Читать онлайн Победителю достается все, автора - Мейн Шэрон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Победителю достается все - Мейн Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Победителю достается все - Мейн Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Победителю достается все - Мейн Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейн Шэрон

Победителю достается все

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Бонни заметила во время обеда некоторую натянутость между Стилом и Бейли, но Форрест говорил без умолку, Кевин и Дженни тоже помогли разрядить обстановку и занимали ее внимание. Форрест ей сразу понравился — с резко очерченным красивым лицом, рослый, мускулистый, хотя его фигура и уступала атлетической фигуре Стила. Сейчас она смотрела в его светившиеся умом карие глаза.
Участник местного театрального кружка, она завидовала тому, что он мог смотреть спектакли на Бродвее, и вполне понимала его переезд из провинции в Нью-Йорк для продолжения карьеры артиста.
Ему лишь изредка удавалось играть на сцене, и, чтобы как-то продержаться, он работал в одной охранной фирме, которая впоследствии расширила рамки своей деятельности и стала заниматься сыском.
— Я должен был выдавать себя за разных людей и обнаружил, что неплохо делаю это. — Он усмехнулся. — На этом я стал делать деньги и скоро смог открыть собственное агентство.
Бонни заметила, как загорелись глаза Форреста, когда она улыбнулась в ответ на его улыбку. Бонни поняла, что Форрест явно заинтересовался ею. Он был ей симпатичен гораздо больше других мужчин, с которыми она встречалась в последнее время, и ей нравилось, как легко он общается с Дженни. Она надеялась, что он примет приглашение остановиться в ее доме и у нее будет возможность узнать его лучше. Пусть Бейли и дальше называет ее чересчур осторожным цыпленком, на этот раз, подозревала она, они поменялись ролями.
Бонни чувствовала, что натянутость между Стилом и ее сестрой возникла из-за того, что Бейли, как обычно, не последовала ее совету. Цепляясь за свое горе, Бейли не оставила Стилу шанса.
Бонни не допустит такой ошибки. Форрест может впоследствии разочаровать ее, но она полна желания дать ему возможность доказать обратное.
Ей очень хотелось узнать о том, что делали Форрест с Кевином в Булхед-Сити, но его разговор за столом поглощал все ее внимание, пока детей не уложили спать. Когда наконец они остались вчетвером, Бонни спросила:
— Так что же все-таки происходит?
В ожидании ответа она не заметила, как Форрест сел рядом с ней на качалку. Бейли присела на перила веранды, пока Стал ходил за складным стулом.
Бейли откашливалась и запиналась, тщетно смотрела на Стила, взглядом умоляя о помощи. Затем она заговорила. Сжав губы, чтобы не прерывать сестру, Бонни, нахмурившись, слушала.
— Так ты мне лгала! — воскликнула она, когда Бейли замолчала. — Ты же мне говорила, что Стал собирается идти в полицию.
— Он и собирается, — пробормотала Бейли, опустив глаза, — как только мы точно узнаем, что творится в этом клубе. — Она взглянула на сестру. — Я не хотела тебя волновать, ведь ты же…
— Только не называй меня цыпленком! — Бонни вскочила. — Мы здесь не говорим о мужестве или трусости, мы говорим о здравом смысле. Вам не пристало ехать в этот клуб: кто-нибудь может узнать одного из вас или даже обоих. Пораскинь-ка мозгами, которые нам даны от рождения! Или все они достались мне одной?
— Мы изменим свою внешность, — настаивала Бейли, упрямо выставив подбородок — жест, хорошо знакомый Бонни. — Я поеду, что бы ты ни говорила, так что побереги силы и не уговаривай меня.
Бонни продолжала приводить сестре различные доводы, она не остановилась даже тогда, когда Стал заметил, что уже высказывал Бейли те же опасения и те же доводы. Форрест слушал всех внимательно, но дипломатично молчал.
