Читать онлайн Любовь на плахе, автора - Миллер Линда Лаел, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.05 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Миллер Линда Лаел

Любовь на плахе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Взобравшись на привычное место в фургоне, Джоли зацепилась за что-то ногой. Нагнувшись, она увидела ружье, лежащее прямо под ногами. Хотя стоял теплый осенний денек, Джоли вспомнила, что Роуди Флит, возможно, где-то поблизости, выжидая и выслеживая…
— Я все-таки никак не могу понять, что у тебя за пожарная необходимость такая поехать сегодня в город, — буркнул Даниель, взявшись за вожжи.
Джоли глубоко вдохнула свежий осенний аромат и резко ответила:
— Никто не заставляет тебя ехать со мной. Я прекрасно добралась бы и пешком до Просперити.
Даниель ничего не ответил, мрачно взглянул на нее и без нужды хлестнул лошадь.
Еще задолго до того как фургон подъехал к городу, послышался высокий, рвущий душу звук паровой пилы. Это вовсю работала лесопилка мистера Айры Дженьюэри, приводимая в движение новомодной паровой машиной. Джоли никогда не слышала звук такой силы.
— Ты не очень-то жалуешь мистера Дженьюэри, не так ли? — спросила она Даниеля для того лишь, чтобы завести разговор.
Даниель косо взглянул на нее из-под полей своей повседневной шляпы.
— Я никогда над этим особо и не задумывался.
— Однако, когда ты думаешь о нем, — продолжала настаивать Джоли, не желая, чтобы Даниель отделался таким простым ответом, — то становишься злым и раздражительным.
— Ну, это относится и к некоторым другим людям, — сухо ответил ее муж.
Джоли решительно распрямила плечики. Она будет просто повторять свой вопрос до тех пор, пока не заставит его ответить.
— Ты не очень-то жалуешь мистера Дженьюэри, не так ли? — повторила Джоли бесстрастным тоном.
Даниель тяжко вздохнул, и Джоли заметила, как заходили его желваки.
— Да, не жалую, Джоли, — ответил Даниель, тем самым признавая свое поражение. — Мне не нравится этот человек.
Сквозь противный визг пилы донесся мелодичный звук школьного колокольчика.
— А почему?
Мистер Бекэм был явно не в восторге.
— Тебе не понравится, Джоли, что я сейчас скажу, — предупредил Даниель.
— И все же я хочу знать, — настаивала она. Смесь бравады и гордости заставила Джоли произнести эти слова, но в глубине души она подозревала, что лучше бы оставалась в неведении.
Даниель обернулся и прямо посмотрел ей в глаза. Почти вызывающе.
— Айра Дженьюэри зачастил к Пилар. У меня были некоторые возражения по поводу того, как он с ней обращается. Ну, мы с ним… э-э… обменялись парой слов.
Джоли слушала, отвернувшись, однако знала, что ничем не сможет скрыть краску негодования, залившую ее щеки и шею. Она понимала, что у мужчин бывают любовницы и что они часто посещают дома с плохой репутацией — такова уж жизнь. Однако понимание этого отнюдь не приносило облегчения Джоли, поскольку она живо представила себе Даниеля в объятиях проститутки. Мужья других женщин есть мужья других женщин, но Даниель был ее мужем, и это в корне все меняло.
Между тем они добрались до центра городка, и Даниель остановил фургон у лавки.
— У меня есть кое-какие дела в салуне «Желтая Роза», — сказал Даниель и кивнул в сторону лавки. — Если тебе нужно что-нибудь купить, иди в лавку и запиши покупку на мой счет.
Несмотря на то, что Джоли гордилась тем, как стойко переносит все превратности судьбы, сейчас она была близка к тому, чтобы разреветься, когда спрыгнула с фургона на тротуар.
