Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Чейзу казалось, что эта суровая снежная зима не кончится никогда. Уже через неделю после отъезда Мэгги он готов был присоединиться к стае волков и вместе с ними выть на луну от одиночества и тоски. Как ему не хватало ее веселого смеха днем и нежных ласк ночью! И в то же время Чейз был рад, что Мэгги находится в Доусоне под защитой капитана Гордона. Было бы верхом безрассудства просить ее остаться на участке.
Работа помогала Чейзу скоротать бесконечно долгие дни. Он трудился без устали, несмотря на мороз и пронизывающий ветер. Горка самородков постепенно росла, и ковбой частенько любовался на нее, представляя, как много всего можно будет купить на эти деньги. Чейз с нетерпением ждал весны, собираясь начать копать вдоль ручья сразу же, как только стает снег. Старик Сэм говорил, что где-то здесь проходит золотая жила, и он обязан найти ее, найти ради себя, ради Расти и ради Мэгги.
Но как Чейз ни изнурял себя работой, мысли о Мэгги не покидали его ни на минуту. Особенно тяжело было сознавать то, что у них никогда не будет детей. Не задумываясь об этом раньше, сейчас Чейз вынужден был признать, что мечтает иметь плоть от плоти своей. Он так и видел двух рыжеволосых мальчиков, вольно играющих на ранчо, которое для них построил отец. Но если они с Мэгги поженятся, на зеленой траве под огромным небом Монтаны некому будет играть…
* * *
Зима мало-помалу сдала свои позиции. Солнце выглядывало все чаще, и природа преображалась на глазах.
Перебирая и сортируя свои бумаги, Мэгги обнаружила, что исписала буквально целые тома. Из-под ее пера вышли не только статьи и репортажи, но также и серия коротких рассказов, которые она намеревалась отослать в какой-нибудь толстый журнал. Мистер Грант наверняка будет доволен проделанной работой и теперь-то уж точно признает, что не зря послал ее на Клондайк.
Уже несколько дней держалась плюсовая температура, снег таял, и не за горами было то время, когда начнут вскрываться реки и озера. Большинство старателей вернулось на свои участки, и город опустел. Однако вскоре ожидался наплыв новых искателей приключений и шальных денег.
Мэгги совершенно неожиданно для себя выяснила, что совсем не рада весне. Ведь это означало конец ее полного приключений путешествия, а она пока не хотела покидать этот суровый, но притягательный край. Об окончательном отъезде думать было еще рано: первый пароход ожидался только к середине июня. И к тому же надо было дождаться приезда Чейза. Как-то они встретятся после долгой разлуки? Любит ли он ее еще или уже совсем позабыл?
С первой партией старателей в Доусон прибыл Расти Рид. Благодаря заботам Кейт его сломанная нога срослась без осложнений, и сейчас сержант выглядел таким же крепким и здоровым, как и прежде. Ему не терпелось отправиться на Одиннадцатый Верхний и взглянуть на участок, но прежде он решил навестить Мэгги. Остановившись у управления конной полиции, Расти узнал, где можно ее найти, и бодро зашагал к «Доусон Армз».
Мэгги смертельно наскучил ее маленький, скудно меблированный номер, в котором она провела почти всю зиму, бесцельно слоняясь из угла в угол. Высокая стопка исписанных тетрадей на столе, безусловно, радовала глаз, но все же как томительно было одиночество в этой богом забытой глуши. Скорей бы приехал Чейз!
Обратный путь журналистка решила проделать в относительной роскоши. Она собиралась спуститься вниз по Юкону до Сент-Майкла, затем пересечь Берингово море и вдоль побережья добраться до Сиэтла. Этот маршрут был длиннее на три тысячи миль, но Мэгги была готова пожертвовать временем, только бы не преодолевать больше заснеженные перевалы, стремнины и пороги.
Размышления Мэгги были прерваны осторожным стуком в дверь, и сердце девушки замерло в предвкушении долгожданной встречи. Неужели это наконец-таки Чейз? Она распахнула дверь и ахнула. На пороге стоял улыбающийся Расти.
