Читать онлайн Любовь на плахе, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Любовь на плахе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

— У вас есть какие-либо документы, подтверждающие, что вы действительно родственник этих детей? — Отчаяние сделало Джоли упрямой: Хэнк и Джемма были слишком дороги ей, чтобы отказываться от них без борьбы. Но больше всего ее возмущала явная готовность Даниеля расстаться с ними.
Мистер Спрингер пожал плечами и хохотнул, затем указал на свои волосы. Они были грязными от пыли, но Джоли сумела разобрать, что у волос был тот же самый оттенок, что и у детей.
— Ну что вы, никаких документов нет, мэм. Только это лицо и эти волосы. Посмотрите, и вы убедитесь, что мамочка этих сосунков моя сестра Шейли.
Джоли понимала, что он говорит правду, но все равно продолжала сильно сомневаться в искренности и серьезности его намерений.
— Мистер Спрингер, дети требуют большого ухода. Им нужны регулярное питание, чистая одежда и теплая постель.
Спрингер слушал Джоли, не отрывая глаз от бутылки бренди, стоявшей на столе Даниеля. Он облизнул свои обветренные губы, и его пальцы сжали пустую рюмку.
— Да, мэм, вы правы. Но семья есть семья. А дети и я — мы принадлежим друг другу.
Джоли открыла было рот, чтобы оспорить это положение, но Даниель молча положил руку ей на плечо, заставив замолчать.
— Сходи-ка лучше и погляди, как там собираются Хэнк и Джемма, — сказал он.
От перспективы прощания с детишками у Джоли перехватило горло, и она просто не смогла выдавить из себя ни слова — ни ласкового, ни злого. Она только молча кивнула и выскочила из комнаты.
Хэнк и Джемма были в своей комнатке, сидя, прижавшись друг к другу, на кровати. Джемма положила головку на плечо брата, вцепившись обеими ручонками в тряпичную куколку.
— Я удеру из фургона, — по-мужски упрямо сказал Хэнк. — Вам и мистеру Дану может понадобиться мальчишка для работы на ферме.
На секунду Джоли отвела горящие от слез глаза, затем опустилась на колени и, взяв каждого из малышей за руку, спросила:
— Этот человек, мистер Спрингер… вы его знаете? Он добрый?
По щеке Джеммы скатилась крупная слеза, но она не ответила и даже не взглянула на Джоли. Ответил Хэнк:
— Он такой же, как и отец. Любит выпить и приударить за женщинами. Я считаю, что он бросит нас через пару деньков. — Голос мальчика окреп и стал чуть радостнее: — Тогда, может быть, мы сможем с Джеммой найти дорогу обратно к вам. А потом мы оба подрастем и станем сильнее, и мистер Дан может рассчитывать на нашу помощь в работе на ферме.
Джоли проглотила комок в горле. Она повидала в своей жизни достаточно людей типа мистера Спрингера — ее собственный папаша был таким, — и потому она знала, что причины, по которым Спрингер хочет забрать детей своей сестры, вероятно, отнюдь не благородны. Не говоря ни слова, Джоли вскочила и поспешила обратно в кабинет.
Даниель все еще был там вместе с мистером Спрингером и, хмурясь, смотрел на то, как их нежданный гость опустошает уже не то третью, не то четвертую рюмку бренди.
— Мне очень жаль, — бодро солгала Джоли, — но Хэнк и Джемма не смогут уехать сегодня. Нам с мистером Бекэмом нужны еще некоторые доказательства — помимо цвета ваших волос, мистер Спрингер, — что за детьми будет надлежащий уход.
Джоли не осмеливалась взглянуть на Даниеля. Она могла только молиться, чтобы он согласился с ней, однако шансы на это были ничтожно малы, учитывая его желание вести спокойную жизнь одинокого человека. Вдобавок в чете Бекэмов не было ни в чем согласия — взять хотя бы сегодняшний несчастный эпизод на лесопилке Айры Дженьюэри, — к тому же у Джоли была причина считать, что Даниель гораздо больше заботится о некой проститутке, чем о ней, Джоли.
