Читать онлайн Пират, автора - Мейсон Конни, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пират - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пират - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пират - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Джеральд Фолк посмотрел прямо в глаза капитану городской полиции Нового Орлеана, решительно стук-пул кулаком по столу и повторил:
– А я говорю вам, что все это чистая правда! Виконт Хантер на самом деле известный пират по имени Охотник. Правая рука Жана Лафитта и большой человек в их проклятом Братстве.
– Ваше заявление очень серьезно, мистер Фолк, – заметил полицейский капитан. – Вы можете чем-нибудь подкрепить ваши показания?
– Он был опознан двумя матросами. Они узнали в Хантере знаменитого пирата – того самого, что нападал на корабли у побережья Америки: Уверяю вас, капитан Фарго, виконт Хантер и пират по имени Охотник – одно лицо!
– И где же они, эти ваши свидетели? – не скрывая насмешки, спросил Фарго.
– Они... э-э... вряд ли они захотят появиться на людях. Но у Охотника было немало жертв, и любой человек, когда-либо видевший его, подтвердит, что он носил на правом глазу черную повязку. В точности так же, как и виконт! Вам этого недостаточно?
– А мне говорили, что виконт был ранен в сражении с Наполеоном, – возразил Фарго. – Нет, мистер Фолк. Я не могу арестовать человека по подозрению в пиратстве на основании столь ненадежных улик. Мало ли на земле кривых людей? И каждый носит на глазу повязку. Что же теперь, арестовать их всех подряд? Поймите же, речь идет о виконте, уважаемом в городе человеке, и я не стану попусту тревожить его. Тем более что у него здесь столько друзей: все деловые люди города так или иначе связаны с виконтом. Нет, не стану я совать голову в эту мышеловку. А что, если виконт невиновен? Он же тогда меня со свету сживет! Вот если у вас будут убедительные доказательства его вины, тогда другое дело.
– Вы совершаете большую ошибку, капитан! – в ярости воскликнул Фолк. – Попробуйте хотя бы документы у него проверить – у этого фальшивого виконта!
– Еще раз говорю: у меня нет оснований для задержания виконта Хантера. Повторяю, что, если бы у меня были веские доказательства его вины, я бы его арестовал. Но пока это все только слова. А теперь извините, у меня много дел.
Фолк сидел молча и неподвижно, красный от душившей его ярости.
– А какого рода доказательства вы сочли бы достаточными? – хмуро спросил он наконец.
– Например, письменное признание. Подписанное и заверенное, – усмехнулся Фарго.
Однако Фолк, казалось, пропустил его насмешку мимо ушей.
– Что ж, хорошо. Будет вам такое признание, – совершенно серьезно ответил он и пошел к двери, оставляя за своей спиной крайне удивленного капитана Фарго.
С того момента, когда Блисс и Гай расстались, прошло два дня, и Блисс чувствовала себя просто отвратительно. Особенно тяжело ей было отвечать что-то внятное на вопросы Брайана, который никак не мог понять, куда же девался его папа. Она не предполагала, что Гай пропадет так надолго: ей казалось, что он и дня не сможет прожить без своего обожаемого сына.
Блисс поклялась себе, что как только Гай вернется, она заставит его сесть и выслушать все, что она хочет рассказать ему. Да, она так и сделает, чего бы ей это ни стоило!
Обиднее всего было осознавать, до чего же слаба у Гая вера в собственную жену. Он готов был допустить что угодно, любую гадость, даже не желая выслушать ее!
Блисс не знала, где ее муж провел последние две ночи, да и не хотела знать. Разумеется, она знала, где он их мог провести, но старалась об этом не думать. Однако думай – не думай, а ей было отлично известно, сколько в Новом Орлеане борделей – начиная с грязных, портовых, и кончая роскошными, страшно дорогими. Кроме того, где-то на Рампарт-стрит жила давнишняя любовница Гая – до сих пор не потерявшая привлекательности сорокалетняя красотка...
Не появлялся в эти дни и Джеральд Фолк – словно сквозь землю провалившийся с той самой ночи. Мысли о Фолке постоянно тревожили Блисс. Она боялась, что Фолк с минуты на минуту может исполнить свою угрозу и раскрыть тайну Гая. Блисс знала, что Фолк, ослепленный яростью, способен на все. Может быть, он прямо сейчас сидит в полиции и рассказывает про Гая?..
От этих раздумий Блисс постоянно била нервная дрожь. Стоило ей услышать за окном какой-то шум, и она уже бледнела – ей казалось, что это идут полицейские арестовывать Гая.
Вскоре и Манди обратила внимание на затянувшуюся отлучку хозяина.
– Что происходит у нас, солнышко? – спросила! она Блисс утром третьего дня. – Посмотри-ка на себя: ты совсем осунулась. Никогда не видела тебя такой грустной. И где, скажи мне, твой муж? Куда это он запропал так надолго?
– Я не знаю, где Гай, Манди, – вздохнула Блисс. – Между нами возникло... э-э... недоразумение. Я хотел a все объяснить, но Гай и слушать меня не стал. Он никогда не желает выслушать меня! Он рассердился и ушел. Знаешь, я еще никогда не видела его в таком гневе...
