Читать онлайн Городская девчонка и кавбой, автора - Мейер Сьюзен, Раздел - Мейер Сьюзен в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейер Сьюзен

Городская девчонка и кавбой

Читать онлайн

Аннотация

Алексис Макфарланд возглавляет крупную рекламную компанию. Внезапно она узнает, что получила половину имения своего деда. Алексис решает сама все проверить и встречает Кэлеба Райта - человека, которому досталась вторая часть наследства...


Мейер Сьюзен
Городская девчонка и ковбой

Сьюзен МЕЙЕР
ГОРОДСКАЯ ДЕВЧОНКА И КОВБОЙ
Анонс
Алексис Макфарланд возглавляет крупную рекламную компанию. Внезапно она узнает, что получила половину имения своего деда. Алексис решает сама все проверить и встречает Кэлеба Райта - человека, которому досталась вторая часть наследства...
Глава 1
Самолет вылетел из Нью-Йорка точно по расписанию. В Далласе Алексис Макфарланд оказалась минута в минуту. Заказанный автомобиль она отыскала в аэропорту без малейших затруднений. Разъяснения, как добраться до ранчо ее дедушки, были довольно подробные.
Тем не менее Алексис ничуть не удивилась, когда где-то милях в пяти от ранчо из-под капота ее маленькой белой машины потянуло черным дымом, и она застыла на месте как вкопанная. Все это первоначальное везение было очень подозрительным, учитывая, что до сих пор ей ни в чем и никогда особо не везло. Явно назревала какая-то неприятность.
Алексис рывком открыла капот, отворачиваясь от повалившего из двигателя кислого дыма. Она влипла.
Однако, словно в опровержение этой неутешительной мысли, на горизонте показался черный джип с открытым верхом. Он мчался с такой скоростью, что, когда водитель ударил по тормозам рядом с машиной Алексис, все вокруг потонуло в облаке пыли.
Незнакомец был под метр восемьдесят и потрясающе хорош собой. Появись кто-нибудь вроде этого типа в ее рекламном ролике, женщины всей страны тут же принялись бы пить воду, которую он советует, и ей не пришлось бы теперь думать о хлебе насущном. Итак, мужчина был в ковбойской шляпе и сапогах, что для Техаса естественно. С другой стороны, с обликом ковбоя как-то не вязались чистые черные брюки и цветная спортивная рубашка с короткими рукавами. Алексис была уверена, что не так одела бы его, снимайся этот человек в ее ролике или на фото. Но это лишь до того мгновения, пока она не взглянула в его теплые глаза цвета янтаря и не поняла, что одежда если и красит мужчину, то уж явно его не делает.
Широко шагая по усыпавшему обочину щебню, мужчина подошел к ней и снял шляпу, явив взору слегка волнистые светло-русые волосы.
- Мэм, - сказал он, - вижу, у вас неполадки с вашей маленькой машиной?
Еле держась на ногах, Алексис попыталась привести в порядок свои густые черные волосы, которые наверняка потеряли всякий вид на этой жаре.
- Я взяла ее напрокат, - сказала она, словно оправдываясь. - И, как мне кажется, двигатель перегрелся.
- Сдается мне, так оно и есть, - согласился мужчина, улыбаясь своими светло-карими глазами. - Я тут собираюсь уезжать.., в отпуск, - признался он таким тоном, будто посмеивался над самим собой. - Сотового при мне нет, а я опаздываю. Так что единственное, что я могу сделать для вас, - это подбросить до своего ранчо, а там вы позвоните куда надо. - Мужчина протянул ладонь:
- Кстати, меня зовут Кэлеб Райт.
- Спасибо, - с улыбкой произнесла Алексис, не выпуская его ладони из своей. - Очень вам благодарна за предложение. Меня это вполне устроит. Я не хочу нарушать ваши планы... Да, будем знакомы, меня зовут Алексис Макфарланд.
Он с такой поспешностью отдернул руку, словно обжегся.
- Алексис Макфарланд?!
- Да, я еду на ранчо моего деда. Он меня ждет. Ковбой сощурился.
- Этого не может быть. Его нет дома.
- Что?!
- Уехал на две недели на рыбалку. У него сторожка где-то в лесу, связаться с ним невозможно. Он даже не взял с собой мобильник, так что я точно знаю - с ним никак не связаться.
- Но у меня с собой письмо, бумаги, ключ. -Алексис, покопавшись в сумочке, представила первое, второе и третье.
Кэлеб взял у нее из рук бумаги. Ключ, соскользнув, упал в техасскую пыль, и Алексис, опередив Райта, быстро нагнулась за ним. Ему только и оставалось, что огорченно сжать зубы, глядя на ее великолепную фигуру. А он-то думал, что это его счастливый день: мало того, что он получил дарственную на половину своего любимого ранчо, так еще такая удача - возможность покрасоваться этаким рыцарем в сверкающих доспехах перед роскошной городской красоткой в коротенькой черной юбочке и облегающей шелковой белой блузочке. Такую фигурку, как у нее, можно было увидеть разве что в прекрасном сне, а если еще добавить к этому блестящие черные волосы и зеленые глаза на ангельском личике, то получалось, что Алексис Макфарланд по всем статьям совершенство, да и только.
На беду, она или мошенница, или действительно внучка Ангуса Макфарланда.
- Внучка Ангуса уехала отсюда вместе со своей матерью около двадцати лет назад, - проговорил Кэлеб сквозь зубы, пробегая глазами официальное уведомление, показавшееся ему подлинным. - Как я понял из слов Ангуса, был какой-то семейный конфликт, который привел к окончательному разрыву. Мне просто трудно себе вообразить, - он подложил письмо под вторую бумагу, которую еще не читал, - что бы такое могло заставить его давным-давно потерянную внучку вернуться.
Продолжая рассматривать документы, Кэлеб вдруг насторожился и изумленно вгляделся в очередную бумагу. Это была такая же копия дарственной, которую он сам только что получил от Ангуса, - на половину ранчо Три Торфяника. Только там, где на бумаге, полученной Кэлебом, стояло его имя, здесь красовалось имя Алексис Макфарланд.
Это означало, что Ангус отдал половину ранчо ей.
- Что все это значит? - выкрикнул Кэлеб, потрясая бумагой перед глазами Алексис.
В зеленых глазах вспыхнули веселые искорки.
- Странно, правда? - сказала она, улыбаясь. -Так вы говорите, Ангус уехал на две недели? -Алексис повертела на пальце колечко с ключом. -Поэтому, наверно, он и прислал мне вот это.
- Черт. - Мужчина почесал затылок. - Черт знает что.
- В чем дело, мистер Райт? - задорно проговорила Алексис, откинувшись на дверцу своей незадачливой машины. - Уж не означает ли это, что вам, судя по тому, как обстоят дела на сегодня, придется работать на женщину?
- Вот уж нет. - Кэлеб посмотрел на нее, сощурившись. - Это означает, судя по тому, как обстоят дела на сегодня, что мы с вами - партнеры.
Все пять миль до Трех Торфяников Кэлеб Райт вел машину на бешеной скорости. На повороте он если и сбавил скорость, то лишь самую малость. Алексис, вцепившись в свою сумку, посмотрела на него с возмущением.
Казалось, прошла целая вечность, хотя на самом деле эта бешеная езда продолжалась от силы десять минут. Когда джип наконец покатил по узкой дороге, места показались ей знакомыми.
Хотелось оглядеться и вспомнить, но одновременно в душе закипела горечь. Это проклятое ранчо было местом, откуда ее вышвырнули, как щенка. Дед, который, как она думала, любил ее, выгнал ее вместе с матерью со своего ранчо и за последующие восемнадцать лет ни разу не позвонил, не написал, не приехал. Нет, она не хочет иметь с ним никаких дел и ей не нужно его владение. Но оно нужно, просто необходимо ее матери Рейчел, хотя та еще и сама этого не понимает.
Джип резко затормозил перед домом, который оказался намного меньше, чем его помнила Алексис.
- О Господи, что случилось с домом? - Алексис сама не заметила, что проговорила это вслух.
- Ничего с ним не случилось, - сердито отозвался Кэлеб. - Ваш дед требовал от нас поддерживать его в том виде, каким он был с самого начала. Если что-то и выглядит немножко не так, то только от старости, больше не из-за чего.
Молодая женщина осторожно вышла из машины.
- Я просто хотела сказать, что дом кажется очень маленьким.
Кэлеб повернулся и сердито взглянул на Алексис.
- Чего это" вы расхныкались?
- Вовсе я не расхныкалась. Я просто сказала, что дом кажется меньше, чем тот, каким я его помню.
Гнев прочертил глубокие складки на загорелом лице Кэлеба. Светлые волосы светились в последних лучах солнца.
Алексис несколько мгновений молча смотрела на мужчину. Она еще могла понять причину его подозрительности, но до нее никак не доходило, какого черта он вышел из себя. Насколько она поняла из его слов, он тоже унаследовал половину ранчо. Для наемного работника, ну, может, самого доверенного и уважаемого, но все-таки работника, это было очень даже неплохо.
Алексис глубоко вздохнула и подошла к Кэлебу, который доставал вещи из незакрытого багажника машины.
- Послушайте, - сказала она примирительно, я не совсем понимаю, с чего это вы так разозлились. Если вы рассчитывали получить все ранчо, а не половину, то я не собираюсь перед вами оправдываться. Так уж получилось, что моя доля нужна мне не меньше, чем ваша - вам. И если вы теряете половину денег, это не моя вина...
Он бросил ее роскошный чемодан из белой кожи на пыльную землю.
- Так вы что, думаете, все дело в этом? В деньгах?
Увидев, какая участь постигла ее прекрасный кожаный чемодан, Алексис помедлила, тщательно выбирая слова, прежде чем заговорить снова.
- Ну, вы, конечно же, не очень довольны, получив половину, когда рассчитывали на все. Теряя половину, вы теряете миллионы долларов.
- Знаете, леди, мне наплевать на ваши миллионы долларов, - произнес Кэлеб, бросая кожаную сумку рядом с чемоданом. - Единственное, что меня беспокоит, так это то, что вы обидели Ангуса.
У Алексис от удивления округлились глаза.
- Ангуса? Обидели? Я вижу, мистер Райт, вы не очень-то хорошо знаете моего деда. Насколько мне известно, он из тех, кто обижает, а не кого обижают.
- Ну, знаете, - прорычал Кэлеб, швыряя на землю еще одну сумку Алексис. Пока мы сюда ехали, я решил было, что ничего не поделаешь, надо дать вам шанс, но вы заставили меня передумать. - Он вытер ладони о брюки. - Несите сами ваш чертов багаж.
Алексис подняла чемодан и сумки и поплелась к дому, стараясь поспеть за Кэлебом.
- Послушайте, мне очень жаль, - робко пробормотала она, напуганная резкими манерами работника, - но вы встаньте на мое место. Мне было шесть лет, когда дед вышвырнул нас вон. С самого моего рождения он просто заставлял мою мать выйти замуж, чтобы у меня, таким образом, появился отец. - Алексис саркастически улыбнулась. - А когда мама сказала Ангусу, что выходит замуж за Гаррета Эллиота, он стал угрожать, что подаст документы на опекунство надо мной. Когда же она ответила, что будет биться с ним до последнего и он проиграет, дед выгнал ее из дома и заявил, что и знать ее больше не желает.
Они поднялись по ступеням. Кэлеб, ни слова не говоря, направился к двери, Алексис - за ним...
- Моя мать подождала какое-то время, думала, он успокоится, и пригласила его на свою свадьбу, но он не приехал. И больше мы его не видели. В первые годы она ему писала, но дед ни разу не ответил. И вот теперь, когда прошло восемнадцать лет, он вдруг присылает документы на половину своего ранчо, как будто этим что-то можно поправить. Мне кажется, ему захотелось оскорбить нас еще разок...
Кэлеб молниеносно повернулся и уставился на Алексис горящими глазами.
- Чего вы, к черту, себе понапридумывали?! -Его голос сорвался на крик. Все последние восемнадцать лет Ангус жил один как перст, без семьи. И молча страдал, изо дня в день. Если он даже и решил что-то тут сделать, так это только для того, чтобы собрать всех вместе, а не оскорбить. - Не давая Алексис вставить хоть слово, он, уже спокойнее, продолжал:
- И не слишком обольщайтесь насчет дарственной. Во-первых, я вычитал кое-что интересное в вашем документе. Там говорится, что вы должны прожить здесь год, прежде чем вступите в права. По правде говоря, мне что-то не верится, чтобы вы продержались здесь целый год.
Кэлеб на мгновение умолк, многозначительно окинув взглядом ее туфли на высоких каблуках, мини-юбку и белую шелковую блузку, прилипшую к спине из-за жары.
- А во-вторых, когда Ангус приедет, то ему стоит лишь разок поговорить с вами, как он, я думаю, пожалеет о том, что сделал, и возьмет обратно свое предложение.
С этими словами Кэлеб отвернулся и сунул ключ в замочную скважину.
Чувствуя себя словно ребенок, получивший нагоняй, Алексис с трудом перехватила вещи, зажав их подмышками. Конечно, такому человеку, как Кэлеб Райт, работнику, получившему более чем щедрое вознаграждение за свой многолетний тяжелый труд, несложно увидеть в Ангусе что-то хорошее. В глубине души она даже готова была признать, что дед, может быть, в самом деле пытается собрать снова вокруг себя свою семью. И все-таки, если бы не крайняя необходимость каким-то образом уговорить мать уйти от мужа, с которым та несчастлива, она плевала бы с высокой колокольни на Ангусов план. Вовсе не потому, что Алексис и ее мать не понимали, что к чему, и даже не потому, что Ангус почти двадцать лет не хотел о них слышать. Но он не приехал навестить и даже не позвонил, когда Алексис и ее мать чуть не погибли в автокатастрофе по пути в Филадельфию, к Гаррету Эллиоту! Этого уже довольно, чтобы понять: Ангусу было безразлично, живы они или мертвы. Они были сами по себе. Их выгнали, даже не выслушав. И чтобы унять эту боль восемнадцать лет спустя, ранчо недостаточно, не хватит и двадцати таких ранчо.
Дверь распахнулась, и Алексис раскрыла рот от удивления. Уставленный дубовой мебелью прекрасный холл, который она хранила в своей памяти, выглядел запущенным до крайности. По одному-единственному взгляду можно было понять, что и все остальное в этом, некогда великолепном, царстве натурального дерева, громадных окон и сияющих люстр, находится далеко не в лучшем состоянии.
И все-таки, подумала Алексис, озираясь вокруг, все осталось, как было, и ничего не изменилось, не считая толстого слоя пыли, старости и ветхости.
Ее охватило такое чувство, будто стоит только закрыть глаза - и ей снова будет шесть лет...
Кэлеб кинул шляпу на стоячую вешалку у двери и остановился, облокотившись о перила ведущей на второй этаж лестницы.
- Так, думаете, выдержите здесь целый год? ехидно спросил он, пристально следя за Алексис.
- Бывало и похуже.
Он недоверчиво хмыкнул.
- Такая женщина, как вы, в таком городе, как Нью-Йорк, где богатых мужчин хоть пруд пруди? Вот уж никогда не поверю.
- Я, между прочим, содержала себя сама, когда училась в колледже, отрывисто произнесла Алексис. - И мне известно, что такое перебиваться с хлеба на воду.
Кэлеб покачал головой и обратил внимание на письма, лежавшие на столе у входа.
Алексис застыла в изумлении, неотрывно глядя на Кэлеба. Потрясающе красивый, высокий, стройный, атлетически сложенный.., именно такую фотомодель она искала. И при всем этом Алексис в жизни не встречала более циничного и нетерпимого человека.
Нечего и думать о том, чтобы прожить целый год, непрерывно с ним соприкасаясь. Она не собирается связываться с ним ни за какие коврижки.
Кроме того, Алексис беспокоило, что будет, когда вернется Ангус Макфарланд...
Женщина бросила взгляд в коридор.
- Рабочий кабинет все там же, по левой стороне?
Кэлеб ответил, не поднимая головы от почты:
- Да, а что?
- Я позвоню насчет машины, а потом мне надо связаться со своим офисом.
Наконец он обратил на нее внимание.
