Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

Прибыв в Скагуэй, Мэгги поразилась произошедшим в городе переменам. Он сильно разросся, появились три новых пирса, которые тянулись через грязные отмели в залив, но больше всего девушку удивила новая церковь. Мыльник-Смит сдержал свое обещание и выстроил ее на собственные деньги. В доме на Холли-стрит, где раньше сдавались комнаты, теперь располагалась больница, а заправлял этим хозяйством квалифицированный, знающий свое дело врач, приехавший откуда-то из южных штатов. Так что, если бы Расти сейчас сломал ногу, ему было бы куда обратиться.
В Скагуэе стало намного больше женщин. В основном это были жены старателей, которые лишились своих денег. Без «помощи» Мыльника тут, разумеется, не обошлось. Смит по-прежнему держал город в своих руках, жестоко расправляясь с теми, кто пытался ему перечить.
Были и хорошие новости. Как, например, основание двух еженедельных газет «Скагуэй Ньюс» и «Дейли Аляскан». Мэгги искренне обрадовалась, узнав об этом. На главной улице города открылся банк, и его сейфы были битком набиты самородками и золотым песком. Вездесущие коммерсанты слетелись на звон драгоценного металла, как мухи на мед, и теперь в Скагуэе шагу нельзя было ступить, чтобы не наткнуться на какой-нибудь магазин или лавку. Все так же процветали салуны, конкурирующие с ними рестораны и игорные дома, но первое место, как и прежде, занимал «Айс-Палас». Впрочем, хозяева гостиниц тоже не жаловались: несмотря на астрономические цены, от постояльцев не было отбоя. Самым шикарным считался отель «Сент-Джеймс», но «Голден Норт Отель», расположенный на Бонд-стрит, ничуть не уступал ему в роскоши и мог похвастаться даже собственным танцзалом.
Скотт настоял на том, чтобы Мэгги поселилась в «Сент-Джеймсе» и, не обращая внимания на ее протесты, потребовал самый лучший номер. Наскоро поужинав, они пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим комнатам. Мэгги с удовольствием приняла ванную и быстро заснула.
Утром следующего дня капитан Гордон зашел попрощаться. Он взял отпуск всего на несколько дней, и теперь дела службы призывали его обратно.
– Доброе утро, Мэгги, – поздоровался Скотт, входя в номер. – Как тебе спалось на новом месте?
– Великолепно! – ответила девушка. – За год я отвыкла от подобной роскоши, но тем приятней было снова вернуться к благам цивилизации.
– Сегодня я уезжаю, – сдавленно проговорил он и, увидев, что Мэгги нахмурилась, быстро добавил: – Нет, нет, не бойся, больше я не стану просить тебя выйти за меня замуж. Просто я хочу еще раз сказать, что люблю тебя и всегда буду любить. Я готов дать тебе время успокоиться и забыть Чейза Макгаррета, но имей в виду, очень скоро я снова попрошу тебя стать моей женой.
– Ты приедешь в Сиэтл?
– Я приеду за тобой даже на край света, – пообещал Скотт. – Ты будешь вспоминать меня хоть иногда?
– Ну конечно, – улыбнулась Мэгги. – Ты стал мне больше, чем другом, и я никогда не забуду того, что ты сделал для меня.
– Значит, ты позволишь мне навестить тебя?
– Буду счастлива вновь увидеться с тобой, но как же служба?
– Срок моего контракта истекает следующей весной, и у меня будет тридцать дней, чтобы решить, заключать следующий или нет. У меня есть кое-какие планы, и, если им суждено сбыться, я смогу вовсе не возвращаться на работу в полиции.
– Надеюсь, твои планы не связаны с добычей золота? – поинтересовалась она. – Я как-то не представляю тебя в роли старателя.
Скотт многозначительно взглянул на нее и, не ответив на вопрос, попросил:
– Позволь мне поцеловать тебя на прощание.
