Читать онлайн Уйти, чтобы вернуться, автора - Мейер Сьюзен, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Уйти, чтобы вернуться - Мейер Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Уйти, чтобы вернуться - Мейер Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Уйти, чтобы вернуться - Мейер Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейер Сьюзен

Уйти, чтобы вернуться

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Когда его взгляд задержался на ее губах, Оливия поняла, что Джош сейчас ее поцелует. У нее перехватило дыхание и подкосились колени.
Четыре долгих года она ждала, когда этот мужчина поцелует ее. Сейчас, когда желанный момент наконец настал, она упивалась каждой секундой томительного ожидания, все еще не веря, что ее мечта наконец сбудется.
Но когда он снова посмотрел ей в глаза, она прочитала в них удивление и смущение. Он так резко отстранился, что она почувствовала у себя на коже прохладный ветерок.
– Э-э… полагаю, ты сама справишься с простынями. Спокойной ночи, Оливия, – пробормотал он, затем поднял с пола снятое белье и покинул комнату.
Оливия рухнула на кровать, пытаясь разобраться в том, что только что произошло. Похоже, Джош наконец заметил ее как женщину, но изо всех сил сопротивлялся этому. И все же она не должна допускать, чтобы их «почти поцелуй» как-то повлиял на ее решение. Для нее эти двадцать секунд ожидания были самыми счастливыми за последние четыре года, а для него – всего лишь кратким умопомрачением.
Будь она глупа, ее бы оскорбило то, что Джош хотел видеть в ней только преданную сотрудницу. Но она не была глупа. Оливия была реалисткой и не могла резко порвать со старой жизнью только потому, что привыкла доводить все до конца. Слава богу, Джош не попросил у нее помощи через несколько недель после ее отъезда, когда от тоски ей захотелось бы вернуться. Тогда Оливии пришлось бы начинать все сначала.
Итак, она поможет ему, а затем уедет во Флориду, чтобы больше никогда не возвращаться.
Следующим утром Джош как раз склонился над тарелкой с хлопьями, когда в кухню вошла Оливия. Хотя Джош и постарался исправить свою ошибку, должно быть, она все же поняла, что вчера вечером он собирался ее поцеловать. Он с замиранием сердца ждал сегодня ее появления. Случившееся заставило его всю ночь грезить о Лив во сне.
В этом сне Оливия, такая сексуальная в прозрачном шелковом одеянии, была близко, но всякий раз, когда он хотел поцеловать ее или прикоснуться к ней, она ускользала. Но хуже всего было то, что она объясняла свой уход тем, что не любит его. В этот момент он просыпался, смущенный и потрясенный. Боже, как нелепо…
Наверное, он просто принимает желаемое за действительное. Еще вчера он обнаружил, что помимо привлекательной внешности эта женщина обладает нечто большим… Конечно, почему ему так захотелось заинтересовать ее. Любой нормальный мужчина пожелал бы подарить свою любовь такой женщине. Но Оливия собиралась уезжать, значит, она не нуждается в его любви.
– Привет, Джош.
Подняв голову, он тяжело сглотнул.
Оливия стояла в дверях. Ее густые светлые волосы были собраны в хвост. Как и вчера, на ней были джинсы и простой обтягивающий топ, но Джош представлял ее в прозрачном наряде из своего сна… Он ясно видел ее полную грудь, вздымающуюся под тонким шифоном, плавный изгиб ее бедер, длинные ноги…
К счастью, Оливия не знала о его сне, а он ничего не собирался ей рассказывать. Да она, судя по ее спокойному тону, вовсе и не собиралась требовать у него никаких объяснений.
– Привет.
– У тебя есть хлопья? – непринужденно спросила она, словно они были лучшими друзьями, которые часто оставались на ночь друг у друга.
– Они на полке рядом с микроволновкой. Тарелки в сушилке над раковиной.
– Спасибо. – Она направилась к сушилке, и ее волосы закачались из стороны в сторону.