- Что? - спросил он, отрывая глаза от бумаг. -Подождите-подождите, в Нью-Йорк звонить нельзя.
- Почему это? - Алексис со злорадством отметила, что ей удалось-таки вывести Кэлеба из равновесия и он вроде бы не против поцапаться с ней еще разок. - На все то время, что я пробуду здесь, половина дома моя. И я могу делать все, что захочу.
- Даже если вы собираетесь жить тут целый год и получить свою долю, как того требует договор, половина дома на самом деле не ваша, так же как и другая, по сути дела, не моя. Все счета на расходы приходят на ранчо. А дом всего лишь его часть.
- Тем не менее у меня свой бизнес, знаете ли. И я буду работать.
- Прямо тут? Алексис улыбнулась.
- Тут. - Она мгновение помолчала. Почему бы не выложить все этому типу, чтобы больше никаких недоразумений не было? - Я продержусь здесь год, будьте уверены. Но даже если из этого ничего не выйдет, то, пока я здесь, все наполовину мое. Рабочий кабинет, телефон, даже телефонный счет, присланный на ранчо. Ведь Ангус отдает мне половину ранчо, а не только дома.
- Пожалуй, вы правы, - неожиданно легко согласился Кэлеб, стоявший со скрещенными на груди руками, небрежно прислонившись к косяку двери. - И, поскольку все наполовину ваше, не годится, чтобы вы вели себя тут как гостья. Я не должен выполнять всю работу один.
Алексис поглядела на него, прищурив глаза.
- На что вы намекаете? Уж не хотите ли вы сказать, что я должна гонять скот вместе с вами?
- Нет, я бы ни за что на такое не пошел. Но, я думаю, было бы честно, если бы вы взяли на себя кое-какую работу по дому.
- Например?
Алексис пришло на ум, что он просто не мог найти лучшего способа избавиться от нее. Во-первых, ей некогда заниматься домашними делами - у нее бизнес. Рекламное агентство "Эллиот и Макфарланд" находилось на грани банкротства, но Алексис сохранила несколько верных клиентов и рассчитывала связываться с ними, пользуясь факсом и электронной почтой. Во-вторых, она не очень-то была приучена к работе по дому.
- Нам уже довольно давно никто не помогает, так что, я думаю, если вы будете поддерживать порядок в доме, этого уже будет достаточно.
Алексис окинула взглядом помещение. В этом доме не убирали ни разу по крайней мере год. Она покачала головой.
- Я в глаза не видела столько пыли, с тех пор как приняла на себя мамино агентство и наняла служанку, - призналась она, настороженно глядя на Кэлеба. Я с этим просто не справлюсь.
- Должен ли я понимать это так, что вы собираетесь пасти коров?
- Ну уж нет, пасти коров я не хочу.
- Ну, знаете, или это, или коровы, - заявил Кэлеб. Он не глядя протянул руку за шляпой и водрузил ее на голову. И стал еще привлекательнее, если это вообще возможно.
Алексис быстро прокручивала в уме, как бы так извернуться, чтобы наряду с работой по дому осуществить и свои рекламные проекты, сумасшедшие, но в то же время вполне перспективные, и вдруг ее осенило. Да ей просто надо нанять служанку, и все! Она улыбнулась.
- Знаете что, Кэлеб, думаю, вы правы. Вы занимайтесь скотом, а я, уж так и быть, беру на себя работу по дому.
Алексис с радостью подметила, как у него расширились глаза - словно он не ожидал, что она так быстро согласится, - однако спустя мгновение он снова был невозмутим, как обычно.
- Вот и хорошо, - произнес Кэлеб, с готовностью ловя ее на слове, и взялся за дверную ручку. - Я приду через час ужинать.
Алексис поперхнулась. Какой ужин, когда она еще никого не наняла?
- По-моему, сегодняшний день не подходит, сказала она, сияя своей самой радужной профессиональной улыбкой. - Что если мы начнем все завтра?
- А что если вы будете сегодня ночевать в машине? - живо парировал он. Если сделка вступает в силу завтра, то черт меня подери, если вы останетесь в моем доме сегодня.
- Ладно. - Алексис примирительно замахала руками. - Идите себе. - Она в раздумье осмотрелась еще раз. Интересно, есть ли в этом доме, который не убирали целый год, хоть какие-нибудь продукты? - Я что-нибудь придумаю.
- Приду где-то через час.
С этими словами Кэлеб открыл дверь и, занеся ногу над крыльцом, чуть не наступил на шестилетнего мальчика.
Глава 2
- Привет, Кэл. - Терри Дженкинс поднял голову на высокого соседа.
- Привет, Терри, - весело отозвался Кэлеб, и тут мальчик вдруг часто-часто заморгал, словно старался удержать слезы. Не успел Кэлеб произнести хоть слово, как Терри заплакал тоненьким голоском.
Райт присел на корточки рядом с ним и только тут заметил, что каштановые волосы мальчика взмокли от пота, как будто он бежал все две мили, отделявшие дом его бабушки от Трех Торфяников.
- Терри, что случилось?
Мальчик всхлипывал, по его лицу ручьем бежали слезы.
- Бабушка заболела, - с трудом проговорил он.
- Заболела? - переспросил Кэлеб. - А что с ней?
- Она спит весь день, - сквозь плач произнес Терри.
- Она что, вообще не вставала? Терри кивнул головой.
- А говорила что-нибудь?
- Да, она попросила воды.
- Я поеду посмотрю, что и как, - сказал он, взяв Терри за руку. Они поднялись на крыльцо, и Кэлеб открыл дверь. - Ну что такое, почему ты не входишь?
Терри робко ступил в холл, не поднимая глаз от пола, и у Кэлеба защемило сердце. Мальчик был так похож на него самого в детстве - такой же до смешного стеснительный, неловкий, пугающийся собственной тени. Как же он его хорошо понимает, этого малыша.
- Ты видишь вон ту леди? - Кэлеб старался говорить как можно ласковее. Это Алекс... - Райт показал на нее рукой. - Алексис, - поправился он. - Она отведет тебя на кухню и даст чего-нибудь попить, а я пока проведаю твою бабушку.
С этими словами Кэлеб схватил со стола сотовый телефон и выскочил за дверь. Он на ходу набрал номер и запрыгнул в машину.
- Мне шерифа Келли, - проговорил он, объезжая неровности на дороге. Привет, Райен, это Кэл.
- Ты застал меня уже в дверях, - раздался веселый голос Райена. - Тебе что-нибудь нужно?
- Я в машине, еду к дому Берты Дженкинс.
- К Берте? Зачем?
- Ко мне прибежал Терри, говорит, бабушка заболела.
- Тяжело?
- Не знаю. Он говорит, она весь день спит. Только один раз проснулась и попросила пить.
- Не похоже на Берту.
- Но вроде бы не похоже и на что-то смертельное.
- Все равно, Кэл, может, ты где-нибудь высадишь Терри, мало ли что...
- Я оставил Терри дома, - коротко сообщил Кэлеб, разворачиваясь в сторону шоссе.
- С работниками?
- Нет, с... Алексис.
- С Алексис? Кто это?
Говорить об этом сейчас очень не хотелось. Кэлеб кашлянул.
- Ну, Алексис Макфарланд.
- Внучка Ангуса? - Райен усмехнулся. - Что там вообще происходит? Давай поточнее.
- Сегодня после обеда я получил документы. Ангус дарит мне половину ранчо. Райен присвистнул.
- Мои поздравления.
- Сначала дослушай до конца, потом будешь поздравлять. Вторую половину ранчо он отдал Алексис.
- Отдал половину ранчо своей внучке?
- Да. Знаешь, какое условие он ей поставил? Я заглянул в ее дарственную.., ну так вот, чтобы получить свою долю, она должна прожить год на ранчо.
- С тобой и Ангусом? - недоверчиво спросил Райен.
- Судя по всему, так. - Кэлеб выехал на шоссе и повернул в направлении дома Берты. - То есть я хочу сказать, мне никто не велел уезжать, а ей Ангус послал ключ, так что, я думаю, он решил, что мы все вместе должны жить на ранчо как большая дружная семья.
- Тебе не кажется, что это как-то странно? Почти двадцать лет Ангус не поддерживал никаких отношений ни с дочерью, ни с внучкой - и на тебе...
- И еще две недели никаких отношений не будет.
- Почему это?
- Ангус уехал на рыбалку.
- Значит, ты один с этой женщиной?
- Вроде так.
- Это Ангус так подстроил?
- Да нет. Он купил мне авиабилет до Анкориджа. Думаю, хотел, чтобы Алексис эти две недели проторчала на ранчо в одиночестве. Дает ей время подумать, как поступал с нами, когда мы были подростками. - Кэлеб с тяжелым вздохом съехал с шоссе на проселок, ведущий к ранчо Берты. - Как я тебе сказал, я видел ее бумаги, они настоящие. Точно такие же, как мои. Думаю, Ангус на самом деле хочет, чтобы дочь и внучка жили с ним. И еще, вероятно, Ангус не хочет, чтобы я был на ранчо, когда он вернется и они с Алексис сцепятся.
- Чего ж ты тогда не уезжаешь?
- Не могу. Я ей не доверяю. - Кэлеб подъехал к старому деревянному дому, заглушил двигатель и вытащил ключ. - Знаешь, я как-то не могу оставить в доме совершенно незнакомого человека на целых две недели. И не только это: чутье мне подсказывает, что здесь что-то не так. -Он выпрыгнул из джипа. - Алексис даже не скрывает, что терпеть не может Ангуса. И все-таки собирается пробыть тут год, чтобы получить свою часть ранчо.
Райен немного помолчал.
- А ты разве поступил бы по-другому? - осторожно проговорил он наконец. Через год она продаст свою половину и получит кучу денег.
- Так ты думаешь, она тут из-за денег?
- А из-за чего еще?
- Не знаю.., это меня и беспокоит. Я ведь так и не понял, из-за чего уехала Рейчел. Знаю только, что они с Ангусом разругались. Алексис утверждает, что ее мать якобы пыталась несколько раз как-то связаться с Ангусом, а он ни разу ей не ответил.
- Что-то это не похоже на Ангуса. Он всегда хотел, чтобы она вернулась. Так что, если бы Рейчел ему написала, он бы ей ответил. Алексис несет что-то явно не то.
- Именно поэтому, может быть, я ей и не доверяю.
- Слушай, может, мне навести кое-какие справки?
Кэлеб взбежал по ступеням крыльца и задержался у двери.
- Ты имеешь в виду, как у нее с долгами, с полицией и тому подобное?
- Для начала это. Может, что-то прояснится.
- Хорошая идея, - одобрил Кэлеб, ругая себя, что не догадался об этом сам. - Спасибо. Я твой должник.
Райен фыркнул.
- Нет, это мы с тобой должники Ангуса. Если бы он не взял тогда к себе тебя, меня и Грейс, один Бог знает, где бы мы сейчас были. А потому будем держать это дело под контролем. Как приемные дети Ангуса, мы должны оберегать его, как можем.
- Ну ладно, только ведь есть еще одна проблема. Алексис и так зла на Ангуса за то, что он выгнал ее и мать. И как ей понравится, когда она узнает, что он взял на их место других?
Вернувшись домой через час с лишним, Кэлеб задержался на миг в дверях: пахло так, как будто здесь что-то готовили. И не просто готовили - подойдя к кухонной двери, он понял, что пахнет горелым.
Он в нерешительности постоял, набрал воздуха в легкие и, собравшись с духом, толкнул дверь.
То, что предстало его глазам, заставило его снова застыть на месте. За старым столом из клена сидели рядышком Алексис и Терри. На столе стоял высокий стакан с остатками молока, а рядом, на тарелке лежал обкусанный сандвич с сыром.
- Очень вкусно, - проговорил мальчик. - Спасибо.
- На здоровье, Терри, - весело ответила Алексис. - Не часто хвалят мою стряпню.
Кэлебу было ясно, почему. Под потолком висела легкая дымка, как будто хозяйка пыталась не раз и не два поджарить сандвич как надо, но безуспешно.
- Привет, - негромко сказал Райт, убедившись, что его не замечают.
- Ой, Кэл! - воскликнул Терри, спрыгивая со стула и бросаясь к Кэлебу. Ну как моя бабушка?
- Твоя бабушка в больнице. Терри испуганно заморгал, его большие карие глаза наполнились слезами.
- А что с ней?
- Когда я уходил, она была в порядке, - ответил Кэл, присев рядом с ребенком. - Но они не знают, почему ей было плохо, и решили сделать анализы, проверить, что и как.
Терри непонимающе посмотрел на Алексис. Та ласково, ободряюще улыбнулась мальчику. Кэлеб словно оцепенел. За время, пока он ездил туда-сюда, у него как-то выветрилось из памяти, как же она потрясающе хороша и ему надо быть начеку, чтобы не подпасть под действие ее красоты.
- Когда в больнице проверяют здоровье, то это не как в школе - вызывают к доске и всякое такое, - пояснила Алексис, ласково глядя в глаза Терри. - Там все это дольше, ведь надо выяснить, почему твоей бабушке стало плохо.
Мальчик кивнул головой, показывая, что он все понял.
- Я уверен, с ней все будет хорошо, - добавил Кэлеб. Он встал, взял Терри за руку и повел обратно к стулу, стараясь при этом не коснуться Алексис. - Она говорит, у нее болит живот. А это не страшно.
Терри снова кивнул головой. Вид у него был гораздо спокойнее.
- Только вот одна загвоздка - я тебя не могу пока отвезти домой. Если ты не против, побудешь эту ночь здесь у меня, в Трех Торфяниках.
Терри посмотрел на Алексис - та с одобрительной улыбкой качнула головой и опять повернулся к Кэлебу.
- Я согласен.
- Ну вот и хорошо.
Алексис тронула мальчика за плечо.
- Мистер Райт покажет нам сейчас, в какой комнате ты будешь спать, и я тебе постелю.
- А купаться надо?
- Боюсь, что да, мой маленький.
"Мой маленький"? Кэлеб был поражен. Вот уж что ему и в голову не могло прийти при взгляде на Алексис Макфарланд, так это что она способна пригреть и приголубить чужого ребенка.
- Знаешь, когда ты искупаешься, а мистер Райт, я думаю, тебе поможет, я тебе почитаю книжку, - продолжала между тем Алексис.
Все еще недоумевая по поводу странного поведения Алексис, Кэлеб искупал Терри в ванне, надел на него майку, оставшуюся после Грейс, и сдал его с рук на руки Алексис. Весь мокрый после возни в ванной, он помылся под душем, потом пошел на кухню поискать что-нибудь поесть. И снова застыл на месте от удивления, увидев то, что не заметил прежде, - тарелку с двумя сандвичами, стоящую посередине плиты. Кэлеб приподнял один из них и осмотрел. Было ясно, что Алексис, как они и договаривались, приготовила еду для него. И хотя оба сандвича были несколько черны, как и сковорода, на которой они жарились, он невольно заулыбался. Ведь ему казалось, что с появлением мальчика Алексис забудет про свое обещание приготовить ему ужин, даст Терри стакан колы да пару печенюшек, завалявшихся в шкафу. А она - гляди-ка - сделала сандвич для Терри да еще парочку для него. Кэлеб почувствовал к Алексис почти симпатию.
Подогрев сандвичи в микроволновке и наполнив стакан чаем со льдом, Кэлеб, вышел на крыльцо и уселся на верхнюю ступеньку. Не успел он покончить с едой, как появилась Алексис.
- Можете себе представить, Терри уже заснул, - сказала она, устраиваясь на сиденье старых качелей.
При упоминании о мальчике у Кэлеба потеплело на душе. Он покачал головой.
- Конечно. До его дома отсюда добрых две мили, и он прошел весь этот путь по жаре.
- О Господи...
К темноте, окутывавшей их все плотнее, добавилось молчание, которое прорезал ритмичный скрип, когда Алексис, оттолкнувшись ногой от земли, стала потихоньку раскачиваться.
- На меня произвело впечатление, как вы подружились с Терри, - нарушил молчание Кэл.
- Почему это, интересно? По моему виду и не скажешь, что я умею обращаться с детьми, да?
Ладить с ней или нет - это уж как получится, а правду Кэлеб скрывать не собирался.
