Читать онлайн Сокровища сердца, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровища сердца - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровища сердца - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровища сердца - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Сокровища сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Никогда еще Эми не было так страшно. Ради брата она старалась выглядеть спокойной и скрывать охватившее ее отчаяние. Но чем дальше они отъезжали от ранчо, тем труднее девочке было держать себя в руках. Она почти потеряла всякую надежду и изо всех сил пыталась удержать подступающие слезы. Наверное, на этот раз Коуди не сможет их спасти. Эми даже сомневалась, захочет ли он их разыскивать, чтобы возвратить на ранчо. Конечно, он не прогнал их от себя тогда, в поезде. И все потому, что у него доброе сердце. Эми подумала, что Коуди и сам не понимает, какой он хороший человек. Похитители гнали лошадей без отдыха всю ночь. Конрад так сжал своими ручищами сидящую впереди него Эми, что девочке было трудно дышать. Брэди, угодивший в жестокие объятия Дули, чувствовал себя Не лучше. Временами дети задремывали от усталости, но тут же просыпались, мучимые страхом и тревогой… Ландшафт неуловимо менялся. Ровные луга и пески прерии плавно перешли в холмистую равнину. Типичные для Западного Канзаса рыже-коричневые цвета разбавили оттенки зеленого — заросли деревьев и кустарников, обрамляющих реку Арканзас и ее притоки. Солнце уже перевалило зенит, когда Конрад направил лошадь в укромный уголок близ неширокого ручья.
Эми, наконец задремавшая в седле, пробудилась оттого, что Конрад грубо стащил ее с лошади и рывком опустил на землю. Отыскав взглядом Брэди, которого Дули столь же небрежно швырнул неподалеку, Э.ми, отбросив осторожность, встала на четвереньки и поползла к брату. Дули и Конрад не обратили на это никакого внимания. Дети сели рядом и прижались друг к другу. Их испуганные личики выглядели так жалко, что были способны смягчить даже каменное сердце. Но у их мучителей, видимо, его вообще не было, а если в наличии и имелось что-то подобное, то оно наглухо закрывалось, когда речь шла о деньгах.
Размяв ноги, Конрад окинул детей тяжелым, угрожающим взглядом. Он понимал, что доставить их к Джулиану Мастерсу будет нелегкой задачей. Нелегкой, покуда ему будет дышать в затылок Коуди Картер. Но как только огольцы окажутся у своего дядюшки, Картеру ни за что не удастся вырвать их из рук официального опекуна. В этом Конрад был абсолютно уверен. Кроме того, он хорошо знал, что со стороны закона ему и Дули ничто не угрожает за похищение детей: они действуют по прямому указанию Мастерса. Ведь полиции неизвестно, что эти щенки нужны опекуну только для того, чтобы навсегда от них избавиться…
Почувствовав, как дрожит рука Эми, Брэди, чтобы успокоить ее, решил показать, что он не боится бандитов. Ободряюще взглянув на сестру, мальчик исподлобья посмотрел на Конрада.
— Эй вы! Что вы хотите с нами сделать? — крикнул он. — Если вы посмеете обидеть мою сестру, то скоро об этом пожалеете!
Конрад мерзко захихикал:
— Что ты, что ты, парнишка, мы и не собираемся вас обижать! Просто ваш дядя Джулиан очень по вас соскучился. Вот мы и поедем к нему.
— Мы не желаем к нему ехать! Дядя Джулиан нас ненавидит. Мы хотим остаться с папой, — заявила Эми, поощренная смелостью брата.
Дули громко заржал:
— Вот умора! Эти кретины, кажется, и вправду верят, что полукровка — их отец.
— Не смейте его так называть! — закричал Брэди, покраснев от гнева. — Вот увидите, что будет, когда папа вас найдет! Вы знаете, что индейцы делают со своими врагами, когда они на них нападают? Знаете?
Брэди и понятия не имел, что делают в таком случае индейцы, но Конрад, видимо, хорошо это знал. Он побледнел как полотно.
— Папа бывает злой, ух, какой злой, когда ему что-то не нравится! — добавила Эми, подливая масла в огонь.
— Заткнитесь! — заорал Конрад, угрожающе шагнув к детям. — Давайте-ка проясним кое-что прямо сейчас. Ваша жизнь в моих руках, так что лучше не злите меня. Если только кто-то из вас вздумает бежать или попробует причинить мне другие неприятности, то я пристрелю вас обоих! Мне это ничего не стоит. Вы меня поняли?
Он наклонился к детям, уперев руки в бока и злобно ощерив зубы.
Под его ненавидящим взглядом Эми и Брэди съежились. Они сразу же поверили его словам. Конрад и Дули уже пытались их убить и, не задумываясь, сделают это, если понадобится. Дядя Джулиан почему-то решил, что на этот раз они нужны ему живыми. Что ж, пусть все идет, как идет. Действительно, ни к чему понапрасну злить этих негодяев. Но это вовсе не значит, что они не будут пытаться любыми способами помешать бандитам быстрее довезти их до дяди Джулиана. Чем дольше они в пути, тем больше шансов, что приедет Коуди и спасет их. Если только он приедет…
Эми и Брэди дружно закивали головами, показывая, что прекрасно поняли предупреждение Конрада.
— Вот и хорошо. Я рад, что мы нашли общий язык. Можете отправляться в кусты и сделать то, что вам нужно; мы больше не будем останавливаться в пути, пока не стемнеет.
Внезапно в животе у Брэди громко заурчало.
— Я хочу есть, — жалобно проговорил мальчик.
— Не беспокойся, мы не собираемся морить вас голодом. Еда у нас есть, и когда вы вернетесь, мы все перекусим.
— Небольшой сон нам тоже не повредит, — проворчал Дули. — Мы скакали целую ночь.
Эми и Брэди направились в указанные Конрадом заросли орешника.
— Ой! — вскрикнула Эми и присела, схватившись за пораненную ногу.
Брат и сестра до сих пор были в том же виде, в каком похитители вытащили их из постелей, — босиком и в ночных рубашках.
— Что там, Эми? — обеспокоенно спросил Брэди.
— Песчаные колючки! Осторожнее, Брэди, они тут везде.
Брэди внимательно огляделся.
— Послушай, эти типы нас не видят. Попробуем убежать?
Эми отрицательно покачала головой.
— Мы не сможем далеко уйти без обуви. А если они нас поймают, то наверняка излупят.
Плечи Брэди горестно поникли.
— Ничего, не переживай, — тихо сказала Эми. — Просто нам нужно подождать: папа нас обязательно разыщет.
