Читать онлайн Золотая лихорадка, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая лихорадка - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая лихорадка - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Золотая лихорадка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 11

В эту ночь Чейз и Мэгги больше не спали. Они разговаривали и любили друг друга, любили до изнеможения.
Следующий день промелькнул быстро и незаметно, а Чейз благоустраивал дом, в котором ему предстояло провести всю зиму. Уже вечером, когда они оба сидели перед камином, Мэгги вдруг вспомнила о последних словах Сэма и тут же передала их Чейзу.
– Я видел гору гальки у ручья, – задумчиво проговорил ковбой. – Думаешь, он напал на золотую жилу?
– Не знаю. Старик бредил и все говорил о каких-то несметных богатствах. Возможно, он и в самом деле что-то нашел.
– Ну что ж, давай взглянем на тайник, – предложил Чейз без особенного энтузиазма. – Ты говоришь, он где-то здесь, в доме?
– Да, под третьей половицей.
Они вместе приподняли доску и… не поверили своим глазам. Под полом в грязной тряпице лежали золотые самородки!
– Боже мой! – воскликнул Чейз, вытаскивая увесистый сверток наружу. – А ведь это лишь малая часть того, что пока скрыто под землей. Теперь мы с Расти разбогатеем и заживем так, как и не мечталось.
Ковбой вывалил самородки на стол и разделил их на две половины.
– Возвращаю свой долг, солнышко, – сказал он, придвигая часть золота к Мэгги. – Тебе понадобятся деньги, и немалые. Зимой цены в Доусоне ой-ой как кусаются. Надеюсь, тебе посчастливится найти подходящее жилье. Ты ведь в гостинице останавливалась?
– Да, и номер в ней оплачен на месяц вперед, – ответила Мэгги. – Скотт предупредил меня, что зимой с жильем будет туго.
– Старина Скотт очень добр, – язвительно заметил Чейз. – Всегда готов помочь красивой женщине.
– Ну зачем ты так, Чейз! – возмутилась Мэгги. – Капитан Гордон только выполнял свои прямые обязанности. А сейчас забудь о нем и не дуйся. Лучше подойди и поцелуй меня.
– С удовольствием, детка.
Надо ли говорить о том, что в эту ночь они тоже не спали.
* * *
Утром Чейз и Мэгги покинули Одиннадцатый Верхний. Девушка одела шубу с капюшоном, которую ковбой купил в Доусоне, и сразу стала похожа на маленького неуклюжего медвежонка. Однако даже эта экипировка не спасла ее от холода.
Не проехали они и двух миль, как пошел сильный снег. Мэгги предложила вернуться, но Чейз отказался, решив добраться до города во что бы то ни стало. К счастью, часа через три метель прекратилась, и собаки буквально полетели по нетронутой целине. Все вокруг сверкало чистотой и искрилось. Горы возвышались над тундрой словно величественные стражи, укутанные в белые одежды. Мэгги казалось, что они находятся в сказочном мире, в котором нет больше никого – лишь она и Чейз.
– Красиво, правда? – крикнул ковбой, оборачиваясь к ней.
– Восхитительно! – согласилась девушка. Они неслись по равнине целый день, а когда стемнело, Чейз остановил собак у подножия одинокой скалы.
– Неплохое местечко для ночлега, как ты считаешь? – спросил он.
– Ох, я так измучилась в этих санях, что мне решительно все равно, где спать, – протянула Мэгги, капризничая не столько от усталости, сколько из кокетства.
– Эти сани называются нартами, – рассмеялся Чейз. – Посиди здесь, а я пойду присмотрю местечко для палатки.
Мэгги кивнула и спрятала нос в пушистом меху. Чейз удалялся, направляясь к редкому ельнику неподалеку. Он шел медленно, увязая в снегу почти по пояс, но тем не менее вскоре превратился лишь в темную точку на ослепительно белом снегу.
