Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

Мэгги отнесла свою посылку на «Северную Звезду», которая уже готовилась к отплытию. Пожелав капитану Бейтсу удачи, она отправилась на пляж, чтобы расспросить старателей, живущих в палатках. Мужчины охотно отвечали на ее вопросы, пытались заигрывать с ней, но в общем вели себя довольно сносно. Основной целью этих коротеньких интервью было желание узнать как можно больше о Мыльнике-Смите. Услышанное поразило и разозлило журналистку. Так, ей, например, удалось узнать, что Мыльник специально посылал своих прихвостней в Сиэтл, чтобы те различными посулами заманивали желающих быстро разбогатеть мужчин на Аляску. Когда же доверчивые простаки прибывали в Скагуэй, их тут же обдирали как липку. Помимо этого наглец, возомнивший себя хозяином города, безжалостно обирал золотоискателей, тяжелейшим трудом заработавших свои деньги. В ход шли все средства. Особенно популярны были обман, насилие и грабеж.
За несколько часов Мэгги собрала целое досье преступлений, совершенных печально известным Мыльником и его бандой. Погруженная в свои мысли девушка медленно брела по пляжу и не сразу заметила двух здоровенных парней, которые шли за ней, едва не наступая на пятки. Она обратила на них внимание только тогда, когда оказалась в совершенно безлюдном переулке.
Одни из бандитов схватил ее за руку и резко развернул к себе.
– Что это значит? – возмутилась журналистка. Она не испугалась, но ей стало немного не по себе.
– Мистер Смит желает поговорить с тобой, – ухмыляясь, ответил мужчина.
– А я не желаю говорить с ним, и убери от меня свои грязные лапы!
– Эта собачка, кажется, тявкает, а Банди? – гоготнул Зик.
Если бы Мэгги знала, на что способны два негодяя, она вела бы себя осторожнее, но, поскольку их подлая сущность не была ей известна, девушка продолжала огрызаться.
– Эта собачка еще и кусается, – заносчиво проговорила она.
Однако ее слова не оказали на бандитов должного действия, и они, не обращая внимания на протесты, потащили свою жертву дальше по переулку.
– Я сейчас заору во весь голос, – пригрозила Мэгги.
– Валяй, – коротко бросил Банди, – никто не станет вмешиваться, даже если и услышит твой крик. Так что лучше иди тихо и не раздражай нас. Мыльник хочет только поговорить с тобой. По-хорошему поговорить, поняла?
Подчинившись грубой силе, журналистка нехотя пошла за своими захватчиками. В конце переулка их встретил высокий светловолосый мужчина, с холодными, как лед, глазами. Интуитивно она поняла, что это и есть пресловутый Мыльник.
– Премного благодарен, мальчики, – одобрительно кивнул хозяин своим приспешникам, можете быть свободны, больше вы мне не понадобитесь.
Услышав его презрительный голос, голос настоящего повелителя, Мэгги задрожала. Только сейчас она испугалась по-настоящему.
– Что вам от меня нужно? – спросила девушка, скрывая страх за показной бравадой.
– Я хочу поговорить с вами, мисс Эфтон, – спокойно сказал он, беря ее за локоть, – идемте.
– Нет! – воскликнула она. – Мы никуда не пойдем, говорите здесь, я вас внимательно слушаю.
– Идемте, – твердо повторил Мыльник и потащил журналистку к черному ходу одного из зданий.
Дверь, в которую они вошли, вела в маленький кабинет, позади Мыльного пансиона. Смит бесцеремонно втолкнул Мэгги в комнату и запер за собой дверь. Она огляделась и с удивлением отметила, что помещение обставлено превосходной мебелью, какую редко встретишь даже в столице. Интересно, как сюда попала эта роскошь?
– Присаживайтесь, мисс Эфтон, – любезно предложил хозяин.
Девушка медленно подошла к изящному стулу с высокой спинкой и села на него, положив ногу на ногу.
– Итак, я вас слушаю, мистер Смит. Мыльник с интересом разглядывал сидящую перед ним журналистку. Любая другая женщина уже давно дрожала бы от страха, но мисс Эфтон невозмутима и, по всей видимости, чувствовала себя вполне комфортно. Одному Богу известно, чего стоило Мэгги это показное спокойствие, но Смит, к счастью, даже не догадывался о том, как растеряна и напугана она на самом деле.
