Читать онлайн Грешное прикосновение, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешное прикосновение - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешное прикосновение - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешное прикосновение - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Грешное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Элисса стояла перед королем, дрожа от холода в своем промокшем платье. Последние несколько дней дождь лил как из ведра. Все ее вещи намокли, и она чувствовала себя ужасно. В общем, путешествие в Лондон трудно было назвать приятным, несмотря на то что капитан Хардинг обращался с ней весьма уважительно. При возможности они останавливались на ночлег в гостиницах, а когда обстоятельства не позволяли, Элисса спала под тентом. Насколько Элисса помнила, она никогда в жизни не была такой несчастной.
Вдобавок ко всем этим неприятностям ее отвели к королю, едва они приехали в Лондон, не дав даже переодеться в сухую одежду и подкрепить силы едой и питьем. У Элиссы дрожали колени, когда недоброжелательный взгляд монарха заскользил по ней с таким выражением, которое иначе, чем любопытством, не назовешь. Лорд Пелем, премьер-министр, стоял возле кресла короля, глядя на Элиссу с ледяным презрением.
– Это та самая женщина? – спросил король. Он говорил с таким сильным немецким акцентом, что Элисса едва могла понять его.
– Похоже, что так, ваше величество, – ответил лорд Пелем.
– Ей известно, почему она здесь?
– Ей сказали об этом.
Элисса недоуменно заморгала. Почему они разговаривают так, словно ее нет в комнате?
– Пошлите за леди Кимброй, – приказал король. Лорд Пелем обратился к стоящему в стороне слуге, и тот немедленно ушел, а Элисса приготовилась к встрече с фурией мщения.
– Элисса Фрейзер, – заговорил король, впервые обращаясь непосредственно к ней, – лорд Пелем объяснит вам, в чем суть выдвинутых против вас обвинений, пока мы ждем прихода леди Кимбры.
Элисса даже лоб нахмурила, пытаясь понять слова короля, и наконец ей это удалось.
– Я не совершила никакого преступления, ваше величество, – сказала она.
Король поднял на нее глаза.
– Вам никто разговаривать не разрешал, мистрис, – вмешался лорд Пелем. – Слушайте внимательно, пока я объясняю, в чем вас обвиняют. – Премьер-министр развернул свиток, который держал в руках, и начал читать: – «Вы задумали измену с объявленным вне закона Тэвисом Гордоном. Вы заманили лорда Кларендона в свою постель и убедили его остаться с собой в Мистерли, несмотря на приказы короля. Вы убедили его отослать прочь леди Кимбру, ту самую леди, на которой он должен был жениться, чем огорчили и смутили ее».
Элисса расправила плечи.
– Могу я ответить на эти обвинения, ваше величество? – спросила она.
Король Георг коротко кивнул.
– Никакой измены я не совершала, – начала Элисса. – Отец выбрал Тэвиса Гордона мне в женихи, когда я была еще совсем ребенком. Это было задолго до Куллодена. А что касается второго обвинения, то я и не думала заманивать лорда Кларендона в свою постель. Вы также обвинили меня в том, что я уговорила лорда отослать леди Кимбру из Мистерли, но это было его решение, а не мое. Я к этому не имею никакого отношения. Равно как и к его решению взять меня в жены.
Король вскочил с кресла.
– Вы вышли замуж за лорда Кларендона?! – завопил он. – Вы вышли замуж за лорда Кларендона?! – повторил король. – Измена! Предательство! Мы не давали ему на это разрешения! Мы отправили к нему подходящую невесту, а он отверг ее!
Леди Кимбра вошла в зал приемов, когда король все еще продолжал громко возмущаться. Должно быть, она слышала весь разговор, потому что с ходу включилась в него:
– Я все правильно поняла, ваше величество? Вы сказали, что лорд Дэмиан женился на этой предательнице, симпатизирующей якобитам? Это отвратительно! Такой поступок требует сурового наказания!
– Прошу вас, сир, сядьте, – обратился лорд Пелем к королю. – Вы не должны так волноваться.
– Можно мне сказать, ваше величество? – сладким голосом попросила леди Кимбра.
Король дал ей разрешение говорить взмахом руки.
– Элисса Фрейзер настроила против меня лорда Дэмиана, – сказала Кимбра. – Она не успокоилась до тех пор, пока не заманила его в свою постель. А потом уговорила его отослать меня прочь из Мистерли.
– Нет, сир, она лжет! – воскликнула Элисса.
– Но еще до моего отъезда из Мистерли она пыталась убежать к своему любовнику Тэвису Гордону, – продолжала Кимбра. – Ее поймали и вернули назад. А как только я уехала, она, должно быть, уговорила лорда Дэмиана жениться на ней. Эта якобитка заслуживает сурового наказания, ваше величество. Элисса Фрейзер совершила измену, и за это ее надо предать смертной казни.
