Читать онлайн Пират, автора - Мейсон Конни, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пират - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пират - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пират - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

«Когда же он уйдет?» – с тоской думала Блисс, сидя в своей тесной каютке на борту «Южной Звезды».
Но Джеральд Фолк не уходил и все продолжал говорить об их будущей свадьбе. Мальчишка-стюард только что унес из каюты остатки позднего ужина, за иллюминатором было темно, а Джеральд по-прежнему сидел за столом и говорил, говорил, говорил...
Поначалу, поднявшись на борт «Звезды», Блисс отказалась ужинать, прошла в свою каюту и сразу же провалилась в глубокий сон. Когда она проснулась, было уже темно. Теперь она почувствовала голод и была даже рада, когда раздался стук в дверь и на пороге каюты появился Джеральд с подносом в руках. Блисс так хотелось есть, что она согласилась поужинать в компании человека, которого ненавидела... Но вот ужин закончился, а Джеральд все продолжал уговаривать ее выйти за него замуж.
Блисс сопротивлялась – он настаивал.
– Я проделал такой долгий путь, чтобы освободить тебя, моя дорогая! – Джеральд поудобнее откинулся на спинку стула. – Ты должна оценить мой подвиг. А выкуп? Думаешь, с ним было легко? Мне пришлось заложить свой дом, чтобы собрать деньги. Твоя свобода обошлась мне в кругленькую сумму! И я по-прежнему хочу жениться на тебе, хотя подозреваю, что верность мне ты все-таки не сохранила. Я никогда не прощу этому пирату, который украл то, что по праву принадлежит только мне! Скажи, он изнасиловал тебя? Сознайся. Дон Элизар рассказал мне про того мерзавца, который забрал тебя у Гаспариллы, но вместо Кубы отвез на свой остров.
Блисс почувствовала, что мучительно краснеет. Действительно, Охотник соблазнил ее. Но изнасиловал? Нет! Ведь она отдалась ему по своей воле. А вот такому негодяю, как Джеральд Фолк, она не будет принадлежать никогда.
– Я уже говорила тебе: думай что хочешь. Это твое дело. А выкуп... Я погашу долг за счет своего ежемесячного содержания. – Блисс тяжело вздохнула. – Уже поздно, Джеральд, тебе пора идти. Мне нечего больше сказать тебе.
Однако Фолк и не подумал подняться.
– Из ежемесячного содержания, ха! Понадобится немало лет, чтобы ты смогла расплатиться за выкуп. Нет, на это пойдет твое наследство, которое ты передашь мне, как только мы поженимся. И тогда я, так и быть, прощу тебе все твои выходки. А ведь любой другой на моем месте отлупил бы тебя до полусмерти. И немного нашлось бы смельчаков, пожелавших жениться на тебе после всего, что случилось. Женщина, побывавшая в плену у пиратов! Помни о том, что я тебе сказал, Блисс, и знай: я – твой единственный шанс выйти замуж.
От гнева перед глазами Блисс поплыли разноцветные пятна.
– Как мило с твоей стороны говорить мне все это! Только знай и ты: ничто не заставит меня выйти за тебя замуж! – Голос Блисс зазвенел от напряжения. – Что же касается моего поведения... Вспомни, как вы с Клодом поступили со мной. Шесть лет вы заставляли меня верить в то, что мой сын умер! О, этого я вам не прощу никогда!
– Но это же был ребенок Гая Янга, – сказал Джеральд таким тоном, будто этот факт объясняет все на свете.
– Да, это все, что у меня осталось от Гая! – повысила голос Блисс. – И я обязательно найду своего мальчика. Своего дорогого мальчика. Остановить меня ты не сможешь.
Фолк задумчиво посмотрел на нее. Он прекрасно знал, какой у Блисс упрямый, неуступчивый характер. Если она сказала, что не выйдет за него замуж, значит, не выйдет. Уговоры бесполезны. Нужно было срочно что-то придумать. Но что? Как найти единственный беспроигрышный ход?
И вдруг он понял, как ему переиграть Блисс.
– Ты очень хочешь увидеть своего сына, моя дорогая? – вкрадчиво спросил он.
– Мой сын – самое дорогое, что есть у меня в жизни! Блисс сказала это совершенно искренне. Конечно, в ее жизни немалое место принадлежало теперь Охотнику, но их пылкая страсть была лишена каких-либо перспектив на будущее. Нереальная, призрачная связь... Блисс прекрасно понимала, что в этом мире ей и Охотнику не суждено быть вместе. Да и разве можно сравнивать любовь к сыну с привязанностью к одноглазому пирату?
– В таком случае слушай меня внимательно. – Джеральд поднялся со стула, подошел к Блисс и положил ей руку на Плечо. – Я отвезу тебя в Мобиль, и ты встретишься со своим сыном. Но взамен ты дашь обещание выйти за меня замуж – сразу же, как только мы все втроем вернемся в Новый Орлеан.
– Почему я должна тебе верить? – подозрительно прищурилась Блисс. – Ты столько раз лгал мне...