- Да, - только и сказал он, - Знаете, я когда-то сама была ребенком.
- Я тоже, но это не значит, что я умею нянчиться с детьми. - Кэлеб с улыбкой покачал головой. - Честно говоря, я и за собой-то не мог поухаживать, когда был мальчишкой. Если б не моя сестра Грейс, мы с отцом, наверное, умерли бы с голоду.
- Ну ладно, - медленно произнесла Алексис, приводя в движение качели. - У меня нет сестры, а готовить мне не приходилось, потому что у матери были слуги. - Алексис подняла глаза на Кэлеба. - Но я знаю, что значит оказаться в чужом доме нежданным гостем. - Она мгновение помолчала, устремив взгляд в землю, затем добавила:
-Я не хотела, чтобы Терри чувствовал себя так же.
Минуты две опять стояло неловкое молчание. Кэлебу пришло в голову, что Алексис, может быть, уже жалеет о том, что сказала. Судя по всему, она выдала что-то такое, что ее мучит. Но это не имеет отношения к ссоре с Ангусом, а значит, никоим образом не касается и его.
- Если вы хотели, чтобы Терри чувствовал себя как дома, то у вас прекрасно получилось. Но что вы ему читали?
Алексис замялась.
- Я.., я нашла книгу. Кэлеб вскинул на нее глаза.
- Книгу? Тут? - Он тряхнул головой. - Только не говорите мне, что вы читали малышу книжку про шпионов из тех, что читает Ангус.
- Да нет. Я нашла "Кота в сапогах".
- Вы шутите? Где?
- В нижнем ящике письменного стола. Меня лишь удивляет, что Ангус не только сохранил книгу, но и оставил ее лежать там, где я ее оставила... Хотя, конечно, он мог просто забыть про нее. - В голосе Алексис прозвенела обвинительная нотка.
Снова воцарилось неловкое молчание. Кэлебу не хотелось продолжать разговор на такую щекотливую тему. Пусть Ангус сам со всем разбирается. Но пока тот не вернулся, надо было так или иначе выяснить кое-какие самые простые вещи, которые ему необходимо знать, чтобы протянуть эти две недели и не потерять контроль.
Понимая, что, возможно, придется пожалеть о том, к чему приведет этот разговор, Кэлеб через силу произнес:
- Должен вам сказать, я вас не совсем понимаю. Если вы так не любите своего деда, то почему вы тут?
Алексис вздохнула. По ее лицу можно было догадаться, что она борется с собой, не зная, говорить или нет.
- То, что я скажу, покажется вам странным, произнесла она нерешительно.
- И все-таки попытайтесь.
Алексис снова помедлила. Наконец, придя, очевидно, к такому же выводу, что и Кэл, - если они собираются жить здесь эти две недели, то она должна рассказать ему по крайней мере основное, - Алексис заговорила:
- Моя мать, то есть дочь Ангуса, несчастлива в браке.
Кэлеб выжидательно посмотрел на Алексис, но она как будто бы больше ничего не собиралась говорить.
- И это имеет отношение к... - начал он, но Алексис его перебила:
- Я думаю, что если сделаю так, чтобы она могла приехать в Три Торфяника, то это выведет ее из прострации. Она наконец поймет, что ей надо развестись.
- То есть ваша мать не понимает, что ей нужно развестись? - с сомнением спросил Кэлеб.
- Она не понимает даже того, что ее брак неудачен.
Кэлеб недоумевающе посмотрел в глаза Алексис.
- А может, это не так.
- Именно что так. Я-то все вижу со стороны. Год за годом я наблюдала, как мама отдалялась от себя прежней, заставляя себя соглашаться с тем или этим в своих отношениях с мужем, в своей жизни. Она зашла так далеко, что, я уверена, это просто уже не поправить, если не сделать что-то неожиданное.
- К примеру, привезти ее обратно к отцу? Алексис невесело рассмеялась.
- К примеру, привезти ее обратно на ранчо. Заставить ее вспомнить, какой она была когда-то энергичной, полной жизни: скакала верхом, соревновалась на равных с работниками ранчо, даже управляла вертолетом. А сейчас - ничего похожего на ту прежнюю женщину. Мама практически не выходит из своей комнаты. Даже не читает, просто сидит, и все. Случается, не выходит даже пообедать.
Странно, но, слушая этот полный горечи рассказ, Кэлеб вдруг увидел в ином свете все поведение Алексис. Перед его глазами встал, как живой, его отец, который так и не смог оправиться после смерти жены, матери Кэлеба. Конечно, это был совсем другой случай, и все же... Ему до сих пор было больно вспоминать, как отец угасал на глазах, а потом умер. Нет, Джексон Райт ни на что не жаловался, продолжал работать, любил, как прежде, своих детей. Он просто весь ушел в себя.
- Почему вы так уверены, что во всем виноват неудачный брак? - с сомнением спросил Кэлеб.
- Честно вам скажу, я не уверена. - Алексис грустно покачала головой. Это просто догадка. Но если взглянуть на вещи трезво, - она оживилась, - то ведь все, что я хочу, - это чтобы она вернулась к себе же прежней.
Кэлеб согласно кивнул.
Словно решив, что сказала достаточно, Алексис встала с качелей.
- Может, вы мне скажете, в какой комнате я буду спать? Мне бы хотелось лечь.
- Пожалуй, вам подойдет комната моей сестры Грейс, - рассеянно отозвался Кэлеб. - Третья дверь по правой стороне.
Алексис, направлявшаяся к двери, резко остановилась и повернулась лицом к Кэлебу.
- Комната вашей сестры Грейс? - удивленно переспросила она.
Вот оно. Кэлеб и думать не думал говорить о приемных детях Ангуса и все-таки сказал. Надо как-то выкручиваться.
Следующие двадцать секунд Кэлеб лихорадочно соображал, что сказать. Конечно, можно было просто рассказать правду: как двенадцать лет назад умер их отец, и Ангус удочерил Грейс, и оба они, Грейс и Кэлеб, жили в его доме, и он к ним относился как к своим собственным детям. Но нет, говорить об этом пока рано, ведь еще неизвестно, что раскопает Райен.
- Мы с сестрой жили тут у Ангуса, потому что наш отец работал на ранчо, пояснил он. -Вот я и привык называть ее комнатой Грейс.
- А-а... - Алексис понимающе кивнула. На ее лице засияла такая улыбка, что у Кэлеба внутри все перевернулось. Господи, до чего же она хороша. Сражает наповал. Соблазнительная - вот то самое слово. - Ну ладно, спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - вежливо ответил Кэлеб и, когда она исчезла за дверью, сжал лицо ладонями. Какой спокойной ночи? Это будет сплошной кошмар, он это чувствует. Одно только ясно он не может позволить себе увлечься Алексис.
Если даже на все вопросы, которые его волнуют, ответ будет вполне удовлетворительным и все наладится, все равно эта женщина останется внучкой Ангуса. Честный человек не станет спать с внучкой того, кого он любит и уважает, разве что решит жениться на ней.
А поскольку Кэл жениться не собирается, то, значит, Алексис Макфарланд исключается раз и навсегда.
Глава 3
На следующее утро Кэлеб проснулся поздно. Поскольку предполагалось, что оба они -Ангус и он - будут две недели в отъезде, все дела на ранчо были улажены заранее, так что вставать рано не имело смысла. Делать ему все равно нечего. У него отпуск.
С приятным ощущением, что впервые за долгое время он совершенно свободен и может делать все, что захочется, он поднялся с постели и неторопливо побрел в ванную поплескаться под душем. Стоя под теплой струей, Кэлеб лениво размышлял о том, что две недели, которые у него есть, надо использовать на все сто, потому что потом он будет уже наполовину хозяином Трех Торфяников.
Проклятье! Мало того, что он будет отвечать за половину ранчо, так на тебе - эта городская вертушка становится хозяйкой второй половины.
Кэлеб сердито выключил душ и начал одеваться. Нет, это просто немыслимо. В это просто невозможно поверить.
Нет, он прекрасно понимает Ангуса, который хочет снова жить со своими близкими, он совсем не против и при других обстоятельствах даже восхищался бы им. Но, отдавая половину ранчо Алексис, разве Ангус не понимал, к чему это может привести?
Наверняка понимал, иначе не дал бы Кэлебу отпуск и не стал бы его предупреждать о трудностях, которые его ждут потом.
Проклятье.
Нет, из этого ничего не получится. Да и что может получиться? То, что он взвалил на Алексис кое-какую работу по дому, - это неплохо, только, видит Бог, домашние хлопоты - это такая ничтожная часть работы на ранчо, что некоторые их и вообще не учитывают. Потом, ведь надо принимать решения. Он что же, должен будет испрашивать у Алексис позволение всякий раз, когда надо что-то предпринять?
Кэлеб спустился по лестнице, еще сам не зная, что он будет делать. Что ему нужно было, так это кофе с сэндвичем да свежий конь, чтобы провести часа два в седле и хорошенько подумать, а то ведь, сидя в четырех стенах, разве сообразишь что-нибудь? С этим он влетел в кухню - и перед ним предстало живое воплощение всех его проблем.
Терри сидел как примерный мальчик за столом, сложив руки на коленях. Алексис хлопотала у плиты, обмакивая ломти хлеба в разведенное яйцо и поджаривая их на сковородке. Она явно только что приняла душ и была в джинсах и узкой майке в резинку. Ее блестящие темные волосы при каждом движении колыхались, то приоткрывая, то закрывая матово-белые плечи. Тесные джинсы подчеркивали малейший изгиб ее безупречных бедер.
У Кэлеба внезапно закружилась голова. Женщина была так чертовски хороша! Какое-то мгновение он был уже даже готов забыть о том, что перед ним внучка Ангуса, но тут взгляд его упал на Терри, смирно сидящего за столом. Мальчик был все еще в майке, которую Кэлеб нашел в комоде Грейс. Она была ему велика и сейчас, при свете дня, походила, скорее, на ночную рубашку. Да и сам Терри держался так тихо и послушно, что его можно было принять за девчонку.
Ага, значит, она превращает пацана в слюнявую девчонку.
- Что, черт возьми, тут происходит? Алексис с улыбкой повернулась к нему от плиты.
- Я готовлю завтрак.
В любое другое время Кэлеб уловил бы веселую нотку в ее голосе. Но сейчас ему было не до юмора, который мог ослабить его решимость. Следовать избранной линии - вот что надо было делать.
- Вы что, хотите сделать из Терри девчонку или просто решили одеть его по-девчачьи? На лице Алексис появилось изумление.
- Но ведь это вы сами дали ему вчера вечером эту майку.
- Вот именно что вчера вечером. А сейчас утро. Ни один нормальный мальчишка не потерпит, чтобы его принимали за девчонку.
- Да он вовсе и не похож на девчонку! - Алексис даже задохнулась от возмущения. Кэлеб как будто ее не слышал.
- Терри, пойди наверх, надень свои шорты и вчерашнюю майку. А потом мы с тобой поедем к тебе домой и возьмем кое-какие вещи.
Мальчик, облегченно улыбнувшись, кивнул головой, вскочил со стула и побежал к выходу.
- Знаете, мне и в голову не...
- Вот именно. Иначе вы не допустили бы, чтобы Терри сошел вниз в девчачьей одежде, назидательным тоном произнес Кэлеб, усаживаясь за стол. Он испытывал странное удовольствие от мысли, что ей придется ему прислуживать. И вообще, о каком партнерстве может идти речь между мужчиной и женщиной? Чем она, черт ее побери, будет заниматься на ранчо и как он будет работать, пока она тут?
Да, конечно, все это закрутил Ангус, но что именно она виновата в сумятице, которая царит у Кэлеба в голове, - это точно.
- Он вовсе не был похож на девочку!
Кэлеб бросил на нее снисходительный взгляд.
- Вам надо еще многому поучиться. Между тем Алексис поставила на стол тарелку с дымящимися гренками. У них были странно сухие, твердые на вид края.
- Где вы, интересно, учились готовить?
- Я все хорошенько обжариваю и провариваю. Боюсь бактерий.
- Бактерий? - Кэлеб посмотрел на нее с удивлением.
- Ну, вы знаете, в яйцах, говядине, курице - в них во всех есть бактерии, от которых можно умереть, если не готовить как следует.
- Итак, урок первый, - сказал он, удерживая собравшуюся отойти от него Алексис за руку. -Приготовленное как следует - это значит, рыжего цвета. А когда оно черное, мы говорим, что оно горелое.
- Знаю, - с огорченным видом согласилась Алексис, выдергивая руку. - Я еще не научилась рассчитывать время. Но это придет.
Кэлеб ядовито улыбнулся.
- Вот и хорошо, тем более что это входит в уговор.
- Подождите-ка, - сердито заговорила Алексис. - Мой дед отдал мне половину ранчо. Нравится вам это или нет, но я...
- Послушай, детка, - поучительным тоном начал Кэлеб, радуясь тому, что выдался случай ее приструнить. - Твой дед, может, и отдал тебе половину ранчо. Но это означает, что тебе предстоит сотрудничать со мной весь оговоренный срок. То есть мы делим пополам всю работу. А если не хочешь, то это будет означать, что ты увиливаешь от своей доли ответственности.
- Я готов, Кэл, - радостно оповестил Терри, вбегая в кухню. Он был в шортах и в майке.
- Прекрасно. Давай быстро завтракай, и поедем к тебе домой.
Малыш кивнул, глядя на Кэлеба счастливыми глазами, взобрался на стул и принялся за еду.
- Что? Что ты ее заставил делать? - переспросил Райен. Его и Кэлеба можно было принять за братьев - у обоих были светло-русые волосы, оба высокие, подтянутые, мускулистые, чему, конечно же, способствала физическая работа в течение нескольких лет на ранчо Ангуса.
- Она готовит, - невинным тоном повторил Кэлеб. Съездив с Терри за его вещами, он по пути дал ему урок вождения, задержавшись в дороге нарочно, чтобы опоздать на обед и заставить понервничать своего новоявленного партнера. После обеда Кэл оставил мальчика с Алексис и приехал в контору к Райену, намереваясь сообщить ему, что все в порядке и ситуация под контролем. И сейчас, глядя на друга, он недоумевал, с чего это тот вдруг взвился.
- Эта женщина - владелица компании, - с трудом сдерживая гнев, проговорил Райен, не отрывая возмущенного взгляда от Кэлеба. - Ее рекламная компания известна во всем Нью-Йорке. Она привыкла зарабатывать столько, сколько тебе и не снилось. Она привыкла приказывать людям, что делать и чего не делать. Привыкла, чтобы ей подавали.., а ты.., ты заставляешь ее готовить тебе завтрак?!
- Такой был уговор.
- Ты просто болван, - не сдержал раздражения Райен. - Ну, гляди, вернется Ангус, он тебе покажет где раки зимуют.
- Да ну! Только за то, что я заставил его внучку делать свою часть работы? Вот уж не думаю. -Кэлеб ухмыльнулся. - Насколько я припоминаю, Ангус считает, что каждый должен делать то, что ему положено. Думаю, потому он и потребовал, чтобы Алексис пробыла тут год.
- Что ж, посмотрим, кто из нас прав, когда вернется Ангус.
- Посмотрим, - добродушно согласился Кэлеб. - Ну а теперь, что ты раскопал про моего партнера?
Райен с деловым видом уселся за свой стол.
- Что касается личности, то все сходится. Окончила в первой пятерке Нью-йоркский университет, во время учебы в последних классах школы и в колледже одновременно работала у матери, через четыре месяца после окончания колледжа возглавила фирму и меньше чем за два года превратила ее из мелкой информационно-рекламной конторы в одну из крупнейших в Нью-Йорке рекламных компаний.
- Бог ей в помощь.
- Ты что, не слышишь, что я тебе говорю? воскликнул Райен, с какой-то безнадежностью глядя на Кэла. - Алексис начала работать еще в школе, потом учась в колледже. В четырнадцать лет она уже работала на свою мать.
- Ну и что? Мы в этом возрасте работали на Ангуса. Так что дальше? Райен вздохнул.
- Ладно, продолжаю. Не знаю, что случилось, у меня нет доступа к внутренней документации компании, - но что-то такое случилось, дела пошли под откос. Где-то в январе ее финансовое положение стало ухудшаться, а в июне Алексис подняла вопрос об отсрочке выплаты долгов.
