Читать онлайн Сокровища сердца, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровища сердца - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровища сердца - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровища сердца - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Сокровища сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Кэсси так пристально смотрела в глаза Коуди, что ощущала почти болезненное напряжение. У нее перехватило дыхание: казалось, даже воздух между ними наэлектризован. Правда, посторонний наблюдатель подумал бы, что она просто равнодушно разглядывает непроницаемое темное лицо Коуди, на котором только сверкающие голубые глаза выдавали испытываемое им возбуждение. Что-то в их выражении подсказывало Кэсси, что этот человек испытывает к ней чувство неприязни. Интересно, почему? Неужели он зол из-за того, что она отчитала его за жестокое желание бросить детей? На ее месте любая честная женщина, видя подобное отношение отца к своим малолетним ребятишкам, поступила бы точно так же. Кэсси вздрогнула и слегка опустила глаза, продолжая разглядывать Коуди. Она отметила широкие, мощные плечи, мускулистую грудь, тонкую талию и узкие бедра; затем глаза ее почти бесстыдно остановились на холмике, четко выделяющемся внизу живота. Неожиданно осознав, какое опасное направление избрал ее взгляд, девушка снова поспешно перевела его на лицо Коуди. Она решила, что он совсем не похож на своего старшего брата. Жесткий, квадратный подбородок, твердые линии рта говорили о силе и решительности, а обжигающий жар глаз, которыми он смотрел на Кэсси, — о страстности и необузданности его натуры. Уэйн, несмотря на довольно привлекательную внешность, по сравнению с Коуди показался Кэсси жалким подобием мужчины. Впрочем, может быть, она преувеличивает?..
Коуди понадобилась вся сила воли, чтобы его тело не отреагировало соответствующим образом на осмотр, которому его подвергла Кэсси. Когда ее глаза задумчиво остановились на его чреслах, он крепко сжал кулаки и дал себе слово поквитаться с ней за то, что она разглядывает его, как быка-производителя на ярмарке.
«Шлюха всегда останется шлюхой», — с отвращением подумал Коуди. Или она просто соскучилась по мужчине после долгого путешествия в поезде?
Но какие же у нее красивые глаза! Какой у них необычный изумрудный цвет! Коуди почувствовал, что просто тонет в их знойной глубине, и лишь гигантским усилием ему удалось выбраться на поверхность. Да знает ли она, что с ним делает? Коуди был уверен, что прекрасно знает. И у нее это чертовски здорово получается! Еще бы: ведь она — профессиональная соблазнительница, которая зарабатывает на жизнь, продавая свое тело. Эта женщина удивительно хороша: длинные ноги, изящная фигура, странный, какой-то экзотический разрез глаз, уголки которых слегка приподняты. Потрясающие глаза, в которых светится лба, высокие скулы, точеный прямой нос, безупречной формы подбородок. Золотистые кудри волной спадают чуть ли не до пояса. Но особенно Коуди поразило неповторимое сочетание надменной сдержанности и бьющего через край темперамента…
Он так и не мог понять, почему Кэсси в трауре. Вряд ли она надела его по случаю смерти Бака. И почему она живет в Сент-Луисе, а не на ранчо? Самые разные вопросы невинность и вместе с тем извечное со времен Евы знание. Черты лица тонкие и изысканные — чистые линии крутились у него в голове. И, прерывая затянувшийся поединок их взглядов, Коуди твердо решил про себя, что непременно узнает ответы на них.
Пока Кэсси и Коуди внимательно изучали друг друга, Уэйн подошел к фургону и заглянул в него.
— Какого дьявола делает здесь Реб Лоуренс? Зачем ты притащил на ранчо городского пьяницу? — возмущенно закричал он.
— Он ранен, а в городе нет врача, — спокойно ответил Коуди.
— Ты что, записался в добрые самаритяне? А может, за время отсутствия ты стал основателем новой религии? Господи, это было бы нечто! Метис — посланник Божий!