— Во всяком случае, держите меня в курсе, — наконец сказала Бонни, откинувшись на спинку качалки и скрестив руки на груди. — Если получишь приглашение в этот клуб, пошли мне записку в отдел регистрации и сообщи, когда вы уезжаете и когда предполагаете вернуться.
— Если что-нибудь случится, они могут прийти за тобой, — возразила Бейли. — Я думаю, лучше будет, если Форрест увезет тебя, Дженни и Кевина из города. У нас с тобой наступает время отпусков, и люди подумают, что мы путешествуем где-нибудь вместе.
Бонни покачала головой, показывая, что и она может быть упрямой.
— Мама с папой хотели взять Дженни в Диснейленд. Они могут захватить с собой и Кевина. — Она взглянула на Стила, который одобрительно кивнул. — Ты можешь сказать им, что встречаешься с отцом Кевина и вы хотите провести несколько дней вдвоем.
— Я хочу, чтобы ты в этом не участвовала, — настаивала Бейли.
— Ничего подобного. Моя работа в отделе регистрации даст мне прекрасную возможность следить за вами. Если мы будем знать, когда вы должны вернуться, Форрест может притвориться туристом, который бродит по крыше, когда приземлится вертолет, и, если вас в нем не окажется, мы вызовем полицию.
— Мы будем вашими дублерами, — вступил в разговор Форрест. — Если вы позволите ехать мне… Тогда вы с Бонни могли бы быть дублерами моими и Стила.
— Я еду, — отрезала Бейли тоном, не терпящим возражений.
Бонни и Стал, ставшие теперь союзниками, выглядели расстроенными.
— Вам потребуются другие документы, если вы измените вашу внешность, — прервал наступившее молчание Форрест. — Даже если вы будете расплачиваться за комнату в гостинице наличными, эти парни могут проверить ваши кредитные карточки, прежде чем пригласить в свой клуб.
— Они не делали этого в случае с Ланой, — возразил Стал.
— Возможно, они наняли ее как артистку, — заметил Форрест, — а не пригласили как игрока.
— Ну и как мы подделаем кредитные карточки? — заволновалась Бейли.
— Я частный детектив, — напомнил ей Форрест. — У меня есть некоторые связи; это я улажу.
— Тебе лучше пользоваться общественным телефоном, и возьми с собой побольше мелочи, — посоветовал Стал. — За разговорами в кредит может быть установлена слежка. Если тебя видели с Кевином на ранчо, они будут разыскивать тебя.
— Как вы узнали, что за ранчо следят? — спросила Бонни. — И как вообще они узнали, что вы с Кевином там?
— Мы заметили аварийную машину, чинившую телефонный кабель. Том позвонил в офис компании, обслуживающей телефонную связь в округе. Выяснилось, что у них нет ни единой записи о том, что в наш район послана аварийная бригада. — Форрест покачал головой.
— Мы с Томом еще подростками участвовали в соревнованиях по бодибилдингу, — ответил Стал на второй вопрос Бонни. — Он так и не стал профессионалом, но мы остались друзьями. Лана была у него на ранчо и могла им сказать. — Он сжал в кулак правую руку и ударил ею по столу. — Мне казалось, это ранчо расположено так далеко и там Кевин будет в полной безопасности. Возможно, они все узнали заранее.
— Не стоит себя упрекать, — проговорил Форрест. — Это не какая-то дешевая контора, они могли себе позволить наблюдать за всеми твоими знакомыми.
Бонни смотрела на остроконечные вершины гор, высившихся на противоположном берегу реки. Замечание Форреста, казалось, сделало эту ночь зловещей, тени деревьев стали темнее, луна отражалась в воде холодным блеском.
Эта картина гнетуще подействовала на Бонни; ей вдруг захотелось в тепло и уют собственного дома. Она встала. Затея ее сестры безумна, но Бейли настаивает, и разубедить ее невозможно. Дальнейшие споры бесполезны.
Форрест тоже поднялся.
— Ваше предложение остановиться у вас все еще в силе?