Даниель привязал упряжку и, ни разу не оглянувшись, направился наискосок через пыльную дорогу прямо в салун. Джоли проводила его взглядом, пока он не исчез за вращающимися дверями салуна в губительном и таинственном водовороте дыма, громкой музыки и мужских голосов. Джоли напомнила себе, что приехала в город повидаться с Нан Калли.
Едва Джоли дошла до пансиона миссис Крейпер и постучалась в дверь, как появилась ее подруга. Однако вид у Нан был печальный, под глазами темнели круги.
— Джоли! — хрипло прошептала, почти простонала Нан.
Джоли схватила подругу за руку.
— Ну как ты? — тихо и нежно спросила Джоли, хотя ответа на этот вопрос не требовалось, все ясно и так: Нан, кажется, находится на грани гибели.
Нан Калли вцепилась в локоть Джоли и повела ее к воротам пансиона.
— Айра решил не жениться на мне, — призналась она, когда они отошли чуть в сторону от пансиона, и заплакала.
— Он думал, что получит нашу ферму… или деньги за ферму… ну, как гонорар за сделку.
Они медленно шли вдоль забора пансиона, за которым пышно разрослись кусты сирени, создавая атмосферу уюта и уединения. Джоли, тщательно подбирая слова, сказала:
— Он тебе совсем не нужен. Конечно, ты могла бы работать в лавке продавщицей или, скажем, горничной в отеле…
Нан Калли нетерпеливым кивком головы остановила Джоли, но не глядела ей в глаза.
— Все это хорошо, но не для женщины с ребенком на руках. — С явным усилием Нан заставила себя посмотреть прямо в глаза Джоли. — Похоже, у меня нет выбора. Те небольшие деньги, что у меня были, скоро кончатся. А миссис Алверна Крейпер, хоть она очень добрая женщина, не позволит мне бесплатно жить в пансионе. Джоли, завтра утром я переезжаю к мистеру Дженьюэри. Я буду его… его экономкой.
Джоли почувствовала, как краска исчезла с ее лица при этих словах подруги.
— Ты имеешь в виду?..
— Да, — жалобно ответила Нан. — Я буду готовить и прибирать в доме. Но придется делать кое-что и помимо этого. И по крайней мере я не паду так низко, чтобы прислуживать в салуне.
Джоли подумала, что особой разницы в общем-то тут нет. Она порывисто взяла Нан за руку.
— Позволь мне переговорить с Даниелем, — взмолилась Джоли. — Возможно, он сумеет чем-нибудь помочь.
Нан вздернула подбородок, и в глазах ее загорелся гордый огонек.
— Я лучше соглашусь подняться в номера салуна, чем стану обузой для своих друзей! — горячо воскликнула Нан. — И если ты втянешь в это дело Даниеля Бекэма, я никогда тебе этого не прощу. — С этими словами, а Джоли поняла, что Нан вовсе не шутит, та подобрала юбки и быстро зашагала к воротам пансиона.
Джоли еще долго в одиночестве стояла на дороге, переваривая то, что услышала от подруги, и чувствуя себя так, словно ее ударили дубиной по голове. Первой ее реакцией был гнев на всех мужчин: она возненавидела их за ту власть, которую они имеют над женщинами. Но уже в следующий момент ее злость целиком сосредоточилась на одном из них — Айре Дженьюэри.
Непрекращающийся визг лесопилки вывел Джоли из состояния прострации. Ей даже почудилось, что это ее перепиливают пополам… Джоли сжала кулачки и, не глядя по сторонам, решительно направилась через весь город в сторону лесопилки.
По пути к ней Джоли проходила мимо пустой коляски, в которой на кучерском месте лежал хлыст. Не задумываясь ни на секунду, она экспроприировала его.
Владелец лесопилки, должно быть, издали заметил ее приближение, поскольку сам вышел ей навстречу. При этом у него было такое выражение лица, словно Джоли принесла ему сладкий торт и наилучшие пожелания. Шагов за пять до Джоли он остановился, скрестил руки на груди и, растягивая слова, произнес:
— Привет, миссис Бекэм, добро пожаловать. Чем могу служить?