— Ты думаешь, он будет нас искать? Теперь, когда он знает о нас всю правду?
— Конечно, будет! — сказала Эми с такой непререкаемой уверенностью, что впервые с тех пор, как негодяи их захватили, Брэди почувствовал надежду.
Часа через два Конрад пинком ноги разбудил детей. Их развязали и позволили немного размяться. С замиранием сердца Эми и Брэди следили за тем, как Конрад надевает правый сапог. На полпути нога у него застряла, и он, выругавшись, ухватил голенище обеими руками, приподнял ногу повыше и резко опустил на землю.
— О-а-о-э-у-ай!
Дули, тоже натягивавший в этот момент сапог, дернулся вперед, услышав дикие завывания Конрада, и со всего маху наступил на ногу. Его пронзительный вопль смешался со стонами Конрада.
Грубо ругаясь, бандиты рухнули на спину и с лихорадочной поспешностью стали срывать с себя обувь. Оттуда, где стояли дети, было хорошо видно, как на ногах Конрада и Дули сквозь носки проступает кровь. Дети тайно ликовали. Притянув поближе раненую ногу, Конрад осторожно извлек из пятки два острых шипа и бросил их на землю. То же самое проделал и Дули.
— Откуда, к чертовой матери, они здесь появились? — спросил Конрад, подозрительно и враждебно взглянув на ребят.
Дули поднял голову и осмотрел дерево, под которым отдыхал вместе с Конрадом.
— Никогда не думал, что на тополях растут колючки!
— Идиот, они и не растут!
Конрад продолжал сверлить детей пристальным взглядом, но их лица выражали полную невинность.
— Полагаю, вам кое-что известно об этих штуках?
— Откуда? Мы же спали, — удивленно отозвалась Эми. — Может быть, их занесло ветром?
Конрад сильно сомневался на этот счет, но не стал спорить.
— Щенки и вправду спали, я сам видел, — проворчал он. — К тому же у них были связаны руки и ноги.
Эми и Брэди переглянулись. Вид орущих от боли и катающихся по земле негодяев поднял им настроение на целый день.
На ночь маленький отряд остановился возле еще одного ручья. Они поужинали консервированными бобами и сухарями, устроили постели и легли спать. Как и днем, детей связали, но они все же ухитрились засунуть остатки колючек в подседельные попоны.
На следующее утро Конрад оседлал свою лошадь первым. Вскочив в седло, он протянул руки, чтобы поднять Эми, но в это время его кобыла, громко заржав от боли, взвилась на дыбы, молотя воздух копытами. Застигнутый врасплох, Конрад вылетел из седла и со всего маху шлепнулся на землю. Дули чуть было не лопнул от смеха. Продолжая истерически хохотать, он поймал лошадь Конрада за уздечку и, пока ее владелец барахтался в траве, успокоил животное.
— Заткнись, Дули, покуда я не забыл, что мы друзья! — прорычал Конрад, поднимаясь и отряхиваясь от пыли. — Какого черта эта скотина взбесилась? Кобыла всегда была смирной и никогда никаких трюков не выкидывала!
Он повернулся к Эми и Брэди, подозрительно сощурив глаза. — Может, вы опять скажете, что это ветер занес колючки моей лошади под седло?
Дули понял намек. Он снял седло Конрада, исследовал попону и почти сразу обнаружил то, что искал.
— Ну и ну, будь я проклят! — произнес он удивленно.
— Что ж, я вас предупреждал, ублюдки. Кто из вас это сделал? — спросил Конрад, подходя к детям.
Не дождавшись ответа, он схватил Брэди за воротник ночной рубашки и начал зверски трясти.
— Это ведь ты, змееныш? Ты? Отвечай! Свободной рукой Конрад замахнулся чтобы ударить Брэди. Он вполне мог изувечить, даже убить мальчика…
— Не трогай его! Это я подложила! — закричала Эми, бросилась к Брэди и загородила брата своим телом. На мгновение девочка с ужасом увидела, как огромный кулак Конрада мелькнул в воздухе. Она зажмурилась… Бандит ударил ее по лицу с такой силой, что Эми приподняло с земли и швырнуло к ногам Дули, стоявшего от них в нескольких ярдах. Брэди с отчаянным криком бросился к сестре и упал рядом с ней на колени.
— Ты убил ее! — прорыдал мальчик. — Ты ее убил!
— Не ори. Она пока еще жива, — процедил сквозь зубы Конрад. — Но умрет, если кто-нибудь из вас, щенков, попытается устроить подобную гадость еще раз.
Он отвернулся от Брэди и переседлал кобылу.
— Передай-ка мне девчонку. Дули, — сказал он, усаживаясь в седло. — Она скоро придет в себя и тогда поймет, что с нами шутить опасно.
Дули с готовностью повиновался, а затем забрался на свою лошадь. Но… его поджидала судьба Конрада: не успел он нагнуться на Брэди, как лошадь взбрыкнула, и Дули тоже отправился в воздушное путешествие.
Пока Дули, громко ругаясь, поднимался с земли и доставал шипы из попоны, Брэди прятался за деревом. Но, придя в себя, Дули поймал его и так сильно надрал мальчику уши, что Брэди отчаянно разрыдался. Ради Эми он все время пытался бодриться, быть храбрым, но последнего издевательства вынести уже не смог. Глядя на Эми, которая начала оживать, на ее разгорающееся яростью лицо и темнеющие от гнева глаза, Брэди тихо плакал, потеряв всякую надежду на спасение…
Коуди без особого труда «взял след» похитителей и теперь был совсем близко от них — так близко, что, казалось ему, он даже ощущает запах этих гадин. Он гнался за ними почти двое суток. На вторую ночь Коуди вынужден был сделать привал, так как страшно устал. Но на рассвете следующего дня он продолжил путь, уже точно зная, что его недруги вместе с детьми направляются в Уичито, — вероятно, для того, чтобы дальше добираться до Сент-Луиса поездом. Примерно в полдень он почувствовал, что его самого кто-то преследует. В первый день он настолько был поглощен мыслью о негодяях, выкравших Эми Брэди, что ни на что другое не обращал внимания.
Теперь Коуди укорял себя за то, что, будучи опытным разведчиком, он все-таки допустил глупую оплошность, не заметив следовавшего за ним более суток «хвоста». Уверившись по некоторым приметам в грозящей ему непосредственной опасности, Коуди задумался. Что за человек или что за люди идут за ним по пятам? Сам Уэйн или его наемники? Для Уэйна возможность застать Коуди врасплох далеко от дома и вдали от закона была просто подарком судьбы.