Мэгги подставила ему губы, понимая, что это лишь малая толика того, что она могла бы ему дать. Поцелуй был долог и нежен, а когда их губы разъединились, девушка подумала, что со временем сможет, пожалуй, полюбить этого красивого и преданного мужчину.
– Жди меня следующей весной, – махнул рукой Скотт и ушел.
Ближе к полудню Мэгги отправилась на прогулку по городу. Вчера она лишь мельком отметила бросающиеся в глаза изменения и сегодня хотела обстоятельно все рассмотреть. Первым делом Мэгги решила навестить Кейт и Ханну.
Подойдя к ресторану, Мэгги увидела, что «Хаш-хаус» перемены не обошли стороной. Появилась новая пристройка, а само здание сверкало свежей краской. Девушка этому очень обрадовалась, рассудив, что дела у хозяек идут неплохо.
Обе женщины были на месте и сердечно приветствовали свою бывшую постоялицу.
– Мэгги! Вот здорово, – воскликнула Ханна, награждая Мэгги дружеским, но довольно болезненным хлопком по спине. – Черт побери, девочка, как приятно снова видеть тебя.
– Мы волновались и все думали, как ты там, – добавила Кейт. – Ты видела Расти? Он уехал из Скагуэя в конце марта.
– Да, он заходил ко мне в Доусоне.
– Мистер Рид здоров? Переход его не очень утомил? – нетерпеливо спросила Кейт.
– Угомонись, подруга, – хохотнула Ханна. – Твой сержант здоров, как бык, он еще нас с тобой переживет.
Видя покрасневшее от смущения лицо Кейт, Мэгги с трудом скрыла улыбку.
– Когда я видела Расти последний раз, он прекрасно себя чувствовал и выглядел просто великолепно, – сказала она, успокаивая женщину.
– А как Чейз? – поинтересовалась Ханна. – Этот негодник-ковбой показался мне отличным парнем. Правда, он не продал нам коров, но можно ли винить человека за то, что он хочет повыгоднее сбыть свой товар?
Мэгги не хотелось сейчас затрагивать болезненную для нее тему, но она все-таки ответила:
– Чейз в порядке, мы с ним расстались друзьями, и я сомневаюсь, что мы когда-нибудь еще встретимся.
Кейт и Ханна переглянулись и мудро решили оставить свое мнение при себе. Впрочем, вскоре Ханна не выдержала и, прощупывая почву, спросила:
– Мы слышали, тебя привез сюда красавчик-конник?
Мэгги с трудом подавила стон. Слухи здесь разносятся быстрее ветра.
– Ох, мои дорогие свахи, я снова вынуждена разочаровать вас. Капитан Гордон мне только друг, верный и преданный. Я обязана ему жизнью.
– О, полагаю, это история, которую стоит послушать, – заметила Кейт.
– Стоит, но она очень длинна, и у нее совсем невеселый конец, – грустно отозвалась Мэгги.
Девушка содрогнулась, вспомнив жуткие события, произошедшие с ней на Клондайке.
– Мне тяжело об этом говорить, лучше вы расскажите мне, что у вас новенького.
Ханна уже открыла было рот, чтобы поделиться последними сплетнями, но тут дверь ресторана распахнулась и в зал вошел худой бородатый мужчина в старательской одежде.
– Которая из вас, леди, будет Кейт? – спросил он, подходя к женщинам.
– Я Кейт, чем могу помочь?
– Вот, возьми, – проговорил он, протягивая Кейт грязную, видавшую виды бумажку. – Мой дружок с Боканцы просил передать тебе это письмо.
Как только листок перекочевал в руку Кейт, старатель приподнял шляпу и вышел.
– Это весточка от Расти! – воскликнула женщина, торопливо разворачивая послание.
– Ну, ну, читай же, – подталкивая подругу в бок, торопила Ханна.
– О, они нашли золотую жилу, – выдохнула Кейт. – Там столько золота, что им даже пришлось нанять двух парней себе в помощь.