Манди взяла Блисс за руку и повела к креслу.
– Присядь, солнышко, – сказала она. – И подожди минутку. Я принесу тебе чашечку свежего чая. Ты будешь пить его – и рассказывать своей старой Манди все, как было.
Пока Манди ходила за чаем, Блисс попыталась привести в порядок свои мысли. Когда старая нянька вернулась, неся на подносе две дымящиеся чашки, она решила, что скрывать что бы то ни было от Манди бессмысленно. Кончилось тем, что Блисс рассказала все.
Когда она закончила, Манди покачала своей седой головой и сочувственно прищелкнула языком.
– Напрасно ты с самого начала не рассказала обо всем своему мужу, солнышко. Ведь он у тебя из тех, кто может постоять за себя. Но что сделано, то сделано, этого уже не вернешь. Зато теперь нельзя терять ни минуты. Он не должен думать понапрасну о том, что ты его обманула. Если он любит тебя – а он любит тебя, я знаю – он выслушает все, что ты захочешь ему сказать. И все опять будет хорошо.
– Отличный совет, Манди, но... Ведь Гай сможет выслушать меня только тогда, когда вернется. А когда он вернется и где он сейчас – я не знаю.
– Он скоро вернется, солнышко, поверь мне.
К исходу третьего дня Гай почувствовал, что адский жар опалявший его душу, немного остыл. Он понял, что уже может встретиться с Блисе и у него не возникнет при этом желания ударить ее.
Свою первую ночь после ухода из дома Гай провел в каретном сарае – совсем как в те давние годы, когда он работал конюхом у Клода Гренвиля. На следующий день он навестил братьев Лафитт в надежде, что они предложат ему остановиться у них. Однако съездил он попусту: братьев не оказалось дома. От любовницы Пьера Гай узнал, что они уехали на Баратарию за драгоценностями для своего нелегального аукциона, которые хранились в надежном месте, укрытом среди топких болот.
Поняв, что братьев ему сейчас не найти, Гай снял» меблированную комнату и провел следующие две ночи там, размышляя до утра о странностях характера Блисс. Наконец Гая посетила здравая мысль – он начал жалеть о том, что отказался тогда выслушать жену. А вдруг в самом деле существует какое-то другое объяснение тому, что произошло в ту злополучную ночь?
Гнев окончательно покинул Гая, и на смену ему пришли раздумья. Правда, были эти раздумья хотя и спокойными, но невеселыми. Единственное, что обнадеживало Гая, – его собственная реакция на ту ночную сцену, когда он подумал, что злейшему врагу, Фолку, снова удалось разрушить хрупкий мирок, который он выстроил для себе и для своей семьи. В прежние времена пират, живший в Гае и погубивший на своем веку немало жизней, не задумываясь, перегрыз бы Фолку глотку. Однако Фолк был до сих пор жив – и это лучше всяких слов говорило о том, что Гай окончательно покончил с прошлым и начал новую жизнь.
Затем Гай принялся осуждать себя за то, как он вел себя со своей женой. Не дал Блисс и рта раскрыть, обвинил ее во всех смертных грехах– а ведь она так умоляла, чтобы он выслушал ее!
«До чего же у меня несносный характер! – подумал Гай. – Но хватит. Пора возвращаться домой».
Да, нужно возвращаться и сделать наконец то, что он должен был сделать с самого начала – выслушать Блисс.
Гай вышел на улицу и направился домой, продолжая размышлять над случившимся за последние дни! Он настолько увлекся своими мыслями, что впервые многие годы утратил бдительность и не заметил, что по тротуару на противоположной стороне улицы идут не обгоняя его, но и не отставая – двое неприметных мужчин: неброско одетых, с серыми, незапоминающимися лицами. Вскоре они перешли улицу и оказались за спиной Гая, но он и тогда не заметил их – теперь все внимание было обращено на роскошную деревянную лошадь, выставленную в витрине игрушечного магазина. Раздумывал Гай недолго. Он решительно вошел в магазин и вскоре вышел обратно, прижимая к груди эту лошадь – подарок для Брайана.
Когда Гай почувствовал что-то неладное, было уже поздно: на голову его с глухим стуком опустился кастет. Лошадка выпала из рук Гая на мостовую, а следом за ней он сам упал ничком на мокрую брусчатку.
Блисс металась по гостиной, словно тигрица в клетке.
«Ах, Манди, Манди, ошиблась ты на этот раз! – с досадой думала она. – Вот и третий день прошел, а от Гая ни слуху ни духу. Подвело чутье мою старую няньку». Сама же Блисс просто места себе не находила. Больше всего ее пугала мысль о том, что Гай мог вернуться на Баратарию и снова заняться разбоем, хотя он и клялся, что навсегда покончил с прошлым.
Надежду вселяло только одно: Блисс знала, как Гай любит Брайана, и не верила, что он может исчезнуть навсегда, не взяв с собой своего сына. Да и от того ребенка, который только еще должен был родиться, Гай никогда не отказывался и никогда не бросил бы его на произвол судьбы.
