Читать онлайн Чистое искушение, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чистое искушение - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.96 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чистое искушение - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чистое искушение - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Чистое искушение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Часы на камине пробили полночь, когда Мойра выскользнула через черный ход. Джек еще не вернулся, и она решила, что леди Виктория удержит его при себе до утра. Мойре было больно представлять Джека в объятиях другой женщины, но, вспомнив о предстоящей встрече с лордом Роджером, она решила, что это к лучшему, и выскользнула через заднюю калитку в проулок, где ее должна была ожидать карета. Не суть важно, что она смертельно боится, главное для нее — узнать, чего Мэйхью от нее хочет. Мойра опасалась, что тот станет шантажировать Джека ее прошлым, а этого она не могла допустить.
Наемная карета стояла совсем близко к калитке. Мойра, вся дрожа, присмотрелась к ней и заметила, что кучер низко склонился над вожжами и не смотрит ни вправо, ни влево. У Мойры промелькнула мысль, что за эту поездку лорд Роджер должен был недурно заплатить вознице. Она меньше всего хотела остаться с Мэйхью наедине и не собиралась садиться в карету, но выбора ей не предоставили: дверца распахнулась, и сильная рука втащила девушку внутрь. Мойра вскрикнула, упав па сиденье в вихре взметнувшихся юбок. Дверца захлопнулась, и карета загромыхала по булыжнику. Мойра выпрямилась, привела в порядок юбки и уставилась на человека, развалившегося на противоположном сиденье. Ни Мойра, ни ее похититель не заметили Джилли, которая наблюдала за ними со стороны черного хода. Горничная не могла в эту ночь уснуть и зашла на кухню перекусить как раз в тот момент, когда Мойра выходила на улицу. Джилли глазам своим не поверила, увидев в окне кареты мужское лицо.
— Вы поступили разумно, — произнес Мэйхью со скрытой угрозой.
— Куда мы едем? — спросила охваченная тревогой Мойра.
— В помещение, которое я нанимаю для подобных оказий. Не волнуйтесь. Я не сделаю ничего такого, что вы не позволили бы своему любовнику. И не отвезу вас в Ньюгейт. У меня другие планы.
— Вы низкий человек. Вы знаете, что я не похищала ожерелье. Почему вы не сказали вашим родителям правду?
— Еще чего не хватало! Они и так злятся на меня за то, что я отпустил вас и уехал из Лондона, ничего им не объяснив. Пришлось занять деньги для поездки во Францию. Отец определил мне скудное содержание. Проклятый скупердяй!
Они проехали еще небольшое расстояние, и карета остановилась.
— Вот мы и на месте. Выходите. Продолжим наш разговор в доме.
Схватив Мойру за руку, Роджер вытащил ее из кареты и велел кучеру подождать. У Мойры похолодела спина, когда она увидела, что Мэйхью привез ее в самую подозрительную на вид гостиницу, какую только можно себе представить. Грязная вывеска над входом висела криво, и, несмотря на поздний час, из тусклых окон доносился пьяный раскатистый хохот.
Роджер попытался затащить ее внутрь, но Мойра уперлась:
— Я туда не пойду.
— Пойдете, если хотите себе добра. Набросьте на голову капюшон. Вы не первая шлюха, которую я привожу в «Курицу и петуха». Сброд, который посещает это местечко, не обращает внимания на девиц, занимающихся подобным ремеслом.
Мойра продолжала упираться, но Мэйхью со злостью дернул ее за руку и втолкнул в дверь. Чудовищный гвалт едва не оглушил ее. Она задыхалась от вони перегара и немытых тел. Съежившись под любопытными взглядами буйного отребья и надвинув капюшон как можно ниже, она стала подниматься вслед за Роджером по шаткой лестнице.
— Ну вот мы и на месте, — объявил он, отворяя дверь и препровождая Мойру в комнату. — Снимайте накидку и чувствуйте себя как дома.
— Нет, благодарю вас, — пробормотала Мойра, окинув грязную комнату беглым взглядом. — Я не задержусь. Что вы хотели со мной обсудить?
— Вы прекрасно знаете, чего я хочу. Кстати, что произошло с вами, когда вы так лихо выскочили из моей кареты? Я считал, что вы мертвы, потому так спешно и покинул Лондон.
Можете себе представить мое изумление, когда я увидел вас в Воксхолле. Услышав, что вы дочь ирландского барона, я чуть не расхохотался. А узнав, что вы подопечная Джека Грейстока, я хотел немедленно разоблачить вас как преступницу. Но по зрелом размышлении, я изменил свое намерение. Решил, что сохранить ваш маленький секрет в моих же интересах. Увидев вас в облике светской дамы, я снова захотел отведать то, в чем вы мне раньше отказали.
Мойра смерила его уничтожающим взглядом: — Вы мне омерзительны.
Роджер засмеялся скверным смехом.
— Вы поступите точно так, как я велю, если не хотите угодить в каталажку. Подумайте и о Джеке Грейстоке. Ходят слухи, что ему необходимо срочно улучшить свое финансовое положение и он решил сделать это за счет леди Виктории Грин. Я с ней спал. Эта похотливая сучонка, но как, вы думаете, она отреагирует, если узнает, что вы не в большей степени родственница Джека Грейстока, чем моя? Вопрос о женитьбе на богатой наследнице вообще отпадет для Джека, если выяснится, что он всех провел. Именно этого вы желаете человеку, который спас вам жизнь? Ведь это он вас воскресил, не так ли?
— Он не оставил меня валяться на обочине и ждать, пока я умру от холода или увечий, — едко произнесла Мойра. — Он человек сострадательный… в отличие от вас.
Роджер презрительно усмехнулся.
— А чья это была идея — выдать вас за леди? Мне кажется, подобная блестящая мысль могла прийти в голову только Джеку Грейстоку.
— Это не ваше дело.
— А я считаю его моим. Если вы не послушаетесь меня, я погублю Грейстока. У него и так неважная репутация. Его не зря прозвали Черным Джеком.
— Что вам от меня нужно? — в ярости выкрикнула Moйра. — Что бы это ни было, оставьте в покое Джека!
— Ну что ж. — На губах у Роджера по-прежнему играла хитрая, полная коварства улыбка. — Я так и сделаю, если вы подчинитесь. Думаю, вам понятно, о чем идет речь. Однажды в клубе вас уже ждали понапрасну.
«Клуб адского пламени»! Этот человек являл собой воплощенное зло.
— Нет! Я ни за что не соглашусь.
— Подождите, я еще не закончил. Если вы откажетесь, я привлеку вас к суду и заявлю, что Джек Грейсток — соучастник кражи. Вам известно, какой срок заключения вы получи те? Ваш выбор весьма ограничен. Или Ньюгейт, или «Клуб адского пламени».
Мойра никогда еще не испытывала такой ненависти к человеку.
— Лучше умереть, чем стать игрушкой для вас и ваших подлых друзей! — воскликнула она. — Я слышала, что лишь немногие женщины пережили ночь с поклонниками Сатаны. Если я останусь живой, то клянусь, что пойду к вашим родителям и расскажу им о вас все.
— О, вы останетесь в живых, это я вам гарантирую. А потом будете помешены в бордель, об этом я тоже позабочусь. Может быть, вам даже понравится то, что станут делать с вами члены клуба. Большинству проституток, которых мы нанимаем, очень правится. Грейсток тоже принимал участие в наших сборищах. Я удивлен, что он не привел вас туда. Проклятый ублюдок, вероятно, хотел приберечь вас для себя.
