Читать онлайн Сокровища сердца, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровища сердца - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровища сердца - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровища сердца - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Сокровища сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Как и было условлено, Реб начал учить Кэсси ездить верхом. Припадая на костыль, размахивая обрубком левой руки, он хрипло давал указания. Лоуренс оказался требовательным учителем. Кэсси удивлялась, откуда городской пьяница так хорошо знает и понимает лошадей, пока не выяснила, что во время войны он служил в кавалерии. День за днем девушка училась ездить на молодой, но довольно послушной кобыле по кличке Леди. Эми и Брэди обычно в это время сидели на заборе и подбадривали ее криками, когда она проезжала мимо них по загону. Довольно быстро Кэсси вполне освоилась и уже могла самостоятельно доезжать до ближайшего пастбища и обратно.
Коуди был доволен: она определенно делала успехи. Раз или два он присутствовал на уроках, но вид округлой попки, подскакивающей при движении в седле, приводил его в такое возбуждение, что он старался поскорее скрыться. На всякий случай Коуди решил держаться подальше от кораля, когда там упражнялась Кэсси. Как только девушка стала вполне сносно держаться в седле, Реб начал учить ее управлять фургоном. К тому времени он уже не нуждался в костыле и, прихрамывая, передвигался на собственных йогах: в последний свой визит на ранчо доктор Страйгл снял лубки и повязки и сообщил, что кости у Реба полностью срослись. А вскоре Кэсси стала учиться стрелять. Для этого на одном из пастбищ было оборудовано импровизированное стрельбище, куда детям сопровождать ее не разрешалось.
Примерно в то же время случилась цепь странных происшествий. Сначала почему-то оказались открытыми ворота одного из загонов, и почти сотня голов скота, предназначенного для продажи, исчезла. Потребовалось три дня, чтобы найти животных и перегнать на старое место. Затем неожиданно загорелся один из амбаров, но, слава Богу, огонь вовремя обнаружили, и он не успел натворить много бед. После очередного случая Коуди пришел к твердому убеждению, что все эти происшествия отнюдь не следствие природных причин или Божьего провидения. На этот раз несчастье чуть было не произошло с детьми.
Они играли в большом сарае, когда из-под потолка обрушилась тяжеленная кипа спрессованной соломы. Если бы мгновением раньше Эми и Брэди не увидели прибежавшего в сарай Черныша и не бросились бы к нему, их бы попросту раздавило: солома упала всего в нескольких дюймах от ребят… Коуди заметил, что с того случая, когда он потерял над собой контроль и обидел Эми, дети стали его избегать. Происшествие в сарае, чуть не стоившее детям жизни, неожиданно сильно подействовало на Картера. Он и сам поразился, почувствовав, насколько дороги ему эти ребятишки. Ему хотелось… Впрочем, он и сам толком не знал, чего ему хотелось, а Эми и Брэди так явно сторонились его, что у Коуди руки опускались. К тому же после случая в сарае дети стали совсем уж тихими и молчаливыми, что было для них совершенно несвойственно.
Несколько дней спустя Кэсси попросила Коуди быть повнимательнее к детям, как-то утешить их.
— Знаешь, я никак не могу прийти в себя после этой жуткой истории в сарае. Бедные ребятишки! Они сейчас так нуждаются в любви, ласке и сочувствии! — начала она и выжидающе посмотрела на Коуди. Был один из тех редких вечеров, когда Кэсси и Коуди вместе сидели после ужина в гостиной; у Картера не было никаких дел, и он никуда не собирался уходить. Эми и Брэди, поужинав, отправились спать. И девушка решила, что сейчас самый благоприятный момент, чтобы поговорить с Коуди о его отношении к детям.
— Что ты хочешь услышать от меня в ответ, Кэсси? — с деланным равнодушием спросил Коуди.
Черт побери, он и сам знал, что им нужна его любовь или хотя бы доброе отношение, но не мог заставить себя дать выход истинным чувствам, которые испытывал сейчас к двум этим маленьким существам. Он, Коуди Картер, — и нянька? Отец? Ну уж дудки!
— Ведь ты же их отец! — моментально вскипев, набросилась на него девушка. — Неужели ты не замечаешь, как странно они себя ведут в последнее время? Они никогда не были такими тихими. Ты что, недавно накричал на них? Да наверняка! То-то я смотрю, когда ты поблизости, они ходят словно пришибленные.
Коуди прекрасно знал, из-за чего дети стали вести себя так необычно, но ни за что бы не признался, что их отчуждение вызывает у него такое же, если не большее, беспокойство, как и у Кэсси.
— Им следовало бы выбрать себе отца, который лучше разбирался бы в воспитании, — кисло проворчал Коуди.
— Какая глупость! Дети не могут выбирать себе отцов! — в полном замешательстве воскликнула Кэсси.
— Эти могут…
Девушка нахмурилась: смысл его слов был ей абсолютно непонятен. Кроме того, она интуитивно почувствовала, что Коуди почему-то очень не по душе эта беседа и он замкнулся в себе.
— Может быть, тебе поговорить с ними? — все же рискнула спросить она, заранее зная, что он снова увильнет от откровенного ответа.
— Лучше я поговорю с тобой.
— О чем нам говорить? И потом ты же сам знаешь — через пять минут мы обязательно вцепимся друг Другу в глотку.
Коуди ничего не ответил. Под обжигающим взглядом его голубых глаз Кэсси затрепетала и покраснела. Неужели так будет всегда?
— Если ты не хочешь разговаривать, то есть гораздо более увлекательные и приятные вещи, которыми мы можем заняться.
Понимая, к чему он клонит, Кэсси резко поднялась.
— Послушай, Коуди… — начала она, и осеклась. Он словно окутывал ее теплом своего крепкого тела, а во взгляде было столько мужской страсти, откровенного призыва, что у нее прервалось дыхание и ослабели ноги.
Кэсси опустилась на стул, не в силах сдвинуться с места.
— Не уходи, — глухо произнес Коуди.
Теперь он смотрел на ее губы, которые уже однажды опьянили его своей мягкостью и чувственностью, готовностью к любви и обещанием жгучего наслаждения.
— Я хочу поцеловать тебя, Кэсси. Я собираюсь тебя сейчас поцеловать. И никакие твои просьбы меня не остановят.
Кэсси молчала, чувствуя себя во власти какой-то неведомой силы, которая жила в ней самой и вот-вот готова была толкнуть в бездну страсти. Почти не сознавая, что делает, Кэсси подняла лицо и, приоткрыв внезапно пересохшие губы, провела по ним языком. Щеки ее горели, тело налилось странной тяжестью. Ох, как же ей хотелось снова испытать прикосновение его дерзких и умелых губ! Почувствовав ее безмолвный призыв, Коуди застонал. Он изо всех сил сдерживался, пытаясь подавить неистовое желание грубо повалить ее на пол, стиснуть в своих объятиях и овладеть ею. Ее бесконечные отказы раздражали его и в то же время разжигали еще большую страсть. А теперь поведение Кэсси ясно говорило о том, что она не будет сопротивляться его поцелую. Это зародило в нем надежду. Его охватила нетерпеливая дрожь, когда он понял, что неожиданная уступчивость девушки означает открытое признание того, что она тоже хочет его. Эти легкие судороги, что пробегали по ее телу, эти нетерпеливые подергивания ее губ и трепет ее груди говорили яснее всяких слов…
— Милая… — выдохнул Коуди, горячими и сильными руками привлекая к себе Кэсси.