Джоли подумала о своей осиротевшей подруге, о том, как безжалостно воспользовался ее положением в своих низменных целях этот подонок. Джоли так сжала рукоять хлыста, что у нее вспотели ладони и напряглись мускулы плеч и рук. Она научилась владеть хлыстом, когда много лет назад ехала с отцом на Запад, но, разумеется, никогда не применяла его на человеке. А сейчас она испытывала огромное искушение сделать именно это.
— Вы должны оставить миссис Нан Калли в покое, вот что вы можете сделать, — ответила Джоли.
Сохраняя бесстрашный вид, Айра Дженьюэри развел руками:
— Я предлагаю этой женщине кров и достойный способ заработать на жизнь.
Рукоять хлыста, казалось, сама запрыгала в руке Джоли, словно прося пустить его в ход.
— Будьте любезны не употреблять выражение «достойный способ» в отношении того образа жизни, который вы предлагаете миссис Нан Калли, — ровным голосом сказала Джоли. — Оно вряд ли здесь подходит.
Айра Дженьюэри громко и грубо расхохотался и нагло оглядел Джоли с головы до ног, при этом все так же приторно улыбаясь.
— Ой-ой-ой, миссис Бекэм! Ну надо же, как мы заговорили! Совсем еще недавно вас осудили за разбойное нападение на банк и приговорили к повешению. А теперь вы стоите здесь и читаете мне мораль. Ну-ка признайтесь мне, такая разительная перемена произошла в вас благодаря вашему чудесному муженьку?
Краска снова прихлынула к лицу Джоли.
— Я не большая преступница, чем вы, мистер Дженьюэри. А теперь, когда пойман Блейк Кингстон, все скоро узнают правду о том, как все было на самом деле. — Хотя Джоли и была уверена в своей правоте, внезапно ей пришло в голову, что в этом еще надо убедить и остальных. Хотя бы потому, что Блейк может запросто все переврать и заявить, что она обо всем знала и была активной участницей ограбления банка. Просто для того, чтобы отомстить ей за свою поимку.
Джоли звонко щелкнула хлыстом для того, чтобы показать владельцу лесопилки, что он имеет дело с человеком не робкого десятка.
— Вы даром теряете время, пытаясь увести разговор в сторону, — сказала Джоли, призывая на помощь весь свой апломб, чтобы не удариться в позорное бегство.
— А собственно говоря, какая у вас ко мне просьба, миссис Бекэм? — самым сердечным тоном спросил Айра Дженьюэри, и Джоли, к своему дальнейшему унижению, осознала вдруг, что вокруг них стала собираться толпа любопытных. Если Даниель узнает об этом инциденте…
— Я требую, чтобы вы оставили мою подругу в покое. — ровным голосом заявила Джоли, не сводя глаз с Дженьюэри. — Если вы этого не сделаете, клянусь, я разделаю вас под орех.
Эта страшная угроза вызвала громовой смех собравшейся толпы.
Айра Дженьюэри ухмыльнулся и сделал шаг навстречу Джоли.
— По-моему, я добивался не той женщины, — сказал он противным голосом. — Это мне следовало стащить тебя с повозки Хобба Джексона, а не отдавать тебя Даниелю Бекэму.
Его намерения были настолько очевидны, что Джоли почувствовала себя по уши в дерьме. В воздухе снова просвистел хлыст, однако прежде чем он опустился на щегольские сапожки Айры Дженьюэри, чтобы заставить его поплясать, дав ему тем самым понять, как она относится к нему, сильная рука обвила талию Джоли и остановила ее.
Даже не оборачиваясь, она поняла, что это Даниель. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем она набралась мужества обернуться и взглянуть в разъяренные голубые глаза мужа. Джоли безвольно разжала руку, и хлыст с глухим стуком упал на дорогу.