— Ты слегка ошибаешься. Просто шериф Херманн посоветовал мне захватить Реба сюда — он сказал, что Ирен может оказать ему помощь. У мужика сломана нога. Если ее сразу же не вправить, то он никогда не сможет ходить.
— Не велика потеря! — злобно буркнул Уэйн. — Ну скажи, какую пользу может принести обществу однорукий пьянчуга? Да от него одни только неприятности!
— Уэйн! — воскликнула Кэсси, пораженная его безжалостными словами. — Правда, я познакомилась с Ирен только что, но она показалась мне очень доброй. По-моему, эта женщина из тех людей, которые не раздумывая придут на помощь ближнему. Очевидно, ты к этой категории не относишься, — не удержалась она от колкости. — Почему бы не спросить у нее самой, согласна ли она помочь бедняге Лоуренсу? — О чем это тут меня хотят спросить? Ирен, миниатюрная женщина лет тридцати с небольшим, как раз в этот момент вышла из дома и услышала последние слова Кэсси. Взглянув на стоящих у фургона Уэйна и Коуди, Ирен стала спускаться по лестнице. Коуди с жалостью заметил, что она сильно хромает: правая нога была искривлена.
— Реб Лоуренс, — спокойно констатировала Ирен, заглянув внутрь повозки. — Что с ним произошло? Кроме того, что он пьян в стельку?
— Сломана нога и разбита голова, — коротко ответил Коуди. — Вы сможете ему помочь?
Ирен внимательно посмотрела на Коуди.
— Вы, наверное, второй сын мистера Бака? Он часто о вас вспоминал. — Коуди в этом сильно сомневался. — Ладно, постараюсь помочь бедолаге. По себе знаю, каково ломать ноги. Несите его в дом.
— Во флигель! — брезгливо сказал Уэйн. — Я не желаю видеть его в доме. Скажи спасибо Кэсси, Коуди. Если б не ее доброе сердечко, я приказал бы отвезти эту пьянь обратно в город и выбросить в грязь, из которой ты его подобрал.
Уэйн резко повернулся и пошел к дому.
— Благодарю за теплую встречу! — процедил сквозь зубы Коуди, глядя вслед брату; он вздохнул и, выбросив Уэйна из головы, поднял на руки Реба и понес во флигель.
Прихрамывая, Ирен двинулась было за ним, но, увидев в тени фургона Эми и Брэди, остановилась. Выражение ее лица смягчилось: ей никогда еще не доводилось видеть детей, которые бы выглядели такими несчастными и заброшенными.
— Чьи это ребятишки? — тихо спросила она, испытывая острую жалость.
— Коуди, — объяснила Кэсси. — Их зовут Эми и Брэди.
— Дети мистера Коуди… — задумчиво проговорила Ирен. — Мистеру Баку это очень бы понравилось. Но почему они такие грязные?
Кэсси покраснела; ей не хотелось рассказывать все, что она успела узнать о Коуди и его малышах.
— Это длинная история, — сказала она.
— Мне кажется, они голодные, — отметила Ирен.
— Мы и правда хотим есть, — подтвердила Эми, обретая наконец дар речи. — Но может быть, вы сначала посмотрите нашу собаку?
— А что с ней такое? — Ирен и Кэсси одновременно взглянули на удивительно чумазую дворнягу, которую теперь держал на руках Брэди.
— Она случайно попала под колеса фургона, и папа ее переехал, — со слезами на глазах пояснил мальчик. — Он сказал, что раз произошло такое несчастье, то мы должны взять ее на ранчо. Вы поможете ему? У него сломана нога.
— Конечно, помогу. Но после того, как позабочусь о Ребе, — пообещала Ирен. — А пока мисс Кэсси отведет вас на кухню и даст перекусить, чтоб вы продержались до ужина, хорошо?
Улыбнувшись, Ирен направилась во флигель.
— Она мне нравится, — сказала Эми, когда экономка ушла.
— И мне тоже, — согласилась с девочкой Кэсси.
— А почему она так хромает? — простодушно спросил Брэди.
— Она калека, — терпеливо объяснила Кэсси. — Но разве папа не учил вас, что невежливо говорить о физических недостатках других людей?
