Читать онлайн Пират, автора - Мейсон Конни, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пират - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пират - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пират - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Со дня свадьбы пролетело две недели, и Блисс начала понемногу надеяться, что все ее страхи относительно будущего были безосновательны. Гай выглядел спокойным и очень счастливым. Он буквально уливался тем, что у него есть жена, есть сын, и он никогда не вспоминал о своей прежней жизни. Не беспокоил их и Джеральд Фолк, бесследно пропавший с того памятного дня, когда состоялась – прямо после венчания – их последняя встреча.
Брак Блисс и Гая – такой неожиданный и интригующий – по-прежнему оставался одной из главных городских новостей, однако при этом молодожены получали на удивление мало приглашений. Собственно говорящих было за все это время всего два: на концерт и на церемонию вступления в должность нового губернатора, назначенного правительством Соединенных Штатов.
Оба выезда в свет оставили у Блисс и Гая неприятный привкус. Их брак все еще считался скандальным, и молодым приходилось постоянно отбиваться от целого роя докучливых, а порой даже неприятных личных вопросов об их знакомстве, близости, любви.
Блисс и Гай твердо осаживали любопытных, те обижались и переставали приглашать к себе заносчивую, по их мнению, парочку.
Теперь большую часть времени Гай проводил во встречах с деловыми людьми, которые наперебой предлагали ему вложить деньги в их предприятия. Кроме того, Блисс было известно, что Гай несколько раз встречался в Эбстинт-хаусе со своими старыми друзьями – Жаном и Пьером Лафиттами. Ездил он и к адвокатам, которые уже заканчивали готовить бумаги, необходимые для того, чтобы Гай мог наконец вступить во владение облюбованной им плантацией.
Гай говорил Блисс, что дела продвигаются и вскоре они смогут уехать из Нового Орлеана в собственное имение. А когда Блисс поинтересовалась однажды, на кого будет оформлена покупка плантации, Гай только улыбнулся в ответ и сказал, что это будет сюрприз.
Вот и сегодня Гай уехал из дома рано, чтобы повидаться с братьями Лафитт. Лиззи с Брайаном ушла гулять в парк, а Манди отправилась по магазинам. Таким образом, Блисс осталась в доме совершенно одна, если не считать повара и занятых своими делами двух горничных внизу.
Пользуясь тишиной и одиночеством, Блисс присела к столу и принялась сочинять письмо отцу, которому со дня свадьбы так и не собралась писать. Впрочем, у нее и сейчас ничего не получалось.
Мысли Блисс не хотели сосредоточиваться на письме и то и дело уносились во вчерашнюю ночь...
Их с Гаем любовь – такая страстная, терпкая и нежная – с каждым днем становилась все чувственней и глубже. Блисс хорошо помнила, как пугала ее в первое время близость с Охотником: он казался ей грубым, жестоким и очень опасным. Но в то же время в нем было нечто, притягивавшее к нему Блисс, словно магнитом. Да, она была тогда его пленницей, да, она ненавидела своего тюремщика, но при этом не могла противиться его мужскому обаянию, не могла устоять перед соблазном...
Самым же удивительным было другое. Человек по имени Охотник, занимаясь своим пиратским промыслом, жил вне закона, однако Блисс готова была поклясться, что виконт Хантер никогда и ни в чем этот чакон не переступит. И она от всей души надеялась, что его прошлое навсегда останется для всех непроницаемой тайной.
Блисс вздохнула, тряхнула головой и вернулась к письму. Ей хотелось бы установить с отцом хотя бы некое подобие мира. Она понимала, конечно, что дело это долгое и непростое, но время-то у них есть... И должен же Клод Гренвиль сознавать, что самый хрупкий мир все-таки лучше открытой неприязни!
Блисс низко склонила голову над исписанным листом, когда в дверь библиотеки, где она сидела, негромко постучали. Затем дверь приоткрылась, и горничная сообщила, что хозяйку желают видеть. Блисс не успела даже спросить, кто именно приехал к ним в дом, как дверь распахнулась настежь и в комнату вошел Джеральд Фолк.
– Это я, Блисс. Надеюсь, ты не против, – сказал он, плотно прикрывая за собою дверь библиотеки.
Фолк уверенно прошел в глубь комнаты и без спроса развалился в мягком кожаном кресле.
– Моего мужа нет сейчас дома, – сказала Блисс, изо всех сил стараясь держаться спокойно. – Но он скоро вернется.
– Ну да, мы оба с тобой знаем, что виконт поехал навестить своих дружков-пиратов. Впрочем, я пришел поговорить с тобой, а не с ним.