От ужаса Элисса похолодела. У нее закружилась голова, в глазах померк свет, и она уже почувствовала себя наполовину мертвой, ведь опровергнуть лживые слова Кимбры у нее не было никакой возможности. Признаться, Элисса надеялась на снисходительность короля, но эта ее надежда рухнула, едва она услышана брошенные Кимброй чудовищные обвинения.
– Думаю, смертная казнь – это чересчур, сир, – вполголоса проговорил лорд Пелем, стоявший сбоку от короля.
– Мы примем то решение, которое сочтем нужным, – сказал король. – А теперь позовите писаря. Несанкционированный брак между лордом Кларендоном и Элиссой Фрейзер должен быть расторгнут. Мы положим ему конец.
Элисса поймала на себе торжествующий взгляд Кимбры; впрочем, уже через мгновение та стала смотреть на нее с нескрываемой ненавистью. Вскоре в зал вошел писарь, и Элисса вновь обратила свое внимание на короля.
Писарь картинно поклонился.
– Вы звали меня, ваше величество? т – спросил он.
– Да, – с важностью кивнул король. – Вы должны немедленно подготовить указ об аннулировании брака и сразу же дать мне его на подпись. Мы желаем аннулировать брак между сэром Дэмианом Стрэттоном, лордом Кларендоном, и Элиссой Фрейзер. Нам понадобятся два экземпляра указа – один для лорда Кларендона, другой для нашего архива.
– Слушаюсь, сир, – вымолвил писарь, вновь склоняясь перед монархом.
Король взмахом руки приказал ему убраться. Лорд Пелем откашлялся.
– Каковы ваши пожелания, касающиеся Элиссы Фрейзер, сир? – спросил он.
– Об этом мы еще подумаем. А до тех пор, пока мы примем решение, заприте ее в Тауэр. – Король обвел взглядом съежившуюся, вымокшую Элиссу. – И если у нее нет сухой одежды, дайте ей что-нибудь, чтобы она могла переодеться.
– Вы слишком снисходительны, сир, – выразила свое недовольство Кимбра.
– Мы подумаем о ваших словах, леди Кимбра, – промолвил король. – Действительно, против леди Элиссы выдвинуты серьезнейшие обвинения, так что мы постараемся, чтобы наказание соответствовало тяжести ее проступков. Если мы решим, что только смертью можно их искупить, то так оно и будет.
Элисса побледнела.
– Я требую суда, сир, – тихим, но твердым голосом произнесла она.
Король недовольно нахмурился.
– Вы не можете здесь ничего требовать, мистрис, – заявил он. – Суд нам не нужен. Я сам выступлю в роли судьи. – С этими словами он лениво помахал перед лицом кружевным платочком: – А теперь оставьте нас, мы утомились.
Кимбра склонилась в глубоком реверансе. Поклон Элиссы не выражал ни благодарности, ни уважения. Ее судьба оказалась в руках человека, который поступил слишком жестоко с шотландскими горцами после битвы при Куллодене. Так что ждать от Ганновера милосердия было бессмысленно.
– Следуйте за мной, мистрис, – проговорил лорд Пелем, отвлекая Элиссу от грустных размышлений.
Элисса вышла из зала следом за лордом. Она не раз слышала ужасные истории от людей, которые побывали в Тауэре, и знала, что милосердного отношения в этой тюрьме к ней не будет. Лорд Пелем провел ее по лабиринту коридоров, а затем открыл перед ней дверь, ведущую в небольшой дворик. К удивлению Элиссы, там ее поджидал капитан Хардинг.
– Капитану Хардингу дано указание сопровождать вас, – объяснил лорд Пелем. – Он отвезет вас и те вещи, что вы с собой прихватили, в Тауэр.
– Позвольте мне помочь вам, – сказал Хардинг, подводя Элиссу к одной из лошадей, которых он привел с собой.
– Сообщите лейтенанту Белтону, что мистрис Элисса погостит у него в Тауэре до тех пор, пока его величество не решит ее судьбу, капитан, – сказал Пелем, уходя.
Капитан Хардинг вскочил на своего коня, взял у Элиссы поводья и через арочный проем вывел лошадей на узенькую улочку, заполоненную мужчинами и женщинами, смотревшими на них с нескрываемым любопытством. Крики уличных торговцев, попрошаек, карманников, нищих и прочего подобного люда оглушали; все замелькало перед взором Элиссы, не привыкшей к такой какофонии в далекой Шотландии. Никогда в жизни не видела она столько людей, собравшихся в одном месте.
Откуда-то сверху крикнули, чтобы она была осторожнее. Элисса едва успела отклониться в сторону, чтобы на нее не попало содержимое ночного горшка, которое выплеснули прямо из окна. Она с отвращением сморщила нос, унюхав вонь, доносившуюся из сточных канав, которые тянулись по обе стороны узкой улицы. И уже не в первый раз подумала о том, как бы хотелось ей сейчас быть в Мистерли, где воздух всегда был чистым и благоухал цветами.