— Конечно. — Бонни едва сдержала улыбку. — Пойду за Дженни, а вы пока возьмите свой чемодан.
Бейли и Стил проводили их до машины. Дженни раскапризничалась, когда ее усаживали на детское сиденье и застегивали ремни, но вскоре снова уснула.
— Ты злишься на меня? — спросила Бейли.
— Ужасно, — без колебаний ответила Бонни. — Но мы одно целое с тобой, близнецы… — Она поцеловала сестру, затем повернулась к Стилу и очень удивила его, когда крепко обняла. — Береги ее, — прошептала Бонни.
— Я пытаюсь, — угрюмо усмехнулся Стил. Вела машину Бонни, хотя Форрест предлагал, что сам сядет за руль. Теперь, оставшись с ним наедине, она почувствовала себя неловко, это чувство усугублялось тем, что они ехали к ней, в ее маленький дом. Что же она делает: приглашает незнакомого мужчину на ночь в свой дом?
— Я только уложу Дженни спать, а потом приготовлю постель для тебя, — сказала она, поднимаясь по лестнице. Она нарочно медлила, меняя простынку Дженни и укладывая ее в кроватку. Если она так явно выражала свой интерес к Форресту, не рассчитывает ли он, что она собирается сегодня спать с ним? Хотя эта мысль и не казалась ей столь уж непривлекательной, Бонни не чувствовала себя готовой к близким отношениям с Форрестом. Отдавая свое тело, она отдавала и сердце.
Убирая темный локон со щеки Дженни, она наклонилась, чтобы поцеловать девочку. Как ее дочь будет реагировать на то, что в их доме живет чужой мужчина? У Форреста темные волосы, по крайней мере она не будет называть его папой, как всех подряд мужчин со светлыми волосами.
— Называй его «мистер Гамильтон», — прошептала Бонни и выпрямилась. Она не могла допустить, чтобы Дженни слишком привязалась к нему. Бонни и сама боялась влюбиться в Форреста, тем более не могла подвергать риску чувства ребенка.
Спускаясь по лестнице с постельным бельем в руках, она молила Бога, чтобы Форрест не превратился в одно из ее увлечений-однодневок.
Форрест не сделал свет поменьше — это уже хороший знак. Он выдвинул складную кровать и, вытянувшись на ней, читал газету.
— Газетная бумага может запачкать диван, — проговорила Бонни, положив белье и забирая прочитанные газетные листы с дивана, обитого бледно-голубым ситцем.
Он отложил газету.
— Холостяк таких вещей не знает. — Он улыбнулся ей ленивой, зовущей улыбкой, от которой у нее перехватило дыхание.
— Это новый диван, — запинаясь, произнесла Бонни, мысленно ругая себя за то, что говорила с ним, как ворчливая жена. — Мне не надо было покупать с такой светлой обивкой, я не могу позволить Дженни сидеть на нем, когда она ест…
— Я понимаю, — перебил ее Форрест. Поднявшись с кровати, он встал рядом с ней. — Не стоит объяснять.
Продолжая что-то бормотать в свое оправдание, Бонни отошла к другому краю кровати. Хотя она и давала мудрые советы сестре, ее начинало беспокоить то обстоятельство, что ее явно тянуло к Форресту. Этот человек живет на другом конце страны, как можно думать о каком-то продолжении и развитии их отношений?
Застилая постель, она встряхнула простыню. Форрест, поймав ее за угол, стал помогать ей. Они говорили о чем-то, аккуратно расправляя простыню. Форрест смотрел, как это делает Бонни, и настаивал, чтобы она научила его заправлять простыню по углам.
— Так вот как это делается, что и утром простыня не сбивается, — удивленно заметил он, когда они закончили. — Я всегда просыпаюсь, и мои ноги мерзнут без покрывала.
— Бедный холостяк, — смеялась Бонни, подтрунивая над ним. — Правительству следовало бы установить закон, по которому мужчины обязаны учиться застилать постель!
