Читать онлайн Сокровища сердца, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровища сердца - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровища сердца - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровища сердца - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Сокровища сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Все последующие дни Коуди был сам не свой, хотя всеми силами старался этого не показывать. Он поставил Сэнди Блалоча руководить постройкой новой конюшни; остальные работники ранчо вернулись к своей обычной работе. Коуди пытался спланировать дела так, чтобы во время его отсутствия все шло как бы само по себе, без сучка и задоринки. Раз он обещал детям, что предпримет все от него зависящее, чтобы убедить суд удовлетворить его ходатайство, то ни в коем случае не отступится от своих слов. Коуди твердо решил, что будет присутствовать на суде и передаст официальное заявление на усыновление. Кэсси поедет в Сент-Луис вместе с ним.
Коуди не раз вспоминал Реба. Поскорее бы он вернулся из своего загадочного путешествия! Тогда часть хозяйственных забот можно будет переложить на его плечи. Несмотря на увечье Реба и кое-какие его прошлые грехи, Коуди знал истинную цену однорукому бродяге и полностью доверял ему.
Кэсси всем сердцем тянулась к Коуди. Когда он попросил ее поехать вместе с ним в Сент-Луис, девушка тут же согласилась; ей было совершенно все равно, что люди, не знающие о силе чувства между ней и Коуди, могут дурно истолковать их взаимоотношения. Кэсси знала, что ее могут открыто назвать любовницей, содержанкой, оскорбить, но это ее нисколько не волновало: он нуждался в ней, значит, она должна быть с ним рядом.
Примерно через неделю после того, как Бакстер увез детей, Коуди собрался поехать в Додж-Сити, чтобы купить билеты до Сент-Луиса и поговорить с адвокатом Уиллоуби: так как Бакстер уничтожил ходатайство об усыновлении, Коуди нужно было написать и заверить другое. Он уже оседлал своего жеребца, когда заметил, что к ранчо приближаются два всадника. Спрыгнув с коня, Картер с раздражением ожидал прибытия непрошеных гостей. Когда они въехали во двор, в одном из них он узнал Реба. Спутник Лоуренса, высокий, костлявый человек, показался Коуди смутно знакомым. Картер попытался вспомнить его и место, где его видел, но так и не смог.
— А-а, вот и ты!.. — сердито приветствовал Реба Коуди. — Где тебя, к дьяволу, носило?
Реб смущенно улыбнулся:
— Извини, Коуди, но поиски преподобного Уискотта заняли у меня больше времени, чем я рассчитывал. А когда я все-таки настиг его в Гарден-Сити, он не захотел возвращаться в Додж. Когда же я стал настаивать, он повел себя как сущий дьявол.
Уискотт бросил на Реба бешеный взгляд.
— Я слуга Господа, сэр, а не какой-нибудь разбойник или бродяга, чтобы угрожать мне оружием или приказывать! — пронзительно возопил он и, раздраженно фыркнув, устремил на Коуди безумные глаза, в которых сверкали молнии.
У того брови поползли вверх:
— Что все это значит, Реб? Лучше бы сие явление сулило что-нибудь хорошее, а то ваш приезд и так отрывает меня от важных дел в городе.
— Конечно, хорошее. Чертовски хорошее! — торопливо заверил его Реб. — Преподобный Уискотт и есть тот человек, который обвенчал тебя с Холли.
Коуди замер. Значит, это правда: он и Холли действительно женаты! А он-то надеялся… Эх, к чему теперь об этом думать, слишком поздно!
— Что ты собрался доказать, Реб? Человек, который провел эту отвратительную церемонию, — последний, кого я сейчас хотел бы видеть! — с чувством произнес он.
— Возможно, ты изменишь свое мнение, когда узнаешь, что его преподобие Уискотт — вовсе не «его преподобие». Он — самозваный проповедник, не имеющий разрешения на заключение браков. Он никогда не получал его от церкви.
Коуди вздрогнул всем телом. Он уперся взглядом в Уискотта, и тот начал переминаться на месте, сразу почувствовав себя очень неуютно.