— Помоги мне. Святая Дева! — вскричала Мойра. — Вы лжете! Джек никогда бы не стал связываться с такой мерзостью.
— Говорить что хотите, милая моя Мойра, это ничего не изменит. — Роджер поздравил себя с собственной находчивостью: посеять семена сомнения в душе Мойры насчет связи Джека с «Клубом адского пламени» — это озарение гения, пусть и лживое. — Мне говорили, что Ньюгейт весьма неприятное место. Болезни, эпидемии, грязь, голод — всего этого вы хлебнете более чем достаточно. И никакого труда не составит обвинить Черного Джека в сообщничестве. Я с легкостью найду человека, который под присягой покажет, что именно Джек подговорил вас украсть ожерелье моей матери. Все отлично знают, что он невероятно нуждается в деньгах.
— Даже вы не можете дойти до такого злодейства, — едва сдерживая слезы, сказала Мойра.
Лжет ли он насчет Джека? Разум твердил Мойре, что Роджер не лжет, но сердце отказывалось этому верить. Роджер тонко улыбнулся:
— Могу и дойду. Как член «Клуба адского пламени», я твердо усвоил, что главное в жизни — наслаждение во всех смыслах этого слова. Допустимо все, что помогает получить желаемое. Зло возбуждает. Спросите у Черного Джека, если не верите мне. Или у лорда Ренфрю.
Мойра побелела. И лорд Ренфрю тоже?
— Если бы ваши родители знали, что вы за человек, они бы вас прокляли.
— Мой отец — напыщенный осел, который непрестанно ругает меня за мои безобразия, хотя не знает даже половины их. Грозит лишить меня наследства в пользу младшего брата, самодовольного лицемера, каких поискать. Все это бесполезно. Титул принадлежит мне.
В голосе у пего было столько злобы, что Мойра не на шутку испугалась за отца и брата Роджера.
— Я не могу сделать то, о чем вы просите, даже если у меня нет другого выхода.
— У тебя нет выбора, — перешел он на ты. — Раздевайся. Я хочу попробовать тебя, прежде чем ты достанешься другим.
Мойра отступила на шаг:
— Нет!
Резким и неожиданным движением Роджер притянул ее к себе и бросил па постель. Страх придал Мойре силы, она сопротивлялась как могла. Руки Роджера шарили по ее телу, горячим языком он старался раздвинуть ее стиснутые губы. Его тощее тело было крепким, как сталь. Мойра продолжала бороться, но вдруг поняла, что эта борьба ему нравится, и притихла, расслабилась. На хилом столике рядом с кроватью она заметила фаянсовый кувшин для воды, но дотянуться до него было непросто.
Роджер задрал ей юбки до талии и лихорадочно начат расстегивать свои брюки. В порыве отчаяния она резко вытянула руку и ухватила-таки кувшин. Доведенный до исступления бешеным желанием, Роджер, не заметив этого, скорее прохрипел, чем проговорил:
— Приготовься почувствовать в себе настоящего мужчину.
Однако у Мойры были совсем иные намерения. Как только Роджер попытался войти в нее, она подняла кувшин и обрушила его на голову насильника. Тот взревел, на секунду уставился на Мойру, словно не веря, но тут глаза его закатились, тело обмякло, и он рухнул на свою жертву, придавив ее всей тяжестью. Мойра с трудом выбралась из-под него, все еще сжимая в руке отлетевшую от кувшина ручку. Она с ужасом посмотрела на этот предмет и выронила ее из онемевших пальцев. Роджер неподвижно лежал на кровати. Она бросила на него мимолетный взгляд, одернула платье, подхватила плащ и выбежала из комнаты.
Мойра возблагодарила Бога за то, что в этот ночной час в гостинице все стихло, ни души кругом. Осторожно спустившись по лестнице, она вышла за дверь. Карета стояла возле тротуара. Мойра забыла о том, что Роджер велел кучеру дожидаться. Собравшись с духом, она повелительным тоном обратилась к сонному вознице:
— Отвезите меня обратно на Ганновер-сквер.
Тот разлепил сонные глаза и взглянул на нее непонимающе.
— А где же джентльмен? — спросил он наконец.
— Решил остаться. Велел, чтобы вы отвезли меня домой. Возница почесал в затылке.
— Ну, не знаю, мисс. Мне заплачено за то, чтобы я ждал.
— Вы так и сделали, — сказала Мойра. — Получили деньги, теперь отвезите меня на Ганновер-сквер. И не спускайтесь, я сама могу сесть в карету.
Кучер еще несколько секунд смотрел на нее в нерешительности, потом кивнул. Мойра прямо-таки впрыгнула в карету и с опаской выглянула в окно: не появился ли Мэйхью? Едва она захлопнула дверцу, карета рванулась с места. Мойра откинулась на подушки и закрыла глаза, вся еще дрожа от недавно пережитого. Когда Роджер очнется, он придет в ярость. Мойра не имела представления, что он предпримет, однако на руках у нее была козырная карта: она знала о его членстве в «Клубе адского пламени» и готова была рассказать об этом родителям Мэйхью.
Джек вернулся домой и поспешно взбежал по лестнице. Избавиться от Виктории оказалось весьма нелегкой задачей. Такой разгневанной, как в тот момент, когда он отклонил ее предложение провести с ней ночь, Джек Викторию еще не видел. Он даже не помнил, какие доводы привел в свое оправдание, но они ее явно не удовлетворили. Виктория заявила, что, поскольку он не оправдан ее надежд, она предпочитает с этой минуты держаться от него подальше и вложить свои деньги во что-нибудь более надежное. Тем более что в претендентах на ее руку нет недостатка.
Джек даже не счел нужным перед ней извиниться. Резко повернулся на каблуках и удалился. Еще недавно женитьба на Виктории казалась ему прекрасным выходом из положения. Теперь же для него стал открытием сделанный им самим вывод: никакое, пусть и самое огромное, количество денег не возместит отсутствия любви между двумя людьми. Джек не мог поверить переменам, происшедшим в нем всего за несколько недель. Куда исчез беспутный старина Черный Джек? Где тот бесшабашный гуляка, которого он знал и любил?
Едва Джек поднялся по лестнице, мысли его обратились к Мойре. Она жаловались на головную боль и собиралась лечь в постель… Не стоило ее беспокоить, но желание хотя бы взглянуть на нее было непреодолимым. Некоторое время постояв перед дверью ее спальни, Джек повернул ручку и переступил порог. Огонь в камине догорал, но даже при его слабом свете было видно: постель Мойры пуста. Джек так и застыл в оцепенении. Где она? Он зажег свечу и осмотрел комнату. С облегчением убедился, что вся ее одежда на месте за исключением черной накидки. Затем его охватил страх. Куда она ушла и с кем?
Прогрохотав каблуками вниз по лестнице, Джек открыл входную дверь и уже готов был выбежать на улицу, как вдруг услышал какой-то слабый шум за спиной. Резко обернувшись, он увидел Джилли, прижавшуюся к стене.
— Ради Бога, Джилли, где ваша хозяйка?
Девушка побелела от страха. Выражение ярости на лице Черного Джека вполне соответствовало его жуткому прозвищу. Но страх горничной отрезвил Джека, и лицо его смягчилось.
— Я не сделаю вам ничего дурного, Джилли. Вы говорили с Мойрой? Она сказала вам, куда собирается идти в такое позднее время?
— Нет, сэр, — запинаясь, произнесла служанка. — Я видела, как леди Мойра вышла из дома через черный ход, но я не знаю, куда она поехала и кто тот мужчина, который ждал ее в карете.