Спрингер пригладил пятерней свои спутанные волосы и заискивающе улыбнулся. Его поведение чем-то напомнило Джоли голодного пса, виляющего хвостом в надежде, что его покормят.
— Да, вы правы, мэм, трудно ухаживать за детьми, не имея в кармане ни гроша. Настоящий мужчина не может позволить себе так безответственно подойти к этому сложному вопросу.
Джоли всю передернуло, однако она постаралась сохранить спокойствие. Никогда в жизни она не придавала особого значения деньгам, однако именно сейчас она хотела бы быть богатой женщиной, чтобы иметь возможность дать взятку. Если она правильно поняла этого мистера Спрингера, то он намеревался продать детишек. Едва Джоли осознала это, как всю ее охватило радостное возбуждение и нетерпение.
Даниель вновь потянулся за бутылкой бренди и в который раз наполнил рюмку гостя, однако оставался все таким же спокойным и невозмутимым.
— Значит, вы предлагаете, — лениво и равнодушно сказал Даниель, — навсегда уступить Джемму и Хэнка… за определенную сумму. Я правильно понял?
Мистер Спрингер огляделся вокруг и заискивающе улыбнулся, снова напомнив пса-подхалима.
— Тут очень уютное местечко и, я вижу, вы добрые и щедрые люди. Да, сэр, моя бедная покойная сестра, будь она жива, была бы рада, что ее малютки подрастают тут в мире и благоденствии.
Даниель отвернулся, ничем не выдавая своих чувств, и Джоли заметила только, как слегка напряглись его плечи.
У самой Джоли от волнения и надежды сердце колотилось так, что ей казалось, будто стук его слышат и другие… И в то же время ей просто хотелось задушить этого наглого мистера Спрингера. Она открыла было рот, чтобы сказать ему все, что о нем думает, но Даниель послал ей такой свирепый взгляд, что Джоли тут же осеклась.
Даниель медленно выдвинул ящик стола, вытащил оттуда черный кожаный бумажник и извлек из него дваддатидолларовую банкноту. У Джоли от волнения перехватило дух. Она стояла ни жива, ни мертва, боясь, что все это ей только кажется. Или что она неправильно поняла намерение Даниеля.
Мистер Спрингер снова облизал языком пересохшие губы. Желание выхватить эти деньги и умчаться с ними так и выпирало из него.
— Запомните то, что я вам скажу, мистер Спрингер, — чистосердечно сказал Даниель. — Сегодня мы заключаем с вами сделку, которая будет действительна до совершеннолетия Джеммы и Хэнка. Если вы тем или иным способом вновь напомните о своем существовании или появитесь здесь, клянусь, вы об этом горько пожалеете. Вам это абсолютно ясно?
Спрингер подпрыгнул, выхватил банкноту, судорожно прижимая свою поношенную шляпу к груди. Уже в следующий миг он пятился к двери, но теперь уже вновь улыбался как прежде — приторно-сладко.
— Все ясно, мистер Бекэм, — торопливо ответил он. — Больше вы меня здесь не увидите.
— Подождите! — раздался повелительный голос Даниеля. Вряд ли кто мог бы не подчиниться ему, и уж, конечно, не этот мистер Спрингер.
— Да, сэр? — замер он у порога.
— Больше нет… э-э… других членов вашей семьи?
— Нет, больше никого нет! — заверил мистер Спрингер. — А папочка сосунков умер пару лет назад в Байлервилле.
Джоли уцепилась за мягкую кожаную спинку кресла, в котором Даниель любил немного почитать перед сном. Ее попеременно обуревали то печаль, то буйная радость. С одной стороны, ей было жаль, потому что Джемма и Хэнк потеряли отца, каким бы человеком тот ни был, а с другой, она ликовала, что Джемма и Хэнк останутся здесь.
Она обернулась к Даниелю, едва закрылась дверь за мистером Спрингером, и глаза ее были полны слез.
— Спасибо, Даниель!
