Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Перед ошеломленной, растерянной Мэгги стоял Зик, и дуло его винтовки смотрело ей прямо в грудь.
– А ты что же, и впрямь думала, что сбежишь от меня? – угрожающе прошипел он. – Мы с Банди много лет были вместе, а ты убила его. Я прошел через сущий ад, прежде чем добрался до Доусона, все фараоны страны ищут меня, и все это из-за тебя. Ну ничего, теперь ты заплатишь мне за все! Ты и твой любовник-ковбой.
– Так ты преодолел столько препятствий только ради того, чтобы отомстить мне? – воскликнула Мэгги, судорожно хватаясь за горло. Ее трясло от одного вида этого существа с безумными глазами, явно свихнувшегося после смерти Банди.
– Да, я пошел бы и на край света, только бы поквитаться с тобой, сука! Ты еще горько пожалеешь о том, что не утонула. В городе до сих пор рассказывают байки о том, как тебя нашли полумертвую на разбитом плоту. Том самом плоту, который ты стащила у нас! Впрочем, это сослужило мне хорошую службу: первый же бродяга рассказал мне, куда ты направилась. Я добрался бы до тебя и раньше, но конники проверяют все ходы и выходы, пришлось чуток пересидеть у одного дружка.
– Тогда тебе должно быть известно, что я здесь не одна, – промямлила Мэгги, незаметно двигаясь к полке, на которой лежало оставленное Чейзом ружье.
– Знаю, знаю, но твой любовник ушел. Я с самого утра слежу за хижиной и приготовил ему небольшой сюрприз.
Мэгги сделала еще один шаг в сторону и едва не выдала себя, неосторожно взглянув на полку, но Зик, к счастью, ничего не заметил. Дотянуться до ружья она пока не могла.
– Чейз вернется с минуты на минуту, – проговорила девушка, стараясь, чтобы ее голос не дрожал.
– Очень хорошо. Мне как раз хочется, чтобы он увидел, как мы с тобой забавляемся на этой постели. А застелена-то, я вижу, только одна.
Зик с любопытством огляделся, потянул носом и облизал губы.
– Недурненько пахнет. Давно я не видел приличной жратвы. Дай мне поесть, женщина, и не забывай, что я не свожу с тебя глаз. Не пытайся что-нибудь выкинуть, все твои штучки я наперед знаю.
С этими словами он неторопливо скинул пальто, и Мэгги увидела, что за пояс у него засунут еще и пистолет. Зик сел и, прислонив ружье к стулу, прорычал:
– Пошевеливайся!
Мэгги снова украдкой взглянула на лежащую на полке винтовку. Успеет ли она схватить ее, прежде чем Зик пустит в ход свое оружие? Стоит попытаться, иначе мерзкий подонок действительно изнасилует ее на глазах у Чейза, а потом убьет их обоих. «Сейчас или никогда», – решила девушка и бросилась к полке. Радость победы захлестнула ее, когда рука коснулась ствола, а палец нащупал спусковой крючок. Но победа обернулась горьким поражением. В ту же секунду она полетела на пол, а винтовка приземлилась у ног Зика.
– Я тебя предупреждал, красотка, – расхохотался бандит, наклоняясь над ней. Поднимая Мэгги с пола, он чуть не вывернул ей руку, не переставая довольно гоготать при этом.
Зик с жадностью поглощал поставленную перед ним еду, а Мэгги всю колотило от тревоги за Чейза. С одной стороны, она хотела, чтобы он поскорее вернулся, а с другой – молилась о том, чтобы он никогда не переступал порога этого дома. Вот если бы был способ как-то его предупредить. Но время шло, и вскоре Мэгги услышала родной голос:
– Черт побери, солнышко, я же просил тебя запирать дверь.
Она хотела вскрикнуть, но прикосновение холодной стали к виску заставило ее отказаться от этого намерения.
Чейз оббил с ног снег и вошел в дом. Едва различая предметы в мерцающем свете свечи, он прислонил ружье к стене и принялся стаскивать сапоги.
– Сегодня мне здорово повезло, дорогая. На ужин будет стейк из карибу. Представляешь, он выскочил из кустов прямо на меня, только и забот было, что нажать на курок.
Не услышав ответа, Чейз насторожился.
– Мэгги? – обеспокоенно спросил он.
– Она здесь, ковбой, – прохрипел Зик.