— Ты выглядишь гораздо приятнее, чем сержант-инструктор. — Он уже не улыбался, он смотрел на ее губы.
Скажи же что-нибудь, приказывала Бонни своему внезапно одеревеневшему языку, но только смотрела на Форреста.
Медленно, давая ей время отступить, если она передумает, Форрест поднял руку и кончиками пальцев погладил Бонни по щеке.
— Я понимаю, мы с вами только что познакомились, но, если вы меня не поцелуете на ночь, я всю ночь не засну и буду думать, каким этот поцелуй мог бы быть.
Пусть на этот раз цыпленком будет Бейли, подумала Бонни, приближаясь к Форресту.
Он легко накрыл ее губы своими, постепенно прижимаясь к ней. Бонни обняла его за шею, крепко прижавшись к нему всем телом, и вдруг испытала странное чувство близости к этому человеку.
Она встречалась после смерти мужа с мужчинами, целовала их, но не испытывала каких-то глубоких чувств. Ей всегда было неловко, и, видя, как возбуждается мужчина, она уходила, не будучи в состоянии ответить на его чувство.
В поцелуе Форреста она тоже ощутила сдерживаемую страсть, но и в ней рождалась страсть. В этом поцелуе чувствовалось обещание, это был не просто поцелуй, но призыв к удовлетворению желания.
Подняв голову, Форрест сказал:
— Как я рад, что ты не едешь в этот клуб. Еще завороженная поцелуем, Бонни мигала, не понимая его слов.
— Я бы не хотел потерять тебя, — объяснил он. Ей были приятны слова Форреста, но мысль об опасности, которая подстерегала ее сестру, тут же вернула Бонни к действительности. Она опустила руки и отпрянула от него.
— Прости, я напомнил тебе о сестре. — Форрест обнял ее.
Не сопротивляясь, она стояла, уткнувшись головой ему в грудь, успокаиваемая ритмичным биением его сердца.
— Поверь мне, Стил сделает все возможное, чтобы защитить ее. Он любит ее, ведь ты знаешь.
— Он сказал тебе об этом? — Бонни подняла голову, чтобы увидеть его лицо.
— Ему не нужно этого говорить. Он даже, может быть, и не осознает еще, но я понял это, как только вышел из самолета, по тому, как он смотрел на Бейли.
— Надеюсь, ты прав, но ему нелегко будет с сестрой.
— Я это заметил, — усмехнулся Форрест. — Меня радует, что ты рассудительнее своей сестры.
— Ты хочешь тоже сказать, что я цыпленок? — спросила Бонни, которую насторожило сравнение с Бейли.
— Вовсе нет. Я хочу сказать, что в тебе совмещаются красота и здравый смысл. — Он поцеловал Бонни, на лице которой появилась беспомощная улыбка. — А теперь иди спать, а то я забуду, что мы с тобой едва знакомы, и попытаюсь сделать то, чего ты бы не хотела, чтобы я делал.
Бонни удивленно подняла брови — уж слишком он самоуверенный, но последовала его совету. Интересно, чувствует ли Форрест такую же близость к ней, как она по отношению к нему? Возможна ли любовь с первого взгляда? Или же это просто увлечение, внезапно вспыхнувшее?
Время покажет. Она поближе узнает Форреста, но постарается вести свою привычную жизнь; нельзя, чтобы все в ее доме перевернулось вверх дном. Она будет работать, как будто этот обаятельный мистер Гамильтон вовсе и не живет с ней под одной крышей.
Пожалуй, она немного поспешила, пригласив его остановиться у нее дома. Ей, по-видимому, так же трудно собрать осколки свой жизни и начать жить по-новому, как и ее сестре. По крайней мере она дала Форресту шанс, и этот шанс много больше, чем, как ей кажется, Бейли дает Стилу.
На этот раз она не будет цыпленком.