Мэгги, погруженная в свои мысли, не сразу обратила внимание на странный рокот, несущийся откуда-то сверху. Когда же звук дошел до ее сознания, она с недоумением подумала о том, что никогда не слышала грома зимой. Взглянув на скалу, девушка похолодела от страха. Казалось, вершина горы взорвалась, и теперь вниз неслись тонны льда и снега. Мэгги оцепенела и могла лишь в ужасе смотреть на бурлящую грохочущую массу, несущуюся прямо на нее. Собаки в панике заливались отрывистым лаем и рвались из упряжки, но без твердой руки управляющего не смогли сдвинуть нарты с места. «Бедняги», – успела подумать Мэгги, прежде чем тьма поглотила ее.
Тем временем Чейз отыскал прекрасное, защищенное от ветра место для ночевки. Возвращаться было немного легче, потому что теперь он шел уже по проторенному пути. Но не успел ковбой сделать и десяти шагов, как услышал протяжный гул. В отличие от Мэгги он сразу понял, что означает этот шум. Лавина! Чейз закричал и ринулся вперед, не обращая внимания на сугробы. Он даже не подумал о том, что если успеет добежать до саней, то снежный обвал накроет и его. Это было совсем неважно, главное – быть рядом с Мэгги.
Но он не успел. Ударная волна сбила его с ног и засыпала снежной пылью. Быстро освободившись, Чейз потрясенно уставился на то место, где в последний раз видел упряжку и нарты. Теперь там не было ничего, кроме снега и льда. Ковбой бросился туда и принялся отчаянно разгребать снег голыми руками. Он трудился так остервенело, что углубление росло на глазах. Обида на злодейку-судьбу и любовь, да любовь, сейчас он мог себе в этом признаться, придавали ему сил. К счастью, Мэгги накрыл лишь край лавины, на это и уповал Чейз, надеясь откопать ее еще живой. Час спустя он нащупал край саней и заработал обледеневшими руками с таким рвением, как будто от этого зависело спасение цивилизации. А впрочем, какое ему дело до целого мира, если в нем не будет Мэгги…
Дрожа от нетерпения, Чейз вытащил безжизненное тело девушки на поверхность. Она была бледна и, казалось, совсем не дышала. Когда он приподнял Мэгги и чуть встряхнул, девушка глубоко вдохнула раз, другой, а потом замерла, обмякнув в его руках.
– Дыши, детка, дыши же, – молил ковбой, и слезы отчаяния брызнули у него из глаз.
Прижав Мэгги к груди, Чейз растерянно оглянулся. Неужели ничего нельзя сделать? Неужели ей суждено умереть такой молодой?
– Дыши, черт побери, дыши! – кричал он, зверея от собственной беспомощности. – Ты не погибнешь, солнышко, нет. Ты не можешь покинуть меня! Я буду дышать за тебя!
Он осторожно уложил девушку на снег и начал делать ей искусственное дыхание, в каждый вдох вкладывая собственную душу. Надежда не покидала его ни на секунду, он вернет ее к жизни или умрет сам.
Легкие Чейза уже горели от переизбытка кислорода, но он не сдавался и снова и снова приникал к ледяным губам Мэгги. Как долго это продолжалось, ковбой не знал и был готов провести здесь целый год, лишь бы Мэгги очнулась. Но вот она, наконец, вздрогнула и сама с шумом втянула в себя воздух. Чейз застыл, боясь поверить в совершенное им чудо, но грудь девушки продолжала равномерно подниматься и опускаться. Она дышала!
– Мэгги, Мэгги, милая, ты меня слышишь? – позвал он и, не услышав ответа, поднял любимую на руки и понес ее к ельнику.
Оставив Мэгги в лесу, Чейз вернулся к нартам, намереваясь вытащить из-под снега спальные мешки и палатку. Ему повезло: на тюк со снаряжением он наткнулся почти сразу. Вместе со спальными принадлежностями ковбой вытащил и ружье, решив на всякий случай держать его под рукой. Откапывать собак было уже слишком поздно, они наверняка задохнулись под снегом, и Чейз поспешил обратно к Мэгги.