Чейз пошел на голос и увидел Мэгги и мужчину, прижимающего пистолет к ее виску. Глаза бандита маниакально блестели, а Мэгги была сейчас бледнее, чем тогда, когда он вытащил ее из-под снега.
– Кто ты такой, черт побери, и что тебе надо? – заревел он, яростно сжимая кулаки.
– А ты не помнишь меня? Нам ведь уже доводилось встречаться, – ухмыльнулся Зик.
– Зик?! О мой бог, – воскликнул Чейз, сразу все осознав.
– Он самый. Рад, что ты меня не забыл. Давай-ка теперь сюда, – махнул он пистолетом. – Да ты, я вижу, живучей кошки! Сядь, чтобы я мог приглядывать за тобой.
– Если ты тронешь Мэгги хоть пальцем, я…
– Ты не сможешь ничего сделать. Садись, я сказал.
Зик перевел дуло пистолета с виска Мэгги к шее и сильно нажал. Девушка всхлипнула, и это заставило Чейза немедленно подчиниться.
– Пока я еще ничего не сделал твоей девке, – самодовольно заметил Зик. – Но обязательно сделаю, если ты осмелишься мне перечить. Так что лучше будь паинькой.
– Не понимаю, чего ты добиваешься? – покачал головой Чейз. – Денег? У нас есть немного золота, забирай его и уходи.
Бандит алчно усмехнулся.
– Возьму обязательно, уж в этом можешь не сомневаться. Но сначала я должен поквитаться с этой маленькой сучкой. Она убила Банди и заплатит за это.
– Отпусти девушку, приятель, и вымещай свою злобу на мне, – предложил Чейз, оттягивая время.
– О тебе я тоже не забуду, «приятель», – пообещал Зик и потащил Мэгги через комнату.
Остановившись у кучи снаряжения, сложенного возле стены, бандит вытащил оттуда моток веревки. Догадавшись, что он хочет сделать, Мэгги выкрикнула:
– Не думай обо мне, Чейз! Поступай так, как считаешь нужным.
– Нет, солнышко, – выдавил ковбой. – Я не хочу, чтобы этот ублюдок делал тебе больно.
– Он все равно убьет нас! Ты должен попытаться.
– Заткнись, – прорычал Зик, подходя к Чейзу с веревкой и подталкивая Мэгги дулом пистолета. – Вяжи его, – приказал он.
Мэгги отрицательно покачала головой, и тогда Зик молниеносно схватил свое ружье и направил его на Чейза.
– Давай, действуй, я сказал, или он покойник.
– Мэгги-детка, делай, как он говорит, – устало сказал Чейз, однако глазами попытался ее успокоить и подбодрить.
Чейз Макгаррет, ковбой из Монтаны, не впервые попадал в ситуацию, из которой, на первый взгляд, не было выхода. Но прежде он был один и опасался только за свою жизнь, а теперь рядом с ним Мэгги. Он должен ее защитить, уберечь, чего бы ему это не стоило. Если и существует один-единственный способ выбраться из этой переделки, он его найдет. Обязательно!
Повинуясь приказаниям Зика, Мэгги связала руки Чейза за спиной и привязала их к спинке стула. Бандит подергал веревку и, скептически усмехнувшись, велел:
– Туже.
Мэгги, стиснув зубы, подчинилась.
– Теперь ноги!
Убедившись, что ковбой связан, как рождественский гусь, Зик довольно захихикал.
– Это преступление не сойдет тебе с рук, подонок, – предупредил Чейз. – Канадские конники хорошо знают свое дело и живо доберутся до тебя.
– Молчать! – взвизгнул Зик. – А ты, женщина, займись-ка лучше постелью. Пришло время с тобой позабавиться.
– Не прикасайся к ней! – заревел Чейз, подобно Самсону пытаясь разорвать свои путы.
– Нет, ковбой. Я буду делать с твоей сучкой все, что захочу, а ты на нас полюбуешься. Раздевайся, женщина!
– И не подумаю, – спокойно проговорила Мэгги. – Я буду сопротивляться, и в конце концов ты пожалеешь, что вошел в эту дверь. Ты кажется, собирался нас пристрелить? Можешь сделать это прямо сейчас, потому что я не намерена подчиняться тебе.
– Вот дерьмо, – фыркнул Зик. – Я чертовски устал и не собираюсь драться с тобой, – плотоядно оглядев девушку, он добавил: – Пожалуй, пара часов сна мне не помешает, а когда я проснусь, мы посмотрим, кто кого.