Со сдавленным стоном он приник к ее губам — так жаждущий припадает к источнику. Сначала поцелуй его не был нежным: Коуди буквально шел в наступление, мощно прорываясь языком сквозь ее полуоткрытые губы. Когда их языки соприкоснулись, он вздрогнул как от удара током. Губы его стали мягче, напор исчез, уступив место ласке. Кэсси подняла руки, и ее пальцы легонько взъерошили его блестящие длинные волосы. Прерывисто дыша, она прильнула к нему, отвечая на поцелуй со страстью, удивительной для такой невинной девушки.
Когда Коуди коснулся ее груди, Кэсси откинулась назад, пытаясь ускользнуть от его ласк и в то же время страстно желая их. Коуди нежно гладил горячие, трепещущие полушария, чуть сжимал их, слегка приподнимая кверху и испытывая непреодолимое желание влиться в них губами. Коуди прервал поцелуй и наклонил голову ниже. Он слышал, как гулко и неровно бьется ее сердце, словно у маленького обезумевшего зверька… Кэсси почувствовала теплую влажность его губ, ласкающих ее соски сквозь тонкую ткань блузки. Девушка замерла, пораженная охватившим ее пронзительным наслаждением. Рука Коуди скользнула под юбку, пальцы его легко пробежали вверх по внутренней стороне ее бедер и словно опалили кожу — такими пьянящими были его искусные прикосновения. Но когда Коуди почти достиг того вожделенного уголка ее тела, к которому стремился, ему невольно пришлось отступить: пальцы его не смогли преодолеть плотный заслон нижнего белья. У Коуди вырвался стон разочарования.
— Чертовски много одежды, — пробормотал он и начал лихорадочно расстегивать многочисленные маленькие пуговки на блузке Кэсси.
Услышав его голос, девушка словно вынырнула из глубин всепоглощающей неги.
— Коуди, подожди, не надо! Мы не должны этого делать! — проговорила она, глядя на него все еще одурманенными желанием широко раскрытыми глазами.
Она попыталась остановить его руки, но Коуди был уже не в состоянии совладать с охватившим его возбуждением.
— Ты сказала, что хочешь этого, — сипло проговорил он.
— Н-н-нет… Я сказала, что ты можешь меня поцеловать.
Коуди криво усмехнулся:
— Я тебя и целую. Я хочу перецеловать тебя всю. Но это невозможно сделать из-за треклятой одежды.
— Коуди, я признаю, что между нами что-то существует. Я чувствую это каждый раз, когда ты на меня смотришь; но это вовсе не означает, что я…
— Это называется страстью, детка. Думай обо мне просто как об очередном посетителе у Сэл. Дьявол забери, я даже могу тебе заплатить, если тебе так будет легче. Ты не выходишь у меня из головы день и ночь, я все время думаю только о тебе. В моих мечтах ты лежишь передо мной совсем обнаженная, мягкая, теплая и я вхожу в тебя…
— Прекрати, Коуди! — Она зажала уши руками, но его возбуждающие слова разжигали в ней медленный огонь.
— Прекратить? Только не сейчас, крошка.
Ухватив отвороты блузки, Коуди рванул их в стороны, и оставшиеся не расстегнуты ми пуговицы посыпались в разные стороны; развязав шнуровку и ленты на сорочке, он обнажил грудь Кэсси.
— А если сейчас войдет Ирен? — испуганно прошептала Кэсси, тщетно пытаясь прикрыться рукой.
— Ирен у Реба. Кроме того, у нее есть собственный коттедж, и вряд ли ей что-то понадобится в доме в такое позднее время.
Он начал поднимать ей юбку.
— Дети могут сойти вниз!.. — выдохнула Кэсси. Она едва понимала смысл своих слов. Кэсси ясно осознавала, что хочет Коуди так же безумно, как он ее. Но ее поразила собственная готовность отдаться ему. У Сэл она видела, как мужчины с эгоистической поспешностью используют женщин для удовлетворения своей похоти, и как равнодушно и спокойно работающие там девицы относятся к этим коротким связям, за которые получают деньги, — они просто обслуживали клиентов, вот и все. Именно там Кэсси дала себе слово, что никогда не позволит отдать свое тело таким образом. А сейчас она не только позволяет это, но и сама чуть ли не сгорает от охватившего ее желания. Но может быть, это совсем другое?..
Коуди пропустил мимо ушей ее замечание о детях.
— Сегодня тебе не удастся от меня отделаться, — тяжело дыша, сказал он. — Сегодня мы сделаем это, и сделаем по всем правилам!
— Нет, я не желаю, чтобы меня использовали! Кэсси изогнулась, стараясь высвободиться из крепких объятий Коуди.
— Мы будем использовать друг друга, дорогая. И не делай вид, будто ты с мужчиной в первый раз.
— Но это на самом деле так!
— Ну конечно. И у меня это тоже впервые, — усмехнулся он.
— Коуди Картер, я убью тебя!
— Молодец: если ты это сделаешь, ранчо станет полностью твоим.
Не успела она найти достойный ответ, как губы Коуди вновь обожгли ее, и все мысли сразу вылетели у нее из головы. Не прекращая целовать Кэсси, Коуди поднялся на ноги, увлекая ее за собой. Обхватив ее твердые ягодицы, он крепко прижался к ее животу своим пульсирующим, напряженным мужским орудием.
— Кэсси, неужели ты не чувствуешь, как безумно я тебя хочу? Не отвергай меня сейчас!
«Отвергнуть тебя? — словно в тумане подумала Кэсси. — Да это значит отвергнуть саму себя!»
Она тщетно пыталась побороть пробудившееся в ней предчувствие высшего блаженства; желание охватило ее с такой силой, что она испугалась.
— Отпусти меня, Коуди!
Коуди подумал, что не видел женщины красивее Кэсси: се изумрудные глаза пылали яростью и… обещанием сказочного наслаждения, а нежная белая грудь вздымалась в сладостном призыве. Его совершенно не волновало, сколько мужчин было у нее в жизни. Он хотел ее с первой встречи у Сэл, и с тех пор ничего не изменилось.
— Отпустить? Никогда в жизни, крошка! Пораженная своей ненасытной жаждой его ласк.
Кэсси сделала последнюю попытку вырваться из объятий и сильно толкнула Коуди в грудь. От неожиданности он потерял равновесие и стал падать. Кэсси удивленно вскрикнула, почувствовав, что падает вместе с ним. Каким-то образом она оказалась внизу, крепко прижатая к полу его массивным телом. От его близости Кэсси охватила истома; сладость разлилась по всему ее телу, вплоть до самых потаенных его уголков. Перестав сопротивляться, Кэсси обвила руками его шею и привлекла его голову к своей, приоткрыв губы. Его язык скользнул внутрь, и они слились в глубоком, чувственном поцелуе. Свободной рукой Коуди гладил ее бедра, груди, вжимаясь в нее все сильней и сильней, и наконец, дойдя до неистовства, разметал рукой ее нижнее белье и прикоснулся к трепещущему, влажному и жаждущему лону.
— Коуди! О Боже!
Отбросив всякую стыдливость, Кэсси отдавалась самой смелой его ласке. Она закрыла глаза — ее уносил какой-то стремительный поток-..
— Ты вся горишь, Кэсси! Ты ведь сама чувствуешь, как хочешь меня. Скажи, хочешь?
— Н-нет!
Разум Кэсси все еще сопротивлялся, но когда Коуди на мгновение отстранился от нее, она почувствовала такое страдание, что ей захотелось крикнуть, и она рванулась к нему… Пальцы Коуди все жарче ласкали ее разгоряченное влажное лоно. Кэсси изнемогала; казалось, желая продлить это безумие, он иногда отрывался от нее, а потом снова слегка касался ее тела…
Склонившись над ней, Коуди посмотрел на ее лицо. Кэсси зажмурилась.