После того как Форрест и Бонни уехали, Бейли холодно пожелала Стилу спокойной ночи. Стал отпустил ее без возражений, считая, что близкие отношения сделали бы ее еще упрямее.
В следующие дни он проводил время с Форрестом и Кевином, часто брал моторку Бейли, и они спускались вниз по реке Колорадо, заплывая далеко от Лафлина. Кевин все еще думал, что они отдыхают. Стал часто возился с ним, Кевин задавал ему разные вопросы, они вместе играли.
После того как Кевина укладывали спать, Бейли начинала обучать Стала игре в блэкджек, но Стал не мог сосредоточиться. Суть игры была довольно простой и состояла в следующем: нужно набрать большее число очков, чем содержалось в розданных крупье картах, но не превосходящее двадцать одно. Проблема была в том, чтобы запомнить стратегию игры. Когда следует говорить «подкинь мне» или «еще разок», что означает, что он просит еще одну карту, и когда сказать «пропускаю». Это, объясняла Бейли еще и еще раз, зависит от карты, открытой крупье, как и от карт на руках игрока.
Сидя за кухонным столом напротив Бейли, Стил смотрел на нее и, пока она объясняла возможные, с точки зрения теории вероятностей, ситуации, мысленно возвращался к тем быстро промелькнувшим нескольким часам, когда они были вместе и он обладал ею. Чувствуя, что он не слушает ее, Бейли грозилась, что отправится в клуб с Форрестом.
Сама мысль о том, что Бейли под видом Карлы ласкается к Форресту, заставляла Стала сосредоточиться, но затем… Затем она касалась рукой своих волнистых волос… и он вспоминал их запах, их шелковистую мягкость, когда они касались его лица. Иногда его взгляд отрывался от карт, разложенных на столе, поднимался выше, скользил по полукружиям ее грудей… и снова он вспоминал, как его руки ласкали их, как из уст Бейли вырывался стон, когда он целовал ее упругие соски…
Время от времени он провоцировал ее в надежде, что она рассердится и повторит попытки Карлы соблазнить его, но она не поддавалась на его уловки. Она холодно смотрела на него своими голубыми глазами, и этот молчаливый взгляд ранил его.
Приходя с работы домой, Бейли больше не переодевалась в шорты. Он успевал взглянуть на ее красивые ноги, когда она проходила в свою комнату, а потом она надевала хлопчатобумажные, обтягивающие бедра леггинсы и свободную рубашку. Он не был уверен, от него или от самой себя старается она спрятать свою чувственность, но от этого ему не становилось легче. Он просто смотрел на нее пристальнее, и воспоминания об их близости дополняли образ.
Когда Стил предложил ей пойти загорать, чтобы еще более изменить их внешность, она отказалась.
— Я загораю во время ланча. При таком солнце, как сейчас, это мало что даст.
Он этого не отрицал. Теперь ее твердость в выбранной линии поведения скорее раздражала его, нежели впечатляла.
Он точно знал, что она все еще неравнодушна к нему. Он редко надевал что-нибудь, кроме шортов, и видел, как она смотрела на него, когда думала, что он этого не замечает.
На войне и в любви все средства хороши. По мнению Стала, в их отношениях было и то, и другое. Она старалась не дотрагиваться до него и всегда отходила, если он случайно касался ее рукой. Кевин мог с ней кувыркаться сколько угодно, Дарби и Макс тоже пользовались ее благосклонным вниманием;
Стил горячо надеялся, что ей так же одиноко длинной темной ночью, как и ему.
Только однажды Бейли была совсем близко от Стала, когда решила, что у него слишком длинные волосы, чтобы сделать завивку. Он испытывал сущие муки, когда она стояла возле стула, на котором он сидел, ее груди почти касались его… Если бы они были одни, он бы обнял ее, но она явно предвидела такой поворот событий и позвала Кевина помогать ей. Смеясь, мальчик подавал ей кусочки материи, в которые она заворачивала каждую прядь волос.
