Читать онлайн Сладостный плен, автора - Мейсон Конни, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладостный плен - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладостный плен - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладостный плен - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Сладостный плен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Эбби чувствовала, как холод, сковавший ее душу, отступает. Она была очарована нежными прикосновениями Зака, его жадными и чувственными поцелуями. Леденящий ужас ночных кошмаров отступил. Остались только его руки, его прикосновения, которые отгораживали ее от страхов реального мира. Девушка даже не пыталась сопротивляться, потому что внутри нее разгорелось пламя желания и разгоняло парализующие волю и рассудок воспоминания. Губы Зака словно бы умоляли ее ответить на его призыв. Теперь Эбби уже не думала о том, как она поступает – правильно или неправильно. Молодых людей затягивала волна жаркой неутолимой страсти.
Его сильные ладони гладили ее спину, потом опустились ниже, к ягодицам. Обхватив ее, Зак с силой прижал девушку к себе. По телу Эбби разливался обжигающий жар, тело ломило от непонятного еще желания, она не понимала, чего ей хочется.
Страшные воспоминания, терзающие ее, отступили. Теперь была только одна реальность – губы Зака, горячие, влажные, дразнящие. Его язык нежно проскальзывал ей в рот и касался ее языка. Его ладони дерзко проникали во все потаенные уголки ее томящейся от желания плоти.
Эбби задыхалась, ей казалось, что она погружается в стремительный поток нахлынувших на нее чувств, желаний, новых ощущений. Ранее она и не представляла насколько это прекрасно. Соприкосновение губ было настолько возбуждающим, что Эбби стонала и извивалась под Заком от наслаждения и восторга.
Зак несколько немного испугался от вспыхнувшей в Эбби ответной страсти. Он попытался остановиться, остыть от столь горячего желания. Но потом понял, что все напрасно. Не они теперь управляли желанием, а желание управляло ими.
Молодой человек решил просто приласкать девушку, успокоить ее, оградить от охватившего все ее существо ужаса при виде страшной картины зверств ютов. Он не собирался соблазнять ее. Ответная реакция Эбби взволновала и удивила его. Но нельзя больше тянуть. Зак хорошо понимал, что еще немного и он не сумеет остановиться, совладать с захватившим все его существо желанием. Желание обладать этой девушкой было мучительно до боли. Через какое-то время он потеряет над собой контроль. Он сделает то, чего обещал не делать. Он возьмет Эбби и сделает ее женщиной.
Эбби не пыталась больше сопротивляться. Зак целовал ее губы, глаза, лицо, шею. Когда его губы достигли пульсирующей ложбинки на шее, девушка непроизвольно откинула голову и выгнулась ему навстречу, теперь уже совершенно не задумываясь над тем, что сказали бы ей чейены о таком безнравственном поведении.
Внезапно Эбби вздрогнула. Они отослали ее, она им не нужна. Ее отправили в стан врагов, бросили на произвол судьбы в мире, о котором она ничего не знала. Зак оставался теперь для нее единственной реальностью. Все остальное было сломано, разбито. Ее прежняя жизнь рухнула. Девушка прижалась к Заку с отчаянным упорством тонущего человека.
У Зака подрагивали пальцы, когда он поглаживал упругие бугорки ее грудей. Ее туника мешала ему полностью насладиться соблазнительным телом Эбби. Зак развязал тесемки и опустил тунику вниз, обнажив нежную белую грудь. Розовые соски стали твердыми, сжались, словно нежные тугие бутоны. Они ждали его ласки. Молодой человек с готовностью прикоснулся губами к одному соску, омывая его влажным кончиком языка. Эбби вздохнула, громко вскрикнула, выгнулась навстречу ему, вздрагивая и трепеща.
Ее ответная страсть буквально гипнотизировала его.
Внезапно он понял, что этого ему мало. Если он сейчас не сделает что-то другое, он умрет, погибнет. Руки Зака заскользили к подолу туники, потом он неторопливо поднял его вверх, обнажая колени и бедра Эбби. Его ладонь медленно, но вместе с тем нетерпеливо скользила вверх по внутренней стороне бедра. Эбби тихо застонала, когда его пальцы добрались до самого чувствительного места между ее бедрами. Это было самое сладостное и вместе с тем самое мучительное чувство, хотелось одновременно оттолкнуть его руки и в то же время хотелось отдаваться столь сладостной ласке.