Когда они выехали на Тауэр-стрит, Элисса в ужасе уставилась на Тауэр-Хилл – это, заключила Элисса, был именно он, потому что на нем она увидела помост с виселицами, на которых казнили бесчисленное множество шотландцев, в том числе и ее родичей. По мощенной булыжником дамбе они пересекли Темзу, а затем проехали по деревянному мосту, нависавшему над глубоким рвом, который вел к Мидлгейт – воротам, ведущим в крепость.
Капитан Хардинг остановил коня возле тяжелой дубовой двери с массивными железными заклепками и помог Элиссе спрыгнуть на землю. Сунув ей в руки сумку с ее вещами, Хардинг с трудом отворил дверь и подтолкнул Элиссу внутрь. Элисса шагнула в темную переднюю и резко остановилась.
– Поднимайтесь вверх по лестнице, леди, – поторопил ее Хардинг.
На ватных ногах стала подниматься Элисса по узкой винтовой лестнице, придерживаясь рукой за влажную каменную стену. Одному Богу известно, куда она попадет. «Неужели это место станет моей могилой?» – с ужасом подумала она. Или ее безжизненное тело будет покачиваться на ветру на одной из виселиц, высящихся на Тауэр-Хилл?
Хардинг то и дело подталкивал ее в спину, когда она через силу плелась вверх по ступеням. Элисса невольно ежилась – холод вмиг проник сквозь мокрую одежду, пронзая ее до костей.
«Дэмиан, любовь моя, как ты мне нужен! – кричало ее сердце в немом призыве. – Окажусь ли я когда-нибудь вновь в твоих объятиях? Почувствую ли себя в безопасности рядом с тобой?»
Поднявшись наверх, Элисса оглянулась на Хардинга, ожидая, когда тот укажет ей, куда идти дальше.
– Сворачивайте налево, – сказал Хардинг.
Элисса свернула в сырой, задымленный коридор, освещаемый фонарями, торчащими из специальных отверстий в стенах. Зубы у Элиссы застучали, и она обхватила себя руками, чтобы хоть немного согреться.
– Стойте!
Элисса остановилась перед закрытой дверью. Хардинг постучал и, услышав разрешение войти, открыл дверь и махнул Элиссе рукой, приглашая войти первой.
– Прибыла ваша новая узница, лейтенант Белтон, – сказал он.
Элисса посмотрела на сидевшего за письменным столом человека с любопытством, к которому, однако, примешивалась изрядная доля страха. Это был крупный человек с красным лицом и большим носом. Судя по всему, он едва втискивал свое тело, походившее на толстую колбасу, в униформу, которая так и трещала по швам. Встав из-за стола, он с интересом оглядел Элиссу.
– Кто она такая? – спросил Белтон. – И что натворила?
– Ее зовут Элисса Фрейзер, – ответил Хардинг. – Она симпатизирует якобитам.
Белтон обошел стол, не сводя с Элиссы глаз. Она отшатнулась назад, когда он протянул руку к ее лицу и убрал со лба влажную прядь.
– Люблю рыжеволосых, – проговорил Белтон. – Ее повесят?
– Король еще не принял окончательного решения насчет нее, – ответил Хардинг. – Но будьте осторожны, Белтон, эта женщина – леди, – к удивлению Элиссы, предупредил Хардинг Белтона. – Поэтому обращайтесь с ней как с леди.
Белтон пожал плечами.
– Меня ей нечего бояться, – заявил он. – К тому же моя жена не позволяет мне никаких вольностей. Но вот за тюремщиков я не ручаюсь, все они грубые парни, как вам хорошо известно.
Бросив на Элиссу сочувствующий взгляд, Хардинг ушел, оставив ее в обществе Белтона.
– Я отведу вас в камеру, где вы сможете расположиться, – сказал Белтон. – Позднее тюремщик принесет вам еду и воду. Конечно, еда здесь не такая обильная, как та, к которой вы привыкли, но для такой малютки, как вы, пожалуй, хватит. Пойдемте, мистрис.
Набравшись смелости, Элисса сказала: – Я леди, так что извольте обращаться ко мне как положено.
– Здесь вы никто, мистрис, дьявол бы вас побрал? А теперь следуйте за мной.
Прижав к себе сумку онемевшими пальцами, Элисса почувствовала, что ее покидают остатки мужества. Она брела вслед за Белтоном по узкому коридору, а потом они поднялись вверх еще на один пролет. Наконец лейтенант Белтон остановился перед толстой дубовой дверью. Сняв с пояса внушительных размеров связку ключей, он долго гремел ими, выбрал наконец нужный ключ и вставил его в замочную скважину. Замок щелкнул, Белтон открыл дверь и втолкнул Элиссу в камеру.