Блисс вжалась в спинку кресла, не в состоянии скрыть своего потрясения. Пираты! Это слово прогремело в ее ушах, словно погребальный колокол.
– Нам с тобой не о чем говорить, – заметила она.
– Почему же не о чем? – возразил Фолк. – Всегда можно поговорить о деньгах. Вот у тебя, к примеру, есть, а у меня – нет...
– И о деньгах мне нечего тебе сказать. У тебя нет никаких прав на мое наследство. Оно принадлежит теперь моему мужу.
Теоретически это так и было. Однако на самом деле Гай сказал, что ему не нужны деньги Блисс, и положил их в банк на имя своей жены. Так что Блисс сама могла распоряжаться своим наследством, хотя сообщать об этом Фолку. разумеется, не собиралась.
Фолк вдруг резко поднялся, подошел к креслу, в котором сидела Блисс, наклонился и негромко, не-грозно сказал:
– Я знаю, Блисс. Я все знаю.
Блисс показалось, что невидимая ледяная рука схватила ее сердце и сжала его. Она сразу поняла, что именно имеет в виду Фолк, но решила разыграть недоумение.
– Не понимаю, о чем ты, – прошептала она.
На красивом лице Фолка появилась отталкивающая гримаса.
– Все ты прекрасно понимаешь. Впрочем, если тебе нужно убедиться в том, что я не блефую, – изволь. Итак, твой муж такой же виконт, как я – турецкий бей. Здесь он называет себя Хантером, а среди пиратов его тали под кличкой Охотник. Он один из самых жестоких пиратов, когда-либо хозяйничавших в наших водах. Все дно Карибского моря устлано кораблями, которые он потопил, и усыпано скелетами убитых им повинных людей! Это могут подтвердить многие: Охотника здесь хорошо помнят. Одно мое слово – и твой муж покойник, Блисс. Ты хочешь овдоветь во второй раз, моя дорогая? Что ж, мне это нетрудно устроить: ведь твой муж – пират и убийца, присвоивший к тому же чужой титул. Что ты на это скажешь?
«Хорошо, что я сижу, – мелькнуло в голове Блисс. – по крайней мере не упаду, быть может».
Блисс знала, что ей не следует даже пытаться встать на ноги – они ее не удержат. И все же она собрала в кулак всю свою волю и ответила – с некоторым вызовом даже:
– Ты что-то путаешь, Джеральд. У Гая есть бумаги, подтверждающие его титул.
– Титул! Его нетрудно купить или продать, – фыркнул Фолк. – Не в титуле, в конце концов, дело. Достаточно того, что я знаю всю подноготную твоего мужа. Теперь я могу даже объяснить, почему он так легко взял себе в жены беременную женщину. Просто он и был тем самым пиратом, от которого ты забеременела, не так ли?
Мир, окружавший Блисс, вдруг стал зыбким, расплывчатым. «Только бы не упасть снова в обморок!» – мысленно взмолилась Блисс.
– Что тебе нужно, Джеральд? – с трудом разлепив внезапно запекшиеся губы, спросила она.
Фолк криво усмехнулся и вернулся в свое кресло.
– Ну вот, это другой разговор, – сказал он, усаживаясь. – Рад, что ты готова к сотрудничеству. Мои условия достаточно просты: в обмен на молчание я хочу твое наследство. Все, целиком.
– А если я не соглашусь? – спросила Блисс. Фолк пожал плечами.
– Тогда твоего муженька повесят. Я слышал, что смерть на виселице не только позорна, но и очень мучительна. Когда у человека на горле затягивают петлю, лицо его сначала краснеет, затем синеет, и только потом становится белым, как у всех покойников. Язык при этом вываливается изо рта и становится...
– Прекрати! – Блисс сморщилась, пытаясь проглотить подкативший к горлу комок, и зажала уши ладонями.
– С тебя достаточно?
Блисс торопливо кивнула. Она знала характер Фолка и не сомневалась, что ради денег он способен на все. Если он не получит свои сребреники, Гая на самом деле вздернут на виселицу.
– Хорошо, – спокойно сказал Фолк. – Теперь скажи: ты можешь распоряжаться своими деньгами?
– Я... Да, счет в банке открыт на мое имя. Гай не захотел переводить мое наследство на себя.
Фолк коротко, злобно хохотнул.
– Еще бы! Зачем ему твои гроши после того, что он награбил вместе со своими Братьями! Сколько товаров он забрал только с моих судов! Скольких людей продал и рабство! Кровавый пират!.. М-да... Так когда ты можешь передать мне деньги?
– Для этого нужно несколько дней. Я должна скачать обо всем Гаю, и...
– Ну уж нет! Ни слова твоему муженьку! Я знаю, на что он способен. Он просто убьет меня за эти деньги. Прирежет где-нибудь в тихом переулке, да еще и посмеется. Только знай, не я один втянут в эту историю, моя дорогая. Есть два человека, которые прекрасно знали твоего Охотника – они-то мне и сообщили о нем. Так вот, им дан приказ расправиться с ним, если со мной вдруг что-то случится – неожиданное и неприятное. Надеюсь, ты понимаешь меня, дорогая? Л если ты сама вздумаешь выкинуть какое-нибудь коленце, то я тут же пойду в полицию, так и знай.