От сладострастного стона Эбби Зак, казалось, очнулся. По его разгоряченному телу пробежала волна сильной дрожи. Он поднял голову и посмотрел в лицо Эбби горящими от страсти глазами. Пальцы замерли, не в силах расстаться с теплым местечком. Внезапно к нему вернулась рассудочность, он еще не полностью утратил контроль над собственными желаниями.
– О, Боже, Эбби, пожалуйста, останови меня. Я и не предполагал, что мы с тобой зайдем так далеко.
У Эбби мысли совершенно перепутались. Тело, казалось, пылает, оно все покрылось капельками испарины. Груди покалывало, соски ныли, обжигающий жар его пальцев не давал возможности сосредоточиться сейчас на чем-то другом. Ей не хотелось сейчас думать ни о зверски убитых родителях, ни о неизвестно где затерявшейся младшей сестре. Сейчас ей нужен был только Зак, жар его большого тела. Его желание совпадало с ее желанием. Только в этом она видела успокоение.
– Я не хочу, чтобы ты останавливался, – с трепетом прошептала она, боясь, что он не послушается, остановится, бросит ее. – Ты, – она запнулась, – ты нужен мне сейчас.
Зак тяжело вздохнул.
– Ты не понимаешь, что говоришь. Я обещал Быстрому Ветру защищать твою честь.
– Быстрый Ветер и Белый Орел больше не отвечают за мою судьбу, – горько сказала Эбби. – Они отказались от этого права, когда отослали меня прочь. Я могу теперь делать со своей жизнью все, что пожелаю, – она потянулась к нему, обхватила его за шею. – Я не освобождала тебя из рабства. Ты все еще должен подчиняться.
Зак внимательно посмотрел на девушку, в ее потемневшие от страсти глаза. Ее тело было горячим, нежно-розовым, выглядело так притягательно-сексуально.
– Я хочу тебя, Эбби, – хрипловатым от сдерживаемой страсти голосом сказал Зак. – Твой раб повинуется тебе. Но не упрекай меня потом за то, что случилось, помни, что я предупреждал тебя. Завтра ты меня возненавидишь.
Эбби прекрасно понимала, что Зак прав, тысячу раз прав. Но в данный момент для нее ничего не существовало, кроме его губ, рук, его тела. Его ласки чудесным образом действовали на нее. Не все ли равно сейчас, кто он – раб или свободный человек, враг или любовник, белый или индеец. Имело значение только то, что он мужчина, который разжег в ней страсть, обаянием, умелыми ласками, чувственностью. Да, возможно, завтра она возненавидит и его и себя. Но она не станет винить Зака. Она бросилась в объятия полузнакомого белого мужчины с неприличной поспешностью и хорошо понимала, что поступает безрассудно.
Зак снял с нее тунику, девушка вздрогнула, ощущая на обнаженном разгорячившемся теле дуновение холодного ночного ветра. От пристального взгляда мужчины, по телу разбегалась теплая сладость, руки непроизвольно скользнули вниз, Эбби хотела прикрыться ими. Но Зак покачал головой и мягко убрал ее ладони.
– Нет, ты такая прекрасная, Эбби. Не прячься теперь от меня. Ты очаровательна. Ты гораздо красивее, чем может себе позволить женщина.
Эбби вздрогнула от этих слов, они действовали на нее сильнее, чем холодный ветер. Зак подтянул к себе шкуру бизона и лег на девушку. А потом неспешно, с большим умением довел Эбби до исступления. Язык его путешествовал от одного нежного соска к другому, скользил в сладостной ложбинке между грудями. Губы обхватывали то один то другой упругий сосок. Зак ласкал груди языком, чувствуя, как сильно бьется сердце Эбби, как страстно и нежно она постанывает.
