Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Прежде чем отправиться в Айс-Палас, Чейз зашел к Расти, намереваясь рассказать ему обо всем или почти обо всем, что произошло в этот знаменательный день.
Друг встретил его обиженным ворчанием:
– Где, черт побери, тебя носило, сынок? Я с полудня дожидаюсь твоего прихода.
– Был занят, – коротко ответил Чейз, угнетенный предательством Мэгги. Хотя, что толку на нее сердиться, она ведь все равно ничего не добилась. Пожалуй, он испытывал даже легкие уколы совести из-за того, что был так груб с девушкой, которая подарила ему самое дорогое.
– Так занят, что не нашел ни минутки для прикованного к постели компаньона? – по-прежнему сердито проговорил Расти. – Если бы не Кейт, я бы давно уже помер с тоски. Ну, выкладывай же скорее, что тебе удалось предпринять?
– Я получил работу. Очень денежную, между прочим, так что теперь нет нужды продавать участок.
– Жаль только, что мы не сможем приняться за его разработку раньше весны. А какую работу тебе удалось найти?
– Бэлла Делар предложила мне должность в своем салуне, – немного смущенно ответил ковбой.
– Что? Ты согласился стать ее любовником? – разочарованно вскричал Рид. – Не могу в это поверить. Я всегда считал тебя гордым малым, а ты… Э, да что тут говорить.
– Ты несправедлив ко мне, Расти, – как можно мягче проговорил Чейз. – Я буду сдавать карты для игры в блэк-джек и ничего больше.
– Но ведь Мыльник-Смит, кажется, имеет долю в этом деле. Тебя это не пугает?
– Ничуть. Я смогу присматривать за ним и рано или поздно получу назад те деньги, которые он у нас украл.
– Ха, держи карман шире, – фыркнул сержант. – Этот подонок заправляет всем в Скагуэе, и немало людей здесь считают его чуть ли не святым. Ну как же иначе! Мистер Смит щедро жертвует на церковь, помогает вдовам и сиротам…
– Нанимает головорезов, которые грабят и убивают ни в чем неповинных граждан, – в тон ему продолжил Чейз. – И все равно я до него доберусь и верну наше золото. А пока поживу в Айс-Паласе, служащим Бэлла предоставляет комнаты наверху. Как только тебе станет получше, переедешь ко мне, и мы заживем на славу, как в старые добрые времена.
– Да я уже привык к этой комнатке, – заявил Расти. – И тебе не советую переезжать в салун. Может быть, ты лучше еще раз как следует обдумаешь предложение Мэгги Эфтон? Она волевая и сильная, ты тоже парень не промах, из вас может получиться отличная команда! – не дождавшись ответа, Расти с энтузиазмом продолжал: – Ей богу, сынок, это чудесный выход из положения. Сторож, которого я нанял для защиты участка, наверняка уже волнуется. Он-то ждет нас к первому августа, а уже сентябрь на носу.
Чейз долго крепился, потому что не хотел разочаровывать друга, которого расчетливая интриганка, по-видимому, тоже успела охмурить, но, услышав, с какой теплотой Рид говорит о Мэгги, не выдержал и взорвался:
– Скорее в аду пойдет снег, чем я возьму с собой бабу на Клондайк! Я никому не позволю манипулировать собой.
– Вы что, поцапались?
– Вроде того, но не будем об этом. Мне пора идти, Расти, до завтра. Спроси у Кейт, когда можно будет тебя транспортировать, я хочу, чтобы ты поскорее перебрался ко мне в Айс-Палас.
– Не думаю, что быстро пойду на поправку, – проворчал Расти, которому вовсе не улыбалось покидать заботливую хозяйку ресторана ради сомнительного удовольствия ежедневно видеть нахальную Бэллу Делар.
Макгаррет выскользнул за дверь и торопливо пошел к выходу, стараясь не смотреть в ту сторону, где находилась комната Мэгги. Он пытался даже не думать о девушке, однако воспоминания о ее сладких губах, нежной коже и, главное, страстной чувственности, возвращались снова и снова.