— Ты хочешь меня? — снова спросил он.
— Будь ты проклят, Коуди! — хрипло выдохнула Кэсси.
— Если ты все еще испытываешь желание меня застрелить, то успеешь это сделать и потом.
Голос Коуди звучал мягко, чуть поддразнивающе, но его глаза были полны такой страсти, такой звериной жажды обладания, что Кэсси почти физически ощутила настоящее жжение там, куда падал его взгляд. Она поняла, что час ее поражения близок, и прекратила борьбу. В конце концов, они шли к этому моменту с того самого времени, когда судьба впервые свела их в поезде. И очень скоро он поймет, что она вовсе не шлюха, и если тогда он почувствует угрызения совести, то все будет в порядке. Она, конечно, не думает, что Коуди сразу же решит, что ему нужно иметь для себя жену, а для детей — мать. Господи, откуда вообще появилась у нее эта мысль? С чего бы это она смешала в одну кучу Коуди, детей и проблему замужества? Кэсси даже немного испугалась — о какой семейной жизни с этим красивым метисом может идти речь?!
«Пусть он хотя бы убедится, что я ему не врала, — лихорадочно размышляла девушка, — раз уж не собирается брать на себя ответственность за жену и детей!» Боже, о чем это она? Она не выйдет за него замуж, даже если кроме него на земле не останется ни одного мужчины.
Тут Кэсси заметила, что Коуди уже начал раздеваться. На секунду к ней вернулся рассудок. Он что, с ума сошел?
— Не здесь, Коуди… в спальне… — хрипло проговорила девушка: ему, может быть, все равно, увидят их дети или нет, но она-то должна об этом помнить.
Коуди поднял Кэсси словно пушинку и устремился наверх, шагая сразу через две ступеньки. Войдя в свою комнату, он ногой захлопнул дверь и медленно опустил девушку на пол. Она прерывисто дышала, ощущая острое удовольствие от простого соприкосновения их тел. Дрожь, которую она не могла удержать, покрывала мурашками ее кожу, волнами докатывалась до кончиков ногтей, до корней волос!..
Коуди начал ее раздевать. Теперь его медленные, мягкие движения приятно возбуждали Кэсси, заставляли все внутри вибрировать; каждая ласка погружала ее глубже и глубже в состояние небывалого блаженства.
Блузка упала на пол. За ней последовала юбка, потом все остальное… Кэсси стояла, полностью обнаженная, а его алчущий взгляд словно гладил ее великолепное, стройное тело, рождая в нем жар и головокружительное томление.
— Я знал, что ты красива, но абсолютно не представлял, насколько ты восхитительна без этой бесформенной одежды! — прошептал Коуди. Его слова вызвали у Кэсси новый, почти безумный прилив желания. Она шагнула вперед. — Нет. Нет, не двигайся, постой так еще чуть-чуть. Я должен насладиться твоей красотой. Как же ты хороша!
И Коуди почти вплотную приблизился к девушке.
Тело Кэсси было объято пламенем. Где-то в глубине сознания все еще билась мысль, что она не может, не должна, что она потом пожалеет… Но вспыхнувшая внутри нее искра страсти уже разгорелась с такой силой, что слабый голос разума заглох, а вместо него осталась лишь неуемная жажда вновь изведать те поразительные ощущения, которые она испытывала от взглядов и прикосновений Коуди. Кэсси тихо застонала, почувствовав сладкую боль и странное напряжение в том потаенном месте, на которое сейчас был устремлен жадный взгляд Коуди. Словно почувствовав ее безмолвный призыв, он прижал руку к покрытой золотистыми кудряшками ложбине.
Коуди старался контролировать свое желание, понимая, что может быстро разрядиться. Он давно уже не был с женщиной, но в его жизни бывали периоды и более длительные, когда ему приходилось обходиться без вожделенной женской плоти. И он не рассыпался на части, добравшись наконец до женского тела. Глубоко дыша, чтобы утихомирить безумно колотящееся сердце, Коуди привлек Кэсси к себе, наклонил голову и припал к одному из напрягшихся сосков. Движения его губ и языка вызывали ритмичное подергивание где-то глубоко в ее теле. Тихо постанывая, она прижала его голову крепче. Коуди мягко прикусил чувствительную выпуклость, и Кэсси непроизвольно вздрогнула, откинув назад голову, и вскрикнула.
— Тебе хорошо? — спросил он шепотом.
— О-о-о… да… — срывающимся голосом пролепетала Кэсси.
Он продолжал держать одну руку меж ее ног, и Кэсси чувствовала, как ее женское естество вздрагивает и увлажняется под его ладонью. Она была просто зачарована тем, что происходит с ее телом. Почему ей никто об этом ничего не рассказывал раньше?
Пальцы Коуди стали смелее; теперь они ласкали ее внутри, и Кэсси содрогалась от пронзающего все ее существо острого наслаждения.
— Ты горяча, как костер, — хрипло пробормотал Коуди.
Он подтолкнул Кэсси к постели и мягко опрокинул навзничь. Она почувствовала, как его тело требовательно прижалось к ее, а затем он вдруг поднялся. Кэсси протестующе приподнялась, потянувшись к нему, и вскинула руки, словно хотела обвить его шею, чтобы больше не отпускать от себя. Коуди торжествующе усмехнулся, поняв, что она жаждет его так же ненасытно, как и он ее. Ясно, почему Сэл так высоко ценила Кэсси. Она не только обладает великолепным телом, но и умеет получать удовольствие от своей работы, и это наверняка сводило с ума ее клиентов. Отчего же она так долго его отвергала, с удивлением подумал Коуди.
— Я здесь, крошка, я никуда не ухожу, — выдохнул он, срывая с себя одежду.
Перед тем как возвратиться, Коуди зажег лампу. Он хотел видеть каждый ее взгляд, каждое движение. Пусть и она видит его… Повернувшись, он дал ей возможность оценить свое находящееся в полной боевой готовности орудие.
Глада Кэсси расширились, подбородок отвис, и ее охватил неодолимый ужас. О-о! Он ее просто убьет! Усилием воли она оторвала взгляд от этого потрясающего и страшного зрелища, такого неожиданного, что у нее прервалось дыхание. Однако ей это не очень помогло: исследование остальных частей тела Коуди отнюдь не успокоило ее и не избавило от разгоревшегося желания. У Коуди были широкие, массивные плечи, грудь бугрилась мышцами. Стройная талия переходила в мощные бедра, ноги были длинными и прямыми. Кэсси нравилось в нем все и все возбуждало: от бронзового отлива его кожи до решительных черт лица — высоких скул, раздувающихся тонких ноздрей и чувственного рта.
Коуди гордо возвышался над ней, распаленный ее открытым и пораженным взглядом.
— Если ты будешь продолжать так на меня смотреть, то я сейчас взорвусь, — низким гортанным голосом проговорил он.
Кэсси быстро отвела глаза в сторону.
— Ну и как я выгляжу по сравнению с другими? — не смог удержаться от вопроса Коуди.
— Ну скажи, детка, ты же понимаешь, о чем я. Ну мужчины у Сэл.
— У меня еще не было ни одного мужчины.
— Ладно, будь по-твоему. Это не имеет никакого значения. Разве я могу спорить с женщиной, которую хочу так, как никого раньше!..
Он опустился перед Кэсси на колени, нагнулся и поцеловал ее. Его губы были такими мягкими и такими манящими!..
Коуди лег на постель и в дрожащем ожидании склонился над Кэсси, мимолетной коварной лаской касаясь ее груди, живота, бедер… Радость триумфа начала разливаться по его телу, когда он почувствовал, что она раскинулась, изнемогая от истомы. Приподняв бедра, он начал медленно входить в нее, и тут Кэсси вся напряглась.