- То есть о банкротстве?
- Замораживание кредитов, по крайней мере так обычно бывает, - начал объяснять Райен, означает, что она твердо намерена расплатиться, как только снова встанет на ноги.
Кэлеб с глубоким вздохом опустился на стул. История о том, как Алексис собирается спасать свою мать, ему понравилась, но, как человеку практичному и прагматичному, более вероятным показался другой вариант. А именно: Алексис Макфарланд не просто хочет заполучить ранчо оно ей совершенно необходимо.
- И она собирается выплатить долги.., деньгами Ангуса.
- Господи боже ты мой! - прошипел Райен, краснея от гнева. - Ну чего ты взъелся на эту женщину? Можешь ты оставить ее в покое?
- Нет, - отрезал Кэлеб, наклоняясь через стол к Райену. - Она мой партнер. От нее наполовину зависит мое будущее. Провалиться мне на этом месте, если ровно через год, когда Алексис заполучит ранчо, она не будет заправлять тут всеми делами.
- Уж не хочешь ли ты сказать - если она заполучит ранчо. - Райен с сомнением посмотрел на Кэлеба. - Ты что, собираешься заставить ее сойти с дистанции?
- Успокойся, Райен. Я прав. Я делаю то, чего, я уверен, хочет Ангус.

***

Домой Кэлеб возвращался не торопясь. Не то чтобы хотел насолить лишний раз Алексис. Нет, ему просто хотелось, чтобы она усвоила раз и навсегда, что это значит - быть хозяйкой дома. Так что приехал он часа через два, а подкатив к дому, увидел у крыльца чей-то белый фургон. На крыльце с грустным видом сидел Терри.
- Что ты тут делаешь? - спросил его Кэлеб, выпрыгнув из джипа.
- Ничего, - ответил Терри, поднимая глаза и щурясь от солнца.
- А где Алексис?
- Она занята.
Кэлеб взял мальчика на руки.
- И чем же она так занята? Терри пожал плечами.
- Уборкой. Там все вверх дном.
Кэлеб прищурился. Все вверх дном? Ни о чем больше не спрашивая ребенка, он распахнул дверь и вошел. Так оно и есть - настоящее столпотворение.
Холл был загроможден мебелью из гостиной и кабинета. Что-то громко гудело.
- Алексис!
Она появилась на верхней площадке и вприпрыжку побежала вниз по ступенькам, словно юная девушка, спешащая на вечеринку по случаю ее дня рождения. На ней были все те же обтягивающие джинсы и голубая хлопчатобумажная рубашка, но волосы на сей раз были небрежно стянуты на затылке в хвост, а в ушах виднелись наушники, от которых тянулись проводки к маленькому плееру, закрепленному на поясе. По всему было видно, что она только что оторвалась от работы. Однако с ее появлением гудение не прекратилось.
- Привет! Заходите! Простите за разгром, громко заговорила Алексис, стараясь перекричать шум.
- Что тут творится, черт возьми? - прорычал Кэлеб.
- Чистят ваши ковры.
- Я не заказывал чистку.
- Именно что заказывали. Я позвонила кое-куда и обнаружила, что у Трех Торфяников есть долгосрочный контракт со службой чистки и уборки в ближайшем городе. У них есть все необходимое для этого. Завтра вы не узнаете дом все будет сиять чистотой.
- Так вы что, собираетесь нанимать кого-то делать за вас вашу работу? Вы сами должны все это делать!
- Правда? А кто, интересно, делает за вас вашу работу? Вот сейчас, в эту самую минуту, кто пасет ваших коров? Кто делал это утром? И кто уложит их спать?
- Коров не укладывают спать.
- Это детали. Не уходите от ответа! - надрывалась Алексис, перекрывая гул. - Правда в том, что вы за целый день палец о палец не ударили!
Кэлеб спустил Терри на пол, и мальчик молча побежал вверх по ступеням в свою комнату. Райт, задыхаясь от ярости, бросился вперед, в несколько шагов оказался в гостиной, куда тянулся черный провод, и выдернул вилку из розетки.
От внезапно наступившей тишины зазвенело в ушах. Но наслаждаться ему пришлось недолго. Откуда-то послышался вопль: "Эй, там! Кто выключил пылесос?", и в ту же минуту Алексис оказалась рядом.
Не обращая ни на что внимания, она возобновила свой допрос:
- Вы от меня не отвертитесь. Я жду ответа. Почему вы не работаете?
- Я в отпуске, - буркнул Кэлеб. - В отпуске, понятно? Вот выйду на работу, тогда и буду делать все, что полагается.
- Понятно. - Алексис кивнула. - Выходит, мы в один и тот же день получаем ранчо и вы тут же уходите в отпуск. А я, видите ли, должна все делать.
- Вовсе и не все, - пробурчал Кэлеб, и в тот же миг в комнату ворвался маленький сердитый человечек.
- Вы что, не знаете, что пылесос не работает без электричества?
Кэлеб замялся, подбирая слова, но тут вмешалась Алексис:
- Отдохните минут пятнадцать, Карлос. Мне нужно объяснить кое-что мистеру Райту, а потом мы закончим с этой замызганной столовой.
Пятнадцать минут тишины - это было неплохо, но от слов "замызганная столовая" и от тона, каким это было сказано, Райт чуть не подпрыгнул до потолка.
Вы не имеете права так говорить о моем доме.
- А я и не говорю. Я просто констатирую факт. Кроме того, теперь это наш общий дом. И мне не хочется, чтобы в нем было так грязно.
Кэлеб сложил руки на груди.
- А вы собираетесь бездельничать, положившись на фирму?
- У меня масса дел, - возразила Алексис, закипая. - Я вот-вот приступлю к переводу моего бизнеса сюда, а кроме того, на мне стирка, готовка, повседневная уборка, - говоря это, она загибала пальцы на руке, - да еще Терри. И ко всему прочему вы, в отпуске.
- Я не увиливаю от своих обязанностей.
- Тогда как же это назвать, когда вы врываетесь ко мне на кухню, сажаете ребенка на стул и объявляете, что уезжаете в город? - Алексис небрежно откинула упавшие на лоб пряди. - Мне бы очень хотелось, чтобы вы перестали изображать из себя господина, хозяина всех и вся и стали вести себя как нормальный человек, с которым можно говорить.
Кэлеба словно ножом полоснуло по сердцу. Господин? Хозяин? И это о нем, который хочет только, чтобы все шло гладко?
- Ну, если вы не можете мало-мальски соблюдать дисциплину...
Она стремительно повернула к нему покрасневшее от возмущения лицо. Ее зеленые глаза метали искры.
- Дисциплину?! - воскликнула Алексис, задыхаясь. - Да вы просто хотите свести меня с ума!
Наоборот, это она сводит его с ума. И это у нее прекрасно получается. Стоит в трех сантиметрах от Кэлеба и продолжает изливать свое возмущение, а он чувствует ее горячее дыхание. Гордая, сильная женщина. Умопомрачительно прекрасная, необыкновенная. Словно дерево под бешеным напором ветра. Кэлеб, сам не понимая, что делает, наклонился, схватил ее за плечи, притянул к себе и впился губами в ее губы.
Глава 4
Алексис была ошеломлена страстностью этого поцелуя. Она никогда не испытывала недостатка во внимании со стороны мужчин и даже однажды была помолвлена, но еще никогда и ни с кем такого не было. Внутри нее все дрожало. Она понимала и раньше, что постоянная раздраженность Кэлеба объясняется его внутренней борьбой против влечения к ней. Однако влечение это было обоюдным...
В те короткие мгновения, когда Алексис стояла вот так, уцепившись за его плечи словно за спасательный круг, чувствуя тяжелые удары его сердца, глядя в его потрясенные глаза, она вдруг подумала, что, наверное, это не слишком удачное решение - жить вместе в одном доме. Его тянет к ней. Ее тянет к нему. И оба борются с этим влечением.
Не успела она так подумать, как в комнату вошел Терри. Они отскочили друг от друга, словно застигнутые врасплох подростки. Тут появился Карлос и включил пылесос.
Дом наполнился гулом, отвлекая от ненужных мыслей.
Алексис сглотнула. Ничего, она справится с собой. Должна справиться. Если она хочет, чтобы ее мать приехала и провела какое-то время в Трех Торфяниках, вспомнила себя в молодости, живую и энергичную, весело скачущую на лошади по полям, то все остальное надо отбросить. Медлить некогда - надо зазвать ее сюда в течение ближайших двух недель. Конечно, Алексис мечтала не о таком коротком визите, и все же, если ей удастся уговорить мать приехать, пока Ангус в отъезде, может быть, не придется торчать здесь целый год. Алексис избежит встречи с Ангусом. И избавится от своего влечения к Кэлебу. Ему тоже нет места в ее жизни.
Тут мысли Алексис замедлились. Ей вовсе не хочется отказываться от него. Она почти не знает этого человека, но сама мысль о том, что они больше никогда не увидятся, была невыносима.
Последний раз Алексис испытала настоящее, глубокое чувство несколько лет назад, и по тому, что она переживала теперь, можно было догадаться: что-то подобное приближается снова. Но спать с человеком, жить с ним, превратить простое партнерство в своего рода супружескую жизнь, а потом просто удалиться по той причине, что их отношения вряд ли смогут продолжаться долго, - это не по ней.
- Никогда больше меня не целуйте, - проговорила она дрожащим голосом.
- Не беспокойтесь. Не буду, - заверил ее Кэлеб. Сам он ничуть в этом не сомневался. Теперь ни за что на свете больше ее не поцелует, потому что знает: стоит только мужчине прилипнуть душой к такой женщине, как Алексис, и придется жертвовать своими принципами.
Ее тело с такой готовностью отвечало ему, такое податливое - как будто создано для него. А ее мягкие, свежие губы! Они как будто засасывали его все глубже и глубже, он чувствовал, что теряет себя и нет ничего, кроме этих губ...
- Можете не беспокоиться на мой счет, громко сказал Кэлеб, стараясь перекрыть гул пылесоса. - Это не повторится больше никогда.
В тот вечер Кэлеб поужинал в кафе, а утром следующего дня снова исчез и не появился даже к обеду. Впрочем, он был уверен, что о Терри позаботится Алексис.
Так оно и было. Дом благополучно очищался от пыли и грязи усилиями трех служащих фирмы "Мейдс и Брейдс", и Алексис смогла спокойно позвонить не только в больницу, узнать о состоянии бабушки мальчика, но и в Нью-Йорк, где она договорилась, что самые важные документы будут отправлены ей на ранчо. А потом она набрала номер матери.
- Дорогая, ты где?
Алексис нервно поправила волосы. Вот оно. Момент истины.
- Мама, сядь, если стоишь. Я в Трех Торфяниках.
Алексис уловила судорожный вздох.
- Правда? - только и сказала мать.
- Я знаю, это может показаться странным, но дед подарил мне половину ранчо.
- Он что?
- Он подарил мне половину ранчо.
- Ты виделась с ним?
- Нет, и это самое интересное. Дед предложил мне через своего поверенного половину ранчо с условием, что я соглашусь пробыть здесь год.
- Ты что, останешься там на целый год? Алексис поморщилась.
- Ну, если я хочу ранчо.
- Алексис, - устало проговорила мать, - я понимаю, тебе нужны деньги, но не стоит унижаться ради этого.
- Я пока что не заметила, чтобы он собирался меня унизить, - возразила Алексис, вставая на защиту деда, поскольку в данный момент это было необходимо. - Его сейчас здесь нет. Уехал на рыбалку. Вернется только через две недели.
- И что собираешься тогда делать?
- Не знаю, - откровенно призналась Алексис. -Да меня это как-то и не волнует. Могу дождаться его приезда, провести здесь только двенадцать дней, погулять по ранчо, отдохнуть, вспомнить детство...
У нее куча дел в Трех Торфяниках, но это не самое страшное. Она знала, что Кэлеба нет дома, и все же у нее все замирало внутри всякий раз, как хлопала дверь. Она ждала его с нетерпением и страстью, как ждут любовника. И это приводило ее в бешенство.
- Ангуса не будет еще несколько дней. Мне кажется, ты вполне могла бы сюда приехать, пока его нет. Я знаю, ты не нуждаешься в отдыхе, но разве тебе не любопытно взглянуть на ранчо? осторожно спросила Алексис.
- Нет.
Алексис промолчала. Ни в коем случае нельзя показать матери, как она расстроена. Мать не хочет признавать, что несчастна. Если только Рей-чел узнает, что ее дочь зашла так далеко исключительно из-за нее, она потребует, чтобы Алексис вернулась домой. При ее положении в компании "Эллиот-Макфарланд" Рейчел имеет право потребовать ее возвращения не только как мать. Она крупнейший акционер компании и шеф Алексис.
- Мне это неинтересно, - ровным голосом проговорила Рейчел. - С этим периодом моей жизни покончено.
- Я понимаю. - Алексис решила, что если она надеется уговорить мать, то на первых порах лучше ей не возражать. Черта с два она останется здесь на целый год с Кэлебом Райтом. - Я перезвоню тебе. Или ты позвони мне, если захочешь. Вот мой номер.
Алексис скороговоркой сообщила матери телефонный номер ранчо и, положив трубку, бессильно опустилась на стул.
- Твоя мама приедет? - с любопытством спросил Терри.
Алексис качнула головой.
- Нет. Пока нет... Но мы еще с ней поработаем, - добавила она жизнерадостно, зная по опыту, что если она чего-то хочет, то никакие препятствия ее не остановят. - Давай-ка съездим в город, может, купим чего-нибудь вкусненького на обед.
Терри запрыгал от восторга.
Вернувшись после обеда, Кэлеб обнаружил, что ни Алексис, ни Терри нет дома. В кухне на столе лежала записка, в которой Алексис сообщала, что они поехали за продуктами. Кэлеб, разочарованный, присел у стола.
Ему понадобились целые сутки, чтобы понять: то, как он обращается с Алексис, - это скорее отражение его боязни близости с ней, а вовсе не стремления проследить, чтобы она в точности исполнила условия Ангуса. Райен прав. Он заставил ее работать, словно рабыню, нянчиться с соседским ребенком, готовить, хотя Ангус, возможно, вовсе ничего подобного не хотел.
Так что Кэлеб собирался попросить прощения и сказать, что она вольна делать что хочет.
Однако через несколько минут, когда Алексис и Терри вернулись, все добрые намерения Кэлеба развеялись как дым. Для поездки в город она выбрала белые льняные брюки и ярко-розовый топик с открытой спиной.
- Привет.
- Здравствуйте. - Алексис приветливо кивнула головой. - Вы, наверное, пришли обедать.
- И да, и нет, - серьезно сказал Кэл. Совершенно естественно, что ничего хорошего она от него не ждет. И поделом ему. Когда она отвернулась, чтобы положить продукты в шкаф, глазам его предстала ее гладкая спина.
"Она - внучка Ангуса, - напомнил он себе. -Внучка Ангуса".
- Я пришел обедать, это так, но у меня есть предложение: как вы смотрите, если я поджарю на решетке бифштексы?
Терри восторженно взвизгнул, а Алексис с подозрением взглянула на Кэлеба.
- Я думала, это моя работа.
- Никакой работы у вас нет, - сказал Кэлеб. -По крайней мере пока не приедет Ангус. Пусть сам тогда и скажет, чего он хочет. Я не имел права распоряжаться за него. Я прошу прощения.
Алексис не верила своим ушам. Но он действительно попросил прощения, причем сделал это с подкупающей искренностью. Глядя на Кэлеба, на его взъерошенные волосы, светящиеся янтарные глаза, статную фигуру, она почувствовала, что если он и дальше будет с ней так мил, то вряд ли ей удастся освободиться от него без сердечной боли.
- Я вас прощаю, - сказала она весело. - И даже помогу вам с обедом.
Кэлеб посмотрел на нее с сомнением.
- А что вы такое можете приготовить, чтобы оно не было горелым? Алексис улыбнулась:
- Фруктовое желе.

***

Прежде чем начать помогать, Алексис переоделась. Кэлеб и Терри возились в небольшом, мощенном плиткой дворике, когда она вышла к ним в простых шортах и короткой белой майке. Плечи и спина были прикрыты.