При одной мысли о том, что мог бы сделать со строптивой журналисткой Мыльник, у Чейза вспотели ладони. Смит хотел напугать Мэгги и заставить ее уехать из города, но не на такую напал. Эта маленькая настырная мегера не слушает никаких доводов. Она, пожалуй, даже достойна уважения за то, что так настойчиво идет к своей цели. Жаль только, что для достижения ее мисс-обманщица использует нечестные методы. А впрочем, в какую бы ситуацию она не влипла, он все равно будет приходить ей на помощь столько раз, сколько потребуется.
* * *
На следующее утро Мэгги встала рано и чувствовала себя совершенно разбитой. Обидные слова Чейза не давали ей покоя, и она проворочалась всю ночь, забывшись сном только под утро. После завтрака и чашки обжигающе горячего кофе журналистка отбросила все неприятные воспоминания о вчерашнем дне и принялась за статью о Мыльнике. Восстановив почти все интервью, она взяла фотокамеру и направилась к берегу, чтобы сделать несколько снимков, комментирующих репортаж. Мэгги установила треножник рядом с палатками старателей, но вскоре обнаружила не только странную молчаливость тех, к кому она обращалась, но и нежелание позировать.
К полудню ей удалось разговорить лишь нескольких мужчин, которые уже уезжали из Скагуэя. Разоренные и разочарованные, они рассказывали о Мыльнике очень охотно. Оказывается, прихвостни Смита, угрожая расправой, запретили старателям сообщать леди-репортерше что-либо плохое о своем хозяине. А ничего хорошего они о нем сказать не могли.
Уже ближе к вечеру Мэгги, собрав все-таки некоторое количество информации, убрала блокнот подальше и начала разбирать громоздкую камеру. Ей не терпелось закончить статью как можно скорее, так как новое почтовое судно ожидалось со дня на день. Мысленно она уже представляла себе эффектный финал, раскрывающий подлую сущность мистера Смита. Жаль только, что ее поездка на Клондайк откладывается на неопределенный срок. Всем старателям, которые соизволили с ней побеседовать, она сообщала о своем намерении и упоминала о том, что хорошо заплатит. Некоторые, кажется, заинтересовались, но конкретных предложений никто не сделал. Ничего, у нее в запасе еще почти месяц, но не больше. К октябрю и Снежный, и Чилкутский перевалы станут непроходимыми. Остается только надеяться на то, что кто-то все же согласится ее сопровождать.
Веря в свою счастливую звезду, а потому улыбаясь, Мэгги укладывала хрупкое оборудование в футляр, как вдруг за ее спиной раздался резкий сердитый голос:
– Какого черта ты опять здесь торчишь? Вчерашний урок тебя ничему не научил?
Обернувшись, она с удивлением увидела Чейза.
– Я выполняю свою работу, – вызывающе ответила девушка. – Каким бы я была репортером, если бы позволила Мыльнику запугать себя?
– Репортером, который дорожит своей шкурой. Господи, Мэгги-детка, неужели ты не понимаешь, что подонки, нанятые Смитом, с самого утра следят на тобой? Зачем ты так упорно провоцируешь этого наглого, жестокого человека?
– Я лишь хочу, чтобы мир узнал правду о том, что здесь творится. Может, кому-то Мыльник и кажется благодетелем, но мы-то с тобой знаем, каков он на самом деле.
– Да уж, я его доброту на собственной шкуре испытал, – пробормотал ковбой себе под нос.
– А ты что здесь делаешь? – как можно беспечнее спросила Мэгги, хотя на самом деле едва не падала от охватившей ее сладостной истомы. Воспоминание о его силе, сексуальности и мастерстве, с которым он добился чувственного отклика от ее тела, заставляло девушку хотеть его снова и снова.