— Это правда, Уискотт? — жестко спросил Коуди. — Если вы знали, что церемония является незаконной, то почему согласились проводить ее?
Уискотт исподлобья угрюмо взглянул на Коуди.
— Ваш брат сказал мне, что это всего лишь шутка, которая отучит вас пить и шляться по борделям, — глухо проговорил он. — И заверил меня, что все объяснит вам, как только вы проспитесь. Вы были пьяны в стельку, мистер Картер. Мы едва смогли заставить вас расписаться в брачном контракте.
— Могу предположить, что мой брат недурно заплатил вам за эту фиктивную свадьбу.
— Деньги пошли для Бога! — торжественно возгласил Уискотт.
Его лицо исказилось, в глазах зажегся фанатичный блеск, и Коуди понял, что перед ним — полусумасшедший или вообще безумный человек, далекий от чувства реальности. Не было никакого смысла предъявлять ему какие-либо претензии. Главное — получить подписанное «его преподобием» заявление, что он не имел права проводить брачный обряд. Уиллоуби позаботится о деталях.
— Вы даже не представляете, какой вред причинили мне этой шуткой, Уискотт, и я жду, что вы признаете это публично.
Уискотт колебался.
— Каким образом? — настороженно спросил он.
— Вы поедете со мной к моему адвокату. Он знает, что делать.
Затем Коуди повернулся к Ребу:
— Почему же перед тем как уехать, ты не сказал мне, что задумал? Зачем ты приплел сюда историю о посещении родственников?
— Просто не хотел напрасно тебя обнадеживать. Вдруг мне не удалось бы отыскать Уискотта. — Реб посмотрел на Коуди признательным взглядом. — Понимаешь, мне очень хотелось сделать это для тебя. Я стольким тебе обязан! Ты вернул мне самоуважение. Если б не ты, я сдох бы в том переулке за «Длинной скамейкой». Ты и Ирен сделали так, что я снова почувствовал вкус к жизни.
— Но с чего вдруг ты вообще решил разыскивать Уискотта? — спросил Коуди, донельзя смущенный излияниями Реба.
— Ты как-то сказал, что не веришь, будто действительно женат. И я подумал, что Холли и Уэйн могли соврать и что эту свадьбу они подстроили. Единственным способом узнать правду было найти человека, который вас венчал и который поставил подпись на брачном свидетельстве. Ведь именно этой бумагой все время потрясала Холли.
— Я… я даже не знаю, как тебя благодарить, Реб.
— И не надо. Это я должен быть тебе благодарным, — мягко ответил Лоуренс и вдруг с недоумением стал оглядываться вокруг: — А где же ребятишки? Я здорово соскучился по этим маленьким бездельникам!
Черныш встретил меня у ворот, но даже не повилял хвостом, негодник. Коуди помрачнел:
— Дети уехали, Реб. Этот надутый адвокат из Сент-Луиса забрал их с собой несколько дней назад.
Реб побледнел:
— Ты… ты хочешь сказать, что если бы я возвратился раньше, они остались бы здесь?
— Да нет, Бакстер все равно их увез бы. У него есть судебное предписание, и теперь Эми и Брэди должны ждать, пока судья решит их судьбу. Мое ходатайство Бакстер с ходу отклонил, так что ребята пока в сиротском приюте. Суд будет уже скоро.
— Эх, черт побери, Коуди, как несправедлива судьба! Эти ребята действительно тебя любят. Что же это должен быть за человек, который способен забрать детей из хорошего дома, от людей, которые искренне о них заботятся?
— Самодовольный адвокат с каменным сердцем, который трактует законы с холодной точностью. Ему наплевать на реальные обстоятельства дела или на действительные нужды детей. И потом, я сильно подозреваю, что до встречи со мной он виделся с Холли, Уж не знаю, какую грязь она на меня вылила, но Бакстер приехал на ранчо с уже сложившимся мнением обо мне и Кэсси. Не буду вдаваться в детали, скажу только, что он ужасно говорил о ней, просто оскорбительно.
Реб скорбно покачал головой.
— И что ты теперь собираешься делать?