«Нет, Гай не вернется в пираты, – подумала Блисс. – Он слишком дорожит тем, что у него теперь есть семья!» Но в следующее мгновение она представила себе ту последнюю сцену – полночь, Джеральд Фолк, карета, саквояж... – и ей снова стало не по себе. Конечно, тот случай сильно подорвал доверие Гая к ней, и она это понимала. И толкнуть Гая к прежней жизни тот случай, пожалуй, мог... Ах, если бы только.
– Гай согласился выслушать ее тогда, если бы он только согласился! Ведь он ушел, уверенный в том, что его жена пыталась бежать от него. И с кем? С Джеральдом Фолком, его злейшим врагом!
«Господи, да где же он?!» – в который раз с отчаянием подумала Блисс.
Брайан уже замучил ее вопросами об отце, и она не знала, как отвечать на них. Если в первый день Блисс еще надеялась на то, что Гай вот-вот вернется, то позже она все сильнее начала опасаться того, что ее муж снова станет пиратом, вспомнит старое, примется мстить – и теперь уже не только Джеральду Фолку, но и ей.
Блисс печально вздохнула, решив, что все равно будет любить Гая и ждать его. Она будет ждать его, сколько потребуется, хоть до самой смерти!
Гай приходил в себя медленно, трудно. Сначала он почувствовал, что голова его раскалывается, а тело как-то странно затекло; потом понял, что он подвешен за руки. Они были вытянуты над головой и связаны. Спиной Гай касался каменной стены, а ногами – самыми кончиками пальцев – пола.
Гай не помнил, как попал сюда, но то, что он оказался подвешенным, уже само по себе не вселяло оптимизма.
– Где я? – хрипло спросил он.
– В моем подвале, – раздался ответ, и перед глазами Гая появилась фигура Фолка.
Гай не поверил своим ушам, своим глазам и тряхнул головой. Лучше бы он этого не делал – ослепляющая боль тут же полоснула его. Справившись с этой молнией, пронзившей голову от виска до виска, Гай облизнул пересохшие губы.
– А что случилось? – спокойно спросил он.
– Ты стал моим гостем – на некоторое время, – пояснил Фолк.
Гай покрутил связанными над головой руками. Веревки сразу впились в его запястья.
– Гостем? А почему тогда я связан? Что происходит, Фолк?
– А, так ты не знаешь? Блисс ничего тебе не говорила?
– Черт побери, Фолк, хватит валять дурака! Говори, в чем дело. Только сначала опусти меня на пол и развяжи руки. Мне чертовски неудобно и больно.
В углу раздалось какое-то сопенье, и Гай осторожно повернул туда голову. Прищурив свой единственный глаз, он рассмотрел двух притаившихся там морячков и сразу узнал их. Когда-то эти двое были членами его экипажа.
– А эти головорезы у тебя на побегушках, Фолк? – брезгливо спросил Гай и сам же ответил: – Ну конечно, ведь должен же кто-то делать за тебя всю грязную работу, чтобы ты свои ручки не запачкал! Очевидно, они же и рассказали тебе о том, кто я есть на самом деле. Только на твоем месте я не слишком бы верил таким проходимцам, как эти двое.
– Ну, ну, Охотник! Полегче на поворотах! Какие мы тебе головорезы? – обиделся Монти. – Ты уже однажды возвел на нас напраслину – а ведь мы тогда забрали только свою долю от добычи и ничего сверх того!
– Чувствую, тебя удивляет мое знакомство с этими людьми, – усмехнулся Фолк. – Видишь ли, я давно заподозрил, что ты вовсе не тот человек, за которого выдаешь себя. И когда мне это понадобилось, я пообещал заплатить любому за информацию о том, кто скрывается под именем виконта Хантера. Так я и вышел на эту парочку. А если точнее сказать – они вышли на меня.
– Почему же ты не обратился в полицию? – хрипло спросил Гай.
Фолк вздрогнул, и Гай понял, что попал в больное место.
– Я обращался, – неохотно ответил Фолк и поморщился. – Но они потребовали убедительных доказательств. Тебя защищает твой титул, будь он проклят! Но и я не такой уж дурак. Впрочем, ничего бы не случилось, не вмешайся ты тогда, в ту ночь.
– Я не понимаю, о чем ты.
Гай снова пошевелил кистями рук, но оказалось, что веревка держит крепко. Было ясно, что узел завязывал мастер, знакомый с тем, как вязать паруса и корабельные снасти.
– После разговора с этими... э-э... матросами я пошел к Блисс и сказал ей, что знаю о тебе все, – пояснил Фолк. – Пригрозил, что сообщу все сведения полиции, если только она не отдаст мне своего наследства.
– Ублюдок! – Гай рванулся, но веревки удержали его. – Как ты смел пугать мою беременную жену?!
Фолк только рассмеялся.
– Ничего. Зато ловушка сработала. Она получила в банке все свои деньги и должна была в ту ночь передать их мне. Я предупредил Блисс, что она ни слова не должна говорить тебе о нашей сделке. Я же знаю твой характер: ты бы непременно вмешался в эту историю... Охотник. Так что, как видишь, все мои поступки были вынужденными.
Гай вслушивался в слова Фолка со все возрастающей тревогой. Так, значит, он понапрасну обвинял Блисс в том, что она собирается бежать с Фолком! Никуда она не собиралась бежать, а он даже не выслушал свою жену, слова не дал ей сказать! Как он мог позволить гневу взять над собой верх, как мог обидеть Блисс таким подозрением?! О боже! Этого он себе никогда не простит! Если бы только ему удалось теперь вымолить у нее прощение...
Однако нужно было что-то предпринимать – иначе он никогда не увидит свою жену и детей.
