Читать онлайн Обещанный рай, автора - Мейсон Конни, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещанный рай - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещанный рай - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещанный рай - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Обещанный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Спустя два дня Гленна получила ответную телеграмму из Филадельфии и, прочитав ее, едва не подпрыгнула от радости. Джеймс сообщал о том, что в дальнейших поисках преступника нет никакой надобности. В последний момент нашлись двое надежных свидетелей, которые дали крайне важные показания. Они дружно заявили о том, что видели Кейна в холле гостиницы именно в тот момент, когда из номера Джадда Мартина донесся звук выстрела. Это означало, что Кейн вошел туда уже после убийства и, следовательно, не виновен в смерти Мартина. В конце телеграммы Джеймс твердо и настоятельно просил Гленну немедленно вернуться домой.
Узнав о телеграмме, шериф Бартоу радостно улыбнулся и сказал, потирая руки:
— Отлично, Гленна, просто отлично. Сказать по правде, я очень рад, что ты уезжаешь отсюда. Ведь от Дюка можно ожидать чего угодно. Разумеется, я стал бы охранять тебя и дальше, но, боюсь, моих сил могло бы и не хватить. Когда ты едешь?
— Завтра, — с грустью в голосе ответила Гленна. Ей было жаль покидать шерифа Бартоу, которого она так полюбила за последние дни. — Но мы еще вернемся сюда, обязательно вернемся. Кейн — не тот человек, чтобы просиживать целыми днями в конторе. Теперь, когда Джадд навсегда исчез из нашей жизни, Кейну непременно захочется вернуться в Денвер, и мы это сделаем. Кроме того, здесь остались мои прииски. Мне очень хочется довести до конца дело, начатое моим отцом. Я найду ту жилу, о которой он мечтал всю свою жизнь. Клянусь, я найду ее.
— Желаю удачи, Гленна, — тепло сказал шериф Бартоу. — Если соберетесь вернуться, дай мне знать. А если мы уже не увидимся до твоего отъезда, передай мои лучшие пожелания Кейну. Надеюсь, у него хватит ума на то, чтобы прямо с поезда повести тебя к алтарю.


Когда Гленна распрощалась с Бартоу, было уже довольно поздно для того, чтобы пойти к Сэл и поделиться с ней своей радостью. Сейчас в «Красной Подвязке» было самое горячее время, и Гленна понимала, что спокойно поговорить им просто не удастся. Она решила, что попрощается с Сэл завтра утром, перед тем как отправиться на вокзал.
Сэл стала управляющей «Красной Подвязки» ровно в полдень того дня, когда Дюку было приказано убраться вон. Когда Гленна и Сэл пришли в «Подвязку», его уже не было. Удивительно, но все деньги в сейфе остались нетронутыми, там лежала даже та выручка, что скопилась после смерти Джадда. Гленна была счастлива, что расставание с Дюком прошло так гладко.
«Но не слишком ли гладко? — подумала она. — И где гарантия, что я больше никогда не увижу этого человека?»


Проснулась Гленна от стука в дверь и машинально взглянула на маленькие часики, приколотые к отвороту ночной рубашки. Стрелки, едва различимые в ночном сумраке, показывали два.
— Кто там? — сонно спросила Гленна. Тихий женский голос ответил из-за двери:
— Это я, Сэл. Открой, мне надо поговорить с тобой, солнышко.
«Сэл! Неужели что-то случилось в „Красной Подвязке“?» — подумала Гленна.
— Одну минуту, — ответила она. — Сейчас открою.
Гленна нащупала в темноте халат, накинула его на плечи и, придерживая одной рукой расходящиеся края, повернула ключ в замочной скважине.
В гостиничном коридоре стоял полумрак, и поэтому Гленна увидела перед собой только женский силуэт. В следующую секунду за спиной женщины появилась высокая мужская фигура.
