причесав и одев детей, Джоли вышла наружу, чтобы разыскать Даниеля.
— Мы уже готовы отправиться сейчас в город, — сообщила она ему, интересуясь, заметил ли он, что она умылась туалетным мылом и тщательно уложила волосы. По всей видимости, не заметил, поскольку казался целиком поглощенным дровами, которые рубил.
— Тогда езжайте, — просто сказал он. Рубашка на его груди и спине была мокрой от пота.
Джоли никак не ожидала, что так скоро отважится снова посетить Просперити, вдобавок одна, без Даниеля рядом с собой.
— Вы действительно имеете в виду, мистер Бекэм, что мы отправимся в город одни?
Даниель наконец прекратил работу и рукавом вытер пот со лба.
— Именно это я и имею в виду.
Джоли отступила на шаг, затем придвинулась к нему почти вплотную и прошипела:
— Вы не забыли часом, что в этом городе меня чуть не повесили? И всего неделю назад!
Даниель выглядел раздраженным, как если бы такой пустяк, как казнь, оторвал его от важного дела — рубки дров.
— Все неприятности теперь позади, а ты стала моей женой. Никто до тебя пальцем не дотронется.
Джоли подумала о Блейке и Роуди, которые вели себя как дома на его ферме, но ничего не сказала. Время признания придет чуть позже, когда закончится этот длинный день, и они с Даниелем смогут спокойно посидеть в его кабинете и поговорить.
— Отлично, попытаю судьбу еще разок, — фыркнула Джоли. — Но если меня линчуют, то моя смерть будет на твоей совести.
Джоли показалось, что Даниель хихикнул, когда она круто повернулась и, вздымая ситцевые юбки-, ринулась прочь. Перед конюшней Дотер как раз закончил впрягать в повозку гнедую кобылу. Хэнк и Джемма, одетые в чистую, но оборванную одежду, уже сидели в повозке, болтая босыми ногами.
Недовольная и злая, Джоли позволила наемному работнику мужа подать ей руку, когда она садилась в повозку. Он же помог , ей распутать вожжи и отпустить тормозной башмак. Джоли уже приходилось править фургоном, однако все же гораздо привычнее ей было ходить пешком или ездить верхом, поэтому поездка в повозке немного ее пугала.
Тем не менее Джоли умудрилась развернуть повозку и направить лошадь довольно точно в направлении ворот. Перед самыми воротами она остановила экипаж, и Хэнк заторопился открыть их. Створки ворот заскрипели, Хэнк пропустил экипаж, затем лихо закрыл ворота на щеколду и ловко вскарабкался вновь в повозку. У Джоли снова заныло сердце от того, что Хэнк и его сестренка всего лишь временное явление в ее жизни, но она не позволила себе сосредоточиться на этой мысли. К тому же Джоли вовсе не радовала перспектива вновь оказаться в людной лавке в центре Просперити одной и записать на счет Даниеля стоимость купленной одежды и обуви для детей. Настроение у нее совсем упало.
Несколько раз, когда фургон трясло по дороге меж пшеничных полей Даниеля, Джоли обернулась, чтобы удостовериться, что с детьми все в порядке, и всякий раз видела, что Хэнк бережно и покровительственно обнимает тоненькие плечики Джеммы.
К тому времени, как они добрались до Просперити, стояла настоящая жара, хотя до полудня оставалось еще два часа. Мухи роились над потной спиной лошади, из раскрытых дверей кузницы доносились мелодичные удары молота. Из-за закрытых дверей салуна доносились резкие звуки пианино и взрывы мужского смеха.
Джоли остановила фургон прямо перед лавкой, тщательно проверила тормоз и привязала вожжи. Затем донесла Джемму на руках до деревянного тротуара, чтобы ей не пришлось идти босиком по улице, но Хэнк не собирался терпеть такую унизи-тельдую процедуру. Поэтому он опередил Джоли и первым оказался в лавке.
Хотя улицы городка были практически пусты, в лавке миссис Крейбрук было людно, полно толстых матрон и мужчин, которым, казалось, нечем было заняться. При появлении в лавке Джоли все, как по команде, уставились на нее.
Хотя Джоли никого из них не знала, она была уверена, что почти все они были свидетелями судебного разбирательства и зрителями несостоявшейся казни. Ее снова охватила настоящая паника, отчего на короткое мгновение даже голова закружилась, но Джоли глубоко вздохнула и воинственно вздернула подбородок.
— Детям нужны подходящие ботинки и одежда, — громко возвестила она всем собравшимся.
Миссис Крейбрук живо вышла вперед, причем губы ее были так плотно сжаты, что вокруг рта образовалась целая сеть мелких морщин.
— А где Даниель? — спросила владелица лавки после долгого и пристального разглядывания Джоли. Миссис Крейбрук смотрела на нее как бы сверху вниз, хотя Джоли и была выше ее.
— Мистер Бекэм занят подготовкой к уборке урожая, — ответила Джоли, еще выше вздернув подбородок.
Теперь вдова Крейбрук обратила свой взор на детей, и глаза ее сузились.
— Это ваши пострелята? — спросила она.
— Хотела бы я, чтобы это было так, — ответила Джоли, и это было правдой. — Но, к сожалению, они у нас только временно.