Молодой человек дышал жарко и прерывисто, он все еще пытался подавить в себе желание раздвинуть ей ноги и войти в нее, словно обезумевшее животное. Его плоть требовала действий, он хотел взять ее прямо сейчас. Зак быстро сбросил одежду, слегка раздвинул Эбби колени и устроился у нее на бедрах. Всего одно движение и он бы почувствовал себя в раю. Но он не должен действовать в данной ситуации грубо. Понятно, что Эбби девственница, он не должен напугать ее, он должен действовать нежно и сдержанно.
– Сначала тебе будет больно, дорогая, – тихо прошептал он, заглядывая ей в глаза. – Я все… еще могу… остановиться. Если ты скажешь…
Вместе с тем он горячо молился, чтобы она не оттолкнула его, не попыталась остановить. Он и сам не верил, что сможет теперь остановиться. Эбби слышала громкий стук собственного сердца, она совершенно забыла о сдержанности, которой обучали ее с детства. Она могла сколько угодно бранить белую кровь, которая делала ее существом погрузившимся в безотчетную страсть. Но думать и рассуждать она будет после.
– Будет гораздо хуже и больнее, если ты остановишься сейчас. Я знаю, что будет больно и готова к этому.
– О, Боже, Эбби, дорогая, я желал тебя с того момента, когда увидел впервые.
Его руки поглаживали ее сокровенное место, проверяя, готова ли она принять его. Она была горячая и влажная, Зак удовлетворенно улыбнулся и требовательно взглянул в ее глубокие серые глаза. Его палец осторожно скользнул в нее. Эбби растерянно и недоверчиво заглянула ему в глаза. Зак продвинул палец вперед еще немного и почувствовал, как рефлекторно сжались ее внутренние мышцы. Молодой человек ощутил барьер девственности. Он слегка отодвинул палец назад, потом продвинул вперед. Эбби вскрикнула, и выгнулась ему навстречу, раскрывшись.
Зак приподнялся и немного помедлил, чтобы точно убедиться в ее готовности. Эбби на секунду испугалась, когда он резко раздвинул ее бедра. Назад пути не было, ничего теперь не вернешь. Она почувствовала угрызения совести. Сожаление превратилось в раскаяние, когда боль стала почти невыносимой.
Зак почувствовал, что Эбби испугалась, он наклонился, страстно и нежно поцеловал ее в губы. Она с готовностью ответила на его поцелуй, и Зак вошел в нее еще глубже. Эбби дернулась и вскрикнула от боли, действительность слегка отрезвила ее суровой реальностью. Но Зак шептал ей нежные, ласковые слова, успокаивая и утешая.
Эбби хорошо знала, что при первой близости будут определенные неудобства, но не ожидала, что боль будет столь сильной, почти невыносимой, когда Зак лишил ее девственности. Она слегка вытянулась, как бы подстраиваясь под размеры мужчины и смахнула со щеки набежавшие слезинки.
– Прости, дорогая, – прошептал Зак. – Я не хотел делать тебе больно. Обещаю тебе, что боль пройдет очень быстро, а потом ты получишь удовольствие. Вот увидишь.
Девушка постепенно расслабилась, Зак еще глубже погрузился в нее, облегченно вздохнув и ощутив, как его обволакивает мягкое тепло.
– О, черт, – застонал он внезапно, чуть не сходя с ума от желания безостановочно двигаться, пока не опустошится. Эбби оказалась из породы горячих страстных женщин, с которыми мужчины чаще всего теряют над собой контроль. Он не мог припомнить, был ли когда-нибудь столь пылким и страстным любовником.
Эбби почувствовала, как боль отступает, а все тело расслабляется и словно бы растворяется, подчиняясь ритмичным движениям Зака. Только легкое жжение между бедрами еще осталось. По всему телу словно бы разбегались какие-то шальные искорки, а ритмичные толчки не давали ей возможности оставаться безучастной, неподвижной. Эбби легонько качнула бедрами, подавшись навстречу Заку и тотчас же оказалась вознаграждена. Зак застонал сладострастно. Эбби качнулась еще раз, тогда Зак просунул ладони ей под ягодицы и принялся помогать, обучая нужному ритму, который доставит любовникам наибольшее удовольствие и наслаждение.