– Я слышал, что вы наводите обо мне справки, мисс Эфтон, – заговорил, наконец, Мыльник. – Скагуэй – маленький город, и слухи здесь распространяются очень быстро. Однако я не понимаю, какой интерес моя персона может представлять для вашей газеты?
Его вежливость и манеры общественного благодетеля не обманули журналистку. Она прекрасно понимала, что скрывается под этой благовоспитанностью.
– Я здесь всего два дня, мистер Смит, но собрала уже достаточное количество материала, чтобы отправить вас за решетку. Если бы все эти безобразия происходили, например, в Сиэтле, вы бы давно сидели в тюрьме, – презрительно проговорила она.
– Вы правы и забываете только об одном – мы на Аляске, – обворожительно улыбаясь, ответил Мыльник. – Здесь я устанавливаю правила и прошу вас прекратить вмешиваться в мои дела.
– Ха! Мне понадобилось совсем немного времени, чтобы выяснить, что это грязные дела. Каждый преступник в городе так или иначе связан с вами.
– Вы несправедливы ко мне, – обиженно протянул он, – разве ваши осведомители не сообщили о том, что я собрал две тысячи долларов для вдов погибших старателей, поддерживаю начинающих бизнесменов, выделяю церкви щедрые пожертвования?
– Вот как? – насмешливо проговорила журналистка. – А вы, оказывается, образец добродетели. Только как же насчет тех людей, которых обманывают или открыто грабят, отбирая последние деньги? Десятки мужчин пострадали от ваших преступных махинаций, и вы еще смеете напоминать мне о вашей так называемой благотворительности! Конечно, вы лично не принимаете участия в разбое, вы только пожинаете плоды, в то время как целая банда подонков послушно выполняет ваши приказания.
Мыльник многозначительно посмотрел на нее и сказал:
– Вы ведете себя неразумно, мисс Эфтон. Первую ошибку вы совершили, приехав в Скагуэй, а вторую – вмешавшись в мои дела. Настоятельно советую вам вернуться в Сиэтл, и чем скорее это будет сделано, тем лучше, – он помолчал и добавил: – Для вас.
Мэгги возмущенно фыркнула.
– Не сомневаюсь, что совет дан вами из самых лучших побуждений, но, как вы только что заметили, я женщина неразумная, а потому не воспользуюсь им. Я приехала сюда с определенной целью и не вернусь назад до тех пор, пока не сделаю того, что задумала.
– Могу я узнать, какова ваша цель?
– Поездка на Клондайк, – заносчиво ответила девушка и взглянула на Смита, ожидая бурной реакции, которую обычно вызывало это заявление. К ее великому удивлению, мужчина спокойно заметил:
– В пути будет очень тяжело.
– Я к этому готова. Можно мне теперь покинуть вашу резиденцию?
– Разумеется, только сначала отдайте блокнот с записями.
– Ни за что!
Столь категоричный отказ не произвел на Мыльника никакого впечатления. Он снисходительно взглянул на журналистку и невозмутимо произнес:
– Не сомневаюсь в вашей храбрости, мисс Эфтон, но в данном случае она вряд ли поможет. Оставьте блокнот и можете быть свободны.
– Вы что же, принимаете меня за дурочку? У меня хорошая память, и я с легкостью восстановлю все записи.
– Не восстановите, – убежденно сказал он. Было в его голосе что-то такое, что заставило Мэгги вздрогнуть. Однако она быстро взяла себя в руки и спросила:
– Вы мне угрожаете?
Тонкие губы мужчины растянулись в холодной улыбке.
– Давайте назовем это дружеским предостережением. Вы же знаете, я не выношу насилия, так не вынуждайте меня обыскивать вас. Должен признать, что вы очень привлекательны, мисс Эфтон, и мне не хотелось бы подвергать вас унизительной процедуре, – бесстрастно произнес Мыльник, но его взгляд говорил о том, что он сделал бы это с большим удовольствием. – Давайте заключим соглашение, удовлетворяющее как вас, так и меня? Если уж вы твердо решили написать обо мне статью, так отразите в ней благородные аспекты моей жизни. Может статься, я даже войду в историю своими добрыми деяниями.
– Я напишу правду, – отчеканила Мэгги, – уверена, что потомки, вспоминая ваше имя, будут связывать его отнюдь не с хорошими делами. А теперь прощайте! Ханна и Кейт наверняка уже беспокоятся обо мне.
– И не безосновательно, – процедил Смит. – Скагуэй – опасный город, и молодой женщине в нем ничего не стоит попасть в беду.