— Ступай в фургон, — тихо, но властно приказал Даниель, указывая на повозку, остановившуюся на самой границе частной собственности Айры Дженьюэри. — Не выставляй меня на посмешище, ступай в фургон.
Своей оскорбительной настойчивостью Даниель не дал Джоли возможности просто подчиниться и хоть как-то сохранить самоуважение. Помимо всего, почти весь город снова собрался поглазеть на интересное зрелище, как и тогда, когда ее хотели повесить.
— Я не пойду, — высокомерно ответила Джоли.
— Ну и злючку ты заполучил, Даниель Бекэм, — фамильярно заметил Айра Дженьюэри, смело приближаясь, поскольку Джоли была обезоружена. — Однако, полагаю, объездить такую кобылку, должно быть, очень приятно, а?
Свирепый взгляд Даниеля метался с Джоли на Айру.
— Я буду благодарен тебе, если ты уберешься отсюда, — низким беспощадным голосом сказал Даниель. — Тебя это не касается.
— Я с удовольствием уйду, — великодушно согласилась Джоли, — если мистер Дженьюэри пообещает оставить Нан Калли в покое.
— Его обещания ничего не стоят, — ответил Даниель таким тоном, что Джоли поняла, что лучше бы ей сразу принести в жертву свою гордость и немедленно выполнить приказ Даниеля отправляться в фургон.
— Мое предложение предоставить Нан, то есть миссис Калли, приличные жилищные условия остается в силе, — сказал Дженьюэри. Теперь его глаза прыгали с Даниеля на Джоли и обратно. — Но, конечно, до тех пор, пока вы, миссис Бекэм, не примите такое же предложение и не станете моей экономкой. Я слышал, что Даниель собирается избавиться от вас. Это сохранит ему немало здоровья, не говоря уж о тратах на ваш отъезд.
Никогда в жизни Джоли не приходилось сталкиваться с такой наглостью и бесстыдством, но прежде чем она смогла что-то сказать, Даниель схватил Айру за грудки, поднял в воздух и сильно ударил о борт ближайшего грузового фургона.
Обретя способность дышать после такого удара, Дженьюэри натянуто улыбнулся.
— А не об этом ли ты говорил нашей несравненной Пилар, Даниель? — прохрипел Айра, вытирая пот ладонью. — Ведь у вас снова наладятся душевные отношения после того, как ты отошлешь свою нынешнюю молодую жену, не так ли?
Слова Айры вонзились в самое сердце Джоли, словно острые звезды. Она знала, что Даниель хочет избавиться от нее — он сам несколько раз говорил ей об этом, — но она и не думала, что об этом знает весь город и что он уже обсудил этот вопрос с Пилар!
Держа голову неестественно прямо, Джоли пошла прямо в фургон Даниеля. Притворяясь, что не слышит громкого шепота горожан и не видит, как они тычут в нее пальцем, она забралась в фургон и чинно уселась, расправляя юбку на коленях. В эту минуту горького разочарования она завернулась в чувство собственного достоинства, словно в коро-левскую мантию.
Даниель что-то еще сказал Айре Дженьюэри, — что именно, она не слышала, — затем быстро подошел и одним прыжком вскочил на козлы.
— Ну и зачем тебя сюда понесло? — спросил Даниель, когда фургон отъехал от шумной лесопилки. — Помимо того, конечно, чтобы выставить меня круглым идиотом.
Джоли закусила нижнюю губу, чтобы не зареветь в голос. Она так хотела хоть чем-нибудь помочь Нан Калли! Однако теперь понимала, что все ее действия были просто спонтанными. Она сначала делала, а потом думала!
— Я отказываюсь что-либо объяснять вам, мистер Бекэм. Как теперь оказалось, вы вовсе мне не друг.
— Ты права, Джоли… Я не твой друг. Я твой муж. И по этой причине я хочу знать, что заставило тебя устроить публичный спектакль.