Фолк пожал плечами с напускным равнодушием.
– Но я ведь не заставляю тебя выходить за меня замуж немедленно. Сначала ты вновь обретешь своего сына – с моей помощью. Это и будет доказательством моей искренности.
– А как я могу быть уверена в том, что ты потом не захочешь вновь разлучить меня с ним?
Лгать Джеральду было всегда легко. Он давно привык к этому, а потому очень правдоподобно изобразил возмущение:
– Мне и в голову не может прийти такая мысль!
– И ты обещаешь хорошо относиться к моему мальчику?
Блисс по-прежнему не могла поверить в искренность этого человека, и все-таки в голосе ее впервые прозвучала надежда.
– Клянусь! – патетически воскликнул Фолк и изобразил на своем лице торжественность и участие. – И сделаю все от меня зависящее, чтобы ты как можно скорее вновь обрела своего дорогого мальчика.
«А потом постараюсь, чтобы ты как можно скорее снова рассталась с ним – и уже навсегда, – мысленно добавил он. – Только стань моей женой, а там уж я с тобой разберусь по-своему!»
Фолк никогда не позволил бы ни одной женщине командовать им. Этого еще не хватало! Нет, как только наследство Блисс окажется в его руках, он ей покажет, кто в доме хозяин!
Блисс тем временем внимательно изучала лицо Джеральда, не зная, на что решиться. В том, что он говорил, было одно обнадеживающее обстоятельство; она в любой момент сможет указать ему на дверь, если только он не сдержит своего слова. А если сдержит, если поможет ей вернуть сына... что ж, потом она найдет способ, как избавиться от ненавистного Фолка. В крайнем случае начнет вести себя так, что ему самому расхочется жениться на фурии.
Но сначала – сын! Блисс прекрасно понимала, что без Джеральда ей будет гораздо труднее найти его.
– Так значит, мы договорились. Никакой свадьбы до тех пор, пока мальчик не будет со мной, – четко повторила она свое самое главное условие.
– Я же сказал!
Фолк с притворной обидой покачал головой.
Впрочем, даже если бы обида была и непритворной, он все равно стерпел бы, Ведь у него не было выбора: ему позарез нужны были деньги, и сейчас ради них он был готов на все. Фолк знал, что отыграется потом, когда все будет кончено, и заветная сумма окажется у него в руках. Вот тогда он себя покажет – и Блисс Гренвиль получит то, что заслужила в свое время. Пусть все будет по порядку, не нужно забегать вперед. Сейчас его главным орудием должно стать участие.
– Неужели ты до сих пор не веришь? Ладно, завтра утром ты окончательно убедишься в чистоте моих намерений. Обещаю тебе, что как только закончится погрузка и на борт вернется штурман, я прикажу ему положить курс на Мобиль, а не на Новый Орлеан.
Блисс, похоже, была удовлетворена услышанным. Она обессилено откинулась на спинку стула и отвернулась от Фолка, чувствуя, что смертельно устала и просто не может больше находиться в компании этого человека.
Но не так-то просто оказалось избавиться от присутствия Фолка. Он положил ладони на плечи Блисс, повернул девушку к себе лицом и окинул ее жадным, горящим взглядом.
– Не отворачивайся, моя дорогая! Я столько времени ждал тебя... Давай скрепим наш договор хотя бы поцелуем.
Ни Блисс, ни Фолк не подозревали, что за ними наблюдают. Однако это было именно так.
Чуть раньше по сброшенной в воду веревке на палубу «Южной Звезды» неслышно поднялся человек, одетый во все черное. Он сумел незамеченным прокрасться мимо вахтенных, нашел каюту, в которой разговаривали Блисс и Джеральд, и теперь наблюдал за ними сквозь открытый иллюминатор. Человек этот появился в ту самую минуту, когда Фолк предложил скрепить договор поцелуем.
«Интересно, что еще за договор?» – подумал Охотник– стоит ли говорить, что это был именно он.
Долго пребывать в раздумье ему не пришлось: Фолк заговорил снова, и от его слов Охотника бросило в жар.
– После свадьбы мы будем с тобой не только целоваться, дорогая. Если у пиратов ты кое-чему научилась, я не буду тебя за это упрекать. Покажешь свои умения в постели. Итак, завтра мы уходим в Мобиль, оттуда домой и сразу под венец.
Прежде чем Блисс успела возразить, Фолк запустил в ее волосы свои тонкие пальцы и приблизил губы к ее губам. Он поцеловал Блисс нетерпеливо, жадно, пытаясь сразу же проникнуть своим языком в глубь ее рта. Блисс протестующе замычала, но никак не могла заставить Фолка оторваться от нее.
Охотник продолжал из своей тени наблюдать за любовной парочкой, испытывая нестерпимые муки ревности. Ведь он готов был простить этой женщине все! Собирался отплыть вместе с нею в Мобиль, чтобы разыскать их сына...