– Но как же я могу проделать такую финансовую операцию без ведома Гая? – возразила Блисс.
– Как – это не мое дело. Мои условия ты слышала, а уж дальше поступай, как знаешь. Но учти: если я выясню, что ты рассказала все Хантеру, я немедленно иду в полицию и сдаю его. Итак, я даю тебе на все неделю. Ровно через семь дней я буду ждать тебя – вместе с деньгами, разумеется, – в экипаже, с задней стороны твоего дома. Ровно в полночь. И смотри, не забудь взять с собой кошелек!
– В полночь? Но мне вряд ли удастся выйти из дома в такое время без ведома Гая...
– Ничего, придумаешь что-нибудь. И попробуй только обмани меня! Не пройдет и часа, как в твою дверь постучат молодцы в синем и потащат твоего муженька в Калабосо.
– Я... Да, хорошо, я все сделаю, – сказала Блисс.
– Смотри, ты обещала, – ухмыльнулся Фолк. Он поднялся и направился к двери. – Так-то лучше. Пусть ты останешься без денег, но зато и твой муж походит пока без кандалов. Всего хорошего! Встретимся через неделю, дорогая!
Неожиданно распахнулась дверь, и в библиотеку влетел раскрасневшийся от бега Брайан.
– Мама! – закричал он с порога. – Мы вернулись! Лиззи разрешила мне на бульваре покормить голубей!
– Так, так, так... А это кто, интересно было бы знать? – Мозг Джеральда принялся лихорадочно обрабатывать новую информацию. – Какие знакомые глаза! Ведь это твой сын, Блисс, не правда ли? Как же тебе удалось найти его?
– Брайан, солнышко, иди на кухню и скажи Лиззи, чтобы она дала тебе молока с печеньем. Поторопись, скоро придет учитель.
Почувствовав напряжение, царившее в библиотеке, Брайан внимательно посмотрел на Фолка, затем на мать и вышел за дверь.
– Теперь мне кое-что стало понятно, и все же... – Фолк озадаченно нахмурил брови. – Это мальчик – твой сын, это ясно. Ясно и то, почему мы не нашли его тогда в Мобиле – Хантер опередил нас. Но зачем ему понадобился мальчик? Неужели для того, чтобы заставить тебя выйти за него замуж? Странно... И еще более странно, что Хантер решил ради тебя оставить свой пиратский промысел. – Он неожиданно рассмеялся. – Неужели этот кровавый ублюдок и в самом деле влюбился в тебя?
– Я ничего не собираюсь тебе объяснять, – сказала Блисс. – И вообще, оставь Брайана в покое. Тебе нужны деньги? Ты их получишь. А потом, я надеюсь, ты исчезнешь из моей жизни навсегда и я о тебе больше никогда не услышу.
– Я был очень рад узнать о мальчике, моя дорогая, – усмехнулся Фолк. – Как все счастливо сложилось у тебя! И ты, я вижу, очень заботливая и любящая мать. Ведь тебе было бы страшно снова потерять своего сына, не правда ли? Блисс побледнела.
– Ты собираешься меня шантажировать?
– Думай, как знаешь. Помни мои слова. И не забывай: Хантер ничего не должен знать. Надеюсь, ты не подведешь меня на этот раз, дорогая? А теперь прощай. М не было очень приятно поговорить с тобой.
Фолк ушел, а Блисс еще долго сидела неподвижно. Она знала: такой человек, как Фолк, ради своей выгоды не пожалеет и ее ребенка. А уж Гая-то и подавно.
Конечно, взять деньги из банка без ведома Гая будет непросто, но Блисс надеялась, что это ей все же удастся. Главное – чтобы он не успел ни о чем догадаться...
За обедом они почти не разговаривали. Затем наступил вечер, и Гай не переставал удивляться тому, как безразлична сегодня Блисс ко всему, что ее окружает. Наступил ужин, а она по-прежнему оставалась молчаливой и задумчивой. Наконец Гай негромко постучал пилкой о край тарелки, чтобы привлечь наконец к себе внимание жены.
– Что с тобой сегодня? – спросил он. – Что-то произошло? Отчего ты так расстроена?
– Все в порядке, – коротко ответила Блисс. Она улыбнулась, но эта вымученная улыбка не обманула Гая.
– Ты весь день ничего не ешь и не говоришь ни слова.
– Не хочется есть. У беременных бывают такие моменты. Тебя же не было рядом, когда я носила Брайана, вот тебя и удивляют перепады в моем настроении.
Гай внимательно посмотрел на жену. Нет, что-то здесь не так, и беременность – неубедительное объяснение тому, что происходит с Блисс. Однако в любом случае нужно быть с нею терпеливым и внимательным. Гай знал, что беременных нельзя волновать.
– Может быть, тебе лучше прилечь, солнышко? – сказал он. – Ты выглядишь усталой. Я тоже скоро приду в спальню, но сначала мне нужно просмотреть кое-какие бумаги.
Повторного приглашения Блисс не стала дожидаться. По-прежнему грустная и молчаливая, она встала из-за стола и поспешила из столовой.