Подавив восторженный стон, Джош провел ладонями по лицу, словно пытаясь проснуться. Было чертовски тяжело не заметить, как хороша эта женщина. Должно быть, раньше он не замечал такой красоты из-за ее строгих костюмов…
Он усмехнулся – это всего лишь отговорка. Оливия никогда не прятала своих волос, своей гладкой кожи, своих удивительных глаз. Наверное, у него на глазах были шоры. Только так он мог объяснить, что целых четыре года не замечал сексуальности этой женщины. Но сейчас Джоша куда больше беспокоило то, что он не мог находиться с ней в одной комнате, не думая о ее сексуальности…
– Во сколько мы поедем в офис? – спросила она, возвращаясь к столу с тарелкой и пакетом хлопьев.
Джош вздрогнул.
– Как только я приму душ. – Он нервно хохотнул. – Я… мне нужно принять душ.
– Хорошо. – Она насыпала хлопья в тарелку. – Иди в душ, а я пока поем и посмотрю новости.
– Договорились. – Он направился к выходу. – Если, пока мы спали, произошло что-то интересное, дай мне знать.
Почему-то его слова рассмешили Оливию. Чтобы не слышать ее сексуальный смех, Джош поспешил покинуть кухню и в очередной раз напомнил себе, что они были всего лишь коллегами по работе, которых связывала дружеская симпатия.
Иначе бы она как-то отреагировала на то, что он в халате. Конечно, это был обычный длинный халат, но в то же время единственный слой ткани, прикрывавший его тело. Лив могла бы, по крайней мере, попытаться оглядеть его со всех сторон, полюбопытствовать, есть ли у него под халатом другая одежда. Но она, напротив, вела себя так, словно ей было все равно, даже если бы он сидел перед ней голый.
Джош нахмурился. Эта мысль оказалась ему особенно неприятна. Да, он старше ее, но это не делало его менее привлекательным. Женщина не могла так легко его игнорировать. Скорее всего, она притворялась. Может, на самом деле ее влекло к нему, но она не подавала виду, поскольку он никогда не проявлял к ней интереса?..
Женщины всегда говорили ему, что он красивый, сексуальный и добрый. Как это неразумно – увлечься именно той, которая не замечала ни его сексуальной привлекательности, ни душевной доброты.
Ну должно же было ее хоть что-то в нем привлекать, думал Джош, стоя под душем. Нужно ее испытать. Разумеется, он не мог спросить Лив прямо, нравится ли он ей, поэтому решил лишь осторожно намекнуть и посмотреть, к чему это приведет.
Пока они шли в гараж, подходящей возможности проверить Оливию не представилось. Поэтому, когда они сели в машину, Джош просто спросил:
– Ты хорошо спала?
По крайней мере, это положит начало разговору. Если Оливия скажет, что плохо спала и при этом кокетливо улыбнется, он узнает все, что хотел.
Но она даже не посмотрела на него, лишь протянула:
– Гмм…
– Тебя ничто не тревожило? – не унимался он.
– Нет…
– Тебя не снились плохие сны?
На этот раз она хотя бы посмотрела на него.
– Плохие сны?
– Да, странные сны, – пояснил он, надеясь, что до нее наконец дошло, что он имел в виду. – Неожиданные сны.
– Джош, я уже почти пять лет живу сама по себе и давно перестала бояться темноты.
Она вполне ясно выразилась. Ее ничто не тревожило. Она хорошо спала и не видела его во сне, потому что он ее не интересовал.
Джош въехал на стоянку перед зданием «Хилтон-Купер-Мартин фудз». Оливия не стала ждать, когда он откроет ей дверь, тем самым подтвердив, что она не видит в нем галантного кавалера. Только бывшего босса и знакомого.
Ну и черт с ней! Она поможет ему с работой, а затем пускай проваливает на все четыре стороны!