Джоли передернула плечами и небрежно махнула рукой.
— Было бы крайне неразумно доверять вам, мистер Бекэм, — холодно сказала она. — Ведь вы, без сомнения, тут же помчитесь к Пилар, чтобы все рассказать ей, причем в подробностях, как старая сплетница-служанка. А там и весь город узнает.
Краем глаза Джоли заметила, как заходили желваки на скулах Даниеля.
— Айра Дженьюэри просто хотел разозлить тебя, — возразил он после томительной паузы. Затем, вместо того, чтобы повернуть домой, он остановился перед домом, где размещался офис начальника полиции. — Я ничего не рассказывал ни Пилар, ни вообще кому бы то ни было.
Джоли скрестила руки на груди.
— Тогда откуда же он знает, что вы просто горите желанием избавиться от меня? — в ярости прошипела Джоли.
Даниель вздохнул:
— Не знаю, Джоли. Может быть, кто-то подслушал наш разговор…
Джоли посмотрела на здание городской тюрьмы и задрожала, совсем как недавно, когда была приговорена к смертной казни через повешение.
— Только не думай, что я принимаю твое оправдание, — бросила Джоли. — Просто я принимаю это к сведению, вот и все.
Даниель остановил фургон и спрыгнул на дорогу.
— А мне не в чем оправдываться, — ответил он, снимая шляпу и вытирая пот на лбу рукавом рубашки.
Глаза у Джоли сузились, когда она смотрела на уродливое здание городской тюрьмы. На одной из стен были развешаны портреты разыскиваемых преступников и пропавших людей.
— Что мы здесь делаем?
— Начальник полиции хочет переговорить с тобой, вот и все, Джоли. — Даниель обнял жену за талию и помог ей слезть с фургона. — Не бойся, беспокоиться не о чем.
Только человек, который никогда не ждал, когда его вздернут, мог сделать такое замечание. У Джоли вспотели от волнения руки.
— Даниель…
Он ободряюще сжал ей руку и подтолкнул вперед.
— Я не оставлю тебя.
Начальник полиции оказался пожилым человеком с темно-синими глазами и одной, но очень большой веснушкой на лице. Он не потрудился встать со стула, когда в кабинете появились Даниель и Джоли. Он коротко кивнул Даниелю, гоняя спичку из одного угла рта в другой.
— Доброе утро, — буркнул хозяин кабинета. Джоли полагала, что охватившая ее паника слишком велика, чтобы ее можно было скрыть, но она все же постаралась и только прижалась к Даниелю, не отрывая глаз от двух зарешеченных камер.
— Присаживайтесь, — сказал начальник полиции Вилкокс, который по-прежнему обращался то-лько к Даниелю, словно Джоли тут и не было.
Вместо того чтобы послушно сесть, Даниель, к изумлению жены и блюстителя закона, стремительно обошел вокруг стола, схватил Вилкокса за шиворот и поставил на ноги.
— Мне нравятся мужчины, которые встают, когда в комнату входит миссис Бекэм, — тоном старого приятеля сказал Даниель.
Начальник полиции Вилкокс выглядел взволнованным, но он быстренько пришел в себя и тепло приветствовал Джоли:
— Доброе утро, мэм, — и настороженно смотрел, как Даниель снова обошел вокруг стола и встал за стулом жены, положив свою большую руку ей на плечо.
Наконец-то почувствовав себя в относительной безопасности, Джоли рискнула снова посмотреть в сторону тюремных камер. В одной из них, той, что была справа, сидел Блейк. Он вцепился в решетку и с каким-то странным блеском в глазах наблюдал за Джоли.
Страж закона прокашлялся перед тем, как начать, что можно было расценить как нервное волнение, затем снова уселся в свое кресло и принялся теребить коротко подстриженную бородку.
— Кингстон предстанет перед судом, как только приедет окружной судья, — сообщил он. — А вас я бы попросил рассказать, что вы знаете о нападении на банк и об убийстве.