Но теперь с него хватит. Блисс снова предала его, и этого он ей не простит. Как она посмела согласиться на то, чтобы Фолк стал приемным отцом ее сыну – их сыну?! Ведь если она согласилась выйти замуж за Фолка, это подразумевается само собой!
Охотник твердо решил, что не допустит этого. Судно его было ходким, одним из самых быстрых на море. Пустое, без груза, оно могло обойти любой корабль – не то что тяжелогруженую посудину Фолка. Он успеет оказаться в Мобиле раньше «Южной Звезды» и найти своего сына. Тогда пусть Блисс остается со своим избранником и всю оставшуюся жизнь мучается от невозможности увидеть собственного ребенка.
А Джеральд Фолк пусть ее утешает...
Господи, как же болит сердце! Охотник был уверен, что оно окаменело навсегда, но, когда он увидел Блисс, целующуюся с Фолком, сердце его заныло, словно его погрузили в расплавленный свинец. Охотник проклинал в эту минуту и себя, и свое сердце за то, что чары этой женщины оказались так сильны. И мысленно поклялся, что теперь выжжет из своей души последние остатки жалости к кому бы то ни было.
Охотник снова заглянул в иллюминатор каюты и увидел, что влюбленная парочка разомкнула свои объятия и Фолк собрался уходить. Это несколько удивило Охотника – ведь он был уверен в том, что Блисс затащит теперь Фолка в свою постель. Однако она выставляет его. Странно...
Губы Охотника сложились в кривую усмешку. Он отступил поглубже в тень, дожидаясь, пока Фолк пройдет мимо него, убедился, что его враг успел вернуться к себе, и лишь после этого открыл незапертую дверь в каюту Блисс и вошел внутрь.
Блисс стояла лицом к иллюминатору и смотрела на ночное небо. Очевидно, она почувствовала чье-то присутствие, потому что вдруг повернулась и негромко вскрикнула, увидев, кто перед нею.
– Охотник подошел ближе и оказался в круге света, падавшего от зажженной лампы. Блисс смотрела на него широко открытыми глазами, не в состоянии произнести ни слова.
– Как ты попал сюда? – прошептала она наконец. – Ты должен уйти, пока Джеральд не обнаружил, что ты на борту!
Охотник подступил еще ближе, и Блисс увидела, как мрачно сверкает в полумраке его единственный глаз.
– Действительно, мне лучше уйти. Я свалял дурака, бросившись освобождать тебя.
– Освобождать меня?
Он что, издевается над нею?! Освобождать! Для него это значит снова взять ее в плен и увезти назад, на свой остров. Джеральд, по крайней мере, пообещал отвезти ее в Мобиль, к сыну. Охотник же ничего подобного ей не предлагал. Когда она рассказала ему о своем сыне и попросила помощи, он просто взял и уплыл куда-то...
– Ты прав. Не нужно меня освобождать, – сказала Блисс, собрав всю свою волю.
Если бы речь не шла о сыне, она была бы счастлива уплыть с Охотником куда угодно, хоть на край света! Ведь он сумел заново наполнить ее жизнь смыслом и светом...
– И мне тоже не нужно было приходить сюда. – Охотник отвернулся и шагнул к двери.
– Охотник! Погоди!
Он обернулся; на лице его причудливо метнулись тени от горящей лампы. Лицо Охотника можно было бы назвать спокойным, если бы не огонь, сверкавший в его единственном серебристом глазе.
– Что ты хочешь? – спросил он.
– Я... О господи, я сама не знаю! Ничего, иди. Охотник не знал, что уйти порой бывает настолько мучительно и больно. Нога сами понесли его вперед, к Блисс, и он подошел к ней неверными шагами, словно следуя велению тела, а не голосу рассудка.
Он хотел Блисс! Хотел свою жену – всем телом, всей душой, всем сердцем...
Охотник потянулся к Блисс, прижал ее к себе – и почувствовал, как она напряжена. Блисс внимательно смотрела ему в лицо, а он вспоминал далекие годы, – когда все между ними было так легко и просто.
Но вот Блисс подняла руки – и Охотнику показалось, что она хочет оттолкнуть его. Однако вместо этого она судорожно вцепилась в черный шелк его рубашки, и Охотник мучительно застонал, припав к ее губам.
Сердце его бешено стучало – так же, как и сердце Блисс. Их поцелуй был бешеным, страстным. Услышав хриплый стон, сорвавшийся с губ Блисс, Охотник подхватил ее на руки и понес на постель. Пусть это будет его последней в жизни слабостью, но он не может уйти, не испытав еще раз сладкую муку любви!
Та же мысль – о последней близости с ним – промелькнула и в голове Блисс. Она чувствовала себя виноватой перед этим человеком, который столько успел дать ей за короткое время, что они провели вместе. От одного прикосновения его рук она чувствовала, как у нее слабеют колени...
Когда Охотник положил ее на кровать и сам лег рядом, Блисс в который уже раз подумала о том, что, может быть, совершает большую ошибку, не прислушиваясь к голосу сердца. Но затем новая, пугающая мысль пронеслась у нее в голове: ведь если Охотника поймают в ее каюте, это будет означать для него смерть – немедленную и ужасную.