– Привет, Мэгги, рад видеть тебя живой и здоровой. Конники любезно объяснили мне, как тебя найти. Оно и неудивительно, ведь ты едва ли не единственная женщина в Доусоне.
– Расти, дорогой, входи же скорей, – она затащила сержанта в комнату и крепко обняла. – Как приятно снова видеть тебя на ногах! Мы так боялись, что ты останешься хромым, но, я вижу, все обошлось.
– А я-то как волновался за вас с Чейзом! Он зимовал вместе с Сэмом на участке, или они жили в городе?
– Чейз провел зиму на Одиннадцатом Верхнем, он и сейчас там, а Сэм умер еще осенью.
– Да что ты говоришь?! – опечаленно воскликнул Расти. – Жаль, ох жаль, славный был старик. А кстати, откуда ты знаешь, что он помер?
– Садись, Расти, это длинная история, – проговорила Мэгги и рассказала ему обо всем, что им довелось пережить с тех пор, как они покинули Скагуэй.
– Разрази меня гром! – всплеснул руками сержант, когда Мэгги закончила. – Значит, моя поездка по сравнению с вашей была все равно что прогулка на пикник. А я-то еще жаловался, старый дурак, – Расти постепенно осмысливал сказанное, и возмущению его не было предела. – Подумать только, Мыльник послал за вами своих головорезов! Хорошо, что они в конце концов получили по заслугам. А Чейз-то, бедняга, наверное, жуть как винит себя за то, что случилось с тобой в хижине на участке.
– Все уже в прошлом, Расти, и я не хочу об этом вспоминать. Как подумаю, насколько близко мы были к смерти, так просто холодею от ужаса, – тихо сказала Мэгги.
– А как ваши… э… отношения с Чейзом? – поинтересовался Расти, покраснев.
– Хитрый лис! – рассмеялась девушка, но тут же, посерьезнев, добавила: – Если ты имеешь в виду будущее – ответ «нет».
– Странно, я-то думал, вы все решили, – проворчал Рид. – Немедленно поеду на участок и вправлю парню мозги.
– Не беспокойся. Во-первых, Чейз сам должен со дня на день прибыть в Доусон, и вы, скорее всего, разминетесь, а во-вторых, я достаточно взрослая и знала, на что шла. Я без упреков приму все, что бы Чейз ни решил.
Расти с уважением посмотрел на Мэгги. «Нет, так дело не пойдет», – подумал сержант и решил сделать все возможное для того, чтобы Чейз и Мэгги были вместе.
Встреча старых друзей была недолгой. Расти вскоре засобирался и, несмотря на все уговоры Мэгги остаться, хотел отправиться на участок сегодня же. А когда девушка показала ему самородки, его желание оказаться на Одиннадцатом Верхнем усилилось во сто крат.
Навьючивая лошадь, Расти Рид увидел капитана Гордона, который шел прямехонько к гостинице «Доусон-Армз». Именно Скотт подсказал ему утром адрес Мэгги, и тогда Расти подумал, что конник очень любезен. Но когда девушка рассказала ему о предложении капитана, Рид воспылал к нему жгучей ненавистью.
– Вы нашли мисс Эфтон? – спросил Скотт, подходя к сердито отвернувшемуся от него сержанту.
– Да, – нехотя ответил Расти.
– Собираетесь на участок?
– Да, – буркнул Рид, не собираясь вступать в долгий разговор с соперником Чейза.
– Я хочу, чтобы вы кое-что передали вашему компаньону.
– Что ты хочешь ему передать?
– Скажите Макгаррету, что если он не ценит того, что имеет, то на свете еще существуют мужчины, способные это оценить, – отчетливо проговорил Скотт, коротко кивнул и ушел.
Расти задумчиво покачал головой и решил, что конник, пожалуй, не так уж плох. Полчаса спустя он был на пути к Одиннадцатому Верхнему.