Гай проводил ее задумчивым взглядом. Нет, что-то определенно было не так, но что именно и почему – этого он понять не мог. Гай уже успел расспросить слуг, но они не сообщили ему ни о чем необычном, что могло бы так повлиять на настроение Блисс.
И тут в голове Гая промелькнула ужасная догадка. Быть может, Блисс начала жалеть о том, что вышла за него замуж? Не может простить ему старые грехи, проклинает его за то, что он вновь оказался на ее жизненном пути?
Гай поднялся в библиотеку и принялся изучать купчую на плантацию. Внимательно прочитав все бумаги, он проставил в обоих экземплярах договора сумму сделки и скрепил своей подписью. Гай понимал, что мог бы поторговаться, но ему не терпелось как можно скорее обрести такое место, где никто и ничто не потревожит их покой.
Теперь Гай уже ругал себя за глупые сомнения. Отложив бумаги в сторону, он поднялся, потянулся и с улыбкой подумал о том, что Блисс уже разделась и ждет его в постели. Вспомнил прошлую ночь, вспомнил горячие губы Блисс, ее упругое тело, извивающееся в порыве страсти, ее нежные стоны...
Жаркая волна прокатилась по телу Гая, ему захотелось как можно скорее оказаться в своей спальне и скинуть с себя ставшую вдруг тесной одежду.
«Совсем как школьник, спешащий на первое в жизни свидание», – с улыбкой подумал он, легко взбегая по ступеням.
Гай спешил на свидание со своей женой – с самой дорогой и желанной женщиной на свете. Он сгорал от нетерпения: ему так хотелось поскорее прикоснуться к ее атласной коже, увидеть ее сияющие глаза! Возле двери спальни он на минуту остановился, чтобы отдышаться, и только потом повернул дверную ручку.
Блисс казалась спящей – она не открыла глаз, не повернула головы. Гай подошел к постели, нарочно шумя и спотыкаясь о мебель, но Блисс не шелохнулась.
Гай нахмурился. Он знал, что не настолько она устала, чтобы уснуть как убитая. Присмотревшись, он заметил, что ресницы Блисс легонько трепещут, и ему стало ясно, что спящей она только притворяется. Но зачем она разыгрывает перед ним этот спектакль?
Ответа на свой вопрос Гай не нашел.
– Я знаю, что ты не спишь, Блисс, – сказал он, присаживаясь на край постели и начиная стаскивать с ног сапоги. – Может быть, ты все же скажешь, что случилось? Пойми, мне очень важно это знать. Если тебе не хочется сегодня заниматься любовью, так это еще не повод, чтобы совсем не обращать на меня внимания. Я же все понимаю. И никогда не причиню вреда ни тебе, ни нашему будущему ребенку.
Блисс открыла глаза. Ей очень не хотелось огорчать Гая, но она не могла сейчас заниматься с ним любовью. Блисс боялась, что потеряет контроль над собой и расскажет ему обо всем. А делать этого было нельзя: Фолк поставил очень жесткие условия. Если она откроется Гаю, Фолк немедленно затянет петлю на его шее. Нет, не может она облегчить свою душу – это слишком рискованно. А ставить под удар Гая и Брайана она не имеет права.
Ведь Блисс знала, на что способен Джеральд Фолк, особенно когда дело касается денег.
– Прости. Я не... Я сама не знаю, что со мной сегодня... – сказала Блисс. – Сама не знаю.
– Ты не заболела? С тобой явно что-то происходит. Ты просто сама не своя. Пошлю-ка я за доктором.
– Нет, не нужно! Со мной все в порядке. Я просто устала. Завтра мне будет лучше, я уверена.
Гай скинул на пол брюки и улегся в постель рядом с женой. Блисс не пошевелилась, когда он обнял ее. Она чувствовала его желание, но не находила в себе сил ответить ему взаимностью. Это было бы предательством – делать вид, что все хорошо, когда все так плохо. Сегодняшний разговор с Фолком отравил всю ее жизнь, заставил ее бояться за своего мужа и сына. И сказать Гаю ничего не могла. Ведь она знала, что Гай немедленно ринется принимать ответные меры, и тогда события окончательно выйдут из-под контроля.
Нет, слишком велик риск.
– Тогда засыпай, Блисс, – сказал Гай. – Может быть, завтра ты мне расскажешь все наконец. – Он какое-то время лежал молча, а потом вдруг спросил: – Ты не жалеешь о том, что вышла за меня замуж? Может быть, я вовсе не тот человек, который тебе нужен?
– Мне не нужен никто, кроме тебя, Гай. Всегда помни об этом.
Блисс произнесла эти слова так серьезно, что Гай еще больше встревожился.
На следующей неделе Блисс удалось дважды покинуть дом, не вызывая ни у кого ни вопросов, ни подозрений. Она посетила банк и подготовила все для того, чтобы ей была выдана огромная сумма, лежащая на ее счете. Ей пришлось подписать необходимые бумаги и переговорить, с банкирами, но, к счастью, обошлось без неожиданных затруднений. Ведь все деньги были положены на ее имя, и она имела полное право распоряжаться ими. Наконец Блисс получила всю сумму наличными, уложила деньги в саквояж и спрятала его под кроватью в своей спальне.