– Итак, твой план не сработал, – ухмыльнулся Гай. – Полиция потребовала веских доказательств моей вины – более веских, чем твои слова. И что теперь? Как ты собираешься добывать эти самые доказательства?
– Ты подпишешь признание. Полное признание! – злорадно ответил Фолк. – Это будет твоей платой за все, что ты со мной сделал. За все мои суда, за все мои деньги, за всех моих людей. Ты не выйдешь отсюда, пока не сделаешь этого! Ты напишешь бумагу, в которой назовешь свое настоящее имя и признаешься во всех своих злодеяниях на море. Расскажешь о своих грабежах, о невинных людях, которых ты сотнями пускал на корм акулам. А затем я отведу тебя вместе с этой бумагой в полицию и стану героем, разоблачившим опасного пирата!
Гай рассмеялся, и его смех заметно озадачил Фолка.
– Держи карман шире! – сказал Гай. – Не стану я подписывать никаких бумаг.
– Смейся, смейся, Охотник! – Фолк обнажил зубы в хищной улыбке. – Но когда тобой как следует займутся мои мальчики, ты не только подпишешь все, что надо, ты будешь умолять, чтобы тебе поскорее дали перо и бумагу и избавили от муки. Я правильно говорю, ребята?
– Точно! – в один голос откликнулись Монти и Сквинт. – Охотник высадил нас тогда на необитаемый остров подыхать с голоду. И мы таки почти загнулись там. Если бы нас не подобрало то судно, мы давно были бы покойниками.
– Неужели ты думаешь, Фолк, что этим трусливым шакалам по плечу справиться со мной? – Гай брезгливо поморщился. – Крысы помойные!
– По плечу или не по плечу, это мы сейчас увидим! – огрызнулся Фолк. – Давай, Сквинт, начинай. Заставь нашего гостя быть посговорчивее.
Уродливое лицо Сквинта стало еще уродливее от перекосившей его ухмылки.
– Не беспокойтесь, мистер Фолк, – процедил он сквозь зубы. – Предоставьте мне это дело, и я заставлю голубчика подписать все, что вам надо. В две минуты заставлю.
Он вышел вперед и встал перед распятым на стене Гаем. Фолк с жадным любопытством наблюдал за Сквинтом и не мог сдержать ликования, когда тот размахнулся и изо всей силы ударил Гая кулаком в живот. Гай дернулся на своей дыбе, но в ту же секунду получил от Сквинта сильный удар в челюсть. А затем удары посыпались один за другим, словно из мешка. Еще немного—и голова Гая бессильно свесилась на грудь. Он потерял сознание.
– Довольно, – приказал Фолк, поднимая с пола ведро холодной воды. – Отойди-ка в сторону, Сквинт. Я приведу его в чувство. Может быть, он уже созрел для того, чтобы подписать бумагу.
Гай вздрогнул, когда на него обрушилась струя ледяной воды, захлебнулся, закашлялся и тряхнул головой – ведь руки его были по-прежнему связаны, и он не мог даже стереть с лица холодные капли. Затем кто-то дал ему сильную пощечину, от чего к Гаю вернулась способность дышать. Он разлепил веки и подумал о том, что только что вернулся из ада. Все тело его разламывалось после увесистых ударов Сквинта.
– Пришел в себя? Отлично, – спокойно и даже весело сказал Фолк. – Ну что, с тебя довольно? Готов подписать бумагу?
– Иди ко всем чертям! – прорычат в ответ Гай.
Глаза Фолка потемнели от ярости.
– Ну что ж, тогда, может быть, Монти сумеет тебя уговорить. – Он поманил пальцем второго пирата. – Охотник твой, Монти. Можешь делать со своим бывшим дружком все, что захочешь.
Монти окинул взглядом мокрого, беззащитного Гая, и на лице его мелькнула дьявольская усмешка.
– Я знаю способ, который подействует наверняка, – сказал он, похлопывая по голенищу сапога кнутом. – Поверни-ка его спиной ко мне, Сквинт.
Фолк с готовностью бросился на помощь, и они вдвоем со Сквинтом немного ослабили веревки, стягивающие Гая, – ровно настолько, чтобы повернуть его лицом к стене. Хотя Гай еще не отошел от побоев, которыми наградил его Сквинт, мозг его сработал автоматически, и он напряг руки, чтобы веревки на сей раз не были затянуты так же крепко, как прежде. Затем Гай стиснул зубы и приготовился к удару. Но сначала он почувствовал, как с него срывают сюртук и раздирают на спине рубашку.
– Можно начинать? – звенящим от нетерпения и ярости голосом спросил Монти, и этот голос заставил Гая вздрогнуть.
– Подожди! – Фолк движением руки остановил Монти, подошел поближе к Гаю и, присмотревшись внимательнее к его спине, присвистнул. – А ведь этот мерзавец уже пробовал в своей жизни кнута! Посмотрите-ка на эти шрамы. Такие рубцы может оставить только кнут. Эй, расскажи-ка нам, где и когда это было, Охотник!
– Сам подумай хорошенько своей свинячьей головой, – сквозь зубы процедил Гай.
– Ах, так? Тогда приступай, Монти! Заставь его заговорить, заставь подписать бумагу.
Гай невольно напрягся, услышав свист кнута, рассекающего воздух. Первый удар тяжело обрушился на его спину. Затем второй, третий... Потом удары стали падать на него все чаще и чаще, и вскоре Гай потерял им счет.
– Будешь подписывать? – кричал ему Фолк, перекрывая свист кнута.
– Катись к дьяволу! – хрипло ответил Гай, твердо зная, что никакие пытки не заставят его подписать признание.