Чейз лениво складывал вещи в мешок, собираясь ехать в Доусон. Стояла уже середина апреля, и срок прибытия в город, им же самим назначенный, давно прошел.
– Привет, сынок, – услышал он за спиной хорошо знакомый голос.
– Расти! – воскликнул Чейз, подскакивая к другу и звучно хлопая его по спине. – Ах ты, старый мошенник! Я вижу, снова здоров как бык и поспешил отправиться из Скагуэя с первой же партией. Тебе так быстро надоела забота Кейт?
– Вроде того, – смущенно признался Расти. – Она хорошая женщина и поняла, что я хочу как можно скорее попасть на участок, а после того, как Мэгги показала мне самородки, я полетел сюда сломя голову.
– Ты видел Мэгги? Как она там?
– Очень даже неплохо, да и капитан конной полиции не дает ей скучать.
– Гордон?
– Он самый.
Чейз смачно выругался и заметался по комнате.
– Какие у тебя планы на будущее, сынок? Ты определил место, которое в твоей жизни займет Мэгги? – поинтересовался Расти с притворной наивностью. – Если еще нет, то поторопись, девушка того стоит. Я знаю, что она больше месяца прожила здесь с тобой, это не натолкнуло тебя на мысль о создании семьи?
– Не вмешивайся в мои дела, – огрызнулся Чейз. – Через пару дней я поеду в Доусон, и мы с Мэгги сами решим, как нам быть дальше.
– На твоем месте я бы поторопился, – посоветовал Расти, ничуть не обидевшись. – Капитан Гордон просил тебе кое-что передать на словах.
– Что именно?
– Конник по уши втюрился в Мэгги и намерен заполучить ее. Точно я не запомнил, но за смысл ручаюсь. Так что поспеши, иначе твою женщину уведут у тебя из-под носа.
Чейз гневно сжал кулаки. Неужели Мэгги так быстро забыла его? Прощаясь, она призналась ему в любви, но с тех пор многое могло измениться. А вдруг Мэгги уже стала любовницей капитана? Она ведь может дарить свои ласки кому угодно, не боясь забеременеть.
– Проклятье! – выругался Чейз и принялся быстро укладывать вещи.
Самородки, добытые Чейзом, произвели на Расти огромное впечатление. Он в восхищении замер и, не отрывая глаз от сияющей горки, воскликнул:
– Ух ты, вот это да!
– Не радуйся раньше времени, – осадил его Чейз. – Возможно, оценщик признает наше золото годным разве что на покрытие мостовой.
– Да, да, к оценщику зайди обязательно, но сначала потолкуй с Мэгги. Назад не торопись. Теперь, когда я здесь, тебе нечего беспокоиться об участке.
* * *
В Доусоне с нетерпением ждали пароход «Сьюзи», который должен привезти рудниковое оборудование, провизию и новую партию оптимистично настроенных золотоискателей. Вопреки прогнозам капитана Гордона, перед вновь прибывшими открывалось широкое поле деятельности, потому что многие старатели, разочаровавшись, бросили свои участки. Сейчас эти бедолаги лихорадочно изыскивали средства, чтобы как можно скорее покинуть так сурово обошедшуюся с ними Аляску. Неделю пароход должен был простоять на рейде в Доусоне, а затем отправиться в обратное плавание.
Мэгги тоже купила билет на «Сьюзи», рассудив, что Чейз наверняка появится в городе еще до ее отъезда. К тому же ей не терпелось вернуться к благам цивилизации и своей работе в «Сиэтл Пост-Интеллидженсер». Хотя до прихода парохода оставался еще целый месяц, Мэгги, зажав билет в руке, с горечью осознала, что может уже никогда не увидеть Чейза, если того вдруг задержат на участке какие-то неотложные дела. Ведь не приехал же он до сих пор!
Скотт был весьма опечален, узнав о решении Мэгги.
– Тебе действительно так нужно ехать? – спросил он, поймав девушку в холле гостиницы.