Не обращая внимания на его слова, журналистка резко встала и решительно пошла в выходу. Мыльник не сдвинулся с места. Он по-прежнему сидел в кресле, поигрывая ключом.
– Вы забыли оставить блокнот, – напомнил он.
Рука Мэгги судорожно сжала сумочку. Заметив это непроизвольное движение, мужчина вскочил и в одно мгновение оказался рядом с девушкой. Последовала непродолжительная борьба, и вот трофей уже в руках Смита. Вытащив из сумки блокнот, он спрятал его в карман и с силой оттолкнул свою жертву. Мэгги вскрикнула и, потеряв равновесие, упала на пол.
* * *
Чейз, насвистывая, шел по главной улице Скагуэя. Поравнявшись с печально известным переулком, он досадливо поморщился. У него уже выработалась привычка заглядывать в каждый темный закоулок. Правда, бандитам теперь нечем поживиться, но как знать, может быть, его помощь понадобится какому-нибудь попавшему в беду старателю. Вот и сейчас, завернув за угол, он увидел двух мужчин, которые тащили за собой упирающуюся женщину. Присмотревшись, Чейз узнал в ней Мэгги!
Макгаррета так потрясло увиденное, то какое-то время он стоял без движения, не зная, на что решиться. Затем, словно ощутив внезапный толчок, ковбой понесся по переулку. Добежав до конца, он чуть не застонал от разочарования. Троица исчезла! Очевидно, они воспользовались черным ходом одного из зданий, но какого именно?
Тревога Чейза росла. Он шел вдоль ряда домов, проверяя каждую дверь, но натыкался только на пустые кладовки да заваленные разным хламом лестницы. Дойдя почти до конца грязной кривой улочки, Макгаррет наткнулся на дверь, которая была заперта. Он уже собирался выбить ее, чтобы узнать, что это хозяева так тщательно оберегают от чужого глаза, но звук голосов изнутри заставил его передумать. Приложив ухо к замочной скважине, Чейз прислушался. Какое-то время до него не доносилось ни звука, и он уже решил, что только зря теряет здесь время, как вдруг раздался испуганный Женский крик. Не задумываясь ни на секунду, ковбой с ходу врезался в дверь, выломал хрупкий замок и ввалился в комнату. Увидев Мэгги, лежащую на полу, он яростно набросился на Мыльника и проревел:
– Что ты с ней сделал, ублюдок? Напуганный внезапным вторжением, Смит, тихо выругавшись, отступил. Сейчас он горько раскаивался в том, что пожалел Бэллу и отдал приказ оставить Макгаррета в живых. Лучше бы ему быть трупом!
– Тебя это не касается, недоносок, – прошипел он.
– Черта с два не касается!
Мыльник, продолжая пятиться, сунул правую руку в карман, но Чейз разгадал его маневр и грозно предупредил:
– На твоем месте я бы не стал пускать в ход оружие.
В этот момент Мэгги пришла в себя и тихо застонала. Все внимание ковбоя переключилось на нее, и Смит решил воспользоваться этим обстоятельством. Думая застать противника врасплох, он снова потянулся за пистолетом, однако Чейз был настороже. Он нанес Мыльнику сильнейший удар в челюсть, и тот, как подкошенный, рухнул на пол.
– Стоило бы сразу прикончить тебя, – заявил Макгаррет, – но сначала я собираюсь вернуть деньги, которые ты украл у меня.
С этими словами он подхватил Мэгги на руки и пошел к выходу. У разбитой двери Чейз чуть задержался и процедил сквозь зубы:
– Пусть на тебя работает хоть тысяча человек, я все равно верну свое золото.
Выйдя наружу, он решительно зашагал по улице, нежно прижимая к себе девушку. Ковбой так и нес бы ее до самого Хаш-хауса, если бы Мэгги не запротестовала:
– Отпусти меня. Я прекрасно себя чувствую и могу идти сама.
Поставив ее на ноги, Чейз озабоченно спросил:
– Мэгги-детка, что произошло? Как ты оказалась наедине с этим подонком?
– Давай поскорее вернемся в ресторан, там я тебе все объясню.
Угрюмо кивнув, Макгаррет взял журналистку за руку, и они быстро пошли вперед.
В ресторане было полно голодных посетителей, и мало кто обратил внимания на странную парочку, прошмыгнувшую внутрь через кухню.
– Куда мы идем? – спросил ковбой, плохо понимая, что затеяла своенравная журналистка.
– В мою комнату. Это единственное место, где мы сможем спокойно поговорить. Только ты должен дать мне слово, что будешь вести себя прилично.