Если бы Эбби пришлось описать то, что она чувствовала, когда набухшая плоть мужчины скользила в ней туда-обратно, она просто не нашла бы нужных слов. Ритмичные движения были такими возбуждающими, доставляли столько сладострастия и удовлетворения. Но она знала, что впереди ее ожидает что-то более сильное. Ни о каком возврате не могло быть речи. Она опозорена вконец, если о ее поступке узнают чейены. Теперь оставалось только в полной мере насладиться плодами собственного падения.
– Хорошо, все хорошо, дорогая, – ласково подбадривал ее Зак, когда девушка раздвигала бедра и как бы обнимала ими его. Она чувствовала себя сейчас защищенной от жестокостей реального мира. И чувство защищенности давала ей близость с мужчиной.
Ей казалось, что она парит над бездной, сердце стучало все сильнее, воздух обжигал легкие. Эбби обхватила Зака за шею, вцепилась в него пальцами, испугавшись, что он может исчезнуть, покинуть ее прежде, чем она получит то, что сулила близость с ним.
Он склонился к ее груди, обхватил губами сосок, коснулся языком твердого набухшего бугорка. Она закричала, потому что сладостная мука стала невыносимой. На лбу Зака выступили капли пота, он из последних сил старался сдержаться, ожидая момента, когда Эбби достигнет наивысшей точки оргазма. Они должны вместе насладиться самым эмоциональным моментом близости. Но он уже еле сдерживался, уже не мог контролировать себя.
– Я хочу дождаться тебя, дорогая, – хрипло заговорил Зак, – но боюсь, что не выдержу. Кажется, у меня сейчас сердце вырвется из груди.
Эбби не понимала, о чем говорит Зак, но ее распаленная плоть подсказывала, что она погибнет, если он сейчас бросит, покинет ее.
– Не оставляй меня, Зак, – отчаянно закричала она, не понимая, о чем просит.
Зак чувствовал, как нарастает внутреннее давление, он уже не может контролировать себя. Тогда он высвободил правую руку из-под ее ягодицы, слегка приподнялся, просунул ладонь между напряженными телами. Раздвинув густые заросли черных кудряшек, нащупал влажный, нежный бугорок и слегка коснулся его подушечкой пальца. Эбби металась и вздрагивала от легких прикосновений.
– Зак, что со мной происходит? Я ничего не понимаю, – выкрикнула она.
– Все в порядке, дорогая. Не сопротивляйся. Это твой первый оргазм. Иди ко мне, Эбби. Иди ко мне.
Это зародилось в том месте, где соединились их тела. Легкое покалывание медленно распространялось по нервным окончаниям в каждый уголок тела. Эбби задрожала, когда начались первые судорожные сокращения ее внутренних мышц. По кровеносным сосудам разливался сладостный жар. Сейчас она ни о чем не могла думать. Удовольствие нарастало, она больше уже не ощущала себя сотворенной из плоти и крови. Теперь она состояла из трепетных ощущений и натянутых нервов. Мучительная и сладостная дрожь пронизала все ее существо, небо опрокинулось на землю и яркие звезды рассыпались вокруг.
Зак уже был не в состоянии сдерживать горячего прилива. Он откинул назад голову, выгнулся, рванулся вперед, застонал и разрядился. Эбби почувствовала в своем лоне горячую нежную волну.
По телу Зака прокатилась волна неизъяснимого удовольствия. Ему все еще было приятно ощущать свою плоть в ее нежной бархатистой пещерке. Руки у него подломились, вздрагивая и все еще прерывисто дыша, он бессильно упал на нее.
Эбби почувствовала его тяжесть, покрепче обняла руками. Она позволила ему сделать ее женщиной и ни о чем сейчас не жалела. Но больше такого не должно повториться. Она нуждалась в нем и честно призналась в этом. Но все равно поступила неправильно. У нее с Заком совершенно разные пути. Дальнейшая совместная жизнь невозможна. Эбби знала, что будет счастлива только на западе. Жизнь в большом городе, вроде Бостона, не для нее, там она будет чувствовать себя словно в тюрьме. Кроме того, она не настолько глупа, чтобы уверять себя, что много значит для Зака. Он просто удовлетворял с ней свою страсть, не более того.