Положив на пол свою сумку, Элисса огляделась по сторонам с растущей тревогой. В камере пахло сыростью и гнилью. Задул промозглый сквозняк. Подняв голову, Элисса увидела на противоположной стене маленькое окно, забранное решеткой. Она еще сильнее задрожала, когда по камере пробежало очередное холодное дуновение. Заставив себя отвернуться от окна, Элисса увидела узкую койку, накрытую грязными простынями и единственным обтрепанным тощим одеялом. Только бы тут не было вшей и блох, промелькнуло у нее в голове. Никакого источника тепла в камере она не приметила, а о помойном ведре, стоявшем в темном углу, даже думать не хотелось.
От чудовищной вони, исходившей от ведра, к горлу Элиссы подступила тошнота, и она едва не упала в обморок. Потрясенная увиденным, она перевела взор на Белтона, вопросительно приподняв брови, и стала ждать ответа на невысказанный вопрос о том, как он мог привести ее в такую ужасную камеру.
– Устраивайтесь поудобнее, – посоветовал Белтон. – Со временем вы ко всему привыкнете.
Сердце тревожно забилось в груди Элиссы, понимавшей, что к такому кошмару она не привыкнет никогда.
– Тюремщик принесет вам еду и свечу, – сказал лейтенант Белтон. – Свечу берегите, потому что одна свеча полагается на три дня. Помойное ведро выносят по утрам, еду подают дважды в день – утром завтрак и потом еще раз, днем, – пояснил он. – Если что нужно, говорите тюремщику, он решит, как поступить. Если есть деньги или ценности, лучше отдайте ему, и он обеспечит вас минимальным комфортом, которого просто так вам не видать. Нет денег – обратитесь к кому-нибудь из знакомых, тюремщик поможет связаться с ними.
– Минимальным комфортом? – переспросила Элисса. – Я не понимаю, что вы имеете в виду.
– Я говорю о теплом одеяле или кусочке мяса в супе, – пояснил лейтенант. – Возможно, о грелке, которая поможет вам согреться.
– Денег я с, собой не взяла, а в Лондоне никого не знаю, – прошептала Элисса.
– Что ж, это очень плохо. В таком случае всего вам доброго, мистрис. – С этими словами он вышел из камеры и запер за собой дверь, отрезав Элиссу от остального мира. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой одинокой и несчастной. У нее было чувство, будто жизнь медленно покидает ее.
Она опустилась на койку, слишком измученная и напуганная, чтобы спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. Когда она села, под ней зашелестела солома, а от комковатого тюфяка поднялся отвратительный влажный запах. Потом из-под койки выползла крыса. Посмотрев на Элиссу, она заползла под ее влажную юбку. Элисса оцепенела от ужаса.
Не в силах закричать, она вскочила с койки и забралась на табурет. Крыса встала на задние лапки и посмотрела на нее ясными бусинками своих глаз. Наконец своеобразное противостояние женщины и крысы закончилось, и крыса убежала.
Элисса чувствовала себя доведенной до отчаяния. Ей казалось, что она не сможет выжить в Тауэре. Внезапно ей пришло в голову, что ей, должно быть, и не суждено выжить и что король отправил ее в тюрьму для того, чтобы она здесь умерла. Где же Дэмиан? Почему до сих пор о нем ничего не слышно?
Элисса осторожно спустилась на пол, плотно завернула юбки вокруг ног и села на твердую поверхность табурета. Казалось, она не шевелилась целую вечность. Она дрожала от холода в мокрой одежде, но у нее недоставало сил даже на то, чтобы переодеться в сухое платье. Тени стали гуще и намного длиннее, когда в замке повернулся ключ.
В камеру вошел мужчина.
– Я ваш тюремщик, мистрис, – представился он. – Принес вам кое-чего поесть. – Он захлопнул дверь каблуком башмака.
Часть содержимого выплеснулась из миски, когда он поставил ее на стол, положив рядом ложку и кусок темного заплесневелого хлеба. Элисса подняла на него глаза и от страха едва не закричала: тюремщик зло смотрел на нее своими маленькими глазками. Приблизив к ней лицо, тюремщик спросил:
– Ну что, мистрис, устраиваетесь?
У него было такое отвратительное дыхание, что Элисса невольно отшатнулась, чтобы сдержать приступ дурноты.
– Тут ужасно, – поежившись, промолвила она. Тюремщик ухмыльнулся, обнажив ряд обломанных гнилых зубов.
– Меня звать Дули, – сказал он. – Уж лучше тут, чем в тюрьме Олд-Бейли или Флит. – Пошарив в кармане своей куртки, Дули выудил оттуда огарок свечи и несколько серных спичек. Свечу он воткнул в подсвечник, а спички положил рядом на стол.
Элисса посмотрела на миску и содрогнулась от отвращения.
– Что это такое? – спросила она. Дули раздраженно посмотрел на нее.
– Капустный суп, – ответил он. – Вы что, слепая? Элисса с ужасом смотрела на миску с супом. Она в жизни не видела ничего более несъедобного.