Несправедливые обвинения Чейза глубоко ранили Мэгги. Ей-то казалось, что он испытывает то же, что и она, но, как видно, это было не так. И как можно не понимать, что их любовь явилась естественным результатом здорового влечения друг к другу? Неужели он действительно думает, что она отдалась ему только для того, чтобы заставить взять ее с собой на Клондайк?
– Я пришел за своими пожитками, – объяснил ковбой, – Бэлла разрешила хранить палатку и снаряжение в кладовой Айс-Паласа, – он помолчал и доверчиво добавил: – Не мог поверить своим глазам, когда снова увидел тебя здесь. Это ведь большой риск, а я не могу все время быть рядом и вытаскивать мисс из переделок, в которые она имеет обыкновение попадать.
– Я не прошу тебя о защите, – ощетинилась Мэгги.
– Но была чертовски рада моему появления вчера вечером, – напомнил Чейз. – Потом, правда, ты отплатила мне за услугу, подарив свою девственность, но лучше было бы приберечь ее для кого-нибудь другого, более наивного. Глядишь, парень и впрямь согласился бы сопровождать тебя.
– О-о-, – застонала Мэгги. – Ты несносный болван, мистер Макгаррет, и определенно не джентльмен. Возвращайся-ка лучше в Айс-Палас, а то Бэлла, наверное, уже заждалась. Я же нисколько не нуждаюсь в твоей защите.
Подхватив камеру и треножник под мышку, она зашагала прочь. Чейз еще долго смотрел ей вслед, завороженный соблазнительными покачиваниями бедер, но потом резко тряхнул головой и пошел к палатке собирать вещи. Однако пока он паковался, мельчайшие подробности проведенных вместе с Мэгги минут постоянно всплывали в его памяти. Самым ужасным было то, что он, черт побери, снова хотел ее.
* * *
Свою статью Мэгги озаглавила «Коррупция в Скагуэе». Вложив листки и фотопластинки в пакет, она аккуратно заклеила его и отложила в сторону, чтобы позднее отнести на почту. Работа над репортажем отняла два дня, и она надеялась, что мистер Грант по достоинству оценит ее труд. Ну а теперь, когда дело сделано, свежий воздух и недолгая прогулка придутся весьма кстати, но сначала нужно на минуточку заскочить к Расти. Он, конечно, снова примется ворчать и сетовать на одиночество, но она объяснит ему, что была занята.
Проведав сержанта, девушка выскочила из ресторана и неторопливо пошла по главной улице, гадая, сколько ей еще придется торчать в этом купленном Мыльником городишке. Пристально вглядываясь в лица прохожих, она пыталась понять, тяготит ли их создавшееся положение так же, как и ее, или нет. Она уже собиралась повернуть и идти обратно, как вдруг на противоположной стороне тротуара заметила шикарно одетую парочку. В мужчине, на котором была белая рубашка с высоким воротником, галстук-шнурок и блестящие сапоги, Мэгги с удивлением узнала Чейза. Под руку он держал Бэллу Делар, которая время от времени окидывала его собственническим плотоядным взглядом. Характер их отношений был совершенно ясен, и журналистка раздраженно нахмурилась. Почему-то мысль о том, что Чейз проводит ночи в постели хозяйки салуна, неприятно взволновала ее. А впрочем, мистер Макгаррет может проводить время где угодно и с кем угодно, ей до этого нет никакого дела.
Чейз видел, что Мэгги наблюдает за ним, но предпочел не заметить ее. Даже наоборот, желая поддразнить репортершу, он обратил все свое внимание на женщину, льнущую к его руке. Это ему не вполне удалось, потому что глаза помимо воли то и дело возвращались к хорошенькой девушке. Ковбой слышал, что Мэгги по всему городу ищет какого-нибудь старателя, который за плату согласится сопровождать ее до Клондайка. Он искренне надеялся, что на ее призыв никто не откликнется, и тогда упрямой журналистке придется вернуться в Сиэтл, который ей вообще не следовало покидать.
От невеселых размышлений Чейза отвлек капризный голос Бэллы:
– Да ты совсем не слушаешь меня, а, красавчик?