На удивление быстро установив палатку, Чейз сразу же перенес в нее Мэгги и накрыл девушку всеми имеющимися у них одеялами. Потом развел огонь, растопил снег и приготовил для Мэгги чай, надеясь, что горячее питье приведет ее в чувство. Приподняв голову девушки, он влил немного чая ей в рот. Она сделала два судорожных глотка, но в сознание не пришла. Не зная, что делать дальше, Чейз тоже забрался под одеяла и прижался к Мэгги, согревая ее своим теплом. Нервное напряжение, не покидавшее его несколько последних часов, спало, и он, убаюканный ровным дыханием девушки, вскоре заснул.
Разбудил Чейза протяжный волчий вой. Он схватил ружье и высунул голову из палатки наружу. Костер угасал, и голодные хищники подошли к самой палатке. Чейз уже взвел курок, но тут слабый голос Мэгги заставил его позабыть обо всем на свете.
– Чейз, что случилось?
– Все в порядке, солнышко. Огонь погас, и волки подошли слишком близко. Как ты себя чувствуешь?
– Кажется, хорошо. Что со мной произошло?
– Тебя накрыло лавиной, но не будем сейчас об этом.
Поразмыслив, Чейз решил не тратить патроны зря. Он подкинул веток в костер, и ярко горящее и потрескивающее пламя отпугнуло волков. Однако далеко они не ушли, и Чейз предпочел просидеть остаток ночи у огня, время от времени подбрасывая в него хворост.
Мэгги спокойно спала, а Чейз, глядя на изменчивые языки пламени, думал о том, что же им делать дальше. Сейчас они находились ближе к Одиннадцатому Верхнему, чем к Доусону, вернуться назад было значительно проще, чем добраться до города. Но, лишившись собак, они не смогут выбраться оттуда до самой весны. «А почему бы нам действительно не перезимовать на участке?» – неожиданно для себя подумал Чейз. Сам он так и собирался сделать, но как на это отреагирует Мэгги? Оставалось только надеяться на то, что она не заставит его идти пешком в Доусон.
За ночь, которая, казалось, не кончится никогда, Чейз тщательно все обдумал и пришел к выводу, что зиму Мэгги придется провести на Одиннадцатом Верхнем, независимо от того, хочет она того или нет. Дом там крепкий, продовольствия более чем достаточно, дров тоже, так к чему же подвергать себя новым опасностям?
На рассвете Чейз разбудил Мэгги и, рассказав ей о своих планах, приготовился к долгим, томительным уговорам, но та на удивление быстро согласилась с его предложением. Наскоро выпив чаю, они отправились в путь. Ковбой захватил с собой только винтовку, а палатку и одеяла пришлось бросить.
Решено было идти весь день, но уже час спустя Мэгги поняла, что ноги отказываются ей повиноваться. Лишь сила воли заставляла ее двигаться вперед, но вскоре иссякла и она. В тот момент, когда девушка, теряя сознание, рухнула в снег, тишину прорезал заливистый лай собак. Этот звук, такой родной и знакомый, быстро привел ее в чувство.
– Чейз, смотри! – выдохнула она.
– Вижу, солнышко, вижу.
Из-за холма показалась сначала упряжка, а за ней и нарты, и вскоре уже можно было разглядеть лица сидящих в них мужчин.
– Мне кажется, я их знаю, – обрадованно воскликнула Мэгги. – Это Арт и Боб с Двенадцатого Верхнего.
Спасение, пришедшее так неожиданно и так вовремя, заставило наполниться слезами ее глаза.
– Сдается мне, вас надо подбросить до дома, – с улыбкой проговорил Боб, быстро сообразивший, в чем тут дело. – А мы-то гадали, кто это бросил палатку.
* * *
Когда в камине весело заплясали яркие языки пламени, в доме сразу стало тепло и уютно. Чейз расслабленно облокотился на стол и взглянул на Мэгги. Сейчас девушка спокойно спала, но ее состояние по-прежнему вызывало у него тревогу. Она все еще была смертельно бледна и дважды теряла сознание на обратном пути. Но недаром говорят, что дома и стены помогают: вскоре щеки Мэгги порозовели, и Чейз, немного успокоившись, принялся готовить ужин. Время от времени он прерывался, подходил к девушке и щупал ей лоб. Убедившись, что жара нет, ковбой возвращался к своим занятиям.