– Да, – твердо сказала она. – Пора возвращаться к работе. Мой издатель получил только первые две статьи и ждет не дождется продолжения репортажей.
– Мне так не хочется, чтобы ты уезжала, – тоскливо признался Скотт, поднимаясь вместе с Мэгги к ее номеру. – Можно войти? – спросил он, нерешительно останавливаясь у дверей. – Я хочу сказать тебе что-то очень важное.
– Скотт, милый, по-моему, мы уже все сказали друг другу. А если ты надеешься убедить меня остаться здесь до следующего парохода, то только зря потеряешь время.
– Я думал, ты хочешь дождаться Макгаррета. Он, что же, стал тебе безразличен?
– Нет. Но я верю, что он прибудет в город еще до отплытия парохода.
– Мэгги, разреши мне войти к тебе на минуточку. У меня сердце разрывается от того, что этот остолоп-ковбой заставляет тебя так страдать. Если позволишь, я расскажу забавную историю из моего детства, может, это немного поднимет настроение нам обоим.
Мэгги, тронутая его участием, широко улыбнулась и распахнула дверь, впуская капитана внутрь.
* * *
Чейз Макгаррет быстро шагал по коридору «Доусон Армз». На душе у него было легко и радостно. Первым человеком, которого он посетил, приехав в город, был оценщик. Оказалось, что золото, найденное на участке, высочайшего качества! Если им с Расти удастся отыскать жилу, то чистый доход составит не менее пяти тысяч долларов в день. Было от чего прийти в хорошее настроение.
Чейз сходил в баню, вымылся, тщательно побрился и поспешил к Мэгги поделиться с ней своей удачей. Через год они с Расти будут так богаты, что смогут обеспечить не только себя, но и своих детей, внуков и правнуков. Подумав о наследниках, Чейз тут же осекся. «Нет», – поправился он, почувствовав болезненный укол в сердце, его деньги некому будет тратить, кроме него самого.
Свернув в крыло, ведущее к номеру Мэгги, Чейз замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Он увидел Мэгги, которая держалась за ручку двери, и стоящего рядом с ней капитана Гордона. Чейз хотел кашлянуть, чтобы дать им знать о своем приближении, но тут Мэгги одарила конника очаровательной улыбкой, взяла за руку и ввела в свою комнату. Не зная, что и думать, Чейз простоял в узком коридоре минут десять, надеясь, что Скотт только провожал Мэгги и сейчас выйдет. Когда же этого не случилось, ковбой резко развернулся на каблуках и пошел прочь.
Два часа спустя Чейз все еще был трезв, хотя влил в себя далеко не одну порцию виски. Горечь предательства жгла его душу, и алкоголь, вместо того чтобы успокоить, только усилил ее. Бесцельно бродя по грязным улочкам Доусона, Чейз вдруг увидел капитана Гордона, входящего в свою контору. «Неужели он все это время провел наедине с Мэгги?» – гадал ковбой. Внезапно он понял, что должен обязательно ее увидеть и выяснить все до конца.
Приняв решение, Чейз почти побежал к гостинице. Может быть, он напрасно плохо подумал о девушке, а его выводы были скоропалительны и несправедливы?
Несколько минут спустя Чейз осторожно постучал в дверь номера Мэгги.
Мэгги уже сменила платье на халат и теперь лежала на своей узкой кровати, лениво листая старый журнал. Стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Кто бы это мог быть? Девушка встала и тихонечко подошла к двери, раздумывая, стоит ли ее открывать в такое позднее время? Вдруг Мэгги заметила шляпу Скотта, лежащую на стуле, и чуть не расхохоталась над своими недавними страхами. Ну конечно же, это вернулся Скотт! Уходя, он был так смущен, что даже забыл свой головной убор. Мэгги схватила шляпу, одела ее, надвинув на глаза, и открыла дверь.
– Ты был так взволнован, что позабыл важную деталь своего туалета, – шутливо пропела она.
– Нет, дорогая. Я никогда не забываю деталей своего туалета.
– Чейз, это ты!