Вся эта неделя казалась Блисс бесконечной, и она провела ее словно в аду. «Не дай мне бог когда-нибудь еще пережить такое!» – думала она, в очередной раз проверяя, на месте ли туго набитый саквояж. Обманывать Гая было для нее невыносимо, но еще невыносимее было бы рассказать ему всю правду. Блисс прекрасно понимала, что Гай не может не замечать ее странное поведение, но она надеялась на то, что скоро весь этот кошмар закончится, а потом, бог даст, и забудется, и их жизнь снова потечет тихо и безмятежно. Только бы Фолк успокоился, получив эти проклятые деньги! Только бы не обманул, только бы не пошел после этого в полицию!
А такого поворота событий Блисс не исключала. Она слишком хорошо знала Джеральда Фолка...
И вот настала ночь – та самая, когда Блисс должна была передать деньги Фолку. Весь день она не находила себе места. Гай, разумеется, видел ее состояние, но сколько бы вопросов ни задавал он, в ответ Блисс хранила молчание.
А вопросов за эти дни у Гая накопилось немало. Вот и сейчас он не мог не отметить болезненной холодности, с которой Блисс принимала его ласки. Гай гладил ее тело, ласкал его губами, но Блисс оставалась холодной и отчужденной.
Наконец Гай не выдержал.
– Скажи, как долго еще будет продолжаться эта холодность между нами? – спросил он, приподнимаясь на локтях. – Неужели ты ничего не хочешь сказать мне? Впрочем, Гай уже не надеялся услышать в ответ что-нибудь вразумительное – и не ошибся.
– Это не холодность, милый, – сказала Блисс, стараясь не смотреть на него. – Это просто... Просто я беременна.
– Это я уже слышал. Господи, Блисс, иногда мне кажется, что я начинаю сходить с ума. Ты что, винишь меня за то, что ты беременна?
– Нет! Господи, конечно же, нет! Я очень хочу ребенка, я с нетерпением жду его...
– Тогда в чем же дело? Ты не хочешь меня?
– Я люблю тебя, Гай. Ты просто должен верить мне и набраться терпения.
– Но когда-нибудь ты все же расскажешь мне о том, что с тобой случилось?
– Не знаю. Может быть... Когда смогу. Гай с трудом подавил вспышку гнева.
– Не нравится мне все это, Блисс. Конечно, я готов и подождать, только не было бы слишком поздно. – Он тяжело вздохнул. – Хотя, надо признаться, я нетерпеливый человек. И я хочу, чтобы моя жена вернулась ко мне, и как можно скорее. Я соскучился по твоей нежности. Я соскучился по любви, по твоим страстным стонам. Как давно все это ушло, милая! И куда?
– Я тоже соскучилась по всему этому, – со вздохом ответила Блисс– Но это вернется. Обязательно вернется, обещаю тебе. Только дай мне время.
– Может быть, все-таки скажешь, что тревожит тебя?
«О господи, дай мне сил!» – взмолилась Блисс. Ей хотелось, безумно хотелось рассказать ему все, но она по-прежнему боялась сделать это. Угрозы Фолка постоянно звучали в ее ушах. Нет, если ей дорога жизнь Гая, она должна держать язык за зубами.
– Не волнуйся ни о чем, – тихо сказала Блисс. – И засыпай. Уже завтра все будет гораздо лучше, чем теперь.
Блисс твердо решила, что завтра, когда Фолк получит ее деньги – чтоб ему подавиться ими! – она расскажет Гаю все, не дожидаясь, пока он сам узнает о том, что она закрыла свой счет в банке. Блисс так хотелось верить, что, получив деньги, Фолк навсегда исчезнет из их жизни! А вместе с ним исчезнет и опасность разоблачения Гая...
Блисс пролежала с открытыми глазами до самой полуночи, когда каминные часы пробили двенадцать раз, она посмотрела на Гая. Ее муж спал – грудь его поднималась и опускалась в такт мерному дыханию. Ну что ж, хотя бы в этом ей повезло: можно успеть сбегать на свидание с Фолком и незамеченной вернуться назад. Часы отсчитали последний, двенадцатый удар, и Блисс неслышно выскользнула из постели.
Гай почувствовал движение и тотчас проснулся: долгие годы, прожитые в постоянном ожидании опасности, приучили его к чуткому сну. Он услышал, как Блисс встает с постели, и слегка приоткрыл глаза. Блисс двигалась по спальне беззвучно, освещенная лишь светом полной луны, падавшим от окна.
С чувством нарастающей тревоги Гай наблюдал за тем, как она одевается, накидывает на плечи шаль...
«Может быть, ей стало плохо?» – подумал он и хотел было спросить ее об этом вслух, но тут Блисс наклонилась и вытащила из-под кровати саквояж.
«Зачем ей саквояж? – мелькнуло в голове Гая. – Среди ночи.
Ну что ж, скоро он, похоже, получит ответ на многие свои вопросы. Неужели Блисс собралась бежать? Нет, она никогда не покинет ни его, ни тем более Брайана! А что, если она решила забрать Брайана с собой? Ведь у нее есть деньги, и она вполне могла бы жить совершенно самостоятельно...