Кнут гулял по спине Гая еще несколько минут, пока узник Фолка вновь не потерял сознание.
– Печально, но удары на него совершенно не действуют, – заметил Фолк, останавливая зашедшегося Монти.
– Мне окатить его водой, чтобы он очнулся? – потянулся к ведру Сквинт.
– Нет, не стоит, Сквинт. Бить его бесполезно. Нужно придумать что-то другое, что заставит его сдаться... – взгляд Фолка вдруг загорелся от радости. – Придумал! Мы заставим его подписать признание, если сумеем притащить сюда его жену и мальчишку. Он так привязан к ним, что ради них пойдет на что угодно.
– И вы хотите, чтобы мы притащили эту девку и ее щенка сюда, мистер Фолк? – улыбнулся догадливый Сквинт. – Конечно, мы с Монти могли бы устроить это для вас, но только гоните монету.
– Пока не нужно, сначала я должен все хорошенько обдумать, – задумчиво протянул Фолк. – Оставайтесь здесь и присматривайте за Охотником. И ничего больше не делайте с ним без моего приказа. Если я вам понадоблюсь, найдете меня в моем кабинете.
Поднявшись в кабинет, Фолк уселся за письменный стол и глубоко задумался. Итак, побои оказались напрасны: Охотника они не сломили. У этого пирата, похоже, дубленая шкура, совершенно не чувствительна к ударам. Конечно, можно было бы убить Охотника – Фолку это в принципе ничем не грозило. Но зато тогда он ничего бы не смог доказать. А ему непременно хотелось унизить, разоблачить этого негодяя! Заставить весь город ахнуть от удивления, когда откроется, что виконт Гай Хантер – не кто иной, как пират, известный под именем Охотник. Преступник, за голову которого назначена награда. Вот это будет месть! Вот это будет достойное наказание для кровавого ублюдка!
Увы, Охотник оказался невосприимчив к боли. Это, разумеется, досадно, но поправимо: в обмен на безопасность жены и сына этот дикарь охотно сложит собственную голову.
Оставался вопрос: как заставить Блисс прийти сюда, да еще вместе с сыном. Кто смог бы это сделать?
И вдруг Фолк понял – кто. Он схватил лист бумаги, придвинул к себе чернильницу и принялся лихорадочно скрипеть пером. Закончив писать, он запечатал письмо, спустился назад в подвал и вручил его Монти.
Когда Монти вернулся назад вместе с Клодом Гренвилем, на дворе уже сгустились сумерки.
– Рад, что вы так быстро обернулись, – возбужденно приветствовал своего гостя Фолк. – Нам необходимо переговорить.
Гренвиль выглядел постаревшим, словно последние несколько недель стоили ему десятка лет жизни.
– Что все это значит, Фолк? – спросил он. – Ты написал, что дело касается Блисс. Ты виделся с нею? Ведь она заявила, что не желает больше знаться со мной.
– Виделся? Да, я встречался с Блисс... – Фолк решил не вдаваться в подробности.
– Как она? И что ты можешь сказать о виконте Хантере? Блисс действительно любит его?
Фолк задумался, тщательно взвешивая слова. Он знал, что должен быть предельно осторожным. Клод Гренвиль очень ревниво относился ко всему, что было связано с его дочерью. И с его внуком, этим ублюдком, которого Блисс прижила от Гая Янга. Будь его воля, старый Гренвиль с радостью позволил бы дочери самой воспитывать своего щенка!..
Тут мысли Фолка неожиданно дали сбой. Только сейчас он обратил внимание на то, что Хантер и Янг носили одно и то же, довольно редкое имя – Гай. Впрочем, Фолк тут же отбросил эту мысль и сосредоточился, на более существенных проблемах.
– Послушайте меня внимательно, Клод, – начал он. – Я пригласил вас сюда потому, что мне необходима ваша помощь. Виконт Хантер вовсе не тот человек, за которого он себя выдает. На самом деле это пират по имени Охотник. Тот самый пират, который охотился за нашими судами и привел нас на грань катастрофы. Тот самый, что захватил Блисс в плен и, скорее всего, сделал ей ребенка.
Клод был так поражен, что глаза его выкатились из орбит.
– Блисс беременна? Ты знал об этом и тем не менее готов был жениться на ней?!
– Погодите, Клод, сейчас я все объясню.
Фолк уселся за стол, сцепил пальцы и коротко рассказал Гренвилю обо всем, закончив тем, что Хантер вновь перебежал ему дорогу к наследству и разрушил все его планы.
– Очевидно, моя дочь и в самом деле любит этого пирата... – помолчав, заметил Клод.
– Да, к несчастью, это так, – горестно покачал головой Фолк. – Но Охотника ищут, за его голову назначена награда. Ему нельзя было появляться в Новом Орлеане. Да он и не появился бы здесь, если бы не Блисс.
Но он появился, успев перехватить сына Блисс у Эноса Холмса перед самым нашим носом. Мальчик теперь живет вместе с Блисс.
Лицо Клода окаменело.
– Блисс писала мне о мальчике, но я-то думал, что речь идет о сыне виконта...
– Нет. Речь идет о сыне, которого Блисс прижила от того парня, что умер в тюрьме Калабосо шесть лет тому назад. Но знают об этом только Блисс, Хантер и я. Да еще и вы теперь.
– Умер? Ты, очевидно, хочешь сказать, от того парня, которого убили в Калабосо шесть лет тому назад, Фолк. И убил его ты.Это была не моя идея.