Даниель не смотрел на нее.
— Не надо делать из этого далеко идущих выводов, миссис Бекэм, — предупредил он в своей суровой манере. — Я вовсе не собирался растить их и дальше, но и не хотел бы отдавать детей в руки такой дряни, как этот Спрингер. — С этими словами Даниель уселся в кресло и раскрыл бухгалтерскую книгу так спокойно, как будто обсуждал с Дотером цену на зерно. — Завтра занятия в школе. Проследи, чтобы они уже были в кровати.
Но его холодность не могла сдержать охватившее Джоли чувство счастья и облегчения. Она подскочила к столу, наклонилась и звонко поцеловала Даниеля в щеку.
— Я люблю тебя, Дан Бекэм! — сказала Джоли и только когда закрыла за собой дверь, осознала весь смысл только что сказанных ею слов. Щеки ее горели от смущения, когда Джоли, подобрав юбки, поднималась по лестнице, чтобы сообщить Джемме и Хэнку, что мистер Спрингер ушел.
Едва детишки услышали об этом, как Джемма мгновенно повисла на шее Джоли, покрывая ее лицо поцелуями, а Хэнк издал радостный вопль.
Джоли едва утихомирила детей, проводила их до туалета, потом проследила, чтобы они умылись и почистили зубы. Когда вечерние процедуры были закончены, Джоли расположилась в кресле-качалке возле теплой печи, посадив Джемму на колени. Хэнк уселся рядом на полу, скрестив по-восточному ноги.
Как только они уселись и застыли в ожидании ежевечерней сказки, Джоли рассказала им сочиненную ею самою длинную и интересную сказку о внешне грубом, но на самом деле добром великане, который жил один посреди леса. В самом начале сказки этот великан был раздражительным и очень одиноким, но в конце ее у него появились жена и двое детишек, которые души в нем не чаяли, и они зажили счастливо.
Уложив детишек, Джоли занялась собой. Она сидела у зеркала, расчесывая и укладывая на ночь волосы, когда в спальню вошел Даниель. Как обычно при его появлении, все ее чувства сразу же обострились, хотя Джоли притворилась, что не замечает его присутствия. Это, однако, не сработало, когда Даниель встал прямо перед Джоли и положил руки ей на плечи. Насупившись, он смотрел на нее с каким-то изумлением.
— Я не хочу любить тебя, Джоли Маккиббен, — после долгой томительной паузы сказал он хриплым голосом. — И никогда не полюблю. Но, думаю, пришло время нам обоим согласиться с тем фактом, что мы нужны друг другу.
Джоли чуть шевельнула головой, и по ее спине рассыпался целый водопад сверкающих золотых волос. От чуть прохладного ветерка, залетавшего в распахнутое окно, ее. соски отвердели и четко обрисовывались сквозь тонкую ткань ночной сорочки. Или это реакция на близость Даниеля?
— Что вы говорите, мистер Бекэм?
— Я хочу, чтобы ты оставалась в этом доме кем-то вроде компаньона. Ты будешь делить со мной ложе, и мы вместе вырастим всех детей, которых пошлет нам Господь.
Если бы все это не прозвучало как деловое предложение, Джоли запела бы от радости. Но поскольку это было именно так, она сочла нужным внести существенные оговорки.
— Послушайте, мистер Бекэм, у вас будет кто-то, чтобы готовить и убирать, — сухо ответила Джоли, поднимаясь на ноги. — Но вы никогда не захотите получить утешение и покой, который может дать только женщина. А что в таком случае получу от этого я, Даниель? И только не надо говорить о том, что получу кров, пищу и одежду, потому что это мне могут предложить сотни других мужчин.
Джоли вовсе не собиралась напоминать Даниелю о сегодняшнем скандальном предложении Айры Дженьюэри, но было уже поздно. Губы Дани-еля побелели от ярости.
— Я не знаю, что могу предложить, — в конце концов ответил он. — Мой дом, мою землю, мое имя… Больше мне нечего тебе предложить.