— Подожди!.. — простонала она. Подождать? — задыхаясь, проговорил Коуди. — Ты с ума сошла! Только не говори, что еще не готова принять меня. Я же чувствовал, ты была вся влажная…
— Ты слишком большой! — жалобно проговорила Кэсси.
Коуди на мгновение замер, а затем лицо его озарилось торжествующей улыбкой.
— А это настоящий комплимент!
— Правда, Коуди, мне очень больно! — Ее голос стал более решительным и настойчивым, так как Кэсси поняла, что Коуди сделает ей еще больнее, если не поверит наконец в то, что она невинна.
— Женщины еще никогда мне на это не жаловались.
— Потому что это были женщины, а не девушки, — сдавленно проговорила Кэсси, инстинктивно попытавшись освободиться из его объятий.
— Девственницы меня не интересуют. Они не в моем вкусе.
Он усилил натиск, входя глубже и поражаясь ее умению контролировать мышцы лона. Кэсси доставляла ему ни с чем не сравнимое наслаждение, гораздо большее, чем он получал от своих прежних любовниц.
— Милая… ты просто чудо!
Готовая закричать от боли, Кэсси приоткрыла рот, но Коуди впился в него поцелуем. Поцелуй становился все жарче; на мгновение Кэсси забылась, и в этот момент Коуди с силой вошел в нее. Кэсси дернулась и окаменела, ее крик потерялся где-то в горле Коуди. Он остановился, приподнялся и посмотрел на нее с испугом и недоверием, хотя прекрасно понимал, что такие шок и боль сыграть невозможно.
— Пожалуйста… Больше не надо… Прошу тебя!.. — всхлипывая, простонала Кэсси, с мольбой глядя на него лихорадочно блестевшими глазами. Ее поразило выражение лица Коуди — смесь жалости, нежности и негодования на себя.
— Не могу… Слишком поздно. И потом… уже ничего не исправишь. Но тебе скоро не будет больно, я обещаю. Поверь мне, не бойся…
Он говорил с неподдельной теплотой и состраданием. Кэсси и не подозревала, что Коуди способен на такие чувства.
Его бедра снова пришли в движение. Теперь Коуди старался проникать в нее медленно, плавно и осторожно, хотя внутри у него все бушевало, но, несмотря на все его усилия, страдания Кэсси не уменьшались. Она закусила губу, ожидая, когда прекратится эта невыносимая боль, и, к ее изумлению, она действительно вдруг прекратилась. Боль сменилась сначала неприятными ощущениями, которые постепенно стали перерастать в уже знакомое ей чувство упоительного, жгучего волнения, и в конце концов искусные ласки Коуди вновь пробудили в ней страсть. Наслаждение, которое Кэсси испытала до того, как Коуди овладел ею, возвратилось; более того, оно стало каким-то иным: словно затягивало в водоворот мучительных, сладких до боли ощущений…
Коуди входил в нее снова и снова, его мускулистое тело блестело от пота. От давно и яростно сдерживаемого желания взорваться внутри нее по его спине судорогой пробегала дрожь. Впервые на его памяти он так отчаянно хотел доставить женщине удовлетворение. Коуди всегда заботился о том, чтобы, занимаясь с ним любовью, женщина получила максимум удовольствия, но с Кэсси все было совершенно особенным. И не только потому, что она оказалась девственницей, к тому же первой в его жизни. Он действительно хотел, чтобы этот первый раз стал для Кэсси незабываемым. И еще он боялся, что она возненавидит его за то, что он отказывался поверить в ее невинность.
Глубокий восторг зарождался внутри Кэсси. Ее руки помимо воли обнимали и ласкали спину Коуди, а затем опустились к твердым, как железо, ягодицам. Она сжала их изо всех сил, привлекая Коуди ближе к себе и находя в его движениях все новые и новые истоки наслаждения.
Коуди проникал теперь глубже, сильнее. Она слышала его тяжелое и прерывистое дыхание, ощущала влажность его тела. В ней нарастал какой-то небывалый всепоглощающий жар, который становился все упоительное, все острее… Откуда-то прилетела мысль, нет, возникло смутное понимание того, что она должна чего-то достичь… прийти к чему-то за пределами ее разумения… К чему-то такому, чего ей еще никогда не приходилось испытывать. Она была уже близко… близко…
— Коуди!
— Да, милая, да!
Ослепительная вспышка пронзила Кэсси. Взрыв волнами растекался по телу, ее сотрясали мягкие и сильные накаты тепла. Мозг опустел, в нем вертелись лишь какие-то красочные обрывки, сменявшие друг друга с калейдоскопической быстротой…
«Это прекрасно!» — бессвязно думала Кэсси, глядя на склонившееся над ней темное лицо; оно было яростным, великолепным в своем всеобъемлющем мужском забытьи, когда Коуди с протяжным стоном разрядился внутри нее. В изнеможении он опустился на Кэсси всем своим весом, затем приподнялся на локтях, глядя на ее отрешенное, запрокинутое лицо. Его грудь бурно вздымалась, и он пытался успокоить дыхание. Кэсси почувствовала, что он начинает расслабляться, ощутила громкое биение его сердца у своей груди и познала момент глубочайшего, совершеннейшего счастья: она доставила ему такое же наслаждение, каким он так щедро одарил ее! Коуди медленно уселся на постели, продолжая молча смотреть на Кэсси. Его глаза все еще были затуманенными, движения неуверенными. На его лице застыло ошеломленное выражение.
— Ох, дерьмо! — постепенно приходя в себя, смачно произнес он свое любимое словечко. — Почему ты мне ничего не сказала? Если бы я знал, что ты девушка, то был бы осторожнее. Я бы не взял тебя так грубо! — Я же тебе говорила! — возмущенно ответила Кэсси. — Но ты мне не верил.
— А как, к дьяволу, я мог тебе поверить, когда видел тебя у Сэл! И она сказала, что ты не для таких, как я. Вот я и подумал, что ты предназначена для особых клиентов, а метис тебе просто не подходит.
— Сэл имела в виду, что я вообще не предназначена для увеселения мужчин, — сказала Кэсси все еще нетвердым голосом. — Я была у нее просто горничной, ни больше ни меньше. И мне неплохо платили. Сэл знала, что меня не интересует работа другого рода в ее заведении, и опекала меня. Вот что она хотела тебе сказать.
— Но не сказала же! — Коуди посмотрел на нее долгим загадочным взглядом. — Знаешь, я не собираюсь просить у тебя прощения. Не могу даже припомнить, когда я получал такое удовольствие, занимаясь любовью. Если бы я сам не убедился в твоей невинности, то мог бы поклясться всеми святыми, что ты искушенная в любовных утехах, опытная женщина. Я просто в восторге от того, как ты угадывала каждое мое желание, подхватывала каждое движение… Черт, у меня никогда еще не было девственницы! — добавил он хрипловатым голосом.
— А что, девственницы чем-то отличаются от других?
— Ты отличаешься. Я не могу сравнить тебя ни с кем. Ты больше женщина, чем я предполагал.
Он вытянулся рядом с ней и рывком привлек ее к себе.
— Все еще хочешь меня застрелить?
— Теперь у меня просто руки чешутся это сделать! — вспылила Кэсси. — Ты соображаешь, что испортил невесту? Невинность была единственным моим достоянием.
— У тебя еще есть четверть Каменного ранчо.
— Да, есть. Жаль, что Баку не пришло в голову завещать мне его полностью.