Голубые глаза Чейза озорно заблестели.
– Не беспокойся, я буду паинькой. Оказавшись за дверью своей маленькой спальни, Мэгги тяжело вздохнула.
– Что с тобой? Ты в порядке? – обеспокоенно спросил Чейз.
– Все хорошо, – заверила его девушка, – просто Мыльник хотел напугать меня, и, кажется, ему это удалось.
– С какой стати ему тебя пугать? Объясни же мне все, наконец?
Присев на край кровати, она еще раз вздохнула и подробно описала свои приключения. Разговор со Смитом журналистка передала слово в слово и закончила рассказ тем, как она потеряла сознание, ударившись головой об пол.
– Ну что ж, – глубокомысленно начал Чейз, переварив сказанное, – кое в чем этот негодяй прав. Тебе действительно лучше вернуться в Сиэтл.
– Еще чего не хватало! Я не позволю какому-то там Смиту диктовать мне свою волю. Пусть он украл блокнот, но я прекрасно помню все интервью. Статья будет написана и отправлена со следующим почтовым пароходом.
– Послушай, солнышко, – мягко произнес ковбой, – я знаю, что ты храбрая девочка, но хватит ли у тебя сил противостоять Мыльнику и целой шайке его головорезов?
– Хватит! Я хочу, чтобы вся страна узнала о том, что здесь происходит. Прозвище «Мыльник» станет синонимом слова злодей. Я хочу…
– Но, Мэгги-детка, – перебил он ее, – против него ты словно ягненок против стаи волков. Смит способен на любую подлость, а мне так не хочется, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Возвращайся в Сиэтл и забудь об этом проклятом богом городе.
– Я не уеду с Аляски, Чейз, но и в Скагуэе задерживаться тоже не собираюсь, – проговорила она, и ковбой озадаченно приподнял одну бровь, явно не понимая, какой у нее еще может быть вариант. Следующая фраза все объяснила:
– Возьми меня с собой на Клондайк, – выпалила Мэгги, – мы можем отправиться в путь сразу же, как только закупим все необходимое. А Расти пока останется здесь. По-моему, Кейт нашла для него местечко в своем сердце и с радостью согласится ухаживать за ним.
– Так ты еще не отказалась от своего дурацкого намерения? – раздраженно спросил Чейз.
– Нет, и не собираюсь отказываться.
– А я думал, что стычка с Мыльником хоть чему-то тебя научила, – пытливо вглядываясь в ее лицо, проговорил ковбой. – Но я, так же как и ты, не люблю менять свои решения и по-прежнему считаю, что это безумие. Я не возьмусь сопровождать тебя на Юкон, Мэгги-детка.
– Но почему? Ведь золотоносный участок – ваша единственная надежда, а я помогу тебе добраться до него, – привела журналистка свой весомый довод.
– Черт побери, Мэгги, я не хуже тебя знаю, что у нас с Расти нет ни цента, но сегодня мне предложили работу. Очень денежную работу, между прочим. Моего заработка хватит и на то, чтобы содержать друга, и на покупку снаряжения весной.
– Так ты получил работу?
– Ага, в Айс-Паласе. Его хозяйка Бэлла Делар была довольно щедра.
– Нисколько в этом не сомневаюсь, – сухо проговорила Мэгги.
– О, детка, мне это показалось или в твоем голосе действительно прозвучали нотки ревности?
Мэгги залилась краской, а когда он опустился рядом с ней на кровать, сердце ее забилось сильно-сильно. Она знала, что Чейз возбужден, и его страсть зажгла в ней ответное чувство.
– Я хочу поцеловать тебя, Мэгги-детка, – смущенно пробормотал ковбой, и Мэгги, словно загипнотизированная, подставила ему губы.
Она была так нежна и податлива, что Чейз даже застонал от удовольствия. Он мог бы целовать ее бесконечно долго и прервался только для того, чтобы шепнуть:
– Сладкая моя, какая ты сладкая. Я хочу тебя, Мэгги-детка, хочу так сильно, что могу умереть.
Одной рукой он обхватил ее за талию, а вторую сначала положил на бедро, а затем начал медленно продвигаться вверх, лаская упругое тело девушки. Волна восхитительного томления охватила ее всю целиком, и она понеслась на ней, упиваясь неизведанным ранее наслаждением.