– Вот это да! – всплеснула руками Ханна. – Как же приятно слышать о том, что хоть кому-то везет.
– Скажи, Кейт, Расти ничего не пишет о… Чейзе? – тихо спросила Мэгги.
Женщина испытующе посмотрела на нее и ответила:
– А как же, конечно, пишет. Пишет, что его компаньон здоров и работает как каторжный.
– Он не упоминает о том, когда они собираются вернуться?
– Нет, девочка. Они намерены выбрать все золото на участке, но когда истощится жила – через неделю или через пять лет, им неизвестно. В любом случае здесь они появятся не скоро.
– Ну, дела, – вздохнула Ханна, представив себе, какую огромную груду золота можно извлечь из земли за пять лет.
Покинув гостеприимных хозяек ресторана, Мэгги пошла на пристань, чтобы купить билет на пароход. «Портленд» ожидался в Скагуэе через несколько дней, и до его прихода делать ей было совершенно нечего.
Час спустя Мэгги вернулась в гостиницу, прилегла на кровать и задумалась. Только это ей теперь и оставалось – ждать и вспоминать. Вспоминать Чейза и ночи, когда ничто не имело значения, кроме их любви. Вспоминать о том времени, когда слова были не нужны – тела говорили то, что хотелось сказать, а сердца бились в унисон. Что же случилось с Чейзом? Ведь когда они встретились после долгой разлуки, он хотел ее и даже ревновал, а потом вдруг отказался от своих слов и обещаний. В конце концов Мэгги решила, что это блеск золота ослепил Чейза. Как же она ненавидит этот презренный металл, который рушит и калечит человеческие жизни!
Утром следующего дня Мэгги отправилась на пляж, где так же, как и прежде, был разбит палаточный лагерь старателей. В гостиницах могли себе позволить остановиться далеко не все: большая часть рудокопов коротала ночи в палатках и временных хижинах. Усталые, все потерявшие и разочарованные, они ждали парохода, чтобы вернуться домой, который покинули год назад, заболев золотой лихорадкой. Мэгги провела в лагере почти весь день, расспрашивая старателей и выслушивая их полные горечи повествования. Рассказом тех, кому не повезло, она намеревалась завершить цикл своих статей о Клондайке.
Мэгги медленно шла по улице и вдруг лицом к лицу столкнулась с Мыльником-Смитом. Увидев ее целой и невредимой, бандит буквально остолбенел.
– Э… вы все пишете, мисс Эфтон? – выдавил он. – Не ожидал снова увидеть вас в нашем городе. Я, признаться, думал, что вы уже давно э… уехали домой.
Его замешательство рассмешило Мэгги, и она ядовито заметила:
– Да уж, вы сделали все, от вас зависящее, чтобы я больше не вернулась в Скагуэй.
– Не понимаю, о чем вы говорите, – с притворной наивностью проговорил Смит. – Кстати, вы не встречали в Доусоне двух моих друзей – Банди Джонсона и Зика Палмера? По моим расчетам, они давно уже должны были вернуться.
Мэгги улыбнулась, представив, как вытянется лицо Мыльника, когда он узнает, что оба его головореза мертвы, но ничего ему не сказала.
– Я что-то не вижу вашего друга ковбоя, – вкрадчиво продолжил Смит, уверенный, что уж в этом-то Зик и Банди его не подвели. – Он остался в Доусоне?
– Мистер Макгаррет жив и здоров, – ответила Мэгги, чеканя каждое слово. – Чейз работает на своем участке, и ему посчастливилось напасть на золотую жилу. Простите, но мне надо идти: перед отъездом всегда масса дел, – любезно извинилась девушка и добавила: – Надеюсь, вам понравятся мои статьи, которые очень скоро появятся в «Сиэтл Пост-Интеллидженсер».