Но, хотя сейчас Картер был один и уязвим, он отнюдь не чувствовал себя беззащитным. Убедившись в том, что его кто-то преследует, он вовсе не потерял уверенности в себе — просто стал осторожнее. Низко надвинув шляпу, он продолжал внимательно вглядываться в следы похитителей и нахлестывать плеткой Дьявола, держа руку с уздечкой поблизости от винтовки. Он встретит врага — или врагов — достойно, если он — или они — нападут на него. Если же его не атакуют до ночи, то он сам подготовит для охотников за ним неприятный сюрприз.
Кэсси знала, что находится неподалеку от Коуди. Несколько раз она видела его вдали и сбавляла скорости, чтобы он случайно ее не заметил. Было просто удивительно, что он ее еще не обнаружил. Ведь она прекрасно знала, как тщательно Коуди обычно следит за тем, что происходит вокруг него. Кэсси подумала, что его непонятная беспечность вызвана беспокойством за судьбу детей, и это ее порадовало.
Длинный летний день никак не хотел уступать место ночи, и только около десяти часов уставшая до предела Кэсси решила остановиться на ночлег около одного из бесчисленных ручьев. Она понимала, что Коуди будет продолжать погоню до самых сумерек, и поэтому скакала из последних сил, несмотря на непреодолимое желание отдохнуть. Теперь, склонившись над ручьем, она жадно пила чистую холодную воду. День был жаркий, и у нее внутри все пересохло.
Атака последовала внезапно. Нападавший выскочил откуда-то из темноты, и под тяжестью его огромного тела Кэсси упала лицом в ручей. Ее голова ушла под воду, и руки врага продолжали удерживать ее там, не Давая возможности глотнуть воздуха. Кэсси яростно сражалась за свою жизнь. Ее переполняли горечь и злость оттого, что она должна умереть такой нелепой смертью; погибнуть, едва обретя человека, которого она готова была полюбить. «Это нечестно, нечестно! — стучало в ее сознании, которое постепенно меркло. — Нечестно, что я умираю… умираю, даже не узнав, любит ли меня Коуди…»
Коуди с жестокой улыбкой удерживал в воде хрупкое тело, уверенный, что через минуту-две все будет кончено. Но в его мозгу вдруг промелькнула мысль: плечи его преследователя были слишком мягкими и узкими, они не могли принадлежать мужчине! Коуди вздрогнул и ослабил хватку. Он рывкам приподнял хрипящую и отплевывающуюся Кэсси над водой. Перевернув ее и заглянув в лицо, Коуди побледнел, как мертвец, осознав, что едва не убил ее.
— Ох, дерьмо! — заорал он и почувствовал, как затряслись у него руки и отчаянно забилось сердце. — Ты, маленькая идиотка! Еще секунда, и я бы тебя прикончил! Какого дьявола ты здесь делаешь?! Это ты меня преследовала?
Кэсси прерывисто дышала, хватая ртом воздух. Говорить она еще не могла, но ее глаза яростно сверлили Коуди. Губы Кэсси конвульсивно дергались, но язык отказывался повиноваться.
Затем ее стало неудержимо трясти, и Коуди, отпустив очередное ругательство, подхватил ее на руки.
— К-куда… к-куда ты собираешься меня нести? — смогла наконец выговорить Кэсси.
— На мою стоянку. Тут недалеко. Потом я вернусь за твоей лошадью.
Сильные руки Коуди были такими надежными! Кэсси прижалась к нему, испытывая огромную радость, облегчение и… гнев — неконтролируемый, праведный гнев.
— Ты… ты дьявольское отродье! Ты меня чуть не утопил!
— Откуда, к чертовой бабушке, мне было знать, что ты поедешь за мной? Я дал тебе четкое задание — присматривать за ранчо. И хватит ругаться, ты же знаешь, как дети не любят дурные слова.
Он что, смеется над ней? В темноте было не разобрать, но Кэсси подозревала, что Коуди просто старается разрядить обстановку после того, как чуть не лишил ее жизни своими здоровенными ручищами.
— Проклятие! Не пытайся уйти от темы, — едва выговорила Кэсси.
Она так сильно стучала зубами, что Коуди прижал ее к себе как можно плотнее, стараясь согреть теплом своего тела. Скоро они достигли стоянки в зарослях у того же ручья. Он поставил Кэсси на землю и вынул из скатки с походной постелью простыню.
— Держи. Сними мокрую одежду и завернись, пока я схожу за твоей лошадью. Если понадобится, там у меня есть вторая простыня.
Так как Кэсси не проявила ни малейшего желания повиноваться, он неуверенно поднял руки и расстегнул ей блузку.
— Ладно, давай я тебе помогу. Кэсси стояла как во сне, словно издалека наблюдая, как Коуди снимает с нее блузку. Затем он расстегнул крючки ее юбки, и она соскользнула с бедер на землю. Кэсси переступила через юбку, оставшись перед ним в одной только сорочке и дрожа не столько от холода, сколько от разгорающегося где-то в самой глубине жаркого пламени. Она даже не могла описать, что с ней в данный момент происходит. Сознание ее было до странности ясным, и в то же время она будто отрешилась от реальности, разом испытывая и нестерпимый холод, и обжигающее тепло.
Коуди судорожно вздохнул, уставившись на коралловые кончики сосков, отчетливо видневшиеся сквозь мокрую ткань. Он заглянул в мерцающие темной зеленью глаза Кэсси, протянул руку и ласково провел указательным пальцем по одному из набухших бутонов.
— Сними сорочку, Кэсси, а то простудишься до смерти, — сказал он, поворачиваясь и скрываясь в зарослях.
Трясущимися руками Кэсси сбросила с себя белье и завернулась в простыню. Прикосновение ткани было теплым и мягким, словно прикосновения ласковых рук любовника. Подумав об этом, Кэсси плотнее завернулась в полотно и стала размышлять о Коуди. О том, что этой ночью они будут здесь одни; о том, как он посмотрел на нее, уходя за ее лошадью; о том, какую восхитительную дрожь вызвало у нее легкое прикосновение к ее груди… Кэсси уселась на поваленное дерево и провела рукой по растрепанным мокрым волосам. Интересно, Коуди все еще сердится на нее за то, что она за ним увязалась, или нет? Но как бы он ни злился и ни протестовал, она все равно настоит на своем и будет рядом с ним до тех пор, пока они не найдут детей. Девушка старалась не думать о том, что поиски могут оказаться напрасными и Эми и Брэди в конце концов попадут в лапы своего жестокого дяди, но эти невеселые мысли все равно продолжали угнетать ее, пока не возвратился Коуди, ведя на поводу лошадь.