Джоли подумала о свадебной фотографии, все еще стоящей на каминной полке в гостиной, о регулярном посещении Даниелем могилы Илзе. Мягко, но отчетливо она сказала:
— Дан Бекэм, у тебя есть что мне предложить. Но я подожду, как хорошая фермерская жена, пока взойдут посеянные семена.
Глаза Даниеля невольно скользнули по ее наливающейся фигуре.
— Если ты когда-нибудь надумаешь уйти из моего дома, то оставишь моего сына здесь.
— Твоего сына, — повторила Джоли, отступая на шаг, — или, возможно, дочь. Но прежде чем я дам какие-либо обещания, мистер Бекэм, я хочу получить одно обещание от вас.
Даниель недоуменно вздернул бровь и подозрительно посмотрел на Джоли:
— Какое?
— А вот какое. Вы поклянетесь всем самым святым для вас, что и близко не подойдете к салунам и забудете дорогу к таким женщинам, как Пилар.
Муж слишком долго, как показалось Джоли, переваривал ее заявление, пока наконец начал:
— У мужчины есть…
— Только не надо мне говорить о том, что у мужчины есть потребности, мистер Бекэм! — свистящим шепотом прервала его Джоли. — Они есть и у женщин, и одна из них — это потребность верить собственному мужу!
Даниель отступил слегка и ухмыльнулся, притворяясь, будто она ударила его. Потом снова посерьезнел.
— Но только до тех пор, пока ты останешься подходящей женой для меня, — сказал Даниель. — Я буду тебе хорошим мужем. Это я тебе могу обещать.
Джоли вовсе не была удовлетворена его ответом, но сегодня был не вечер, а сплошной праздник: Даниель передумал отсылать ее в Сан-Франциско и, самая большая радость и счастье — он уже настолько привязался к Джемме и Хэнку, что и от них будет не в состоянии отказаться. Джоли потянулась к Да-ниелю, чтобы расстегнуть пуговицу на его рубашке.
— Мне было бы очень интересно услышать вашу идею о «подходящей жене», мистер Бекэм, — сказала она.
Его теплая, покрытая волосами грудь почти незаметно затрепетала под пальцами Джоли, когда она расстегнула и вторую пуговку…
— Джоли…
А она продолжала расстегивать его рубашку, дойдя до пояса. Даниель не сделал ни малейшей попытки остановить ее. Когда Джоли стащила с него рубашку и, не стесняясь, поласкала кончиком языка его мужской сосок, у Даниеля вырвался сдавленный стон.
— Так скажи мне, какой должна быть «подходящая жена», — поддразнивала Джоли Даниеля, покрывая поцелуями его сосок. — Что они делают?
Даниель вместо ответа крепко, но нежно взял ее за плечи и повел к кровати. Осторожно уложил на спину, и ноги Джоли свесились с матраца. Одним порывистым движением Даниель стащил с Джоли ночную рубашку и отшвырнул в сторону. Волосы Джоли распустились и соблазнительно прикрыли ее обнаженные грудь и живот.
— Они дают, — прохрипел осевшим голосом Даниель. — Они берут, но многое и дают, порой даже больше, чем берут.
Он стащил с себя рубашку и принялся поцелуями исследовать ее тело, не оставляя ни сантиметра. На нем еще была одежда, но Джоли потом никак не могла вспомнить, как он сбросил ее.
Даниель сжал ее лодыжки и опустился перед постелью на колени, бормоча, что свет лампы разливается медом по коже Джоли. Когда же он начал на вкус пробовать этот мед, смаковать его, Джоли перестала существовать, потонув в океане блаженства.
В яростном желании предлагая себя, Джоли выгнулась ему навстречу, и Даниель, ни секунды не колеблясь, насладился ею. В конце концов он повернул ее так, что Джоли оказалась на коленях, и языком исследовал сердцевину ее женской сущности. Даниель взял в ладони ее груди, ласкал их, в то время как тело Джоли трепетало, исполняя древний танец наслаждения.