– Нет, Охотник, нет! – воскликнула она, пытаясь вырваться из его рук. – Нельзя. Уходи, пока тебя не схватили...
– Сначала ответь мне на один вопрос, Блисс. Ты не беременна?
Блисс ахнула. Вопрос поразил ее. Почему это вдруг пришло ему в голову? И тут она впервые подумала о том, что, возможно, и в самом деле беременна...
– Н-не знаю, – неуверенно ответила Блисс.
– Это плохо, – пробурчал Охотник.
Блисс не успела спросить его, что в этом плохого: Охотник резким движением задрал ее юбки. Сам он не раздевался, и Блисс почувствовала, что его одежда еще не просохла от морской воды. Прикосновение мокрой ткани невольно заставило ее поежиться, а в следующую секунду Блисс уже стало ни до чего – она ощутила, как готовое к бою орудие Охотника коснулось ее бедра.
– Т-ты же собирался уходить, – невпопад прошептала Блисс.
– Потом. Сначала я должен закончить то, зачем пришел. Впусти меня! – прошептал в ответ Охотник, разводя коленом ноги Блисс.
Что-то странное послышалось в его голосе, лишенном обычной теплоты и страсти. Блисс изумленно взглянула на него и увидела, что лицо Охотника остается спокойным и деловитым – таким, словно он готовился выполнить какую-то работу, без особого желания и, уж конечно, без удовольствия. Но сказать Блисс ничего не успела: Охотник сильно и глубоко вошел в нее.
– Глубже! Прими меня поглубже... – хрипло прошептал он.
Блисс выгнула спину, и теперь каждый толчок Охотника отзывался под самым ее сердцем. Ей в самом деле казалось, что Охотник достает до самого ее сердца, до самой души... Блисс все быстрее приближалась к разрядке, а когда она наконец наступила, мир снова рассыпался на миллионы сверкающих искр.
Между тем Охотник не останавливался. С каждой секундой дыхание его становилось все более частым и хриплым, движения – все глубже, удары – все сильнее. Казалось, он хотел вколотить в Блисс всего себя, целиком! Губы Охотника накрыли губы Блисс, язык его бешено метался внутри ее рта. Напряжение его росло с каждой секундой, Охотник уже с трудом сдерживал себя. Затем его пальцы нашли ладонь Блисс и судорожно сжали ее. Не снижая темпа, Охотник бешено устремлял Блисс к новому экстазу, и наконец последовал толчок такой силы, что она испугалась, как бы у нее что-нибудь не оторвалось внутри. И тут же волна наслаждения накрыла ее с толовой.
Охотник услышал хриплый крик Блисс, почувствовал, как бьется, извивается под ним ее тело, и понял, что своей вершины она уже достигла. Когда она перестала дрожать и расслабилась, он встал и принялся приводить в порядок свою одежду.
Охотник дал себе слово не оборачиваться, но не сдержал его и тут же пожалел об этом. Блисс по-прежнему лежала на постели – растрепанная, с припухшими от поцелуев губами – и ему казалось, что уйти or нее просто невозможно. Охотник отвернулся.
– Надо понимать так, что до твоего будущего мне теперь не должно быть никакого дела? – сухо поинтересовался он.
– А куда ты теперь? – вместо ответа спросила Блисс.
– Буду продолжать заниматься тем, что мне удается лучше всего на свете, – криво усмехнулся Охотник. – Ты уверена в том, что не хочешь уйти со мной? Мы могли бы все начать сначала...
– Я... Нет, я не могу. Джеральд обещал отвезти меня в Мобиль, к сыну. Я не могу больше ждать. И так слишком много времени потеряно зря.
– А потом ты выйдешь замуж за Фолка, и он станет отчимом и опекуном твоего сына? – хрипло спросил Охотник.
– Ну да. Так всегда бывает, – пожала плечами Блисс. Про себя она, впрочем, подумала, что ни отчимом, ни тем более опекуном Фолку не бывать. Только что за дело Охотнику до всего-этого? Зачем ему знать, что она вовсе не собирается выходить за Фолка – ни сейчас, ни позже. Никогда.
– Послушай моего совета, – медленно проговорил Охотник. – Убедись сначала, что твой муж действительно умер, и только потом выходи за Фолка.
Блисс резко села на постели.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Только то, что сказал. Для собственного же блага – выясни, умер ли твой муж на самом деле.
Он отворил дверь и шагнул в темноту.
– Ты не должен так уходить! Объяснись! – крикнула Блисс.
Но Охотник уже исчез, оставив потрясенную Блисс в одиночестве. Он растворился во тьме, из которой так загадочно появился и в которую ушел, унося с собой все свои тайны. Но его последние слова продолжали колоколом звенеть в мозгу Блисс.
Что же Охотник мог знать о Гае – такого, чего не знала она сама?
Охотник покинул борт «Звезды» тихо и незаметно. Никто не видел, как он спустился в воду, как доплыл до своего «Ястреба» и поднялся на палубу.