* * *
Два дня спустя, в пятницу, Мэгги сидела в своем номере и работала над статьей. Она уже заканчивала, когда какой-то шум на улице привлек ее внимание. Девушка выглянула в окно и увидела оживленно жестикулирующего мужчину, окруженного толпой любопытных. Среди присутствующих Мэгги заметила Ханну и решила к ней присоединиться. Журналистский нюх говорил ей, что тут пахнет сенсацией.
– Привет, Ханна. Что тут происходит? – спросила Мэгги, подходя к хозяйке ресторана.
Ханна схватила девушку за руку и потянула в сторону. Лишь когда они выбрались из толпы, женщина торопливо заговорила:
– Ох, девочка, видишь того парня, который кричит и размахивает руками? – указала она на молодого человека в центре внимания. – Его зовут Джон Стюарт, он вернулся с приисков всего пару дней назад, привезя с собой двадцать семь тысяч долларов золотом. Так вот, теперь у него ничего нет! Парень клянется, что мужчина по фамилии Бауэрз, здесь его все знают, он из банды Мыльника, представился ему как оценщик крупной рудниковой компании. Бауэрз сказал, что имеет высокие полномочия, и предложил Джону сделку, говоря, что хорошо заплатит за его золото. Стюарт согласился. Бауэрз повел Джона на задний двор Мыльного пансиона, якобы подальше от посторонних глаз, и там двое головорезов обобрали парня до нитки среди бела дня. Сейчас Стюарт поднимает на мятеж весь город, призывая покончить с шайкой Смита, – Ханна вздохнула и добавила: – И то правда, житья от них не стало, всех обирают.
– Да-а, – протянула Мэгги. – Похоже, Мыльник на этот раз зашел слишком далеко.
Недовольных и разоренных Смитом людей было больше чем достаточно, а потому вокруг Стюарта быстро сформировался комитет бдительности. Немедленно было созвано собрание, на котором в качестве репортера присутствовала и Мэгги. Комитет составил список жалоб и претензий к Мыльнику и выдвинул первое требование: немедленно вернуть золото Джону Стюарту. Смит, получив петицию, только рассмеялся и вызывающе заявил:
– Этот сопляк ничего от меня не получит. Представители комитета, возмущенные поведением Мыльника, ушли, пообещав ему кучу неприятностей, на что тот нахально ответил:
– Плевать. Неприятности именно то, чего я ищу.
К восьми часам вечера золото все еще не было возвращено. Комитет бдительности организовал новый сход, теперь уже в порту, на одном из пирсов. Несколько человек, в том числе и Фрэнк Рейд, городской инженер, вызвались охранять подходы к причалу и, как выяснилось, не напрасно. Сам Мыльник пожаловал на собрание, не забыв прихватить с собой винчестер. Он был здорово пьян и вел себя совершенно разнузданно.
– Ну, и кто тут собирается меня судить? – орал Смит, размахивая ружьем. – Покажите мне этих «умников», я с ними живо разделаюсь!
Инженер Рейд преградил грубияну путь, но Мыльник с проклятиями бросился на него и ударил прикладом своего винчестера. Завязалась драка, полетели пули, и оба мужчины упали, как подкошенные. Смит умер на месте, а Рейд скончался от ран утром следующего дня.
В субботу с бандой Мыльника было покончено. Члены шайки, лишившись своего главаря, сами сдавались в полицейский участок. Оставалось найти только «Старину Триппа», который, действуя по указке своего босса, ограбил Стюарта, а теперь скрылся в горах вместе со своими дружками. Но уже в понедельник голод выгнал бандитов из норы, и они предстали перед судебным исполнителем.
В тот вечер сотни горожан собрались перед полицейским участком, требуя выдать головорезов им на расправу. Больше часа немногочисленный отряд полицейских защищал своих заключенных от разъяренной толпы. Лишь прибывшие из Дайи солдаты смогли утихомирить воинственно настроенных граждан. Преступников перевели в окружную тюрьму и судили по всей строгости закона.
Так закончилась эра беззакония с Скагуэе, и вскоре о Мыльнике и его шайке перестали даже вспоминать.