– Извини, Бэлла, я задумался. Так что ты сказала?
– Я спросила, знаком ли ты с той надоедой, которая рыщет по всему городу и задает вопросы?
– Да, я знаю ее.
– Я так и подумала, потому что вот уже добрых четверть часа ты не спускаешь с нее глаз. Бедная невзрачная малышка, да? Она так и состарится, не узнав, что такое расцвет.
«Невзрачная? Это Мэгги-то невзрачная?» – удивленно подумал Чейз, а вслух заметил:
– Ты слишком строга к ней, Бэлла. По-моему, Мэгги Эфтон очень мила, и до старости ей еще далеко.
Если бы он знал, как внимательно следит Бэлла за каждым его словом и взглядом, он был бы осторожнее и попытался скрыть свое истинное отношение к журналистке, но, поскольку ему это было неведомо, Чейз продолжал спокойно наблюдать за Мэгги. Он разочарованно отвел взгляд только тогда, когда девушка скрылась в дверях лавки. И почему это ее появления вечно сбивают его с толку? Стоит ему только увидеть своенравную репортершу, как сердце уже готово выскочить из груди, а в мыслях образуется такая мешанина, что сам дьявол не разберется.
– Снова задумался, дорогой? – преувеличенно ласково спросила Бэлла.
– А? Да, – нехотя ответил ковбой. – Просто удивительно, как много новоявленных старателей прибыло с последним пароходом. Сейчас они все уже, наверное, на Клондайке.
– Ты им завидуешь?
– Еще бы! Мы с Расти тоже могли бы быть там, не ограбь нас те подонки.
– Ничего, весной сможете присоединиться к золотоискателям, а сейчас вам все равно многого не успеть. Еще месяц-другой, и участок придется закрывать на зиму.
– Ты права, – согласился Чейз, но на душе у него после этих слов словно кошки скребли. Он не сказал ей, что весной уже потеряет свое ранчо. Предполагалось часть заема выплатить из денег, полученных за коров, а теперь…
– Ты грустишь, но я знаю, как поднять тебе настроение, – застенчиво намекнула Бэлла. – Давай вернемся в Айс-Палас, до наплыва посетителей есть еще несколько часов, а я знаю один из самых восхитительных способов проводить время.
Третий день Бэлла безуспешно пыталась затащить красавца-ковбоя в постель, но Чейз находил одну отговорку за другой, что казалось хозяйке салуна совершенно противоестественным. Ну разве может нормальный здоровый мужчина отказываться от того удовольствия, которое она ему предлагала? Бэлла знала наверняка, что Чейз не спит ни с одной из потаскушек, которые каждый вечер ошиваются в Айс-Паласе, а все свободное время проводит со своим компаньоном в Хаш-хаусе. Как же он обходится без женской ласки? Внезапно обидное подозрение закралось к ней в душу. А вдруг та мымра-репортерша тоже живет в Хаш-хаусе? Ну, конечно, как же это она раньше не догадалась! Значит, Чейз спит с той спесивой сучкой каждый раз, когда ходит якобы навестить компаньона. Так вот почему он наведывается туда так часто!
– Извини, Бэлла, – произнес Чейз, в который уже раз отвергая ее предложение, что, впрочем, и его самого немало удивляло. – Я обещал Расти побыть с ним. Он, бедняга, очень скучает.
«Да что же это такое?» – в бессильной ярости подумала Бэлла. Он ведь врет ей прямо в глаза. Однако на ее лице не дрогнул ни один мускул, она даже нашла в себе силы спокойно спросить:
– Разве ты еще не перенес его в салун? Неужели он так плох, что его нельзя даже сдвинуть с места?
– Я несколько раз предлагал ему перебраться ко мне, – задумчиво проговорил Чейз. – Но он почему-то не хочет оттуда уходить. Похоже, его вполне устраивает маленькая комнатушка позади «Хаш-хауса». Хотя, может быть, и Кейт Сайтс некоторым образом повлияла на его решение.