– Не придирайтесь к словам, Клод, – поморщился Фолк. – Давайте лучше подумаем о том, как нам выпутаться из нынешней ситуации, Причем сделать это надо с' максимальной пользой для нас и для нашего дела.
– И что же ты предлагаешь? Я не хочу снова причинять боль своей дочери. Я до сих пор не могу простить себе, что в свое время оторвал от нее сына – своего внука, свою собственную кровь и плоть. И Блисс тоже никогда мне этого не простит. Если ты вновь задумал что-то, связанное с Блисс и ее сыном, то я и слушать тебя не стану.
– Ну-ну! Поздно уже слезы лить. Мне нужна ваша помощь, Клод. Я уже был в полиции и рассказал им о Хантере, но этим идиотам нужны веские доказательства. Показаний моих свидетелей для них недостаточно. Им, видите ли, необходимо признание самого мнимого виконта. К сожалению, этот ублюдок оказался совершенно невосприимчивым побоям.
В глазах Клода отразился ужас.
– Ты хочешь сказать... Нет, только не это! Не мог же ты...
– Мог! – злобно рассмеялся Фолк. – Мог и сделал. Хантер сидит сейчас в моем подвале. Точнее говоря, висит, распятый на стене. Я подвесил его там, словно рождественского гуся. И, разумеется, он сейчас в таком виде, что еще долго не будет способен показаться где-нибудь.
– Так ты пытал его? – негромко спросил Клод. Фолк пожал плечами.
– Мои парни немного поработали над ним, но этот мерзавец так и не согласился ничего подписать. Как я уже сказал, побои на него не подействовали. Придется попробовать... э-э... подойти к нему с другой стороны.
– И какова моя роль в этом деле?
– Нужно сломать Хантера на том, что ему по-настоящему дорого. Если он узнает, что Блисс и ее сыну грозит опасность, он сдастся. Я уверен в этом. Сдастся и подпишет все, что от него требуется. Проблема в том, чтобы привести сюда Блисс вместе с сыном. Сделать это, не применяя насилия, можете только вы, Клод.
Гренвиль резко вскочил с кресла.
– Послушай, Фолк! Я не стану приводить Блисс и ее сына туда, где им может грозить опасность. Я, наверное, плохой отец, но не настолько. Я люблю свою дочь – несмотря ни на что! И внука своего тоже люблю. Я не позволю втянуть их в эту грязную игру!
– Присядьте и успокойтесь, Клод, – сказал Фолк. – Я не собираюсь делать Блисс ничего плохого. Когда они с сыном будут здесь, я только сделаю вид, что им грозит опасность. Как только Хантер подпишет признание, я отпущу их, а самого пирата сдам в руки властям. Потом все очень просто: вы без труда добьетесь расторжения их брака, я женюсь на Блисс, и мы с вами получим наконец ее наследство! Вы же сами знаете, что это для нас единственная возможность избежать долговой тюрьмы.
Клод снова уселся в кресло и какое-то время обдумывал слова Фолка. Наконец он твердо произнес:
– Прежде, чем принять окончательное решение, я должен увидеть мужа моей дочери.
– Зачем? – удивленно поднял брови Фолк.
– Хотя бы для того, чтобы с уверенностью сказать Блисс о том, что ее муж жив. Если она любит этого пирата, то прежде всего захочет знать, жив ли он. В противном случае можете сразу поставить крест на всех своих планах.
Фолк пожал плечами и поднялся.
– Картина не из приятных, но если вы так настаиваете... Что ж, пойдемте со мной.
Они вышли из дома, пересекли темный двор и вскоре оказались в пустом сыром подвале. Мелькнул свет коптящих факелов, и, когда их глаза привыкли к темноте, они увидели человека, распятого на мокрой щербатой стене. Клод подошел ближе и застыл в ужасе.
– Он... Он мертв! – хрипло воскликнул Гренвиль. – Ради всего святого, что ты с ним сделал?
– Да нет, он жив, – к ним из тени вышел Монти. – Этот парень живуч, как бык.
– Да, упрямый, сволочь, – поддержал его из своего угла Сквинт.
Клод осторожно приблизился к Гаю, не сводя глаз с кровавых полос на его спине.
– Вы били его кнутом, – ошеломленно прошептал он.
– Перед вами пират, Клод, – заметил Фолк. – Кровавый преступник, убийца. Для таких людей не существует ни пощады, ни жалости.
– Но он – муж моей дочери!
– Тот парень, Янг, тоже был мужем вашей дочери.
– Насчет Янга была твоя идея, – нахмурился Клод. – К его смерти я не причастен.
– Э, что вспоминать о том, что давно кануло в вечность? – недовольно пробурчал Фолк: ему явно был неприятен этот разговор.
В эту минуту Гай слабо застонал и едва заметно качнул головой.
– Ну, теперь вы убедились? – спросил Фолк. – Как видите, Хантер жив. Дышит пока. Больше бить мы его не будем – все равно это бесполезно. Мне нужны Блисс и мальчик, Клод. Я понимаю, вы сейчас ошеломлены всем, что услышали и увидели. Но я уверен, что ваш здравый смысл все же возьмет верх.
– Ты клянешься, что не сделаешь ничего плохого Блисс и ее сыну?
– Слово чести!
– Хорошо, я приведу их. Но с одним условием. Вы больше и пальцем не тронете Хантера.
– Конечно, не тронем, – заверил его Фолк и поморщился. – Тем более что бить его, как я уже сказал, бесполезно. Этот парень невосприимчив к физической боли. Здесь нужна боль другого рода. Когда вы сможете привести их сюда?