— Я уже обо всем вам рассказала еще тогда, во время первого суда, , — резонно подчеркнула Джоли. — Но тогда никто из вас даже не слушал.
— Вы продолжаете утверждать, что не знали о намерении Кингстона и Флита ограбить банк?
— Да. Все произошло совершенно внезапно. Это был какой-то кошмар. Все, что мистер Кингстон сказал мне, это то, что у него в банке какое-то дело. Я должна была ждать снаружи и сторожить лошадей.
— Эй, Джоли-детка, а почему бы тебе не рассказать им всю правду? — закричал из своей камеры Блейк. — Ведь ты знала, что я собирался сделать. Нам нужны были деньги, тебе и мне, чтобы начать новую жизнь в Мексике.
Джоли проигнорировала Блейка так, как она проигнорировала бы назойливую муху.
— Теперь мы можем идти домой? — тихо спросила Джоли, оглядываясь на Даниеля.
Его лицо было таким же замкнутым, как ворота, охраняющие частную собственность, но он согласно кивнул.
— Мы уходим, — объявил Даниель.
На этот раз мистер Вилкокс вспомнил об учтивых манерах и мгновенно вскочил на ноги.
— Мы вас известим, когда окружной судья приедет в город, миссис Бекэм.
Джоли не удостоила его ответом.
— Она все врет! — снова закричал Блейк из камеры, едва Даниель пошел к двери. — Она врунья, воровка и убийца! Помни об этом всякий раз, когда поворачиваешься к ней спиной!
Даниель распахнул дверь и подождал, пока первой пройдет Джоли, затем вышел сам. На улице Джоли машинально вскарабкалась на сиденье фургона, подумав про себя, что полдень еще не наступил, а день уже испорчен.
По пути домой ни один из них не проронил ни слова. Как только они прибыли, Джоли тут же занялась стряпней, готовя обед для Даниеля и До-тера, и все время спрашивала себя, как же ее угораздило попасть в такой переплет.
После того как обед был съеден без остатка, а кухня вычищена до блеска, мужчины отправились по своим делам в конюшню. Джоли быстро поднялась по лестнице на второй этаж и проскользнула в небольшую комнатенку рядом со спальней. Ей сейчас больше всего хотелось растянуться на кровати и поспать хотя бы часок, но там, где не было бы никаких ассоциаций с ее нынешним днем и Дани-елем. Однако и тут ей на глаза попался сундучок Илзе, изготовленный из полированной сосны. Джоли открыла крышку.
Внутри она обнаружила платье, сохранившееся еще с тех времен, когда Илзе ступила в этот дом невестой. Джоли заколебалась, не зная, можно ли посмотреть, что еще лежало в сундучке. Джоли все же решилась и стала смотреть дальше. Она осторожно вынимала тонкие наволочки и кружевные чулки. Под одеждой внизу оказалась фотография Даниеля. На ней он был снят совсем молоденьким юношей, одетым в военную форму южан. Военный наряд очень шел ему, придавая солидности. Джоли заметила, что две верхние пуговички военного мундира были расстегнуты, а третья и вовсе оторвана.
Она дотронулась кончиком пальца до простодушного лица Даниеля, испытывая некое чувство родства с Илзе Бекэм, потому что та знала, что это такое — любить Даниеля. Отдавая ему свое тело, Джоли незаметно для себя отдала ему и душу. Она перевернула фотографию и прочитала на обороте: «Мой храбрый и любимый Даниель».
Осторожно отложив фотографию в сторону, Джоли принялась исследовать содержимое сундучка дальше. На этот раз ее пальцы наткнулись на нечто очень похожее на блокнот. Она развернула странный предмет и поняла, что это действительно блокнот. С таким ощущением, что она не вторгается в чужую жизнь, а читает письмо, адресованное ей самой, Джоли раскрыла блокнот и узнала летящий почерк Илзе.