Хотя Джош все утро вел себя как-то странно, войдя в офис, он снова превратился в серьезного целеустремленного бизнесмена, каким она всегда его знала. И все же обстановка показалась Оливии непривычной. Она уже давно не работала в субботу и забыла, как тихо и спокойно было в здании в выходные. Оливия поделилась своими наблюдениями с Джошем.
– Значит, ночевать в чужом доме, где ты прежде ни разу не была, для тебя нормально, а приехать в офис, где ты проработала последние четыре года, кажется тебе странным?
– Ты знаешь, что я имею в виду. – Она слегка толкнула его в плечо, и, когда ее рука коснулась его твердых мышц, у нее внутри загорелась искра желания. Джош был в джинсах и футболке. Ей пришлось так долго сдерживаться, пока он разгуливал по дому в халате, что ее силы воли хватило и на игнорирование его в машине. Она и не заметила, что он был в повседневной одежде. И при этом выглядел чертовски сексуально.
– Нет, я не знаю, что ты имеешь в виду.
– Во-первых, сейчас здесь темнее, чем обычно, – сказала она, чтобы отвлечься. – Во-вторых, как-то пусто и тихо. Это непривычно, поскольку в будни здесь всегда полно народу.
Двери лифта открылись, и они вышли.
– От всего этого мне как-то не по себе.
Джош насмешливо закатил глаза.
– Не бойся, верный рыцарь защитит тебя.
Оливия проследовала за ним в его кабинет. Открыв дверь, Джош включил свет и плюхнулся в свое кожаное кресло.
– Боюсь, что тебе придется взять на себя роль босса, потому что я не знаю и половины того, что знаешь ты, – сказал он. – Так что можешь приступать.
Оливия неуверенно стояла где-то посередине между его столом и входом в приемную. Было тихо. Джош выглядел не так, как обычно. Они на время поменялись ролями. Все было каким-то странным…
– Если ты хочешь получить представление о моей работе, нам лучше пройти в приемную.
– Хорошо. – Джош поднялся и послушно проследовал за ней.
– Это мой компьютер.
– Вот уж ни за что бы не догадался.
– Я серьезно, Джош, – сказала Оливия, но не смогла сдержать улыбки. Настоящий Джош Андерсон имел склонность к плоским шуткам, и ей, к несчастью, они казались смешными. – Если ты будешь валять дурака, я уйду, и тебе придется самому разбираться во всем этом.
– Хорошо, я буду серьезен. Я знаю, что у тебя мало времени, и очень признателен тебе за твою помощь.
– Итак, как я уже сказала, это мой компьютер. В нем есть формы писем на все случаи жизни. С их помощью, например, можно сообщать информацию акционерам.
– А адреса членов семьи Хилтона там тоже есть?
– Они единственные акционеры.
– Спасибо за ценную информацию, – снова пошутил он.
Не обращая на него внимания, Оливия подошла к шкафу за своим столом.
– В первом отделении хранятся пресс-релизы и все, что имеет отношение к связям с общественностью. Во втором ты найдешь все, что связано с рекламой. Третье содержит сведения об акционерах и их переписку, четвертое отделение – информацию о спецпроектах, в том числе печатные копии проектов, которые ты разрабатывал лично для Хилтона Мартина. Пятое содержит внутриофисную переписку.
– Это довольно просто.
– Что ж, тогда давай приступим к ящикам.
Выдвинув верхний ящик первого отделения, она пояснила, что пресс-релизы были рассортированы по темам и датам, и каждая категория обозначена своим цветом.
– Думаю, с этим я справлюсь.
Во втором ящике оказалось большое количество фотографий, рассортированных сходным образом. Фотографии, сделанные в рекламных целях, фотографии для годового отчета, фотографии для распространителей…
– Неужели у нас так много фотографий?
– Это подборка только за один год.
– Мы определенно помешаны на самих себе, ты так не считаешь?
– Ты никогда не задумывался над тем, как и почему ты всегда получаешь необходимую фотографию, причем очень быстро?