— А теперь убирайся, Лил, — прозвучал грубый низкий голос. — Теперь я и без тебя справлюсь.
Все дальнейшее произошло мгновенно.
Прежде чем Гленна успела вскрикнуть, во рту у нее оказался кляп, на голову ей накинули шерстяное, пропахшее конским потом одеяло, подняли на руки и понесли. Хотя Гленна и не могла ничего видеть, но все же сообразила, что ее несут через пустую кухню к черному ходу. Там Гленну посадили в седло и повезли прочь от «Паласа».
«Кто меня похитил? — подумала Гленна и тут же ответила себе: — Конечно же, Дюк, больше некому. Но зачем? И чего он хочет этим добиться?»
Заметив, что руки у нее свободны, Гленна, не раздумывая сжала кулаки и что есть силы, с разворота, ударила ими назад. Попала во что-то мягкое, услышала сдавленный крик и обрадовалась, но, к сожалению, ненадолго. В ту же секунду она получила ответный сильный удар по голове, и кто-то сказал:
— Придержи руки, а то получишь еще.
Гленна тряхнула головой, приходя в себя после удара, и замолчала, проклиная Дюка про себя последними словами.
Ее везли какой-то извилистой, путаной дорогой — очевидно, боковыми улочками — по ночному спящему городу. Город кончился, запахло ночной сыростью, зашелестела листва.
Действительно, Дюк вез Гленну за город, где в густых зарослях притаилась небольшая хижина. Когда-то, на заре золотой лихорадки, ее построили старатели, искавшие золото прямо возле города, но вскоре им пришлось уходить из этих мест. Какое-то время хижина стояла заброшенной, пока Дюк не наткнулся на нее и не купил за бесценок. Именно здесь он и залег после того, как Гленна выставила его из «Красной Подвязки». Эта хижина была удобна тем, что находилась совсем близко от города, но в то же время была совершенно не заметна среди густых зарослей. Сюда он и привез Гленну.
Гленна почувствовала, как ее снимают с лошади, ставят на ноги и бесцеремонно подталкивают в спину. Затем скрипнула дверь, затрещали под ногой деревянные половицы и запахло пылью. Гленна невольно обернулась на стук затворившейся двери, и в это время сквозь одеяло, наброшенное ей на голову, пробился свет — это Дюк отыскал и зажег лампу. Тогда Гленна сорвала с головы грязное одеяло и швырнула его на пол. Вытащила кляп изо рта и только после этого ненавидяще уставилась на Дюка, наблюдавшего за ней, сидя за колченогим голым столом.
— Что все это значит, ублюдок? — гневно спросила она. — Теперь ты так просто не отделаешься!
— Неужели? — криво усмехнулся Дюк.
— Что тебе нужно?
— Присядь, и я все тебе расскажу.
Гленна окинула взглядом запущенную, грязную комнату, увидела два стула, стоявших возле стены, выбрала тот, что показался ей более чистым, придвинула его к столу и села.
— Говори, Дюк. Я жду.
Дюк откинулся на спинку своего стула, закинул ногу на стол, натянул на лоб свою шляпу и улыбнулся, словно кот при виде горшка со сливками.
— Мне нужны две вещи, — сказал он, откровенно разглядывая Гленну своими пронзительными темными глазками. Атласный халат плотно прилегал к ее телу, и под тонкой тканью хорошо просматривались аппетитные округлости женского тела. При виде этой картины мысли Дюка едва не побежали в новом направлении, но он сумел взять себя в руки.
«Дело прежде всего, — одернул он самого себя. — А позабавиться с этой девкой я всегда успею».
— Да говори же! — окончательно вывел его из задумчивости резкий окрик Гленны.
Она легко прочитала мысли Дюка по его затуманившимся глазам и теперь хотела лишь одного — как можно скорее выслушать требования своего похитителя и постараться выбраться из этой западни.
— Я хочу «Красную Подвязку» и оба прииска. Подпиши дарственную — и можешь быть свободна.