Прочитав первые строчки, Джоли поняла, что перед ней дневник первой миссис Бекэм. Она захлопнула блокнот и хотела было отложить его, но потом открыла снова. Теплый сентябрьский ветерок слегка колыхал тонкие занавески в маленькой комнатке, доносил запах лаванды. У Джоли было такое ощущение, будто Илзе находится где-то тут, рядышком, может, сидит на краешке постели и задумчиво смотрит на дорогу.
Первыми словами, которые привлекли внимание Джоли, были: «Я рада, что не знала Даниеля, когда он был солдатом. Я бы не смогла пережить его потерю, если бы его поразила вражеская пуля».
Из-за того, что почерк Илзе был чуть витиеват, а сама Джоли и читать-то толком не умела, ей пришлось изрядно попотеть, чтобы разобраться, что там написала Илзе. Но Джоли была настойчива. Читая по кусочку то здесь, то там, она в конце концов добралась до того дня, когда умер первенец Даниеля и Илзе.
«Я не хочу жить, — писала Илзе, и вся ее тоска и боль были ясно видны в ее почерке. — Очень трудно поверить в то, что любимое существо может вот так внезапно исчезнуть из жизни. А может, то, что говорят о небесах, действительно правда? Может, когда я умру здесь, там я снова увижу мою ненаглядную малышку Евгению».
Тут глаза Джоли затуманились слезами, и она вытерла глаза рукавом. Она пролистала несколько страниц, надеясь найти записи о том, что помогло Илзе превозмочь беду.
«Я снова забеременела, у меня будет другой ребенок. Я сказала об этом Даниелю. Я знаю, что он страшно доволен, думая, что это в конце концов вернет ему его жену. Я не осмеливаюсь сказать ему, что я уже забыла, что это такое — надежда…»
Невыносимая печаль охватила Джоли. Она решительно захлопнула дневник и аккуратно уложила обратно все содержимое сундучка Илзе.
Когда Джемма и Хэнк приехали домой вместе с Дотером, лица их сияли от счастья. Джоли прямо в фургоне накормила их свежими овсяными лепешками и с истинным наслаждением выслушала их рассказ о школе. Хэнк восторгался тем, что узнал цифры, в то время как Джемму больше заинтересовали буквы. Она даже научилась писать слово «кот».
Это случилось за ужином, когда Даниель и Дотер оживленно обсуждали планы весеннего сева, а дети зевали над своими тарелками. Вдруг раздался громкий, нетерпеливый стук в дверь. Нахмурясь, Даниель встал из-за стола. Хэнк и Джемма побежали вслед за ним, когда он пошел открывать.
— Я слышал, что вы чуть не отхлестали Айру Дженьюэри сегодня утром, — неожиданно сказал Дотер и наложил себе на тарелку третью порцию. — По-моему, Даниель появился очень некстати.
Несмотря ни на что, Джоли улыбнулась.
— Кажется, мистер Дженьюэри здесь не очень-то любим, — ответила Джоли, вставая, чтобы проверить, как там ведет себя закипевший на печи кофейник. — Ну, за исключением разве что Пилар.
Дотер отрицательно покачал головой.
— Нет-нет, Пилар его тоже не любит. Однажды он даже подбил ей глаз! — Дотер нахмурился и откусил кусочек поджаренного хлеба. — А вообще-то мужчина не имеет права бить женщину, — неожиданно заметил Дотер с набитым ртом.
Нечего и говорить, что Джоли была с ним абсолютно согласна. Она расставила на столе кружки для мужчин и себя, затем разлила кофе.
Тут с другого конца дома до нее донесся шум голосов. Она разобрала голос Даниеля, а голос другого человека был ей незнаком. Еще ни о чем не зная, Джоли почуяла что-то неладное.
Когда через несколько секунд в кухне появился Даниель, выражение лица у него было очень торжественное. Впрочем, это было для Джоли не в новинку.