Он встретился с ней взглядом.
– Я думал, мне везет.
Оливия снова рассмеялась, но быстро одернула себя.
– Очень смешно.
Джош переступил с ноги на ногу, довольный тем, что ему удавалось ее рассмешить.
– Я знал, что мы делаем много фотографий. Просто не был в курсе, как ты их хранишь.
– Теперь в курсе.
Джош кивнул. Когда Оливия закончила показывать ему содержимое ящиков, он пристально посмотрел на нее.
– А ведь ты взвалила на себя большую часть моей работы.
– Да.
– И знаешь, что я думаю по этому поводу?
– Понятия не имею, – ответила Оливия, хотя втайне надеялась, что он попросит ее остаться и предложит ей большее жалованье.
Она знала, что это было бы неправильно, но все равно желала этого. Лишь бы удовлетворить самолюбие.
– Думаю, что новый человек не справится и с половиной всего этого, так что, боюсь, мне придется снова взять часть работы на себя.
Оливия твердо сказала себе, что не расстроилась из-за того, что он не предложил ей остаться. Потому что она не собиралась оставаться. С самооценкой у нее всегда было в порядке. Она не нуждалась в его похвалах.
– Возможно.
– И это означает, что мне следует перенести часть этих папок к себе в кабинет.
– Мы можем перенести их прямо сейчас. Мы одеты подходящим образом, кроме того, пользуйся тем обстоятельством, что я еще здесь. Послезавтра я уже буду далеко.
– Хорошо, – мягко произнес Джош, но Оливия заметила, что он в очередной раз за утро как-то странно на нее посмотрел.
Его глаза были печальными – как у брошенного щенка, и Оливия с ужасом ожидала, что он вот-вот начнет умолять ее остаться. Но не из деловых соображений. В его немой просьбе было что-то личное. Его глаза словно говорили ей, что ему будет ее не хватать.
Я не хочу оставаться, я не хочу оставаться, я не хочу оставаться, тупо повторяла про себя Оливия. Ведь она не узнала ничего нового о Джоше Андерсоне. Он так же глупо шутил и так же не испытывал к ней ничего личного. Джош видел в Оливии лишь хорошего работника.
– Хорошо, – повторил Джош, тряхнув головой, словно пытаясь рассеять грустное настроение. – Но в моем шкафу всего одно свободное отделение. – Он взял стопку папок из верхнего ящика. – Сегодня мы сможем переместить только содержимое первого отделения. Перед тем как мы отсюда уйдем, я распоряжусь, чтобы мне принесли еще один шкаф. Таким образом, завтра мы сможем продолжить.
Подавив вздох облегчения, Оливия ответила:
– Это хорошая идея.
Они спокойно работали, перенося содержимое ящиков в его кабинет и складывая его на стол Джоша. Но когда все папки были перенесены и он начал передавать их Оливии, чтобы она разложила все по ящикам, в воздухе повисла напряженная тишина.
Чтобы нарушить неловкое молчание, Оливия уцепилась за первую мысль, что пришла ей в голову.
– Джош, ты никогда не рассказывал мне, как получил эту работу.
– Мой дядя Хилтон пришел ко мне и сказал, что нуждается во мне.
– Вот это да!
– Нечего удивляться. Он вовсе не нуждался во мне, но мне понадобился год, чтобы это понять, потому что я никогда не обращал внимания на все эти совпадения. И главным из них было то, что я проводил выходные здесь, в Атланте, со своей матерью…
– А где же ты в то время жил?
– В Нью-Йорке. Работал на одну крупную пиар-компанию и сходил с ума. Я ненавидел нью-йоркскую погоду, мне не хватало солнца. Но больше всего я скучал по своей семье. Очевидно, моя мать сказала об этом Хилтону, который придумал душещипательную историю о том, как он во мне нуждается, а я, как дурак, поверил в нее.
– Выходит, тебе повезло, когда он предложил тебе работу, – сказала Оливия, взяв у него из рук стопку папок.