Она предложила себя ему, отдала свою невинность и получила от этого немалое удовольствие. Эбби обесчестила себя, опозорила свой народ. Теперь невозможно будет вернуться назад, выйти замуж за чейена-воина. Если она вернется, значит, должна будет остаться незамужней до конца жизни.
После такого удовольствия, какое ей доставил Зак, она сомневалась, что какой-то другой мужчина сможет занять когда-нибудь его место. Но об этом Зак никогда не узнает. Пусть возвращается домой в Бостон, занимается бизнесом. Пусть женится на женщине, которая подходит ему по положению в обществе.
«Я – чейенка, – неожиданно злобно подумала Эбби, – и навсегда останусь ей. Ничто не сможет изменить моего положения».
Зак приподнял голову и пытливо заглянул в серые глаза Эбби. Они были широко раскрыты, но, казалось, девушка его не видит. Радужные оболочки превратились в тонкие дымчато-серые кружочки. Он почувствовал, как девушка снова напряглась. Зак повернулся на бок и крепко обнял Эбби, она не сопротивлялась, но и никак не прореагировала.
– Ты сердишься на меня, – грубовато сказал он, пытаясь скрыть охватившее его чувство вины и раскаяния.
– Нет, не сержусь, – спокойно ответила Эбби. – Ты сделал то, чего хотели мы оба. Да, конечно, я понимаю, что обесчестила свою семью. Больше ни один мужчина не захочет на мне жениться, потому что я уже не девственница.
– Это неправда! – горячо возразил Зак.
– А разве ваши молодые женщины не добродетельны? – поинтересовалась Эбби. – Разве они не хранят девственность для первой брачной ночи?
Зак немного растерялся, раздумывая, как объяснить ей, что те же жесткие нормы существуют и в мире белых. Только что вышедшая замуж женщина должна быть чиста и невинна. Конечно, не все были таковыми.
– Некоторые новобрачные девственны, но не все, – ограничился он довольно расплывчатым объяснением.
– Для меня теперь это не имеет значения, я решила не выходить замуж, – Эбби задумалась, а потом добавила: – Чейены отослали меня, а выходить замуж за белого я не собираюсь.
– Эбби, я…
– Спи, Зак. Я устала, – она умышленно повернулась к нему спиной, чтобы он не видел, как по ее щекам катятся слезы.
– Очень хорошо, но мы поговорим завтра. Я предполагал, что ты возненавидишь меня. Я должен был прислушаться к голосу рассудка.
– Я не уверена в том, что чувствую, – тихо сказала Эбби. – Не желаю ни о чем говорить сейчас.
Зак посмотрел на нее, потом судорожно вздохнул. Он повернулся на бок, обнял хрупкое тело Эбби и крепко прижал ее к себе. – Спи, дорогая. Сегодня у тебя выдался тяжелый день.
Она была холодна, как лед. К ней снова вернулся страшный кошмар. Почему он постоянно преследует ее, стоит только заснуть. Эбби страшно устала. Ее била крупная дрожь. Из груди вырвался дикий крик. Опять ей привиделось ужасное. Она пыталась вырваться, пыталась разомкнуть руки, стиснувшие ее шею. Кто-то черный и страшный прижимает ее к земле, а потом тащит неизвестно куда. Она чувствует запах его пота, ощущает упругую силу мощных мышц. Она не хочет покидать родителей, но она слишком маленькая, слабая, беззащитная и беспомощная.
Потом ее кто-то погладил по щеке, теплой, вздрагивающей ладонью, от которой приятно пахло сосновой смолой. Кто-то тихо и ласково принялся успокаивать ее. Ее гладили и ласкали большие теплые руки. Чувство опасности ослабело, а потом исчезло совсем. Эбби стала согреваться, крепко прижавшись к надежному теплому плечу.
– Обними меня покрепче, – взмолилась девушка, все еще слегка вздрагивая от нового кошмара.
Если бы они вечером не увидели индейцев и то, что натворили юты, она никогда бы не вспомнила детство. К ней не вернулось бы ужасное прошлое. Девушка отчаянно прильнула к молодому человеку, уткнулась щекой ему в шею. Почувствовав себя уютно и надежно защищенной, посмотрела ему в лицо. По красивому лицу Зака метались тени.
