Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 14

Капитан Гордон запер свой кабинет и пошел к новым баракам, которые были построены на берегу Юкона буквально за одни сутки. С прибытием новой партии золотоискателей работы у него стало невпроворот. На столе скопились горы бумаги, но он даже не прикасался к ним, проводя все время в мечтах о Мэгги. Чем ближе подходил день ее отъезда, тем больше он думал о ней, и эти мысли не давали ему покоя.
Громкий смех и сердитые выкрики привлекли внимание Скотта к салуну, который славился своими буйными завсегдатаями. Он решил заглянуть туда и удостовериться, все ли в порядке. Увидев, что шум подняли двое что-то не поделивших старателей, Гордон решил не вмешиваться, предоставив им самим решать свои проблемы. Он уже повернулся, чтобы уйти, но в этот момент заметил Чейза, сидевшего за угловым столиком. Поразмыслив, Скотт решил подойти к нему. Он давно собирался поговорить с ковбоем, так почему же не сделать это сегодня?
Капитан был уверен, что Мэгги ответила бы на его любовь, не повстречайся ей на пути Чейз Макгаррет. Чейз сразу ему не понравился, потому что Скотт хорошо знал таких бесшабашных, ищущих приключений парней. Они, как правило, не склонны обзаводиться семьей, предпочитая использовать девушек, а потом бросать их и идти дальше своей дорогой. Жаль, что Мэгги никак не хочет это понять и признать. Неужели она не видит, что Чейза интересует только золото!
– Не возражаешь, если я присяду? – вежливо спросил Гордон, подходя к столику Чейза.
– Валяй.
Скотт опустился на стул и, сверля ковбоя глазами, спросил:
– Полагаю, с Мэгги ты уже виделся? Странно, что сейчас ты не с ней, между вами что-то произошло?
– Наши отношения тебя не касаются, – ощетинился Чейз. – Я знаю, что ты обо мне думаешь, и уверяю тебя, ты ошибаешься. Я никогда не смогу причинить Мэгги боль.
– Я тебе не верю, – угрюмо пробормотал Скотт. – А если не хочешь причинять Мэгги боль, то исчезни из ее жизни.
– Чтобы мое место мог занять ты? – усмехнулся Чейз.
– Почему бы и нет? Я люблю Мэгги. Люблю настолько сильно, что готов оставить службу и поехать за ней туда, где она будет счастлива. Я хочу иметь семью, растить детей, а ты задумывался над этим когда-нибудь?
Чейз досадливо поморщился. Ну конечно же, ему хотелось иметь наследников, но если он женится на Мэгги, у него их не будет. Мэгги, очевидно, не сказала Скотту о своем бесплодии, иначе он не строил бы таких радужных планов. Ну что ж, если она решила об этом умолчать, то Чейз тем более не вправе ему ничего рассказывать. Известие о том, что Гордон готов бросить все и поехать за Мэгги, сильно задело самолюбие Чейза, ведь сам он предъявил девушке ультиматум. Однако это вовсе не означало, что он любит ее меньше, чем этот парень, который ради женщины способен круто изменить свою жизнь.
– Ты сегодня разговаривал с Мэгги, – после небольшой паузы произнес ковбой. – Значит, тебе известно, что она любит меня.
– Может, и так, но пойми же – ты ей не пара, – убежденно воскликнул Скотт. – А кстати, как долго ты собираешься пробыть на Клондайке? И чем, по-твоему, должна заниматься Мэгги, пока ты ищешь тут золото? Надеюсь, ты знаешь, что она возвращается в Сиэтл с первым же пароходом?
– Да, Мэгги сказала мне об этом, но она не уедет. Во всяком случае, я постараюсь уговорить ее остаться.
– И ты думаешь, что поступаешь правильно? Если бы ты действительно любил Мэгги, то позволил бы ей уехать сейчас, пока она еще не слишком привязалась к тебе и сможет преодолеть боль утраты.
– Не без твоей помощи, конечно, – поддел его Чейз.