Рот и руки Чейза, казалось, были повсюду. Он поглаживал ее плечи, ласкал грудь и покрывал лицо и шею легкими поцелуями. Расстегнув блузку, мужчина чуть коснулся языком соска, и Мэгги вся напряглась, боясь и желая того, что последует за этим интимным действом. Он обхватил губами розовый бутон ее груди и принялся целовать его, дразня и посасывая, словно проголодавшийся младенец.
Чейз уже собирался стащить с нее юбку, но тут Мэгги твердо остановила его руку.
– Нет, нет, это безумие! – воскликнула она. – Мы же почти не знаем друг друга и, уехав отсюда, больше никогда не увидимся.
– Правда, детка, я совсем обезумел, но это ты сводишь меня с ума. Позволь мне любить тебя и увидишь, что я ничуть не хуже твоих прежних любовников.
«Любовников?» – ошеломленно подумала Мэгги. Оказывается, он считает, что у нее была куча мужчин до него. А почему бы и нет? Ей двадцать пять лет, она независима, ее работа предполагает частые контакты с особями противоположного пола, так что с его стороны вполне естественно предположить, что она уже имела физическую близость с одним, а то и с несколькими мужчинами. Девушка открыла было рот, чтобы опровергнуть его высказывание, но тут Чейз вновь жадно прильнул к ее губам, и вся решимость Мэгги разлетелась, как зола на ветру.
Приняв молчание за согласие, ковбой быстро сбросил куртку и рубашку, обнажив мускулистый, бронзовый от загара торс. Мэгги залюбовалась его крепким телом и, слегка коснувшись пальцами живота, провела по нему сначала вверх, а потом вниз. Эта робкая ласка настолько усилила желание Чейза, что он даже зарычал от нетерпения.
– Скажи мне, – выдохнул он, – скажи, что хочешь меня так же сильно, как я тебя.
Она не смогла солгать и чуть слышно прошептала:
– Я хочу тебя, Чейз. Да поможет мне Бог, я хочу тебя.
Не испытывая больше никаких сомнений, ковбой встал на колени и ловко стащил с Мэгги юбку и маленькие французские трусики, которые так очаровали его в их первую встречу. Последними были сброшены чулки и туфли. Оставшись обнаженной, Мэгги, к ее собственному удивлению, не испытывала ни капли смущения, хотя Чейз так и впился в нее жарким восхищенным взглядом.
– Ты само совершенство, детка, – благоговейно воскликнул он.
Он ласкал ее тело нежно и трепетно, а когда его руки спустились к ягодицам и внутренней стороне бедер, она громко застонала, едва не теряя сознание от наслаждения. Шаловливые пальцы Чейза исследовали все интимные местечки, доставляя Мэгги такое удовольствие, какого она прежде никогда не испытывала.
Чейз торопливо сбросил джинсы и прижался к ней всем телом. Каждая клеточка его тела горела страстным желанием, и он резко протолкнул свое древко в ее жаждущее чрево. Боль! Грубая жгучая боль, к которой она совсем не была готова, захлестнула Мэгги. Слезы обиды и разочарования брызнули у нее из глаз.
– Прекрати! – выкрикнула она! – Остановись, мне больно!
Но Чейз, поглощенный страстью, не слышал ее мольбы. Лишь тогда, когда она судорожно забилась под ним, он начал прозревать и понял, что произошло.
– Проклятье! – прохрипел мужчина, удивленно вытаращив глаза. – Ты девственница!
– Была…
– Прости, детка, если бы я знал, то был бы поделикатней. Мне и в голову не пришло, что ты, такая красотка, дожила до двадцати пяти лет и все еще… А впрочем, это должно было когда-нибудь произойти, и я рад, что был первым.
Когда боль немного поутихла, Чейз снова проник в нее. Расслабившись, Мэгги почувствовала, что его движения не так уж неприятны, как ей показалось вначале. Она вновь перенеслась в восхитительный мир экстаза. Мужчина и женщина стали единым целым, дыхание их слилось, а сердца бились в унисон.
– Чейз! Я… что-то происходит! – вскрикнула Мэгги, испытывая невообразимое блаженство. – Я чувствую… О боже, я чувствую!
– Я знаю, детка, – прошептал он, – постараюсь тебя дождаться, хорошая моя, поспеши.
Внезапно собственное дыхание показалось Мэгги обжигающим, а руки и ноги невесомыми. В месте, где тела их сливались, она ощутила сладостную боль, и вот пульсирующее блаженство оглушило ее, словно взрыв. Чейз, почувствовав это, застыл; его плоть, погруженная в ее чрево, затрепетала, и это вызвало новую волну наслаждения.