– А ты ждала кого-то другого? – холодно спросил Чейз, многозначительно глядя на шляпу конника. – Должно быть, своего любовника, да?
– Что ты такое говоришь?
– Только то, что вижу собственными глазами.
– Я тебе сейчас все объясню…
– Не стоит, – перебил он. – Ох, Мэгги-детка, ну почему ты не дождалась меня? А ведь я верил тебе и так ждал этой встречи.
– Входи, – резко произнесла она, заталкивая его в номер. – Хотя не знаю, стоит ли тебя впускать после того, как ты оскорбил меня своими нелепыми подозрениями.
Чейз обескуражено уставился на нее.
– А что, по-твоему, я должен был подумать? – угрюмо спросил он, нервно проводя пальцами по волосам. – Я спешил к тебе, хотел поделиться своей радостью, а ты, оказывается, милуешься тут с Гордоном.
– Почему ты так решил?
– Да потому, что у меня есть глаза, черт побери, и я видел, как он вошел в твой номер. Десять минут спустя этот подлый конник все еще был тут, так что же, по-твоему, мне оставалось думать?
– Тебе надо было подождать на пять минут дольше, – негодующе парировала Мэгги. – Чейз, дорогой, нам обязательно нужно спорить и ссориться? Неужели ты не понимаешь, что я люблю только тебя? А Скотт – хороший, преданный друг, но не больше.
– Однако ты с готовностью впустила его к себе, – ядовито заметил Чейз.
– Потому что он ведет себя как джентльмен, и я могу не опасаться нападок с его стороны.
– Но ведь он тебя хочет, этого ты, надеюсь, не станешь отрицать? – не унимался ковбой.
– Не стану, – спокойно признала Мэгги. – Скажу больше – Скотт предложил мне выйти за него замуж, но я ему отказала. Отказала, потому что люблю тебя, дуралей.
– О боже, Мэгги, прости меня! Прости за то, что я усомнился в тебе и твоей любви. Но когда я увидел Гордона рядом с тобой, то чуть не рехнулся от ревности. Никто не смеет дотрагиваться до того, что принадлежит мне!
– Значит, я принадлежу тебе? – лукаво спросила Мэгги.
– Конечно, черт побери!
– Тогда докажи мне это, Чейз. Покажи, как сильно ты меня любишь.
Она развязала пояс халата, и легкое одеяние упало к ее ногам. Потом Мэгги подняла руки к пуговицам горловины строгой ночной рубашки, но Чейз жестом остановил ее.
– Позволь мне это сделать, – сдавленным от желания голосом попросил ковбой.
Одну за другой расстегивал он маленькие непослушные пуговицы дрожащими пальцами. Но вот, наконец, рубашка распахнулась, и Чейз спустил ее с плеч девушки, обнажая их для поцелуев.
Чейз коснулся губами ее гладкой белой кожи. Она была холодна, как ночной воздух, но под ней бушевал огонь. Мэгги что-то еле слышно произнесла, и, хотя ковбой не разобрал слов, он понял, что это зов, страстный и нежный.
Чейз почувствовал, как желание овладело им и разорвало тиски реальности. Подхватив девушку на руки, он понес ее к кровати. Там он неторопливо начал ласкать Мэгги и продолжал эту сладостную пытку до тех пор, пока она не взмолилась:
– Чейз, пожалуйста, я больше не могу!
Их слияние было безумным, волшебным, всепоглощающим. Они, словно первобытные люди, никак не могли насытиться друг другом. Они поднимались на высоты блаженства и срывались в бездну, неслись на волнах любви и тонули в пучине страсти. Кульминация была подобна взрыву, разметавшему их тела на тысячи осколков и воссоединившему вновь.
Несколько долгих минут спустя, Чейз, все еще пораженный тем, что только что испытал, проговорил:
– Детка, ты была великолепна. Черт возьми, я совершенно без сил.
– Может быть, изыщешь скрытые резервы? – поддразнила Мэгги, скользнув рукой вдоль его бедра.