— Я обещал Эми и Брэди, что буду в Сент-Луисе на слушании их дела. И ты, мой друг, только что принес самую лучшую новость за очень долгое время. Когда я поеду в Сент-Луис, то меня будет сопровождать Кэсси, моя жена, — кем она и должна была быть с самого начала, если бы не глупое недопонимание между нами.
— Наконец-то из всей этой каши начинает получаться что-то нормальное! — улыбнулся Реб. — Когда свадьба?
— Немедленно! Как только я добегу с твоим известием до Кэсси и мы доедем до города.
— Реб, ты вернулся! — радостно крикнула Кэсси, появляясь из дома и устремляясь к мужчинам. За ней, прихрамывая, торопилась Ирен.
Быстро обняв Реба, Кэсси спросила, кивнув на стоящего неподалеку Уискотта:
— Кто это с тобой?
— Это священник, который венчал Коуди и Холли, — ответил Реб. — Только он не настоящий священник, Кэсси. Брак Коуди недействителен! Обряд был липовым! — выпалил он, не отрывая глаз от Ирен, которая тоже смотрела на него с открытым обожанием.
— Я — человек Господа! При чем тут духовный сан! — возмущенно заявил Уискотт.
— Возможно, и ни при чем, Уискотт, но, по вашему собственному признанию, вы не имели права заключать браки. Послушайте, почему бы вам вместе с Ребом не пойти чем-нибудь подкрепиться, пока я поговорю с Кэсси? Мы отправимся в Додж через час.
Реб с готовностью согласился. Ему не терпелось остаться наедине с Ирен и рассказать ей, как трудно ему было без нее и как сильно он ее любит. Когда Коуди и Кэсси возвратятся из Сент-Луиса, на ранчо будет еще одна свадьба, — если, конечно, Ирен согласится…
— Кэсси, пойдем в дом, мое солнышко, — сказал Коуди, когда другие скрылись на кухне. — Нам нужно о многом поговорить и многое сделать, прежде чем мы отправимся в Додж…
Вместо того чтобы расположиться в гостиной, Коуди повел Кэсси наверх, в свою комнату, — ему не хотелось, чтобы кто-нибудь услышал их разговор. Плотно закрыв дверь, Коуди прижал Кэсси к груди.
— У меня к тебе очень важный вопрос.
Кэсси взглянула на него, ее глаза лучились счастьем.
— Ты выйдешь за меня замуж?
— Да, конечно, да! Я тебе уже говорила.
— Я имею в виду не в каком-то там будущем. А сейчас. Сегодня. Я хочу, чтобы мы поехали в Сент-Луис как законные муж и жена. Я чуть не убил этого Бакстера, когда он сказал, что ты моя любовница, да еще таким оскорбительным тоном!
Кэсси медлила с ответом дольше, чем он мог вытерпеть, и Коуди быстро добавил:
— Я прошу тебя стать моей женой, потому что люблю тебя, Кэсси, а не из-за детей. Если наша свадьба поможет решить вопрос об усыновлении, прекрасно, но для меня важнее другое: ты именно та женщина, с которой я хотел бы дожить до конца моих дней. Если даже мы проиграем процесс, то все равно начнем создавать свою семью. Я не очень-то задумывался об этом раньше, но теперь знаю, что хотел бы иметь собственных детей. Разумеется, в этом случае я не стану любить Эми и Брэди меньше.
Кэсси так и подмывало сообщить Коуди известие, что она уже беременна, что его мечта о собственных детях гораздо ближе к реальности, чем он думает. Но она все-таки сдержалась и не поведала ему свою тайну, не желая обременять покой заботой в тот момент, когда ему требовались ясная голова и крепкие нервы. К тому же Коуди из опасения за здоровье их будущего ребенка мог воспротивиться тому, чтобы она поехала в Сент-Луис. Нет, пока она ничего не скажет: она должна быть рядом с ним на суде и помогать всем, чем только сможет.
Никогда еще Коуди не казался Кэсси таким красивым, как в тот момент, когда они в четыре часа пополудни стояли перед его преподобием Лестером и тот объявил их мужем и женой. Реб и Ирен были свидетелями, и по мечтательному выражению их глаз можно было с уверенностью предсказать, что пройдет совсем немного времени, и они сами предстанут перед священником.