Коуди улыбнулся. Его взгляд снова замер на ее груди, глаза застлала пелена зарождающегося желания. Почувствовав, как напряглось его тело, Кэсси посмотрела вниз и убедилась, что возбуждение Коуди достигло грозных размеров. Пульс ее участился. Коуди выглядел таким беззастенчиво красивым, таким опасным в своей ненасытности, что она немедленно попыталась вызвать у него гнев — в качестве защитной меры против нарастающего в нем вожделения: второго акта любви с Коуди она, наверное, просто не выдержит.
— А мне действительно будет принадлежать все ранчо, если ты каким-то образом исчезнешь отсюда?
Ее медовый голосок, буквально пропитанный ядом, насторожил Коуди. Он посмотрел на Кэсси сузившимися глазами, пытаясь сообразить, чего она добивается.
— Ты и вправду так меня ненавидишь? Да, возможно, я и не стал бы принуждать тебя спать со мной, если бы знал, что ты невинна. Но это ни о чем не говорит; то, что случилось, должно было случиться неминуемо — это был только вопрос времени. Ведь ты сама недавно сказала, что между нами существует некое притяжение, которое никогда не исчезнет. Поэтому совершенно не имеет значения, что я знал и чего не знал. Я хочу тебя, Кэсси, до сих пор хочу — вот единственная правда. Эта чертова боль внутри меня не проходит.
Он протянул руку с намерением обнять Кэсси, но девушка увернулась:
— Интересно, что ты скажешь завтра?
— Завтра я буду тоже тебя хотеть. И послезавтра, И после-послезавтра…
— А как же твои дети?
— Они не… А при чем тут дети?
— Они же неглупые! И, конечно, заметят, что между нами происходит. Наверное, мне придется отсюда уехать. Если я буду находиться где-нибудь далеко, искушение, возможно, исчезнет.
— Черта с два оно исчезнет!
Предложение Кэсси напугало его. Куда она собирается ехать? И что станет там делать?
— Ты никуда не поедешь, Кэсси. Кричи на меня, ругайся, можешь даже меня застрелить, если тебе будет от этого легче, но ты останешься здесь.
Вспомнив, что он предлагал Кэсси деньги за «услуги», Коуди внутренне передернулся. Как же он ее оскорбил! Внезапно он замер, подумав о том, сегодняшняя ночь вполне может иметь последствия, которые окажутся для Кэсси гораздо серьезнее, чем потеря невинности. Ведь он отнюдь не проявил осторожности. Впрочем, может, это и к лучшему. Коуди хитро улыбнулся.
— А что, если ты уже забеременела? — нарочито испуганным голосом спросил он. — Ты же понимаешь, такое вполне могло произойти.
— Этого не может быть! Нет! — побледнев, прошептала Кэсси.
— Ну а если все-таки?..
— Тогда… я разберусь с этим, когда придет время, — уже более твердо проговорила она.
— Я в этом не сомневаюсь. Он снова привлек Кэсси к себе. — Что это ты делаешь?!
— Собираюсь снова заняться с тобой любовью, малыш. Я не хочу, чтобы меня застрелили просто так!
— Если я тебя убью, Коуди Картер, у меня будет для этого чертовски хорошее оправдание. Сегодня я нарушила клятву, которую дала себе давно. Я поклялась, что никогда не позволю мужчинам обращаться с собой так, как они обращаются с девочками Сэл.
— Обещания даются для того, чтобы их нарушать, — прошептал Коуди прямо ей в губы. — Но раз уж мы заговорили о клятвах… Клянусь, что буду дарить тебе наслаждение каждый раз, когда буду любить тебя.
— Если я здесь останусь, то со своей стороны обещаю, что тебе больше никогда не придется этого делать! — твердо заявила Кэсси.
«Господи, ну зачем я лгу!» — подумала она про себя.
— Если бы я хотела быть шлюхой, то осталась бы У Сэл и начала работать в ее «конюшне».
— Ты можешь выйти за меня замуж. Ради детей. И ради того, что нынешняя ночь может дать пока еще неизвестный нам результат.
Позднее Коуди так и не смог понять, что за дух-искуситель заставил его сказать Кэсси эти слова. Они как бы сами собой сорвались с его губ, прежде чем он успел до конца осознать их смысл.
Изумленное выражение на лице девушки уступило место ярости и негодованию.
— Если я когда-нибудь и выйду замуж, то только по любви! — вырываясь из его объятий, возмущенно выкрикнула Кэсси.
Коуди вскочил с постели так резко, словно она загорелась.
«Что, получил?» — вертелся в его мозгу издевательский вопрос. Он ненавидел себя за эти ненароком вырвавшиеся слова. Двум женщинам он предлагал выйти за него замуж, и каждая из них восприняла его слова как какую-то непристойность, словно он был не нормальным человеком, а отбросом общества! Коуди не забыл унижения, которое испытал во время объяснения с Лайзой. Конечно, гораздо удобнее иметь Кэсси в качестве любовницы, а не жены — никаких тебе забот, никаких претензий. Но тот факт, что она в эту ночь могла зачать от него ребенка, заставил Коуди произнести то, за что он теперь себя проклинал. И все же он чувствовал, что не мог поступить иначе, — ему слишком хорошо было известно, каково всю жизнь нести на себе клеймо незаконнорожденного, ублюдка. Люди жестоки…
— Какого черта ты взбеленилась? — прорычал Коуди. — Ты ведешь себя так, словно я нанес тебе смертельное оскорбление! Забудь, о чем я тебя просил. Больше этого не повторится.
Кэсси даже представить себе не могла, что ее вспышка приведет Коуди в такое бешенство, но не чувствовала себя виноватой. Она считала, что Коуди испытывает к ней всего лишь плотское вожделение — никакой любви к ней у него нет и в помине! Она тоже получила наслаждение, как и он, но это вовсе не означает, что они любят друг друга. Она сомневалась даже в том, что он любит собственных детей. И если ее подозрения верны, то вряд ли он способен полюбить их приемную мать. С другой стороны, временами ей все-таки казалось, что он хороший, даже очень хороший отец и дети его просто обожают. Но выйти за него замуж? Нет, это просто невозможно.
— Между нами нет любви, Коуди.
— А кому она нужна, эта любовь? Я в нее не верю. — Когда речь идет о замужестве, любовь — это все! — раздраженно заявила Кэсси. — Скажи, из-за чего ты женился на матери своих детей?
— Я никогда не был женат, — проворчал Коуди, еще больше запутывая ситуацию.
Кэсси остолбенела:
— Значит, твои дети…
— Черт побери, Кэсси, не надо никаких фантазий! Мне не хочется сейчас обсуждать вопрос о матери этих детей. Я хочу поговорить о нас с тобой.
— В другой раз, Коуди. Я устала.
Она зевнула и потянулась за одеждой, в беспорядке разбросанной на полу. Подняв трусики и сорочку, Кэсси натянула их на себя.
Коуди тоже надел трусы и уселся на краю постели.
— Это твое последнее слово? — спросил он, лениво улыбаясь. — Ох, дерь… то есть лошадиный хвост! — поспешно поправился Коуди, надеясь, что ей понравится такая забота о чистоте языка. — Бьюсь об заклад, что смогу заставить тебя изменить свое мнение.
Он дразнящим движением провел пальцами по ее щеке, затем его рука скользнула вниз…
Но как только его ладонь накрыла ее грудь, оконные стекла внезапно задребезжали от оглушительного удара грома, в небе сверкнула яркая молния, осветившая комнату. Долю секунды Кэсси думала, что электрические искры пробежали по ее телу от прикосновения Коуди, но потом сообразила, что ранчо оказалось в эпицентре быстролетной, но мощной весенней грозы. Весь дом дрожал от раскатов грома; ослепительные сполохи молний метались по стенам и потолку и заливали все вокруг каким-то нереальным, фантастическим светом. Коуди, словно не замечая этого ада, продолжал жадно ласкать Кэсси, и она почувствовала новый прилив страсти. Девушка выгнулась, отдаваясь наслаждению. Коуди, поняв, что она отвечает на его призыв, улыбнулся и вытянулся рядом с ней, готовый начать новый раунд любовных утех.