– Дай время, солнышко, и я покажу тебе, на что способен ковбой из Монтаны, когда рядом с ним лежит такая чувственная женщина.
Уютно устроившись на его плече, Мэгги спросила:
– Ты что-то говорил о радости, которой хотел со мной поделиться? Что ты имел в виду?
– Милая, ты не поверишь, но на нашем участке оказалось полно золота. Оценщик сказал, что самородки высочайшего качества! Мы богаты, Мэгги, богаты. Я куплю землю, лошадей, и у меня будет самое лучшее ранчо во всем штате, разве это не прекрасно?
– Ты очень любишь Монтану, да? – с тихой грустью спросила девушка.
– Ну еще бы, детка, она прекрасна! – с воодушевлением воскликнул Чейз. – Уверен, тебе там тоже понравится.
Увлеченный рассказом о своих надеждах и мечтах, ковбой даже не заметил, что Мэгги притихла и погрустнела. Он строил планы, совершенно не принимая в расчет ни ее работу, ни ее призвание. Черствость и невнимание Чейза глубоко обидели своенравную журналистку, и ей стало ясно, что сколько бы времени она не потратила на самоутверждение, этот мир как принадлежал, так и будет принадлежать мужчинам. И все-таки странно, что Чейз даже не поинтересовался ее мнением.
– Монтана – рай для… лошадей, – запнувшись, проговорил ковбой. Первоначально он хотел сказать «ребятишек», но, вспомнив о том, что детей у них с Мэгги не будет, изменил конец фразы.
Совершенно забыв о своей выдумке и о том, что Чейз до сих пор считает ее бесплодной, Мэгги не обратила внимания на его запинку. Посерьезнев, она задала ему прямой вопрос:
– Чейз, ты хочешь на мне жениться? Я правильно тебя поняла?
– Ну конечно, солнышко. Мы обязательно поженимся, я ведь не намерен оставаться здесь дольше, чем на год-два. А потом мы сможем…
– Год-два?! – пораженно переспросила Мэгги. – А мне что прикажешь делать все это время?
– Ну… летом поживешь в хижине на участке.
– А тебе не кажется, что нам там будет тесновато? Посчитай-ка: ты, я, Расти.
Чейз нахмурился.
– Да, действительно, об этом я не подумал. Что ж, тогда ты останешься в Доусоне, а я буду приезжать к тебе каждую декаду или даже каждую неделю. Ей-богу, это не так уж плохо, зато уедем отсюда богачами.
– Нет, Чейз, так дело не пойдет. Я хочу вернуться в Сиэтл и уже купила билет на «Сьюзи». Пароход будет здесь через месяц.
– Что? – пришла очередь удивляться Чейзу. – Получается, я для тебя ничего не значу?
– Ну не надо, родной мой. Я люблю тебя, но ты почему-то считаешь, что наши желания совпадают целиком и полностью, а это не всегда так. Я, например, не знаю, понравится ли мне Монтана и смогу ли я жить там, ты же думаешь, что это само собой разумеется. Мне хочется, чтобы ты советовался со мной, принимая решения о том, где мы будем жить и чем заниматься.
– Но Монтана мой дом, – сдержанно заметил Чейз. – А жена должна ехать за мужем, всегда так было. Проклятье, Мэгги, мы так любим друг друга и, вместо того чтобы заниматься любовью, спорим всю ночь напролет.
– Что тебе мешает исправить положение? – поддразнила его Мэгги.
– Я так и сделаю, но сначала ты пообещаешь остаться в Доусоне и ждать меня. Ты можешь написать в свою газету и попросить увольнения. Или, что еще лучше, посылать свои статьи по почте. А когда мы вернемся в Монтану, тебе не придется работать, ведь у нас будет куча денег.
– Но я люблю свою работу, – возразила девушка. – Журналистика стала частью моей жизни, и я не могу от нее отказаться. Мне не хочется проводить свои дни в бессмысленном прозябании где-то на ранчо.