Гнев постепенно нарастал, охватывая Гая. Ему хотелось спрыгнуть с постели, остановить Блисс, сказать, что она очень скоро пожалеет о том, что задумала сделать! Но время шло, секунда за секундой, а Гай не двигался с места. Едва сдерживая себя, он наблюдал за тем, как Блисс открывает дверь и выходит из спальни, прижимая к груди саквояж. Еще мгновение – и Гай вскочил на ноги. Торопливо одевшись, он тоже покинул спальню – быстро, но совершенно бесшумно.
Прежде всего Гай удивился тому, что Блисс отправилась в противоположную от комнаты Брайана сторону. Неужели она решила бежать из дома одна, без сына? Невероятно!
Прижимаясь к стенам, Гай крался следом за Блисс, повторяя ее путь: вниз по лестнице, затем на кухню и, наконец, через заднюю дверь – во двор. У самой двери Блисс обернулась, и Гай едва успел спрятаться за какой-то выступ стены. Подозрительно осмотревшись, Блисс открыла наконец дверь и выскользнула в темноту.
Гай выждал несколько секунд и выскочил следом. Похоже, Блисс заранее знала, куда ей идти: во всяком случае, у дома она не задержалась, а тут же стремительно зашагала к воротам, ведущим в парк.
Гай не отставал. Он прошел в те же самые ворота спустя всего несколько секунд после Блисс и сразу же увидел стоящий в аллее экипаж. Гай серой тенью метнулся в кусты, а Блисс тем временем уверенно пошла прямо к экипажу.
«Так, значит, это правда! – в ужасе подумал Гай. – Она решила бежать. Но с кем?»
В этот момент из экипажа вышел мужчина. Он осторожно осмотрелся и двинулся навстречу Блисс. Когда Гай присмотрелся и узнал этого человека, кулаки его невольно сжались, а зубы стиснулись сами собой.
Джеральд Фолк! Так Блисс решила бежать с ним! Невероятно! Значит, она лгала с самого начала? Но что же, в таком случае, на самом деле связывает ее с Фолком?
Гай подкрался ближе, надеясь услышать хотя бы часть разговора между Блисс и Фолком, но они говорили слишком тихо, и он не смог разобрать ничего. Гай только увидел, как Блисс передала свой саквояж Фолку. Впрочем, это-то как раз было ясно: в саквояже, вне всякого сомнения, лежало самое необходимое, что Блисс собрала с собой в дорогу.
Итак, она в самом деле решила бежать!
Черная, тягучая ненависть растекалась по сердцу Гая. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким обманутым, обокраденным. Даже тогда, семь лет тому назад, ему и то было легче.
Но, к сожалению, те давние его подозрения по поводу Блисс оказались оправданными. Он так хотел верить в ее невиновность, но, увы, доказательства вины сейчас прямо перед ним – полночь, Фолк, карета и Блисс, стоящая рядом с Джеральдом...
Гай подумал, что странности в поведении Блисс и ее настроение в последние дни теперь легко объясняются. Очевидно, именно в это время она обо всем договорилась с Фолком и решила, что может больше не выполнять супружеские обязанности. И все же какая она притворщица! Какую искреннюю страсть она разыгрывала в постели! И как долго!
«Господи! А может быть, просто я настолько глуп, что ничего не замечал?» – подумал Гай.
Теперь, когда первый шок начал проходить, Гай спокойно и холодно подумал о том, что убьет Фолка.
Впрочем, это уже была мысль виконта Хантера, а не пирата по имени Охотник. Тот убил бы Фолка уже давно и не задумываясь, а Хантер в отличие от Охотника должен был думать не только о себе, но и о своем сыне. Потому-то он и не станет резать глотку Фолка прямо здесь и сейчас. Он найдет другой способ отомстить своему смертельному врагу. А пока...
Не раздумывая больше, Гай выскочил из-за кустов и стрелой кинулся к Фолку. Увидев его, Фолк попытался скрыться в карете, но Гай оказался быстрее и проворнее. Он успел подбежать, схватить Фолка за плечи и буквально стащил его со ступеньки. Выхватив из пальцев Фолка саквояж, он швырнул его в кусты.
Краем глаза Гай заметил, как отшатнулась Блисс, услышал, как она ахнула. «Испугалась? – подумал он. – И поделом!»
Блисс еще никогда не видела Гая таким неистовым. Он схватил Фолка за лацканы сюртука, крепко встряхнул и срывающимся от ярости голосом хрипло спросил:
– Что, думал обмануть меня? Надеялся, что я ни о чем не узнаю?
– Блисс поклялась, что ничего тебе не скажет, – сквозь зубы пробормотал Фолк.
– Но я-то не такой дурак, Фолк! Я же видел, что Блисс что-то затевает. Правда, не мог даже подумать, что и ты замешан в этом деле.