Единственная фраза, произнесенная Джилли, сказала Джеку все, что он хотел знать.
— Мужчина? Мойра встретилась с каким-то мужчиной и уехала с ним в карете?
— Да.
— Кто он?
— Я же сказала, сэр, что не разглядела его лица. Если это может вам помочь, скажу еще, что леди Мойра уезжала явно не по своей воле.
Джек так крепко сжал кулаки, что побелели костяшки пальцев.
— Спасибо, Джилли. Вы можете идти к себе. Я сам во всем разберусь.
Перепуганная насмерть Джилли поспешила ретироваться, отнюдь не завидуя хозяйке, которой предстояло пережить такую грозу.
Джек дожидался возвращения Мойры у себя в комнате. Мысли его были в полнейшем беспорядке. Почему она сбежала из дома среди ночи? И с кем? Она снова налгала ему… Время шло, и возмущение Джека вес возрастало.
Часа через два он различил стук колес подъезжающей к дому кареты. Выглянув в окно, он увидел, как из кареты вышла женщина. Мойра вернулась со своего свидания… Брови Джека сошлись на переносице. Пока он слушал, как она поднимается по лестнице, его обуревало желание избить ее. В два длинных прыжка он оказали у двери, но тут дорогу ему преградило привидение.
— Черт побери! — возопил он, окончательно теряя терпение. — У меня нет сейчас времени для вас, миледи. Мойра должна объяснить мне, с кем она встречалась, не то я сломаю ее нежную шейку. Я был прав насчет нее. Она попросту маленькая шлюшка! Я лишил ее невинности, и она распустила крылышки и теперь порхает с цветка на цветок. К черту! Я этого не потерплю!
Леди Амелия, казалось, не склонна была отступать. Видимо, она знала буйный нрав Джека и решила уберечь Мойру от вспышки его негодования.
— Исчезните! Вы не более чем плод моего воображения! — бушевал Джек. — Не пытайтесь вмешиваться! У этой распутницы было любовное свидание, и я намерен выяснить, с кем именно.
Леди Амелия покачала головой, но осталась на месте.
— Вы превратили мою жизнь в ад, миледи! Мои расчеты на выгодный брак накрылись медным тазом, а вместе с ними и моя репутация гуляки и соблазнителя. По вашей вине я больше не хочу играть в карты, пить и соблазнять женщин. Именно из-за ваших козней Мойра попала ко мне в лом. С того дня я перестал быть самим собой. Переспав с ней, я совершил ошибку, но откуда мне было знать, что она невинна?
Леди Амелия наклонила голову, как бы подтверждая каждое слово Джека.
— Как же вы не понимаете? — заговорил Джек уже спокойнее. — Мойра же нуждается в деньгах, как и я. Мы с ней не подходим друг другу. Я понимаю, что должен ее спровадить, но черт меня побери, если я в состоянии с ней расстаться. — При этих словах леди Амелия кивнули. — Мне нечего предложить Мойре, а ей — мне. Но будь я проклят, если позволю другому мужчине обладать ею!
Леди Амелия положила руку на сердце, как бы намереваясь передать некое сообщение без слов, но Джек был слишком возбужден, чтобы разгадать его. И он намеревался встретиться с Мойрой, а не со своей престарелой и к тому же покойной родственницей. Он понимал, что стоило бы малость остыть, однако мысль о том, что Мойра была с другим мужчиной, лишала его остатков разума. Он сделал шаг вперед, словно бы хотел оттолкнуть призрак, но свет, исходивший от леди Амелии, превратился в окружившее ее пламенное облако, от которого веяло таким жаром, что Джек вынужден был отступить.
— Черт побери! Что же мне делать?
Леди Амелия просто посмотрела па Джека, но се слова каким-то образом прозвучали у него в голове:
«Не обижай ее».
— Неужели вы думаете, что я способен обидеть Мойру? Даже если я очень рассержусь на нее, сомневаюсь, чтобы я причинил ей зло.
Явно умиротворенная леди Амелия снова кивнула и посторонилась, пропуская Джека. У того не было времени на раздумья: он рывком отворил дверь и направился к комнате Мойры.
Мойру все еще сотрясала дрожь, когда она вошла к себе. Что, если она убила лорда Роджера? Нет, вряд ли. Ударила она, конечно, сильно, но не настолько же?
Она разделась при свете единственной свечи и забралась в постель в нижней сорочке, слишком усталая для того, чтобы переменить ее на ночную рубашку. Заря уже занималась, когда Мойра смежила веки, пытаясь уснуть. Из головы не выходил Мэйхью. На этот раз ей удалось спастись, но что ее ждет в дальнейшем? Оставит ли он ее в покое или сочтет, что ее осведомленность чересчур опасна? Надо было бы покинуть Лондон, хотя бы на время, но где взять денег на проезд в Ирландию? Она все еще обдумывала возникшие проблемы, когда Джек вихрем ворвался в комнату и застыл перед кроватью.
— Где, черт возьми, ты была?
Голос у него был свирепый, лицо каменное, руки сложены на груди. Мойра поняла, что он знает о ее отлучке. Слава Богу, что хоть не знает, где и с кем она встречалась.
Ей трудно было смотреть ему в глаза. Воображая, что он принимает участие в сатанинских обрядах вместе с Роджером Мэйхью и ему подобными, Мойра чувствовала, что ей становится дурно.
— А ты почему дома? Я полагала, что ты у леди Виктории…
Джек подошел ближе и наклонился к Мойре.
— Ты заблуждалась. Если тебе так хотелось с кем-нибудь переспать, почему ты не пришла ко мне? Почему, скажи на милость, выбрала другого? Черт возьми, Мойра, я просто не знаю, что с тобой делать. Я тебя не понимаю. Когда мы сблизились, ты была невинной. Неужели это я сделал тебя шлюхой?
Мойра внутренне кипела от злости, но внешне оставалась невозмутимой, и это еще больше взбесило Джека.
— Я считал, что знаю тебя, но я заблуждался. Да, ты была девственницей, когда я овладел тобой, но в глубине души ты настоящая шлюха!
— И я считала, что знаю тебя! — запальчиво проговорила Мойра.
— Может, вместо того чтобы ночью украдкой выбираться из лома, стоило уступить моему желанию, когда я привез тебя с бала? Если тебе нужен мужчина, я рад услужить. Как тебе известно, в этом качестве я достаточно хорош.
Джек понимал, что эти слова диктует гнев, но ничего не Nfor с собой поделать. Слишком велика была боль, когда он представлял Мойру в объятиях другого. Джек хотел наказать ее, отплатить за пренебрежение. Он снял сюртук и отшвырнул его, за сюртуком последовала рубашка.
— Что ты делаешь?
Джек устремил па нее взгляд, такой темный и страстный, что Мойра съежилась.
— Собираюсь заняться с тобой любовью. Если ты делаешь это с другими, то сделаешь и со мной.
— Не прикасайся ко мне! — выкрикнула она, но Джек продолжал раздеваться. Лицо у него стало суровым и непреклонным, но Мойра смотрела вовсе не на его лицо. Она видела, что тело его напряглось от желания и каждый мускул ждет соприкосновения с ее кожей. Мойра вздрогнула и хотела отвернуться, но не смогла.
— Разве твой любовник умеет больше, чем я? — с бесстыдной усмешкой спросил Джек.
Его самоуверенность вызвала у Мойры яростную вспышку гнева.
— Ты негодяй! Думай что хочешь, но у меня нет никакого любовника. Ты единственный. Но если бы я знала, что ты за человек и какими грязными делами занимаешься, я оставила бы твой дом задолго до того, как ты лишил меня невинности.