– Прости меня, – прошептала Эбби, – ты, наверное, считаешь меня глупым ребенком, который пугается страшного сна.
– Что тебя испугало, Эбби? Ты видела во сне своих родителей? Видела, как они погибли?
Ее резкий ответ удивил и смутил Зака.
– Я не боюсь мертвых. Мне страшно среди живых. Как бы ты ни успокаивал, люди в форте не примут меня. Они будут избегать общения со мной, будут презирать меня, потому что я выросла среди чейенов.
Днем Эбби было стыдно говорить о сомнениях и страхах, которые ее томили. Но сейчас в сумраке ночи, когда выражение лица Зака было от нее скрыто, она осмелилась признаться о том, что мучило ее. Неважно, посмеется он над ней или нет. Она была достаточно проницательна, чтобы предполагать, что ее страхи имеют под собой реальную почву, как бы Зак этого не отрицал.
– Я не позволю им плохо относиться к тебе, – опрометчиво пообещал Зак.
– Ты же не сможешь постоянно опекать и сопровождать меня. Я должна сама позаботиться о себе.
– Эбби, я…
– Нет, Зак, не обещай того, чего не сможешь выполнить. Никто не может предсказать, что ожидает нас в будущем.
Заку хотелось пообещать, что ее приветливо примут в обществе белых без каких бы то ни было возражений и осложнений. Но он знал, какими жестокими бывают иногда люди. Ему хотелось бы заверить ее, что она станет счастлива среди белых, но он не мог заглянуть в будущее. Хотелось успокоить ее, пообещать, что он всегда будет рядом, чтобы прийти к ней на помощь. Но Зак боялся говорить, потому что все слова могут оказаться ложью.
Чтобы Эбби не поняла превратно его молчание, он придвинулся к ней поближе и принялся нежно целовать. Но через несколько минут безобидные нежные поцелуи стали страстными. Молодых людей неодолимо потянуло друг к другу.
– Не могу поверить, что опять хочу тебя, – прошептал Зак, прижимая к себе Эбби.
– Нет, Зак, не надо, – слабо сопротивлялась Эбби. – Я уже один раз опозорила себя и не могу сделать этого еще раз. Я… я не знаю, что происходит со мной. Не могу объяснить, каким образом отдалась тебе. Но если мы повторим, то еще больше осложним наши отношения.
– Знаю, – спокойно и благоразумно ответил Зак, – но невозможно воспрепятствовать моему желанию. Не могу поверить, что занимался с тобой любовью после того, как пообещал себе не прикасаться к тебе.
Зак нехотя расслабил руки, как бы давая девушке право выбора. Он дал ей возможность остановиться и остановить его.
Вопреки собственным словам, Эбби чувствовала, что не может сейчас оттолкнуть его. Она прижималась к нему всем телом, ощущая его возбужденную плоть. Ей было невыносимо стыдно, и тем не менее, она не могла оторваться от него.
Его мускулистая упругая грудь, покрытая кудрявыми шелковистыми волосами, прикасалась к ее обнаженной груди. Ожидая ответа, Зак приподнял голову и слегка коснулся губами ее полуоткрытых губ. Потом нежно раздвинул языком ее губы и коснулся языка. Легкое движение языка, похожее на нежное прикосновение птичьего перышка, обожгло ее. Зак понял ее молчание, как согласие, и нежно погладил по спине ладонями. От прикосновения ее гладкой кожи, по телу Зака прокатилась волна удовольствия. Он поцеловал девушку еще сильнее, глубже, исследуя теплую влагу ее рта, пробуя на вкус. Эбби задрожала от его чувственной ласки и застонала. Зак запустил пальцы в густые спутанные волосы, заставил ее откинуть голову назад, коснулся губами нежной шеи и красиво очерченной груди. Осыпав нежными поцелуями чувствительную ложбинку между грудями, он почувствовал, как девушка обмякла под ним.