* * *
Неделю спустя, когда все треволнения улеглись и город зажил обычной размеренной жизнью, в Скагуэй прибыл Чейз Макгаррет. Первым делом он зашел в «Хаш-хаус», где и узнал о событиях последних дней.
– Давно пора было поквитаться с этим негодяем, – проворчал ковбой, сожалея о своем золоте, которое теперь не с кого требовать. – Он получил по заслугам. Жаль, меня здесь не было, я не позволил бы подонку умереть так легко и быстро, я заставил бы его сначала помучиться.
– Что привело тебя в Скагуэй? – спросила Кейт, когда тема Мыльника была исчерпана. – Ты приехал один, без… мистера Рида?
Чейз улыбнулся. О нежных чувствах, которые Кейт испытывала к Расти, ему было известно.
– Я один, Кейт. В Доусоне нынче столько народу, что продуктов не достать ни за какие деньги. Хочу подкупить кое-что здесь, иначе мы не продержимся еще одну зиму, особенно если она будет такая же суровая, как и прошлая. Я помоложе, вот и вызвался съездить сюда за провизией. Расти шлет вам обеим огромный привет, а тебя, Кейт, он просил поцеловать.
Женщина зарделась, и Чейз звонко чмокнул ее в щеку.
– Вы и вправду нашли золотую жилу? – как всегда напрямик спросила Ханна.
– Да, причем богатейшую. На всей Боканце не сыщешь другой такой, все старатели дивятся на это чудо.
В голосе Чейза не было ни радости, ни воодушевления. Казалось, он говорит о вещах, сулящих ему лишь унылое существование, а не праздную жизнь в роскоши. Хозяйки ресторана были достаточно проницательны, чтобы понять причину столь явной грусти.
Если бы вместо Чейза приехал Расти, он рассказал бы женщинам, как изменился его молодой друг за последнее время. Каким беспокойным и раздражительным он стал. И, хотя Чейз отказывался что-либо говорить, старый сержант знал, все это как-то связано с Мэгги Эфтон. Вернувшись из Доусона, Чейз все больше молчал, и Расти мог только догадываться о том, что произошло между молодыми людьми. Именно Рид заставил Макгаррета поехать в Скагуэй за провизией, надеясь, что путешествие развеет его и отвлечет от мрачных мыслей.
Ханна, которая сразу же ухватила суть проблемы, задала Чейзу невинный с виду вопрос:
– Ты уже виделся с Мэгги? – проговорила она елейным голосом и с удовлетворением отметила, как переменился в лице ковбой при одном упоминании о журналистке.
Услышав дорогое сердцу имя, Чейз так быстро вскочил, словно внутри него порвалась какая-то струна.
– Что? Разве Мэгги здесь? Я думал, она давным-давно уехала через Сент-Майкл.
– Нет, она в Скагуэе, и ее пароход отходит только завтра. Почему бы тебе не увидеться с ней? – предложила Ханна, упиваясь своими дипломатическими способностями.
Известие о том, что Мэгги в Скагуэе, ошеломило Чейза. Подумать только, она совсем рядом и в то же время так далеко, ведь он сам отказался от нее. Отказался от своего счастья. Все это время Чейз клял себя и капитана Гордона, который подбил его на столь необдуманный шаг. Теперь он точно знал, что его поступок, поначалу казавшийся правильным, таковым вовсе не является. Чейз жалел о разрыве с Мэгги, жалел и еще как! Без нее все потеряло привлекательность, и даже на самородки, которым так радовался Расти, он смотрел словно на комки грязи. Но, может быть, еще не поздно все поправить? Может быть, Мэгги простит его, такого болвана?
Чейз, как безумный, огляделся кругом и, натыкаясь на столы и стулья, выбежал из «Хаш-хауса». Женщины изумленно переглянулись.
– Как ты думаешь, они помирятся? – спросила Кейт.