Брэди удивленно взглянул на Кэсси, но промолчал. — Ну ладно, пошли в дом, — сказала девушка и взглянула на собаку. — А ее пока оставьте здесь.
— Нет, Черныш пойдет вместе с нами! — Брэди еще крепче прижал к себе дворнягу.
— Черныш? — рассмеялась Кэсси: настолько кличка не подходила этой белой псине.
— А что, если мы уложим… э-э… Черныша на заднем крыльце и покормим его… ее, пока вы будете есть на кухне? А потом мы искупаем вас в ванной и, может быть, найдем какие-нибудь чистые костюмы.
Брэди неохотно согласился.
До самого вечера Кэсси, к великой своей радости, почти не видела Коуди. Этот красавец метис вызывал в ней, вернее в ее теле, какие-то совершенно новые, незнакомые и оттого тревожные ощущения. Взгляд его голубых глаз казался Кэсси безжалостным: за ним словно скрывалось какое-то тайное знание, не имевшее ничего общего с их случайной встречей в поезде. Кэсси чудилось, что взгляд этот как бы предупреждает ее: будь настороже, я слежу за тобой.
Ирен возвратилась в дом через несколько часов. Она вправила ногу Реба и наложила на нее лубки, промыла и перевязала ему рану на голове. Заметив, какой усталый, измученный вид у Ирен, Кэсси предложила ей помочь приготовить ужин. Девушка уже успела искупать ребят и переодеть их в чистое.
Когда Кэсси спросила Уэйна, есть ли в доме детская одежда, тот неприязненно буркнул, что она может выбрать что угодно на чердаке. В одном из старых чемоданов Кэсси обнаружила кучу вещей, которые когда-то принадлежали Уэйну, Коуди и ей самой. Вещи были старомодными и слежавшимися, но все-таки выглядели гораздо лучше, нежели одежда Эми и Брэди.
Просто удивительно, на что способны вода и мыло, думала Кэсси, глядя на детей, клевавших носом над тарелками с ужином. Бедняги так устали, что даже не в силах были как следует поесть. Их кудрявые волосы, которые до мытья выглядели как какая-то тусклая, неопределенного цвета пакля, теперь были блестящими, словно шелк. Они оказались очень темными, как и у отца. Да, дети были просто очаровательны, и Кэсси невольно подумала о красоте Коуди. Интересно, их мать тоже была хороша собой? Кэсси решила, что глупо даже думать иначе: Коуди никогда не женился бы на уродине. Размышления о том, как Коуди занимается любовью с красивой женщиной, родившей ему таких замечательных детей, вогнали Кэсси в краску.
Картер к ужину не вышел. Он решил провести эту ночь во флигеле вместе с Ребом, чтобы в случае чего оказать ему помощь. Уэйн сидел в столовой мрачный, как обычно. Кэсси недоумевала: что могло сделать этого человека таким злым и недовольным всем на свете?
— Уложи этих пострелят спать, а то они того и гляди свалятся в суп, — недовольно пробурчал Уэйн и, немного помолчав, злобно добавил: — До сих пор поражаюсь, как могла белая женщина выйти замуж за такого ублюдка, как мой братец-метис! Видеть его не могу! Впрочем, не думаю, что он будет долго здесь ошиваться после оглашения завещания. Я послал записку адвокату Уиллоуби, и он приедет уже завтра. Не понимаю, зачем он вызвал тебя и Коуди! Скорее всего старик оставил вам просто небольшие подарки.
Кэсси посмотрела на Уэйна уничтожающим взглядом. — Мне ничего не надо от Бака Картера. Когда он был жив, то ни разу даже не вспомнил обо мне. А после его смерти я тем более ничего от него не жду.
— Что верно, то верно, — охотно согласился с ней Уэйн.
Устав от его компании, Кэсси поднялась из-за стола: — Пойдемте, дети. Я уложу вас в постель, раз уж ваш отец не желает о вас беспокоиться.