Чтобы как-то объяснить Кевину, зачем его отцу понадобилось завивать волосы, она сказала мальчику, что Стил проиграл ей в карты.
— Мужчина всегда должен платить свои долги, — добавил Стил, пытаясь поддержать свое пошатнувшееся мужское достоинство.
Кевин снова засмеялся.
Во время одной из их прогулок по реке на моторной лодке Стил узнал, что ухаживания Форреста тоже не особенно продвинулись. Он жил в ее доме уже две недели, и все это время ей звонили знакомые мужчины, и она даже ходила на свидания.
— Сегодня утром я заявил какому-то парню по телефону, что я ее любовник и чтобы он больше не звонил, — уныло рассказывал Форрест, когда они со Стилом смотрели, как Кевин строит крепость из песка на берегу небольшой бухты, которую они нашли. — Мы, собственно, и могли уже стать любовниками. Мы с ней беседуем, целуемся, и затем она говорит, что ей нужно время. Для чего? — И прежде, чем Стил ответил на этот вопрос, Форрест продолжал:
— И она просит меня не приучать к себе Дженни. Но мне нравится эта девчушка! Все, что мне позволено, — это улыбаться ей, а она в ответ заливается смехом. Ты бы послушал, как она говорит «мистер Гамильтон». Бонни не позволяет ей называть меня Форрестом. Я предложил «дядя», но Бонни почему-то жутко рассердилась.
Стил кивнул: ему легче было понять поведение Бонни, чем осторожность Бейли.
— Отношения осложняются, когда ты один воспитываешь ребенка, — пояснил он. — Приходится думать о тех, кто тебя окружает, присматриваться к ним. Конечно, плохо, когда что-то не получается, когда тебя обижают, но еще хуже, когда ребенок оказывается обманутым в своих ожиданиях.
— Как Кевин относится к Бейли?
— Она ему нравится, но он знает, что однажды мы уедем к себе домой, что здесь мы гостим. Если у нас с Бейли ничего не изменится, он так и запомнит ее как милую леди. — Стил помолчал. — Я тебя понимаю…
Разговор прервался. Внезапно Стил встал.
— Я не допущу, чтобы это случилось, — торжественно произнес он.
Форрест поднялся вслед за ним.
— Что ты собираешься делать?
— Буду действовать против ее воли. Этой же ночью. И к черту эти бесконечные ожидания и терпение. Все надо ускорить, надо, чтобы это произошло до нашего отъезда в «Санберст».
Да, он должен действовать, и не только потому, что у него уже зажил глаз и больше не болят ребра, — из разговора с Форрестом он понял, что сегодня будут готовы их кредитные карточки.
Форрест похлопал его по спине.
— Пожалуй, и я сегодня ночью кое-что предприму.
— Договорились.
Стилу казалось, что в этот вечер Кевин никогда не отправится спать. Закрыв наконец дверь комнаты, где спал его сын, Стил зашел на кухню и сказал Бейли, что их кредитные карточки готовы. Теперь им оставалось только отправить родителей Бейли с детьми в Диснейленд, и тогда они могут ехать в Феникс, получить контактные линзы, взять напрокат машину и, вернувшись в Лафлин, зарегистрироваться для поездки в «Санберст».
— Нам еще нужно покрасить волосы, и еще учти: ты никогда не сможешь играть на больших ставках, если не освоишь блэкджек в совершенстве, — возразила Бейли.
Стил улыбнулся, довольный, что она реагирует именно так, как он и предполагал.
— Я знаю основы игры, — поддержал он ее, — но мне нужна какая-то заинтересованность, какой-то стимул.
— Какой, например? — Она подозрительно взглянула на него.
— Я слышал, что есть игра в покер «на раздевание», как насчет таких же условий игры в блэкджек? — Он почувствовал себя немного виноватым. Такая стратегия была мало похожа на прямую атаку, которую он обещал предпринять.
— Ни о чем подобном и не думай! — Она скрестила руки на груди, и Стил в этом ее жесте увидел, что она подсознательно защищается.