Кэлеб переворачивал мясо.
- А желе уже готово?
- Оно в холодильнике, - ответила она веселым голосом. - Я обложила его льдом, так что оно застынет быстро. А что, если я сделаю салат?
- Это пойдет, - согласился он в надежде, что она задержится в кухне не меньше чем на четверть часа. Однако Алексис принесла мытые овощи во двор, разложила на столе и, сев на стул, скомандовала:
- Терри, пойди помой руки, будешь мне помогать.
Мальчик кивнул и побежал в дом. Алексис подождала, пока за ним закроется дверь, и повернулась к Кэлебу.
- Я звонила утром в больницу. Он бросил на нее быстрый взгляд.
- Я тоже. - Оказывается, если смотреть только на ее лицо и ни на что другое, то он вполне может вести с ней разговор на нейтральную тему. - И что вы по этому поводу думаете?
- Не знаю, что и думать. Они были ужасно неприветливы со мной.
- Со мной тоже.
- Терри я сказала, что бабушка поправляется, но мне что-то не нравится этот их термин "стабильное состояние".
На этом их короткий разговор оборвался и наступило вполне дружелюбное молчание, нарушаемое лишь шипением жарящегося мяса.
- Я утром разговаривала с мамой. Кэлеб медленно повернулся и устремил на Алексис настороженный взгляд.
- Ну и как?
- Она сказала, что не хочет сюда приезжать. Как она выразилась, с этим периодом ее жизни покончено.
Кэл, хотя и не знал в деталях план Ангуса, понимал: жертвуя своим любимым ранчо, старик делает это в надежде, что его близкие снова будут вместе с ним. Но для этого необходимо, чтобы Рейчел непременно приехала. А если у Алексис есть свои особые причины, требующие, чтобы ее мать приехала в Три Торфяника, то тем лучше.
- Я надеялась, что смогу уговорить ее приехать на этой неделе или на следующей, до того как вернется Ангус, но она не соглашается.
В голосе Алексис сквозила грусть. Кэлеб задумался. Она расстроена, значит, надо ее как-то успокоить, развеселить. И он должен постараться это сделать не только ради нее самой.
Кэл со вздохом оставил мясо и присел у круглого стола рядом с Алексис. Подходящие слова нашлись с трудом.
- Вы так сразу не отчаивайтесь. Успокойтесь, немного подождите. Знаете, порой, когда вот так выжидаешь, - его голос зазвучал более уверенно, - все улаживается само собой.
Алексис благодарно кивнула.
Кэлеба охватило странное ощущение. С одной стороны, ему не нравилось давать советы. То, чем он сейчас занимался, вело их обоих как раз туда, куда заходить не следует. И в то же время ему было приятно, что Алексис не просто слушает его, а, судя по ее реакции, полностью с ним согласна.
И самое плохое во всем этом то, что стоит им зайти слишком далеко и слишком быстро, как путь назад будет отрезан...
Во всяком случае, о спокойной жизни в этом доме нельзя будет и помыслить.
Глава 5
Хотя Кэлеб сознавал, что не перешел вчера границ в отношении Алексис, ему все равно было как-то не по себе. На душе было тревожно. Грейс и Райен были такие общительные и так ловко умели улаживать все проблемы, что ему всегда удавалось оставаться в стороне.
Но появилась Алексис Макфарланд, и его покой был нарушен. Прежде всего Кэлеб был искренне убежден, что она намеревается причинить вред Ангусу. К тому же эта женщина была слишком своевольна, чтобы Райт с его взрывным характером мог это переносить, и в то же время порой так ранима, что он просто терялся.
Кэл вырос в доме Ангуса, уважал его, был всем ему обязан, а значит, должен был хорошо относиться и к Алексис, независимо от того, какие чувства он испытывает к ней. Уж что могло быть естественнее и понятнее? Тем не менее, успокаивая и подбадривая вчера Алексис, он укрепил ее решимость продолжать свои старания вызвать мать в Три Торфяника в ближайшие дни. Не идет ли это вразрез с планами Ангуса? Надо непременно повидаться с Райеном!
В конторе, кроме шерифа, Кэлеб застал Анна-бел Паркер, его диспетчера и секретаря. Оба они дружно приветствовали его, когда Райт, распахнув дверь, вошел в тесное помещение, забитое шкафами, поверх которых громоздились кипы папок.
- Как дела? - с зазывной улыбкой спросила Аннабел, кокетливо поправляя вытравленные до белизны волосы.
Кэлеб ответил ей такой же улыбкой. Он знал ее еще с шестого класса, и ему было прекрасно известно, что у нее просто такая манера говорить с мужчинами, хотя она уже успела побывать когда-то замужем за своим одноклассником, с которым крутила любовь в выпускном классе, развестись с ним и снова выйти замуж - за мужчину на четыре года младше ее.
- У меня все в порядке, Аннабел. Кэлеб знаками показал Райену, что ему не хочется говорить при свидетелях.
- Аннабел, ты не сходишь в аптеку узнать, не готово ли лекарство для миссис Кларксон? Я ей обещал завезти по дороге домой, - нерешительно попросил Райен.
- Я могу позвонить...
- Такое прекрасное утро, - перебил ее шериф. -Почему бы тебе не прогуляться?
Аннабел посмотрела на него, потом на Кэлеба. Она прекрасна поняла, что ее просто просят удалиться.
- Я вернусь через минуту, - буркнула она, вешая на плечо сумку и направляясь к двери.
- Не торопись, - бросил ей вслед Райен. Дверь захлопнулась. Кэлеб облегченно откинулся на спинку стула.
- Тут ничего особо секретного нет, но все-таки о личных делах я предпочитаю говорить наедине.
- Думаю, это не столько твое личное дело, сколько Ангуса, - сказал Райен, как бы продолжая мысль друга. - Или у тебя есть еще какие-то иные личные дела?
- Нет, - отрезал Кэлеб. - Я, как и ты, забочусь об Ангусе.
- Вот и хорошо, - легко согласился Райен. -Так в чем же дело?
- Алексис уговаривает мать приехать сюда в ближайшие дни. На этой неделе или на следующей, то есть до приезда Ангуса.
Райен выпрямился.
- Нет, это не годится.
- Вот именно, - поддакнул Кэлеб. - Но есть и хорошая новость: Рейчел не поддается на уговоры и не хочет ехать...
- Мне кажется, если Алексис останется здесь на год, ее мать рано или поздно приедет непременно, - задумчиво проговорил Райен.
- Вполне возможно.
- Из чего следует, что надо задержать здесь Алексис на весь этот год.
- Тебе легко говорить, - проворчал Райт.
- Ну-ну, Кэл. - Райен ободряюще улыбнулся. -Давай выкладывай, что тебя беспокоит.
- Ты все время забываешь, что, если она останется, мне придется быть ее партнером.
- И что?
- Что, что. А то, что или мне придется выполнять всю работу самому, а Алексис будет владеть половиной, или она начнет во все вмешиваться, судить о том, в чем ничего не смыслит, и вконец испортит мне жизнь.
- Все эти годы ты жил на ранчо как у Христа за пазухой. А теперь попробуй научиться работать вместе с партнером. Вполне вероятно, что вам с мисс Макфарланд предстоит сотрудничать долгие-долгие годы.
Какое-то неясное чувство охватило Кэлеба при этих словах. А что если и в самом деле ему придется иметь дело с Алексис всю жизнь? Всю жизнь, изо дня в день видеть ее манящие глаза, длинные ноги, соблазнительную фигуру...
- А может, Алексис не продержится тут год и уедет раньше, - сказал он, безуспешно стараясь скрыть свои чувства.
- Будем надеяться, не уедет. Ангус хочет, чтобы она жила здесь. Ты должен постараться, чтобы она осталась, и вообще, мне кажется, тебе не стоит рассчитывать на ее отъезд. Я тут вчера покопался и обнаружил кое-что интересное.
Кэлеб привстал.
- Что?
- Помнится, ты уверял меня, что Алексис заявилась ради Ангусовых денег... Кэлеб кивнул.
- Ну так вот, можешь об этом забыть. Ангус открыл на ее имя текущий счет, которым она может пользоваться, пока живет здесь. По идее, Алексис могла бы снять достаточную сумму, чтобы утихомирить своих кредиторов по крайней мере на полгода, однако же она сняла деньги только на дорожные расходы и уборку в твоем доме.
- Ангус открыл ей счет?!
У Кэлеба был такой ошеломленный вид, что Райен рассмеялся.
- Но Алексис же его внучка, не забывай. И она в тяжелом положении. Я уверен, Ангус сделал бы то же самое, случись такое с кем-нибудь из нас.
- Наверное, - неохотно согласился Кэл.
- Я думаю, уже одно то, что Алексис не убежала с этими деньгами, показывает, что она намерена остаться здесь надолго.
- Ошибаешься, - возразил Кэлеб. Уж он-то помнил свой вчерашний разговор с Алексис, из которого ясно вытекало, что, если ей удастся зазвать мать на ранчо, она чуть позже с радостью уедет вместе с ней. Что же до счета, то она потому и не беспокоится насчет своей доли в ранчо, что у нее есть эти деньги. При мысли о том, что Алексис, скорее всего, не собирается оставаться его партнером навсегда, у Кэлеба отлегло от сердца. - Знаешь, по-моему, этот счет еще ничего не значит. Она просто хитрая. Уговорит Рей-чел приехать к ней на той неделе, потом снимет все деньги и помашет Ангусу ручкой. Райен укоризненно покачал головой:
- Господи, какой ты подозрительный.
- Я не подозрительный, а практичный. Да ты и не можешь судить. Ты ж ее не знаешь.
- Ты ее тоже не знаешь. Ты знаком-то с ней всего трое суток. Я уверен, вы ни разу не поговорили по-человечески, больше препирались.
Кэлеб что-то невнятно пробормотал.
Увидев из окна гостиной машину Кэлеба, Алексис быстро опустила шторы и побежала на кухню, чтобы он не подумал, будто она его ждала. У нее был готов легкий ланч - сандвичи и фруктовый салат, и Алексис собиралась накрыть стол в мощеном дворике, благо стояла прекрасная погода. Кроме того, она все хорошо обдумала. Вчера Кэл вдруг проявил неожиданное сочувствие. Алексис была ошеломлена этим. Уж не начал ли он ей нравиться?
А это никуда не годилось.
Во-первых, их отношения, скорее всего, не продлятся долго, потому что она не собирается торчать здесь целый год. Во-вторых, она живет в Нью-Йорке, а он - в Техасе. Так что их ничего не связывает. Есть и еще кое-что: у нее нет представления, как бы Кэл поступил, если бы вдруг они оба поддались взаимному влечению. Да и вообще, они полная противоположность друг другу, так что вряд ли между ними возможны прочные отношения.
Да, конечно, вчера он был дружелюбен и отзывчив, но это всего лишь потому, что ему показалось целесообразным успокоить и поддержать ее. К сегодняшнему дню Алексис вооружилась целой серией аргументов против их дружбы и слишком тесных отношений и подобрала семь-восемь нейтральных тем для разговора за столом. Так что теперь она готова встретить Кэлеба во всеоружии.
Ее уверенность в себе несколько поколебалась при появлении Кэла, который, в потертых джинсах, светлой рубашке и широкополой шляпе, снова сразил ее своим решительным, мужественным видом. Алексис быстро овладела собой, вспомнив свой самый главный аргумент, а именно: если его тянет к ней и он хочет ей понравиться, то, по идее, ему надо бы за ней ухаживать. Однако Кэл этого не делает. Вполне возможно, у него просто кто-то есть.
Алексис нашла простой ход - вести себя так же, как ведет себя он. На его лице написано равнодушие - что ж, она ответит ему тем же. Алексис вежливо улыбнулась.
- Терри во дворе, играет в игрушки, которые мы привезли сегодня утром из его дома. Если вы хотите есть, обед готов.
- Я поел с Райеном в городе.
Алексис сама не ожидала, что так расстроится. Если у нее еще оставались какие-то сомнения насчет его чувств к ней, то сейчас сомневаться уже не приходилось.
- Я виноват, - вежливо добавил Кэлеб. - Не догадался позвонить.
Однако Алексис уже успела взять себя в руки и, выказывая всем своим видом полное равнодушие по отношению к нему и его делам, широко улыбнулась:
- Что вы, в этом нет необходимости. Не такой уж я хороший повар, чтобы вам непременно хотелось обедать здесь. Мы с Терри поедим вдвоем.
Вернувшись вечером с работы, Кэлеб вошел в дом через заднюю дверь, крадучись поднялся на второй этаж по черной лестнице, вымылся под душем и переоделся, прежде чем показаться на глаза Алексис и Терри. Спускаясь вниз по парадной лестнице, Кэлеб впервые с удивлением заметил, как чисто вокруг. Дощатые полы были натерты до блеска. Канделябры сверкали. Нигде не было ни пылинки. Посмотрела бы Грейс, подумал Кэлеб, водя глазами по матово отсвечивающей мебели, сияющим лампам и безупречно чистым коврам. Странно только, что в доме не слышно ни звука. Где же Алексис и Терри?
- Тут есть кто-нибудь? Алексис! Терри! - позвал он, заглядывая в кухню.
- Мы здесь, - отозвалась Алексис со двора. Райт пересек кухню, отметив, что тут тоже все сияет чистотой. Интересно, это дело рук Алексис или она снова прибегла к услугам фирмы по уборке? Впрочем, его это не касается. Подходит к концу еще один день, через полторы недели Ангус будет дома, и ситуация наконец прояснится.
Вдохновленный этой мыслью, он раздвинул стеклянные двери - и хорошее настроение мгновенно испарилось.
- Кэл, привет.
- Привет, Райен, - бодро произнес Кэлеб, ступая на плитки двора, и учтиво поздоровался с Мэдисон, женой Райена, улыбчивой кареглазой блондинкой в широком голубом одеянии для беременных - было видно, что она дохаживает последний месяц. Маленькая Лейси, дочь Мэдисон от первого брака, ходила, смешно переваливаясь, по двору в сопровождении Терри, который со счастливым лицом суетился вокруг нее, следя, чтобы она не упала. - И что же вас привело сюда?
- Да вот, пришли познакомиться с Алексис, непринужденно ответила Мэдисон.
- И я очень рада этому, - добавила Алексис, знаком указывая Кэлебу на стул. - Мы пьем чай со льдом.
- Благодарю. - Кэлеб сел и протянул руку к кувшину с чаем.
- Ты вроде бы собирался сегодня на пастбище? - лукаво спросил Райен.
- А я и был.
- Что-то непохоже, - шутливо продолжал Райен. Райт отмахнулся.
- Я принял душ.
- Да ну, - не унимался Райен. Кэл заметил краем глаза, как Мэдисон толкает мужа под локоть.
- Алексис рассказала нам о своем бизнесе, заговорила она, стараясь отвлечь внимание братьев друг от друга. - У нее такие важные клиенты.
- Были важные клиенты, - с легкой улыбкой поправила ее Алексис. - Если мне не удастся поправить свои дела в ближайшие восемь месяцев, большинство из них я, наверное, потеряю.
- Ваши рекламные ролики просто потрясающие, - сказала Мэдисон, явно собираясь ей возразить. - Что-то мне не верится, чтобы клиенты покинули человека с вашим талантом только потому, что у него спад в делах.
- У них нет выбора, - пояснила Алексис. -Лишившись капитала, я вынуждена была уволить половину своих сотрудников и не знаю, как долго смогу платить остальным.
- Уверен, Ангус с радостью вам поможет, непринужденным тоном сказал Райен. Кэлеб затаил дыхание. Даже если Райен просто хочет испытать ее, все равно он это делает зря. Ему совершенно не хочется слушать какую-нибудь колкость по адресу Ангуса, как и заявление Алексис, что она с радостью примет от него деньги.
Однако она, к его удивлению, спокойно произнесла:
- Я сама попала в такое положение, сама должна и выбираться из него.
- Я слышала, вы наняли уборщиков, - сменила тему разговора Мэдисон.
- Да нет, я просто поспрашивала, и оказалось, что между ранчо и фирмой по уборке помещений заключен контракт.