– Н-не знаю. Сегодня уже слишком поздно. К тому же это будет совсем не просто – убедить Блисс прийти сюда со мной, да еще с сыном. Дайте мне пару дней.
– Это невозможно! – вскинулся Фолк.
– Тебе нужна Блисс, не так ли, Фолк? – Клод брезгливо посмотрел на него. – А мне нужно время, чтобы уговорить ее прийти сюда. Не настолько она мне верит, чтобы сразу согласиться. Да и вам нужно время, чтобы привести Хантера в божеский вид – иначе вы напугаете Блисс до полусмерти. Ведь ты же не хочешь, чтобы она заявила в полицию на тебя.
– Ну, хорошо, – неохотно согласился Фолк. – Только смотрите, не подведите меня, Клод!
– Постараюсь. А вы немедленно снимите его и дайте ему еды и питья.
– Это я и без вас знаю, – проворчал Фолк. – Займитесь лучше своим делом, Клод. Приведите мне Блисс и ребенка. И как можно скорее.
Клод поспешил к выходу. Сейчас у него на счету была каждая минута.
Гай по-прежнему не появлялся, и Блисс терялась в догадках. Где он, что с ним? А ведь у нее в этом городе даже не было друзей, к которым она могла бы обратиться сейчас за помощью. И семьи у нее тоже не было... Отец? Но к нему бы она ни за что не пошла.
Накануне Манди ходила на Ройял-стрит, где Гай снимал комнату для работы. Но там оказался только его секретарь, который сказал, что не видел хозяина уже целых два дня. Из-за этого пришлось даже перенести несколько заранее назначенных деловых встреч.
Блисс стала подозревать, что случилось что-то неладное. Гораздо более страшное, чем их размолвка. Воображение рисовало ей картины – одна страшнее другой. Может быть, Гай попал в руки полиции и сидит сейчас в Калабосо? Впрочем, в городе ничего не было слышно об этом, а такой арест несомненно стал бы сенсацией...
Нет, дело не в этом. Так в чем же тогда? Неужели исчезновение Гая каким-то образом связано с Фолком?!
– Ты совсем извелась, солнышко, – грустно сказала Манди, входя поздно вечером в гостиную, где сидела Блисс. – Ты, похоже, и не ложилась. Так нельзя. Ты не должна забывать о своем малыше.
– Я все равно не смогла бы заснуть, Манди, – ответила Блисс. – Я уверена: с Гаем что-то случилось. Что-то страшное. Он давно уже должен был успокоиться и вернуться, если бы ничего не произошло. Я просто ума не приложу, что мне делать и кого звать на помощь! Как бы мне хотелось...
Ее слова прервал неожиданный резкий стук в дверь. Блисс вздрогнула и побледнела.
– Кто это может быть, в такой поздний час? Неужели это Гай вернулся?
Она подбежала к двери, распахнула ее и отпрянула, увидев на пороге своего отца.
– Отец? Что ты здесь делаешь? Да еще в такую пору? А я-то думала, что это...
– Ты думала, что это вернулся твой муж, – закончил за нее Клод, проходя в гостиную. – Нам нужно поговорить с тобой, Блисс. С глазу на глаз.
– Я не намерена оставлять ее одну, мистер Клод, – заявила Манди, вскинув голову.
– Не волнуйся, Манди, – успокоила ее Блисс. – Мы поговорим с отцом в библиотеке. Позаботься, чтобы нам не мешали.
– Я буду поблизости, – недовольно проворчала Манди. – Прямо за дверью.
– Я знаю, как ты относишься ко мне, Манди, – вздохнул Клод. – Но я вовсе не собираюсь обижать Блисс. Я пришел, чтобы помочь ей.
Манди что-то пробурчала в ответ – неразборчивое и недружелюбное.
– Что ты хотел сказать мне, отец? – спросила Блисс, когда они перешли в библиотеку и остались вдвоем. – Я, признаться, совсем не ожидала тебя увидеть.
–Понимаю. Прости за столь поздний визит. И еще... Я очень сожалею о том, что оказался таким плохим отцом для тебя. Но сейчас я действительно хочу помочь тебе.
– Помочь? – недоверчиво переспросила Блисс. – А почему ты решил, что мне нужна помощь?
– Я только что виделся с Джеральдом Фолком. Он прислал мне письмо, в котором просил приехать к нему как можно скорее. Он хочет, чтобы я привел тебя вместе с сыном к нему.
– Это еще зачем? – опешила Блисс.
– Присядь, Блисс.
– Я постою, – ответила она, зная, что не услышит от отца ничего хорошего. Да и что хорошего можно ожидать, если в деле замешан Фолк? – Это как-то связано с моим мужем?
– Фолк держит в своем подвале человека и утверждает, что это не кто иной, как знаменитый пират по имени Охотник.
Блисс побледнела и пошатнулась. Клод успел поддержать ее и усадить в кресло.
– А почему он держит Гая у себя в подвале? – внезапно севшим голосом спросила Блисс. – Ведь он грозил в свое время отдать его в руки полиции. Почему он не сделал этого?
– Как я понял, Фолк действительно был в полиции, но они боятся связываться с английским виконтом без достаточно веских оснований. Вот Фолк и похитил Хантера, чтобы добиться от него письменного признания.
– Добиться? – прошептала Блисс, сразу же поняв, о чем идет речь. – И Гай... Скажи, он...
– Он жив, Блисс, если ты это имела в виду. Но нам нужно поторопиться, чтобы он остался жив. Я пришел, чтобы помочь тебе.
– Помочь? Мне? С чего бы это вдруг? После долгой паузы Клод негромко ответил:
– Хочешь верь, хочешь не верь, но я люблю тебя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пират - Мейсон Конни