Охотник спешил: ему необходимо было оказаться в Мобиле раньше, чем туда попадут Блисс и Фолк. А ведь пока он не увидел, как Блисс целует Фолка, Охотник намеревался похитить ее с борта «Южной Звезды» и вместе с нею направиться в Мобиль! Теперь он пытался убедить себя в том, что делал все это только ради собственного сына, но это был самообман, и Охотник прекрасно понимал это.
«А лгать самому себе никогда не следует, – шептал ему внутренний голос. – Ты готов пройти все огни и воды не только ради сына, но и ради Блисс. Она – твоя жена, и ты по-прежнему любишь ее. Надо наконец сказать себе правду. Ты, мерзавец, совратил, соблазнил свою собственную жену, ты, негодяй, обращался с нею, как с портовой девкой. Ты хотел, чтобы твоя жена, забеременела и думал при этом только о мести Фолку и Гренвилю. Подонок!»
Карабкаясь по веревке на борт своего «Ястреба», Охотник успел подумать еще и о том, что в его душе, как это ни странно, живы еще остатки совести...
«Ястреб», переименованный на время в «Королеву Бостона», вошел в залив Мобиль спустя неделю. На мачте его развевался американский флаг – большая коллекция флагов разных стран всегда хранилась на борту бригантины для подобных случаев.
Охотник надел свою лучшую шелковую черную рубашку, черные брюки, черный жилет и в таком виде спустился по трапу на пристань Мобиля. На боку у него висела шпага, за поясом – пистолет, а все остальное оружие он оставил на борту. Еще у него за поясом находился и мешочек с золотыми монетами. Считалось, что Охотник пошел присмотреть груз для своей «Королевы», но на самом деле до груза, даже самого выгодного, ему не было ровным счетом никакого дела. Его манила только одна цель – Уотер-стрит. О том, как туда попасть, он и спросил первого же встречного.
Уотер-стрит оказалась совсем неподалеку, всего в нескольких кварталах от пристани. Вдоль нее тянулись обшарпанные доходные дома вперемежку с второразрядными борделями и грязными кабаками. Все здесь выглядело запущенным, ветхим и грязным.
Охотник спросил о Холмсе одного встречного, второго, третьего, но эта фамилия ни о чем им не говорила. Кому-то, правда, она казалась смутно знакомой, но точного адреса не мог сказать Охотнику никто. Впрочем, эти люди вполне могли и солгать – человек, затянутый во все черное, с повязкой на глазу, наверняка вызывал в них подозрение и опасения.
Отчаявшись узнать что-либо у прохожих, Охотник решил, что будет стучать во все двери, покуда за одной из них не найдет Эноса Холмса. Улица была длинной, но это не остановило бы Охотника – тем более что выбора у него не было. Он решительно направился к ближайшему дому, но в эту минуту заметил мальчишку, выходящего из пивной с полным жбаном в руках. Мальчишка был такой худенький и неухоженный, что у Охотника невольно сжалось сердце. На вид мальчишке было лет пять-шесть – то есть столько же, сколько и его сыну. Подумав, что мальчуган может ему что-то подсказать, Охотник окликнул его. Мальчишка остановился, испуганно окинул взглядом фигуру незнакомца – одноглазого, затянутого во все черное, со шпагой на боку – и явно приготовился дать стрекача.
– Постой, не беги! Я не сделаю тебе ничего плохого. Я кое-кого ищу здесь. Может быть, ты сможешь мне помочь.
Мальчишка бежать не бросился, но и не остановился – шел себе потихоньку. Охотник в два шага догнал его и положил на худенькое плечо свою мощную руку.
– Погоди! Я не задержу тебя.
– Что... что вам угодно, мистер? – мальчишка поднял голову и испуганно посмотрел на Охотника. – Если я не принесу домой пиво, Энос убьет меня!
Охотник почти не слушал мальчика: он не отрываясь смотрел в его глаза – слегка раскосые, изумрудно-зеленые, знакомые до боли. Сомнений быть не могло: на него смотрели глаза Блисс! Охотник опустился перед мальчиком на колено и, протянув руку, несмело погладил блестящие иссиня-черные волосы. От волнения у него перехватило дыхание, и прошло какое-то время, прежде чем он смог спросить сдавленным голосом:
– Как тебя зовут, сынок?
– Брайан.
– А фамилия у тебя есть? Мальчик покачал головой.
– Энос и Мэг говорили, что я незаконнорожденный. И никому не нужен. Я был сначала нужен Мэг, но потом она умерла. Заболела и умерла. И мы остались вдвоем с Эносом.
Едва коснувшись рукою волос мальчика, Охотник уже знал, что перед ним его сын. Об этом сказало ему сердце, горячо забившееся в груди. Незаконнорожденный?! Как бы не так! Этот мальчик был рожден в законном браке от любящих родителей. А все остальное – дело рук двух преступников, которые разбили жизнь и этого ребенка, и его родителей ради собственных корыстных интересов.