— О чем, черт меня побери, ты толкуешь? — Он наклонился и резким, сильным движением притянул Мойру к себе, к своему пульсирующему телу, слишком возбужденный, что бы вникать в смысл ее слов. — Я больше не верю тебе, что бы ты ни говорила.
Мойра попыталась высвободиться, но безуспешно: он крепко прижал ее к кровати.
— Ты хочешь объяснить?
Голос его был обманчиво спокойным, и это насторожило Мойру.
— Нет.
Ухватившись за ворот, Джек одним движением разорвал пополам сорочку Мойры, обнажив нежные изгибы ее тела.
— Кто он? С кем ты встречалась нынче ночью?
Она не разомкнула губ. Ей казалось, что это не Джек. Да и знает ли она его вообще?
— Ты красивая женщина, Мойра. Любой мужчина захотел бы тебя.
Если бы Мойра не знала о причастности Джека к «Клубу адского пламени», эти слова взволновали бы ее. Было мучительно думать, что она так беспокоилась о нем, о его делах, в то время как ей следовало бы прежде всего позаботиться о себе. Неужели Джек и лорд Ренфрю сговорились принести ее в жертву поклонникам Сатаны?
— Ни с кем из тех, кого ты знаешь.
— Ты ожидаешь, что я поверю этому?
Внезапно Джек осознал, что хочет стать единственным мужчиной в жизни Мойры. Впервые он горько пожалел о том, что не родился богатым. Не нужен ему титул, но состояние дало бы ему возможность жениться на женщине по собственному выбору, а не по расчету.
Любовь. Проклятие! Это слово ничего не значило для него в прошлом, почему же он так много вкладывает в него теперь? Он бросил взгляд на Мойру, и все его тело напряглось от желания. Он хотел эту маленькую упрямую колдунью гораздо сильнее, чем любую другую женщину в своей жизни. Но он не мог примириться с тем, что она его обманывала. Она отрицала, что была близка с тем человеком, и Джек склонен был ей поверить, но само по себе это еще ничего не объясняло. За этой историей скрывается что-то пугающее. И в чем, черт побери, она его обвиняет?
— Ты намеренно лгала мне с самого начала! — напустился на Мойру Джек. — Почему бы хоть раз в жизни не сказать правду?
— А почему ты не можешь ее сказать? — парировала она.
— Я тебе никогда не лгал. Почему ты мне не доверяешь?
— Я не доверяю ни одному мужчине. Особенно после того, что узнала сегодня ночью. Как ты мог?
Джек увидел слезы в золотистых глазах Мойры, и тотчас весь его гнев улетучился и сменился горячим желанием утешить ее, любить и ласкать до тех пор, пока она не забудет обо всем на свете, кроме их любви. Однако ее последние слова настолько его удивили, что он не поддался искушению.
— Как я мог что? Ты по-прежнему говоришь загадками.
— Я знаю! — выкрикнула она. — Мне известно, что ты состоишь в «Клубе адского пламени».
— Что?! Кто сообщил тебе эту мерзкую ложь?
— Ты это отрицаешь?
— Разумеется, черт возьми, я это отрицаю!
Она хотела верить ему. Святая Дева Мария, как она хотела ему верить! Но не могла.
— В этой комнате лгу не только я! — выпалила она. Переменив положение, Джек с легкостью поднял Мойру над собой. Мышцы его рук налились силой, черты лица обострились, словно от голода. Едва груди Мойры коснулись его лица, он начат целовать ее соски. Паника охватила Мойру. Она не хотела его ласк, но в одну секунду все ее тело охватил жар желания. Джек целовал теперь ее губы со страстью, которая сводила Мойру с ума. Он уложил ее на спину и стянул с нее обрывки нижней сорочки. Теперь между ними не осталось никаких преград.
— С кем ты встречалась сегодня ночью? — решительно спросил он.
— Почему тебя это беспокоит?
Схватив руку Мойры, он прижат ее к себе.
— Ты чувствуешь, как я хочу тебя? Ты чувствуешь, до чего доводишь меня? Тогда ты понимаешь, почему это меня беспокоит.
Мойра вскрикнула, уже не владея собой. Выпрямившись, точно пружина, она инстинктивно прижалась к Джеку, и Джек вошел в нее, он был в ней, и Мойра стонала от наслаждения, которое казалось немыслимым, невероятным…
— Джек… О Джек, — задыхаясь, только и повторяла она. Но вот в голове у нее точно вспыхнуло: «Клуб адского пламени»… Сознание вернулось к Мойре, и слезы покатились у нее по щекам. Джек такой же, как Роджер Мэйхью и лорд Ренфрю, он скроен из того же материала. Он использовал се, а она позволила ему сделать это. Мойра попыталась оттолкнуть Джека, но он тесно прижал ее к себе. Он ощутил влагу ее слез у себя на груди и запрокинул голову, чтобы взглянуть на нее.
— Почему ты плачешь?
— Я ненавижу тебя, — всхлипывая, заговорила она. — Ты лишил меня воли и разума.
— В таком случае у нас по крайней мере есть нечто общее. — Джек с новой силой ощутил, что не позволит ни одному мужчине овладеть Мойрой. Ни теперь, ни в будущем. Никогда. — Ты была сегодня ночью с лордом Ренфрю? Говори, потому что я все равно так или иначе узнаю это. Что он тебе сказал обо мне, что тебя так возмутило?
— Я не видела лорда Ренфрю с тех самых пор, как он сделал мне предложение. Ты уверен, что он состоит в этом гнусном клубе?
Джек отпрянул, явно встревоженный.
— Кто сказал тебе это? Члены клуба надевают плащи с капюшонами, чтобы скрыть даже друг от друга, кто они такие. Тебя кто-то уговаривал нынче ночью принять участие в их обрядах?
— Я в жизни не соглашусь ни на что подобное! Даже лорд Роджер не…
Осознав, что она только что произнесла, Мойра прикрыла рот ладонью.
— Ты встречалась сегодня с Роджером Мэйхью? — Джека передернуло от омерзения. — Ты с ума сошла? Неужели ты плюнула на мое предостережение?
— Я согласилась встретиться с ним ради твоего спасения, но когда он сообщил мне, что ты состоишь в «Клубе адского пламени», я поняла, как я ошиблась.
Джек схватил Мойру за плечи и сильно встряхнул.
— Ради моего спасения? О чем, черт меня возьми, ты толкуешь? Я точно знаю, что Мэйхью — член клуба, но я… да ни в коем случае! — В его глазах вспыхнула неистовая ярость, — Думаю, теперь я начинаю понимать что к чему. Ты знала лорда Роджера до того, как встретилась со мной, так? Он был сыном твоего нанимателя, да? Он захотел тебя. Что Мэйхью сказал тебе, каким образом уговорил встретиться с ним сегодня?
Мойра смотрела на него, сознавая, что очень близка к тому, чтобы открыть правду. Но не могла, нет, она не могла бы рассказать ему об истории с воровством. Если он и в самом деле один из этих ужасных людей, ему несвойственны угрызения совести. Он отчаянно нуждается в деньгах и может выдать ее за вознаграждение.
— Я ничего не обязана тебе объяснять. Я ненавижу его в той же степени, что и тебя. Я не спала с ним, и это все, что я могу тебе сообщить.
— Мы оба в тупике. Ни один из нас не верит другому. Только наши тела.