«Отдать этому проходимцу отцовские прииски? Навеки похоронить его мечту? Ни за что!» — подумала она и ответила:
— «Красную Подвязку» ты получишь. Прииски — нет. Тем более что они для тебя не представляют ценности. Как известно, найти материнскую жилу так и не удалось и, скорее всего, не удастся.
— Она там, эта жила, просто никто, кроме меня, не знает, где ее нужно искать, — ответил Дюк. — И не думай отделаться от меня одной только «Красной Подвязкой». Ха! Этого мне мало! Я хочу гораздо большего, Гленна, и ты мне все это дашь.
— Бери, что дают, и будь доволен. Ты отпускаешь меня, я никому не говорю о том, что случилось, сажусь завтра утром на поезд и уезжаю. Договорились?
— Нет, Гленна, так дело не пойдет. Мне нужно все. И «Подвязка», и прииски.
Всю жизнь у Дюка не было ничего, кроме долгов, и теперь его жадность не знала предела. Он намеревался выбить из этой рыжей ведьмы все, что ему хотелось, а может быть, и больше.
— Прииски ты не получишь. Они дороги мне как память об отце, и я не отдам их никому, так же как Кейна или своего сына.
— Тогда будешь торчать здесь, пока не передумаешь. Я уже сказал: мне нужно все.
— С ума сошел! Меня же будут искать.
— Кто? — рассмеялся Дюк. — Ты сама сказала, что уезжаешь завтра утром. Я все знаю. Ты заплатила за номер и приказала отправить на станцию свой багаж. Пройдут недели или даже месяцы, пока тебя кто-то хватится.
«Да, Дюк неплохо подготовился к нашей встрече», — подумала Гленна.
— Ошибаешься! — сказала она вслух. — Кейн сразу же хватится меня. А уж если он приедет в Денвер, то перевернет весь город, ты его знаешь.
— Морган сидит в тюрьме, и я думаю, что он очень не скоро оттуда выберется. А может быть, и вовсе никогда. Его повесят за убийство, вот и все.
— Опять ошибаешься, Дюк, — торжествующе возразила Гленна. — Кейна больше не обвиняют в убийстве Джадда. Нашлись свидетели, которые видели его в коридоре гостиницы в тот момент, когда в номере Джадда прозвучал выстрел. Я думаю, что Кейн уже на свободе.
— Лжешь! — закричал Дюк, но лицо его стало испуганным. — Я ничего не слышал об этом.
— Вчера вечером брат Кейна прислал мне телеграмму. Потому-то я и решила уехать из Денвера.
Дюк тяжело задумался. Если все именно так, как сказала Гленна, его дела плохи. Но она может и блефовать. Нет, пока он все-таки будет исходить из того, что Морган по-прежнему сидит в тюрьме, и сидит крепко.
— Вот чернила, перо и бумага, — сказал он. — Напиши несколько строк, поставь свою подпись — и можешь спокойно уезжать.
Гленна немного подумала, а затем взяла перо и медленно окунула его в чернильницу. Дюк со злорадной улыбкой смотрел на лежавший у нее под рукой чистый лист бумаги. Гленна написала несколько строк, помахала листом бумаги, просушивая чернила, а затем протянула Дюку. Тот взял его, быстро прочитал, побагровел от гнева и разорвал лист в мелкие клочья.
— Я вижу, что напрасно теряю с тобой время, — сказал он, тяжело шевеля челюстями. — Ну что ж, придется тебе посидеть здесь, пока не одумаешься.
Он еще раз окинул Гленну похотливым взглядом, и она невольно схватилась рукой за отвороты халата, стремясь поплотнее запахнуть его. Ей хотелось, чтобы Дюк ушел, и как можно скорее. Пусть запирает ее здесь и уходит. А уж с запорами она сама разберется.