Отсрочка, пусть кратковременная, вселила в Мэгги надежду. Она бросила на Чейза многозначительный взгляд, и тот понимающе кивнул ей в ответ.
Зик усадил Мэгги на пол спиной к спинке стула Чейза и связал ее той же веревкой.
– Так-то лучше, красотка, – злорадно заметил он и широко зевнул.
Подбросив в камин поленьев, Зик завернулся в одеяло и мгновенно захрапел. Немного выждав и убедившись, что бандит действительно спит, Чейз, сдавленным от беспокойства и беспомощности голосом спросил:
– Как ты, солнышко?
– В порядке. А ты?
– Нормально, но я больше беспокоюсь о тебе. Попробуй пошевелиться, сможешь?
Мэгги попыталась хоть немного ослабить натяжение веревки, но у нее ничего не вышло. Девушка всхлипнула и разочарованно прошептала:
– Бесполезно, Чейз.
– Спокойно, детка. Должен же быть какой-то способ, и я найду его, обещаю тебе.
– А что, если он…
– Нет, дорогая, даже не думай об этом. Мы выкарабкаемся, дай только время, и я соображу как.
Чтобы не мешать Чейзу размышлять, Мэгги прислонилась к стулу и задремала. Проснулась она от холода и, стуча зубами, спросила:
– Долго я спала?
– Не очень, милая.
– Ты должен был меня разбудить.
– Я хотел, чтобы ты отдохнула. Я тут кое-что надумал, и силы тебе еще понадобятся. Много сил.
Настроение Мэгги сразу же улучшилось.
– О, Чейз, ты знаешь, как выбраться отсюда! Я верила, что изобретешь какой-нибудь способ. Расскажи мне скорей.
– Ш-ш-ш, детка, не так громко. Ты же не хочешь разбудить нашего друга Зика? – прошептал Чейз. – Перед тем как войти в дом, я засунул нож в правый сапог.
– В сапог? Это очень предусмотрительно с твоей стороны, но какой от этого прок? Мы же не можем двинуть ни рукой, ни ногой.
– Слушай внимательно, дорогая. Мои ноги не привязаны к стулу, а только стянуты. Если я сдвину их назад, ты, пожалуй, сможешь вытащить нож.
– Но…
– Попробуй, детка, просто попробуй.
Просунув ноги под стул, Чейз чуть не застонал от боли, настолько сильно веревки впились в его тело. Мэгги потребовалось гораздо меньше усилий. Она легко дотянулась до голенища сапога и обрадованно выдохнула:
– Есть! Я достала до твоей ноги.
– Теперь нож, солнышко, ищи нож.
Если пять минут назад Мэгги трясло от холода, то теперь ее лоб покрывала испарина. Она старалась изо всех сил, но нащупать нож так и не смогла.
– Ничего не получается, – разочарованно проговорила она. – Я не смогу его вытащить.
– Значит, ты сдаешься? – сердито сказал Чейз. – А вот та Мэгги, которую я знаю, не признает поражения. Моя Мэгги храбрая, решительная и настойчивая. Может быть, попытаешься еще раз?
Девушка чуть не заплакала от досады. Конечно, Чейз прав! Как она могла поддаться отчаянию в тот момент, когда их жизнь висит на волоске? Зик намерен надругаться над ней и убить Чейза. О Боже, ее Чейза! А она ведет себя как сопливая девчонка!
Сделав глубокий вдох, Мэгги сосредоточилась и, собрав всю свою волю в кулак, предприняла еще одну попытку. Морщась от боли, она тянула руки так, что они едва не выскакивали из суставов. Делая небольшие передышки, девушка начинала снова и снова. Но вот, наконец, ее пальцы коснулись рукоятки.
– Я нащупала нож, – вскрикнула Мэгги и тут же испуганно посмотрела на Зика, но тот, к счастью, спал так крепко, что даже громкий возглас его не разбудил.
– Замечательно, детка, – облегченно выдохнул Чейз. – Теперь успокойся и тащи его потихонечку.
Ноги Чейза уже давно свела судорога, а все тело затекло и онемело, но ради Мэгги он и виду не подавал, как ему больно.
– Не паникуй, солнышко, – подбадривал он ее. – У тебя все получится, не может быть, чтоб не получилось.
– Достала! Я достала, – провозгласила Мэгги, но теперь уже шепотом.