– Кейт? Эта старая высохшая ворона? Чейзу не понравилось, как Бэлла отозвалась о добросердечной хозяйке ресторана, и он хмуро ответил:
– Как бы там ни было, но у них много общего, и Расти здорово привязался к своей сиделке. Возвращайся в Айс-Палас, леди-босс. Увидимся позже.
Не обращая внимания не протестующие выкрики Бэллы, он освободился от ее руки и быстро зашагал по улице. Хозяйка салуна презрительно смотрела ему вслед. На этот раз ковбой перегнул палку, а ведь давно известно, что от любви до ненависти один шаг. Униженная и разъяренная Бэлла решила немедленно поговорить с Мыльником. Уж он-то найдет способ приструнить любопытную журналистку, которая только корчит из себя добродетельную леди, а сама раздвигает ноги так же, как и любая другая, и мистера Макгаррета, который слишком много о себе воображает.
* * *
Мэгги было некуда спешить, и поэтому она задержалась в лавке, рассматривая выставленные там товары и цены на них. Встреча с Чейзом и этой распутной Бэллой Делар немного испортила ее настроение, и сейчас она пыталась как-то отвлечься. После того дня, когда ковбой бросил ей в глаза свое гневное и несправедливое обвинение, девушка старательно избегала его. Стоило Чейзу переступить порог ресторана, как она тут же запиралась в своей комнате и не покидала ее, пока он не уходил. Надо заметить, что вопрос с комнатой тоже беспокоил журналистку. Она-то предполагала пробыть в Скагуэе всего несколько дней, а прошло уже почти две недели. Мэгги чувствовала себя виноватой за то, что лишает Кейт ее пристанища, и, хотя добрая женщина заверяла ее в обратном, девушке было как-то не по себе.
Вернувшись с прогулки, Мэгги снова зашла к Расти. Она знала, что сержант любит мятные конфеты, а ей как раз удалось раздобыть несколько штук, заплатив за них немалую цену. Открыв дверь, журналистка замерла в немом удивлении – у кровати сидел Чейз. Зная, что он сейчас наслаждается обществом своей хозяйки, она ничуть не боялась встретиться с ним у Расти. Первым порывом девушки было желание закрыть дверь и как можно скорее уйти, но ворчливый голос сержанта остановил ее.
– Тебе что, требуется особое приглашение? Чейз тоже повернул голову и, увидев, как зарделась Мэгги, весело произнес:
– Присоединяйтесь к нам, мисс Эфтон. Удалось ли вам найти человека, готового сопровождать вас на Клондайк?
Мэгги бросила на него ледяной взгляд и ответила:
– Я получила несколько предложений, но мне нужно все обдумать и как следует взвесить.
Все это, конечно же, была ложь. Ни один старатель ничего подобного ей не предлагал, даже наоборот, большинство мужчин, с которыми она говорила о своей задумке, шарахались от нее, как от чумы. Но не могла же она признаться в этом Чейзу! Пусть не думает, что на нем свет клином сошелся. Для большей убедительности девушка добавила:
– Я приму окончательное решение через пару дней и обязательно сообщу о нем вам, мистер Макгаррет.
– Ага, – скептически заметил ковбой. – А Мыльник обещал вернуть нам украденные деньги.
– Так это Смит вас ограбил? Спасибо за информацию, я занесу этот факт в список грязных дел, совершенных мистером Мыльником. Как правильно я сделала, написав разоблачительную статью! Кстати, первая часть и снимки уже готовы к отправке. А теперь я вынуждена вас покинуть, меня ждет работа над репортажем.
Она повернулась на каблучках и вышла из комнаты, но секунду спустя вернулась и, подойдя к Расти, вложила в его руку пакетик с конфетами.
– Чуть не забыла, это для тебя. Мятные.
– Благослови тебя Бог, девочка, – улыбнулся Рид. – Всегда любил сладкое.
Он бросил одну конфетку в рот и блаженно закатил глаза.
– Премного благодарен, Мэгги. Ты согрела старику сердце.