Но потом произошло то, чего Гленна никак не могла предвидеть. Дюк скрутил ее, заткнул рот кляпом, туго связал за спиной руки и бросил Гленну в дальний угол хижины, на охапку грязной соломы. Затем хлопнула дверь, и Гленна осталась одна.
«А может быть, нужно было согласиться на условия Дюка? — подумала она, безуспешно пытаясь пошевелить запястьями. — Отдать ему то, что он хочет, и не дразнить гусей».
В той записке, которую изорвал Дюк, не было ни слова о том, что к нему переходят «Красная Подвязка» и прииски. Вместо этого Гленна написала на листе бумаги все, что она думает о Дюке, не стесняясь при этом в выражениях.
«Нет, — решила она. — Я не сдамся. Разве я могу отдать ему отцовскую мечту? Ведь все равно меня найдут, это лишь вопрос времени».
Она кое-как свернулась на соломе и вскоре погрузилась в сон, согретая мыслями о дорогом и далеком Кейне.


— Ты действительно посылал ей ту телеграмму, Джеймс? — в сотый раз переспросил Кейн.
— Посылал, посылал, — терпеливо откликнулся тот. — И не только посылал, но в тот же день получил от Гленны ответ. Она написала, что немедленно возвращается. А теперь перестань метаться, словно дикий зверь в клетке, присядь и поешь.
Кейна выпустили на свободу вчера вечером, после того как стало очевидно, что он непричастен к убийству Джадда. Однако Кейн и дома не находил себе места, неотрывно думая о Гленне, оказавшейся по его милости в далеком Денвере, и одному богу известно, какие опасности поджидают ее в этом змеином логове. От этих мыслей Кейн лишился не только аппетита, но и сна, и все чаще ему казалось, что он напрасно сидит в Филадельфии, что его помощь нужна Гленне, и причем немедленно.
— Ради бога, присядь же, Кейн! — повторил Джеймс. — Тебе надо поесть. Ты так исхудал в тюрьме, что Гленна, пожалуй, тебя и не узнает.
— Мне кажется, что я должен ехать в Денвер, у меня предчувствие опасности, — твердо сказал Кейн.
— Просто у тебя голова кружится от голода, — улыбнулся Джеймс. — Бьюсь об заклад, что Гленна вернется в Филадельфию еще до конца недели.
— И я буду встречать ее на вокзале со священником, — подхватил Кейн. — Мы тут же отправимся в церковь, обвенчаемся, и тогда конец всяким слухам. Ах, я не могу больше ждать!
Дюк вернулся на следующий день. Он развязал Гленну. Она тут же избавилась от кляпа и стала массировать затекшие запястья, едва не крича при этом от боли.
— Как я погляжу, ты еще не передумала, — заметил Дюк, наблюдая за Гленной и не дождавшись от нее слов, которые рассчитывал услышать.
— Мне нужно выйти, — бесцветным голосом сказала Гленна.
— На горшок сходи, — хрипло хохотнул Дюк, указывая на грязное помятое ведро, стоящее возле стены.
Гленна посмотрела на него, поморщилась и повторила:
— Мне нужно выйти.
— Сбежать пытаешься? Выброси из головы.
— Я не сбегу, обещаю, — спокойно солгала Гленна. — Прошу тебя, Дюк. Я уже не в силах терпеть.
— Ну, ладно, — неохотно согласился Дюк. — Но знай: я с тебя глаз не спущу.
На подгибающихся, ватных ногах Гленна вышла за дверь и тут же зажмурилась от яркого солнца. Увидев неподалеку густые заросли кустарника, она направилась туда, бросив по дороге Дюку:
— Близко не подходи.
— Не тебе со мной торговаться, — парировал Дюк, не отставая от Гленны.
— Если будешь вести себя со мной таким образом, никогда ничего не добьешься, — заметила Гленна. — А ведь только от меня зависит, станешь ты богатым или нет. Ну что, ты оставишь меня в покое?