– Да, он не нуждался во мне, но хотел, чтобы я на него работал. Если бы я сразу понял, что дядя взял меня к себе из жалости, я бы немедленно уволился. Но со временем я понял, что стою тех денег, которые дядя мне платит, и знаю, что он тоже это понял. Таким образом, мы стали одной дружной командой.
– Выходит, ты работаешь по двадцать четыре часа в сутки не для того, чтобы произвести впечатление на дядю?
– Я всегда буду стараться произвести на него впечатление. Я имел в виду, что знаю себе цену и пытаюсь полностью раскрыть свой потенциал. Но делаю это не из-за желания угодить и не из-за страха. А как насчет тебя?
– Ты о чем?
– Почему ты сразу не переехала вместе с матерью во Флориду?
– Она снова вышла замуж, а мне хотелось свободы.
– А-а… – Джош насмешливо поднял брови.
– Это не то, о чем ты подумал. Я даже по-настоящему ни с кем не встречалась.
До Джоша вдруг дошло, что за четыре года Оливия ни разу не говорила, есть ли у нее бойфренд, а ему и в голову не приходило спросить. Наверное, это было не его дело…
– У тебя было счастливое детство?
– Самое лучшее. Я была избалованным единственным ребенком в семье, – сказала она, поставив на место последнюю папку и отряхивая руки от пыли.
Когда солнечные лучи, проникающие в окно, окутали ее мягким золотистым светом, Джош снова невольно залюбовался ее красотой. Даже вот такая, просто одетая, без косметики, Оливия могла вскружить голову любому мужчине. Его удивляло, почему он не замечал этого раньше. Впрочем, ему не следовало и сейчас обращать на нее внимание. Если Оливия догадается, чего он хочет, она будет оскорблена.
Чтобы отвести от нее взгляд, Джош посмотрел на часы.
– Уже половина второго!
– Канцелярская работа кажется простой, но она отнимает много времени, – заметила Оливия, выходя из-за стола.
– Пора обедать. Где бы ты хотела поесть? – спросил он.
– Где угодно, – небрежно произнесла она, но Джош покачал головой.
– В эти выходные я буду обращаться с тобой как с королевой, потому что очень благодарен тебе за помощь, хотя раньше принимал ее как должное.
К его огромному удивлению, глаза Оливии увлажнились. Она попыталась сдержать слезы, но у нее ничего не вышло.
– Спасибо…
При виде ее слез у Джоша защемило сердце. Он сожалел, что раньше не был с ней таким любезным. И это с каждой минутой растущее желание поцеловать ее…
Тяжело сглотнув, он отвернулся, чтобы не смотреть на это ангельское личико с мокрыми от слез глазами. Не хватало только поддаться соблазну. Это было бы неправильно. Во-первых, Лив собиралась уезжать, во-вторых, он был старше ее на десять лет и, в-третьих, она жила в его доме. Один-единственный поцелуй открыл бы слишком много запретных дверей…
Он отвез ее в уютный недорогой ресторанчик. За обедом Оливия оживленно рассказывала ему о своем детстве, и хотя Джош наслаждался ее обществом, он не понимал, зачем мучает себя, находясь рядом с удивительной женщиной, которой не мог обладать.
– Моя кузина Лидия до сих пор напоминает мне, что в детстве я плакала до тех пор, пока не получала дополнительную порцию содовой.
– Забавно, – ответил Джош, но его голос прозвучал как-то невесело.
А с чего ему веселиться? Он обнаружил, что Оливия не только красива, но и общительна и остроумна. И все же она уезжает…
Но он не собирался долго переживать по этому поводу, иначе можно сойти с ума. Только однажды Джош позволил чувствам управлять им и таким образом едва не разрушил свою жизнь. Да, его переживания из-за отъезда Оливии по меньшей мере нелепы. Она уезжает в поисках лучшей жизни. Чтобы быть со своей семьей. Разве он не вернулся домой, чтобы быть со своими родными? Именно так и было. Тогда какое он право имеет отговаривать Оливию?