К досаде Кэсси, Коуди не обращал на нее никакого внимания, пока не привязал Леди к дереву и не расседлал. Лишь после этого он обернулся и пристально посмотрел на нее. Девушка вздрогнула.
— Тебе все еще холодно? — спросил Коуди и присел рядом с ней на бревно.
— Н-н-немного, — заикаясь, ответила Кэсси.
— Может быть, я смогу тебе помочь, — лениво растягивая слова, сказал Коуди; он приподнял ее и усадил к себе на колени.
Руки Коуди обвились вокруг ее талии, и жар его крепкого тела охватил Кэсси. Она глубоко вздохнула и задвигалась, стараясь прижаться к нему плотнее.
— Проклятие, Кэсси, могу я, по-твоему, на тебя злиться, когда ты вот так на мне извиваешься?
— У тебя нет никаких причин на меня злиться, — рассеянно отозвалась Кэсси. Ее кожу теперь приятно покалывало, озноб прекратился. — Я поехала за тобой, потому что хочу помочь тебе найти ребят.
— Ты поехала потому, что упряма, как ослица, и хочешь показать свою независимость, не прислушиваясь к добрым советам.
— Ты же не собираешься отправить меня домой? Ведь нет? Учти, что даже если ты мне это прикажешь, я все равно не вернусь. И если ты не разрешишь мне ехать вместе с тобой, я поеду сзади, как и раньше.
— Я должен был бы отправить тебя на ранчо, но не стану этого делать: возвращаться одной по прерии гораздо опаснее, чем быть рядом со мной.
Он наклонился к ней ближе, его голубые глаза наполнились странным внутренним светом. — Я смогу защитить тебя от диких зверей и от грабителей с большой дороги. Но я не смогу защитить тебя от меня самого, — сказал он низким грудным голосом. — Именно это я и пытался предотвратить, Кэсси. Я уже говорил тебе, что когда ты рядом, я не могу полностью сосредоточиться на делах.
Кэсси шумно выдохнула.
— Ты не пожалеешь, Коуди, вот увидишь! Я совсем не буду отвлекать твое внимание!
Коуди возбужденно взглянул на нее, откинул голову и рассмеялся — не громко, а какими-то клокочущими звуками глубоко в груди. Она не будет его отвлекать? А что, к черту, она делает, усевшись своей вкусной маленькой попкой на его колени, когда между ними лишь тоненькая простыня да его брюки? И мало того, она еще все время вертится, отчего его плоть уже взволнована до предела! Вдобавок ко всему она еще и смотрит на него так, словно хочет съесть! Эти огромные манящие глаза, полураскрытые губы…
Коуди не выдержал: он издал стон, признавая свое поражение, и припал к ее рту жадным поцелуем, с трепетом ощутил его сладость, его прелесть. Ее губы… Сначала полуоткрытые, они вдруг раздвинулись, дразня его нетерпение, и покорно отдались его ненасытной ласке. Коуди, не отрываясь от ее рта, судорожно вздохнул. Боже, как эта женщина умеет целоваться!
Кэсси расслабленно запрокинула лицо. Ее словно заволокло алым туманом. Что толку протестовать, если в конце концов он все равно сделает так, как захочет?
Отрицать факт, что она сама хочет Коуди, означало бы отрицать и ту явную истину, что она его любит. Это внезапное открытие поразило ее, как удар молнии. Господи, за что ей такое наказание? Зачем ей безответная любовь?
Но сейчас, когда поцелуи Коуди жгли ее губы, а его горячие руки нежно ласкали тело, было трудно раздумывать о том, любит ли ее Коуди или нет. Бремя раскаяния и взаимных обвинений придет потом…
Коуди медленно снял с Кэсси простыню. Какое же у нее великолепное тело! Она словно создана для любви, она обладает всеми достоинствами, присущими истинной женщине, — очарованием, красотой, женственностью, сердечностью… Если она сумеет сберечь те ценности, которые составляют сейчас ее существо, она будет самым прекрасным созданием, о котором только можно мечтать. Лунный свет золотил ее кожу. Коуди стал осыпать бурными поцелуями сначала шею, затем плечи, потом округлые верхушки ее грудей…
Он провел рукой по животу Кэсси сверху вниз и коснулся пальцем средоточия наивысшей женской чувственности. Кэсси напряглась, ожидая, желая, безмолвно требуя…
Он на мгновение отодвинул руку, затем вновь коснулся изнемогающей плоти мимолетным, почти неуловимым движением. Кэсси еле слышно застонала и попыталась притянуть его руку, опустить ее чуть ниже, но рука Коуди словно закаменела. Почувствовав, как она дрожит, он продолжил ласку; теперь движения его пальцев стали смелее, изощреннее, теперь он возбуждал в ней желание, лаская ее и снаружи, и внутри. Коуди не ожидал, что разрядка наступит у нее так быстро, почти мгновенно. Кэсси выгнулась, содрогаясь в исступлении страсти, и он почувствовал, как пульсирует ее плоть под его пальцами. То, что в минуту наивысшего наслаждения Кэсси выкрикнула его имя, наполняло Коуди гордостью.
…В голове Кэсси все кружилось, рассыпалось и звенело, и в этот момент она наконец почувствовала, что он вошел в нее, ища успокоения и для себя, но в то же время возрождая в ней новое невыразимое блаженство. Кэсси кричала в сладкой муке, волны счастья накатывали одна за другой. Ее голос, казалось, освободил что-то внутри Коуди, его бедра задвигались с удвоенной энергией, а дыхание с шумом вырывалось сквозь стиснутые зубы. Когда мир вздрогнул, перевернулся и взорвался, он тоже громко выкрикнул ее имя…
Рассвет только забрезжил, когда Кэсси пошевелилась и открыла глаза. Она лежала на спине; Коуди крепко спал, прижавшись к ней. Оба оставались обнаженными: мысль одеться на ночь даже не пришла им в голову.
Кэсси мечтательно улыбнулась. Если она действительно безразлична Коуди, то он великолепный актер. Девушка почувствовала необходимость вымыться и с удовольствием подумала о том, как искупается в прохладном ручье. Кэсси осторожно приподняла перекинутую через нее руку Коуди и поднялась. Он слегка пошевелился, что-то пробормотал и продолжал спать. Она подумала, что он выглядит усталым. Кэсси смотрела на него и чувствовала, как любовь переполняет ее сердце. Но до тех пор, пока и он не будет испытывать такое же сильное чувство к ней, у них нет будущего. Снова пришла назойливая мысль о том, что ее используют почти так же, как девушек Сэл, и от этого Кэсси стало грустно и противно. Она скорее покинет ранчо, чем станет постоянной и покорной любовницей Коуди!..