Кэсси не могла оторвать взгляда от своего высокого, статного мужа, одетого в великолепный костюм, белую рубашку с галстуком и блестящие черные ботинки. Модная одежда была куплена в галантерее буквально накануне церемонии. Кэсси была уверена, что одеяние Коуди произведет должное впечатление на судью, когда они прибудут в Сент-Луис.
Глаза Картера излучали счастье и гордость, когда он смотрел на свою молодую жену. Она была так хороша в новом чуть голубоватом батистовом платье с широкими прозрачными рукавами, высоким открытом воротником и в шляпке, украшенной бутонами изящных белых роз! Кэсси выглядела такой прекрасной и невинной, что он удивлялся, как это грубому ковбою посчастливилось завоевать ее любовь.
Сразу же после завершения церемонии Коуди и Кэсси сели в вечерний поезд на Сент-Луис. Перед венчанием они побывали у Уиллоуби, затащив к нему и сопротивлявшегося Уискотта. Как только тот подписал признание, что не имел права на проведение брачной церемонии Коуди и Холли, его немедленно отпустили на все четыре стороны. Чем он и воспользовался, громко возглашая, что никогда больше не приедет в Додж-Снти. Уиллоуби нотариально заверил документ и пожелал Коуди и Кэсси самого наилучшего. Теперь, имея на руках официальное брачное свидетельство и документальное признание Уискотта, Коуди вновь обрел надежду, что его ходатайство об усыновлении Эми и Брэди будет рассмотрено положительно. Кэсси не могла сдержать горделивой улыбки, когда Коуди снял номер в одном из лучших отелей Сент-Луиса, зарегистрировав их как мужа и жену. Да, в первые дни их несуразного знакомства было даже невозможно представить, что когда-нибудь они поженятся. Да и последующие события давали мало оснований для подобного предположения. И тем не менее это стало явью. У нее на пальце поблескивало обручальное кольцо, а в кармане Коуди лежало их брачное свидетельство.
Номер оказался просторным и уютным, но Кэсси даже не успела толком осмотреть его, так как Коуди сразу же потащил ее к выходу. Он хотел попасть к адвокату Бакстеру до того, как контора закроется.
Бакстер уже собирался уходить, когда они вошли в двери, над которыми красовалась вывеска: «Бакстер, Бартоломью и Мерриуизер». Клерков в конторе не оказалось, и Коуди вынужден был сообщить о своем визите сам.
— Мистер Бакстер, я рад, что застал вас. Адвокат вздрогнул, посмотрел на вошедших и, узнав Коуди и Кэсси, удивленно поднял брови.
— А-а, мистер Картер, если не ошибаюсь! Приехали на слушания?
Он с тоской посмотрел на дверь кабинета, ругая себя, что не ушел чуть раньше, — ведь рабочий день уже закончился.
— Да. Я же обещал ребятам, — терпеливо объяснил Коуди. — Слушаний еще не было?
— Нет. Они намечены… — Бакстер перелистал лежащий на столе блокнот и сверил дату, — они состоятся ровно через неделю, В десять часов утра. Но заранее хочу сказать: если вы намерены присутствовать в суде — это пустая трата времени. И то, что вы привезли с собой свою… э-э… компаньонку, еще больше повредит вам в глазах судьи и весьма отрицательно повлияет на его решение.
У Коуди просто руки чесались от желания врезать этому наглецу в челюсть, но он сдержался.
— Надеюсь, вы извинитесь перед моей женой? Ваши непозволительные замечания просто возмутительны!
— Перед вашей женой?! Но… но меня убедили, что эта дама — ваша любовница!
— Могу ли я поинтересоваться, кто сказал вам такую наглую ложь? — с обманчивым спокойствием спросил Коуди. — Я же говорил вам, что Кэсси мне не любовница, когда вы приезжали на ранчо и сделали это оскорбительное заявление.
— Я… мне… Но вы же не сказали, что она ваша жена!
— Хотите посмотреть наше брачное свидетельство? — спросил Коуди ледяным тоном.