Первый шаг к свободе сделан, но самое трудное еще впереди. Чейз поерзал на стуле, стараясь хоть немного разогнать кровь и, приняв максимально удобное положение, повеселевшим голосом проговорил:
– Теперь, детка, поверни нож лезвием вверх. Держи рукоять крепче. Если ты его уронишь, мы пропали, – предостерег он. – Взялась? Мои руки прямо над твоими. Начинай пились веревки, только, прошу тебя, осторожнее. Я вовсе не хочу остаться без кисти.
– Но ведь я не вижу твоих рук, как же быть?
– Не волнуйся и пили, когда доберешься до кости, я дам тебе знать, – пошутил ковбой.
Мэгги решительно принялась за дело. Страх заставлял ее руки двигаться, и она с остервенением пилила веревку, не останавливаясь ни на секунду. Как долго продолжалась эта пытка, Мэгги не знала, но вдруг ей показалось, что в комнате что-то изменилось. Она замерла и прислушалась. Зик больше не храпел!
– Он просыпается, – прошептала она.
– Не шевелись, может быть, обойдется, – успокаивающе проговорил Чейз, искренне надеясь, что так оно и будет.
Зик громко зевнул, поерзал на одеялах и затих. Мэгги решила, что он уснул, и снова начала пилить. Но не успела она сделать и двух движений, как бандит приподнялся и уставился прямо на нее. Зная, что нож – их единственная надежда, Мэгги не могла позволить Зику найти его, а потому украдкой бросила клинок под стул, поближе к ногам Чейза. Ковбой понял ее маневр и наступил на нож сапогом, полностью скрыв его под широкой подошвой.
А Зик тем временем встал, потянулся и, похотливо ухмыляясь, проговорил:
– Ну вот, стерва, я и готов. Теперь я резвее быка в стаде коров, увидишь, со мной тебе будет не хуже, чем с твоим любовником.
Бандит отвязал Мэгги от стула, но запястья ее по-прежнему стягивала веревка. Ноги девушки он тоже освободил и потащил ее к постели, с которой только что встал.
– Ложись, сука! – прорычал он, стягивая с себя одежду.
– Пошел к черту! – гневно выкрикнула Мэгги, но ярость ей ничем не помогла.
Бормоча что-то нечленораздельное, Зик разорвал лиф ее платья. Глаза подонка восхищенно округлились, когда он увидел обнаженную грудь девушки.
– Будь я проклят! – воскликнул Зик, дотрагиваясь толстым грязным пальцем до трепещущей плоти. – Хорошенькие, как две голубки, – благоговейно выдохнул он. – А что еще ты прячешь под своими тряпками?
Мэгги попыталась увернуться, но руки Зика пригвоздили ее к кровати. Разорвав платье на две половины, он швырнул девушку на пол и тяжело навалился на нее.
Чейз обезумел. Где-то глубоко внутри него словно что-то взорвалось, и он нечеловеческим усилием разорвал веревку, связывавшую его руки. Выхватив нож из-под сапога, он освободил ноги, вскочил и… не смог сделать ни шага. Ноги были будто две деревянные колоды, а запястья отекли и кровоточили. К счастью, Зик был так увлечен, что даже не заметил того, что ковбой уже свободен.
Скрипя зубами от ярости, Чейз был не в силах даже сжать кулаки. В тот момент, когда Мэгги пронзительно закричала, он пошатнулся, сделал шаг, второй, а потом почти побежал к стене, у которой стояла его винтовка. Схватив ружье, он прицелился и нажал спусковой крючок. Холодный пот прошиб его, когда он услышал лишь щелчок затвора о пустой патронник. Чейз торопливо заново взвел курок – и опять ничего.
Услышав знакомый звук, Зик насторожился.
– Какого черта, – пробормотал он, силясь понять, что происходит.
– Мэгги, отодвинься от него, – ледяным голосом произнес Чейз.
Завернувшись в одеяло, девушка отползла в угол, лихорадочно соображая, что ей следует предпринять. Винтовка, которую Чейз оставил ей, уходя на охоту, была далеко, руки связаны, оставалось только беспомощно оглядываться по сторонам. Кусая губы, Мэгги с ненавистью посмотрела на Зика и вдруг заметила его пистолет, дуло которого высовывалось из-под одежды, валяющейся на полу. Бандит перехватил ее взгляд и метнулся к оружию. Поняв, что игра проиграна, Чейз отшвырнул бесполезную винтовку и бросился на Зика. Его рывок опередил выстрел на десятую долю секунды, и пуля прошла мимо.