— Цыпленок? — поддел он ее. — Боишься, что не сможешь себя контролировать при виде моего обнаженного тела?
— Ты и так разгуливаешь полуголый. Стил усмехнулся. По ее раздраженному тону он понял, что не ошибался, читая желание в ее глазах.
— Когда мы начнем игру, я полностью оденусь. Бейли задумчиво смотрела на него. Стил чувствовал, что она пытается сопротивляться желанию, но оно сильнее ее.
— А если проснется Кевин?
— Но ведь он не просыпался по ночам с того момента, как мы приехали? Я знаю Кевина шесть лет — его не разбудит ночью даже атомная бомбардировка.
Бейли отошла от него и задернула занавески у кухонного стола. Стил пошел в свою комнату и взял карты из ящика.
— Только никаких прикосновений, — поставила условие Бейли, когда они уселись за стол напротив друг друга. Она взяла карты и перетасовала их.
— Если ты этого не хочешь… — добавил Стил.
— Это может случиться только в твоих мечтах. — Она бросила карты на стол перед ним. — Сними. — Стил разделил колоду на две части, Бейли взяла карты. — Делай ставку.
— Твой лифчик, — выпалил он.
— Ставь на свои вещи, — отрезала Бейли, — а не на мои.
— Моя рубашка. А твоя ставка?
— Крупье не делают ставок, — возразила она, явно что-то замышляя.
— Но они выступают как банк, принимают или выплачивают ставки.
— Они не должны пользоваться собственной стратегией игры.
— Тогда я буду играть двумя руками. Одной — за тебя, другой — за себя. Ты будешь отдавать свою вещь, только когда будет проигрывать твоя рука.
— Ты же будешь специально проигрывать, играя моей рукой!
Стил засмеялся.
— Если ты сочтешь, что твоей рукой я сыграл нечестно, твой проигрыш не будет считаться.
— Ладно. Я ставлю туфлю. — Бейли сделала вид, что не заметила его разочарования. — Давай играть, только честно и по правилам.
— Если у крупье шестнадцать или меньше очков, он должен брать еще карты и остановиться, если у него семнадцать очков или выше. — Стил закрыл глаза, как во сне повторяя правила. — Я всегда добираюсь до одиннадцати или меньше и останавливаюсь на семнадцати или больше.
Он помолчал, вздохнул и открыл глаза.
— Мои дальнейшие действия при числах от двенадцати до шестнадцати зависят от верхней карты крупье и законов теории вероятностей, что означает огромнейшее количество комбинаций!
— Мы сегодня играем на большие ставки, так что напряги лучше свою память, — улыбнулась Бейли.
— Не будем все повторять? — встревожившись, спросил Стил.
— На карту поставлена моя скромность.
— У меня хорошая память, тебе не о чем беспокоиться. — Он оглядел ее свободную блузу. — Просто будь добросовестным учителем, и давай снова повторим комбинации. — Он выпрямился на своем стуле и сосредоточенно смотрел на нее. — Я весь внимание.
— Надеюсь, что все так и будет, — пробормотала Бейли, но начала быстро называть числа.
Стил весь подался вперед, стараясь запомнить. Ему казалось, что, только чтобы запутать его, она останавливалась перед тем, как объяснить, нужно ли делить пары или удваивать, когда удваивать ставку. Он смотрел в записи, которые делал раньше, и все эти цифры становились на место. Сегодня он хотел не только выиграть в блэкджек, но сделать так, чтобы вся одежда Бейли и сама она оказались у него в руках.
Сдавая карты, Бейли уже ругала себя за то, что согласилась на предложение Стала. Конечно, у него на уме было не только научиться играть в блэкджек. Он просматривал записи их прежних уроков, и у нее появилось сильное подозрение, что она знает, что отвлекало его внимание. Эти же мысли не давали и ей заснуть ночью.