Бакстер почувствовал, как у него по спине побежали мурашки: он понял, что ему не поздоровится, если Коуди выйдет из себя.
— Нет-нет, я вам верю! Приношу мои глубочайшие извинения, миссис Картер. Теперь Бакстер и сам удивлялся; и как только он мог поверить, что та маленькая шлюшка из салуна может быть женой владельца большого ранчо? Обычно он был более недоверчивым и осторожным.
— Могу ли я вам чем-нибудь помочь? — заискивающим тоном спросил адвокат.
— Откровенно говоря, да. Я привез другое ходатайство об усыновлении и хочу представить его в суд. И, конечно, мы с Кэсси хотели бы повидаться с Эми и Брэди. Можно это организовать?
— Ну, э-э, кхм… передать ваш документ в суд я не могу. Поскольку я адвокат этих детей, то не имею права представлять в суде другую сторону. Вам нужно найти другого адвоката. Но учтите, что ваше ходатайство должно быть передано в руки судьи немедленно! Он должен будет его изучить. Что же касается посещения детей, то я бы этого не советовал. Они прекрасно устроены в приюте Святого Винсента, а ваш визит может их расстроить.
Лицо Коуди окаменело. Он не верил Бакстеру, ни на грош не верил!
— Невзирая на ваши слова, мистер Бакстер, мы намерены навестить ребят. Мы проделали этот путь вовсе не для того, чтобы услышать от вас, что можем расстроить детей. Что-то раньше мы их никогда не расстраивали.
— Времена меняются. В приюте Святого Винсента дети начнут новую жизнь.
«Ни за что!» — подумал про себя Коуди.
— И все же я сомневаюсь, что кто-то может запретить нам повидать Эми и Брэди. Все-таки приют не тюрьма. Прощайте, мистер Бакстер. Встретимся в суде.
Когда они покинули кабинет адвоката, Кэсси почувствовала, в каком напряжении находится Коуди. Неужели их дела так плохи?
— Проклятая жирная задница! — мрачно пробормотал Коуди. — Если бы он не был таким неповоротливым и слабосильным, я бы с ним разделался.
— И это ничего не решило бы, — благоразумно заметила Кэсси. — Напрасно ты так волнуешься. Сам подумай: вряд ли монахини в приюте откажут нам в посещении детей. К тому же любой судья, заслуживающий своего звания, сразу же поймет, что ребятам будет гораздо лучше с нами, чем в приюте. Теперь другое: что ты думаешь относительно необходимого нам адвоката?
— Я не думаю. Я собираюсь найти его. И быстро!
— У тебя есть кто-нибудь на примете?
— Да. Когда я жил в Сент-Луисе, то знал одного молодого адвоката-энтузиаста, только что с университетской скамьи. Мы встретились случайно на Баттерфилдской почтовой линии, когда я был охранником, и между нами завязалось что-то вроде дружбы. Его зовут Паркер Грэнжер. Если он до сих пор еще в городе, то, как я припоминаю, его контора находится несколькими кварталами ниже, в бедном районе. Конечно, на вид он не такой респектабельный, как Бакстер, но зато я уверен, что он возьмется за наше дело.
Они нашли контору Грэнжера в указанном Коуди месте. Хозяин кабинета был погружен в чтение какого-то огромного свода законов. Подняв голову, он изучающе посмотрел на посетителей мягкими карими глазами и пригласил их сесть.
— Мы опасались, что вы переехали, — сказал Коуди. — Я Коуди Картер. Если помните, мы как-то встретились с вами, когда вы приезжали в Сент-Луис через Баттерфилдскую почтовую линию, где я работал. А это моя жена Кэсси.
Довольно мрачные черты лица адвоката разгладились, и он дружелюбно улыбнулся Коуди:
— О, я помню этот случай, очень хорошо помню! Очень рад встретиться с вами снова и познакомиться с вашей очаровательной супругой. Чем могу быть полезен?
Коуди откашлялся, сжал руку Кэсси и сказал:
— Нам нужна ваша помощь.