Мужчины сцепились в смертельной схватке и покатились по полу. Мэгги больше не могла этого вынести, кое-как поднявшись на ноги, она кинулась на Зика и вцепилась зубами ему в плечо. Бандит взвыл, но тут же опомнился и отшвырнул ее от себя.
Онемевшие руки Чейза были слабы, и Зик мало-помалу одерживал верх. Он схватил Чейза за горло и с торжествующим блеском в глазах принялся его душить. Мэгги истошно закричала, увидев, что лицо любимого уже посинело, но в этот момент дверь распахнулась и в комнату ворвался капитан Гордон.
– Остановись, Зик! – приказал он.
Бандит замер.
– Слава Богу, я вовремя поспел, – облегченно выдохнул Скотт, убедившись, что Мэгги жива и невредима. – Вы не ранены? Я выехал сразу же, как только узнал, что Зик был в городе и всюду расспрашивал о вас.
– Спасибо, Скотт. Я не ранена, а как ты, Чейз? – обеспокоенно спросила Мэгги.
– В порядке, солнышко, дай мне пару минут, чтобы отдышаться, и я сам расправлюсь с этим подонком, – прохрипел Чейз. – Развяжи Мэгги руки, Гордон, – попросил он.
Скотт немедленно вытащил нож и освободил запястья девушки. Увидев кровь, он воскликнул:
– Так ты все-таки ранена!
– Нет, нет, – запротестовала Мэгги, тронутая его заботой. – Это кровь Чейза. Я поранила его, когда перерезала веревку.
Тем временем Зик, заметив, что внимание капитана отвлечено, вскочил на ноги, рывком распахнул дверь и бросился бежать.
Оставшиеся в доме не могли удержаться от смеха, наблюдая за тем, как он босиком скачет по снегу, имея на себе лишь одни грязные подштанники.
– Но ведь он убегает, – заволновалась Мэгги.
– Далеко не убежит, – ничуть не тревожась, бросил Скотт, захлопывая дверь. Температура опять упала, и сегодня мороз градусов тридцать. Он окоченеет, не пробежав и мили.
– У него должна быть упряжка, ведь на чем-то он сюда добрался, – предостерег Чейз.
– Мы обнаружили ее, сейчас собак и нарты стережет мой человек, – уверил капитан. – Не волнуйтесь, если бы у него был хоть один шанс выжить, я бы выстрелил ему вдогонку. Как ты, Мэгги? С тобой действительно все в порядке? Не понимаю, зачем этот мерзавец разыскивал вас? Чего он добивался?
– Он хотел изнасиловать меня на глазах у Чейза и сделал бы это сразу же, но дальняя дорога вымотала его, и он решил сначала поспать. Зик связал нас и…
– Хватит Мэгги, – перебил ее Чейз. – Все случившееся только моя вина. Не оставь я тебя одну ради этой треклятой охоты, ничего не случилось бы.
– А почему ты не привез Мэгги в Доусон, как обещал? – обвиняюще спросил Скотт. – Я предупреждал тебя о том, что женщине здесь не место, да ты и сам должен это понимать.
– Чейз выполнил свое обещание, – вмешалась Мэгги, вставая на защиту любимого. – Он повез меня в город, но в пути произошел несчастный случай. Лавина обрушилась на наши нарты и едва не убила меня. Я осталась жива лишь благодаря Чейзу, он откопал меня и делал искусственное дыхание до тех пор, пока я не смогла дышать самостоятельно. После этого мы вернулись на участок и уже не могли покинуть его из-за снега.
– Понятно, – пробормотал Гордон. – Спасибо тебе, Макгаррет, – торжественно проговорил он, пожимая ковбою руку, а затем повернулся к Мэгги и спросил: – Сколько времени тебе потребуется на сборы? Я оставил своих собак у самого дома.
– Ты считаешь, я должна вернуться в Доусон? – недоверчиво спросила Мэгги и посмотрела на Чейза, словно выспрашивая у него совета.
– А разве после пережитого ужаса ты сама этого не хочешь? – вопросом на вопрос ответил Скотт.
– Я… нет, не думаю.
– Капитан Гордон прав, – тоном, не терпящим пререканий, сказал Чейз. – Тебе лучше перезимовать в городе, здесь слишком опасно.
– Позволь мне самой решать, где лучше, а где хуже, – вспылила девушка.
– Не позволю! Ты должна уехать.
– Я так быстро тебе надоела?