— Если ты не вернешься через пять минут, я поймаю тебя и сверну тебе шею, — коротко ответил Дюк, отходя в сторону.
Гленна спряталась в кустах. Положение, в котором она оказалась, выглядело безнадежным со всех сторон. Если она откажется отдать Дюку то, что он хочет, тот убьет ее и спрячет тело так, чтобы его никогда не нашли. Отдать ему «Подвязку» и прииски? Но он все равно убьет ее, чтобы она замолчала навек, так же, как Вилли, тоже ставший ненужным свидетелем. И если ей не удастся бежать, остается только одно: тянуть время и молиться о том, чтобы ее поскорее хватились.
— Твое время вышло, Гленна. Выходи.
— Еще минутку, Дюк.
При одной мысли о том, что ее сейчас снова запрут в душной грязной хижине, Гленне сделалось дурно.
«Почему я стою здесь как истукан? Давно можно было убежать, — подумала она. — Мне бы только добраться до леса, а там уж я смогу найти укрытие и отсидеться. А вечером проберусь в город».
Тут у нее словно выросли крылья, и Гленна, не раздумывая, рванулась вперед, проламываясь сквозь кустарник. Трещали ветки, раздирая в клочки халат, наброшенный на плечи Гленны, но она бежала, не обращая внимания на царапины, не чувствуя под босыми ногами ни жестких корней, ни острых колючек.
Увы, добежать до спасительного леса ей не удалось. Сильная рука схватила ее сзади за волосы и резко рванула. Гленна закричала от боли, повернулась, и в этот миг Дюк сильно ударил ее кулаком по лицу. Гленна еще раз вскрикнула и упала на колени.
— Сучка! — злобно прокричал Дюк. — Удрать захотела? Поднимайся! Сейчас я так проучу тебя, что навек запомнишь. Запру тебя здесь, и подыхай от голода. Если, конечно, не перестанешь упрямиться.
— Убирайся к черту! — ответила Гленна, обжигая Дюка взглядом своих изумрудных глаз.
Дюк волоком притащил Гленну назад в хижину, швырнул на солому и спросил:
— Ну что, одумалась? Подпишешь дарственную на «Красную Подвязку» и оба прииска? Или снова запереть тебя?
«Что толку соглашаться, если моя жизнь в любом случае гроша ломаного не стоит?» — подумала Гленна и ответила:
— Ты ничего не получишь!
Дюк, не говоря ни слова, вышел за дверь и тут же вернулся, неся несколько пакетов, которые небрежно швырнул на стол.
— Этой еды должно хватить тебе до моего возвращения. Если, конечно, будешь экономить, — коротко пояснил он и снова выскочил наружу, чтобы вернуться на этот раз с ведром воды.
— Экономь, — злобно напомнил он. — Больше не будет.
После этого Дюк вышел и стал заколачивать снаружи окна хижины. Гленна пыталась кричать, но Дюк не обращал на ее крики ни малейшего внимания, просто закончил свое дело и вернулся в хижину.
— Будешь сидеть здесь, пока я не вернусь, — сказал он. — На помощь не надейся. Подумай хорошенько. Если не передумаешь, я возьмусь за тебя по-другому. Ты красивая женщина, Гленна, и у тебя есть что взять, кроме денег.
Дюк сделал шаг вперед, и Гленна испуганно отпрянула к стене. Ее замутило, когда она представила себе, что может оказаться в грязных объятиях Дюка.
— Не смей трогать меня! — прошипела она.
Дюк протянул руку, обхватил Гленну за талию и прижал к своей жесткой груди. Наклонил голову и грубо поцеловал ее в губы, бесцеремонно пропихнув внутрь свой горячий шершавый язык. Гленна щелкнула челюстями и почувствовала во рту солоноватый вкус крови.
— Ах ты, сучка! — взвыл Дюк, отскакивая назад и вытирая ладонью окровавленный рот. — Ну, ты мне за это заплатишь! Сдохнешь здесь от голода, и никто никогда не найдет тебя даже для того, чтобы похоронить!