– Не прибедняйся, пожалуйста, ну какой ты старик? Мужчина в расцвете сил – вот самое точное определение, – проговорила Мэгги, довольная тем, что ее подарок пришелся сержанту по душе.
Чейз восхищенно смотрел на журналистку. Ведь ее маленький гостинец привел Расти в хорошее настроение, избавил от хандры, а для больного это очень важно. И как это он сам не додумался? В следующий раз надо будет обязательно приготовить ему какой-нибудь сюрприз.
– До свидания, Расти, – сердечно попрощалась Мэгги. – Увидимся позже, а пока поболтай со своим другом. Он, бедняжка, отказался от… э… весьма приятного вечера, чтобы побыть с тобой.
– О чем это она, сынок? – спросил Рид, когда за девушкой закрылась дверь.
– Она видела нас с Бэллой сегодня днем, ну и, естественно, подумала, что…
Резкий крик не дал ему договорить.
– Что за черт? – воскликнул Чейз, вскакивая на ноги. – Похоже, у Мэгги что-то случилось.
Он выскочил из комнаты и увидел, что дверь Мэгги широко распахнута, а сама девушка лежит на полу.
– О боже! Дорогая, как ты?
– Все в порядке, – выдохнула она, садясь. Ковбой помог ей встать, довел до кровати и, усадив, настойчиво спросил:
– Что случилось?
– Точно не знаю. Я наткнулась на какого-то мужчину, когда вошла, и попыталась остановить его, но он оттолкнул меня и выскочил. От толчка я упала и закричала, тут как раз ты прибежал. К сожалению, я не разглядела лица этого бандита.
– Что здесь произошло? – тревожно спросила Ханна, выбегая из кухни. Она тоже услышала крик Мэгги.
– Кто-то забрался в комнату вашей неосторожной подопечной, – объяснил Макгаррет. – Я опоздал, и ему удалось удрать.
Журналистка в это время внимательно оглядывала свое временное жилище. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, за чем приходил грабитель.
– О, нет! – воскликнула она. – Посмотрите, что он сделал с моими пленками.
На столе беспорядочной грудой лежали изорванные в клочья бумаги и покореженные фотопластинки. Весь ее труд пошел насмарку! Ясно было, что акт вандализма совершен по приказу Мыльника. Он снова пытается запугать ее.
– Да вы только поглядите на это! – запричитала Ханна, входя в комнату. – Кто же тут так потрудился?
– Мыльник-Смит, – угрюмо проговорил Чейз. – Ему очень не нравится, что Мэгги сует нос в его дела.
– Зачем ты связываешься с этим подонком, детка? – изумилась Ханна. – Это же опасно. Лучше бы тебе уехать из Скагуэя.
– Именно так я и собираюсь поступить, – сухо проговорила девушка. – Как только кто-нибудь согласится сопровождать меня, я сразу же отправлюсь на Клондайк. Простите, но не могли бы вы выйти, здесь нужно навести порядок.
– Зайди к Расти и расскажи ему все, – сказал Чейз, обращаясь к Ханне. – Я пока останусь и помогу Мэгги.
– Хорошо.
Женщина ушла, и ковбой намеренно закрыл за ней дверь.
– Мне не нужна ваша помощь, мистер Макгаррет.
– Ох, Мэгги-детка, неужели ты не понимаешь, что все зашло слишком далеко? Боюсь, Смит сделал тебе последнее предупреждение. Если ты не уедешь на ближайшем же пароходе, то до следующего можешь просто не дожить.
– А почему это тебя так волнует? – вызывающе бросила Мэгги.
– Будь я проклят, если сам понимаю почему, но почему-то волнует. Как мне убедить тебя покинуть этот паршивый городишко?
– Возьми с собой на Клондайк, – совершенно серьезно ответила девушка. – Уж там-то Мыльник до меня точно не доберется.
– Значит, ты никогда не сдаешься?
– Никогда! – твердо произнесла она и принялась за уборку.