Скотт, ничего не отрицая, пожал плечами.
– Решение за тобой, Макгаррет, – задумчиво вымолвил он. – Если хочешь, чтобы Мэгги была счастлива, не превращай ее в домохозяйку и не заставляй бросать работу. Иначе она очень скоро возненавидит тебя, а ты горько пожалеешь о том, что сделал, но будет уже поздно. Вы слишком похожи, Мэгги влюблена в журналистику, а тебе жизнь не мила без твоего ранчо в Монтане. Ты ведь не собираешься его бросать?
Сказав все, что собирался, Гордон встал и коротко бросил на прощанье:
– И еще одно, Чейз, – деньгами Мэгги не прельстишь. Для нее главное – взаимопонимание и родство душ, так что даже твои предполагаемые миллионы делу не помогут.
Скотт ушел, а Чейз еще долго сидел в салуне, переваривая горечь его слов. К сожалению, все сказанное конником было истинной правдой. Видит бог, они с Мэгги любят друг друга, но любовь не всегда является гарантией счастья. Мэгги – умная интеллигентная женщина, смело вступающая в новое столетие, которое, несомненно, откроет перед ней новые возможности и горизонты. Не за горами то время, когда представительницы слабого пола перестанут целиком и полностью зависеть от мужчин и смогут сами распоряжаться своей жизнью. В Вайоминге женщины уже получили право голоса на выборах, и к этому начинанию готовы присоединиться почти все штаты, хотя поначалу сама идея равноправия мужчин и женщин показалась бредовой и вызвала шок как у тех, так и у других.
Поразмыслив, Чейз пришел к выводу, что не может ничего требовать от Мэгги. Она журналистка и приложила так много усилий, чтобы добиться успеха на этом поприще, что с его стороны будет просто подло лишать ее заслуженного признания и почета. Немногие репортеры рискнули приехать в Доусон, а ведь Мэгги добралась до Клондайка одной из первых, преодолев и Снежный Перевал, и коварные пороги Индианки. Она не побоялась отправиться даже на прииски, в то время как журналисты-мужчины предпочли отсиживаться в городе.
Когда Чейз покинул салун, время перевалило почти за полночь, но, несмотря на то, что он чуть не падал от усталости, а глаза его слипались, ковбой ничуть не жалел о том, что так засиделся. Зато он теперь точно знал, как ему следует поступить.
Проснувшись и обнаружив, что Чейз уже ушел, Мэгги разочарованно насупилась, но потом, вспомнив свои же собственные слова, облегченно вздохнула. Значит, ей все-таки удалось задеть Чейза за живое, и он решил хорошенько подумать над тем, что она ему сказала. Сама Мэгги еще вчера поняла, что не может и не хочет жить без Чейза. Пусть он груб и необразован, пусть не всегда понимает ее, она все равно любит его и готова даже бросить свое дело, только бы быть рядом с ним. В конце концов ей вовсе не обязательно работать именно в газете, можно ведь заняться свободным сочинительством, писать рассказы или взяться сразу за роман. И конечно, она останется в Доусоне до тех пор, пока они с Чейзом не смогут вместе уехать отсюда.
Приняв решение, Мэгги, весело напевая, принялась распаковывать свои чемоданы. Девушка уже представляла себе, как осветится радостью лицо Чейза, когда она скажет ему, что никуда не едет.
Чейз пришел ближе к обеду и, увидев разложенный на кровати чемодан, решил, что Мэгги собирает вещи, даже не предполагая, что дело может обстоять совсем наоборот.
– О, Чейз, дорогой, я так рада, что ты пришел, – бросилась к нему Мэгги. – Я должна тебе кое-что сообщить.
– Я тоже собирался сказать тебе кое-что, – без особого воодушевления пробормотал Чейз. – Так кто же начнет первым?
Мэгги решила приберечь напоследок свою радостную весть и великодушно разрешила:
– Говори вначале ты, милый, мое известие может подождать.