Затем он вскинул руку, и из глаз у нее посыпались искры. От удара затылком о стену Гленна едва не потеряла сознания. Дюк злобно посмотрел на нее и выскочил за дверь.
— Дюк! Подожди! Не бросай меня! — крикнула Гленна.
«Неужели он в самом деле решил оставить меня здесь, чтобы я умерла? — с ужасом подумала она. — И я никогда больше не увижу ни Кейна, ни Дэнни? Нет! Нет! Пусть забирает себе „Золотую Надежду“, пусть забирает все. Дороже жизни нет ничего!»
— Дюк! — снова крикнула Гленна.
Но было уже поздно. Дюк успел заколотить снаружи дверь хижины и не прислушивался к крикам, доносившимся изнутри.
— Посмотрим, что ты запоешь, когда у тебя закончится вода и пища! — крикнул он на прощание. — А когда я вернусь, может быть, вернусь, ты сделаешь все, что я тебе прикажу, если, конечно, не сдохнешь к тому времени.
И Гленна услышала сквозь собственные рыдания его тяжелые удаляющиеся шаги.


Возможно, Гленне не было бы так страшно, если бы она знала, что Дюк на самом деле не собирался уморить ее голодом. Сначала пусть подпишет дарственные на «Красную Подвязку» и прииски, затем он как следует насладится ее телом, а уж потом можно будет позволить ей и умереть. Только мертвые умеют молчать, это давно известно. А научил его этому правилу Джадд, который всегда умел убирать ненужных свидетелей: и Пэдди О'Нейла, и Эрика Картера, и ту мексиканскую девку, Кончиту, которая могла рассказать, что ночь, когда убили старого Пэдди, Эрик Картер провел в ее постели. Правда, все это не спасло от гибели и самого Джадда.
«Впрочем, пусть Гленна думает, что я приговорил ее к смерти, — усмехнулся про себя Дюк. — Такие мысли делают человека сговорчивым. Проголодается как следует, подрожит за свою шкуру, а потом с радостью поделится со мной всем, что у нее есть, — и деньгами, и телом».
Дюк полагал, что все знакомые Гленны уверены в том, что она два дня тому назад уехала с утренним поездом, и не знал, как сильно он при этом ошибается. И, конечно, ему было невдомек, что Кейн не только вышел на свободу, но уже сидит в поезде, идущем в Денвер.
В то утро, когда Гленна собиралась уезжать, ее багаж, как было договорено, забрали из пустого номера и отправили на вокзал. Однако горничная, пришедшая немного позже, чтобы прибраться, обнаружила нечто странное и немедленно доложила об этом портье. Тот примчался в номер Гленны и увидел, что горничная не зря подняла шум. На стуле висело аккуратно расправленное дорожное платье и нижняя юбка, на столе лежала приготовленная шляпка, а возле кровати стояли туфли. Да, это была странная, загадочная находка. Не могла же леди покинуть гостиницу необутой и неодетой, правда? Но если платье здесь, то где же сама леди? Или она оказалась настолько богатой, что решила оставить свою одежду в номере просто так, на память?
К полудню слухи о странном происшествии в «Паласе» дошли до шерифа Бартоу, и он немедленно отправился — нет, не в гостиницу, а на вокзал. В кассе он очень быстро выяснил, что Гленна не брала билет и не выезжала из Денвера, и лишь после этого навестил «Палас». Бартоу уже знал, что с Гленной случилась беда, и оставалось лишь выяснить, не отыщется ли в гостинице хотя бы какая-нибудь зацепка, которая позволит пролить свет на эту историю.