Джек обхватил бедра Мойры, притянул ее к себе, лег на пес. Он понимал, что его неутолимая страсть — это безумие, но ничего не мог с собой поделать. Дикое напряжение бушевало в нем, когда он вошел в нее, а бешеный стук сердца совпадал с ритмом его движений. Джек проник в нее как мог глубже и с криком извергнул свое семя.
Когда Мойра открыла глаза, то заметила, что Джек смотрит на нее как-то странно. Серебряное мерцание его глаз проникало ей в самую душу. Она поняла, что Джек не успокоится, пока не узнает правду о ее отношениях с лордом Роджером, и, кажется, наконец примирилась с этим.
— Проклятие, Мойра, прекрати лгать мне! Я устал разыгрывать из себя дурака. Я не уйду из этой комнаты, пока ты не расскажешь мне, что происходит.
Мойра сосредоточила взгляд на розовеющем небе за окном. Каким образом ее жизнь дошла до такого ужаса? Все, что она может сейчас, — это рассказать Джеку всю правду и просить его поверить ей. Если у него сохранилась хоть капля порядочности, он поймет и простит ее. Она уже было открыла рот, чтобы сбросить с души тяжкий груз, но тут в дело вмешалась судьба в обличье Петтибоуна.
— Сэр Джек, вы здесь? Поднимайтесь, сэр. Из Корнуолла прибыл человек с важным письмом. Он скакал верхом без передышки, чтобы сообщить вам новости. Это очень спешно, сэр.
— Надеюсь, новости хорошие, Петтибоун, — отозвался Джек, сбрасывая с себя одеяло и протягивая руку за одеждой. — Проводите того, кто их привез, в кабинет. Я сейчас приду.
— Святая Дева, он знает, что вы здесь, со мной, — чуть не плача, сокрушалась Мойра. — Что он обо мне подумает?
— В этом доме очень мало такого, о чем Петтибоун не был бы осведомлен, — сухо заметил Джек. — Не волнуйся, он умеет хранить секреты и вполне достоин доверия. Я сожалею, что наш разговор прервали, но тебе не удастся сорваться с крючка. Когда я вернусь, мы начнем с того, на чем остановились.
Джек, несмотря на столь ранний час, выглядел так же элегантно, как всегда, когда вышел в коридор к ожидавшему его Петтибоуну.
— Говорите, приехал посланец из Корнуолла? — спросил он, когда Петтибоун последовал за ним вниз по лестнице.
— Да, он так представился. Но больше я из него ничего не вытянул.
— В Корнуолле живет мой кузен Элсбери. Возможно, он хочет, чтобы я присутствовал на его свадьбе, хотя уже немного поздно меня вызывать. Надеюсь, ничего скверного с Уиллом не стряслось.
К тому времени как Джек спустился с лестницы, он уже испытывал непреодолимую тревогу. В его жизни бывали, разумеется, моменты, когда его посещали дурные предчувствия, но никогда еще они не одолевали его с такой силой. Наконец он отворил дверь кабинета и вошел. Петтибоун следовал за ним по пятам.
Посланец вскочил при его появлении, и Джек сразу обратил внимание на его усталое лицо и темные круги под глазами. Казалось, что человек вот-вот упадет от изнеможения, и Джек сообразил, что только по очень важной причине он мог скакать сюда верхом без отдыха.
— Сядьте, пожалуйста, — произнес Джек, указывая гонцу на кресло. — Мой слуга говорит, что у вас ко мне письмо.
Он протянул руку. Посланец достал из кармана запечатанный конверт и положил его Джеку на ладонь. Джек уставился на конверт; предчувствие было теперь таким сильным и тягостным, что ему захотелось бросить письмо в камин, не распечатывая.
— Проводите этого человека в кухню, Петтибоун. Он наверняка очень голоден. Потом отведите его в комнату, где он сможет отдохнуть.
Едва оба ушли, Джек сломал печать и вынул из конверта единственный листок плотной бумаги. Быстро пробежал глазами текст. Дочитав до конца, он разжал пальцы, и листок упал на пол. Джек повернулся к окну, за которым разгорался величественный восход.
Шестым чувством Джек вдруг понял, что он не один в комнате. Медленно обернувшись, он узрел леди Амелию. Он не выразил ни малейшего удивления, но так и застыл на месте.
— Вы предвидели, что такое произойдет, миледи? — Джеку показалось, что она кивнула, хоть он и не был в этом до конца уверен. — Вам известно, что я никогда этого но желал. Это последнее, чего я мог ожидать.
Леди Амелия, явно соболезнуя, наклонила голову.
Именно этот момент избрал Петтибоун для своего возвращения. С благоговейным ужасом уставился он на призрачную фигуру в белом одеянии. Не в силах поверить собственным глазам, он резко выдохнул, когда привидение медленно растаяло. К чести старого слуги, он был слишком хорошо вышколен, чтобы заметить вслух: семейный призрак удостоил своим посещением самого беспутного из всех беспутных Грейстоков. Про себя он подумал, что Черному Джеку исключительно повезло, раз уж он избран для спасения. Тут Петтибоун заметил письмо на полу у самых ног Джека и наклонился поднять его.
— Что-то неладное, сэр Джек? Я так ничего и не узнал от посланного, он только сообщил, что приехал с печальными известиями.
Джек повернулся к Петтибоуну, и тот поразился, какие глубокие скорбные складки пролегли между бровей и возле губ на красивом лице хозяина.
— Хуже быть не может, Петтибоун. Элсбери мертв. Погиб почти накануне свадьбы. Он ехал в карете в сильнейшую грозу. Ехал по опасной скалистой дороге, и экипаж свалился на дамбу. Уилл умер мгновенно.
Джек закрыл лицо ладонями, чтобы овладеть собой. Когда он опустил руки, Петтибоун не без удивления увидел слезы у хозяина на глазах.
— Какая бессмыслица, Петтибоун! Уильям был хорошим человеком. Полным, надежд на будущее. Он должен был жениться на любимой женщине и стать отцом детей, которые унаследовали бы герцогский титул и владения. А я игрок и кутила. Почему же это произошло не со мной?
Впервые после смерти Гренстоков-старших Петтибоун видел Джека в таком горе.
— Вы должны принять смерть молодого Элсбери как проявление воли Божией. Вы поедете в Корнуолл?
— Да, я уезжаю немедленно, чтобы сопроводить тело в Дорсет, на семейное кладбище. Известие о смерти Элсбери отправлено его поверенному и королю. Видимо, поверенный вскоре свяжется со мной. Вы уложите мои вещи, Петтибоун?
— Разумеется, милорд.
Джек окинул слугу долгим внимательным взглядом. Милорд. Он не думал о титуле, никогда не стремился к нему, но теперь по воле судьбы получил его. Чудовищно тяжелое бремя, но его долг — принять на себя ответственность. Долг. За свои двадцать семь лет он почти ни разу не вспоминал о долге. Долг и ответственность были для него абстрактными понятиями. Отныне ему придется ощущать их тяжесть на собственных плечах.
— Мне трудновато будет привыкнуть к титулу, над которым я всегда посмеивался, — сказал Джек Петтибоуну.
— Вы с этим справитесь, милорд, — заверил его слуга.
— Надеюсь. За время моего отсутствия постарайтесь нанять штат прислуги, который вы сочтете необходимым для Грейсток-Мэнора. Вам достаточно долго приходилось управляться со всем в одиночку. Я рассчитываю, что и за Мойрой вы приглядите.
— Можете положиться на меня, милорд, — кивнул Петтибоун и отправился выполнять приказания хозяина.