В нескольких шагах призывно журчал прозрачный ручей. Наклонившись, Кэсси укрыла Коуди простыней, которой едва хватило на все его огромное тело, затем позевывая, достала из седельной сумки кусок мыла и вытащила чистую простыню из своей так и не использованной походной постели. Войдя в подернутую туманом воду, доходившую ей до пояса, она с наслаждением вымылась. Уже стоя на берегу, она увидела, что огромный красный шар солнца выкатился из-за горизонта, возвещая начало нового дня.
Завернувшись в простыню, Кэсси возвратилась на стоянку. Коуди все еще спал, что было для него необычно. Но Кэсси понимала, какими трудными и напряженными выдались для него последние дни, и не стала его пока будить. Она быстро оделась и пошарила в их сумках в поисках съестного, чтобы приготовить завтрак. Какой-то шорох заставил ее обернуться. Подумав, что это проснулся Коуди, она с улыбкой посмотрела на него. Но Коуди, лежа на боку, продолжал мирно спать.
И тут Кэсси буквально окаменела: у самой его спины свернулась огромная гремучая змея. Очевидно, она приползла откуда-то из кустов и теперь, привлеченная теплом человеческого тела, свилась кольцами и пригрелась возле Коуди. Господи, подумала Кэсси, ведь он может случайно повернуться во сне и потревожить мерзкую рептилию! Ощутив мгновенную слабость в животе, Кэсси подумала, что змея, вполне возможно, уже укусила Коуди, когда они еще спали или когда она уходила мыться. От этой мысли по ее спине поползли мурашки.
Но потом она вспомнила, что гадины не было, когда она накрывала Коуди простыней. А шорох, который только что привлек ее внимание, как раз и был шелестом трещоток на хвосте гремучей змеи, подползавшей к Коуди. «Не двигайся, Коуди, только не двигайся!» — умоляла она мысленно. С замирающим сердцем Кэсси бесшумно подкралась к одежде Коуди, лежавшей рядом с его головой: поверх рубашки лежал ремень с револьверами. Кэсси осторожно наклонилась, не сводя взгляда со змеи.
«Господи, не дай мне промахнуться! — вознесла она мысленную молитву, высвобождая из кобуры кольт Коуди и поднимай его обеими руками. — И пожалуйста, Господи, не дай мне застрелить Коуди!»
Змея находилась так близко от него, что Кэсси сомневалась, сможет ли она попасть в такую относительно небольшую цель, не зацепив его самого. Она дрожала от страха, ее ладони в момент стали влажными от пота. Медленно, очень медленно Кэсси взвела курок. Щелчок, раздавшийся, когда ударный механизм встал на место, показался ей ударом грома, хотя на самом деле был еле слышен. Кэсси стала тщательно прицеливаться…
Коуди проснулся мгновенно. Звук взводимого курка был слишком знаком, чтобы он мог ошибиться. Натренированный годами жизни на острие опасности, он очнулся бы, услышав его даже не смертном одре. Вид Кэсси с направленным на него его же собственным револьвером показался Коуди продолжением самых страшных ночных кошмаров.
Кэсси почти потеряла самообладание, заметив, что Коуди смотрит на нее. Его взгляд, в котором смешались удивление и ярость, привел ее в отчаяние, но в это время она заметила, что змея приготовилась к нападению.
«Пусть думает что хочет, — лихорадочно билось в голове у Кэсси. — Лучше пусть злится на меня до конца жизни, чем умрет от укуса этой твари».
Она увидела, как сжались его губы и напряглись мускулы, и поняла, что Коуди готовится прыгнуть на нее.
— Не двигайся, Коуди, — произнесла она, стараясь выглядеть спокойной.
Тон ее голоса заставил Коуди застыть на месте. Он смотрел на нее с неприкрытой ненавистью, крепко сжав челюсти.
Кэсси продолжала целиться в голову змеи, которую та уже отвела назад, начиная атаку. Губы девушки беззвучно зашептали слова молитвы, одновременно она судорожно старалась припомнить все, чему Реб учил ее на стрельбище. Ее палец мягко нажал на курок.
— Кэсси, нет! — крикнул Коуди в момент, когда кольт с ревом подпрыгнул в ее руках. С такого расстояния она должна была убить его наповал, и Коуди показалось, что он и в самом деле уже умер.
Выражение удивления и недоверия проступило на его лице, когда он ощутил, что все еще жив, и увидел, как Кэсси опускает кольт. Он чувствовал запах пороха, но никакой боли, никаких ран не было. Кэсси стояла, бессильно свесив руки, в одной из которых болтался его револьвер, и смотрела на него не моргая; ее рот был сведен судорогой, а глаза казались пустыми.
— Что за чертовщина! — рявкнул Коуди. Сейчас она придет в себя и снова хладнокровно повторит свою попытку. Ну нет! И Коуди сильным, гибким движением бросился на Кэсси и сбил ее с ног.
Придавленная к земле его весом, Кэсси задыхалась. Лицо Коуди пылало яростью и было почти багровым, гнев метался в его ставших страшными глазах.
— Будь ты проклята, Кэсси! Какой же я идиот, что доверился тебе! И как только ты умудрилась промахнуться? С такого расстояния ты должна была разнести мне голову вдребезги. Или ты в последнюю секунду передумала меня убивать?
Кэсси все еще не могла вздохнуть; она лишь отчаянно замотала головой в знак протеста. Ее хрипы, вероятно, насторожили Коуди, поскольку он немного ослабил хватку. Кэсси судорожно глотала воздух, который с болью врывался в ее легкие.
— Слезь с меня, Коуди, мне трудно дышать, — сдавленно сказала она.
Он перекатился на спину, удерживая ее так, что она оказалась сверху, все еще зажатая его мощными руками, как в тисках.
— Что ты надеялась выиграть от моей смерти?
— Проклятый болван! — прошипела она, глядя ему в лицо. — Я спасала твою жизнь, а вовсе не пыталась тебя лишить ее!
— Умоляю, прости! Я, оказывается, не так понял твои благородные намерения, — фыркнул он.
— Но обычно, если кто-то направляет на человека револьвер, то делает это отнюдь не для спасения его жизни.
— Конечно, если только этого человека не собирается укусить змея.
— Что-о?!
— Пойди и посмотри сам, — раздраженно ответила Кэсси. — Клянусь, ты самый большой тупица, какого мне только приходилось встречать! Ты что, и правда думаешь, будто я могу тебя застрелить? Особенно после того, как занималась с тобой любовью почти всю ночь?