Коуди дремал в кресле возле койки Реба. Ирен принесла прекрасный ужин, и Коуди в полной мере насладился каждым блюдом, съев все без остатка. Она поставила еду и для Лоуренса, но тот по-прежнему был без сознания. Ирен сказала, что это — последствие травмы головы. Когда Реб начал ворочаться на постели, Коуди моментально проснулся. Наклонившись над изможденным одноруким человеком, Картер придержал его, чтобы тот не упал и не нанес себе нового увечья. К удивлению Коуди, Реб в этот момент открыл глаза и вполне осмысленно взглянул на него.
— Ты кто? — тихо спросил Реб дрожащим голосом: очевидно, он испытывал сильную боль.
— Коуди Картер.
— А где я?
— На Каменном ранчо.
— В доме старого Бака?
— Точно.
— Что это я здесь делаю?
— Будь я проклят, если знаю! Возможно, в моем сердце есть специальное местечко для сирот и пьяниц, — довольно грубо ответил Коуди. Черт побери, он был недоволен собой, очень недоволен: подумать только — он, Коуди Картер, — сиделка при алкаше! — Отдыхай. Ты даже не представляешь, как тебе повезло, что мой парень нашел тебя в том переулке, — более мягким тоном добавил Коуди.
Мой парень? Какого черта он так сказал?
— Мне необходимо выпить… — В дрожащем голосе Реба звучала мольба.
— Черта с два тебе необходимо! Ложись и спи! — сразу вскипев, заорал Коуди.
Обозленный непреодолимой тягой однорукого к алкоголю, он резко поднялся и вышел из флигеля. На пути к дому ему встретилась Ирен.
— Он проснулся? — спросила она.
— Проснулся и требует виски.
— Идите в дом, дети уже легли и спрашивали вас. Я попытаюсь дать Ребу лекарство. Мистер Уэйн показал мне комнату, в которой вы спали в детстве. Можете ночевать там и сегодня, она свободна.
Коуди зашагал к дому; он чувствовал слабость во всем теле, голова слегка кружилась. Слишком много событий произошло за последние дни, слишком много, подумал Коуди: он неожиданно повстречался с обворожительной и желанной шлюхой, которая оказалась его сводной сестрой, был объявлен отцом двух находящихся в бегах сирот, приобрел грязную белую псину сомнительного происхождения с абсолютно не соответствующей ее масти кличкой Черныш и в довершение всего взял на себя ответственность за однорукого алкоголика со сломанной ногой. Да-а, чудны дела твои, Господи… Коуди осторожно вошел в дом. В гостиной горел свет; он заглянул туда и с удивлением обнаружил свернувшуюся калачиком в кресле Кэсси с книгой в руках.
— О, ты даже умеешь читать?
Девушка испуганно повернула голову и увидела входящего неслышной кошачьей походкой Коуди. Вид его стройной фигуры снова странно взволновал ее.
— Почему тебя это удивляет? — стараясь говорить равнодушно, спросила, в свою очередь, Кэсси. — Моя бабушка была образованной женщиной. Она научила меня читать и писать. И даже отдала в школу.
— Твоя бабушка?
— Мама ведь умерла, когда мне было восемь лет. И Бак почти сразу же отправил меня к бабушке. Нэн меня и воспитала.
Теперь Коуди понял, каким образом Кэсси оказалась в Сент-Луисе.
— А твоя бабушка знала, что ты стала…
— Стала кем?
— Не надо передо мной притворяться, мисс Невинность! — резко сказал Коуди. — Я видел тебя у Сэл. И когда поинтересовался, можно ли с тобой переспать, она ответила, что ты не для таких, как я, а лишь для клиентов из «высшего» общества.
Кэсси ахнула от удивления:
— Она так сказала? Этого не может быть! Я тебе не верю! — Значит, это правда. — Ее недоумение и возмущение Коуди расценил как признание вины.
— Какого дьявола ты заделалась шлюхой? Что тебя заставило? Если тебе нужна была помощь, почему ты не обратилась к Баку?