Хотя ясно было, что миссис Крейбрук не трепещет от радости, снова видя Джоли в своей лавке, еще меньше она жаждала дать ей от ворот поворот, дабы не лишаться щедрого заработка. Вдова имела дела с Даниелем уже не первый год и не собиралась оскорблять его.
— Пройдите сюда, — сухо предложила она, указывая на полку с обувью всевозможных цветов, фасонов и размеров. Хотя у Джоли был выбор, она практично ограничилась тем, что купила Джемме и Хэнку по паре добротных ботинок, затем выбрала для Хэнка пару коротких штанишек, несколько рубашек и носков, а для воскресных выходов в церковь нарядные твидовые штанишки и соответствующий им жакет. Джемме она купила хлопковый фартучек и воскресное платье из бледно-желтого батиста.
Все покупки были аккуратно упакованы и перевязаны красивыми лентами. Джоли взяла детишек за руки и подвела к витрине, где были выставлены сильно запылившиеся игрушки. Джоли с удовольствием смотрела, как их глазенки зачарованно перескакивали с тряпичных кукол на пожарные машины, с разных попрыгунчиков на мячи…
Наконец Джемма повернула голову и вопросительно взглянула на Джоли. Та в ответ утвердительно кивнула, и глаза Джеммы цвета небесной лазури округлились, счастье просто полыхнуло на детской мордашке. Она выбрала себе тряпичную куклу с желто-соломенными волосами, — робко, нерешительно, словно ожидая, что вот-вот кто-нибудь вырвет куклу из ее рук, — и прижала ее к груди. Хэнк решительно остановил свой выбор на большом красном вагоне с черными чугунными колесами и деревянными рельсами.
— Запишите, пожалуйста, стоимость куклы и вагона на счет мистера Бекэма, — попросила Джоли, позволив себе некоторое самодовольство, когда увидела пораженное лицо миссис Крейбрук.
Старуха повернулась и молча прошла к конторке, где держала книгу записей отпуска в кредит. А Джоли помогла Хэнку вытащить вагон из витрины, после чего они вдвоем вышли из лавки и водрузили вагон на задок фургона. Как только Джоли усадила детей на их места в фургоне, она вновь вернулась в лавку за оставшимися покупками.
— А эти двое не из родни Даниеля? — требовательно спросила миссис Крейбрук, указывая пальцем сквозь засиженное мухами окно на улицу. Хэнк и Джемма сидели как раз напротив витрины.
— Они сироты, — ответила Джоли, опять вспомнив, что близится день, когда она должна будет их отдать. — Джемма и Хэнк пробудут с нами до конца уборки урожая.
Вдова вновь скривила свои тонкие губы с таким видом, словно проглотила лимон без сахара.
— Не знаю, и куда только катится наш мир, — процедила она сквозь зубы. — Сначала Даниель спасает от петли и женится на уголовнице, затем тратит деньги еще до того, как получит выручку от урожая, на пару детей, которые ему даже не принадлежат.
— Мы с удовольствием возвратим вам все эти покупки, если вы их не одобряете, — решительно заявила Джоли, подходя к миссис Крейбрук, но даже не делая попытки понизить голос. Угроза потери выгодного клиента столь явственно отразилась на лице миссис Крейбрук, что она тут же заторопилась внести куклу и вагон в свою бухгалтерскую книгу. Джоли облегченно вздохнула от того, что ее блеф удался, поскольку у нее просто-напросто не хватило бы духу попросить детишек вернуть их подарки обратно.
— Вы очень любезны, — весело прощебетала Джоли от двери, хотя миссис Крейбрук не сказала даже «спасибо за покупку». Она притворилась, что не слышит Джоли, занятая очень важным делом — смахивает метелкой из перьев пыль с пирамиды банок консервированного лосося.
Когда Джоли с детьми вернулась на ферму, Даниель без рубашки стоял у насоса. Его влажная кожа, словно бриллиантами, сверкала капельками воды. На голове не было привычной шляпы, и волосы смешно торчали в разные стороны. При виде мужа Джоли снова почувствовала в глубине души знакомое возбуждение и изменила свое прежнее мнение о нем. Возможно, Даниель Бекэм не был красавцем в классическом понимании этого слова, но ее властно тянуло к нему, словно он завладел ее душой. Даниель не спеша надел рубашку и подошел к задку повозки, достал своими сильными руками красный вагон Хэнка, затем помог слезть Джемме, но его голубые глаза не отрывались от лица Джоли. А у той сердечко просто вырывалось из груди от страстной любви к этому человеку.
— Я сейчас приготовлю обед, — сказала она в трепетной попытке скрыть свои чувства.
Но Даниель схватил ее за руку, когда она повернулась, чтобы идти на кухню.
Джемма уселась на ступеньках у кухонного порога, баюкая куклу в маленьких ручонках, Хэнк гонял красный вагон по двору. Джоли посмотрела в глаза Даниеля, и у нее возникло такое чувство, словно она стоит на краю высокого утеса и вокруг нее бушует штормовой ветер, грозя сбросить ее на острые скалы внизу…
— Пока я ездил в Спокан, здесь кто-то был, — низким голосом пророкотал Даниель, суя под нос Джоли знакомый ей табачный кисет, оставленный незваными гостями. — Кто это был?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел



Не понравилось!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелс
27.01.2014, 15.41





Супер!!!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелирина
19.02.2014, 16.52





Прочитав, подумала: какое же надо иметь здоровье и сколько надо сил, чтобы женщине работать на ферме... Сколько всего свалилось на героиню... И как интересно справлялась со всей этой работой нежная, изящная Илзе?
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелМарина
6.12.2014, 15.32





Этот роман из серии "Колхозники тоже любят". Простой фермер-работяга и простецкая девушка, чуть не повешенная. Детально описан фермерский быт и труд. Несомненно, автор выросла на ферме. В тоже время роман наполнен юморком, что повышает настроение. Джоли такая чувственная, готова к сексу любое время дня и суток, испытывает оргазм уже тогда, когда Доминик портки снимает, ну и крикунья к тому же. Это все делает жизнь на ферме очень веселой, а чтение романа очень приятным.12
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелВ.З.,67л.
19.02.2015, 10.33





Не дочитала даже.. Совершенно не понравился роман. Г-ня - типичная слабая женщина, которая следует везде за своим мужем готовя, убирая и терпя унижения. Не видно развития сюжетной линии. Она говорит ему: "Я люблю тебя", а он отвечает, что не любит и не полюбит никогда, и потом "в ее сердце цветет любовь" - бред просто. Женщина- безвольное создание, совершенно ничтожное, в ней нет того, что привлекает мужчину. ГГ - просто увалень без каких-либо эмоций. Эти ситуации с детьми просто отвратительны, каждый раз он хочет их отдать, совершенно не заботясь об их чувствах. Постельные сцены - это отдельная тема. Я не знала, смеяться мне или плакать. Фразы плана: "Я боюсь заняться с тобой любовью, потому что в фургоне лопнут рессоры" вызывает только одну адекватную реакцию: "WTF?". Ужасное чтиво, нет ничего, что должно зацепить. Роман - это отдых, уход от реальности, и никак не надеешься читать глупые диалоги и описания ее жизни на ферме. ОЦЕНКА - 2\10 - за абсурдное описание постельных сцен. НЕ ТРАТЬТЕ ВРЕМЯ.
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелНаталья
20.02.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100