Самым трудным испытанием для Бейли было наблюдать за Стилом, когда он играл со своим сыном. Любовь между ними была настолько ощутима, что казалось, до нее можно дотронуться, когда они возились вдвоем на полу или играли в догонялки во дворе. Их смех, нежность Стала, безудержное веселье Кевина рождали в ней воспоминания о других отце и сыне. И все же она не могла без улыбки смотреть на них обоих.
Кевин не был идеальным ребенком, часто выводил отца из терпения, особенно когда его укладывали спать. Когда же битва заканчивалась и Стал уже держал сына на руках, сидел на диване у столика с лампой и читал ему сказку, Бейли стоило труда удержаться, чтобы не расцеловать эти две светловолосых головы, склонившиеся над книжкой.
Она заставила себя снова сосредоточиться на игре, когда Стал поднял первую из двух своих карт. Он смотрел на открытую карту крупье — пятерку треф, и ее сердце тревожно забилось. Может быть, это предчувствие? Она не была уверена.
— Еще одну, — проговорил он. Бейли положила тройку рядом с его закрытыми картами.
— Еще.
Она дала ему пятерку червей.
— Достаточно.
Он проделал то же другой рукой, которой играл за нее. Лицо его было спокойно.
— Это не покер, — напомнила ему Бейли, ожидая развязки.
Он улыбнулся, но только заметил, что ему «достаточно».
Бейли перевернула закрытую карту крупье (это был король) и добавила десятку к уже открытой пятерке. Надеясь, что она выиграет — это означало бы, что Стал выиграл обе игры, — она взяла карту. Четверка давала ей теперь девятнадцать очков.
Стал перевернул свои нижние карты, добавляя двойку и четверку к тройке и пятерке, что в сумме давало четырнадцать.
— Пожалуй, я проиграл, — сказал он, изображая, как ей показалось, огорчение.
Он встал и начал снимать свою рубашку. Неторопливо. Мучительно долго. Бейли старалась отвести взгляд, но глаза отказывались ей повиноваться. Его рубашка медленно поднималась вверх, открывая широкую грудь над ремнем, плоский живот.
Бейли смотрела на него и вспоминала немного солоноватый вкус его губ, его запах, необъяснимый мужской запах, смешанный с запахом мыла и крема после бритья, вспоминала его кожу, гладкую, бархатистую, туго обтягивающую железные мускулы.
Стал стянул рубашку через голову, бросил ее в сторону и потянулся. Бейли перестала дышать. Горы мускулов, вены предстали ее взору, затем скрылись, когда он расслабился. Она смотрела на Стала и сдерживала дыхание, боясь выдать постепенно охватывавшее ее волнение.
Стал повернулся к ней спиной и снова потянулся. Его широкие плечи распрямились, талия сузилась — сложен он потрясающе.
Подняв руку ко рту, Бейли наконец сделала долгий вдох и бесшумно выдохнула.
Стил совмещал в себе огромную силу и удивительную нежность. Ее тянуло к нему. Но он хотел от нее слишком многого.
— А не включить ли нам какую-нибудь тихую музыку? — предложил Стил и вышел из комнаты.
Бейли напомнила себе, что надо успокоиться, моргая, осмотрела кухню, будто увидела ее впервые, затем качнула головой, чтобы отогнать наваждение. Тягучие звуки гитары и голос Би-Би Кинга поплыли по комнате, будоражащие душу, зовущие.
Стил определенно играл на больших ставках, которые заставляли его сосредоточиться, она это понимала, но у нее были серьезные опасения, сможет ли сосредоточиться она сама.
— Между прочим, я беру твою туфлю, — сказал Стал, возвращаясь и протягивая руку. — На твоих картах только семнадцать. — Он перевернул их и сел за стол.
Бейли отдала ему туфлю и пожалела, что на ней нет хотя бы рваных носков.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Победителю достается все - Мейн Шэрон

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Победителю достается все - Мейн Шэрон


Комментарии к роману "Победителю достается все - Мейн Шэрон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100