Мэгги села на край кровати, а Чейз принялся мерить шагами комнату. Несколько минут прошло в томительном молчании, и девушка, не выдержав, предложила:
– Может быть, лучше мне…
– Нет, – отрезал Чейз. – Не перебивай, пожалуйста, мне и так тяжело, но я должен тебе это сказать, – он опять замолчал, еще несколько раз пересек комнату и заявил: – Видишь ли, Мэгги, я много думал вчера и пришел к выводу, что мы совсем не подходим друг другу. Ты будешь несчастлива на ранчо, а я не представляю себе жизни в каком-либо другом месте. У тебя на первом месте стоит работа, а я хочу, чтобы ты принадлежала мне целиком и полностью. Возможно, ты еще встретишь мужчину, который смирится с твоей любовью к журналистике, и я уступаю тебя ему.
Слова Чейза ошеломили Мэгги. Что же такое произошло с ним вчера? Почему он так круто изменил свое мнение?
– Значит, все кончено? – спросила она, наконец обретя дар речи. – Значит, теперь пойдем каждый своей дорогой и забудем о нашей любви?
Чейз невесело усмехнулся. Забыть Мэгги? Невозможно! Он решил порвать с ней ради ее же собственного благополучия и доведет свою роль до конца, чего бы это ему ни стоило.
– Я всегда буду помнить тебя, дорогая. Мы вместе провели много чудесных дней… и ночей, а такое не забывается. Но, к сожалению, всему приходит конец, и ты знаешь это не хуже, чем я.
– Что случилось, Чейз? – снова спросила Мэгги, отказываясь верить своим ушам. – Почему ты вдруг передумал? Вечером ты умолял меня остаться, а теперь…
– Я страстно желал тебя, а в такие моменты мужчины многое говорят, не стоит безоговорочно верить им, – ответил Чейз, ненавидя себя за собственный цинизм. Но как бы там ни было, он по-прежнему считал, что поступает правильно. – Год спустя я буду баснословно богат и смогу иметь столько женщин, сколько захочу. Ну скажи на милость, зачем мне тогда жена?
– Ах, вот как! – насмешливо воскликнула Мэгги. – В таком случае, конечно, жена будет тебе только в тягость.
Чейз поморщился. Каким же подонком он, вероятно, выглядит в ее глазах!
Мэгги не знала что и думать. Как она могла так в нем ошибиться? Неужели распутство и пьянство для него важнее, чем семья, а то, что она приняла за любовь, было лишь животным вожделением? Впрочем, еще в Скагуэе ей следовало бы понять, что нахальный ковбой лишь использует ее для достижения своей цели. Мэгги чуть не заплакала от досады и горького разочарования, но гордость удержала ее от слез.
– Если бы существовала вероятность, что наша вчерашняя встреча подарит мне наследника, я бы, пожалуй, передумал, – проговорил Чейз, вопросительно глядя на Мэгги.
Девушка прямо задохнулась от ярости. Она никогда не опустится так низко и не станет удерживать мужчину, спекулируя его отцовскими чувствами. Мэгги собиралась бросить ему в лицо правду, заявив что вовсе не бесплодна и может иметь детей, но передумала. Теперь это уже не имеет значения…
– Слава богу, я не ношу твоего ребенка, – надменно проговорила она, скрывая за своими словами жгучую боль. Лишь чувство собственного достоинства не позволило ей упасть на колени и умолять Чейза не покидать ее.
– Это… хорошо, – выдавил ковбой. – Хочешь, я заеду к тебе в Сиэтл, когда буду возвращаться обратно? – с затаенной надеждой спросил он.
– Не стоит беспокоиться, – холодно ответила Мэгги. – Прошлое должно оставаться в прошлом, и незачем его ворошить.
– Ну вот, Мэгги-детка, мы, кажется, сказали друг другу все, что хотели, – с напускной веселостью проговорил Чейз. – Я рад знакомству с тобой, такой изумительной женщины мне еще не доводилось встречать. – «И вряд ли доведется», – подумал он, но не сказал.