Коуди вскочил на ноги, и от этого резкого движения Кэсси отлетела в сторону и ударилась о землю. Не обратив внимания на ее протестующий вопли, он направился к своей постели. Мрачно усмехнувшись, он поднял простыню за уголок и, всем своим видом выражая полное недоверие, сильно встряхнул ее. Он ожидал, что не найдет там абсолютно ничего, поэтому застыл, как громом пораженный, когда на землю упала мертвая змея. Коуди медленно повернулся и, потрясенный, посмотрел на Кэсси.
Значит, он действительно думал, что она хочет его убить… Кэсси отвернулась, переживая горечь обиды и глубокое разочарование. С лица Коуди постепенно исчезло изумленное выражение. Теперь на нем читалось искреннее раскаяние. Оскорбленно вздернув подбородок, Кэсси отвернулась, не желая принимать его немое извинение.
— Мне не надо было стрелять. Пусть эта гадина попробовала бы прокусить твою толстую шкуру, — проворчала Кэсси. — Может, как и я, убедилась бы, что этого сделать невозможно.
— Ох, дерьмо! Ну прости меня, Кэсси!
— Что? Ты что-то сказал?
Коуди криво усмехнулся: видно, Кэсси собирается заставить его сполна заплатить за то, что он вел себя как последний кретин. Случай со змеей убедил Картера в том, что было полным идиотизмом подозревать ее в покушениях на его жизнь. Кто-то охотился за ним, это несомненно, но только не Кэсси.
— Я сказал, что прошу прощения. Сколько раз я должен это повторять?
— Столько, сколько нужно, чтобы я тебе поверила. Я никогда не хотела и не пыталась тебя убить, Коуди! Четверти ранчо мне более чем достаточно. И кроме того… Э-э, да что тебе объяснять! Дубовая ты голова…
— Теперь-то я тебе верю…
Он смотрел на нее с таким раскаянием, что Кэсси захотелось броситься ему в объятия и сказать, что она простила его. Но нет, решила она, пусть еще немного помучается.
— Так что ты говорил? Я не расслышала. Он шагнул к ней, широко разведя руки.
— Черт подери, Кэсси, чего ты от меня добиваешься? Хочешь, чтобы я пал перед тобою ниц?» В ее глазах мелькнул лукавый огонек.
— Это будет потом. Сначала я приготовлю завтрак. Я проголодалась.
Кэсси посмотрела ему в глаза, а затем умышленно медленным взглядом обвела его обнаженное тело, которое отреагировало на это столь быстро и бурно, что Кэсси густо покраснела и снова подняла глаза.
— Наверное, сначала тебе нужно было бы одеться.
— И ты еще что-то мне говоришь? Я не виноват — ты смотришь на меня таким… хм… мечтательным взором…
Коуди подошел к ней и привлек к себе, обвив руками за талию и крепко прижав ее бедра к своим.
— Если ты будешь так смотреть на меня, я все время буду ходить голым. Черт возьми, Кэсси, ты действуешь на меня как никакая другая женщина! Вот что мне теперь делать, скажи на милость?
— Если ты сам не знаешь, то я тебе подсказывать не собираюсь, — ответила Кэсси, запрокинув голову и приоткрыв губы.
От его страстного и глубокого поцелуя у Кэсси подкосились ноги; она, наверное, упала бы, но сильные руки Коуди поддержали ее. А потом… отпустили.
— Проклятие, мы опять занимаемся с тобой играми, в то время как я уже почти настиг похитителей! Вот почему я не хотел, чтобы ты ехала со мной, Кэсси. Это как раз та самая помеха, о которой я тебе твердил и которая сейчас нам совершенно не нужна. Кэсси виновато опустила глаза. — Ты абсолютно прав, Коуди. Одевайся, а я пока приготовлю поесть.
Она отошла в сторону, подумав, что ей необходимо держаться от него подальше. Иначе она все время будет думать о его теле и о том, что она ощущает при его прикосновениях. Кроме того, ей следует быть с ним суше и сдержаннее: ведь за всю прошедшую ночь он так и не сказал ей ни о слова о любви…
До Уичито оставалось всего несколько миль. Конрад указал Дули на небольшую рощицу, и они съехали с дорога в это укромное местечко. Конрад был обут всего в один сапог — левый. Его правая нога безобразно распухла, лицо все время кривилось от сильной боли.
— Почему мы остановились? — спросил Дули, спрыгивая на землю.
На его счастье, колючки не принесли особого вреда его задубевшим пяткам. Конрад оказался менее удачлив: ранки загноились, и нога раздулась, как бревно. Боль была поистине мучительной и никак не унималась.
— Мы уже совсем недалеко от Уичито, — сказал Конрад, морщась и сжимая зубы.
Дули задумчиво почесал лысеющую голову.
— А разве мы не туда направляемся?
— Конечно, туда, идиот! Но, клянусь всеми чертями ада, мы же не можем посадить этих ублюдков в поезд в одних ночных рубашках! И еще мне нужно сходить к врачу, чтобы он осмотрел мою ногу. — И Конрад злобно покосился на Эми. — Значит, так: я поеду в город, куплю для щенков одежду, посмотрю расписание поездив до Сент-Луиса и загляну к доку.
— А мне что делать?
— А ты сиди здесь и не рыпайся, пока я не вернусь. Держи этих змеенышей покрепче, чтобы они не вздумали убежать, и держи ушки на макушке. Ты понимаешь, о чем я, — намекнул Конрад.
— Еще бы! Конечно, понимаю, — вздрогнув, ответил Дули.
С каждым днем он боялся все больше. От постоянного ожидания, что этот чертов метис вот-вот догонит их и расправится по-своему, Дули вес время находился в страшном напряжении. При одной только мысли о том, что ему придется вступить а поединок с таким головорезом, как Коуди Картер, он покрывался холодным потом.
— Я вернусь через несколько часов, — сказал Конрад, грубо сбросив Эми с седла и равнодушно посмотрев, как она шлепнулась на землю.
После побоев девочка изменилась до неузнаваемости: правая сторона ее лица распухла и переливалась всеми цветами радуги, глаз заплыл и был красным от лопнувших сосудов, на губах запеклась кровь. Эми с трудом поднимала голову.
Брэди очень боялся за нее, но на все его мольбы помочь сестре и отвезти ее к доктору бандиты не обращали ни малейшего внимания. Глазами, полными слез, дети наблюдали за отъездом Конрада. Всякая надежда на побег пропала. Дули достал веревки, связал им рук и ноги; Эми и Брэди даже не пытались сопротивляться. Скоро их посадят в поезд и отвезут к дяде Джулиану. Ничего не могло быть хуже этого — кроме мысли о том, что Коуди даже не попытался их освободить. Он просто забыл об их существовании…
— Они где-то в этих зарослях, — сказал Коуди, проверяя оружие.