— Поднимись ко мне в кабинет, — обратился к ней Даниель. — Дети наверху уже собирают свои веши.
Внутри у Джоли все перевернулось. Ее даже зазнобило, хотя в кухне было жарко. Враз обессиленная, она обеими руками вцепилась в спинку стула.
— Что? — прошептала Джоли, испытывая такую боль от одной мысли потерять Джемму и Хэнка, как будто выносила их под сердцем. Но Даниель только жестом указал ей пройти в его кабинет.
В кабинете за столом Даниеля расположился красивый молодой блондин, который пил в это время бренди с такой жадностью, как будто в последний раз. Ему явно не мешало бы постричься, да и одежонка на госте была поношенная, но к этому-то как раз Джоли отнеслась спокойно. Уж она-то слишком хорошо знала, как легко могут складываться неблагоприятные обстоятельства.
— Это Билл Спрингер, — сказал Даниель.
Гость с сожалением оторвался от рюмки, однако же встал и приветственно кивнул Джоли:
— Мэм…
— Мистер Спрингер утверждает, что он дядя Джеммы и Хэнка.
Джоли уставилась на опустевшую рюмку в руке мистера Спрингера.
— И сейчас он пришел, чтобы забрать детей, — продолжила Джоли. В этот момент она поняла, какое страшное отчаяние и горе отражены в дневнике Илзе. Даже если бы Хэнк и Джемма были ее собственными детьми, и тогда Джоли не могла бы любить их больше. Потеря их окончательно подкосит ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь на плахе - Миллер Линда Лаел



Не понравилось!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелс
27.01.2014, 15.41





Супер!!!
Любовь на плахе - Миллер Линда Лаелирина
19.02.2014, 16.52





Прочитав, подумала: какое же надо иметь здоровье и сколько надо сил, чтобы женщине работать на ферме... Сколько всего свалилось на героиню... И как интересно справлялась со всей этой работой нежная, изящная Илзе?
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелМарина
6.12.2014, 15.32





Этот роман из серии "Колхозники тоже любят". Простой фермер-работяга и простецкая девушка, чуть не повешенная. Детально описан фермерский быт и труд. Несомненно, автор выросла на ферме. В тоже время роман наполнен юморком, что повышает настроение. Джоли такая чувственная, готова к сексу любое время дня и суток, испытывает оргазм уже тогда, когда Доминик портки снимает, ну и крикунья к тому же. Это все делает жизнь на ферме очень веселой, а чтение романа очень приятным.12
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелВ.З.,67л.
19.02.2015, 10.33





Не дочитала даже.. Совершенно не понравился роман. Г-ня - типичная слабая женщина, которая следует везде за своим мужем готовя, убирая и терпя унижения. Не видно развития сюжетной линии. Она говорит ему: "Я люблю тебя", а он отвечает, что не любит и не полюбит никогда, и потом "в ее сердце цветет любовь" - бред просто. Женщина- безвольное создание, совершенно ничтожное, в ней нет того, что привлекает мужчину. ГГ - просто увалень без каких-либо эмоций. Эти ситуации с детьми просто отвратительны, каждый раз он хочет их отдать, совершенно не заботясь об их чувствах. Постельные сцены - это отдельная тема. Я не знала, смеяться мне или плакать. Фразы плана: "Я боюсь заняться с тобой любовью, потому что в фургоне лопнут рессоры" вызывает только одну адекватную реакцию: "WTF?". Ужасное чтиво, нет ничего, что должно зацепить. Роман - это отдых, уход от реальности, и никак не надеешься читать глупые диалоги и описания ее жизни на ферме. ОЦЕНКА - 2\10 - за абсурдное описание постельных сцен. НЕ ТРАТЬТЕ ВРЕМЯ.
Любовь на плахе - Миллер Линда ЛаелНаталья
20.02.2015, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100