— Я снова хочу тебя, крошка, несмотря на то, что ты говоришь вещи, которые выводят меня из себя.
И он опять склонился над ней, лаская ее грудь безжалостно сладкими движениями, приводящими Кэсси в исступление. Очень скоро она уже не могла разобрать, продолжает ли слышать удары грома или это так сильно стучит ее собственное сердце….
Внезапно дверь с грохотом распахнулась.
— Папа, папа, нам страшно!
Эми и Брэди ворвались в комнату. Эми с размаху уткнулась лицом в грудь Коуди, а Брэди юркнул в кровать между ним и Кэсси.
— Господи, что, к дьяволу, происходит? — прохрипел Коуди, ощущая, как воздух со свистом выходит из его груди.
Он и не подозревал, что Эми такая тяжелая.
— Гроза! — пролепетала Эми, пряча лицо ему под мышку. — Я боюсь грозы!
— Я говорил ей, что не надо метаться, как ошалевшая кошка, — заявил Брэди, чувствуя себя гораздо увереннее в тепленьком местечке между Коуди и Кэсси.
Коуди оторвал Эми от себя и мягко уложил рядом с братом.
Взглянув на Кэсси, он заметил проступившую на ее лице краску смущения и беспомощно пожал плечами: он же не виноват, что дети, испугавшись грозы, сломя голову бросились в спальню и застали их вместе! Конечно, он мог бы догадаться запереть дверь, но ему это показалось необязательным. Тем временем Эми, немного успокоившись, не замедлила начать выяснение, какие обстоятельства привели Кэсси в кровать Коуди.
— Ты тоже боишься грозы, да, Кэсси? И поэтому прибежала к папе?
Картер фыркнул и с трудом подавил смех, видя, как Кэсси, все больше краснея, тщетно старается найти подходящий ответ.
— Смешно, да? — невинно продолжала Эми, не замечая ее растерянности. — Вдруг мы все четверо оказались в одной постели. Значит, Кэсси теперь наша мама, да? — сделала девочка неожиданный вывод.
В груди Коуди что-то хрюкнуло… Да он смеется! Кэсси тяжело вздохнула.
— Надеюсь, ребята, вы не думаете, что я… что я всегда здесь сплю? — наконец выговорила она единственное, что смогло прийти ей на ум в этой ситуации.
Брэди взглянул на девушку с полным пониманием.
— Конечно, не всегда. А только когда гроза, да? Тебе тоже становится легче, когда ты спишь с папой?
Коуди больше не мог сдерживаться. Его буквально трясло от смеха. Откинувшись назад, он от души расхохотался:
— Ты чертовски прав, малыш! Когда Кэсси спит со мной, ей становится значительно легче!
— Коуди! — возопила Кэсси, пряча пылающее лицо под простыню.
Он продолжал заливаться смехом:
— И мне тоже… чертовски хорошо… когда я сплю с Кэсси!
— Коуди!!! — почти завизжала Кэсси.
— Вы уж простите меня за всякие словечки. Я очень стараюсь не ругаться, но прежние привычки забыть не так-то легко, — приняв серьезный и покаянный вид, сказал Коуди, но в глазах его при этом прыгали чертики.
— Я имею в виду совсем другое, и ты это прекрасно понимаешь! — разъяренно прошипела Кэсси из-под простыни.
— Не злись на папу, хорошо? — примирительно попросила Эми и тут же вспомнила, что Коуди не нравится, когда его называют папой; девочка испуганно посмотрела на Картера, но в темноте трудно было разобрать, сердится он или нет. Тогда она повернулась и зашептала ему на ухо: — Ты больше не станешь ругаться за то, что мы говорим тебе «папа»? Извини, мы не нарочно, просто нам привычнее называть тебя так, а не Коуди.
— Все в порядке, — с грубоватой лаской ответил Коуди. — Зовите меня так, как вам больше нравится.
— Ты слышал, Брэди? — радостно спросила Эми, но ее брат уже спал сладким сном. Его голова покоилась на плече Кэсси. — Ну ладно, я скажу ему утром.
— Что ты скажешь ему утром? — сонным голосом пробормотала Кэсси.
— Это секрет. — Эми загадочно усмехнулась. Через несколько минут она тоже мирно спала, положив темную головку на широкую грудь Коуди.
— Коуди, ты спишь? — донесся до него сквозь шум грозы голос Кэсси.
— Почти. И ты тоже спи.
— Завтра ты должен как-нибудь объяснить детям всю эту историю.
— А что я им скажу? Что за минуту до того, как они вошли, мы с тобой предавались разврату? И оба получали от этого удовольствие?
— Как ты можешь быть таким вульгарным! Ты точно заслуживаешь того, чтобы тебя пристрелили.
— Давай спать, Кэсси. Если у тебя не пропадет это кровожадное желание, ты можешь осуществить его завтра.
На следующее утро Кэсси встала с постели очень осторожно, чтобы никого не разбудить, и перед уходом взглянула на спящих. За ночь Брэди каким-то образом перелез через сестру и сейчас уютно пристроился на руке Коуди. От этой мирной картины у Кэсси защемило сердце.
Да, иногда она чувствовала, что ненавидит Коуди за его потребительское к ней отношение, за то, что он взял ее силой, за то, что не поверил в ее невинность. Но то, что Коуди привязан к детям и в глубине его души таится, быть может, более сильное к ним чувство, — этого Кэсси не могла не признать. Ей стало грустно: она и сама испытывала к ребятишкам огромную нежность. Они заняли в ее сердце прочное место, и с этим Кэсси ничего не могла поделать. Да и не хотела… Умывшись и переодевшись, девушка спустилась на кухню помочь Ирен с завтраком. Кэсси встревожилась, заметив, что эта добросердечная, всегда спокойная и жизнерадостная женщина пребывает в самых расстроенных чувствах.
— Что-нибудь случилось, Ирен? — участливо спросила девушка.
Та отрицательно покачала головой и отвернулась. — Ты можешь мне полностью довериться. Знаешь, иногда бывает лучше всего с кем-то поговорить по душам, сразу становится легче. Скажи, это из-за Реба? — Неужели по мне так все заметно? — с легкой досадой проговорила Ирен.
— Ну-у… мне кажется, ты действительно к нему неравнодушна. Или я ошибаюсь?
Лицо Кэсси выражало такое искреннее сочувствие, в голосе ее было столько тепла, что Ирен поняла — ей можно излить душу, и взволнованно продолжала:
— Нет, не ошибаетесь, Кэсси, Понимаете, я вижу в Ребе те качества, которых никто не замечал. Господи, я и представить не могла, что окажусь в таком дурацком положении. Я никогда не позволяла себе… даже не знаю, как точнее сказать… Словом, я всегда считала, что не имею права. Это безнадежно и принесет мне одни только страдания.
— Да почему же? Ведь ты очень привлекательна.
— Я инвалид, — коротко ответила Ирен.
— Ох, дорогая, для хорошего мужчины это не имеет никакого значения!
Ирен залилась краской и поспешила сменить направление разговора.
— Впрочем, дело даже не во мне. Я сильно беспокоюсь за Реба.
— У тебя есть для этого какие-то основания? С ним что-то происходит?
— Пока нет, но обязательно произойдет, если он вернется и город. А он собирается уехать в субботу утром! И я боюсь, что там проклятая бутылка опять возьмет над ним власть, из-под которой ему уже не выбраться. Коуди так много для него сделал! Я просто вне себя от мысли, что Реб погубит свою жизнь из-за стакана виски.