Чейз стал ей неловко помогать, все время бормоча что-то себе под нос. Когда комната снова приобрела божеский вид, он схватил Мэгги за плечи и сделал еще одну попытку образумить ее.
– Пусть ты обманула меня и использовала для достижения своей цели, но я все же не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
Мэгги устало вздохнула. Ей надоели бесконечные обвинения, и она решила, наконец, объясниться с ним.
– Ты слепец, если не можешь отличить искренний отклик от притворного! Я хотела тебя и потому отдалась, а вовсе не ради того, чтобы заставить выполнить мою просьбу. Мне казалось, ты тоже чувствуешь, что между нами происходит что-то особенное.
– Я чувствовал это, Мэгги. Вот почему мне было так больно, когда я решил, что ты воспользовалась мной. Наверное, я слишком поторопился с выводом.
– Я, конечно, очень хочу попасть на Клондайк, но никогда не стала бы прибегать для этого к такому подлому способу. У меня есть гордость, и именно благодаря ей и еще, может быть, своей настойчивости я смогла выбить командировку сюда. Вернуться назад – это значит признать свое поражение, а все мои коллеги мужчины только этого и ждут. А впрочем, забудь то, что я только что сказала, – удрученно проговорила Мэгги. – Ты ведь тоже мужчина и вряд ли поймешь меня.
Но, как ни странно, Чейз хорошо понимал, что испытывает решительная журналистка. Он глубоко сочувствовал ей, однако помочь ничем не мог. Ему по-прежнему казалось, что поездка на золотые прииски – это безумие. Глядя на нее, такую хрупкую и отважную, ковбой понял, что снова желает ее. Ему хотелось ласкать нежную кожу девушки, целовать сладкие губы, но он боялся оскорбить ее достоинство, а потому тихо сказал:
– Одумайся, Мэгги-детка. Ты, наверное, плохо представляешь себе, как долго может продлиться путешествие в шестьсот миль. Оно займет не одну неделю, и если я даже сейчас с трудом сдерживаюсь, чтобы не наброситься на тебя, то представь, каково мне будет видеть перед собой живой соблазн день за днем, шагая по заснеженной пустыне.
Голос его звучал хрипло, а голубые глаза подернулись тоскливой дымкой. Мэгги, нервно покусывая нижнюю губу, пристально посмотрела на Чейза и призналась:
– Я уже думала об этом и готова испытать свою силу воли.
– Да, черт возьми, Мэгги! О какой силе воли может идти речь, если я теряю голову всякий раз, когда вижу тебя?! Не могу забыть того, как прекрасно твое тело, нежна кожа. Я хочу…
– Чего же ты хочешь?
– Тебя, – выдохнул он.
– Но, очевидно, не так сильно, раз не соглашаешься сопроводить на Клондайк, – усмехнулась она.
– Наверное, – ответил Чейз, принимая вызов. – Но достаточно сильно для того, чтобы взять тебя здесь и сейчас.
Он склонился над ней и жадно поцеловал в губы.
– Я просто умираю от желания, когда вспоминаю, как ты сжималась вокруг меня. И тебе ведь тоже было хорошо, признайся.
В смятении Мэгги не знала, что сказать. Ее тело предательски дрогнуло, но она все же смогла выговорить:
– Уходи отсюда, Чейз. Уходи, пока не произошло то, о чем мы потом будем жалеть.
– Ничто не заставит меня покинуть тебя, дорогая, – заявил ковбой. – Я болен тобой, а от этой болезни есть только одно лекарство.
С этими словами он обхватил голову девушки и нежно провел пальцами по щеке. Потом Чейз освободил ее волосы от чопорного узла, и они упали на плечи золотистыми локонами. Полюбовавшись немного делом своих рук, он снова приблизил к ней свое лицо и впился губами в сладкие уста Мэгги. Его поцелуй не был джентльменским. Он скорее напоминал натиск, пугающий и интригующий.