– Что, не нравится наш супчик, мистрис? – спросил Дули. Элисса отодвинула миску подальше от себя:
– Я не голодна.
Дули бросил на нег лукавый взгляд:
– Что ж, я могу принести вам кое-что повкуснее, если у вас есть деньжата, чтобы заплатить за мои услуги. За деньги могу также снабдить вас грелкой и еще одним одеялом.
– Нет у меня денег, – промолвила Элисса.
– Полагаю, в таком случае вам придется смириться с холодом и не морщиться, глядя на нашу еду, выхода-то другого нет.
– Пожалуйста, принесите мне воды.
– А ты, видно, привыкла командовать, не так ли? Ну да ладно, принесу тебе воды.
Дули ушел и через несколько минут вернулся с ведром воды и оловянной кружкой.
– Если чего захочешь, – сказал он, – постучи в дверь этой кружкой. Если передумаешь и захочешь получить то, о чем я говорил, тоже зови меня. Кстати, ты можешь расплатиться не только деньгами. Понимаешь, о чем я толкую?
– Мне ничего от вас не надо, – выпалила Элисса.
– Устраивайтесь, мистрис, – невозмутимо проговорил Дули. – Надеюсь, вам у нас понравится. – Он вышел и запер за собой дверь.
После ухода Дули Элисса с облегчением вздохнула. Она наконец поняла, что ее трясет от холода и что ей нужно немедленно переодеться, пока она не заболела. Конечно, грелка пришлась бы сейчас весьма кстати, но она скорее умрет от холода, чем попросит об этом Дули.
Зайдя в темный угол, Элисса вынула из своей сумки сухую одежду и переоделась. Мокрые вещи она разложила на столе и табурете, чтобы они просохли. Чувствуя себя совершенно несчастной, она села на край койки и завернулась в одеяло. Из ее глаз ручьем потекли слезы, когда крысы, привлеченные запахом еды, стали выползать из своих нор и заспешили к миске с капустным супом. Элисса совсем забыла о них, переставив миску на пол, чтобы освободить стол для просушки вещей.
Она долго и безудержно рыдала. Потом ее рыдания прекратились, словно она выплакала все слезы. Предаваться отчаянию нельзя – это не поможет. Нужно думать о хорошем, если она хочет выжить. Надо верить в то, что Дэмиан придет ей на помощь. Если она потеряет надежду, то потеряет все, а этого Элисса допустить не могла. Она напилась, зачерпнув кружкой из ведра, помыла руки и лицо. Потом долго сидела в темноте, пока не задремала.
Когда она вновь открыла глаза, то увидела, что в камеру сквозь окно заглянул серый рассвет. Утро принесло Элиссе некоторую надежду, она даже взбодрилась немного. На одеревеневших от неудобного положения ногах она встала с койки, аккуратно сложила просохшую одежду, убрала ее в свою сумку и достала оттуда щетку. Она пыталась расчесать спутавшиеся волосы, когда Дули принес ей завтрак. Едва взглянув на жиденькую овсянку и кусок черствого хлеба, она тут же потеряла аппетит.
– Хорошо спали? – ухмыльнулся Дули. Элисса не обратила внимания на насмешку.
– Все упрямишься, да? Я бы мог облегчить тебе жизнь...
– Я сказала вам, что денег у меня нет, – промолвила Элисса.
Дули уставился на ее грудь.
– Будь со мной ласкова, и я забуду про деньги. – Он дотронулся до ее волос. – Готов биться об заклад, что в постели ты настоящая тигрица.
Дрожа от возмущения, Элисса оттолкнула его руку:
– Не прикасайтесь ко мне!
Дули смерил ее насмешливым взглядом:
– Здесь вы мне приказаний отдавать не будете, мисси, ясно? Ничуть не сомневаюсь, что вы передумаете, когда окончательно закоченеете и проголодаетесь. А пока ешьте кашку. Все равно до обеда больше ничего не получите. – И, взяв помойное ведро, Дули вышел из камеры, оставив Элиссу наедине с мрачными размышлениями.
Сколько времени провела Элисса в этом ужасном месте, она толком не знала. Точнее, знала, что много. Отвратительный запах еды, которую приносил ей Дули, вызывал у нее лишь приступы тошноты. А когда голод наконец вынудил Элиссу съесть немного тюремной баланды, ее тут же вырвало в помойное ведро. Грязные домогательства Дули только усугубляли ситуацию. Он то и дело в красках описывал, чего хочет получить от нее в обмен на хорошую еду и относительный комфорт.
Дни шли за днями. Элисса начала опасаться, что король забыл о ней.
Перепачканный грязью с головы до ног, с заросшими щетиной подбородком и щеками, Дэмиан приехал в Лондон на целую неделю позже Элиссы. Несмотря на то что его не покидала тревога за Элиссу, Дэмиан устроил на ночлег сопровождавших его людей и сам нашел себе жилье в таверне, расположенной недалеко от Уайтхолла. Час был уже поздний, поэтому искать встречи с королем не имело смысла. Дэмиан заказал себе ванну, еду и молил Бога о том, чтобы наутро предстать перед королем и выступить в защиту Элиссы.