Хотя по убранству кабинета было видно, что Грэнжер получает весьма ничтожные доходы от адвокатуры, — если брать этот вид бизнеса в Сент-Луисе в целом, — Коуди доверял ему. Картеру было легко и просто в обществе этого молодого человека. Хотя бы потому, что тот был примерно одного с ним возраста, и Коуди чувствовал, что адвокат поддержит его ходатайство.
— Почему бы вам не рассказать о вашей проблеме? — Грэнжер откинулся в кресле, сложна руки на животе, и поощрительно кивнул Коуди.
Картер изложил события с самого начала, не упуская ничего. Адвокат недоуменно взглянул на него, когда Коуди поведал, как приехал в Додж-Сити с двумя чужими детьми «на хвосте» и вдобавок захватил с собой однорукого пьянчугу и покалеченную дворнягу. Но Грэнжер ничего не сказал, он просто кивал, ожидая других подробностей. Коуди говорил около получаса. Когда он закончил, во рту у него было сухо, как в пустыне. Но он заслужил поддержку адвоката, равно как и его восхищение.
— Для меня будет честью представить вас в суде, мистер Картер! То, что вы сделали для двух несчастных детей, выходит за рамки обычного человеческого долга. Должен сказать, вы их действительно любите.
Коуди смущенно улыбнулся:
— Это точно. Как говорится, они здорово меня поймали. Я никогда даже не думал о детях, пока эти двое не вошли в мою жизнь. А теперь что? Вы только посмотрите — я готов усыновить двух подрастающих бездельников и даже завести своих собственных!
Он засмеялся и недоуменно помотал головой, словно пытаясь понять, каким же образом его жизнь вдруг приняла такой неожиданный оборот.
— Коуди будет замечательным отцом! — сочла нужным добавить Кэсси.
— Не говори «гоп», — отшутился Коуди; но затем улыбка сбежала с его лица, оно вновь стало серьезным и встревоженным. — Каковы мои шансы, мистер Грэнжер? — спросил он.
— Думаю, что неплохие, но надо действовать очень быстро. Я должен передать ваше ходатайство в суд немедленно, если мы хотим, чтобы оно было рассмотрено. Хорошо бы нам попался сочувствующий судья: обычно такие слушания проходят быстро, и многое зависит именно от расположения судей. Где вы остановились? Я сразу же оповещу вас, как только проработаю все детали. И еще одно. Думаю, вы совершенно искренни в своем желании повидать детей. Конечно же, вам надо с ними встретиться. Если у вас возникнут по этому поводу какие-то проблемы, дайте мне знать, и я достану письменный приказ из суда.
Коуди сообщил адвокату адрес отеля, где они остановились, передал составленное Уиллоуби ходатайство и обменялся с Грэнжсром рукопожатием.
— Будем ждать от вас вестей, мистер Грэнжер.
— Могу ли я дать вам совет, мистер Картер?
— Зовите меня просто Коуди.
— Очень хорошо, Коуди. Я думаю, что с визитом к детям вам лучше повременить до завтра. Сегодня уже поздно, и я боюсь, что сестры-монахини могут вас к ним не пустить. Поужинайте и хорошенько выспитесь. Вы оба выглядите усталыми.
Совет был дельный. Коуди и Кэсси поужинали в отеле и немедленно отправились отдыхать. Это была их первая брачная ночь. От этой мысли Кэсси почувствовала спокойную истому: сомнения, страх, черные мысли, тоска куда-то исчезли. Осталось только ощущение внутреннего ликования, уверенности и покоя. Но несмотря на это, их соитие было похоже на взрыв: оба были голодны и испытывали мучительное желание. Душевное состояние Коуди требовало немедленной разрядки, освобождения, и он даже не дал Кэсси времени полностью раздеться: поднял ее на руки, опустил на кровать и, прижавшись губами к ее зовущему рту, почти сразу же вошел в нее. Кэсси, вся во власти охватившего ее влечения, легко приняла его — ее плоть была горячей и влажной, готовой к его требовательному напору.
Он двигался быстро, яростно, снова и снова повторяя ее имя, терзая ее, срывая остатки одежды, — и очень скоро оба достигли бурного финала.