— К Баку? — иронически фыркнула Кэсси. — Твоему отцу было наплевать на меня; ради собственного спокойствия он решил вообще не замечать моего существования! Когда Нэн сильно заболела, я написала ему. Ведь бабушка больше не могла шить, и у нас совсем не было денег. А он даже не ответил.
— Это другое дело. И все равно: хорошую же работенку ты себе выбрала! Я не оправдываю Бака, но ты должна была стараться изо всех сил, чтобы выплыть на поверхность. Э, да что говорить!.. Просто ты такая же, как твоя мать.
Кэсси широко раскрыла глаза.
— Линде всегда было мало одного мужчины, — беспощадно продолжал Коуди. — Я-то уж точно знаю: она изнасиловала меня, когда мне было всего пятнадцать лет.
Побледневшая как мел Кэсси вскочила на ноги, размахнулась и, прежде чем Коуди успел ее остановить, влепила ему звонкую пощечину.
— Лжец! Моя мать не была такой! Слышишь, не была!
— Очень жаль, что именно мне выпало на долю развеять твои иллюзии.
— Чванливый ублюдок! Жалкий метис! Что ты можешь знать о моей жизни, о том, с чем мне пришлось столкнуться? Да кто ты такой, чтобы меня судить?
Щека Коуди горела от удара, внутри все кипело от оскорблений этой девчонки, он с трудом сдерживался, чтобы не надавать ей шлепков. Коуди перевел дыхание и взял себя в руки.
— Ты права, Кэсси, я именно ублюдок. Незаконнорожденный сын Бака. И полукровка. Метис. Я этого никогда не отрицал, — ровным голосом проговорил он.
— Я… я вовсе не это имела в виду, — с раскаянием прошептала Кэсси.
— А что же тогда? Зачем лгать и отказываться от своих слов?
— Я вовсе не хотела сказать, что твое происхождение как-то тебя позорит. И не твоя вина, что Бак не женился на твоей матери. Может быть, я высказала все в чересчур резкой форме, но просто… мне хотелось дать тебе понять, что ты не имеешь никакого права говорить обо мне гадости, в которых к тому же нет ни капли правды. И потом, знаешь ли, ты сам хорош гусь: твоя попытка бросить детей ужаснее и отвратительнее всего, что мне приходилось делать в моей жизни.
— Да не мои это дети! Черт побери, ну почему мне никто не верит?!
— Как ты смеешь отрекаться от них, Коуди? Они так тебя любят! Маленькие мои… Они и сейчас ждут, чтобы ты сказал им «спокойной ночи».
Коуди был не в силах оторвать взгляд от Кэсси. В мягком свете лампы ее волосы окружали лицо золотистым ореолом. Она выглядела настоящим ангелом, но он-то знал, что она им отнюдь не была. И это сочетание невинности и порочности вызывало в нем невыносимое вожделение. Он просто сгорал от желания привлечь ее к себе, почувствовать, как прикасаются к его телу ее упругие груди, длинные, стройные ноги, как вжимаются друг в друга чресла.
Он страстно хотел, чтобы она ослабела под его ласками, опустилась на пол и раскрылась для наслаждения, предназначенного сегодня только для него.
Кровь бросилась Коуди в лицо. Он чувствовал, как от одних только мыслей о том, что он хотел бы с ней сделать, его мужской орган наливается силой.
Ему нравились ее губы. Их наверняка приятно целовать. Коуди сделал шаг вперед.
Ощутив исходящую от него угрозу, Кэсси стала отступать назад, пока ее ноги не уперлись в кресло.
— Коуди, ты слышал, что я сказала? Дети ждут тебя.
— Ничего, подождут. Мне вдруг захотелось почувствовать вкус твоих губ. Я часами смотрел на них в этом чертовом поезде. А вот глаза скрывала дурацкая черная вуаль, и мне было дьявольски интересно увидеть, какого же они цвета. Что касается твоего голоса, то он меня просто околдовал. Знаешь, у тебя самый возбуждающий голос, который мне только приходилось слышать.
Глаза Кэсси округлились. Слова Коуди, тон, которым он их произносил, его ленивые движения, опасный огонек в его глазах словно гипнотизировали ее; она боялась и одновременно страстно желала того, что он собирался сделать.