Глубоко вздохнув, он снова отыскал ее губы и удивился, что она дрожит. Зак слегка отстранился и внимательно посмотрел на Эбби. Выражение ее лица, освещенного неверным лунным светом, очаровало. Девушка учащенно и жарко дышала, губы слегка припухли от поцелуев, длинные шелковистые ресницы отбрасывали тени на щеки. Зак чувствовал, как сильно стучит ее сердце.
– Это твой последний шанс остановить меня, дорогая, – прошептал Зак, прижимаясь возбужденной плотью к ложбинке между бедрами Эбби. – Я хотел бы снова заняться с тобой любовью.
Девушка чувствовала, что тело отказывается подчиняться голосу рассудка. Она не могла двинуться, шевельнуться. Она могла только бессознательно подчиняться его желанию. Близость мужчины действовала на нее удивительным образом. Эбби чувствовала себя живой, полной сил и энергии.
Она недостойно вела себя с Заком ранее, но и теперь ничто не могло остановить ее. Она представить себе не могла, как сейчас оторваться, уйти от его жаркого тела. Невозможно. Невыносимо.
В горле у нее пересохло. Эбби просто молча кивнула. И Зак застонал, прижимая ее к себе покрепче. Он старался не думать о том, что пообещал ее брату. Близость с Эбби совершалась непроизвольно. Невозможно было задуматься о последствиях. Отведав однажды сладость любовных объятий, они не могли остановиться во второй раз. Зак не мог удержаться. Он поклялся себе, что завтра все будет иначе, завтра они попытаются трезво оценить случившееся. Он попытается каким-то образом исправить положение. Но сейчас он хотел обладать ей.
– Раздвинь ноги, дорогая, – прошептал он, потом, приподнял ее, подложив ладони под ягодицы и одним рывком вошел в нее. У него перехватило дыхание, когда он ощутил нежное обволакивающее тепло.
– Тебе не больно? – хриплым от желания голосом спросил он. – Ты такая приятная внутри, словно теплый шелковистый атлас.
На этот раз Эбби с удивлением обнаружила, что ей не больно, а приятно. Она чувствовала легкое давление внутри и удовольствие. Удовольствие было столь сильным, что она не могла оставаться неподвижной. Ни о каких предосторожностях не могло быть и речи, когда Зак приподнял ее ягодицы и начал ритмично двигаться в ней.
Он изо всех сил стиснул зубы, чтобы не излить семя раньше времени в ее нежные глубины. Зак приподнял голову, посмотрел на Эбби, потом взял губами ее нежный розовый сосок. Эбби вздрогнула и закричала. Вкус ее страстного тела и женский запах сводили его с ума.
Эбби безотчетно отдавалась страсти, полностью захваченная новыми ощущениями. Это был одновременно и рай, и ад. Ее бросало то в холод, то в жар. Каждый мускул дрожал от напряжения. Дыхание стало жарким и прерывистым. Каждая клеточка плоти изнывала от желания. Он сводил ее с ума – нежный, страстный, требовательный, чувственный.
Зак сделал последний толчок и разрядился. Эбби почувствовала, как в ее лоно извергается его семя. Казалось, тело рассыпается на сотни горячих искорок и парит в неведомом пространстве. Сжав друг друга в теснейших объятиях, они судорожно вздрагивали и стонали. Зак внезапно закричал. А потом все куда-то провалилось.
Эбби медленно приходила в себя, оглушенная, ошеломленная столь страстной и трепетной близостью. Она знала, что женщина получает удовольствие, когда мужчина силен и опытен. Но даже представить раньше не могла, что сможет когда-нибудь испытать столь сильное, столь сладострастное наслаждение. Она была благодарна тому обстоятельству, что сейчас ночь. Зак не увидит ее смятения и смущения.
Ни одна честная девушка-чейенка не может уступить мужчине, если их связь не освящена брачной церемонией, проведенной по законам племени.
– Эбби, – тихий голос Зака вернул ее к реальности, но она сейчас не хотела ни о чем говорить.
– Я очень устала, Зак. Давай спать. Мы обо всем поговорим завтра, она снова повернулась к нему спиной, отказываясь от беседы, в которую он попытался ее втянуть. В мыслях у нее царила полнейшая сумятица.