Его глаза были холодны и решительны. Он проследил бандитов до места, где те свернули с дороги и укрылись в рощице близ холма. Коуди знал, что Уичито находится в нескольких милях отсюда и похитители, вероятнее всего, держат путь именно туда.
— Что мы будем делать? — прошептала Кэсси.
— Лично ты не будешь делать ничего! — отрезал Коуди. — Ты просто спрячешься там, где я скажу, и будешь ждать до тех пор, пока я не вернусь с детьми.
Он спрыгнул с лошади и повел ее в заросли. Кэсси последовала за ним. Пройдя несколько десятков шагов вглубь, Коуди привязал лошадь к дереву.
— Жди здесь. Что бы ты ни услышала, не двигайся с места.
— Но… но я могу тебе пригодиться! — возбужденно зашептала Кэсси, вцепившись в его рубашку.
Оттолкнув ее руку, Коуди посмотрел на нее бешеными глазами:
— Хоть раз в жизни сделай так, как тебе говорят! Я вполне справлюсь сам, если не буду вдобавок беспокоиться еще и за тебя! Одному мне гораздо легче делать такую работу. Приготовь оружие и будь настороже.
— Коуди, подожди!
Но Коуди уже скрылся, причем так внезапно и бесшумно, что она даже не могла определить, в какую сторону он пошел.
— Проклятие! — выругалась Кэсси. Донельзя обозленная, она уселась под дереном, призывая на головы этих тупоголовых мужчин все кары небесные.
Коуди потратил не более четверти часа на то, чтобы найти место, где остановились похитители. Скрываясь за кустами, он тщательно осматривался в поисках детей. Когда Коуди наконец увидел, что они лежат на траве неподалеку, неподвижные и, как ему показалось, бездыханные, его охватило отчаяние.
Но он тут же успокоился, заметив, как дети пошевелились. Коуди взглянул на сторожившего их типа, и его глаза приобрели стальной блеск. Бандит развалился, прислонившись к дереву, вот-вот готовый уснуть: он все время клевал носом. Коуди пошарил взглядом в поисках второго: по следам лошадей он знал, что преследует двоих. Но другого похитителя не было. По натуре осторожный, Коуди подождал пять минут, потом еще пять. Если бы второй отошел куда-нибудь в кусты по делам, то должен был уже давно появиться.
Дули наконец задремал; пальцы его разжались, и винтовка упала на землю.
Полностью уверившись, что имеет дело всего с одним бандитом, Коуди незаметно подкрался сзади к сопевшему Дули и приставил кольт к его виску.
Дули отреагировал немедленно, попытавшись схватить винтовку, но Коуди ударом ноги отшвырнул ее на несколько ярдов.
Дули затравленно посмотрел на Коуди, который все еще держал дуло револьвера у его виска, и сердце у него ушло в пятки: холодные, бесстрастные голубые глаза яснее ясного говорили, что он на грани смерти.
— Где твой дружок? — В спокойном голосе Коуди слышались металлические нотки.
— У-уехал, — заикаясь, ответил Дули.
— Куда?
— В город, купить детям одежду.
Не сводя взгляда с лица Дули, Коуди спросил:
— С ребятами все в порядке?
— Все хорошо, папа!
Голос Брэди несколько успокоил Коуди.
— Где второй мерзавец? — спросил Картер мальчика.
— Уехал в Уичито, — ответил мальчик.
— Ну тогда нам лучше поторопиться.
Коуди без всякого сожаления сильно ударил Дули по голове рукояткой револьвера; охнув, тот свалился как куль. Даже не взглянув на него, Коуди подбежал к детям. Увидев, во что превратилось лицо Эми, он отшатнулся.
— О Господи, нет! — вне себя выкрикнул Коуди.
Кэсси казалось, что Коуди отсутствует целую вечность. Ею овладело нешуточное беспокойство. С тех пор, как он растворился в лесу, она не слышала никаких звуков, кроме щебета птиц. Неожиданно Кэсси заметила, что теперь и птицы замолкли. Все-таки ей, наверное, нужно было пойти за Коуди. А что, если как раз в эту минуту он отчаянно нуждается в ее помощи?
Она уже совсем было собралась нарушить приказание Коуди и пойти на его розыски, но вдруг услышала, как где-то у нее за спиной хрустнула ветка. Кэсси стремительно обернулась и застыла: на расстоянии вытянутой руки стоял какой-то человек. В руках он держал револьвер. И этот револьвер был направлен на нее.
— Кто вы такой?
— Ты меня не знаешь. Зато мне о тебе кое-что известно. — На лице его появилась гнусная усмешка. — Ты женщина метиса. Как-то ночью я видел вас вместе у ручья за ранчо.
Конрад возвращался из Уичито, когда заметил спрятанных в лесу лошадей. Он на удивление быстро выполнил все намеченные дела, включая посещение доктора. Нога продолжала саднить и гореть: чертов знахарь разрезал ему пятку, удалил гной и намазал рану какой-то дрянью. Он также дал Конраду несколько таблеток: мол, возможно заражение кропи, и надо принять меры. Ничего себе, утешил!..
Без дальнейших объяснений Кэсси поняла, что перед ней — один из похитителей ребятишек. Но как он здесь оказался? Что случилось с Коуди? Где Эми и Брэди?
— Что вы сделали с детьми? — с ненавистью глядя на Конрада, проговорила Кэсси: сейчас ответ на этот вопрос был дня нее самым важным.
— А зачем с ними что-то делать? Нам это ни к чему, — насмешливо протянул Конрад и слегка повел револьвером. — Сдается мне, что этот проклятый полукровка где-то поблизости. Но мне на это плевать: раз ты у меня в руках, он не станет делать глупостей, — злорадно проговорил Конрад и ткнул Кэсси дулом кольта в живот. — Двигай, сестренка! Пойдешь со мной.
Кэсси с сожалением посмотрела на притороченную к седлу Леди винтовку. «Ладно, делать нечего — с этим типом шутить не стоит, — подумала девушка. — Хоть бы поскорее увидеть детей и узнать, что случилось с Коуди!» Несколько долгих мучительных минут она шла впереди. Конрад подталкивал ее сзади револьвером… Услышав доносившиеся откуда-то из-за деревьев голоса, она замерла на месте. Конрад тоже остановился и зашептал:
— Тс-с… Одно только слово, и ты уже никогда не увидишь завтрашнего дня.