– Наверняка, – убежденно ответила Ханна. – Эти дети любят друг друга и не могут жить врозь. Правда, оба упрямы, как ослы, но на сей раз, надеюсь, договорятся, – женщина вышла на улицу и крикнула вслед удаляющемуся Чейзу: – Мэгги остановилась в отеле «Сент-Джеймс».
Чейз, бесцеремонно расталкивая прохожих, мчался к гостинице. Он лихорадочно соображал, что сказать Мэгги? Как вымолить ее прощение? Лишь приблизившись к «Сент-Джеймсу», ковбой немного замедлил шаг. Мысли путались и разлетались, как зола на ветру. Так ничего и не придумав, Чейз зашел внутрь и, узнав у портье, в каком номере остановилась Маргарет Эфтон, побрел к лестнице. Сердце его бешено билось, ноги отказывались повиноваться, и он с таким трудом преодолел два пролета, как будто ему не двадцать восемь лет, а по меньшей мере сто пятьдесят.
Мэгги была у себя. Она сидела за маленьким шатким столиком и перелистывала свой дневник. Некогда девственно чистая, а теперь полностью исписанная тетрадь хранила в себе ее впечатления, мечты и надежды. Последние страницы Мэгги посвятила событиям последних дней, которые привели к таким разительным переменам. Она описала все, начиная с заявления Джона Стюарта и заканчивая смертью Мыльника и поимкой всей его банды. Стук в дверь отвлек ее от размышлений и несказанно удивил. Только Кейт и Ханна знали, где она остановилась, но они недавно виделись, да и хлопоты в ресторане не позволили бы женщинам делать визиты в такое время. Недоумевая, кто бы это мог быть, девушка распахнула дверь.
– Чейз! Мой бог! Я… что ты здесь делаешь? – округлив глаза, лепетала Мэгги. Чейз Макгаррет был последним человеком на земле, которого она ожидала увидеть на пороге своего номера.
– Можно войти? Я должен с тобой поговорить, это очень важно для меня, для нас обоих.
– Мне казалось, мы все сказали друг другу в Доусоне, – срывающимся голосом проговорила Мэгги.
– Я был дураком, думая, что смогу так легко уйти от тебя, – невесело усмехнулся Чейз. – Прошу тебя, солнышко, выслушай меня.
Мэгги обреченно вздохнула. Ну почему он не может оставить ее в покое? Неужели ему доставляет удовольствие сыпать соль на ее кровоточащую рану? Ведь она все еще любит его, любит несмотря ни на что.
– Входи, Чейз. Говори, что собирался, и уходи. Завтра я уезжаю, а большая часть вещей еще не упакована, так что не задерживай меня.
Ковбой вошел в номер, аккуратно закрыл за собой дверь и преувеличенно весело, подбадривая больше себя, чем девушку, заговорил:
– Прекрасно выглядишь, Мэгги-детка!
– Спасибо за комплимент, тебя тоже нельзя назвать изможденным. Кстати, позволь тебя поздравить, я слышала, ты скоро станешь миллионером? – спросила она, искусно меняя тему разговора.
– Черт побери, Мэгги, я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать мои финансовые дела.
– А зачем же? И как ты вообще узнал, что я в Скагуэе?
– Я и не знал. Это Ханна сказала мне, что ты в городе, я-то думал, ты давно уже вернулась в Сиэтл.
– Тогда почему ты здесь? – разочарованно спросила Мэгги. Где-то в глубине души у нее все-таки теплилась надежда, что Чейз приехал в Скагуэй ради нее. Она надеялась… Ах, что тут говорить, не в первый раз ковбой обманывает ее ожидания, пора бы уже привыкнуть.
– Я выбрался сюда за провизией. В Доусоне все нарасхват, ты ведь знаешь, сколько народу сейчас ошивается на Клондайке. Продуктов на всех не хватает, а без пополнения мы еще одну зиму не протянем. Впрочем, мне стоило бы приехать и только для того, чтобы повидаться с тобой, – проговорил Чейз.