— Извини, малыш, я не хотел, чтобы все получилось так быстро, — сказал Коуди, продолжая прижимать ее к себе и часто дыша. — Дай мне минуту перевести дух, и обещаю, что в следующий раз все будет по-другому. Просто я чертовски расстроен. Несмотря на слова Грэнжера, я не чувствую полной уверенности в победе, А когда мне плохо, то я нуждаюсь в тебе еще больше, чем всегда. — Коуди застенчиво улыбнулся.
Кэсси ответила ему страстным поцелуем. — Ты уже передохнул? — В ее глазах сверкнули лукавые искорки.
— Ох, любимая, когда ты находишься в моих объятиях, то долгий отдых мне не нужен!
После завтрака Коуди нанял коляску, в которой они доехали до сиротского приюта Святого Винсента — большого трехэтажного строгого здания, сложенного из серого камня, которое отнюдь не производило впечатления уютного местечка. Высокие узкие окна были плотно занавешены; тусклые стекла навевали тоску и уныние.
Сердце Кэсси глухо забилось, когда, поднявшись по каменной лестнице, они остановились у дверей. Коуди ободряюще улыбнулся ей, прежде чем поднял дверной молоток и постучал.
Через несколько минут дверь отворилась, и перед ними предстала монахиня со скорбным лицом и в сером одеянии, как нельзя лучше соответствующем облику дома. Она посмотрела на них близорукими глазами.
— Чем я могу вам помочь?
— Мы приехали навестить Эми и Брэди Трентонов. Нас зовут миссис и мистер Картер.
— Для этого вам необходимо разрешение матери-настоятельницы, — ответила монахиня.
Хотя ее голос и не звучал враждебно, но был весьма далек от дружелюбного.
— Мы проделали долгий путь для того, чтобы встретиться с детьми, — настойчиво сказал Коуди, не желая сдаваться.
— Я провожу вас к матери-настоятельнице. Пожалуйста, следуйте за мной.
Она повернулась и пошла внутрь; четки на ее груди подпрыгивали и стучали.
В коридорах царила такая тишина, что казалось, можно было услышать, как упадет иголка; никого из детей не было видно. Кэсси с содроганием подумала о том, каким печальным должно быть существование в такой мрачной обстановке маленьких детей — подвижных, привыкших к играм и беготне. Ее сердце переполнилось состраданием ко всем несчастным бездомным сиротам, вынужденным жить за этими тоскливыми стенами. Да, вероятно, их здесь хорошо кормят и нормально одевают, обучают необходимым предметам и правилам поведения… Но любят ли их здесь? Кэсси в этом сильно сомневалась. В конце очередного длинного коридора они вошли в небольшую прихожую; монахиня попросила их подождать и зашла в кабинет настоятельницы. Через несколько минут она вернулась и безучастно посмотрела на Коуди и Кэсси. Интересно, здесь кто-нибудь когда-нибудь улыбается?
— Святая мать-настоятельница примет вас, — сухо сказала она.
Святая мать оказалась низенькой толстушкой, на длинном носу которой висели очки без оправы. Она изучающе взглянула на посетителей поверх стекол.
— Вы хотите видеть Эми и Брэди? Сестра Мишель сказала, что ваша фамилия Картер. Я предполагаю, что вы те самые Картеры, о которых упоминали дети.
— Да, нас зовут Кэсси и Коуди, сестра… то есть святая мать. Мы приехали издалека. Как тут малыши?
Настоятельница нахмурилась.
— Здоровы, — ответила она коротко. — Они всегда были такими тихими и неразговорчивыми?
— Тихими? Неразговорчивыми? — выдохнула Кэсси. — Это явно не про Эми и Брэди. Что вы с ними сделали?
— Уверяю вас, миссис Картер, мы с ними абсолютно ничего не делали! — с негодованием произнесла настоятельница. — Наша цель — вырастить из детей-сирот хорошо воспитанных взрослых людей, с помощью Господа Бога, разумеется. Мы требуем послушания и уважения и воспитываем здоровую неприязнь к дьяволу и его слугам.
— Все это просто замечательно, святая мать, но можем ли мы повидать ребят?
Настоятельница задумчиво посмотрела на них.