— Не прикасайся ко мне!
— «Не прикасайся»?! Нет, черт побери, я, милая, хочу гораздо большего, чем просто прикоснуться к тебе. Иди ко мне.
Он протянул руки и привлек Кэсси к себе. Их губы оказались на расстоянии вздоха. Кэсси попыталась вырваться.
— Пожалуйста, Коуди, не надо! — взмолилась она. — Зачем ты это делаешь?
— Можешь мне не верить, но я хочу тебя с того самого момента, когда увидел у Сэл и она сказала, что ты не для меня. Если боишься, что у меня не хватит денег, не беспокойся: их у меня достаточно, чтобы заплатить тебе, сколько бы ты ни стоила.
— Черт побери, Коуди Картер, ты переходишь все границы! Я не проститутка! Я работаю у Сэл горничной.
— Ну конечно, крошка, — грубо рассмеялся Коуди. — А я не метис, а белый, как лилия. Так я тебе и поверил! Такая красотка — и работает горничной? Ха! Придумай что-нибудь получше.
Девушка приготовилась было снова отвесить Коуди пощечину, но сейчас он был готов отразить нападение. Ловко перехватив карающую длань рассерженной Кэсси и заведя ее руку за спину, он тем самым привлек ее еще ближе к себе. Теперь их тела соприкасались так тесно, что Кэсси услышала громкий и быстрый стук его сердца и почувствовала, как уперся в ее живот его возбужденный и твердый мужской орган. Но почему ее собственное сердце тоже выбивает бешеную дробь, а ее лоно наполняется странной истомой и требовательно тянется к его телу? Коуди смотрел на ее губы таким ненасытным взглядом, что они затрепетали и налились жаром. Кэсси инстинктивно почувствовала, что он вот-вот ее поцелует. Она открыла рот в безмолвном протесте.
Коуди усмехнулся про себя, увидев ее полураскрытые, приглашающие к поцелую губы. Горячая маленькая плутовка, удовлетворенно злорадствовал он. Пусть отрицает все что угодно, но он точно знает, чего она хочет и что ей необходимо. Эта маленькая шлюшка не очень-то отличается от своей мамаши. Если б она была другой, вряд ли он увидел бы ее в публичном доме. Но все эти мысли мгновенно вылетели у Коуди из головы, когда он прильнул к ее губам и словно растворился в их пьянящей нежности.
Стиснутая мощными руками Коуди, Кэсси переживала первый в своей жизни поцелуй. В свои двадцать лет она даже ни разу не была на свидании. Бабушка следила за ней очень строго: у Кэсси не было ни малейшей возможности встречаться с парнями. Позднее, работая у Сэл, девушка достаточно насмотрелась на мужчин и содрогалась при одной мысли о том, что кто-то из них воспользуется ею. Кэсси вообще серьезно сомневалась, сможет ли она полюбить, существует ли в мире мужчина, которому она могла бы отдать свое сердце и позволила бы овладеть своим телом. И она абсолютно не ожидала, что поцелуй Коуди вызовет у нее чувства, весьма далекие от негодования или отвращения. Едва его губы коснулись ее губ, Кэсси забыла обо всем на свете. Она не могла ни дышать, ни думать, ноги отказывались ей повиноваться; она оказалась словно втянутой в какой-то водоворот и тщетно пыталась пробудить в себе остатки разума. Кэсси никогда не думала, что губы мужчины могут быть такими нежными, мягкими и в то же время горячими и требовательными. Когда его язык проник внутрь, Кэсси почувствовала, что все куда-то провалилось. Дыхание Коуди опалило ее и блаженным теплом растеклось по жилам. Закрыв глаза, она предалась неге, охватившей все ее существо, — ощущению, настолько для нее новому, настолько острому, что оно неожиданно вызвало в ней протест, почти боль…
Коуди тоже был потрясен поцелуем. Он мог бы поклясться, что у него из ушей валит дым — так он пылал. Превращалось ли когда-нибудь раньше его тело в стальной стержень? Проклятие, Сэл была права. Эта штучка запросто могла разорить обычного ковбоя, и мадам справедливо оставляла ее для «особых» клиентов. Но во время их краткого пребывания на ранчо Кэсси будет принадлежать только ему!