– По-твоему, быть женой и вести хозяйство – значит бессмысленно прозябать? – рассердился Чейз. – Значит, ты требуешь, чтобы я отказался от своего образа жизни и принял твой? Нет, детка, этого я тебе обещать не могу, но, черт побери, должен же быть какой-то выход, устраивающий нас обоих! Клянусь тебе, если он есть, я найду его.
– Когда? – скептически поинтересовалась Мэгги. – Через пару лет? И все это время я буду сидеть без дела и ждать неизвестно чего? Извини, Чейз, но мне лучше вернуться в Сиэтл. В конце концов, это мой долг перед газетой. Издатели щедро финансировали мою поездку, и я обязана отчитаться перед ними.
– Я не вынесу разлуки с тобой, – признался Чейз. – Хотя, с другой стороны, мне понятно, почему ты не хочешь остаться в Доусоне.
– Значит, ты согласен с тем, что мне следует вернуться в Сиэтл? – обрадованно воскликнула Мэгги. – Какой ты молодец, я буду ждать тебя там. Ждать столько, сколько потребуется.
– Будешь ли? – тоскливо спросил Чейз. – А может быть, твой отъезд только предлог, чтобы избавиться от меня? Я же грубый, неотесанный ковбой и совсем не пара тебе. Вот капитан Гордон – другое дело, он может предложить тебе что-нибудь поинтереснее ранчо в Монтане.
– Не впутывай в наши дела Скотта! – возмутилась Мэгги. – Я же сказала, что люблю тебя, а все остальные мужчины для меня просто не существуют.
– Ладно, детка, не горячись. Мы спорим уже два часа, а я так и не понял: ты не хочешь переезжать в Монтану или не хочешь бросать свою излюбленную журналистику?
Мэгги задумалась. Чтобы дать ясный и честный ответ на этот вопрос, ей пришлось глубоко заглянуть себе в душу.
– Работа для меня очень важна, но дело не только в ней, – медленно начала она. – Я не уверена, что мы с тобой готовы к взаимному обязательству. Подумай сам, ведь твое предложение подождать год-другой означает, что участок для тебя важнее нашей любви. И я не могу так сразу отказаться от того, чего добивалась многие годы. Мы любим друг друга, но разумнее будет пожить пока врозь, чтобы убедиться в прочности наших чувств. Ты согласен со мной?
– Нет, Мэгги, тут что-то не так. Отвечай прямо, остаешься ли ты в Доусоне? Если нет, то забудь обо мне и о том, что между нами было.
– Это ультиматум? – ахнула Мэгги. – Чейз, дорогой, но я же пообещала, что буду ждать тебя хоть всю жизнь.
– Здесь или на участке? – деловито спросил Чейз.
Мэгги печально покачала головой, понимая, что их разговор зашел в тупик.
– В Сиэтле. Я возвращаюсь к своим обязанностям, мой адрес ты знаешь.
– Ох, Мэгги, ну почему мне вечно не везет? Вот и ты хочешь меня покинуть, а ведь я люблю тебя так сильно, что готов забыть даже о твоем бесплодии.
– Бесплодии? – тупо переспросила девушка и тут же вспомнила о своем обмане. – Чейз, но я…
– Хватит, детка, завтра поговорим, я устал от споров. Позволь мне любить тебя, ведь времени у нас осталось не так уж много.
– О господи, Чейз, я так боюсь, – всхлипнула она, отчаянно прижимаясь к нему.
– Не бойся, милая. Доверься мне и увидишь, что все наши проблемы не стоят выеденного яйца.
– Может быть, тебе лучше уйти? Мне кажется, нам обоим надо хорошенько все обдумать.
– Ты права, но сначала я покажу, как сильно люблю тебя.
Больше не было сказано ни слова. Все исчезло для них, кроме одного – темноты вокруг и огня внутри.
Позже, когда усталость погрузила Мэгги в глубокий сон, Чейз выскользнул из постели, тихо оделся и вышел. Ему хотелось побыть одному и принять то единственно правильное решение, которое устроит их обоих.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100