Джек постоял, обдумывая случившееся. Мойра. Он еще не сообразил, как все это может повлиять на их отношения. Он наследовал не только титул, но и огромное состояние Элсбери. Крупная недвижимость и земли, тысячи фунтов в различных банках, корабли, горное дело и земледелие… Теперь все это принадлежит ему. И нет ни малейшей необходимости в браке по расчету. Значит, он может помочь Мойре обеспечить ее родных; может защитить се от того, что ей угрожает, или от тех, кто запугивает ее.
Прошедшей ночью они наговорили друг другу много ненужного и несправедливого. Он не мог перенести, что она встречалась с другим, она обвиняла его в грязных делах. К несчастью, сейчас уже нет времени выяснять отношения и разбираться в загадочных обстоятельствах, связывающих Мойру с Мэйхью.
Когда он вернулся в спальню, Мойра уже встала и была одета. Она взвинтила себя до немыслимого состояния, все еще возмущенная его предполагаемой связью с «Клубом адского пламени», но один только взгляд на его лицо сказал ей, что теперь не время вступать в пререкания.
— Джек, что случилось? Гонец привез дурные вести?
— Наихудшие, — ответил Джек, подошел к ней и обнял. Мойра напряглась, но вырываться не стала. — Уилл мертв. Это был единственный родной мне человек на всем свете.
Сочувствие смягчило гнев Мойры.
— О, Джек, какое горе!
— Мне надо сопровождать тело Уилла в Дорсет, где его похоронят. Я уеду ненадолго. Самое большее на две недели. Петтибоун укладывает мои вещи, и вскоре должен явиться поверенный Элсбери.
— Я знаю, что ты был привязан к своему кузену.
— Это были больше чем привязанность. Мы глубоко уважали друг друга. Прошу тебя, обещай мне, что останешься в Грейсток-Мэноре до моего возвращения. Я так и не узнал, что произошло между тобой и Мэйхью и почему ты так легко веришь его лжи на мой счет, но мы во всем разберемся, когда я вернусь. Я не хочу, чтобы ты выходила из дома, пока я в отъезде. Петтибоун о тебе позаботится.
— Не выходить из дома?
— Совершенно верно. Я не просил бы тебя об этом без острой необходимости. Мэйхью очень опасен. Одному Богу известно, какие у него планы. Я займусь этим после возвращения.
Не дожидаясь ответа, Джек крепко прижал ее к себе и припал к ее губам с неистовой силой отчаяния. Он поцеловал ее крепко, до боли, и этот поцелуй потряс Мойру. Минутой позже Джек отстранил ее и пробормотал:
— И не вздумай бежать, любимая. Я отыщу тебя, куда бы ты пи скрылась. Нам с тобой еще есть о чем поговорить.
Он еще раз крепко поцеловал ее. Мойра опустила веки, чтобы не видеть серебряный блеск его глаз, а когда подняла их, Джек уже ушел.
Без Джека дом казался опустевшим. На другой день после его отъезда явился лорд Ренфрю за ответом на свое предложение. Мойра ничуть не раскаивалась в своем отказе. Узнав о том, что он состоит в «Клубе адского пламени», она с трудом переносила даже вид этого человека.
— Вы отказываете мне? — поразился Ренфрю. — Вы не получите лучшего предложения.
— Простите, милорд. Я не люблю нас.
— Любовь — дело наживное. Вы сможете полюбить меня, если приложите усилия.
— Я сожалею, но вынуждена ответить вам отказом. Поняв, что это ее последнее слово, Ренфрю пришел в ярость.
— Вы маленькая кокетка! Я недостаточно богат для вас? Вы все это время морочили мне голову и внушали надежду. Я слышал сплетни о вас и Черном Джеке, но проявил достаточное великодушие, чтобы не принимать их во внимание. Ведь вы его любовница, не так ли? Вы же не думаете всерьез, что теперь, когда он стал герцогом, Грейсток женится на вас? Черный Джек вообще не из тех, кто вступает в брак. — Сощурив глаза, Ренфрю пристально посмотрел на Мойру. — Лорд Мэйхью сказал, что вы даже и не леди. Что вы с Черным Джеком дурачили всех нас. Это правда?
— Если вы этому верите, зачем явились сюда за ответом на ваше предложение?
— Вы думаете, что я позволю жене оседлать себя? Как вы наивны, однако! Мои родители буквально заставляют меня жениться и обзавестись наследником. Я вынужден был искать такую невесту, которая ничего не знала бы о моих…
— м-м… эскападах. Тут вы и подвернулись. Но если Мэйхью прав насчет вашего низкого происхождения, вы мне не пара. Мои родители помешаны на родословной. — Он осклабился. — Это не значит, что я не хотел бы переспать с вами. Вы должны быть весьма лакомым кусочком, если удовлетворили такого мужчину, как Грейсток. Возможно, мне удастся попробовать вас на днях.
Мойру передернуло от омерзения. Как она могла поверить, что этот человек в нее влюблен? Неужели все мужчины — гнусные обманщики? Как могла она позволить ввести себя в заблуждение? Мойра интуитивно чувствовала, что лорд Мэйхью не лгал насчет причастности лорда Ренфрю к «Клубу адского пламени». Но если он говорил правду о Ренфрю, правдой могло быть и то, что он сообщил о Джеке.
— Я провожу вас к выходу, лорд Ренфрю. — Петтибоун как по волшебству появился рядом с Мойрой. Весь вид его выражал угрозу, способную вселить страх и в более отважные сердца, а Ренфрю явно не относился к храбрейшим из мужчин. — Ведь вы, кажется, собирались уходить?
Ренфрю, смерив Петтибоуна пренебрежительным взглядом, встал.
— Мое дело здесь окончено. Передайте Элсбери мой почтительный поклон, когда он вернется из Корнуолла. Ему дьявольски повезло, что он унаследовал герцогский титул.
Мойру все еще трясло, когда через несколько минут вернулся Петтибоун и возвестил о прибытии лорда Спенсера. Тот влетел в комнату в полном расстройстве чувств.
— Затея провалилась, Мойра! Какая жалость, что я не застал Джека!
— О чем вы говорите, милорд?
— Мы погибли. Весь Лондон знает, что вы с Джеком дурачили общество. Леди Виктория в бешенстве, и не она одна.
— Кто им рассказал?
Мойра знала ответ, Спенс мог только подтвердить его.
— Лорд Мэйхью. Ублюдок твердит всем и каждому, что вы были служанкой у них в доме, соблазнили его, а потом уговорили Джека выдать вас за леди.
— Радуйтесь, что лорд Мэйхью не знает о вашем участии в заговоре. Вы считаете, что эти сплетни огорчат Джека?
— Возможно. Он теперь титулованный. Обязан удовлетворять общепринятым качествам. Могу ли я чем-нибудь вам помочь? Вы больше всех пострадаете из-за нашего безрассудного плана.
Это еще полбеды, подумала Мойра, но вслух ничего не сказала. Лорд Мэйхью, несомненно, в ярости из-за того, что она его ударила. Она боялась, что это еще не последнее его слово. Теперь ей оставалось только одно: бежать, спасая собственную жизнь.
— Благодарю вас за заботу, лорд Спенсер.
— Не стоит, Мойра, я чувствую себя очень виноватым. Ведь это была моя идея. Почему вы пас не предупредили, что Мэйхью может опознать вас?
— Это долгая история, милорд. Лорд Мэйхью находился за границей. Я не думала, что он вернется так скоро. К тому же у меня не было выбора.
— Слава Богу, что Джек скоро приедет. Он положит конец этим сплетням и все уладит. Однако мне пора. Если я вам понадоблюсь, немедленно известите.