Но он жаждал большего, чем поцелуй. Он просто обязан добиться большего! Его руки скользнули по ее талии и медленно поднялись выше. Почувствовав под ладонями мягкие округлости с напряженными от его прикосновения сосками, Коуди застонал.
— О Боже! Малышка, мы теряем время! Пойдем в постель, где я раздену тебя, и мы займемся любовью медленно и спокойно. Тебе ведь именно так больше нравится, правда? Кэсси опомнилась. Тяжело дыша, она забилась в его руках и, вывернувшись, сильно толкнула в грудь, чем Привела Коуди в несказанное удивление.
— Как ты посмел! Я не такая, как ты думаешь! Не смей больше ко мне прикасаться!
— А-а-а, значит, ты снова решила поиграть в недотрогу!.. — сказал Коуди, пытаясь взять себя в руки. Вообще-то он редко терял над собой контроль, когда дело касалось женщин. Но Кэсси, казалось, будила в нем самое низменное. — Ты можешь дурачить Уэйна, но тебе не удастся заморочить голову мне. Не забывай: я видел тебя у Сэл. Впрочем, вполне понимаю твое желание выглядеть респектабельной дамой здесь, на ранчо. Хорошо, Кэсси, я пойду тебе навстречу… сейчас. Но если у тебя кое-где возникнет любовная лихорадка и тебя некому будет полечить, то ты знаешь, где меня найти. Мне говорили, что я неплохой доктор и прекрасно снимаю жжение при недугах подобного рода.
— Самовлюбленный осел! — прошипела Кэсси, опасливо обходя его и приближаясь к двери. — Мне от души жаль твоих детей, Коуди Картер. Они так тебя любят, а ты плюешь на них!
— Подожди-ка секундочку, Кэсси. Я в своей жизни сделал чертовски много гадостей, но никогда не дошел бы до такой подлости, чтобы отказаться от родных детей. Эти ребятишки правда не мои.
— Тогда чьи же они? — вызывающе спросила Кэсси, уперев руки в бока. — Они…
— Ну?
— Ох, дерьмо! Да какая разница? Ты ведь все равно мне не поверишь.
— Все ясно… — Кэсси удовлетворенно улыбнулась. — Спокойной ночи, Коуди. И не забудь зайти к детям. Они в комнате рядом с твоей.
Девушка резко повернулась и вышла из гостиной.
— О, дерьмо это все! — повторил Коуди.
Как только дошло до дела, Кэсси вновь стала прикидываться невинной девочкой. От неудовлетворенного желания Коуди испытывал напряжение и боль внизу живота, тело его было тяжелым и вместе с тем каким-то пустым, словно из него выпустили всю кровь, — одним словом, он чувствовал себя так, как будто его шмякнули об каменную стену. Если бы ему просто нужна была женщина, Коуди, пожалуй, прямо сейчас отправился бы в любое подходящее заведение в городе. Но, к его великому сожалению, ему была нужна именно Кэсси. Ее отказ раздражал и злил Коуди и в то же время разжигал в нем еще более страстное желание…
Коуди остановился возле детской, недоумевая, почему ощущает какую-то неловкость. Ни детям, ни ему не пойдет на пользу, если он начнет заботиться о них, играть с ними и все такое прочее, подумал Картер.
Чем скорее они его забудут, тем лучше, в первую очередь для них самих. Ведь он скоро покинет Каменное ранчо и вернется к прежней своей жизни. Он просто не имеет права возлагать на себя ответственность за этих бедолаг: тем самым он окажется в дурацком положении, ведь он не был их отцом и вовсе не желал им быть. И все же, несмотря на все эти весьма веские доводы, с Помощью которых Коуди пытался убедить себя, он не смог удержаться: открыл дверь и вошел к детям. Эми тут же приподнялась на кровати.