– Мне тоже было хорошо с тобой, Чейз, – сдавленно проговорила Мэгги, едва сдерживая подступившие к горлу рыдания. – А сейчас тебе лучше уйти, я хочу побыть одна.
– Хорошо, солнышко, я уйду, но не раньше, чем поцелую тебя на прощанье, – заявил Чейз. Он понимал, что этим только продляет агонию, но не мог лишиться последней возможности прикоснуться к ее губам.
В этот поцелуй Чейз вложил все – огонь, страсть и любовь. Да, черт побери, любовь! Чувство, от которого он только что отказался. Губы Мэгги были мягки и податливы, возбуждение Чейза передалось и ей. Но как только девушка почувствовала, что поцелуй становится все более и более интимным, она поспешила отстраниться.
– Нет, Чейз Макгаррет, я больше не позволю тебе использовать меня, – ледяным голосом сказала она. – Мы были любовниками, но к старому возврата нет, так давай же расстанемся друзьями. И не стоит слишком затягивать наше прощание.
Чейз окинул Мэгги испытующим взглядом. Девушка была поразительно спокойна и, казалось, не очень-то огорчена их разрывом. Это открытие больно кольнуло его самолюбие, но в то же время еще раз убедило в правильности принятого им решения.
Мэгги протянула ковбою руку, но Чейз, вместо того чтобы пожать ее, благоговейно припал губами к узкой ладошке. Это вышло непроизвольно и так естественно, как будто он всю жизнь только и делал, что целовал женщинам руки.
– Мэгги, солнышко, я хочу, чтоб ты взяла у меня часть золота, – предложил ей Чейз, все еще держа ее за руку.
– Ни за что! – отчеканила Мэгги. Мысль о том, что он собирается платить ей за услуги, ужаснула ее. – Свой долг ты уже отдал, и мне хватит денег, чтобы добраться до Сиэтла.
– Нет, Мэгги, так не пойдет. Часть золота принадлежит тебе, ведь ты его заработала, в конце концов.
– Значит, ты расплачиваешься со мной?! – негодующе спросила она. – Ты платишь мне как уличной девке, да? Убирайся отсюда вместе со своими самородками, Чейз Макгаррет, я не хочу тебя больше видеть.
Мэгги резко отвернулась от него и подошла к окну. Плечи ее чуть заметно подрагивали.
– Я совсем не это имел в виду, – смущенно пробормотал Чейз и, не дождавшись ответа, пошел к дверям. По пути он, воспользовавшись тем, что Мэгги на него не смотрит, сунул мешочек с золотом в чемодан и тихо вышел из номера.
* * *
– Мэгги, открой, я знаю, что ты там! – настаивал Скотт. Он приходил к девушке уже дважды и сейчас в третий раз пытался до нее достучаться. – Портье сказал мне, что ты не выходила из номера и не заказывала еду. Мэгги, дорогая, ты здорова? Открой мне, пожалуйста, или я выломаю дверь.
Мэгги обреченно вздохнула. Она поняла, что капитан настроен весьма решительно и на сей раз не уйдет.
– Мэгги, я начинаю ломать дверь, – предупредил Скотт, и Мэгги, которой совсем не хотелось никого видеть, вынуждена была откликнуться.
– Иду, Скотт, не нужно применять силу, – она устало поднялась с кровати и пошла к дверям.
– Слава Богу! – выдохнул Скотт, входя в номер. – Но почему здесь так темно? – недоуменно спросил он.
Только сейчас Мэгги заметила, что уже стемнело. Остаток дня она пролежала на кровати, тупо уставившись в потолок, и сумеречные тени идеально соответствовали ее настроению. Девушка безучастно наблюдала за тем, как Скотт зажигает лампу, а когда он повернулся к ней, смело встретила его вопросительный взгляд.
– Как ты себя чувствуешь? – встревоженно спросил Гордон. – Ты такая бледная, у тебя больной вид.