* * *
Неделю спустя Мэгги совсем поправилась и все домашние заботы взяла на себя. Одна мысль о том, что Чейз мог сдаться и оставить ее в ледяной могиле, приводила девушку в ужас. Уже второй раз он спасает ей жизнь, и ничто, кажется, не может его напугать. «Милый, отважный ковбой, – с улыбкой подумала она. – Он смеется над судьбой и бросает вызов самому Богу. Он преодолеет все препятствия и добьется своего, но, несмотря на то, что однажды их пути разойдутся и каждый пойдет своей дорогой, она все-таки любит его. Любит сильно, как только женщина может любить мужчину».
– Свежее мясо, Мэгги-детка! – радостно провозгласил Чейз, вваливаясь в хижину. – М-м-м, – потянул он носом. – Какой чудесный запах. И как тебе удается сотворить из наших незначительных продуктов такое чудо? Сегодня мне удалось подстрелить лося, и я очень надеюсь на твои кулинарные таланты, солнышко.
Мэгги польщено рассмеялась.
– Думаю, что не подкачаю, а пока довольствуйся свежим хлебом и компотом из сухофруктов.
– Это мне тоже подходит. Но сначала я сниму с лося шкуру и разрублю его.
Разделав тушу и уложив куски в деревянный ящик, Чейз подвесил его на дерево, подальше от хищников, которых в округе было великое множество. Повсюду рыскали голодные волки, лисы и даже гризли, которым почему-то не спалось этой зимой.
Вернувшись в дом, ковбой с аппетитом поел, а затем улегся на кровать и, сделав вид, что дремлет, принялся исподтишка наблюдать за Мэгги. Девушка двигалась быстро и грациозно, а когда она за чем-нибудь нагибалась, соблазнительные изгибы ее тела заставляли сердце Чейза выскакивать из груди. Вернувшись, они ни разу не занимались любовью, хотя Чейзу отчаянно этого хотелось, и только боязнь повредить Мэгги останавливала его. Девушка выглядела такой хрупкой, что, казалось, сломается от одного прикосновения. Но, черт побери, как же он хочет ее!
У Мэгги тоже были кое-какие соображения на сей счет. Отчужденность Чейза она восприняла очень болезненно и приписала это своей собственной непривлекательности. Одно время ей даже казалось, что он никогда не желал ее, а все его ласки сплошное притворство. Но что бы там ни было, Мэгги решила положить этому конец. Сегодня же!
Не веря отговоркам Чейза, Мэгги была не так уж неправа. Он и в самом деле боялся помешать ее выздоровлению, но, кроме этого, было еще кое-что. А именно – нежелательная беременность. В том, что для Мэгги беременность нежелательна, ковбой ни минуты не сомневался. До сих пор им чудом удавалось этого избежать, но если так пойдет и дальше… Чейз знал, что Мэгги не похожа на других женщин, на первом месте у нее стоит карьера, а вовсе не семья и ребенок. И единственным способом расстаться с ней без живого напоминания о проведенном вместе времени было полнейшее воздержание от любовных утех, даже если он будет умирать от желания. А учитывая его нынешнее состояние, смерть неизбежна.
Заметив, что Чейз не спит, Мэгги, беря быка за рога, выпалила:
– Чейз, скажи честно, я тебе уже надоела?
– Что за чушь ты городишь? – возмутился ковбой. Неужели она не понимает, что он отказывается от нее ради ее же блага?
– Тогда в чем дело? Ты вторую неделю не дотрагиваешься до меня, награждая лишь целомудренными поцелуями в щеку. Я, черт побери, не каменная! И не говори, пожалуйста, что беспокоишься о моем здоровье, я давно поправилась.
– Иди сюда, солнышко, – протянул он к ней руки. – Ты думаешь, мне легко? Я ведь тоже не святой.