Мойра проводила взглядом уходящего Спенса и вернулась к себе. Джилли ждала ее.
— Петтибоун нанимает новых слуг, миледи. Меня снова отошлют к Фенвикам? Я предпочла бы остаться у вас.
— Что-нибудь придумаем, Джилли. Я очень довольна тобой, но я сама не могу здесь дольше оставаться. Поговори с Петтибоуном, он все устроит.
— Спасибо, миледи, — просияла Джилли. — Мне так не хочется возвращаться туда и снова скоблить горшки! — Внезапно ее улыбка погасла. — Вы куда-то уезжаете, миледи?
— Пока не знаю, — неуверенно произнесла Мойра. Она не имела ни малейшего представления о том, какое будущее ее ждет. Она находилась между двух огней: лорд Мэйхью с одной стороны и Джек Грейсток — с другой. Мэйхью намеревался сделать ее участницей грязных оргий, да и Джек, как она понимала, хотел того же. Неужели, кроме ее брата, нет в мире порядочных мужчин? Не зря ее бедная бабушка, брошенная любовником знатного происхождения, то и дело повторяла, что мужчинам верить нельзя.
Мойра едва успела уложить в саквояж, обнаруженным ею на чердаке, два самых простых своих платья, нижнее белье и еще кое-какие личные вещи, как в дверях появился Петтибоун, заламывающий руки и пребывающий в полном отчаянии.
— Что такое, мистер Петтибоун? Что-нибудь случилось? С Джеком? С ним все в порядке? Отвечайте же!
Она сама не могла понять, с какой стати так беспокоится о Джеке. Такие, как он, всегда приземляются на ноги.
— Я ничего не слышал о его лордстве, миледи, но внизу находится лорд Мэйхью и спрашивает вас. Боюсь, это какая-то беда. С ним два констебля.
Впервые за все время их знакомства Мойра увидела всегда невозмутимого Петтибоуна в таком состоянии.
Мойра расправила узкие плечи, отлично понимая, чего хочет лорд Мэйхью. Она попалась. Бежать поздно. Ей нужно принять все как должное и молить небо о сочувствующем судье.
— Я немедленно спущусь, мистер Петтибоун. Попросите Джилли распаковать мой саквояж, будьте так любезны. Я ни куда не поеду.
Разве что в тюрьму, добавила она про себя. Петтибоун оставил лорда Мэйхью и констеблей дожидаться в прихожей. Когда она спустилась по лестнице, мужчины повернулись и посмотрели в се сторону, причем только Мэйхью с явным недоброжелательством. На голове у него еще видна была шишка, а Роджер был не из тех, кто склонен прощать и забывать. Он уже сумел частично отомстить, распространяя сплетни о Мойре, и надеялся погубить также и Черного Джека, но вмешалась судьба и подарила Грейстоку титул герцога и все, что к нему прилагалось.
Общество обольет презрением Мойру и отвернется от нее, но к repuoiy оно отнесется снисходительно. Когда Мэйхью узнал, что Джек уехал в Корнуолл, он решил действовать немедля, пока Мойра осталась без покровителя. По зрелом размышлении Роджер решил посвятить в спой план лорда Ренфрю, разобиженного отказом Мойры и формой, в которую она облекла этот отказ.
— Час настал, — с глумливой усмешкой произнес Мэйхью при виде Мойры. — Вы решили, что можно заниматься воровством и остаться безнаказанной?
Мойра молчала.
— Я привез с собой двух констеблей. Поскольку я опознал вас как воровку, укравшую драгоценное ожерелье моей матери, вы будете арестованы и отправлены в Ньюгейт до суда.
— Я уверен, что здесь какая-то ошибка, — вмешался Петтибоун. — Леди Мойра вовсе не воронка.
— Леди Мойра на самом деле вовсе не леди. Она просто девица легкого поведения, работавшая у нас в доме горничной. Пыталась соблазнить меня, но это ей не удалось. — Он обратился к констеблям: — Это та самая женщина. Арестуйте ее.
Преданный Петтибоун выступил вперед и загородил Мойру своей тощей фигурой.
— Прочь с дороги! — рявкнул один из констеблей. — Сопротивление властям есть преступление.
— Все в порядке, мистер Петтибоун, успокойтесь, — сказала Мойра, обходя старика. Меньше всею ей хотелось, чтобы пострадал верный слуга Джека. Петтибоун был настолько предан хозяину, что, наверное, скончался бы от горя, если бы узнал, что Джек — птица того же полета, что и лорд Мэйхью.
— Но, миледи, — запротестовал было Петтибоун, — его лордство будет недоволен. Я обещал ему присматривать за вами.
— Его лордство может катиться прямиком к дьяволу в ад! — Роджер расхохотался, схватил Мойру за руку и вы толкнул за дверь.
Если бы лорд Мэйхью не привел с собой представителей закона, Мойра не сдалась бы без борьбы. Но сейчас сила была явно не на ее стороне. Она обернулась, чтобы в последний раз взглянуть на Петтибоуна, стоящего в дверях.
Темные сырые переходы Ньюгейта воняли мочой, испражнениями и плесенью. Мойра дрожала, как осенний лист на ветру, замерзшая, несчастная и перепуганная.
— Это здесь, — сказал тюремщик, останавливаясь перед крепкой дубовой дверью и вставляя в замок огромный ключ. — Мебели, обитой бархатом там нет, по солому меняют каждые пол года, а парашу выносят каждые два дня.
Мойра вскрикнула от ужаса, когда он открыл дверь и втолкнул ее в темную промозглую камеру, освещенную единственной свечой. В страхе она наблюдала, как из темных углов появляются похожие на привидения фигуры и направляются к ней. Прежде чем дверь закрылась, Мойра обратила к Мэйхью умоляющий взгляд. Он ответил злобной усмешкой.
Одна из теней, материализовавшихся из мрачных глубин камеры, вырвала у нее из рук плащ.
— Это мой плащ! — воскликнула Мойра, глядя, как рябая, невообразимо грязная баба со слипшимися волосами натягивает его на свои лохмотья.
— Теперь он мой, — прокаркала баба. — Поглядите на меня, разве я, к дьяволу, не самая настоящая леди?
Она с важным видом прошлась по камере, красуясь перед остальными.
— Не быть тебе леди, никогда не быть, это уж точно, Бэрди!
Мойра с тревогой посмотрела на другую женщину, вступившую в круг слабого света.
— Пошла ты куда подальше, Мин, тоже мне дама нашлась! Просто ты красивее меня, и с тобой обращаются лучше, потому как ты шлюха, — обиделась Бэрди.
Мойра взглянула на Мин. Красоту этой женщины не могла скрыть даже грязь. Ее лохмотья были менее истрепанными, чем у Бэрди, ее наряд когда-то, видимо, имел огненно-красный цвет. Вдруг еще одна фигура, которую Мойра до этого не заметила, вышла из тьмы и с жадностью уставилась на ее платье. Догадавшись о причине столь пристального внимания, Мойра шагнула назад, но отступать было некуда. Бэрди и Мин вес еще стояли рядом, когда на нее налетела высокая костлявая баба.
Мойра решила, что с нее достаточно: за свое платье она будет драться. Увы, нападающая была куда сильнее и тяжелее, да и соответствующего опыта Мойре явно не хватало. Очень скоро она оказалась раздетой до сорочки, в которую тут же вцепилась победительница, но тут в дело вмешалась Мин:
— Ты что, Элис, хочешь раздеть ее догола? Ты же видишь, что платье тебе не впору! Оставь ей хоть рубашку, ты, акула!
Элис присела на корточки.