– Я здорова, – коротко ответила Мэгги.
– Тогда почему ты прячешься в номере? Что-нибудь случилось?
Скотт прекрасно знал, что гнетет Мэгги, но хотел услышать это от нее самой.
– У меня… все в порядке, – неуверенно солгала девушка. – Ты же сам видишь, что ничего не случилось.
– Макгаррет в городе.
– Я знаю.
– Ты его видела?
– Да.
– Это он тебя обидел? – всполошился Скотт. – Если он посмел причинить тебе боль, то я упеку его за решетку!
– Нет, нет, Скотт, ничего подобного, – поспешно сказала Мэгги. – Просто мы, Чейз и я, решили расстаться.
Капитан изумленно уставился на Мэгги. Он никак не ожидал, что его вчерашний разговор с Чейзом будет иметь такой эффект. Скотт даже зауважал неотесанного ковбоя: не каждый мужчина решится отказаться от своего чувства ради счастья любимой женщины.
– Мэгги, дорогая, я понимаю, как тебе тяжело, но, поверь, так будет лучше для вас обоих.
– Ох, Скотт, я любила его, мне казалось, он тоже любит меня, но я ошибалась. Чейз Макгаррет использовал меня как вещь, как средство для достижения своей цели! – гневно воскликнула девушка. – Все и всегда должно быть только так, как хочет Чейз, а мои собственные мысли, надежды, мечты даже не принимались в расчет.
– Сейчас ты сильно обижена на него и поэтому злишься, но пройдет время, и ты забудешь, что в твоей жизни вообще был мужчина по имени Чейз Макгаррет.
– Ты прав, Скотт, я зла! Чертовски зла, но я не позволю этому неучу из Монтаны властвовать над моими чувствами. Я вернусь в Сиэтл и заживу прежней жизнью, ведь я как-то обходилась без него раньше, значит, смогу и теперь.
Высказав Скотту то, что было у нее на душе, Мэгги немного успокоилась. И в самом деле, было бы из-за чего переживать. Она молода и еще сможет счастливо устроить свою судьбу. Вот только полюбить ей не удастся уже никогда, вряд ли найдется на свете мужчина, способный занять место Чейза в ее сердце.
Капитан Гордон одобрительно улыбнулся. Он знал, что гордость и боевой дух Мэгги не позволят ей долго страдать. Окружающий мир так прекрасен и интересен, что она просто не сможет отгородиться от него стеной отчаяния.
– Ты удивительная женщина, Мэгги, и я всем сердцем люблю тебя, – тепло улыбнулся Скотт. – Могу ли я надеяться, что когда-нибудь мы с тобой будем… – он не договорил, предпочитая, чтобы девушка сама закончила фразу, но она, казалось, пропустила его слова мимо ушей.
– Скотт, я умираю от голода, – призналась Мэгги. – Как насчет ужина?
– Хорошая идея. Я отведу тебя в новый ресторан, говорят, он лучший в городе.
– Отлично! – оживленно воскликнула она. – Дай мне пять минут, чтобы одеться и привести себя в порядок. Подожди, пожалуйста, в вестибюле.
– Я согласен ждать тебя где угодно и сколько угодно, но меня беспокоит твое самочувствие. Может быть, лучше поужинать в номере?
– Я совершенно здорова, полна сил и энергии, – улыбаясь, заверила его Мэгги. – Ресторан как раз то, что нужно.
– Рад, что у тебя улучшилось настроение, – сказал Скотт и вышел из комнаты.
Как только за капитаном Гордоном закрылась дверь, от напускной бравады Мэгги не осталось и следа. Сердце ее разрывалось на части, и девушка печально подумала, что вряд ли сможет вести себя как ни в чем не бывало. Но уже в следующий момент ей стало стыдно за собственные мысли. Нет, она не превратится в слезливую дурочку, жизнь продолжается!