- Хотелось бы посмотреть дом после уборки. -Мэдисон поднималась со стула.
Как только женщины скрылись за дверью, Райен повернулся к Кэлебу.
- И душ принял, - сказал он, качая головой. -И ты мне будешь говорить, что она тебе не нравится!
- Я ничего подобного не говорил, - горячо возразил Кэл. - Но если уж об этом зашла речь, то скажу вот что: я не хочу, чтобы эта женщина мне нравилась. Никаких увлечений мне не нужно.
- Дурак, ты посмотри, какая красотка! И обрати внимание, как она умеет обращаться с детьми!
- Меня это не интересует, - отрезал Кэлеб. -Если все пойдет так, как запланировал Ангус, мы с ней будем деловыми партнерами. А ты сам убедился, какая она упрямая. Денег от Ангуса ей, видишь ли, не нужно... Хочет доказать себе, что все может. Подумай вот о чем: если Алексис разорится и решит заняться ранчо, то вот тут, -Кэлеб ткнул пальцем в землю, - она и станет доказывать, на что способна. И мне что-то не очень хочется в этом участвовать.
- Да, дела.
Довольный тем, что ему удалось наконец сформулировать главную проблему и одновременно убедить Райена, он заговорил о другом.
Итак, получалось, что если Алексис и Ангус помирятся, или она действительно решит получить ранчо, или Рейчел откажется приехать и Кэлебу придется провести год с Алексис в качестве ее партнера - во всех этих случаях Райта ждали трудные времена.
Его тянуло к Алексис, но он ей не доверял, а сейчас убедился, что она такая же упрямая, как и он сам. Беки Энн Квин, ласковая и тихая, причинила ему много зла и страданий. Кэлеб боялся даже подумать, что может сделать с мужчиной такая женщина, как Алексис.
Глава 6
Следующие несколько дней Кэлеб старался бывать дома пореже. Он посещал ферму, выполнял кое-какие работы, но не задерживался там, поскольку считалось, что у него отпуск. Большую часть времени Кэл проводил с Терри. Два раза они ездили на рыбалку, почти каждый вечер играли в мяч. Алексис сидела целыми днями в кабинете, занимаясь Бог знает чем, наверное, пыталась спасти свою компанию. Сама она ничего об этом не говорила, а Кэлеб для собственного спокойствия ни о чем ее не спрашивал. Как-то сами собой определились ее обязанности - приготовление пищи и уход за Терри. Райту не приходило в голову, что необщительность Алексис объясняется его собственным поведением. Ему было хорошо - до того дня, когда Терри попросил свозить его к бабушке.
Кэлеб посмотрел на Алексис. Она посмотрела на него. И оба увидели в глазах друг друга виноватое выражение.
- Прости меня, Терри, - сказал Кэлеб. - Я виноват. Мы с Алексис должны были подумать об этом раньше.
Терри молча стоял, потупив глаза. Райту стало очень стыдно.
- Я позвоню в больницу сегодня же и узнаю, когда можно навестить бабушку, - ободряюще произнесла Алексис. - И тот из нас, кто будет свободен, поедет с тобой.
- Значит, ты не поедешь? - тихо спросил Терри.
- Если Кэлеб не сможет, я тебя отвезу обязательно.
Мальчик испытующе посмотрел на обоих по очереди.
- Значит, Кэл не поедет?
- Да нет, - вмешался Кэлеб. - Если Алексис будет занята, с тобой поеду я.
Терри непонимающе посмотрел на них.
- Значит, оба вы не поедете?
- Ну, один из нас, наверное, останется дома.
- Почему?
Алексис и Кэлеб переглянулись. Ни она, ни он не знали, что ответить.
- Ты хочешь, чтобы мы оба поехали? - спросила наконец Алексис.
Терри мгновение подумал и кивнул головой.
- Ладно, - неожиданно сказал Кэлеб. - Мы поедем оба. - Он на мгновение замолчал, поймав взгляд Алексис. - Уж если ты так хочешь.
Алексис заставила себя улыбнуться.
Дорога до больницы заняла целый час. Терри, обрадованный тем, что увидится с бабушкой, поначалу вертелся и возбужденно болтал, но постепенно сник и вскоре заснул на заднем сиденье автомобиля.
Бабушка Терри оказалась гораздо старше, чем представляла Алексис. Это была маленькая седая старушка, выглядевшая усталой и явно больной. Когда мальчик появился в палате, она вся просияла от радости.
- Терри!
- Бабушка! - закричал мальчик, кидаясь к кровати.
- Мальчик мой, я так соскучилась по тебе, сказала Берта, обнимая внука.
- Я тоже скучал по тебе. - Карие глаза мальчика наполнились слезами.
- Он хорошо себя вел? - спросила Берта. Алексис кивнула:
- С ним совершенно никаких забот. Я даже не думала, что Терри, бедненький, так скучал без вас. - Алексис вытерла слезы, радуясь тому, что рядом нет Кэлеба.
- Мой Терри - хороший мальчик, - сказала Берта, ласково гладя внука по голове.
- Просто замечательный, - подтвердила Алексис, быстро пряча платок, потому что в палату вошел Кэлеб.
Он застыл в дверях, переводя взгляд с заплаканного лица Алексис на Берту, всю в слезах, потом на плачущего Терри.
- Что тут происходит? - с подозрением спросил он.
- Ничего, просто Терри очень соскучился по бабушке.
На лице Кэлеба промелькнуло сочувствие. Он подошел к Терри, поднял его, опустился на стул у кровати больной и посадил мальчика к себе на колени.
- Как ваши дела? - обратился он к Берте.
- Неважно, - спокойно ответила та. - Да мне ведь уже семьдесят два.
- Да что вы, скоро еще плясать будете, - весело проговорил Кэлеб, однако от Алексис не ускользнуло, каким серьезным взглядом обменялись он и больная. Поэтому она не удивилась, когда Кэл, спустив ребенка на пол, обратился к ней:
-Алексис, может, вы с Терри сходите в магазин подарков и купите что-нибудь симпатичное бабушке? - Он достал из кармана портмоне и вручил Терри двадцать долларов. - Выбери сам, сказал он мальчику, и тот, радостно взвизгнув, подбежал к Алексис.
- Иди, я тебя догоню. - Алексис легонько подтолкнула мальчика к двери и посмотрела на Кэлеба. Тот знаком показал ей: иди, мол, потом все расскажу.
- Берта снимает дом у Ангуса, - начал свой рассказ Кэлеб, пока Алексис наливала в стаканы холодный чай и добавляла кусочки льда. Терри так утомился за время их поездки, что сразу после того, как они пообедали в придорожном кафе, уснул и больше не просыпался. По приезде домой Райт отнес мальчика в его комнату, Алексис переодела его в пижаму и уложила в постель. И вот теперь они расположились во дворе, чтобы обсудить обстоятельства, которые, как оказалось, были много сложнее, чем они предполагали. - Так что она может переехать к родственнице без особых проблем.
- А где живет ее дочь, которую Берта просит Райена разыскать?
- В Нью-Мексико.
- Она что, не знает адреса собственной дочери?
- Говорит, был, да потерялся.
Алексис все это не нравилось. Ей не хотелось, чтобы Терри жил снова с бабушкой, которая не в состоянии о нем заботиться, но и отправить его к неизвестной родственнице тоже не было лучшим решением.
- А где мать Терри?
- Она умерла несколько лет назад. Тогда Берта и оформила опекунство. Кэлеб вздохнул. -Успокойтесь, Алексис, - сказал он. - Если люди небогаты, то это еще не значит, что они не беспокоятся о ребенке.
Алексис возмущенно дернулась.
- А я этого не говорила.
- Не говорили, но подумали.
- И не думала. Просто мне кажется, что Терри и так не слишком хорошо устроен, а теперь еще его вырвут из привычной обстановки и отправят в незнакомое место.
- С ним поедет бабушка.
- Больная бабушка.
- Где вы сами выросли, интересно? В райском саду? Мир несовершенен.
- Я ничего такого не говорила, - сердито возразила Алексис. - Я это знаю лучше многих. Гаррет был не в восторге оттого, что у матери есть ребенок, но он относился ко мне неплохо. А вот его родители, так те терпеть меня не могли. -В голосе Алексис звучали гнев и горечь.
Кэл несколько мгновений смотрел на нее, словно изучая. Хорошо, что она это рассказала. Главное, что на него подействовало, было даже не то, что Алексис выглядела чертовски соблазнительно в прелестной коротенькой зеленой кофточке и белых шортах, а ее доброта по отношению к Терри. Но, как следует из ее рассказа, ее детство нисколько не благоприятствовало тому, чтобы она выросла альтруисткой.
- Значит, общесемейные пикники случались нечасто? - шутливо сказал Кэлеб.
- Да уж, нечасто. Мы жили у отчима, восемнадцать лет подряд я слушала попреки Гарретовой матери, какая я безобразница, неряха и как она устала от моего шума.
- Ну, Берта не такая, - сказал Кэлеб, думая про себя, что имеет смысл поддерживать вот такие мирные отношения с Алексис, чтобы можно было спокойно жить с ней в одном доме. Надо лишь не выходить за эти рамки и не давать воли чувствам. -Уж она точно не станет его изводить упреками.., с ней он не будет чувствовать себя лишним.
- Да, насчет Берты я согласна. - Алексис закивала головой. - Но кто знает, будет ли так же обращаться с ним его тетя.
- Я знаю эту семью с детства. - Райт почувствовал, что начинает закипать. Сколько можно говорить об одном и том же? - Они хорошие люди.
Алексис презрительно фыркнула.
- Вы и моего деда знаете, но не хотели поверить.., да и сейчас, может быть, не верите, что он нас выгнал.
- Давайте больше не будем об этом.
- Естественно, вы не хотите об этом говорить, потому что это доказывает мою правоту.
- Ничего это не доказывает, - утомленно произнес Кэлеб. - Ангус прекрасный человек. Может, некое внутреннее предубеждение не позволяет вам это увидеть, но это так. И я уверен, есть какое-то логическое объяснение того, что...
- Логическое объяснение того, почему он не навестил свою дочь и внучку, когда они лежали при смерти после автомобильной аварии?
Кэлеб недоверчиво уставился на Алексис.
- Это не сочетается с вашим представлением о нем, да? - В голосе Алексис звучало злорадство. - Но именно так и было. Ангус напал на маму с руганью. Мама забрала меня, посадила в машину, и мы поехали. Она хотела добраться до Пенсильвании. Была ночь, мама плакала и вела машину с бешеной скоростью, потому что хотела поскорее убраться подальше от дома. Наша машина выскочила на встречную полосу и столкнулась с тяжелым фургоном.
- Наверное, Ангус не знал об этом...
- Мама просила Гаррета позвонить ему. Ангус, по его словам, выслушал его спокойно и с тех пор так ни разу и не объявился. Ни открытки, ни цветов, ни телефонного звонка, чтобы узнать, как мы себя чувствуем.
Кэлеб побледнел. Он уже знал Алексис достаточно, чтобы понять: она не лжет.
- Это действительно совершенно не похоже на Ангуса, - сказал он. Алексис, я понимаю, вы абсолютно убеждены в том, что говорите, но может, вы просто запомнили все не так, как было на самом деле?
- Запомнила не так?! - Она зло рассмеялась, встала и направилась к кухонной двери. - Такие вещи не забываются. Вчера ты любимая внучка своего деда, а сегодня ему наплевать, жива ты или уже умерла.
Кэл был потрясен и растерян. По тому, что Алексис решила уйти, было ясно: ей не хочется продолжать разговор. Кэлеб не мог этого допустить. Он должен защитить Ангуса.
- По-моему, я знаю Ангуса лучше всех на свете. Да, Райен поселился на ферме раньше меня. Да, Грейс - приемная дочь Ангуса. Но я изо дня в день работал вместе с ним пятнадцать лет подряд...
Кэлеб растерянно умолк, потому что на лице Алексис, резко повернувшейся к нему, был написан ужас.
- Значит, он удочерил вашу сестру? Понимая, что сказанного не воротишь, Кэлеб утвердительно кивнул головой.
- Наш отец был работником на ранчо. Когда у него стало плохо со здоровьем, Ангус перевел его на более легкую работу. Мы все трое поселились в этом доме. К тому времени Района бросил отец, и Ангус взял его на воспитание. Мы с Райеном стали чем-то вроде учеников, будущих работников, а отец занимался покраской, чинил забор и вообще поддерживал порядок в усадьбе. Так мы прожили около двух лет, и тут отец умер. Мне к тому времени было уже восемнадцать, и я мог на законных основаниях остаться тут работником, но Грейс было всего шестнадцать. Единственное, что Ангус мог сделать, чтобы нас не разлучили, это удочерить Грейс.
- Я правильно поняла? - Алексис с потрясенным видом снова опустилась на стул. - Мой дед изображал доброго самаритянина по отношению к чужим детям, фактически отказавшись от собственной дочери и внучки?
Кэлеб был в смятении. Обида, прозвучавшая в словах Алексис, стала ему понятна. Он представил себе одинокого, заброшенного ребенка, каким она, наверное, была. У него защемило сердце. Эти чувства страха и одиночества были ему знакомы: Кэл сам их испытал, когда узнал, что отец тяжело болен. Желание защитить Ангуса, доказать Алексис, какой он добрый и хороший, отступило, сменившись чувством жалости и сочувствия. Как ее переубедить?
- Клянусь вам, Алексис, Ангус не отказывался от вас. Он любил вас, тосковал без вас...
- Он бросил нас умирать в больнице, - слабым голосом проговорила Алексис. - Я думаю, этого достаточно.
- А вы уверены, что Ангус знал про аварию? спросил Кэлеб, готовый ухватиться за соломинку, чтобы только не слышать этого безнадежного голоса, отозвавшегося болью в его сердце. Он не поддастся нахлынувшим на него чувствам, не позволит себе ощутить симпатию к ней, сочувствие и понимание. Потому что иначе ему захочется обнять ее, приласкать, поцелуями заставить забыть тяжелые воспоминания и поверить, что дальше все будет по-другому.
- Гаррет клянется, что звонил ему. Проклятье. Кэл рывком поднялся со стула и скорым шагом пошел к конюшне. У него было такое ощущение, как будто за ним гонятся по пятам. "Обними ее. Поцелуй. Приласкай ее". Эти слова, поначалу тихо стучавшиеся в его сознании, вдруг оглушительно загрохотали, отдаваясь болью в висках. Он этого хочет. Не она. Он. Это ему смертельно необходимо подойти к ней, обнять и успокоить, как будто от этого станет легче не ей, а ему самому.
Глава 7
- Сейчас шериф Райен Келли разыскивает его тетю.
- Вот несчастье, - огорченно сказала Рейчел, явно растроганная историей Терри, которую ей рассказала Алексис. - Он ведь еще такой маленький...
- Знаешь, мне иногда кажется, что лучше бы его отсюда не увозили... начала Алексис, но мать перебила ее:
- Знаешь, Алексис, не сравнивай это с тем, что чувствовала сама, уезжая из Техаса. Тебя везли к совершенно незнакомым людям, а Терри едет к своей тете. Это очень большая разница.
Алексис вздохнула.
- Может быть, ты и права.
- Как тебе ранчо? - Рейчел постаралась сменить тему.
Алексис недовольно поморщилась. Неплохо, что мать интересуется ранчо, но, скорее всего, она спросила о нем, просто чтобы отвлечь Алексис от переживаний из-за Терри.
- Такое громадное и сложное хозяйство.
- Отец.., твой дед всегда руководил им железной рукой, и все-таки те, кто у него работал, были ему преданы необычайно.
Один из таких "необычайно преданных" людей получил половину Трех Торфяников, причем не столько за свою преданность, сколько потому, что Ангус считает его членом своей семьи. Если Рейчел сюда приедет, пусть даже когда Ангуса здесь еще не будет, она должна ясно представлять себе ситуацию. Ведь если Ангус и отсутствует, то Кэлеб-то присутствует.
Наверное, уже в десятый раз за это утро Алексис пожалела о том, что арендованный автомобиль сломался в день ее приезда. Не случись этого, Кэлеб не остановился бы, чтобы ей помочь, и был бы сейчас на Аляске.