— Иди к черту, Мин, я могу продать платье и сорочку и купить себе одеяло.
— Оставь ей сорочку, я тебе говорю. Нельзя раздевать до голого тела. А ты, Бэрди, верни ей плащ, не то она замерзнет до смерти.
К изумлению Мойры, Элис немедленно, хоть и скорчив плаксивую мину, ретировалась на свое ложе из гнилой соломы, прижимая отвоеванное платье к отвислым грудям. Бэрди тоже бурчала что-то себе под нос, но плащ Мойре отдала, и та в него немедленно закуталась, с благодарностью посмотрев на Мин.
— Спасибо тебе, — поблагодарила Мойра. Было ясно, что Мин здесь главная.
— Не благодари меня, милая, я всего лишь забочусь о себе. Стоит охранникам разок взглянуть на твою рубашечку и то, что сквозь нее просвечивает, и они перестанут добиваться моих ласк и кинутся на тебя. Я не собираюсь отказываться от преимуществ, которые заработала, лежа на спине, так что не вздумай перебегать мне дорогу.
— Я ни за что не стану этим заниматься, — с дрожью в голосе проговорила Мойра.
— Погоди, пока посидишь тут немножко, — издевательски хохотнув, вмешалась Бэрди. — Будешь до смерти рада услужить какому-нибудь жалкому надзирателишке, если захочешь получить теплое одеяло или побольше еды. Я бы так и делала, да только я не такая хорошенькая, как ты или Мин. Даже Элис кое-что зарабатывает, когда охранникам в охотку.
— Как тебя зовут? — спросила Мин.
— Мойра О'Тул.
— Ирландка. Я так и думала. В чем твоя вина?
— Кража, но я этого не делала.
— Само собой, не делала, мы все тут невиновные, — захохотала Элис.
Мин не обратила на ее слова ни малейшего внимания и продолжала:
— Наши имена ты уже слышала. Когда у тебя суд?
— Не знаю. Все произошло гак неожиданно… Ты уже долго здесь?
— Достаточно долго, чтобы предостеречь тебя. Не связывайся с Элис или Бэрди, это опасно. Обе совершили убийство и без всяких угрызений совести пойдут па него еще раз. Если кто-нибудь из охранников тебя захочет, уступи. Жизнь в этом аду делается чуть легче, если вовремя раздвинуть ноги. Только не лезь к моим любимчикам, не то пожалеешь.
— Мне не нужны мужчины, — заявила Мойра с чувством. — На свете нет ни одного стоящего мужчины, кроме моего брата.
Мойра подумала о Джеке и о том, как чудовищно он ее обманул. Его обаяние и хитрость ввели ее в заблуждение, она поверила в его чувство, потому что сама увлеклась им. Впрочем, «увлеклась» — это еще мягко сказано. Теперь она точно знала, что Черный Джек состоит в «Клубе адского пламени».
Условия в Ньюгейте были ужасными. Все, что Мойра слышала раньше об этой тюрьме, оказалось правдой. Почти несъедобная пища, холодные сырые камеры — настоящие источники болезней и всяческой заразы, а садисты-тюремщики представляли собой истинное отребье. От невероятной вони у Мойры выворачивало желудок. Все четыре дня, проведенные ею в этих стенах, она мучилась голодом и страдала от холода, пронизывающего до костей. Она благодарила Бога за то, что на псе не посягали физически, но понимала, что это лишь вопрос времени. По непонятной причине Мин как будто защищала ее. Если тюремщик бросал на Мойру вожделеющий взор, Мин немедля переключала его внимание на себя, пуская в ход все свои чары.
Мойра сидела скорчившись на своей охапке соломы, больная телом и душой. Вернулся ли Джек из Корнуолла? Известно ли ему, какая участь ее постигла? Думает ли он о ней?.. Она непроизвольно почесывалась, но вздрагивала от омерзения каждый раз, когда замечала блоху. А чего ей было ожидать? Все в камере кишело паразитами. Как же она пала так низко? Соседство с убийцами и проститутками надежд на лучшее будущее не внушало.
Внезапно она услышала, как в двери поворачивается ключ, и с душевным трепетом повернулась в ту сторону. Тюремщик, подняв над головой свечу, осматривал камеру, кого-то ища. Остановив взгляд на Мойре, он уставился на нее с жадным любопытством.
— Идемте, мистрис. Вас вызывают.
У Мойры лихорадочно забилось сердце, она в страхе посмотрела на тюремщика. Неужели охранники решили с ней позабавиться?
— Зачем?
— У вас есть могущественные друзья, это все, что я могу вам сказать.
Мойра поспешно поднялась и последовала за тюремщиком, не помня себя от радости. Неужели Джек узнал, где она, и приехал за ней? В сердце у нее ожила надежда.
— Удачи, — негромко сказала ей вслед Мин.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чистое искушение - Мейсон Конни



романчик так себе..ни захватывающего секса..ни страсти...
Чистое искушение - Мейсон Коннинаталья
9.11.2011, 19.22





Роман очень понравился...
Чистое искушение - Мейсон КонниКристина
12.10.2012, 22.07





нудота
Чистое искушение - Мейсон КонниАнна
21.05.2013, 19.17





Мне понравилось. Читайте.
Чистое искушение - Мейсон КонниКэт
10.06.2013, 22.04





Хороший роман,читайте не пожалеете!!!
Чистое искушение - Мейсон КонниЕкатерина
14.04.2014, 20.58





Фуух!!! Дочитала роман до конца. Понравился очень))rnКрасивая сказка, благодаря которой хочется верить что настоящая любовь все таки существует..rnНе соглашусь с первым комментарием, захватывающего полным полно. Просто надо уметь растворяться в чтении. Лично я увидела всю глубину чувств главных героев.
Чистое искушение - Мейсон КонниАлиса
13.10.2014, 21.03





Очень позитивный роман! Все понравилось! Правда герои иногда тупили, но это ничего не испортило) Невозможно сомневаться в любви гг. Все очень и очень романтично, несмотря на избитый сюжет! 10.
Чистое искушение - Мейсон КонниПросто Человек)
26.03.2015, 22.40





Очень увлекательный роман,полный событиями,интригами.Хоть и сказка,конечно,но так динамично,ничего не затянуто,читается легко...немного напрягало общение ГГ с призраком...а так роман на твердую 8....пошла искать другие романы этого автора.
Чистое искушение - Мейсон КонниИсабель
31.05.2015, 22.50





Хороший роман
Чистое искушение - Мейсон КонниКатя
4.06.2015, 16.04





Отличный роман!Сюжет захватываюший,получила кучу эмоции,прочитав такой роман,переоцениваешь отношение к любви и сексу.Сейчас все иначе,чем хотелось бы. Единственное,что,думаю лишнее было,это похищение героини в конце.А так в целом 10!
Чистое искушение - Мейсон КонниГульнара
7.05.2016, 19.24





Роман отличный,не могла оторваться от книги не дочитав,гг очень своеобразные,красивая любовная история ,советую)я конечно не критик ,но оценка книги, по-моему мнению,9/10
Чистое искушение - Мейсон КонниСтефания Скорупко
26.11.2016, 13.44





Роман отличный,не могла оторваться от книги не дочитав,гг очень своеобразные,красивая любовная история ,советую)я конечно не критик ,но оценка книги, по-моему мнению,9/10
Чистое искушение - Мейсон КонниСтефания Скорупко
26.11.2016, 13.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100