Она робко обняла его и погладила массивные мышцы спины. Затем, расстегнув рубашку, стала ласкать обнаженную кожу, в то время как мужчина осыпал поцелуями ее лицо и шею. Постепенно Мэгги превратилась в сплошной комок желания. Самым невероятным было то, что она, кажется, снова позволила этому грубияну добиться своего.
– Сними одежду, дорогая, я хочу видеть, как ты раздеваешься, – проникновенным шепотом попросил Чейз. – Обожаю твое тело, оно такое податливое.
Мэгги беспрекословно подчинилась и теперь стояла перед ним, чуть прикрыв грудь великолепными волосами. Она готова была выполнить все, о чем Чейзу вздумается ее попросить. И почему это принято считать, что только мужчины способны загораться огнем страсти? Женщины также подвластны этому чувству, хотя общество их за это и осуждает. Мэгги же, не обращая внимания на предрассудки, решила в полной мере изведать все те наслаждения, которые может подарить жизнь. Единственное, что ее немного озадачивало, так это то, что в партнеры она себе выбрала не человека своего круга, а нахального Чейза Макгаррета.
От размышлений ее отвлек Чейз, который подхватил девушку на руки и положил на узкую кровать. Сам он не последовал за ней, а опустился на колени и стал медленно расстегивать джинсы. Мэгги, в предвкушении сладостных минут, прикрыла глаза, но тут же широко распахнула их. В прошлый раз она почти не видела его тела и сегодня решила удовлетворить свое любопытство. Она скользнула глазами по массивным плечам, загорелой груди, тонкой талии и чуть задержала взгляд у основания ног, зачарованная волнующим зрелищем его великолепной мужественности.
Чейз в это время искоса наблюдал за ней. Немой восторг девушки насмешил его, он выдержал и спросил:
– Ну как? Он тебе нравится?
– Нет… да…, а впрочем, не знаю. Во всяком случае выглядит очень внушительно.
– Мне об этом уже говорили, и до сих пор никаких жалоб не поступало.
– Самодовольный осел! – пробормотала Мэгги. – Ты что же, собираешься весь день стоять там, предоставляя мне право любоваться тобой?
– Нет, – ответил он, присаживаясь рядом с ней. – Сейчас я буду любить тебя, а потом ты ответишь мне тем же.
– Не понимаю.
– Поймешь.
Сказав это, мужчина активно принялся за дело. Он ласкал ее тело, доводя до трепетного экстаза и удерживая это состояние долго, бесконечно долго. Но вот его губы скользнули вниз по животу. У Мэгги перехватило дыхание, и она судорожно прошептала:
– О, Чейз, что ты задумал?
Жесткий кончик языка уже раздвинул мягкие волоски, охраняющие нежное отверстие между бедер, и быстро разыскал выступающий бугорок. Он шаловливо играл нежным бутоном, доводя каждый ее нерв до изнеможения.
– Пожалуйста, дорогой, я этого не вынесу, – воскликнула Мэгги.
– Не надо сдерживаться, солнышко. Отдайся полностью своим чувствам.
Она последовала его совету, превратившись в сосуд всепоглощающей страсти. Увидев, что ее тело конвульсивно задрожало под ним, Чейз с отчаянным нетерпением погрузился во влажное чрево, и она сжалась вокруг него, удерживая в колыбели своего тепла, и ей казалось, что весь мир распадается на части. Это было чудесно! Нельзя описать словами то краткое мгновение рая, в котором оказались они оба.
– В первый раз я подумала, что лучше уже не бывает, но сегодня ты превзошел сам себя, – призналась Мэгги, возвращаясь к реальности. – Кто бы мог подумать, что на свете существует такое блаженство!
– Дай мне только дух перевести, и я покажу тебе настоящие чудеса.
– Что! Разве такое возможно?
– Со мной – да, – хвастливо заметил ковбой, озорно блеснув глазами. – Но теперь ты будешь любить меня, – видя недоуменное лицо девушки, он быстро добавил: – Уверен, тебе это понравится.
Ей понравилось.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100