— До субботы еще целых три дня, — сказала Кэсси рассудительно. — Возможно, он еще переменит свое решение.
— Я так надеюсь на это, Кэсси! Реб — хороший человек. У него в жизни было столько горестей, столько неудач, унижений… Вы и представить себе не можете. Вот он и сломался — не смог противостоять все бедам, которые на него обрушивались одна за другой. Из-за этих-то своих несчастий он и пристрастился к алкоголю. Другой причины я тут не вижу…
— А тебя не смущает, что он однорукий? — вырвалось у Кэсси, прежде чем до нее дошло, что она задает не совсем тактичный вопрос.
— Нет, мне это совершенно все равно, — спокойно ответила Ирен. — У меня у самой только одна нога Нормальная. — Ты говорила Ребу о своих чувствах? — немного помолчав, спросила Кэсси.
Ирен испуганно замахала руками:
— Нет-нет, что вы! Разве я посмею! Я никогда не смогу этого сделать…
— А мне кажется, что если ты признаешься ему, будет гораздо лучше и тебе, и Ребу, — задумчиво проговорила Кэсси. — Потому что… — она осеклась: в кухню с чрезвычайно довольным видом, сладко позевывая, вошел Коуди. Ясно, что при нем продолжать столь интимную беседу не стоило.
Коуди медленным и лукавым взглядом смерил Кэсси с головы до ног, чем привел ее в крайнее смущение. Покраснев почти до слез, она выбежала из кухни. Если у Ирен и появились какие-то соображения по поводу внезапно запылавшего лица Кэсси, то она оставила их при себе…
После завтрака Кэсси вместе с Лоуренсом ушла на северное пастбище — ей предстояло очередное занятие стрельбой. Дети, которым было строго наказано и близко не подходить к стрельбищу, пока Кэсси не научится хорошо обращаться с винтовкой и пистолетами, играли с Чернышом во дворе, а Ирен готовила легкий ленч. Коуди сразу же после завтрака уехал в поля, решив проверить состояние ограждений.
Кэсси тренировалась целых два часа. Когда у Реба начала побаливать нога, девушка, решив что справится и сама, предложила ему идти домой. Она была все еще сильно расстроена из-за вчерашнего, и стрельба по пустым бутылкам оказалась прекрасным способом избавиться от обуревавшей ее злости на Коуди. Реб неохотно согласился оставить ее одну и отправился на ранчо. Впрочем, Кэсси стреляла уже достаточно сносно, чтобы не нуждаться в постоянном присмотре.
Коуди объезжал северное пастбище, когда услышал выстрелы. Сначала он испугался: не случилось ли чего-нибудь — и помчался в том направлении, откуда они доносились, но потом вспомнил, что у Кэсси сегодня очередная тренировка, и успокоился. Вскоре он увидел ее неподалеку: девушка целилась в ряд пустых бутылок, выстроенных на верху ограждавшего участок забора. Коуди перевел кобылу на шаг и снова стал внимательно осматривать ограду. Ему показалось, что в одной из секций проволока порвана. Коуди соскочил с седла, чтобы поближе исследовать повреждение. Определив, что забор испорчен умышленно, Картер пришел в ярость и поначалу не обратил внимания на раздавшиеся один за другим выстрелы, Он склонился над проволокой, и в этот момент пуля просвистела буквально в нескольких дюймах от его головы. Коуди ощутил дуновение ветра и жар от вспоровшего воздух заряда и инстинктивно бросился на землю.
Медленно повернув голову, он увидел Кэсси, которая направила ружье в его сторону. Коуди сплюнул пожухлый стебелек, попавший ему в рот при падении. Даже в страшном сне ему не могло привидеться, что Кэсси и в самом деле попытается его убить! Да, минувшей ночью она несколько раз угрожала ему, но Коуди не придал этому значения, в полной уверенности, что она его просто дразнит. Очевидно, ему не следовало быть таким идиотом — она говорила абсолютно серьезно.
— Проклятие! Кэсси! — крикнул он, продолжая прижиматься к земле. — На что ты надеешься? Моя смерть ничего тебе не даст!
Кэсси была очень довольна: сегодня у нее гораздо больше попаданий, чем в предыдущие уроки. Девушка помедлила, тщательно прицеливаясь в последнюю бутылку. Она была настолько увлечена своим занятием, что не заметила подъезжавшего на лошади Коуди. Кэсси уже собиралась нажать на курок, когда где-то неподалеку грохнул выстрел. Чисто инстинктивно она всем телом повернулась на звук и увидела Коуди, который слетел с седла и распластался около ограды.
Кэсси удивилась и опустила ружье. Что он там делает, лежа на земле? А затем до нее донеслись его проклятия. Кэсси замерла в полном недоумении.
Коуди заметил, что она больше не целится, быстро вскочил на ноги, на всякий случай ощупав голову — не задета ли она, — и направился к девушке. Двигался он неуверенно, какими-то рывками, лицо его пылало гневом. Коуди не верилось, что Кэсси пыталась его убить, но, с другой стороны, факт оставался фактом: если бы он не наклонился, чтобы рассмотреть повреждение в ограде, а потом не бросился на землю, пиши пропало.
Кэсси продолжала стоять как изваяние, пораженная его словами. Она собиралась его убить? Кем же он ее считает, если думает, что она на такое способна? Да и потом, какая ей выгода от смерти Коуди? Неужели этот кретин всерьез полагает, что после него она убьет и детей? Он что, совсем ничего не соображает?
Вероятно, Коуди действительно ничего не соображал, поскольку, подойдя к девушке, вырвал винтовку из ее рук, бросил на землю, схватил Кэсси за плечи и начал трясти с такой силой, что ее зубы стали выбивать дробь, а лента, стягивающая волосы, развязалась и упала.
— Если ты еще раз попытаешься выкинуть что-нибудь подобное, то крепко об этом пожалеешь! — с ненавистью процедил Коуди.
Его лицо приобрело какой-то сине-багровый оттенок. Кэсси никогда еще не видела Картера в такой ярости и теперь хорошо представляла, каково приходится его врагам, когда он теряет над собой контроль.
— К-к-к-Коуди, с-с-стой! — с трудом смогла выдавить из себя Кэсси, беспомощно барахтаясь в железных руках, сдавивших ее плечи. — Т-ты д-д-делаешь м-мне б-б-больно!
Он прекратил ее трясти, но не ослабил хватку.
— Почему ты это сделала? Ты из-за вчерашнего? Но тебе же самой хотелось заниматься любовью не меньше меня!
— В чем ты меня обвиняешь? Я в тебя не стреляла!
— Кончай врать! Если не ты, то кто же? Оглянись: кругом прерия, видимость — на милю в любую сторону, — и никого нет!
— А кукуруза? Там могут укрыться и десять стрелков, А деревья у ручья? Да мне нет никакого смысла тебя убивать!
— Очень даже есть: не будь меня, ты унаследовал бы все ранчо полностью. Так что у тебя прекрасный повод, — мрачно бросил Коуди. — Да ты и сама отлично понимаешь, что, убив меня, чертовски много выиграешь.
— Это подло — думать обо мне такое! Ты просто рехнулся! — закричала Кэсси. — Кроме того, ты забыл о своих детях, — добавила она уже более спокойно. — Ведь по завещанию Бака твоя часть ранчо достанется им.
— Да, все правильно — если бы у меня были дети, — сухо вымолвил Коуди. — Ну ладно, на этот раз я склонен толковать спорные моменты в твою пользу, Кэсси. Но учти: отныне я буду следить за каждым твоим шагом, можешь быть в этом абсолютно уверена.