Допив свой кофе, Джош мысленно поклялся, что будет держать себя в руках. Оливия не должна догадаться о причине его странного поведения. Поэтому он будет относиться к ней с прежним безразличием.
На обратном пути в салоне автомобиля повисло неловкое молчание. Оливия, наконец, начала понимать причину странного поведения Джоша. Она помнила, как он смотрел на нее накануне, как хотел ее поцеловать… Сегодня утром он сказал, что ценит ее, а за обедом был с ней очень обходительным.
Кажется, он, наконец, осознал, что она ему небезразлична.
А она уезжает.
Часть ее хотела кричать от разочарования и боли, но другая часть приказывала сохранять спокойствие. Возможно, Джош понял, что его к ней влечет. Возможно, он даже понял, что они подходят друг другу. Но Оливия не собирается менять свои планы на основе одних только предположений.
Ей нужно, чтобы Джош сделал что-то существенное, что было бы невозможно истолковать превратно.
Когда они вошли в здание офиса, Джош спросил, не пугает ли ее по-прежнему тишина. Она улыбнулась и сказала «нет». Он улыбнулся в ответ, но Оливия не придала этому особого значения. Она вдруг поняла, что ждет от него знака внимания, как ждала последние четыре года. Следовательно, она вела себя с ним как обычно, а это не могло привести ни к чему хорошему.
Убедив себя, что именно ее сегодняшнее равнодушие заставило Джоша обратить на нее внимание, Оливия запретила себе думать о нем. Она должна относиться к нему с безразличием, чтобы он смог сделать собственные выводы.
Когда они вошли в кабинет Джоша, Оливия нахмурилась, увидев беспорядок на его рабочем столе.
– Пока я здесь, я могла бы тебе помочь навести порядок на столе. – Она похлопала по пачке бумаг в отделении для входящей документации. Когда она убрала руку, один листок упал на пол, и Оливия, не подумав, наклонилась, чтобы поднять его.
– Да, пожалуйста, – ответил Джош.
Его голос прозвучал напряженно, словно он испытывал физическую боль. Оливия пристально посмотрела на него, но он занялся бумагами. Она нахмурилась. Странный голос еще ни о чем не говорил. Даже об интересе, не то что о глубоких чувствах.
– Схожу за блокнотом. Хочу сделать некоторые заметки, чтобы ты не запутался, что к чему.
– Хорошая идея.
Через несколько секунд Оливия вернулась, и они принялись сортировать бумаги. Рекламные письма, запросы, аккредитивы, счета-фактуры… Ее удивило, как быстро они вдвоем справлялись с работой.
Когда, наконец, очередь дошла до последнего конверта, который походил на послание личного характера, Джош удивился.
– Это приглашение на званый ужин в доме Хилтона.
– Тебе следовало бы занести его в свой ежедневник, написать какое-нибудь напоминание, – посоветовала Оливия.
– Не нужно. Вечеринка состоится сегодня.
– О. Тогда тебе нужно взять напрокат смокинг…
– У меня есть свой.
– В таком случае ты готов.
– Не совсем, – сказал Джош, пристально глядя на нее.
Затем он произнес слова, которых Оливия так ждала все эти четыре года:
– Не хочешь пойти со мной?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Уйти, чтобы вернуться - Мейер Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Уйти, чтобы вернуться - Мейер Сьюзен



типично, скучно. Мужик подумал как он устал от яичницы, как прав был дядя и решил что лучше женится, к тому же, он, кажется,любит ГГ-ню. СКУЧНО!
Уйти, чтобы вернуться - Мейер СьюзенРоуз
16.02.2012, 19.45





Скучно.Женщина предлагает себя на блюдечке а он 12 глав ломается
Уйти, чтобы вернуться - Мейер СьюзенЛена
27.09.2014, 9.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100