– Хорошо, – вздохнул Зак. – Но нам необходимо обсудить то, что произошло сегодня ночью. Не беспокойся ни о чем, я позабочусь о тебе.
Эбби горячо возразила ему:
– Я уже говорила, что сумею сама позаботиться о себе.
– Конечно. Спокойной ночи, Эбби.
Несмотря на усталость, Зак лежал без сна до рассвета, пытаясь найти какое-то объяснение тому, что произошло. Ко времени, когда наконец задремал, небо на востоке окрасилось в розовый цвет.
Когда Эбби проснулась, Зак все еще спал. Она тихо поднялась и отправилась в лес. Вернулась девушка с охапкой каких-то трав. И пока молодой человек крепко спал, она развела костер и заварила густой травяной чай.
Зак проснулся и с трудом разлепил веки. Эбби сидела возле костра, потягивая густой отвар.
– Что ты пьешь? – поинтересовался Зак.
Эбби пристально посмотрела на него, но ничего не ответила.
– Эбби? Ответь мне, что ты пьешь? – потребовал ответа Зак.
– Травяной чай.
– Где ты взяла траву?
– В лесу.
– Ты что, заболела? Почему ничего не сказала мне?
– Я не больна, – Эбби испытующе посмотрела на него. – Чейенские женщины пьют этот отвар, когда не хотят забеременеть.
Зак мгновенно вскочил, его лицо потемнело от возмущения и гнева. Мысль о том, что она убивает их ребенка, оказалась невыносимой.
– Откуда ты все знаешь?
– Всех чейенских женщин обучают, что нужно делать для предотвращения беременности, если появление ребенка нежелательно. Дочь Бизона показывала мне травы, которые необходимо использовать.
– Я не хочу, чтобы ты пила сомнительные снадобья, – заявил Зак. Он не мог понять, почему так расстроился. Ему не хотелось, чтобы Эбби подвергала опасности жизнь, употребляя какие-то примитивные лекарства.
– Я не буду носить ребенка, которого ни один из нас не хочет, – отрезала Эбби и со спокойствием, совершенно несвойственным ее бурной натуре, поднялась и собралась уходить.
Заку ничего не оставалось делать, как промолчать. Ее кажущееся спокойствие сказало ему очень много о чувствах, которые она сейчас испытывала к нему. И все же он не удержался, спросил:
– Куда ты идешь?
– Здесь неподалеку есть ручей. Я хочу помыться.
Зак смотрел, как она уходит, соблазнительно покачивая изящными бедрами, обтянутыми замшевой туникой. Сегодня ночью он много думал и принял очень важное решение.
Безразлично, какой упрямой может иногда казаться Эбби, он заставит ее забыть о непреклонности и понять, что действует для ее блага.
Он честный человек. Он поступит так, как диктует ему честь. Его проклятая гордость требовала, чтобы он поступил с Эбби достойно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладостный плен - Мейсон Конни



книги о младшей сестре и брате интереснее и эмоциональнее, а эта скучновата
Сладостный плен - Мейсон Конниварвара
13.03.2012, 14.30





Сюжет интересный.Написано неплохо.На твердую 4.
Сладостный плен - Мейсон КонниАнна
14.03.2012, 13.41





ochen daje xoroshiy roman, i ochen ochen strastniy)))) Zak merser mujchina s bolshoy bukvoy!istoriya pro Bistroqo Vetra toje ochen interesnaya no nemnoqo zatanuta
Сладостный плен - Мейсон КонниAfa
1.07.2012, 11.36





Скучновато
Сладостный плен - Мейсон КонниЛулу
1.07.2012, 12.51





Середина романа действительно немного затянута и скучновата.Правда,стычки между Эбби иБелиндой дают немалый повод посмеяться.Так что роман интересный.
Сладостный плен - Мейсон КонниНатали
12.10.2012, 16.38





Мне не понравилось. Много жестокости.
Сладостный плен - Мейсон КонниКэт
13.10.2013, 14.57





А я прочитала от корки до корки и нормально - читать можно!
Сладостный плен - Мейсон КонниНаталья 66
28.04.2015, 22.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100