Она долго еще содрогалась в экстазе после того, как была достигнута высшая точка удовлетворения. Даниель вытянулся на постели рядом с ней, лаская ее, пока Джоли плыла по волнам удовольствия, постепенно успокаиваясь.
Когда она расслабилась окончательно, Даниель коленом развел ее бедра и устроился между ними. Оба они знали, как стремительно реагировала на это Джоли. Она мгновенно воспламенялась, когда он входил в нее, неважно, сколько раз он имел ее до этого, — Джоли всегда с ума сходила, когда их тела сливались воедино. Эта ночь не была исключением, хотя на этот раз Даниель не пытался, как обычно, приглушить ее страстные крики и стоны.
На следующее утро похолодало, на земле появилась первая изморозь, которая долго не таяла. Дотер давно уже увез детей в школу, а холод все не отступал.
Даниель покончил с мелкой работой по хозяйству, когда Джоли направилась к колодцу с кувшином сметаны, чтобы охладить ее. Даниель последовал за ней, задрал на ней юбки, наклонил и до конца вошел в нее, чтобы удовлетворить. Холодный утренний воздух мгновенно превратился в настоящую тропическую жару, едва Джоли начала слаженно двигаться в древнем ритме…
Около полудня приехала Верена Дейли. В коляске у ее ног стояла большая корзина.
— Давайте поедем поздороваемся с нашими новыми соседями, о которых я столько наслышана, — сказала она Джоли, которая в это время кормила цыплят. — Да, я знаю, что могу познакомиться с ними в воскресенье, но я не могу так долго ждать.
Улыбнувшись, Джоли согласно кивнула и поспешила в дом Оттуда она вынесла здоровенный корень ревеня, выкопанный сегодня утром
Енох мастерил что-то в конюшне, когда две гостьи приехали в коляске Верены Дейли. На шум выскочила Мэри. Она смущенно улыбалась, стоя на крылечке с детишками, цеплявшимися за ее юбки.
Джоли представила женщин друг другу, затем Мэри получила в подарок целую кучу припасов от Верены и печеный клубень ревеня от Джоли. Мэри была очень обрадована нежданным приездом и подарками. Три женщины оживленно болтали, когда появился Енох, чтобы помыть руки и посмотреть на клубень ревеня. Как всегда, в его глазах плясали озорные огоньки.
Однако он был чинно представлен Верене Дейли, и та была очарована манерами и вежливостью Еноха.
— Мы будем ждать тебя и Даниеля на праздничный обед в воскресенье сразу после церковной службы, — сказала Мэри, когда Джоли и Верена стали собираться домой. — Пожалуйста, скажите, что тоже присоединитесь к нам, миссис Дейли.
Верена улыбнулась и милостиво приняла предложение.
— Пожалуй, вряд ли кто сравнится в изысканности манер с южанами, — заметила Верена Дейли, трогая вожжи. — У этого Еноха такая обворожительная улыбка, а Мэри заставляет чувствовать себя так приятно и свободно, что кажется, будто пробыл в этом доме несколько лет и давно всех знаешь.
— Они милые люди, — согласилась Джоли, но никак не могла выкинуть из головы бедную Нан Калли. Ее сейчас волновало, перебралась ли ее подруга в дом к Айре Дженьюэри, как было задумано.
— Но?.. — спросила Верена, уверенно правя лошадью.
— Калли тоже были отличные люди, — ответила Джоли, обнимая руками колени. — Они были счастливы; вот как сейчас Енох и Мэри.
Верена кивнула, что понимает сантименты Джоли, но ответ ее был сугубо практическим:
— Есть вещи, которые нам остается только принять, Джоли. Нам остается лишь верить, что в конце концов все образуется и станет на свои места. Я думаю, что Господь знает, что делает, а нам, неразумным, не всегда дано понять Его помыслы. Но одно я знаю твердо: Господь во всем прав.
Теперь Джоли начала более ясно понимать сдержанность и замкнутость Даниеля; где-то в глубине души она боялась, что полюбит Еноха, Мэри и их маленькую семью, как в свое время полюбила Нан и Джо Калли. Жизнь — такая короткая, такая хрупкая, словно одуванчик: налетел ветер — и нет его.