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Пират - Мейсон Конни



очень хорошая книга, советую почитать
Пират - Мейсон Коннинаташа
1.09.2011, 23.01





дуже класна книга
Пират - Мейсон КонниЮля
3.01.2013, 13.08





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





Супер!!!
Пират - Мейсон КонниМия
25.02.2013, 11.44





Отлично написанный роман, вместе с главными героями переживаешь их боль и горечь. И такая любовь, живучая вечно, и никакая месть и ненависть не способно затмить такое чувство как ЛЮБОВЬ. Читайте. роман того стоит
Пират - Мейсон КонниДИАНА
23.06.2013, 1.11





Роман понравился. Читала с удовольствием. Советую прочитать его другим.
Пират - Мейсон Коннитатьяна
29.07.2013, 13.48





Роман хороший, но много тяжелых сцен.
Пират - Мейсон КонниКэт
9.10.2013, 14.02





Давно хотела прочитать эту книгу первый раз читала лет 10назад очень понравилось и переживала заново все чувства с героями советую
Пират - Мейсон Коннилюбовь
23.10.2013, 23.44





Мне роман очень понравился, очень интересный сюжет, много захватывающих дух сцен. Читается легко и с удовольствием.
Пират - Мейсон КонниАлена
26.11.2013, 15.13





маразм рулит. героиня по принципу - не верю глазам своим. папенька сказал, что женишок помер, значит помер. Неправдоподобная, несусветная чушь. Она его не узнала спустя всего-то 6 лет. и что с ним такого стало за 6 лет, что сделало его неузнаваемым? он сделал пластику, сменил пол или что? плюс перебор с постельными сценами, прям порно нон-стоп. Он ее и тут, и там, и сям, и так и этак. rn2 из 10
Пират - Мейсон Коннинанэль
7.01.2014, 23.23





Прекрасный роман. Настоящая любовь, настоящая ненависть. Великолепные откровенные сцены. Да, героиню обманывал родной отец,разлучив её с мужем и отобрав у неё новрождённого сына, но она оказалась сильной и смогла преодолеть все невзгода. Герой - настоящий мужчина. Девочки, рекомендую читать :)
Пират - Мейсон КонниНефер
21.01.2014, 11.35





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.21





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.28





дочитать не смогла.
Пират - Мейсон Коннилёлища
27.01.2016, 12.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100