– Я могу теперь идти, мистер? – спросил Брайан. – Энос с меня шкуру спустит, если я не принесу ему пива.
– Дай мне эту посудину, сынок, я ее понесу, а ты покажешь мне дорогу. У меня есть дело к Эносу.
– Дело? К нему никто и никогда не приходит по делу, – удивился Брайан и зашагал по улице, оглядываясь время от времени, чтобы посмотреть, не потерялся ли идущий вслед за ним одноглазый незнакомец, одетый во все черное.
Они остановились возле двухэтажного дома – такого же ветхого и мрачного, как и все дома на Уотер-стрит.
– Мы живем на втором, – сказал Брайан. – Будете подниматься, мистер?
– Непременно, – ответил Охотник. – Показывай дорогу.
Холл первого этажа был пыльным, унылым, пропахшим кошками и гнилью. Ступени жалобно скрипели под ногами Охотника, когда он поднимался вслед за Брайаном на второй этаж. В одном месте на лестнице не хватало ступеньки, в другом – отвалился кусок перил. Охотник представил, как его сын каждый день спускается и поднимается по этой лестнице, и поморщился.
Брайан остановился возле ободранной двери и, повернув ручку, еще раз обернулся, словно желая убедиться, что его загадочный спутник никуда не исчез. Когда они вошли в прихожую, из темной глубины квартиры донесся сварливый мужской голос:
– Где ты пропадал столько времени, проклятый ублюдок? Тебя только за смертью посылать! Ну, смотри у меня, если ты хоть одну каплю пролил, я тебя...
Наконец и сам Энос Холмс показался в прихожей. Это был высокий худой мужчина с редеющими волосами и тонкими поджатыми губами. Он вытер рукавом свой красный нос, а другой рукой отвесил Брайану равнодушный подзатыльник, не поднимая глаз и не замечая стоящего за спиной мальчика гостя. Не обнаружив в руках Брайана пива, Холмс в ярости схватил его за воротник и зарычал:
– Где пиво? Где мое пиво, гаденыш?! Если ты скажешь сейчас, что потерял деньги, я шею тебе сверну! И так твой проклятый Гренвиль присылает только-только, чтобы за квартиру заплатить, так ты еще последние гроши терять будешь?
Охотник решил, что с него довольно. Сказать по правде, у него руки чесались – так хотелось размазать этого Эноса Холмса по стене. Он шагнул вперед и демонстративно громко грохнул жбаном о стоявший возле двери колченогий столик.
Энос только теперь заметил Охотника, выкатил глаза и испуганно сглотнул.
– Какого дьявола вам здесь нужно? Кто вы?
– Твой самый заклятый враг, – ласково ответил Охотник.
Энос обернулся к Брайану – ведь именно этот гаденыш привел в их дом странного незнакомца, который говорит так ласково, что кровь застывает в жилах.
– Все, убирайся из моего дома! – крикнул он, замахнувшись кулаком. – Сколько раз тебе было сказано, чтобы ты не смел сюда никого водить!
Ударить Брайана Энос не успел: сильная рука перехватила его запястье и сжала так, что в глазах Эноса потемнело.
– Тронь мальчишку хотя бы пальцем – и можешь заказывать для себя место на кладбище, – негромко предупредил незнакомец.
– Кто вы такой? Что вам здесь надо? И кто, черт побери, дал вам право вмешиваться в мои отношения с собственным сыном?
– Это не ваш сын, и вы об этом знаете. Охотнику страшно хотелось стереть в пыль этого омерзительного человека. Но не в присутствии же Брайана!
– Брайан, отнес бы ты пока этот жбан на кухню, а мы с Эносом поговорим.
Энос побледнел от страха.
– Оставайся здесь, парень! – приказал он.
– Делай, что я сказал, Брайан, – повторил Охотник, и в голосе его было столько властной силы, что мальчик молча подхватил жбан с пивом и скрылся в глубине квартиры.
– Ты мне за это еще заплатишь! – крикнул вслед мальчику Энос.
– Не думаю, – прошипел Охотник, с трудом удерживаясь, чтобы не расквасить ненавистное лицо.
Нужно было хоть немного успокоиться, и он обвел глазами прихожую и комнату за открытой дверью. Убогая мебель, покрытая толстым слоем пыли, стены в потеках сырости...
Охотник брезгливо поморщился и сказал:
– У меня есть к вам предложение, Холмс. Если вы согласитесь, это поможет вам встать на ноги.
– Что за предложение? – настороженно спросил Энос.
– Как вам уже известно, Клод Гренвиль не собирается платить вам больше, чем прежде. Более того, должен сказать, что он вообще не собирается больше вам платить.
– Это Гренвиль послал вас?
– Не совсем так.
– Тогда зачем вы здесь и какого дьявола вам нужно?
– Мне нужен мальчик. Я хочу забрать его – за хорошую плату, разумеется.
– Вы собираетесь заплатить мне за мальчишку?! – В голосе Эноса прозвучала затаенная радость. – И сколько же?
– Этого хватит? – Охотник вытащил из-за пояса мешочек с золотом и позвенел им перед носом Холмса.
– Зачем вам мальчишка? – хрипло спросил Энос.