Он обхватил ее одной рукой за талию и повел туда, откуда раздавались голоса…
Они появились перед Коуди и детьми внезапно. Каптер, склонившись над Эми, что-то говорил: его лицо выражало боль. Кэсси не могла расслышать его слов, и ее обуял ужас: неужели Эми умерла? Неужели они с Коуди опоздали?
— Бросай оружие, ублюдок! Поворачивайся ко мне, только очень медленно. Я захватил твою женщину. Так что если не хочешь, чтобы я ее пристрелил, делай то, что я сказал.
Коуди окаменел. Увидев разбитое личико Эми, он потерял свою обычную осторожность; весь его опыт долгих военных лет сейчас ничего не значил для него по сравнению с единственным овладевшим им желанием — успокоить и приласкать жестоко избитого ребенка…
И надо же было такому случиться, что именно в этот момент появился второй похититель, да еще вместе с Кэсси, которую держал на прицеле!
Мысленно чертыхнувшись, Коуди поднялся, отстегнул ремень с револьверами и бросил его на землю. Затем медленно повернулся и сразу же посмотрел на Кэсси, желая удостовериться, что с ней не произошло ничего плохого. Быстро оценив занимаемую Конрадом позицию, он окинул его взглядом, полным такой неприкрытой ненависти, что Конрад внутренне содрогнулся.
— Я убью тебя за то, что ты сделал с Эми, — холодно и решительно произнес Коуди.
— Ох, Коуди, она не… она не… — не в силах больше сдерживать отчаяние, всхлипнула Кэсси.
— Она жива, — выдавил Коуди.
Тут на земле, жалобно охая, заворочался Дули.
— Очнись, старина, и подбери оружие метиса! — жестко приказал Конрад.
— О-о-о… дьявольщина!.. — простонал Дули, тряся головой. — Ты успел как раз вовремя!
— Хватит причитать! Подними свою задницу и забрось его кольты подальше в кусты, — проворчал Конрад.
Дули, пошатываясь, встал и сделал то, что сказал Конрад.
— А с ними что будем делать? — спросил он, потирая затылок.
— Да свяжем и оставим где-нибудь здесь, чтобы их подольше не нашли, — ответил Конрад. — Убивать не будем — это слишком рискованно. Как только мы доставим щенков к мистеру Мастерсу, эти двое до них уже не доберутся. Но сначала… Сначала мы немного развлечемся с этой бабенкой. Поезд в Сент-Луис будет только завтра в полдень, так что у нас навалом времени, чтобы получить массу удовольствий.
Дули расплылся и плотоядно облизнул губы.
— Ух ты, черт бы меня побрал!
— Если ты даже просто прикоснешься к ней, я тебя из-под земли достану. И убью. Я уже задолжал тебе за ребят, — произнес Коуди ровным, бесстрастным голосом. И оттого, что говорил он спокойно, без всяких эмоций, слова его вызвали у Конрада внутреннюю дрожь. Уж лучше бы этот чертов метис орал во всю глотку. Правда, он безоружен, но черт его знает, что он может выкинуть, так что лучше уж обезопасить себя до конца…
— Дули! — рявкнул Конрад. — А ну, возьми-ка еще одну веревку и свяжи этого гада! Будет шуметь, засунь ему в пасть кляп.
Дули сходил за веревкой и с опаской начал приближаться к Коуди. Он не доверял метису. Нет, ни капельки не доверял. И боялся его. Ох, как боялся!
— Ну давай же, Дули! Он не посмеет тебя тронуть. Пусть только попробует! Я тут же пристрелю его бабу.
— Делай все, что считаешь нужным, Коуди! — крикнула Кэсси.
— Не беспокойся за меня.
— Не смейте трогать папу и Кэсси! — закричал Брэди.
— Заткнитесь, вы! — взвыл Конрад. — Делай, что тебе сказано, Дули. А я пока отведу эту крошку в кустики. Коуди напрягся, готовясь к атаке. Он умрет, но вызволит Кэсси и детей из этой передряги! Но Дули, видимо, от несусветного страха за свою жизнь, интуитивно почувствовал исходящую от Коуди угрозу и на этот раз среагировал мгновенно: рукояткой своего револьвера он сильно ударил Картера по затылку, и тот свалился как подкошенный. Эми и Брэди громко вскрикнули: им показалось, что Коуди убит. Кэсси начала бить мелкая дрожь, она не могла ее унять, как ни старалась, хотя понимала, что Коуди жив и просто оглушен. Он не сможет помочь ни ей, ни детям. Теперь эти негодяи сделают с ними все, что захотят!..
— Впервые в жизни ты сработал головой, Дули, — усмехнулся Конрад. — Свяжи этого ублюдка, пока я прогуляюсь в лесок с его подружкой. Я должен ей кое-что предложить, что ждать не может.
Дули пристегнул к поясу револьвер, перевернул Коуди на живот и быстро связал ему руки. Конрад, грубо толкнув Кэсси, уперся ей в спину стволом револьвера и заставил идти в сторону густых зарослей. Кэсси, спотыкаясь, прошла несколько метров и неожиданно почувствовала, что Конрад отвел оружие и замер на месте. Слава Богу, у нее хватило ума сразу же броситься на землю. Лежа, она обернулась и… Ошеломленная Кэсси глазам своим не поверила: сзади, спокойно приставив кольт к спине Конрада, стоял Реб!
— Возьми его пушку, Кэсси, — спокойно сказал он.
Таким Кэсси еще никогда не видела Реба. Безжалостный, холодный, он полностью владел ситуацией; глаза его были прищурены, рука тверда.
Дули быстро схватился за кобуру, но Реб заметил это движение.
— Если ты не уберешь руку, считай своего приятеля покойником, — жестко бросил он.
Конрад, слегка повернув голову, взглянул на Реба, подумав, что есть смысл попытаться опередить однорукого. Но что-то в глазах Реба заставило его отказаться от своего намерения, и он безропотно передал девушке свой кольт. — А теперь, Кэсси, возьми, пожалуйста, револьвер у второго, разряди его и забрось в кусты, — попросил Реб и, когда она с готовностью все это проделала, посмотрел на лежащего на земле Картера. — Развяжи Коуди и проверь, все ли с ним а порядке.
Кэсси присела возле Коуди. Глаза его были широко открыты, и он смотрел на Реба так, словно видел его в первый раз.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сокровища сердца - Мейсон Конни



Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Хороший и милый роман.
Сокровища сердца - Мейсон КонниВикушка
7.09.2013, 16.30





Замечательный роман!!!
Сокровища сердца - Мейсон Коннисокровище
25.11.2013, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100