— Думаю, это не принесет им вреда. Подождите здесь, пожалуйста, пока я подготовлю их к вашему визиту.
Когда толстушка выкатилась из кабинета, Коуди и Кэсси тревожно переглянулись.
— «Тихие, неразговорчивые…» — буркнула Кэсси. — Как ты думаешь, отчего дети так изменились? — спросила она испуганно. — Они же здесь совсем немного времени, явно недостаточно, чтобы это на них повлияло.
— Тут каждый день как год! — пробормотал Коуди. Внезапно на пороге кабинета показались Эми и Брэди. Они посмотрели на Коуди пустыми, ничего не выражающими глазами; в их лицах ничего не дрогнуло. Сзади стояла мать-настоятельница. Она подтолкнула ребят вперед, а сама вышла, тихо притворив за собой дверь.
Коуди неловко встал, ожидая, что дети хоть что-нибудь скажут, но они молчали.
— Я обещал вам, что приеду, и вот я здесь, — хрипло проговорил он.
— Привет, Коуди, — тусклым голосом ответила Эми. Брэди с воинственным видом выступил вперед:
— Ты позволил им забрать нас сюда! Мать-настоятельница сказала, что мы будем здесь жить до восемнадцати лет. Зачем ты приехал, Коуди?
О Боже, это даже хуже, чем он предполагал! Дети никогда не звали его Коуди. Они называли его папой, и он к этому привык…
— Я не разрешал им увозить вас, Брэди. У меня не было другого выхода. Но сейчас я здесь и попытаюсь добиться того, чтобы нас никогда больше не смогли разлучить.
Тень надежды промелькнула на худеньком личике Эми. Таком худеньком, что Кэсси даже подумала, а хорошо ли они здесь питаются?
— Правда? — спросила девочка.
— Ваш папа не допустит, чтобы вы остались здесь, — сказала находившаяся до этих пор в каком-то столбняке Кэсси.
— Коуди нам не папа, — угрюмо ответил Брэди. — Святая мать сказала, что наш папа умер. А почему ты вместе с Коуди? Где Холли?
— Я теперь его жена, — объяснила Кэсси. — Мы оба хотим, чтобы вы вернулись на ранчо.
Господи! За короткий срок дети стали нелюдимыми, озлобленными, замкнутыми! Видеть их такими было выше ее сил. Они так отдалились от нее и Коуди!
— А Холли больше нет. Она никогда больше не будет над вами издеваться.
Слова Кэсси вызвали легкую улыбку на лице Эми.
— Я и не думала, что Коуди хочет, чтобы мы называли его папой, — робко проговорила она.
— А это вышло как-то само собой, — смущенно улыбнулся Коуди.
— И вы хотите, чтобы мы к вам вернулись?
— Это наша мечта. И я, и Кэсси, мы оба хотим, чтобы вы поехали вместе с нами домой.
Брэди вдруг широко улыбнулся:
— А как там Черныш? В приюте детям не позволяют иметь животных. У них здесь даже нет ни коров, ни лошадей!
— С Чернышом все в порядке, — заверила Кэсси, — только он сильно скучает.
— Мы тоже скучаем, — грустно сказал Брэди. — Ты правда хочешь, чтобы мы вернулись, Коуди?
Коуди вздохнул: какими же недоверчивыми стали ребятишки!
— Сильнее, чем ты думаешь, малыш, — твердо ответил он.
В этот момент двери открылись, и в кабинет вошла настоятельница.
— Все, время вышло, дети! Вам нужно идти заниматься.
У Эми задрожала нижняя губа.
— Вы к нам еще придете? — умоляюще глядя на Коуди и Кэсси, спросила она.
— Я и Кэсси будем на слушаниях в суде. Эми, вы с Брэди можете на нас рассчитывать. Я уже нанял адвоката, который будет вести наше дело.
Коуди присел и ласково обнял ребят. Кэсси присоединилась к ним, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. А потом настоятельница увела детей. Кэсси и Коуди с болью в сердце смотрели вслед их согбенным фигуркам…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровища сердца - Мейсон Конни



Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Замечательный роман!!!
Сокровища сердца - Мейсон Коннисокровище
25.11.2013, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100