– Не ваше дело. Будьте уверены, Брайан окажется в хороших руках. У него будет все – и нормальный дом, и одежда, и еда.
– Мы с Мэг растили его с младенчества, – пробормотал Энос, опасаясь, как бы этот сумасшедший не передумал. – Мэг там, на небе, не простит мне, если с Брайаном что-нибудь случится...
– Я уже сказал: о мальчике будут заботиться. А вы получите достаточно золота, чтобы навсегда выбраться из этой вонючей дыры. Вам никогда больше не придется зависеть от щедрости Гренвиля.
– Мне всегда хотелось жить в Бостоне, – признался Энос. – Там живет моя свояченица. Вдова. Она мне давно нравится.
Он поскреб пальцами свой небритый подбородок и посмотрел на Охотника так, словно раздумывал над его предложением. На самом-то деле Энос готов был уцепиться за это предложение обеими руками.
– Так в чем же дело? – спросил Охотник. – Я даю вам прекрасный шанс. Ну, что скажете – да или нет?
– Не знаю, право, – Энос сделал вид, что колеблется. – Все это так странно, так неожиданно... Откуда вы знаете Клода Гренвиля? И что вам известно о Брайане?
– Я знаю все, что необходимо. Дело в том – Охот ник перевел дыхание, – что Брайан – мой сын.
– К – как?.. Но Клод сказал мне, что отец мальчика умер, а мать отказалась от него!
– Ложь. Все это наглая ложь от начала и до конца. И так, я жду, что вы ответите, Холмс.
~ Забирайте мальчишку. Все равно без денег Гренвиля мне не поставить его на ноги.
– Я не сомневался, что нам удастся договориться, – криво усмехнулся охотник. – Но у меня есть одно условие.
– Какое еще условие? – запротестовал Холмс. Ни о каких условиях речи не было.
– Я хочу, чтобы вы уехали отсюда прямо сегодня Холмс снова поскреб подбородок, потом затылок.
– Сегодня, говорите? Ну, не знаю. Уж больно неожиданно как-то все это...
– Решайте! – Охотник еще раз прозвенел монетами перед носом Эноса. – Здесь целое состояние.
Холмс жадно облизнул свои тонкие губы.
– Послезавтра уходит корабль на Бостон – сказал он. – Я узнавал. Надеялся, что к тому времени получу деньги от Гренвиля и куплю себе билет на это судно.
– Вы хотели уехать вместе с Брайаном? – прежним, опасно-тихим тоном поинтересовался Охотник.
– Н-ну, я...
– Его вы решили бросить здесь, верно?
– Но, в конце-то концов, он же мне не родной! – заныл Энос. – Мэг, пока была жива, заботилась о мальчишке, но когда она умерла от лихорадки два года тому назад...
– Как мне хочется свернуть вам шею. Холмс если бы вы только знали! – с чувством произнес Охотник и рука его побелела на рукоятке шпаги. – Все, ни слова больше. Собирайте свое барахло – немедленно!
– Немедленно? То есть прямо сейчас?
– Прямо сейчас. На день-другой снимете себе комнату в какой-нибудь гостинице возле пристани и прямо оттуда отправитесь на корабль. Я провожу вас и присмотрю затем, чтобы вы не нарушили нашего договора.
Ни Охотник, ни Холмс не знали, что все это время Брайан подслушивал их разговор. Теперь мальчик вернулся в прихожую с сияющим лицом.
– Вы возьмете меня с собой, мистер? Это правда? Сердце Охотника снова дрогнуло при виде этих изумрудных ярких глаз.
– Ты все слышал? Брайан смущенно кивнул.
– Да, я слышал, что вы назвали себя моим отцом. Энос и Мэг говорили, что у меня нет отца, а мама отказалась от меня. Что она меня не любит. Еще они сказали, что мой дедушка выгнал меня из дома, потому что я был плохим мальчиком...
Охотник негромко застонал. Если бы Клод Гренвиль в эту минуту имел несчастье оказаться здесь, ему не позавидовал бы никто. Даже грешники в аду.
– Все они говорили неправду, сынок, – мягко сказал Охотник. – У тебя есть отец. Я всегда хотел быть рядом с тобой, только не знал, где тебя найти. А как только узнал, так за тобой и приехал.
Брайан посмотрел на Охотника долгим, серьезным, совсем недетским взглядом.
– А моя мама? Почему она не любит меня? Ты отвезешь меня к ней?
– Она тоже пока ничего о тебе не знает. Ведь ей сказали, что ты умер. Позже я расскажу тебе все, – Охотник сглотнул комок в горле и откашлялся. – Я отведу тебя на свой корабль. Уверен, что тебе понравится моя «Королева Бостона».
– А Можно, я буду звать тебя папой? – смущенно попросил Брайан. – Я еще никогда никого так не называл...
Охотник наклонился и бережно прижал к груди худенькое мальчишеское тело. До чего же сладостное ощущение, черт побери! Какое родное, теплое тельце, и как сильно бьется в нем маленькое сердечко...
Так хорошо, ему прежде было только с Блисс. А теперь вот – с сыном. Может быть, это и есть то, что зовут любовью?
– Я буду рад, если ты будешь звать меня папой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пират - Мейсон Конни