Несколько раз они вместе достигали вершины и падали в бездну. Весь мир перестал для них существовать, имели значение только страсть и восторг.
– Ты, кажется, очень хорош в этом деле, Чейз, – томно произнесла Мэгги, без сил откидываясь на подушку. – Едва ли на свете есть еще хоть один мужчина, который занимается любовью так же бесподобно, как ты.
– Откуда ты знаешь? – расхохотался ковбой. – Я же был первым.
– Я чувствую, что права.
– Ты тоже была великолепна, – покровительственно похвалил он. Слова Мэгги доставили ему почти такое же удовольствие, как и их интимный акт, но он не решился ей в этом признаться. – Вот уж не предполагал, что в хрупком и нежном теле таится столько страсти. Не понимаю, как тебе удалось сохранить девственность, ведь мужчины наверняка так и вились вокруг.
– Среди них не было никого, о ком стоило бы говорить, – отрезала она, давая понять, что ей неприятен разговор на эту тему.
Резкий тон Мэгги насторожил Чейза. Неужели в жизни самоуверенной журналистки была какая-то сердечная драма? Верилось в это с трудом, но ковбой на всякий случай решил больше не поднимать столь болезненного для нее вопроса.
– Мэгги-детка, ты восхитительная женщина! – быстро заговорил он, желая как-то подбодрить свою поникшую подругу. – Я такой еще никогда не встречал и готов заниматься с тобой любовью все ночи напролет, но, к сожалению, мне надо идти. Хотя, может, оно и к лучшему. Если бы у меня была возможность остаться, то завтра утром мы не смогли бы подняться с постели.
Он игриво чмокнул ее в нос, похлопал по соблазнительной попке и спрыгнул с кровати. Пока Чейз одевался, Мэгги не спускала с него восхищенных глаз. Высокий, стройный и сильный, с огненно-рыжими волосами и ярко-голубыми глазами, он был неотразим. А от его ослепительной улыбки она просто таяла, как воск на солнце. Нисколько не жалея о том, что произошло, журналистка уже предвкушала всю прелесть их совместной поездки на Клондайк. Правда, об этом еще не было сказано ни слова, но Мэгги полагала, что теперь-то уж Чейз наверняка изменит свое решение и возьмет ее с собой.
– Когда ты будешь готов отправиться? – спросила она, находясь во власти своих грез и имея в виду закупку снаряжения и прочих вещей, необходимых старателю.
– Я уже готов, – весело ответил ковбой, по-своему истолковав ее вопрос. – Мне нужно быть в Айс-Паласе к восьми и следует поторопиться, чтобы не опоздать в первый же день.
– Ты по-прежнему собираешься там работать?
– А как же, солнышко? Любовь, даже самая восхитительная, не прокормит нас с Расти, так что я вынужден тебя покинуть.
– Но… я подумала…
– Что ты подумала? – резко спросил он, моментально меняясь в лице.
– Что после нашей… после сегодняшнего вечера ты примешь мое предложение и начнешь готовиться к переходу через перевал.
– Так вот какие мысли бродят в твоей хорошенькой головке! – взорвался Чейз. – Значит, ты специально охмурила меня? А я-то еще удивлялся тому, что ты с такой готовностью рассталась со своей девственностью! Да любой другой мужик справился бы не хуже, но мисс-недотрога не стала утруждать себя поисками и воспользовалась тем, что было под рукой.
– Нет, дорогой, нет! Все было совсем не так, – оправдываясь, залепетала Мэгги.
– Брось свои штучки, детка, на твой крючок я больше не попадусь. Ты, конечно, была очень хороша, но не настолько, чтобы заставить меня позабыть обо всем на свете. Так что поищи себе другого идиота, и, может быть, он даст тебе то, о чем ты так мечтаешь, – развернувшись на каблуках, он пошел к выходу и, уже будучи в дверях, остановился и издевательским голосом произнес: – Желаю удачи, мисс Эфтон!
Мэгги, ошеломленная и потрясенная, осталась одна. Больше всего на свете ей сейчас хотелось догнать Чейза и отхлестать его по лицу. Неужели этот болван не мог отличить истинного желания от притворства? И как он только посмел заподозрить ее в холодной расчетливости? Нет, к черту мистера Макгаррета! Пусть он думает, что хочет, но она все-таки выполнит задуманное. Найдется же в Скагуэе хоть один мужчина, который согласится ее сопровождать? Так или иначе, а она обязательно доберется до Клондайка!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100