Мэгги быстро умылась, переоделась и спустилась вниз, к Скотту. Она чувствовала небывалый душевный подъем, потому что ее ждал красивый галантный мужчина и впереди был чудесный романтический ужин в новом ресторане. А Чейз еще горько пожалеет о том, что предал их любовь.
Вечер действительно удался. Скотт, добрый и нежный, много шутил, своими остротами заставляя Мэгги смеяться до слез. Она была поистине счастлива и благодарила Бога за то, что он послал ей преданного и любящего друга. Ведь не будь Скотта, она до сих пор рыдала бы, запершись у себя в номере.
Возвращаясь в гостиницу, они шли рука об руку по узкому тротуару, стараясь избежать липкой уличной грязи. Проходя мимо салуна, из которого неслась громкая музыка, Мэгги не удержалась и заглянула внутрь. Безотчетно отыскав глазами столик в глубине зала, она отпрянула и быстро пошла прочь.
– Что случилось, дорогая? – крикнул ей вслед Скотт и, не дождавшись ответа, тоже заглянул в салун. Он сразу понял, что так огорчило Мэгги. Чейз Макгаррет, как король, восседал за уставленным бутылками столом, держа на коленях пышную брюнетку. Рядом сидела еще одна девица, которую ковбой прижимал к себе свободной рукой. Все трое оглушительно смеялись.
– Забудь его, Мэгги, – вкрадчиво проговорил Скотт, догоняя девушку и беря ее под руку. – Он и мизинца твоего не стоит.
* * *
Чейз изо всех сил старался развеселиться и вновь стать простым бесшабашным ковбоем, которому чертовски везет в жизни. Однако получалось это у него плохо. Несмотря на то, что спиртное лилось рекой и к его услугам были две роскошные женщины, Чейз чувствовал себя глубоко несчастным. Он отрешенно улыбался, не слушая, о чем щебечут его новоявленные подружки, и с тоской думал о Мэгги. Неужели он уже никогда не сможет прижать ее к своей груди, насладиться вкусом ее мягких податливых губ? Мысль об этом была невыносима, и Чейз, беспардонно стряхнув с себя девиц, быстро вышел из салуна. Некоторое время он, раздумывая, простоял на улице, а затем уныло побрел к своей гостинице. Утром следующего дня он без всякого сожаления покинул Доусон.
* * *
Мэгги с нетерпением ждала парохода. Ничто больше не удерживало ее на Аляске, и ей хотелось как можно скорее вернуться к своей работе.
Той весной 1898 года через Доусон проезжали сотни старателей. Одни стремились на прииски, а другие бежали с них, разоренные и разочарованные. Были и те, кому повезло, но не все счастливчики торопились обратно домой. Многие из них надолго застревали в городе, просаживая в салунах свои капиталы. Особенно примечательна в этом смысле была история Алекса Макдональда. Он покупал и обменивал участки, вскоре приобретя известность как Король Клондайка. Заработав на этих сделках огромны деньги, Алекс в рекордно короткие сроки промотал все состояние и умер в нищете. Легендарным стал и другой случай с русским золотоискателем. Тот, отчаявшись, уступил свой участок вновь прибывшему за мешок муки, а когда на его делянке было найдено золото, он повесился на собственном ремне.
В то время Доусон был, наверное, самым дорогим городом в Соединенных Штатах. Цены на жилье и продукты взвились до немыслимых высот, а хозяева гостиниц и салунов процветали, став богаче самых удачливых старателей. Быстро строились новые отели, один из них под названием «Фэрвью» был уже почти завершен. Поговаривали, что там будет не только электрическое освещение, но и горячая вода.
С тех пор как Мэгги рассталась с Чейзом, прошел почти месяц, и все это время девушка думала о нем почти с ненавистью. Мужчины казались ей исчадием ада, будь они трижды прокляты! Все они врут, стремясь лишь удовлетворить свою ненасытную похоть. Но теперь с этим покончено раз и навсегда.