- Мама, ты знаешь, что у Ангуса есть приемная дочь? - мягко спросила Алексис.
- Что?
- У Ангуса есть приемная дочь, ты слыхала об этом?
Несколько мгновений в трубке было тихо наверное, Рейчел обдумывала новость, - потом послышался ответ:
- Нет, не слыхала.
- Ее отец работал на ранчо. Кэлеб, который получил вторую половину ранчо, - ее родной брат. Он рассказал мне, что, когда их отец умер, он был уже совершеннолетним и имел право остаться работником на ранчо на законных основаниях, а его сестре, Грейс, было всего шестнадцать лет. Так вот, чтобы их не разлучили, Ангус ее удочерил.
- Знаешь, Алексис, это меня не удивляет. Мой отец всегда был очень добр.
Это было сказано таким спокойным тоном, что Алексис, возмущенная до глубины души, выпалила:
- Со всеми, кроме нас.
- Я сама сделала свой выбор, - все так же спокойно сказала Рейчел. - Твой дед ясно предупреждал меня, что за этим последует.
- Только не говори мне, что не держишь зла на него, - сердито проговорила Алексис.
- Я ни на кого не держу зла, Алексис. Да и зачем? Я устала, я так устала. Хочется просто лечь и больше не вставать.
В голосе матери звучала такая безнадежность, что Алексис готова была кусать локти от досады. Вот уж чего она никак не хотела, так это расстроить ее еще больше. Но правда есть правда, какой бы горькой она ни была. К тому же Алексис не хотелось, чтобы эти известия посыпались на голову матери, когда она приедет на ранчо.
Разочарованная и недовольная, Алексис положила телефонную трубку и заходила по кабинету. Работать не хотелось. Да, конечно, неприятно даже думать о том, что дед приютил у себя чужих детей. Нельзя не признать, что он показал себя добрым человеком, позаботившись о том, чтобы брат и сестра жили вместе. Но в то же самое время ее, свою родную внучку, он бросил на произвол судьбы!
Среди ночи Кэлеб услышал, как Алексис тихо спускается вниз по лестнице. Здравый смысл подсказывал, что лучше не вмешиваться. Но любопытство заставило его подняться, натянуть джинсы и выйти из спальни.
Она была в кабинете.
- Что вы тут делаете? - поинтересовался он. Было видно, что Алексис рассержена его вторжением.
- Думаю.
- О чем?
- Мою компанию вот столько отделяет от банкротства, а меня столько же - от новой рекламной концепции. - Алексис показала расстояние между большим и указательным пальцами. - И вот, черт знает почему, я застряла и никак не сдвинусь с места.
Кэлеб перешагнул порог.
- Но если вы застряли, то откуда вы знаете, что решение близко?
- Я это чувствую. - Алексис тряхнула головой и принялась ходить вдоль старого письменного стола.
Кэлеб присел на диван, откинулся на спинку и раскинул руки. Он не мог оторвать глаз от Алексис. Босая, с распущенными волосами, в старых вытертых джинсах и узкой майке на голое тело такой он ее еще не видел. По ее беспокойным метаниям по комнате, по выражению лица ясно угадывалось, что она с головой погружена в то, о чем только что говорила, и никак не может ухватить мелькающую мысль. Не получается. Кэлеб имел свои соображения насчет того, почему это происходит, но после сегодняшнего разговора не хотел говорить об этом. К тому же он чувствовал, что не имеет права вмешиваться. Даже просто войдя в кабинет, Кэл, как ему показалось, ступил на запретную территорию.
И вся эта суета из-за полураздетого мужика и содовой воды?
Смешно.
- Ваша цель - убедить женщин пить содовую, я прав?
Алексис тяжело вздохнула.
- Все намного сложнее. Женщины, увидев рекламу в журнале или по телевидению, находят этого мужчину интересным. Он поддерживает себя в форме, для чего и пьет диетическую содовую. У каждой из них возникает желание быть такой, какая понравилась бы ему, а потому они тоже начинают пить диетическую содовую. -Алексис оторвалась от дивана и снова заходила по кабинету. - Здесь есть еще и скрытое обращение к мужчинам. Если ты хочешь добиться того, чтобы женщины вздыхали по тебе, пей содовую.
Кэлеб почувствовал, как к горлу подступает смех, и, не сдержавшись, прыснул.
- Я вижу, вы можете заставить человека покупать с закрытыми глазами все, что вам захочется! Алексис сердито посмотрела на него.
- Не правда! Мы вовсе не заставляем людей покупать неизвестно что.
В этой потрясающей женщине била через край беспокойная, ищущая выхода энергия, лишь подчеркивавшая ее кипучий темперамент, плотскую чувственность. Кэлеб всем своим естеством ощутил, до чего же она хороша, должно быть, в постели.
- Как я понял, секс вы тоже используете для рекламы?
- Бывает.
- А зачем?
- Но ведь это то, что интересует всех - и мужчин, и женщин.
Кэл рывком поднялся, в несколько шагов нагнал ее, и когда она повернулась, чтобы идти обратно, то чуть на него не наткнулась.
- А чтобы заставить меня покупать содовую, вы тоже прибегнете к сексу?
Он стоял прямо перед ней, босой, с обнаженным торсом, в одних лишь небрежно застегнутых джинсах. Алексис обдало жаром.
Она с трудом разомкнула губы:
- Нет.
Кэл приблизился к ней вплотную.
- Почему же нет?
- Ну, потому что вы... - Алексис перевела дыхание - она чуть не выдала себя, но нет, в эту ловушку ей не попасться, - очень уверены в себе.
- Вы так думаете? - Говоря это, он как бы случайно коснулся пальцами кончиков ее волос.
- Я знаю это, да и вы это знаете. - Алексис подалась назад, чувствуя гулкое биение своего сердца. - А если я буду стоять тут с вами и разговаривать, то вряд ли моя работа от этого выиграет.
Его губы дернулись в заговорщицкой улыбке, от которой сердце Алексис забилось еще сильнее.
- А мне казалось, я, наоборот, помогаю вам, так сказать, стимулирую.., вашу творческую энергию.
- Не нужна мне ваша помощь. Свою работу я делаю сама.
- Ах да, независимая Алексис...
- Это не преступление, - сказала она, поворачиваясь к нему спиной.
- Да ну... - Кэлеб ухватил ее за локоть и развернул лицом к себе.
От прикосновения его пальцев по коже Алексис побежали мурашки.
- Что-то я не слыхала, чтобы кого-нибудь за это сажали в тюрьму.
- Вы правы, - проговорил он, понижая голос до шепота и подступая к ней снова. - Но, клянусь, вы знаете одну женщину, которая так избегает всех, что немногим отличается от настоящей заключенной.
До этого Алексис казалось, что Кэл собирается перевести разговор на Ангуса. Но его намек на ее замкнутость говорил о том, что он интересуется ею. И пришел вовсе не из-за деда. Его привело сюда беспокойство за нее.
При мысли об этом ее затопило теплое чувство. Кэлеб явно переступил через разграничительную линию, молчаливо принятую обоими, и что он собирался делать дальше, Алексис не знала, но в глубине души была готова принять его заботу о ней. Глядя в его затуманившиеся глаза, она подумала, что, наверное, Кэл и сам не знает, что будет дальше.
И случилось то, что должно было случиться. Все противоречия вдруг отступили на задний план. Долго, минуты две, не меньше, они стояли, глядя в глаза друг другу, потом он внезапно наклонился и впился губами в ее губы.
Только не так грубо и властно, как в первый раз, нет, теперь поцелуй был нежен и мягок, а оттого во сто раз слаще и мучительнее, чем тогда. Алексис почувствовала, что тает, растворяется в этом нежном поцелуе и душа ее, взбаламученная безуспешными попытками достичь наконец того, над чем она билась весь вечер, успокаивается. Руки Алексис как будто сами обвились вокруг шеи Кэлеба, он еще теснее прижал ее к себе, обняв за талию, и ничего больше не осталось, кроме этого поцелуя, - ни чувств, ни мыслей, ничего... В голове приятно шумело, горячая кровь толчками бежала по жилам. Как хорошо... В его объятиях она чувствует себя спокойной, защищенной от всех и вся... Это внезапно пришедшее ощущение было неведомо Алексис так давно, что испугало ее, выводя из состояния забытья. Она в панике вырвалась из рук Кэлеба.
- Какого черта вы так себя ведете? - прокричала Алексис.
Кэлеб попятился, глубоко вздохнул.
- Алексис, я знаю, я не должен был вас целовать. Простите.
- Простите? - тихо повторила она. - А вам не приходит в голову, как я себя чувствую, когда вы один день милы и любезны, а другой шарахаетесь от меня? Не хватало только ваших поцелуев, чтобы довести меня до полного помешательства.
Он смущенно потер затылок.
- Понимаю. Вы можете не верить, но в этом нет ничего личного, я ничего против вас не имею.
Несколько мгновений Алексис смотрела в упор на Кэлеба.
- Меня это не убеждает.
После внутренних колебаний, ясно отразившихся на его лице, Кэлеб заговорил снова:
- В старших классах школы и несколько лет после я встречался с одной девушкой. Думал, я ее люблю. - Кэлеб, пожав плечами, добавил:
-Наверное, так оно и было.
- А она вас бросила... - раздраженно вставила Алексис.
- Нет, это не она меня бросила. Я бросил ее.
- О, - только и сказала обескураженная Алексис.
- Недель за шесть до того, как мы с Кэти должны были пожениться, я встретил другую женщину. Беки, ее звали Веки, ворвалась в мою жизнь словно вихрь, и все пошло кувырком. Я отменил свадьбу, разорвал помолвку и в первый же день, не успело солнце закатиться, уже был с ней в постели.
Кэлеб замолк на несколько долгих минут, стуча пальцами по столу. Наконец Алексис не вытерпела.
- И что было дальше? - с любопытством спросила она.
- Я покупал ей, что она ни попросит, ездил с ней, куда она захочет, забросил работу на ранчо и вообще полгода следовал за ней как приклеенный, мечтая только об одном - когда мы снова окажемся в постели.
Алексис просто остолбенела от удивления. Было очень трудно представить себе, чтобы такой твердокаменный мужчина вдруг стал податливым, словно глина, в женских руках.
- И дальше?
- А дальше то, что она через полгода вышвырнула меня.
- И что вы потом делали?
- В основном пил. Но в один прекрасный день до меня дошло, как же я унизил и оскорбил Кэти. Я совсем забыл про свою сестру, порвал почти всякие связи с Ангусом. В общем, мне стало понятно, каким я был дураком.
- Что ж... Каждый хотя бы раз в жизни поступает глупо.
- Но не до такой же степени. - Кэлеб устало потер ладонями лицо. Послушайте, Алексис, мне действительно жаль, что так все происходит. Тот урок не прошел для меня даром, я узнал самого себя. Я тогда потерял голову и не хочу, чтобы это повторилось еще раз. Вот почему я стараюсь всегда держать себя в руках. Этим все и объясняется.
- Ладно, я вас не виню, - сказала Алексис, направляясь к столу. - А теперь прошу прощения, мне надо работать.
Даже не пытаясь еще что-то сказать в свое оправдание, он вышел за дверь. Алексис бессильно опустилась на стул и помассировала пальцами веки. Что ж, в каком-то смысле ей повезло, что не успела связаться с человеком, который до сих пор не оправился от своих любовных переживаний. И все-таки ей было грустно и тяжело. Повстречай она Кэлеба при иных обстоятельствах, в другое время, им могло бы быть так хорошо вместе. Но теперь ей ничего не остается, как держаться от него подальше.
Алексис не согласна быть на вторых ролях. Быть номером вторым в жизни мужчины - нет, это не по ней. Впрочем, как ни печально, ей не довелось пока быть номером первым ни для кого.
Глава 8
- Алексис, ваша мать звонит.
Алексис подняла глаза от бумаги, которую читала. В проеме полураздвинутой двери в кухню стояли Кэлеб и рядом с ним, прижавшись к его бедру, Терри. Присутствие ребенка как-то смягчало суровую, мужественную внешность Кэлеба, придавая ему некий домашний вид.
Алексис скользнула взглядом по атлетической фигуре Кэлеба, по туго натянутой на груди майке, и сердце у нее забилось. Ей сразу вспомнилось все, что он сказал ей прошлым вечером. И теперь она не знала, как себя с ним вести и, что еще хуже, как ей держать в узде свои собственные чувства.
- Мама? - переспросила Алексис. Ее удивило, что Рейчел сама звонит на ранчо, и еще ей показалось странным, что Кэлеб не воспользовался моментом, чтобы поговорить самому с блудной дочерью Ангуса, как она от него ожидала.
Алексис взяла из рук Кэлеба трубку радиотелефона.
- Мама?
- Как ты там, дорогая?
- Хорошо, у меня все в порядке, - ответила Алексис веселым голосом, все еще не оправившись от удивления. И вдруг у нее возникла мысль, что ведь это, наверное, неспроста. - Как дела у тебя? Что-нибудь случилось? - взволнованно прокричала она в трубку.
Мать засмеялась.
- Да нет, ничего не случилось. Просто я беспокоилась. Ты была вчера так расстроена из-за Терри, что, по правде говоря, твое состояние передалось и мне. Вот, решила тебе позвонить и убедиться, что все в порядке.
- У меня все хорошо, - еще раз повторила Алексис и, не удержавшись, вздохнула. - Если, конечно, не считать, что всю неделю бьюсь как проклятая над новой рекламной концепцией и ничего не выходит. Все дни прошли впустую.
- Слишком много работаешь, я вижу.
- Да. Сегодня, например, просидела до четырех утра, все пыталась вымучить свою идею, да так ничего и не вышло. Ну а в полшестого явился Терри, забарабанил в дверь. Пришлось идти вниз, приготовить ему завтрак, потом мы поиграли в слова, сходили на конюшню...
- Отдохни. Сделай перерыв. Ради всего святого, поспи хоть одну ночь как следует.
- Отосплюсь, когда налажу рекламную кампанию.
Рейчел раздраженно фыркнула.
- Ты никогда не наладишь эту свою кампанию, если не будешь высыпаться.
- Ну, знаешь, у меня не слишком-то большой выбор. Если я не заработаю в ближайшее время нужную сумму, мы все потеряем, - пояснила Алексис. Ей было крайне неприятно объяснять матери очевидное. А правда состояла в том, что, если она не восстановит финансовое положение компании, ее мать потеряет единственное, чего она добилась в жизни, добилась с таким трудом.
- Знаешь, компания значит для меня не так уж много. У меня прекрасный дом, устойчивое материальное положение, дочь-красавица... Скажу откровенно, эта компания - жалкая капля в океане бизнеса - последнее, о чем я беспокоюсь.
Если бы мать это говорила, чтобы не показывать, что она на самом деле чувствует, Алексис было бы гораздо легче. Но нет, ей было известно, что это отражает истинное настроение Рейчел. Горевший в ней некогда огонь угас.
- Как я вижу, меня ждут тяжелые времена, ведь, пока ты равнодушно созерцаешь происходящее, мне одной придется поднимать компанию.
Старания Алексис расшевелить мать, заставить ее рассердиться пропали даром - Рейчел рассмеялась.
Алексис охватило отчаяние. Усталая, невыспавшаяся, почти не осознавая, что делает, Алексис отключила телефон, не дав матери хоть что-то сказать в ответ. Подняв глаза, она натолкнулась на пристальный взгляд Кэла.
- Не слишком ли резко вы с ней говорили?
- Да что вы об этом знаете и какое вам дело, черт вас побери? - гневно выкрикнула Алексис, поднимаясь из-за стола. - Тем более что, как я понимаю, мы с мамой для вас словно кость в горле.
Она круто повернулась, чтобы уйти, но Кэлеб остановил ее, схватив за руку.
- Я не слышал, что говорила вам мать, но из того, что говорили вы, понял: она отпускает вас на свободу.
Алексис резко выдернула руку.
- А я этого не хочу, понятно? - Она запрокинула голову, устремив полный безнадежности взгляд в небеса:
- Неужели этого никто не видит? Неужели только я одна понимаю, как плохо моей матери?
Кэлеб несколько мгновений молча смотрел на Алексис.
- Так вы в самом деле считаете, что, кроме вас, никто этого не понимает? спросил он наконец.