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Пират - Мейсон Конни



очень хорошая книга, советую почитать
Пират - Мейсон Коннинаташа
1.09.2011, 23.01





дуже класна книга
Пират - Мейсон КонниЮля
3.01.2013, 13.08





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





Супер!!!
Пират - Мейсон КонниМия
25.02.2013, 11.44





Отлично написанный роман, вместе с главными героями переживаешь их боль и горечь. И такая любовь, живучая вечно, и никакая месть и ненависть не способно затмить такое чувство как ЛЮБОВЬ. Читайте. роман того стоит
Пират - Мейсон КонниДИАНА
23.06.2013, 1.11





Роман понравился. Читала с удовольствием. Советую прочитать его другим.
Пират - Мейсон Коннитатьяна
29.07.2013, 13.48





Роман хороший, но много тяжелых сцен.
Пират - Мейсон КонниКэт
9.10.2013, 14.02





Давно хотела прочитать эту книгу первый раз читала лет 10назад очень понравилось и переживала заново все чувства с героями советую
Пират - Мейсон Коннилюбовь
23.10.2013, 23.44





Мне роман очень понравился, очень интересный сюжет, много захватывающих дух сцен. Читается легко и с удовольствием.
Пират - Мейсон КонниАлена
26.11.2013, 15.13





маразм рулит. героиня по принципу - не верю глазам своим. папенька сказал, что женишок помер, значит помер. Неправдоподобная, несусветная чушь. Она его не узнала спустя всего-то 6 лет. и что с ним такого стало за 6 лет, что сделало его неузнаваемым? он сделал пластику, сменил пол или что? плюс перебор с постельными сценами, прям порно нон-стоп. Он ее и тут, и там, и сям, и так и этак. rn2 из 10
Пират - Мейсон Коннинанэль
7.01.2014, 23.23





Прекрасный роман. Настоящая любовь, настоящая ненависть. Великолепные откровенные сцены. Да, героиню обманывал родной отец,разлучив её с мужем и отобрав у неё новрождённого сына, но она оказалась сильной и смогла преодолеть все невзгода. Герой - настоящий мужчина. Девочки, рекомендую читать :)
Пират - Мейсон КонниНефер
21.01.2014, 11.35





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.21





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.28





дочитать не смогла.
Пират - Мейсон Коннилёлища
27.01.2016, 12.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100