Отпустив ее, Коуди резко повернулся и зашагал к оставленной лошади. Кэсси так разозлилась, что чуть было по-настоящему не послала ему вдогонку пулю.
— Проклятый, мерзкий мужлан! — бормотала она себе под нос, глядя в спину удалявшемуся Коуди.
Девушка собрала вещи и, продолжая ругаться, направилась к дому… Во дворе ее встретила встревоженная Ирен.
— Кэсси, вы не видели ребят? — спросила она. Я очень беспокоюсь: они не пришли к ленчу, а ведь эти двое маленьких бездельников никогда не опаздывают туда, где пахнет едой.
Кэсси невольно улыбнулась.
— Пойду поищу, где они прячутся, — сказала она. — Может быть, они у Реба во флигеле? Или бегают со своим Чернышом где-то за домом.
— Реба там нет, — сказал Коуди, который только что въехал во двор и увидел, что Кэсси двинулась к флигелю. — Я только что видел, как Реб зашел в амбар. Зачем он тебе нужен? — спросил он, глядя на нее сузившимися глазами.
— Он мне вообще сейчас не нужен! — раздраженно фыркнула Кэсси. — Я ищу детей. Ирен сказала, что не видела их с утра и что они не пришли к ленчу.
Коуди озабоченно взглянул на девушку.
— Я пойду вместе с тобой, — сказал он, привязав лошадь к столбу.
Для начала они решили поискать детей в амбаре: может быть, они увязались за Ребом?..
— Ух, ну и жара сегодня! — сказал Брэди, отдуваясь и вытирая влажной рукой пот со лба. На небе не было ни облачка, и солнце палило так, что в воздухе дрожало марево.
Дети скучали: и Кэсси, и Коуди с утра отправились по своим делам, а Реб и Ирен были заняты по хозяйству.
— Давай сходим на ручей, хоть ноги окунем, — с надеждой обратился к сестре Брэди. — Там наверняка прохладней. Готов поспорить, что Чернышу тоже нравится.
Эми задумалась.
— Но мы еще никогда не ходили к ручью одни! наконец возразила она.
— Ну и что? Папа вряд ли узнает.
— Нет, мы все равно должны у него спросить.
— Лучше его не беспокоить. Он и так нами не очень доволен.
— Пожалуй, ты прав.
— Тогда пошли?
— Пошли. Ручей ведь неглубокий, так что, наверное, там безопасно.
Эми ошибалась. Весна выдалась на редкость дождливой, и вода в ручье, текущем к ближайшей от ранчо реке, против обыкновения поднялась более чем на два фута. Если такая жара простоит еще недели две-три, поток, конечно, обмелеет и вновь станет мирным и ласковым ручейком, курице, что называется, по колено. Но сейчас…
— Ух ты, посмотри-ка! — удивленно прогудел Брэди, подходя к берегу и наблюдая за мутными водоворотами на поверхности ручья.
— А помнишь вчерашнюю грозу? Это, наверное, из-за нее ручей стал таким большим.
— Давай попробуем зайти? Вода наверняка просто отличная!
Эми с сомнением посмотрела на него:
— Ну не знаю… А вдруг там с головкой?
— Да мы потихоньку!..
Брэди быстро снял ботинки и чулки и, прежде чем Эми успела что-то возразить, забрался в воду. Зайдя по колено, он остановился и стал наблюдать, как возле его ног, бурля, возникают крохотные водовороты.
— Давай, Эми! Знаешь как хорошо!
Увидев, что с Брэди ничего не случилось, Эми скинула туфли и чулки, попробовала ногой воду и, улыбаясь от блаженства, тоже залезла в ручей.
Черныш, радостно повизгивая, последовал за детьми, а затем стал как сумасшедший носиться из воды на берег и обратно. Очень скоро Брэди и Эми, позабыв обо всем, радостно визжа и хохоча во все горло, начали брызгать друг на друга водой, прыгать в ручье, так что подняли настоящую бурю…
— Смотри-ка, Конрад! Кажется, эти гаденыши решили избавить нас от необходимости за ними охотиться!
Двое мужчин, спрятавшихся среди зарослей высоких деревьев, окаймлявших берега ручья, следили за детьми с живейшим интересом.
— Да, Дули, давненько мы поджидаем, когда сможем застать этих ублюдков врасплох, — отозвался Конрад. — Мистер Мастерс, наверное, уже устал ожидать известия, что в конце концов они — по несчастной, конечно, случайности — отправились на тот свет.
— Вообще-то убивать детей — большой грех, — нерешительно произнес Дули.
— За такие деньги я мог бы прикончить и собственную мать! Ишь как заговорил — «грех»! Ты знал, на что идешь, когда соглашался. Хватит, Дули: пока мы тут спорим, время уходит. Пора за работу.
— Черт побери, ты прав.
Бандиты крадучись вышли из своего укрытия. Дети, ничего не подозревая, продолжали мирно играть в воде: они стояли спиной к Конраду и Дули и не заметили их, пока те не подошли совсем близко.
Брэди увидел мужчин первым и больно вцепился Эми в руку.
— Смотри! — Он указал на Конрада и Дули. — Мне кажется, эти люди не с нашего ранчо. Хотя они мне кого-то напоминают.
Эми обернулась и взглянула в ту сторону, куда показывал брат. Ее брони испуганно поползли вверх, она громко охнула и закричала:
— Бежим, Брэди! Это те самые люди, которые хотели поймать нас в Сент-Луисе, на станции! Это Конрад!
Эми и Брэди бросились к дому, но вода и вязкий песок сковывали их движения, и для двоих негодяев не составило особого труда догнать и схватить ребятишек.
— Пустите! Слышите?! Лучше не трогайте нас, а то наш папа вас убьет! — неистово брыкаясь, во всю мочь вопила Эми.
Дули хрипло заржал и тряхнул девочку.
— Да нет у вас никакого папы, дуреха! Зато есть дядя, и он очень недоволен вашим поведением.
— Дядя Джулиан жив? — пискнул Брэди.
— Только уж не благодаря вам! — ощерился Конрад. — Когда Мастерс загремел с этой чертовой лестницы, ему чуть было не пришел конец. Он и сейчас еще не совсем здоров, но мысль о ваших денежках заставляет его быстро поправляться.
Услышав эти слова, Эми из последних сил закричала громче прежнего. Конрад заткнул ей рот грязной рукой.
— Как мы с ними поступим, Конрад? — спросил Дули.
Конрад взглянул на бурлящий поток, и лицо его исказила злобная гримаса.
— Да мы их попросту утопим, и все. Это будет выглядеть как настоящий несчастный случай, никто и не вздумает искать виновных.
Дули понимающе кивнул, подхватил Брэди и погрузил его голову в мутную воду. Конрад проделал то же самое с Эми. Но двое убийц забыли о Черныше. Преданная белая дворняга с громким рычанием набросилась на Конрада, заставив того выпустить девочку из рук. Эми вынырнула из воды, кашляя и отплевываясь. Обуянный жаждой мести, Черныш переключился на Дули, которому было трудно обороняться, так как он обеими руками держал Брэди. Поняв, что собака взъярилась не на шутку, негодяй выпустил мальчика и вместе с Конрадом набросился на Черныша. Эми моментально оказалась возле брата; подняв голову Брэди над водой, она потащила его к берегу. Но девочка прекрасно понимала, Что бандиты, расправившись с Чернышом, сразу же вернутся. И убьют ее и Брэди…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровища сердца - Мейсон Конни



Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Замечательный роман!!!
Сокровища сердца - Мейсон Коннисокровище
25.11.2013, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100