– Почему ты хотел видеть меня? – безразлично спросила Мэгги и отвернулась, скрывая навернувшиеся на глаза слезы. – Насколько я помню, мы расстались навсегда.
– Потому что я люблю тебя, Мэгги, – тихо сказал Чейз, разворачивая девушку к себе.
– Ты выбрал странный способ доказательства своей любви, – холодно заметила она.
– Мне казалось, я поступаю правильно, – пробормотал ковбой. – Я и так думал, что не пара тебе, а тут еще этот проклятый конник подлил масла в огонь. Тогда я решил, что ты будешь несчастлива со мной, вот и наговорил тебе всяких глупостей.
Мэгги презрительно посмотрела на Чейза, она не поверила его словам.
– Прости меня, солнышко, – продолжал ковбой. – Я знаю, это сам бог дал мне последнюю возможность объясниться с тобой, ведь он видит, как я люблю тебя.
– Значит, ты снова все решил за меня?! – возмутилась Мэгги. – Да знаешь ли ты, что стоило тебе хоть слово сказать, и я бросила бы свою работу и осталась в Доусоне. Я готова была ждать тебя столько, сколько потребуется, но ты предпочел другой выход. Ты нарушил свое обещание и предал нашу любовь.
– Я виноват, не спорю, но что же мне оставалось делать? Вокруг тебя вечно крутился этот Гордон…
– Скотт Гордон – мой друг. Друг, и только. Пойми, я не люблю его так, как…
– … как любишь меня? – с надеждой в голосе закончил Чейз. – Черт побери, Мэгги, каким же ослом я был! Скажи, что прощаешь меня, что все еще любишь. Скажи мне, скажи…
Он протянул к ней обе руки и Мэгги, разом забыв о своих обидах, бросилась в его объятия.
– Я люблю тебя, Чейз.
– И я люблю тебя, солнышко. Ты прощаешь меня?
– А ты уверен, что тебе нужно мое прощение? – лукаво спросила Мэгги. – Вдруг тебе опять покажется, что мы не пара?
– Уверен, детка. Я не могу жить без тебя, и никто не убедит меня в обратном.
– Тогда я прощаю тебя, – улыбнулась девушка и подставила ему губы.
Он целовал ее жадно, отчаянно, страстно, и Мэгги отвечала ему тем же, бездумно погружаясь в пучину охватившего ее желания.
– Мэгги, Мэгги, родная, люби меня! – шептал Чейз. – Люби меня так, чтобы я забыл о потерянных, прошедших без тебя неделях и о том, каким болваном я был.
Мэгги наслаждалась музыкой его слов. Она ласково взъерошила огненные кудри Чейза и принялась одну за другой расстегивать пуговицы его рубашки.
– Нет, любимая, не сейчас, – простонал ковбой, убирая ее руку. – Позволь сначала мне вдоволь налюбоваться твоим восхитительным телом, я не видел его так давно, так чертовски давно. Как я сожалею о том, что причинил тебе боль.
– Не говори, лучше покажи мне, как ты сожалеешь, – проказливо предложила Мэгги.
Не прошло и пяти минут, как вся одежда девушки оказалась на полу. Чейз чуть отступил назад и замер, любуясь ее совершенной фигурой. Глаза его скользнули по стройным бедрам и остановились на кружевных, весьма откровенных трусиках.
– Где, черт возьми, ты взяла французское белье? – удивленно воскликнул он. – Вот уж не думал, что в Скагуэе можно найти подобные предметы женского туалета.
– Часть вещей я, уезжая на Клондайк, оставила у Ханны и Кейт. В том числе и это неглиже. Ты жалеешь о том, что я не взяла его с собой на прииск?
– Я жалею о том, что оно на тебе сейчас, – дерзко заявил Чейз, подхватил девушку на руки и понес ее на кровать.
Изголодавшись друг по другу, они были неутомимы. Первобытное наслаждение сотрясало их тела и окатывало трепетом экстаза. Они стали одним целым и в этом единении вновь обрели себя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100