Шериф довольно долго разговаривал с портье, но так и не узнал ничего существенного. Затем он навестил Сэл, выяснил, что Гленна исчезла, даже не попрощавшись с подругой. Бартоу откровенно поделился с ней всем, что было ему известно, и Сэл ответила, что готова поставить свой последний доллар на то, что за всем этим делом стоит Дюк. Немного подумав, они решили отправить телеграмму в Филадельфию, и спустя двенадцать часов Кейн был уже в пути.


Прошел день, за ним второй, и с каждым часом страх все сильнее сжимал сердце Гленны своими холодными щупальцами. Неужели ей в самом деле придется умереть вот здесь, в этой убогой хижине, на этом грязном, пыльном полу?
— Должен быть какой-то выход. Думай, Гленна, думай! — подбадривала она себя вслух, расхаживая взад и вперед по тесной комнатке. От звука собственного голоса Гленне становилось не так страшно.
«Да, если так пойдет и дальше, то, пожалуй, я и голосу Дюка буду рада», — тоскливо подумала Гленна.
Хижину Гленна уже осмотрела не раз, обломала все ногти, пытаясь подцепить то одну, то другую доску, и наконец убедилась в том, что Дюк не оставил ей ни единой лазейки. Все было крепко заколочено — и дверь и окна.
Еды было немного, но и ее Гленна старалась растягивать, как только могла, — и овечий сыр, и сухари, и вяленое мясо. Пила она тоже осторожно, позволяя сделать себе лишь несколько глотков за целый день. Но даже при такой экономии запасов должно было хватить в лучшем случае на неделю.
«А что потом? — спрашивала себя Гленна. — Буду умирать от голода и жажды? Впрочем, мне все равно не жить. Если даже Дюк вернется и я выполню все его требования, он обязательно убьет меня».
В щелях между досками, которыми были забиты окна, неожиданно потемнело, и вскоре по деревянной крыше хижины застучали первые капли дождя. Гленна зажгла лампу, отметив про себя, как быстро убывает в ней керосин. Судя по всему, ей предстоит умирать не только в муках, но и в темноте.
Гленна уселась за стол, рассеянно следя за тем, как на его поверхности собирается лужица дождевой воды. Она становилась все шире и наконец пролилась тонким ручейком на пыльный пол. Гленна машинально подняла голову, и у нее захватило дыхание. Там, в крыше, оказалась дыра величиной с кулак.
Гленна нашла метлу на длинной деревянной ручке и забралась на колченогий стол. Теперь ручка метлы доставала до крыши, и Гленна принялась долбить ею по доскам, окружающим отверстие. Отдохнув, она снова принималась за дело.
Так она трудилась весь день до позднего вечера, спеша пробить себе путь к свободе до того, как вернется Дюк, чтобы убить ее.
Утреннее солнце заглянуло сквозь крышу. Прикинув на глаз, Гленна решила, что теперь отверстие уже достаточно большое, чтобы она смогла пролезть сквозь него, и тут перед ней встала новая проблема: в чем бежать? И халат, и ночная рубашка были разодраны в клочья. И далеко ли она уйдет босиком, без туфель?
Гленна решила поискать, не осталось ли в хижине каких-нибудь вещей Дюка.
Она еще раз внимательно осмотрела каждый угол, но в хижине не было ни комода, ни платяного шкафа, ни сундука — голые стены.
Гленне помог случай. Забредя в дальний угол, она споткнулась, а нагнувшись, обнаружила в полу квадратную крышку. Приподняв ее, Гленна вытащила из углубления небольшой сундучок, а раскрыв его, радостно закричала, обнаружив внутри именно то, что было ей необходимо.
Дрожащими от нетерпения руками она принялась вытаскивать из сундучка и раскладывать на полу свои сокровища — пару старых мужских брюк, несколько грязных, запачканных краской рубашек, рваную куртку и — о, чудо! — тяжелые, но почти целые башмаки. Здесь же нашлась и жуткого вида шляпа. Одеться удалось.