— Это ты, папа? — шепотом спросила она.
— Это Коуди, — прошипел он в темноту. — Ты чертовски хорошо знаешь, что я вовсе не ваш отец. Почему ты не спишь, как твой брат?
— Я ждала тебя. Я… так благодарна тебе за то, что ты взял нас на ранчо! Ты не подумай, это я не из-за себя, — торопливо добавила Эми. — Но вот Брэди… Он еще такой маленький! Жизнь на улице его пугает и запутывает.
У Коуди перехватило горло от этих по-взрослому серьезных и самоотверженных слов.
— Я знаю, что мы не сможем здесь остаться, но до того, как мы уедем… Можно, чтобы Брэди все-таки называл тебя папой? Он был бы так счастлив!
Коуди молчал. Он хотел ответить Эми, но у него слова не шли с языка.
— Ты меня слышишь?
— Да, — хрипло проговорил Картер.
— Брэди был совсем малышом, когда погибли наши родители. И если он будет звать тебя папой, то не будет чувствовать себя таким одиноким на свете. Я понимаю, что ты не ожидал нашего появления в поезде и того, что мы будем всем говорить, что ты наш отец. Но… но… они за нами гнались!
Коуди насторожился: — Кто гнался?
— Я не могу тебе рассказать.
— Послушай, малышка, может быть, я смогу вам помочь?
— Никто не сможет нам помочь. Пожалуйста, папа… Коуди, не сердись на нас.
Коуди закашлялся, почувствовав неожиданное удушье.
— Я не сержусь. Но понимаешь ли, в чем дело… Я не из тех людей, которые подолгу задерживаются на одном месте. Скоро я уеду, и вам опять придется рассчитывать на самих себя.
— Да, я знаю, — грустно прошептала Эми и вдруг оживилась. — Как ты думаешь, может быть, Кэсси нас возьмет? Мне кажется, она нас любит. Что, если она захочет стать нашей приемной мамой?
Коуди горько хмыкнул. Что будет делать шлюха с двумя маленькими детьми? Ему не хотелось обнадеживать Эми несбыточными мечтами.
— Сомневаюсь. Послушай, Эми, давай на какое-то время оставим все как есть. Пока я здесь, вы будете жить на ранчо. А потом я постараюсь найти семью, которая захотела бы вас усыновить.
Коуди даже в темноте увидел, вернее, сердцем почувствовал счастливую улыбку, озарившую маленькое личико Эми.
— Значит, нам можно называть тебя папой? Ради Брэди, — добавила она умоляющим тоненьким голоском.
Коуди тяжело вздохнул, сдаваясь. Он слишком устал, чтобы продолжать спор. — Хорошо, согласен. Но только поменьше меня беспокойте, ладно?
И тут Эми сделала то, от чего Коуди пришел в совершеннейшее смятение, граничащее с ужасом: обняла за шею, притянула его голову к своей и нежно чмокнула в щеку.
Чуть не подавившись от неожиданности, Коуди отпрянул от кровати и пулей вылетел из комнаты, словно его укусила гремучая змея. Спускаясь в холл, он дрожал с головы до ног, а сойдя вниз, прислонился к стене, чувствуя необходимость на что-нибудь опереться. Лицо его побледнело, сердце колотилось как бешеное. Нет, ну это ж надо! Да лучше бы в этой комнате было полно диких зверей! Не дай Бог снова пережить такое! Если бы кто-то из крутых дружков Коуди увидел эту сентиментальную сцену в детской, Картер стал бы всеобщим посмешищем. Да-да, и еще каким посмешищем! Он, Коуди Картер, разведчик и проводник, всегда готовый нажать на курок, одиночка, перекати-поле, метис, ублюдок… «Господи, — мысленно возопил Коуди, — ну скажи, чем я перед тобой провинился, что ты сделал меня приемным отцом и ангелом-хранителем пьяниц, бродячих дворняг и павших голубок?!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровища сердца - Мейсон Конни



Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Замечательный роман!!!
Сокровища сердца - Мейсон Коннисокровище
25.11.2013, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100