«Что с Элиссой? – то и дело спрашивал он себя. – Жива ли она?» Проезжая по городу, Стрэттон остановил какого-то торговца и с огромным облегчением узнал от того, что за прошедшую неделю в городе никого не повесили. Это означало, что шанс увидеть Элиссу живой все-таки был. Но в каком она состоянии?
Помывшись и насытившись, Дэмиан отправился бродить по вечерним улицам в поисках информации. Несколько человек вспомнили, что видели недавно группу солдат, сопровождавших молодую женщину, но никто не знал, что с ней стало потом. С тяжелым сердцем Дэмиан вернулся в свою комнату и попытался уснуть. Завтра он должен быть во всеоружии. Слишком много людей верили в то, что он привезет Элиссу в Мистерли. Он не сможет вернуться туда один. Мысль о том, чтобы провести остаток дней без Элиссы, была невыносимой.
Рано утром Дэмиан направился в Уайтхолл. Ему пришлось долго переминаться с ноги на ногу в приемной, ожидая, пока соберутся другие просители. Спустя некоторое время пришел писарь, чтобы опросить людей, добивавшихся аудиенции у короля. Когда подошла очередь Дэмиана, он назвал свое имя и цель прихода во дворец. Писарь записал что-то в свою книгу и велел Дэмиану ждать, пока король позовет его.
Несколько часов прождал Дэмиан в приемной, пока остальных просителей вызывали на аудиенцию. Было уже далеко за полдень, когда писарь объявил, что король устал и отправился в свои покои. Сегодня, сказал писарь, его величество больше никого не примет. Оставшимся просителям предложили прийти на следующий день.
Дэмиан настолько разъярился, что был уже готов забыть об осторожности и прорваться в личные покои монарха, требуя, чтобы его выслушали. К счастью, благоразумие взяло верх, и он ушел, не устроив скандала.
Стрэттон вернулся на следующий день, потом пришел еще раз. Его гнев с каждым мгновением становился все сильнее; было понятно, что его просьбу об аудиенции попросту игнорировали. Наконец лорд Пелем пригласил его в приемную, но к этому времени Дэмиан уже почти потерял надежду, а его терпению пришел конец.
– Благодарю вас за то, что согласились выслушать меня, сир, – произнес Дэмиан полным нетерпения голосом.
– Что вы делаете в Лондоне, лорд Кларендон? – возмущенно спросил король. – Вам же велено оставаться в Мистерли, разве не так?
Дэмиану понадобилось несколько мгновений, чтобы разобрать гортанный акцент короля. Наконец он ответил:
– Да, сир, так и есть, но я очень тревожился за свою жену. Надеюсь, вы будете так любезны сказать мне, где она и что с ней.
Внезапно у него за спиной раздался женский голос:
– Я слышала, что вы просили об аудиенции у короля, Дэмиан. Разве его величество еще не сообщил вам, что у вас нет жены и никогда не было?
Кимбра! Она стремительно направилась к Стрэттону, как судно, идущее на полном ходу.
– Леди Кимбра. – Дэмиан вежливо поклонился, не замечая вытянутой для поцелуя руки. – Хочу объяснить вам, в чем дело. Отец Хью обвенчал нас с Элиссой после того, как вы уехали из Мистерли.
– Сказать ему, ваше величество? – любезным тоном предложила Кимбра.
Показная любезность Кимбры не обманула Дэмиана. Его замутило от нехорошего предчувствия.
Лорд Пелем счел нужным вмешаться и объяснить Дэмиану, в чем дело.
– Если бы вы остались в Мистерли, лорд Кларендон, то наверняка уже получили бы письмо с приказом короля об аннулировании вашего брака. Поскольку вы обвенчались, не получив разрешения короля, его величество счел ваш брак незаконным. Как вы помните, британское законодательство преследует неразрешенные браки.
Кровь отхлынула от лица Дэмиана.
– Вы не можете этого сделать, – промолвил он.
– Да нет, его величество все может, – сказала Кимбра. – Можете считать, что вам повезло и вы освободились от своей якобитки.
– Сир, что вы сделали с Элиссой? – спросил Дэмиан, сдерживая бешенство.
– Ничего... пока что, – ответил король. – Мы отправили ее в Тауэр на время, пока мы обдумываем ее судьбу. Она, кажется, все еще там, не так ли, лорд Пелем?
– Именно так, сир.
Кровь застыла у Дэмиана в жилах. Тауэр! Как-то раз он случайно бывал в Тауэре и прекрасно запомнил темные и холодные камеры крепости-тюрьмы. Злейшему врагу не пожелаешь оказаться там!
– Я хочу ее видеть.