– Так почему же ты отказываешься от того, чего мы оба хотим? – спросила Мэгги, вконец озадаченная.
Чейз, улыбнувшись, покачал головой. – Никогда не поверю в то, что ты, дожив до двадцати пяти лет, не знаешь, откуда берутся дети. Если мы будем потворствовать своим желаниям, этого наверняка не избежать, я еще удивляюсь, как нам удалось продержаться без последствий так долго.
Мэгги вспыхнула и спрятала лицо в ладони. Боже, как же она любит его! Она согласилась бы иметь пятерых или даже целый десяток детишек, только бы быть рядом с ним. Вдыхать его запах, чувствовать прикосновения сильных и нежных рук. И в то же время Мэгги отчетливо поняла, что Чейз никогда не женится на ней и готов даже к длительному воздержанию, только бы не связывать себя брачными узами. А каково быть одинокой матерью, она, к сожалению, знала, потому что как-то брала интервью у одной из этих отвергнутых обществом женщин. И все же Мэгги решила рискнуть. Что может быть лучше, чем ребенок от любимого человека? Из газеты ее, конечно же, сразу уволят, но она всегда может воспользоваться своим опытом и знаниями, а статьи можно отсылать по почте. Любое издание с радостью схватится за репортажи с Клондайка. Позже можно будет написать даже книгу, основанную на собственных впечатлениях, Итак, решено, осталось только убедить Чейза, и она уже знала, что скажет ему.
– Я не боюсь забеременеть, – медленно, словно раздумывая, произнесла Мэгги. – А вот твое намерение вести монашеский образ жизни меня действительно пугает, – она помолчала и быстро добавила: – Кроме того, я вообще не могу иметь детей.
Ей нелегко далась эта ложь, но другого выхода не было.
– Почему ты так думаешь? – недоверчиво спросил Чейз. – До меня у тебя не было мужчин, так откуда же можно знать это наверняка?
– Инфекция, которую я перенесла в детстве, сделала меня бесплодной, – на ходу сочиняла Мэгги. – Это что-то меняет в наших отношениях?
– Нет, детка, даже наоборот. Ты сняла огромную тяжесть с моих плеч. Если бы я вольно или невольно причинил тебе боль или как-то изменил твою жизнь, я бы себе этого никогда не простил. Черт возьми, солнышко, ты ведь мне далеко не безразлична. Может быть, позже…
– Никаких обещаний, Чейз. Мы же договорились, помнишь? Я уже большая девочка, и ты не несешь за меня ответственности.
– А ты уверена в том, что не можешь забеременеть? Доктора часто ошибаются.
Признание Мэгги почему-то вызвало у него чувство горького разочарования. Странно, но это было так.
– Конечно, уверена, – ответила девушка, отводя глаза. – Диагноз поставил наш старый домашний врач, и я ему полностью доверяю.
Мэгги вовсе не была лгуньей и выдумала все это только для того, чтобы снять с Чейза чувство вины, если то, чего он так страшится, все-таки произойдет.
– Полагаю, дискуссия окончена? – лукаво спросила она. – Так, может быть, теперь ты меня, наконец, поцелуешь?
– С удовольствием, детка!
Сила его поцелуя откинула ее голову назад, и прекрасное, пьянящее, почти забытое ощущение охватило Мэгги. Она чувствовала, что отвечает на его объятия с таким жаром, какого никогда не подозревала в себе, ее губы требовали все большего и большего.
– Приподнимись, – распорядился Чейз, судорожно нащупывая руками край платья.
Мэгги редко выходила на улицу, а потому не носила ни сорочки, ни нижних юбок, так что для того, чтобы раздеть ее, ковбою понадобилось совсем мало времени.
– О, как ты великолепна, – прошептал он.
Его восхищение и та естественная, непринужденная простота, с какой он восторгался красотой ее тела, возбуждающе подействовали на Мэгги.
– А ты просто бесподобен!
Как это было чудесно – сжимать его сильные плечи, чувствовать требовательность его рук, упругость губ. Она отчаянно хотела его.