– Мэгги-детка, собирай вещи, я не намерен с тобой спорить, ты уезжаешь, и точка.
Девушка нехотя подчинилась и начала укладывать свои скудные пожитки. Большая часть вещей осталась в Доусон Армз, а здесь у нее было только одно платье, дневник и бесценные путевые заметки. Когда все было увязано в аккуратный узел, Мэгги передала его Скотту, глазами давая понять, что хотела бы попрощаться с Чейзом наедине. Гордон едва заметно кивнул и вышел.
– Солнышко, пойми меня правильно, – заговорил Чейз, как только за капитаном закрылась дверь. – Я безумно хочу, чтобы ты осталась, но твоя безопасность важнее. Вот золото, – сказал он, вкладывая ей в руку увесистый мешочек. – Деньги тебе понадобятся. А сейчас не расстраивай меня и будь умницей.
– Я не люблю, когда за меня решают, что мне надлежит делать, – капризно надула губы Мэгги.
– Но это ради твоего же благополучия. Ты слишком много значишь для меня, и я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.
– А я хочу остаться здесь и быть рядом с тобой.
– Нет, детка, жди меня в Доусоне. В марте я приеду в город, тогда и поговорим. Раньше я о будущем не задумывался, но теперь как-то не представляю его без тебя, – он помолчал и озабоченно спросил: – Твоя работа действительно так уж важна?
Мэгги замерла от изумления и неожиданности. Что означают его слова? Говоря о совместном будущем, Чейз берет на себя определенные обязательства, но готова ли она принять их? В своем деле ей удалось добиться успеха и доказать, что женщина-репортер способна справиться с задачей ничуть не хуже мужчины, а порой даже лучше. Неужели от этого придется отказаться? Сможет ли она пожертвовать карьерой ради любви?
Чейз, неправильно истолковав молчание Мэгги, счел нужным добавить:
– То, что у тебя не может быть детей, для меня не имеет никакого значения. С ребятишками всегда много хлопот, а их плача я просто не выношу.
На самом же деле Чейз Макгаррет любил детей и всегда с удовольствием возился с ними. Признание Мэгги не явилось для него ударом только потому, что тогда он еще не понимал, насколько дорога ему эта девушка.
– Да ответь же хоть что-нибудь, Мэгги! – не выдержав, воскликнул Чейз. – Я ведь, черт возьми, люблю тебя!
– Ты меня любишь? – переспросила она.
– А ты в этом сомневалась?
– Вообще-то, да, – призналась Мэгги. – Вот только насчет детей…
– Мэгги, ты готова? – крикнул Скотт, не заходя в дом. – Нам пора ехать.
– Иди, солнышко, – подтолкнул ее Чейз. – Обсудим все позже, и подумай над тем, что я тебе сказал. Надеюсь, Гоулд Боттом
type="note" l:href="#n_1">[1]
оправдает свое название, и я смогу обеспечить тебе достойную жизнь.
Мэгги хотела сказать ему, что не бесплодна, и объяснить свой обман, но в это время Скотт снова нетерпеливо постучал в дверь, и она успела шепнуть Чейзу лишь несколько торопливых слов:
– Я тоже люблю тебя, мой нахальный ковбой, и всегда любила.
* * *
До Доусона Скотт и Мэгги добрались вполне благополучно. Отъехав от хижины ярдов на двести, они наткнулись на тело Зика. Хоронить было почти нечего, потому что волки добрались до него раньше.
Несмотря на то, что на Одиннадцатом Верхнем она ничуть не скучала и была счастлива, Мэгги с удивлением обнаружила, что рада оказаться в городе. За время ее отсутствия Доусон сильно разросся. Вдоль Юкона появилась целая улица из новых домов, и постройки все еще продолжались. В гостиницах не осталось ни одного свободного номера, а салуны процветали, вытряхивая из старателей потом и кровью добытое золото.
Мэгги была приятно поражена, что в Доусоне стало больше женщин. Причем женщин не из разряда общедоступных. Девушка познакомилась с мисс Адамс, бывшей портнихой, которая теперь занималась починкой одежды. Мисс Адамс с гордостью поведала журналистке, что зарабатывает тридцать-сорок долларов в день, в то время как в своем родном городе она с трудом получала двадцать долларов в неделю. А миссис Уиллис, полная средних лет женщина, выпекала хлеб и брала белье в стирку, тоже неплохо зарабатывая на этом.