— Мне кажется, что у нас с Даниелем будет ребенок, — заявила Джоли, чтобы переключить свой мозг на более счастливые мысли.
— И когда же?
— Где-то в мае.
Улыбаясь, Верена кивнула.
— Ты подошла Даниелю, — сказала она. — Я все вижу, миссис Бекэм, вы двое отличная пара!
Да, внутри Джоли расцветало тихое, хрупкое счастье, хотя она знала, что ее замужество уж точно никогда не станет материалом для романа.
— Да, мы сжились друг с другом, — подтвердила Джоли, отворачиваясь, чтобы скрыть густой румянец.
Дни, которые последовали потом, были самыми веселыми в жизни Джоли. Пока Даниель с Дотером подготавливали пшеничные поля к весеннему севу, она готовила им, стирала, обшивала. Живот ее потихоньку рос, а Блейк Кингстон был отконвоирован на север в форт Деверо, потому что армейские власти имели определенные претензии к этому господину по поводу исчезновения лошадей. Джоли и Мэри крепко подружились.
Единственным, что омрачало жизнь Джоли, было то, что Нан Калли на самом деле переехала в причудливый дом Айры Дженьюэри. И всякий раз, когда Джоли приезжала в Просперити, чтобы навестить Нан Калли, миниатюрный китаец, которого лесопромышленник привез из Сан-Франциско, неизменно отвечал ей:
— Госпожа не принимает.
У Джоли жизнь постоянно была заполнена делами и заботами, поэтому вскоре она оставила свои безуспешные попытки увидеть подругу.
К концу октября, когда в воздухе закружились первые снежинки, Джоли почти уже позабыла о существовании Роуди Флита. Она ехала в коляске, чтобы встретить Джемму и Хэнка из школы, когда этот уголовник вдруг выехал из рощи тополей, окружавших заброшенный дом, и преградил ей путь.
Джоли тут же покрылась испариной, но будь она проклята, если позволит этому чертову конокраду увидеть свой испуг. Она вскинула «кольт» 45-го калибра, который прятала в складках своих юбок.
В ответ на это Роуди громко расхохотался, глядя прямо в дуло пистолета.
— Такая вспыльчивая дамочка, как ты, действительно может заставить мужика честно зарабатывать денежки, — ухмыльнулся Роуди. Если он и был испуган, то никак не показывал этого. Его лошадь судорожно перебирала ногами на грязной тропе, которую Даниель и Енох гордо именовали дорогой. Очевидно, ей передавалось смятение хозяина.
— Где он спрятал деньги, миссис Бекэм?
От искреннего недоумения Джоли на секунду забыла про свой страх и почесала нос.
— Где и кто именно и какие спрятал деньги?
Роуди плюнул от расстройства.
— Кингстон! Он запрятал те пять сотен долларов, что мы прихватили, грабанув банк, в бочку в вашей конюшне. Я только что оттуда. Там нет ни цента.
Не обращая никакого внимания на пистолет Джоли, Роуди выхватил свой и направил на нее
— Вы двое все это спланировали, ведь так? Ты и Блейк! Он мне все уши прожужжал, что собирается с тобой вдвоем отправиться куда-то. А эти деньги вам бы очень пригодились для осуществления этого плана.
Для Джоли стало полным откровением, что Блейк и Роуди выбрали конюшню Даниеля для хранения награбленных в банке денег. Однако же теперь ей стало абсолютно ясно, почему эта отпетая парочка регулярно наведывалась к ней. Они просто проверяли сохранность денег!
— Всякий раз, когда Блейк начинал плести всякий вздор о том, что собирается начать новую жизнь с женщиной, он просто мечтал, — спокойно ответила Джоли, словно действительно ничего не боялась. — И ты, Роуди, знал об этом еще задолго до того, как об этом узнала я. Кроме того, ты знаешь, что Блейк мне не доверял настолько, чтобы выболтать тайну, где спрятал денежки. Он просто обвел тебя вокруг пальца и перепрятал их уже только для себя.