Кимбра шагнула вперед, позеленев от злости:
– Не позволяйте этого, сир, умоляю вас! Эта женщина причинила мне столько боли и неприятностей.
Дэмиан едва сдерживал свой гнев.
– Элисса не сделала вам ничего плохого, – сказал он. – А вот вы не скрывали своей ненависти к ней, постоянно оскорбляли ее, из-за вас Элисса едва не погибла. И в Мистерли вам очень не понравилось! Ваши постоянные невыполнимые требования привели к тому, что вас возненавидели люди, чьей преданности я добивался.
– Он лжет! – воскликнула Кимбра. – Якобитка заворожила его, околдовала! Из-за этого лорд Дэмиан даже забыл о своем долге перед вами, ваше величество. Он же должен был отправить эту женщину в монастырь, как вы ему приказали.
– Вы так злитесь, потому что вам я предпочел Элиссу, – произнес Дэмиан вызывающе.
Король поднял руку, требуя тишины.
– Мы услышали достаточно, – произнес он. – Леди Кимбра сообщила все, что нас интересовало. Скажите ему, какое решение мы приняли, лорд Пелем, а то английские слова почему-то вылетают у нас из головы.
Лорд Пелем откашлялся.
– Итак, выслушайте решение его величества, – начал он. – Вы ослушались его приказа и вступили в незаконный брак с женщиной, которая сошлась с объявленным вне закона человеком для того, чтобы совершить измену короне.
В горле у Дэмиана застрял комок.
– Вовсе Элисса не сходилась с Гордоном! – возмутился он, бросив взгляд на Кимбру. – Против Элиссы выдвинуты ложные обвинения.
Лорд Пелем нетерпеливо махнул рукой.
– Возвращайтесь в Мистерли, лорд Кларендон, – промолвил он. – Здесь вы больше ничего сделать не можете.
– А что будет с Элиссой? – спросил Дэмиан.
– Измена – серьезное преступление, которое карается смертной казнью.
Все поплыло перед глазами Дэмиана. Этого он допустить не мог.
– Я прошу вас, заберите у меня Мистерли, лишите меня титулов, делайте со мной что хотите, только отпустите Элиссу! – взмолился он.
– Что ж, возможно, выход есть, – сказал Пелем, поглаживая подбородок и обмениваясь с Кимброй многозначительными взглядами.
– Я готов на все! Только скажите, что от меня требуется, – промолвил Дэмиан, перед которым забрезжила слабая надежда.
– Да в общем-то от вас требуется совсем немного, – улыбнулся лорд Пелем. – Его величество по-прежнему считает, что вы – наиболее подходящий человек для Истерли, больше того, он даже не намерен лишать вас титулов. Разумеется, с некоторыми условиями.
– Понимаю, – сухо произнес Дэмиан. Ничего другого он и не ожидал.
– Его величество желает, чтобы ваша свадьба с леди Кимброй все же состоялась, – пояснил лорд Пелем. – Я обсудил это с леди Кимброй. Она готова забыть прошлое и подчиниться решению короля.
– Так вы хотите, чтобы я женился на леди Кимбре? – изумленно спросил Дэмиан.
– Это будет очень выгодный союз, милорд, – вмешалась Кимбра.
– Элиссу освободят, если я женюсь на леди Кимбре?
– Да, Кларендон, все будет именно так, как я сказал, – подтвердил лорд Пелем. – Не так ли, ваше величество?
Король Георг согласно кивнул и сделал лорду Пелену знак продолжать.
– Его величество желает, чтобы вы с леди Кимброй заключили брачный союз в его личных покоях ровно через десять дней. Леди Кимбра попросила его величество, чтобы он разрешил вам задержаться в Лондоне и отложить отъезд в Мистерли до окончания сезона, и его величество милостиво согласился. Такой вариант вас устраивает, лорд Кларендон?
– Это зависит, – медленно промолвил Дэмиан, – от ваших планов, касающихся Элиссы.
– Вы что, не слушали меня? – возмутился Пелем. – Этой женщине сохранят жизнь.
– И она сможет вернуться в Мистерли?
– Боже мой, лорд Дэмиан, – опять вступила в разговор Кимбра, – как только вы можете просить о таком! Я не желаю, чтобы эта женщина находилась в моем доме. Пока у нее только два выбора – или Тауэр, или смерть, если вы не забыли.
– Ваше величество, – заговорил Дэмиан, обращаясь непосредственно к королю, – позвольте мне напомнить вам, что никто не в состоянии защищать Мистерли так, как я. Фрейзеры начали доверять мне. Тэвису Гордону и его родичам они теперь предпочитают меня. И если вы передадите Мистерли кому-то другому, то вас ждут неминуемые серьезные неприятности, которые вам совершенно ни к чему.
– Несмотря на это, – надменным тоном промолвил лорд Пелем, – вы не имеете права требовать что-то у вашего короля.
Король Георг откашлялся и сделал всем знак замолчать.