– Люби меня и будь моим, – чуть слышно проговорила Мэгги и прильнула к нему.
Чейз с радостью повиновался. Его тело напряглось, и он застонал от так долго сдерживаемого желания и наслаждения. Мэгги вскрикнула, и они оба погрузились в пучину блаженства.
В эту ночь Мэгги долго не могла заснуть. Она думала о том, что самое высшее удовлетворение – доставить радость человеку, которого любишь. Она ощущала себя самой значимой и могущественной женщиной на свете, и ее захлестнуло чувство гордости за принадлежность к своему полу.
* * *
Прошел месяц, и декабрьские морозы вынуждали Чейза и Мэгги безвылазно сидеть дома. Вдвоем им не было скучно. В занятиях любовью и разговорах время бежало незаметно. Мэгги уже воочию могла представить себе жизнь на ранчо и, казалось, знала каждый его уголок так, как будто там родилась и выросла. Рассказы о войне с индейцами потрясли и ошеломили, а Расти Рид, который производил впечатление брюзги, значительно вырос в ее глазах, после того как Чейз поведал о его подвигах. Сама она много говорила об отце, раскрывала секреты репортерского ремесла, делилась своими надеждами и мечтами о будущем. После недолгих сомнений Мэгги рассказала Чейзу и о своем романе с Мэттом Кридом, скользким и бессовестным типом, который оставил такую рану в ее душе.
Они с удивлением обнаружили, что их характеры и темпераменты очень похожи. Оба легко обижались, быстро впадали в ярость, но так же быстро и отходили.
До наступления морозов Чейз успел перенести в дом всю сложенную Сэмом на берегу гальку. Теперь он тщательно очищал камни и ликующе откладывал в сторону те, в которых замечал золотые прожилки. С каждым днем мерцающая горка росла, и у него не оставалось сомнений в том, что участок сделает их с Расти богачами.
Перед Рождеством наступило неожиданное потепление, и Чейз решил воспользоваться этим и поохотиться.
– Будь осторожен, – обеспокоенно напутствовала Мэгги.
– Не волнуйся, со мной ничего не случится, – преувеличенно бодро ответил ковбой, больше волнуясь за нее, чем за себя. Ему не хотелось оставлять девушку одну, но сидеть запертым в четырех стенах, когда есть возможность проветриться, было выше его сил. – Если повезет, то сегодня на ужин будем есть оленье рагу.
Ожидая Чейза, Мэгги испекла хлеб и приготовила десерт из сухофруктов. День угасал, и она начала беспокоиться, потому что Чейз давно уже должен был вернуться. А когда издалека до нее донесся волчий вой, девушка просто похолодела от тревоги и ужаса. Но вот, наконец, снаружи послышались шаги.
– Чейз, милый, с тобой все в порядке? – открыв дверь, крикнула она в темноту.
Прячась от холодного воздуха, Мэгги отодвинулась за косяк, а в комнату вошел мужчина в надвинутом на глаза капюшоне. В слабом свете свечи она разглядела покрытые инеем усы и злобную ухмылку, растянувшую рот. В руках мужчина держал ружье.
– Ты! – выдохнула Мэгги. – Как ты меня нашел?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая лихорадка - Мейсон Конни



Нет комментариев, обидно! Роман заслуживает высших похвал.Любовь,нежность,верность.Читала и наслаждалась.Читайте,не пожалеете!!!
Золотая лихорадка - Мейсон Коннис
18.05.2013, 16.28





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Слабовато. Из сильных моментов: ГГй - истеричка, как подавляющее большинство мужиков. ГГня - как большинство баб тащит на себе семейный воз.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниKotyana
11.12.2013, 8.31





Отличный роман.Два упрямца в одной упряжке - это ужасно!Нужно кому-то обязательно уступать,а иначе жизни не будет.Прочитала с большим удовольствием.9баллов.
Золотая лихорадка - Мейсон КонниНаталья 66
27.02.2014, 0.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100