Гай еще раз встряхнул Фолка и припечатал его спиной к стенке кареты. Ему хотелось размозжить это ненавистное лицо, но он сумел сдержать себя и коротко, но мощно ударил Фолка в живот. Фолк вскрикнул и начал оседать на землю.
– Мне очень жаль, что я не могу убить тебя, Фолк, – сказал Гай. – Скажи спасибо, что у меня есть сын, ради которого я и пощажу тебя. А теперь убирайся! И знай: если я еще хоть раз увижу тебя возле своей жены, меня и мысли о сыне не удержат – убью. Непременно убью.
– Тебе меня не запугать, Хантер, – ответил Фолк, с трудом поднимаясь на ноги. – Напрасно стараешься. А о сегодняшнем ты еще пожалеешь!
– Проваливай, скотина, – сквозь зубы процедил Гай. – Твои угрозы меня не пугают. Что ты можешь мне сделать?
– Дуррак, – врастяжку произнес Фолк.
Он не стал дожидаться ответа от Гая и молча полез и свою карету. Гай провожал экипаж взглядом до тех пор, пока он не скрылся из вида и в глубине аллеи не растаял цокот копыт.
– Зачем ты это сделал?! – отчаянно закричала Блисс, когда у нее прошел первый шок. – Ты же не знаешь, на что способен Джеральд! Ты все погубил!
Гай медленно обернулся.
– Ты – моя жена, Блисс. Неужели ты думала, что я буду молча стоять и смотреть, как ты собираешься бежать с этим ублюдком? Одного не могу понять: почему ты была готова так легко бросить своего сына?
Блисс посмотрела на Гая, как на сумасшедшего.
– Так ты решил... Так ты решил, что я собираюсь бежать?! – переспросила она. – Бросить вас с Брайаном?
– Не прикидывайся дурочкой, Блисс! – мрачно отрезал Гай. – Я все видел собственными глазами.
С того самого момента, когда ты встала с постели и вытащила саквояж, заботливо упакованный в ожидании встречи с любовником.
– С любовником?! О боже! Выслушай меня, Гай! Ты ничего не понял...
– Не желаю ни слушать, ни понимать. Все, хватит, Плисе. Я устал от твоего вранья.
– Нет, ты должен меня выслушать.
Голос Блисс дрожал и срывался, она почти кричала, так что Гай решил поскорее увести жену в дом, пока она не перебудила слуг и соседей. Он без долгих слов подхватил Блисс на руки и понес домой, не забыв при этом подхватить на ходу откатившийся в сторону саквояж. Блисс пыталась что-то говорить, но Гай не слушал ее. Только в спальне он поставил жену на пол, зажег свечи и сунул ей в руки саквояж.
– Вот, возьми. Распаковывай свои тряпки. Ты никуда не едешь – во всяком случае, пока не родится наш ребенок. А там можешь проваливать на все четыре стороны – только, разумеется, без детей. Наследства твоего на жизнь хватит – и тебе, и Фолку.
Блисс ошарашено смотрела на Гая, потом покосилась на зажатый в руке саквояж.
– Тряпки? – переспросила она. – Ты что, рехнулся? Я терпеть не могу Джеральда Фолка и никогда не покину своих детей!
– Перестань водить меня за нос, – огрызнулся Гай. – Одного не могу понять – как ты могла согласиться бежать с Фолком после всего, что он сделал с тобой и твоим сыном? Не иначе, ты просто сошла с ума.
– Позволь мне все объяснить! – взмолилась Блисс. – Это вовсе не то, о чем ты думаешь...
– Не надо. Помолчи. Я не перенесу очередной лжи. Гай отвернулся к стенному шкафу, вытащил из него чистую рубашку и начал переодеваться.
– Куда это ты собрался посреди ночи? – спросила удивленная Блисс.
– Не могу здесь оставаться. Здесь все напоминает мне о тебе, о нашей любви... Теперь, когда я знаю, что все это оказалось ложью, мне лучше уйти. К тому же, если останусь, я могу не сдержаться и ударить тебя.
Лицо Гая было напряженным, застывшим. В нем чувствовалась непреклонность. Блисс понимала, что никакие слова не заставят его вновь поверить ей. И все-таки под этой застывшей маской проглядывала боль – чудовищная, нечеловеческая боль, – несмотря на все старания Гая скрыть ее. Казалось, эта боль будет теперь с ним до конца, до самой смерти. В сторону Блисс он старался не смотреть, словно ему невыносимо было видеть ее лицо.
– Куда ты идешь? – чуть слышно спросила Блисс, когда Гай оделся и направился к двери.
– Не знаю. Просто здесь я не могу оставаться. Мне поднять слуг, чтобы они присмотрели за тобой? Или ты сегодня уже не побежишь к своему Фолку, как только за мной захлопнется дверь?
Блисс низко опустила голову, словно груз его слов оказался непомерным.
– Я уже сказала, все это совсем не то, о чем ты думаешь. Не уходи. Позволь мне все объяснить. Тогда ты поймешь, почему...
– Я задал вопрос, Блисс. Мне стоит разбудить слуг?
– Нет. Никуда я не денусь. И никогда не собиралась покидать этот дом.
Гай коротко кивнул.
– Отлично. Счастливо оставаться.
– Подожди! Когда ты вернешься?
– Не знаю.
И он ушел, даже не оглянувшись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пират - Мейсон Конни