Была уже середина января, и на Аляске стояли самые жуткие холода. Столбик термометра нередко опускался до отметки пятьдесят градусов, и Мэгги проводила дни в постоянной тревоге за Чейза. Как он там один в своей далекой хижине?
Сама Мэгги жила в гостинице «Доусон Армз» в том же номере, в котором остановилась первоначально. Скотту удалось убедить хозяина оставить номер за ней, и девушка была ему очень благодарна за это, потому что иначе она оказалась бы на улице или, в лучшем случае, в какой-нибудь переполненной шлюхами дыре. За номер теперь приходилось платить сто пятьдесят долларов, и золото Чейза пришлось весьма кстати. Продукты тоже невероятно вздорожали, но Мэгги особенно не роскошествовала, довольствуясь малым.
Однажды в холле гостиницы Мэгги встретила Джека Лондона. Она искренне обрадовалась, увидев молодого человека.
– Здравствуйте, мистер Лондон, – сказала она, протягивая ему обе руки. – Как приятно снова увидеть знакомое лицо. Мне очень хотелось найти вас и поблагодарить за ту помощь, которую вы оказали Чейзу. Без вас он, наверняка, не выжил бы.
– Мое почтение, мисс Эфтон. Я тоже рад встрече с вами и тому, что вы живы и здоровы. Чейз, надеюсь, уже вполне поправился? Когда мы расстались, его рана была в ужасном состоянии.
– О да, теперь с ним все в порядке. Что вы будете делать весной? Вернетесь на озера или попытаете счастья в приисках?
– Пообедайте со мной, я вам все расскажу, – широко улыбаясь, предложил Джек, и Мэгги с готовностью согласилась.
Трапеза доставила обоим огромное удовольствие. Джек много говорил о людях, с которыми ему довелось познакомиться, и признался, что его заветная мечта – стать писателем.
– Я не хочу искать золото, я видел жизнь, полную отчаяния и горя, видел ее жертвы и ее борцов и хочу рассказать об этом всему миру, – делился своими планами Лондон.
– Мне нравится ваша искренность, Джек, – похвалила Мэгги. – Оставайтесь таким всегда. А когда будете великим писателем, в чем я нисколько не сомневаюсь, не забудьте в своих рассказах о Клондайке упомянуть и мое имя.
После обеда Джек и Мэгги договорились видеться чаще и с тех пор встречались почти каждый день. Они проводили время, делясь впечатлениями об увиденном, а подчас и споря до хрипоты. Так, например, Лондон считал, что вдохновения не существует, его заменяет упорный труд. Свои рассказы он писал сразу набело и обычно не переделывал, но зато работал медленно. Мэгги думала совершенно иначе. Она по наитию могла исписать за ночь несколько тетрадей и доказывала Джеку, что для каждой работы нужен определенный настрой.
Капитан Гордон тоже не обделял Мэгги своим вниманием, но его постоянная опека тяготила девушку. Она думала только о Чейзе и с нетерпением ждала марта, поэтому полные обожания взгляды Скотта ее смущали, порой даже раздражали. Как-то, уже в конце февраля, капитан грустно заметил:
– Скоро ты уедешь, и мы, наверное, никогда больше не увидимся, – он помолчал. – Страшно подумать о том, сколько любителей легкой наживы хлынет на Клондайк весной. Боюсь, их всех ждет горькое разочарование, ведь все участки уже заняты.
– Да, Джек Лондон тоже так считает. Жаль бедолаг, – задумчиво проговорила Мэгги.
– Мистер Лондон – очень интересный человек. Я заметил, в последнее время вы часто встречаетесь.
– У нас много общего.
– Давай не будем сейчас о Джеке, поговорим лучше о нас с тобой, – предложил Скотт.
Они ужинали в гостиничном ресторане, и Мэгги чувствовала себя неуютно.
– Оставь это, Скотт, люди смотрят, – попросила она.
– Разумеется, смотрят. Они отвыкли от женского общества, а ты к тому же очень красива. Но я хочу, чтобы между нами была полная ясность, поэтому прошу тебя, давай сегодня же все обсудим.
– Только не здесь.
– А где?
– Поднимемся ко мне. Нормам морали это, конечно, не соответствует, но после того как я провела целый месяц на участке наедине с мужчиной, моей репутации уже ничто не может повредить.
– О, Мэгги, ты можешь доверять мне. Я никогда не позволю себе ничего такого, что могло бы как-то оскорбить тебя.