У Роуди заметно задергалось веко.
— Он не мог этого сделать.
Откуда-то у Джоли нашлась смелость, чтобы пожать плечами.
— Похоже, что он уже это сделал.
Их разговор был прерван шумом приближающегося фургона. Лошадь Роуди беспокойно закрутилась, а ее всадник угрожающе махнул пистолетом.
— Я буду прятаться вон в тех зарослях. Если ты скажешь кому бы то ни было о том, что сейчас разговаривала со мной, то я не задумываясь пущу этому человеку пулю в лоб. И не успеешь глазом моргнуть, как я уложу и тебя.
Джоли вздрогнула. Роуди уже убил однажды на ее глазах человека, и она знала, что его угроза не пустой звук.
— Ладно, — ответила Джоли и перевела дыхание, когда Роуди скрылся в чаще.
После некоторого колебания ей пришло в голову, что может показаться странным, что она сидит, понуря голову, в стоящей посреди заснеженного леса коляске. Джоли легонько тронула вожжи, и коляска медленно покатила вперед.
Через секунду из-за поворота вылетел на повозке Енох и чуть не столкнулся с коляской Джоли.
— Если ты за Джеммой и Хэнком, то не беспокойся, — сказал он. — Даниель забрал их и повез в лавку. Они сейчас, должно быть, жуют мятную пастилку, пока он, стоя у жаркой печи, обсуждает, когда лучше сеять будущей весной.
Джоли улыбнулась, но улыбка получилась какой-то кривой: она очень боялась, что Роуди Флит прячется за деревьями всего лишь в нескольких ярдах и может слышать весь их разговор. Может быть, именно сейчас он прикидывал, как убьет Еноха — в сердце или в голову — просто из спортивного интереса…
— Я сейчас поеду к ним, — сказала Джоли, и голос ее предательски дрожал. — Мне надо купить кувшинчик черной патоки и катушку голубых ниток.
Енох коснулся полей шляпы в прощальном привете, отпустил тормоз и быстро укатил. От Джоли потребовались все ее силы, чтобы не обернуться ему вслед. Она застыла в напряжении, каждую секунду ожидая услышать пистолетный выстрел. Однако все было тихо.
Через какое-то время Джоли выехала из заснеженного леса на улицы Просперити. Подъехав к лавке, она остановила лошадь и привязала ее к коновязи. К тому времени снег повалил еще сильнее, и Джоли сильно продрогла, от мороза у нее горели щеки.
Джоли вошла в лавку сквозь тяжелые шерстяные занавеси, повешенные на двери, и отыскала взглядом Даниеля. Он действительно стоял у жаркой печи, пил кофе и вежливо слушал Элдена Смол-ла, который красноречиво описывал прежние «золотые денечки» и с неодобрением отзывался о нынешних временах.
Губы ее выговорили имя мужа, но она не знала, сказала ли его громко или вообще не произносила вслух. Суть не в этом. Очень часто он слышал то, что она только собиралась сказать. Так случилось и в этот раз.
Его брови на какую-то секунду сошлись на переносице, затем Даниель с громким стуком отставил кружку с кофе и быстро пошел к Джоли.
— Что? — спросил он, обнимая жену за плечи, поддерживая ее. — Джоли, что произошло?
Джоли вдруг представила себе, как отреагирует Даниель на ее недавнюю встречу в лесу с Роуди. Если она скажет об этом хоть словечко, то Даниель бросится в погоню за уголовником. В этом и была вся загвоздка. Несмотря на свою физическую силу и твердый характер, мистер Бекэм никак не мог состязаться с Роуди Флитом в хитрости, подлости и изворотливости.
Но сейчас он пытливо смотрел на нее и ждал ответа. Медлить было нельзя.
— Я приехала в школу, а их там не оказалось.