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Пират - Мейсон Конни



очень хорошая книга, советую почитать
Пират - Мейсон Коннинаташа
1.09.2011, 23.01





дуже класна книга
Пират - Мейсон КонниЮля
3.01.2013, 13.08





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





книга то класна но там багато помилок
Пират - Мейсон КонниАрина
4.01.2013, 7.58





Супер!!!
Пират - Мейсон КонниМия
25.02.2013, 11.44





Отлично написанный роман, вместе с главными героями переживаешь их боль и горечь. И такая любовь, живучая вечно, и никакая месть и ненависть не способно затмить такое чувство как ЛЮБОВЬ. Читайте. роман того стоит
Пират - Мейсон КонниДИАНА
23.06.2013, 1.11





Роман понравился. Читала с удовольствием. Советую прочитать его другим.
Пират - Мейсон Коннитатьяна
29.07.2013, 13.48





Роман хороший, но много тяжелых сцен.
Пират - Мейсон КонниКэт
9.10.2013, 14.02





Давно хотела прочитать эту книгу первый раз читала лет 10назад очень понравилось и переживала заново все чувства с героями советую
Пират - Мейсон Коннилюбовь
23.10.2013, 23.44





Мне роман очень понравился, очень интересный сюжет, много захватывающих дух сцен. Читается легко и с удовольствием.
Пират - Мейсон КонниАлена
26.11.2013, 15.13





маразм рулит. героиня по принципу - не верю глазам своим. папенька сказал, что женишок помер, значит помер. Неправдоподобная, несусветная чушь. Она его не узнала спустя всего-то 6 лет. и что с ним такого стало за 6 лет, что сделало его неузнаваемым? он сделал пластику, сменил пол или что? плюс перебор с постельными сценами, прям порно нон-стоп. Он ее и тут, и там, и сям, и так и этак. rn2 из 10
Пират - Мейсон Коннинанэль
7.01.2014, 23.23





Прекрасный роман. Настоящая любовь, настоящая ненависть. Великолепные откровенные сцены. Да, героиню обманывал родной отец,разлучив её с мужем и отобрав у неё новрождённого сына, но она оказалась сильной и смогла преодолеть все невзгода. Герой - настоящий мужчина. Девочки, рекомендую читать :)
Пират - Мейсон КонниНефер
21.01.2014, 11.35





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.21





Потрясающий роман .10/10!!!!
Пират - Мейсон КонниИрина
10.08.2014, 16.28





дочитать не смогла.
Пират - Мейсон Коннилёлища
27.01.2016, 12.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100