Мэгги знала об этом и верила Скотту. Капитан Гордон принадлежал к тому типу мужчин, которые не переходят грань дозволенного, оставаясь при этом любящими и преданными друзьями.
Они вошли в номер, и Мэгги, присев на край кровати, сказала:
– Я готова выслушать тебя, Скотт. Гордон, меривший шагами комнату, остановился и, глядя ей в глаза, заговорил:
– Мэгги, мы знакомы уже полгода, и за это время я успел узнать, что ты женщина отважная и решительная, не пасуешь перед трудностями и всегда готова прийти на помощь другому человеку. Я всю жизнь искал такую, как ты, и прошу тебя выйти за меня замуж.
– Но, Скотт, я…
– Мы можем переехать в Сиэтл, если ты хочешь, – торопливо проговорил он, перебивая ее. – Мне не трудно будет найти там работу, а ты сможешь заниматься любимым делом.
– Скотт, остановись, дай мне хоть слово вставить. Я не могу выйти за тебя замуж. Ты милый, добрый, честный, но я не люблю тебя.
– Как ты можешь судить о своих чувствах, ведь между нами был лишь один короткий поцелуй? Я знаю, что Чейз Макгаррет для тебя не только проводник и друг, но если ты думаешь, что из-за этого я стану меньше уважать тебя, то ты глубоко ошибаешься. Я люблю тебя, а все остальное не имеет значения.
– Ты хороший и порядочный человек, Скотт, но я не стою таких жертв, – искренне сказала Мэгги. – К тому же Сиэтл сильно отличается от Доусона. Там ты будешь несчастлив, а я не могу и не хочу жить здесь. Я ценю твою дружбу, но большего между нами быть не может. Ты заметил, что Чейз дорог мне, и ты прав. Я люблю его и с ним я намерена связать свою судьбу.
– Да что он может предложить тебе, этот Макгаррет?! – взорвался Скотт. – Жизнь, полную трудностей и лишений? Маленькое ранчо в Монтане, где ты со своими знаниями и способностями сможешь лишь крутить коровам хвосты? А может быть, ты надеешься, что он разбогатеет?
– Ты абсолютно прав, Скотт. Я не знаю, какое будущее ждет нас с Чейзом и есть ли оно у нас вообще. Я знаю, что я люблю его, а он любит меня, пока этого вполне достаточно.
– Ну, еще бы ему не любить тебя, – невесело усмехнулся Скотт. – Не понимаю только, что ты в нем нашла?
Сказав это, Гордон, к полному изумлению Мэгги, сел рядом и притянул ее к себе.
– А сейчас, Мэгги Эфтон, я намерен поцеловать тебя и сделаю это независимо от того, хочешь ты или нет.
Его мягкие, но настойчивые губы полностью завладели ее губами, язык скользнул внутрь, вынуждая Мэгги откликнуться, но тщетно. Поцелуй Скотта был приятен, но не вызывал в ней даже намека на те дивные, восхитительные ощущения, которые она испытывала с Чейзом. Решительно отстранившись, Мэгги тихо сказала:
– Прости, Скотт, но я не хочу давать тебе ложной надежды.
– Снова Макгаррет! – сердито воскликнул он. – А что, если он не решится взять на себя ответственность за тебя, тогда у меня будет шанс занять его место?
Мэгги вспыхнула. Скотт, как всегда, прав. Их отношения с Чейзом только начали складываться, и неизвестно, как он поведет себя в дальнейшем. Очень может быть, что из их любви ничего не выйдет и каждый пойдет своей дорогой. О, она, конечно, это переживет и, скорее всего, даже обретет счастье, посвятив свою жизнь работе и творчеству, но сможет ли кто-то другой заполнить пустоту в ее сердце? Ответа на этот вопрос она не знала.
– И ты удовлетворился бы второй ролью? – спросила она, искоса поглядывая на капитана.
– Даже пятой, только бы быть рядом с тобой! – горячо проговорил Скотт.
Его голос звучал так искренне, а взгляд бы так печален, что у Мэгги слезы невольно навернулись на глаза.
– Как бы я хотела любить тебя, Скотт, – прошептала она. – Ну почему жизнь так сложна и несправедлива? Ты мне очень нравишься, но все же давай лучше подождем. Сейчас я не готова дать тебе определенный ответ.
Капитан Гордон разочарованно вздохнул и пробормотал:
– Если когда-нибудь этот везучий ковбой обидит тебя, я его разыщу и убью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100