Но не все оказалось так легко и просто. Задрав в очередной раз голову и смерив расстояние от пола до крыши, Гленна поняла, что до краев отверстия ей не дотянуться даже со стола. Гленна подставила стул, но и этого оказалось мало.
Гленна спустилась вниз и задумалась. Отец учил ее, что из всякой ситуации есть выход, нужно лишь уметь увидеть его. И она увидела — ведро с водой, которое оставил ей Дюк. Если его перевернуть, то как раз можно будет дотянуться до края отверстия. Правда, нужно будет вылить последнюю воду, и если ее попытка окажется неудачной, то тогда…
Но Гленна не стала раздумывать об этом «тогда». Она решительно выплеснула воду, перевернула ведро и водрузила его на стул. Затем мысленно помолилась и принялась карабкаться наверх, холодея от страха.
Балансируя, словно акробат на проволоке, она глубоко вдохнула и рванулась вперед и вверх. Сумев зацепиться кончиками пальцев за края отверстия, она медленно, с трудом подтянулась. Вскоре Гленна впервые за много дней увидела свет и вдохнула всей грудью свежий воздух. Это придало ей сил, и она уже без особого труда выбралась на крышу.
«Слава богу, что на мне штаны крепкие», — подумала она и застряла.
А между тем в покинутой ею хижине происходили бурные события, вызванные ее бегством. Оттолкнувшись от ведра ногами, Гленна скинула его на пол. Ведро перевернуло горящую лампу, и по всей комнате сразу же стало расползаться жаркое керосиновое пламя. Оно охватило оставшуюся на полу не пригодившуюся Гленне одежду, перекинулось на стол и поползло по стенам. Сухое, старое дерево вспыхнуло словно солома, и в считанные секунды вся хижина изнутри уже была охвачена пламенем. Гленна почувствовала жар, проникающий сквозь подошвы ее башмаков, скосила глаза вниз и увидела под собой яркие сполохи огня. Она закричала от ужаса, изо всех сил рванулась вверх, но так и не смогла протиснуть бедра в узкое отверстие. Тогда Гленна принялась бешено рвать его края, сажая занозы и рассекая в кровь пальцы. Наконец ей удалось отодрать несколько щепок, и она оказалась на свободе, холодея при мысли о том, что стало бы с ней, сорвись она туда, вниз, в это бушующее пламя.
Гленна осторожно съехала по скату крыши и взглянула вниз, на землю, до которой было не меньше трех метров. Конечно, при таком прыжке легко можно сломать себе руку или ногу, но разве это имеет значение, когда на карту поставлена жизнь?
Гленна поджала ноги, отпустила руки, и земля стремительно понеслась ей навстречу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обещанный рай - Мейсон Конни

Разделы:
12345789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Обещанный рай - Мейсон Конни



Очередной ужасающий бред. Героиня дура. Гг тупое похотливое животное.мадам чуть не изнасиловали трое,а она тут же быстро раздвигает лапки и вовсю давай являть ГГ всю силу страсти.вообще,большую часть времени героиня проводит лежа на спине нервно раздвинув ноги и страстно "любя" гг
Обещанный рай - Мейсон КонниНаталья
20.05.2013, 23.30





Что меня больше всего раздражает у этого автора, то, что героини никогда и ничего не могут толком объяснить своим героям, им не хватает времени, они что-то постоянно лепечут, отсюда возникают разные недопонимания... Неужели так трудно что-то объяснить? Почему-то не хватает нормальных человеческих слов. Все проблемы в этих романах не из-за действий каких-то врагов или злодеев, а из-за того, что герои не умеют разговаривать друг с другом...
Обещанный рай - Мейсон КонниМарина
26.11.2014, 1.44





Книга супер мне понравилась.
Обещанный рай - Мейсон Коннисаня
13.09.2015, 19.08





Книга супер мне понравилась.
Обещанный рай - Мейсон Коннисаня
13.09.2015, 19.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100