Шестого июня Мэгги услышала новость, которая разрушила все ее планы. Пароход «Сьюзи», который ожидался со дня" на день, столкнулся с айсбергом в Беринговом море и кое-как дотянул до Сент-Майкла, где и стал на ремонт. Журналистка с ужасом думала о бесконечно тоскливых неделях, которые ей придется провести в Доусоне, пока не прибудет следующий пароход. Город настолько ей опротивел, что она уже готова была отправиться в Скагуэй, невзирая на трудности, связанные с переходом через Снежный Перевал. Из Скагуэя вскоре должно было отправиться почтовое судно, и Мэгги решила во что бы то ни стало на него попасть. Капитан Гордон, узнав об этом, отчаянно запротестовал:
– Нет, Мэгги, нет! Я не позволю тебе ехать одной, – воскликнул он, недоумевая, как ей такое вообще пришло в голову. – Вспомни, что случилось, когда ты добиралась сюда. А ведь тогда ты была, хоть и под сомнительной, но все же защитой.
– Сейчас все иначе, – отстаивала свое решение Мэгги. – В Доусоне нет Мыльника, и никто в городе не точит на меня зуб.
– Но ведь сама дорога не изменилась.
– Я хочу домой, Скотт, – упрямо твердила девушка. – Хочу вернуться в Сиэтл и снова заниматься любимым делом.
– Разве нельзя дождаться следующего парохода?
– Мне надоело ждать, я хочу выбраться отсюда как можно скорее и успеть на почтовый пароход.
– Тогда я поеду с тобой, – заявил Скотт. – Возьму отпуск и сам отвезу тебя в Скагуэй. По крайней мере, эта поездка даст мне еще одну возможность убедить тебя стать моей женой.
Глаза Мэгги увлажнились. Ей казалось, что она не заслуживает такого друга, как Скотт, и будет ужасно по нему скучать, но о браке с ним не может быть и речи.
Пароход «Беллингэм», курсирующий между Скагуэем и Доусоном, вошел в гавань два дня спустя. Это был его первый рейс, и Мэгги очень обрадовалась тому, что не придется тащиться через перевал. Для Скотта приход парохода тоже явился приятной неожиданностью, но он не изменил своего решения проводить Мэгги до Скагуэя.
«Беллингэм» привез почту. Среди прочих отправлений Мэгги с удивлением обнаружила известие и для себя. Это было письмо от мистера Гранта, который торопил ее вернуться в Сиэтл. Редактор сообщал, что статьи получены и читатели с нетерпением ждут новых репортажей. Прочитав письмо, Мэгги окончательно убедилась в своем решении покинуть Аляску как можно скорее.
16 июня пароход «Беллингэм» вышел из Доусона. Билет обошелся Мэгги в сто семьдесят долларов, но она ничуть не сожалела о деньгах, считая, что экономия времени и сил того стоит. Поездка вверх по Юкону была легка и приятна и заняла всего четыре дня.
Пассажиров на пароходе было совсем мало. Старатели не могли позволить себе такой роскоши, а наиболее удачливые золотоискатели предпочли дождаться комфортабельного парохода, который доставит их прямо в Сиэтл. «Беллингэм» был сорок футов длиной и еще тащил за собой три баржи по сто футов каждая, груженые лесом. Кавалькада судов выглядела весьма внушительно и громоздко, но это не мешало ей быстро продвигаться вперед.
Во время плавания Скотт продолжал ухаживать за Мэгги, надеясь убедить ее выйти за него замуж.
– Мэгги, дорогая, ты редкая, удивительная женщина, – говорил он. – Ты заслуживаешь всего самого лучшего в этой жизни, и я, поверь, смогу сделать тебя счастливой.
– Не надо, Скотт, – ты же обещал, – упрекала его Мэгги. Но капитан был так настойчив, что девушка в конце концов устала отнекиваться и попросила его подождать под тем предлогом, что должно пройти время, прежде чем рана, оставленная в ее сердце Чейзом, затянется. Скотт с радостью обещал ждать хоть всю жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100