– Мы прислушаемся к словам лорда Кларендона, – заявил он. – Чего вы хотите за сотрудничество?
Дэмиан заговорил уверенно и твердо, не выдавая терзавшего его страха за Элиссу. Она попросту умрет в Тауэре, если ' он не сумеет убедить короля в своей правоте.
– Я женюсь на леди Кимбре, буду чтить ее как свою жену ; и защищать Мистерли только в том случае, если Элиссу выпустят из Тауэра. Я даже соглашусь провести этот сезон в Лондоне, если этого так хочет леди Кимбра, хотя мне самому это совсем не по нраву. Что вы на это скажете, сир? \
Глядя на то, как лорд Пелем о чем-то вполголоса переговаривается с королем, живо жестикулируя, Дэмиан чувствовал, что его тревога растет. Правда, и надежда при этом возрастала. Но больше ему было нечего сказать монарху. Дэмиан молил про себя Бога, чтобы его увещеваний оказалось достаточно.
– Стало быть, вы действительно любите якобитку, – тихо сказала ему Кимбра, пока они ждали, какое решение примут король Георг и лорд Пелем. – Глупо!
– Вам никогда этого не понять, – заметил Дэмиан. – От вас мне не получить того, что я получал от Элиссы.
– Какая разница! – фыркнула, пожав плечами, Кимбра. – Я никогда и не просила вас о любви. Мне достаточно вашего тела.
– Я уже пообещал, что буду исполнять свой супружеский долг, и так оно и будет, – мрачно пообещал Дэмиан.
Кимбра кокетливо посмотрела на него из-под трепещущих ресниц.
– Большего мне и не надо, – прошептала она. Наконец переговоры между королем и лордом Пелемом завершились. Дэмиан весь обратился в слух. Он говорил с королем столь дерзко, что неудивительно, если его до конца дней отправят в Тауэр к Элиссе.
– Лорд Кларендон, – сказал Пелем, – его величество ценит вашу отвагу и готовность защищать короля и страну. Его величество желает, чтобы вы остались лордом Мистерли. Поэтому он удовлетворяет вашу просьбу. Мистрис Фрейзер будет выпущена из Тауэра и отправлена в сопровождении солдат в приморский монастырь Святой Девы Марии, как было решено ранее. Если вы согласны с этими условиями, его величество и королева готовы устроить свадебный прием для вас и леди Кимбры.
Итак, Элисса поедет в монастырь. Это, конечно, меньше того, на что рассчитывал Дэмиан, но куда лучше заточения в Тауэре или казни.
– Вы чрезвычайно великодушны, – пробормотал Дэмиан. И добавил, с трудом выговаривая слова: – Я женюсь на леди Кимбре.
– Ах, Дэмиан! – защебетала Кимбра. – Я так и знала, что мы сумеем договориться. Я просто мечтаю начать сезон, будучи вашей женой.
– Оставьте нас, – проговорил король Георг, прогоняя их взмахом руки. – Мы утомились.
Кимбра с видом собственницы повисла на руке Дэмиана, выведшего ее из личных покоев короля. Лицо Стрэттона окаменело, когда он представил, какое мрачное будущее его ожидает. Что ж, король может вынудить его жениться на Кимбре, но никто не заставит его полюбить другую женщину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешное прикосновение - Мейсон Конни



читаа не тут,а в книжці- і цей роман мене захопив. щось в ньму є таке захопливе, а головне кохання, що переборює всякі перегороди
Грешное прикосновение - Мейсон КонниНадя
22.12.2012, 15.27





Один раз можно прочитать.
Грешное прикосновение - Мейсон КонниКэт
12.06.2013, 9.42





Несколько лет тому назад я читала этот роман и мне он понравился очень интересно читайте
Грешное прикосновение - Мейсон Коннилюбовь
28.10.2013, 23.08





Автор не в теме. После Каллоденской битвы 1746 г.-это год битвы, а автор пишет про пятилетнего ребенка в этом году, родившегося после битвы - ЛЯП! Далее: вся шотландская национальная атрибутика была запрещена. Это и ткань "шотландка" так что, НЕ могла невеста в нее рядиться - это прямое нарывательство на репрессии, кланы - были запрещены, нечего стало объединять, была введена английская система графств. И не то что выгнать откуда-либо не было проблемой - селениями просто уничтожались все (включая женщин, стариков и даже детей), хоть немного заподозренные в бунте. Это же такой источник для раздачи земель своим приближенным!
Грешное прикосновение - Мейсон КонниKotyana
5.12.2013, 1.26





Ой, ну до чего же героиня странная... Всё что ей советует няня( ведьма-ведунья и ясновидящая) героиня делает с точностью наоборот!
Грешное прикосновение - Мейсон КонниМарина
30.11.2014, 10.01





Один раз можно почитать.
Грешное прикосновение - Мейсон КонниЛала
20.04.2016, 6.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100