Это была очень топорная ложь, и Джоли знала это, но ничего другого за такое короткое время она придумать не смогла. Если Енох встретится с Даниелем, то может рассказать о встрече с Джоли в лесу и проговорится, что сказал ей, что дети с его братом поехали в лавку.
Даниель все еще тревожно посматривал на Джоли, но потом улыбнулся и быстро заверил ее:
— Они тут. Целые и невредимые.
Джоли опустила глаза, не желая, чтобы Даниель понял, что она солгала ему, что ее удивление и облегчение — все притворство.
— Слава Богу! — выдохнула Джоли. Она сказала эти слова от всего сердца: Джоли действительно была счастлива, что она, и Даниель, и дети в настоящий момент находятся в безопасности.
— Присядь, — тихо приказал ей Даниель, легонько подталкивая в кружок людей, усевшихся вокруг теплой печи, и подвигая для нее кресло. Джоли уселась, держась неестественно прямо, оказавшись сугубо в мужской компании.
Это была сущая пытка пользоваться добротой Даниеля и все этовремя знать, как страшно он разозлится, если узнает, что Роуди Флит разъезжает сейчас на свободе только потому, что Джоли не рассказала о своей неожиданной встрече с ним. Мужчины думают совсем иначе, чем женщины, уж она-то это знала, и потому не было оснований полагать, что Даниель поймет, что она вынуждена была соврать, чтобы спасти его упрямую башку.
Сквозь витрину Джоли увидела, какой сильный идет снег, словно кто-то вспорол пуховую перину. Когда Даниель привел Джемму и Хэнка из глубины лавки — они там рассматривали новорожденных щенят, — Джоли поднялась и плотно закуталась в плащ.
Она поступила абсолютно правильно, ничего не сказав Даниелю о Роуди Флите, уверяла себя Джоли. Она снова и снова повторяла это и наконец убедила себя, что да, она поступила абсолютно верно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел



Не понравилось!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелс
27.01.2014, 15.41





Супер!!!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелирина
19.02.2014, 16.52





Прочитав, подумала: какое же надо иметь здоровье и сколько надо сил, чтобы женщине работать на ферме... Сколько всего свалилось на героиню... И как интересно справлялась со всей этой работой нежная, изящная Илзе?
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелМарина
6.12.2014, 15.32





Этот роман из серии "Колхозники тоже любят". Простой фермер-работяга и простецкая девушка, чуть не повешенная. Детально описан фермерский быт и труд. Несомненно, автор выросла на ферме. В тоже время роман наполнен юморком, что повышает настроение. Джоли такая чувственная, готова к сексу любое время дня и суток, испытывает оргазм уже тогда, когда Доминик портки снимает, ну и крикунья к тому же. Это все делает жизнь на ферме очень веселой, а чтение романа очень приятным.12
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелВ.З.,67л.
19.02.2015, 10.33





Не дочитала даже.. Совершенно не понравился роман. Г-ня - типичная слабая женщина, которая следует везде за своим мужем готовя, убирая и терпя унижения. Не видно развития сюжетной линии. Она говорит ему: "Я люблю тебя", а он отвечает, что не любит и не полюбит никогда, и потом "в ее сердце цветет любовь" - бред просто. Женщина- безвольное создание, совершенно ничтожное, в ней нет того, что привлекает мужчину. ГГ - просто увалень без каких-либо эмоций. Эти ситуации с детьми просто отвратительны, каждый раз он хочет их отдать, совершенно не заботясь об их чувствах. Постельные сцены - это отдельная тема. Я не знала, смеяться мне или плакать. Фразы плана: "Я боюсь заняться с тобой любовью, потому что в фургоне лопнут рессоры" вызывает только одну адекватную реакцию: "WTF?". Ужасное чтиво, нет ничего, что должно зацепить. Роман - это отдых, уход от реальности, и никак не надеешься читать глупые диалоги и описания ее жизни на ферме. ОЦЕНКА - 2\10 - за абсурдное описание постельных сцен. НЕ ТРАТЬТЕ ВРЕМЯ.
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелНаталья
20.02.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100