- Получается так.
- Тогда подумайте вот о чем. Если этого никто не видит, так, может, это и не правда?
Алексис посмотрела на него в упор.
- Вот именно что правда. Если б я в этом не была уверена, разве приехала бы сюда? Вспомните, что я говорила вам в первый день. Если б это была не правда, неужели же я приехала бы на это Богом забытое ранчо? Да ни за что! А сейчас прошу прощения.
С этими словами Алексис ушла, а Кэлеб остался стоять посреди двора. Ему подумалось, что она, должно быть, поднимется в свою спальню и ляжет спать. На всякий случай он крадучись последовал за ней в кухню, потом до лестницы, где и постоял, пока не услыхал, что Алексис закрылась в спальне. Кэлеб нашел Терри, и они потихоньку вышли во двор.
- Давай не будем шуметь, пусть Алексис немножко поспит, - сказал он мальчику.
- А что мы будем делать?
- Ну, прежде всего снимем с тебя эти девчачьи штанишки, наденем что-нибудь другое, а потом покатаемся на лошади.
Терри радостно кивнул головой.
И тут зазвонил телефон. Кэлеб испугался, что Алексис поднимет трубку. Не надо, пусть лучше поспит. Он вошел вчера в кабинет вовсе не для того, чтобы целоваться с ней, у него и в мыслях не было рассказывать о себе, он никоим образом не хотел, чтобы она почувствовала себя отвергнутой. А Алексис, наверное, по своему давнему обыкновению винить во всем только себя, считает, что и в своих отношениях с ним во всем виновата она сама. А ведь это его вина, а не ее.
Кэлеб быстро схватил трубку.
- Алло, это Три Торфяника.
- Здравствуйте еще раз.
- Здравствуйте, миссис Эллиот, - смущенно произнес Кэлеб.
- Судя по всему, я буду звонить дочери не раз и не два, а потому давайте сразу покончим с формальностями. Зовите меня просто Рейчел.
- Рейчел, - в смущении повторил Кэлеб. Райт много слыхал об этой женщине, не так чтобы уж очень плохое, но и не особо хорошее, но что у нее такой мягкий, обволакивающий голос, в котором словно дрожит улыбка, - этого он не знал. Кэл и думать не думал, что эта женщина может вызвать иные чувства, кроме неприязни. Однако же, разговаривая сейчас с ней, он почувствовал, что его отношение к ней меняется.
- Могу я поговорить с дочерью?
- Знаете, миссис... Рейчел, она ушла в свою спальню, и мы с Терри надеемся, что она наконец поспит.
- Я поняла. Скажите ей, что я звонила и позвоню еще раз попозже.
- Могу сказать ей, чтобы она сама вам позвонила, - осторожно предложил Кэлеб.
- Это было бы прекрасно. Я так расстроена, и не только из-за того, что она бросила трубку. С тех пор как в компании начались неурядицы, Алексис места себе не находит. Это совершенно лишнее. Алексис не хочет терять эту фирму, хотя, по правде говоря, это наш вовсе не единственный источник средств существования. Пятнадцать лет подряд, пока она не стала ее президентом и не превратила ее в нечто такое, чего никто не ожидал, компания эта была просто моим хобби, и все. И вот, вместо того чтобы спокойно признать поражение, учесть свои ошибки и идти дальше, Алексис задалась целью во что бы то ни стало спасти компанию. - В трубке послышался вздох. - Меня восхищает ее самоотверженность, но я ее не понимаю. И не позволю ей вогнать себя в гроб ради такой ерунды, как деньги.
Кэлеб безоговорочно согласился бы с Рейчел, если б не произнесенное ею слово "самоотверженность", которое навело его на мысль, что отношение Алексис к своей рекламной компании можно сравнить с тем, как сам он относится к Трем Торфяникам.
- Вряд ли вам удастся ее остановить.
- О, вы меня еще не видели в действии. - По голосу Рейчел нетрудно было догадаться, что она улыбается.
Кэлеб ухмыльнулся. Этой женщине можно верить.
- Значит, скоро увидим...
- Да, - неожиданно твердо и решительно ответила Рейчел. - Да. Насколько я помню, Алексис говорила, у нее осталась еще неделя или около того, чтобы принять окончательное решение. Так что, если мне не удастся вразумить ее в ближайшие день-два, думаю, мы скоро увидимся.
Кэлеб со смехом отключил связь и хотел положить трубку. Да так и застыл с протянутой рукой.
Он только что самым беспардонным образом разрушил Ангусов план. И сам навел Рейчел на мысль приехать на ранчо на неделю раньше срока!
- Позвоните матери, - как бы между прочим сказал Кэлеб, чистя картошку. Алексис делала котлеты, а Терри возил туда-сюда по столу игрушечный грузовичок. - Узнаете, что она хотела.
- Так вы с ней говорили?
Стараясь уловить, что в этом может быть плохого, Кэлеб пожал плечами:
- Немножко.
- И она вас убедила, что я ненормальная.
- Ваша мать вовсе не считает вас ненормальной. Она думает, что вы переутомились.
- Я переутомилась, правда. Но теперь поспала и чувствую себя отлично. И все равно считаю: происходит что-то не то.
- Алексис, по мнению вашей матери, у нее все в порядке. Судя по голосу, она довольна и счастлива.
- И мама вас убедила, что я свихнулась.
- Да нет, ничего подобного. - Кэл отрицательно помотал головой. - Если хотите знать мое мнение, то я целиком поддерживаю вашу преданность своему делу. Мне сегодня пришло в голову, что вы относитесь к вашей компании примерно так же, как я к ранчо. Так что мне понятно, почему вы решили во что бы то ни стало спасти ее. Я целиком на вашей стороне, - Но?..
- Никаких "но" нет, - Кэлеб старался придать своему голосу убедительность. По его мнению, все, что Алексис надлежало сделать, так это позвонить Рейчел и убедить ее, что все хорошо и прекрасно. Тогда ее мать отложит свой приезд. Однако, стоит только Алексис заподозрить неладное, она ни за что не позвонит, а тогда Рейчел и не подумает отложить свой приезд.
- И все же какие-то свои соображения у вас есть. Если вы мне не скажете, в чем дело, я окончательно уверюсь, что вы считаете меня сумасшедшей.
Кэлеб вздохнул. Господи, да эта женщина, если поставила перед собой цель, прет к ней как танк.
- Ну, хорошо. Если хотите знать, что я думаю, то скажу. Я восхищаюсь вашим напором, вашим мужеством, вашей решимостью спасти компанию. Но.., но, повторил он громко, желая поддразнить ее, потому что, видит Бог, она его довела до белого каления, - я думаю, вы здесь потому, что вам захотелось взять тайм-аут, а вовсе не ради того, чтобы спасти свою мать.
Секунд тридцать Алексис молча смотрела на него широко открытыми глазами, потом бросила:
- Ерунда, - и пошла обратно к плите. Кэлеб бросил картошку, оперся спиной о раковину, сложив руки на груди, и сказал ей вслед:
- Да ну?! Вы так думаете? А я считаю иначе. Алексис обернулась.
- Если вы хотите вызвать меня на спор, то зря стараетесь. Я не собираюсь оспаривать то, что не имеет никакого смысла.
- Имеет, еще какой. Вы испугались, столкнувшись с вопросами, на которые не находите ответа. Вы не знаете, почему рухнула ваша компания. Вы не знаете, как поправить дело. Вы даже не можете придумать добротную идею для вашего единственного клиента, который платит вашим адвокатам просто из благодарности за прекрасную рекламу, которую вы создали для него в прошлом году. И вот, инстинктивно ища спасения, вы сосредоточили свое внимание на проблемах, которые якобы есть у вашей матери, и таким образом у вас появилось оправдание. Мол, мне не до этого, потому что я занята другим. И ко всему прочему искусственно ограничили свое поле деятельности, засев на ранчо, за тысячи миль от офиса вашей компании. Но вы не бежали, чтобы сделать себе короткую передышку, нет, вы здесь ради спасения вашей матери.
Алексис смотрела на него, открыв рот.
- Вы кретин, - проговорила она наконец.
- Вы хотели знать, что я думаю, требовали, чтобы я высказал свое мнение. Что ж, вот оно. А дальше поступайте как хотите. В конце концов, это ваши проблемы.
- А как насчет ваших? Может, мне тоже поступить так, как поступили вы, когда вас бросила та девица?
Было ясно, что Алексис сказала это, движимая гневом и обидой, а потому Кэлеб постарался сохранить хладнокровие.
- Это совершенно разные вещи, - произнес он спокойным тоном.
- Неужели? - в голосе Алексис звучала насмешка.
Он сощурился.
- Никаких "неужели". В одном случае речь идет о личных вопросах, а во втором - о деловых. Кроме того, вы же не поступали по-идиотски.
- Уж не хотите ли вы сказать, что вышли из положения самым что ни на есть достойным образом? Это нетрудно - бросать туманные фразы типа "я поступил по-идиотски", хотя на самом деле все как было, так и осталось. Если хотите знать мое мнение, то вы просто спрятались от самого себя.
Кэлеб в изумлении вытаращил глаза.
- Что значит "спрятался"? Никуда я не прятался, ни от себя, ни от других. Ведь я не побоялся вернуться на ранчо, хотя знал, что работники станут смеяться надо мной, а местные сплетницы будут перемывать мне косточки.
- Ну конечно. Но ведь это только одна сторона дела, та, что полегче. На вторую попытку смелости у вас уже не хватает. Как же, страшно. Я, по крайней мере, достаточно отважна, чтобы не выходить из игры. А вы решили держаться в стороне. Так оно безопаснее.
- Ну, насчет второй попытки, - заговорил Кэлеб, глядя в упор на Алексис, я, может, и попытался бы еще раз, повстречайся мне та женщина, которая мне нужна. Но пока что все ограничивалось лишь чисто сексуальным желанием. Ну а в наши дни секс - штука недорогая, так что не вижу смысла относиться к этому серьезно. Овчинка выделки не стоит.
С этими словами Кэлеб подошел к столу, взял котлеты и направился во двор, к грилю. Как только он исчез за дверью, Алексис бессильно оперлась о раковину.
Глава 9
Услышав стук в дверь, Алексис поспешила в прихожую.
- Иду! - крикнула она, быстро спускаясь по лестнице, хотя прекрасно знала, что ее не услышат. Не успела Алексис ступить на последнюю ступеньку, как дверь открылась и на пороге появился Райен Келли. Оказывается, у него был свой ключ.
- Простите, - с улыбкой сказал он, застыв на месте со шляпой в руке.
- Не за что. Кэлеб рассказывал мне, что раньше вы жили здесь. Мне было бы даже неудобно, если б вы из-за меня решили, что надо стучать, прежде чем войти.
- Благодарю.
- Кэлеб на конюшне, - весело продолжала Алексис.
- Вообще-то мне хотелось поговорить с вами обоими. Дело в том, что я нашел родственницу Терри. Я позвонил ей и, поскольку никого не было дома, оставил сообщение на автоответчике.
- Я позову Кэлеба.
- Нет, лучше я. - Райен качнул головой. - А вы лучше принесите чая со льдом во двор, мы там сядем и решим, что и как.
- Вряд ли от нас тут что-то зависит.
- Ну, мы же не отдадим Терри кому попало, бодрым тоном сказал Райен. Ладно, пойду приведу Кэлеба, а потом все обсудим.
К тому времени, когда наконец появились оба друга, Алексис уже давно расставила на столе кувшин с чаем и стаканы и размышляла о том, почему они задержались. А что, если мужчины все обговорили и решили без нее?
- Спасибо, Алексис, - сказал Райен, присаживаясь к столу и наполняя свой стакан.
- Вы, случайно, уже не обсудили все без меня? - поторопилась спросить Алексис, чтобы у них и мысли не возникло, что ее можно обмануть.
Райен рассмеялся, а Кэлеб сердито фыркнул.
- Разве вы хоть что-то упустите, чтобы не вмешаться? - воскликнул он, вздымая руки.
- Я не желаю, чтобы за моей спиной принимались важные для меня решения.
- Так вот что я вам скажу, мисс Острый Язычок. Хотя все это вас и не затрагивает непосредственно, мы все-таки ничего не решали, потому что хотим узнать ваше мнение.
Алексис с удивлением взглянула на Райена.
- Вас действительно интересует мое мнение?
- Ну, вы женщина, - смущенно начал Райен, - а мы с Кэлом не большие мастаки по части тонкого обхождения. Нас всегда выручала его сестра Грейс.
- Особенно на Рождество, - вставил Кэлеб.
- Особенно с женским полом, - добавил Райен и поднес к губам стакан.
Последнее замечание почему-то задело Райта. Ему было непонятно, с чего это Райен решил намекнуть Алексис, что они полные профаны в отношениях с женщинами, но в том, что это было сделано не случайно, Кэлеб был уверен.
К счастью, Алексис то ли не расслышала слов Райена, то ли просто предпочла пропустить их мимо ушей.
- Итак, как мы поступим с Терри? - Алексис посмотрела на мужчин.
- У меня пока нет определенного мнения, сказал Райен. - Мне кажется, надо обсудить основные, так сказать, параметры. К примеру, если это именно та самая Мария Дженкинс, то надо ли нам выяснять ее материальное положение, прежде чем отдавать ей Терри? То же и насчет того, нет ли на нее досье в полиции. Или, может быть, учитывая их кровное родство, отдать ей Терри независимо ни от чего? Конечно, если она захочет его взять.
Алексис с шумом выдохнула воздух.
- Как это "если она захочет его взять"?
- Я понимаю, это звучит не очень приятно, но ведь надо учесть все варианты, - ответил Райен. -Мы, по сути дела, ничего не знаем. Например, в результате нашего расследования может оказаться, что у Марии Дженкинс денег куры не клюют, но Терри она брать не хочет. Или, наоборот, она из последних бедняков, но очень милая, порядочная женщина и станет для мальчика настоящей матерью. То есть мы должны принимать во внимание все.
- Не могу поверить, что кто-то может отказаться от Терри.
- А вы поверьте, Алексис, - сказал Райен. -Ну а что касается ребенка, то, по-моему, независимо ни от чего окончательное решение надо оставить до нашей встречи с Марией Дженкинс.
Лицо Алексис посветлело.
- Вы хотите сказать, мы будем настаивать, чтобы она приехала сюда?
Райен утвердительно кивнул головой.
- Мы скажем, что ей необходимо приехать, чтобы забрать Терри и его бабушку. Это будет совсем не лишним, потому что Берта, выйдя из больницы, вряд ли будет в состоянии добраться до Нью-Мексико самостоятельно. Ну а когда Мария приедет, мы хорошенько посмотрим на нее и все решим.
- Я согласен, - сказал Кэлеб. От него не ускользнуло, какой радостью засияли глаза Алексис, когда она узнала, что увидится заранее с возможным опекуном Терри. Ему подумалось, что Алексис наверняка не станет противиться отъезду мальчика, если увидит, что его тетя женщина порядочная и любящая. Что-то ему подсказывало, что ее колебания проистекали из боязни оказаться бессильной, не иметь возможности как-то влиять на ход вещей. За те несколько дней, что прошли со дня знакомства с Алексис, Кэлеб уже успел понять: бессилие - это то, чего ее душа категорически не принимает.
- Ну, значит, решили.
Алексис произнесла эти слова веселым голосом, тон ее выражал уверенность, что они все делают правильно, но ее руки, лежавшие на коленях, как заметил Кэлеб, судорожно сжимались и разжимались. У него защемило сердце. Она волновалась за Терри.
- Для нас с сестрой было великой удачей переехать к Ангусу, - тихо сказал Кэл. Ему ужасно захотелось накрыть ее руки ладонями просто так, по-дружески, в знак сочувствия и поддержки, но он решительно отмел этот неуместный порыв. Хватит и того, что уже произошло между ним и Алексис. Стоит только выйти за рамки, как тут же на голову посыплются неприятности.
- Для меня день, когда Ангус взял меня к себе, был самым лучшим из всех, вступил в разговор Райен. Он с улыбкой кивнул в сторону Кэлеба:
-Здесь я нашел то, чего не дали мне родители, брата. Хорошо, если у тетки Терри есть дети.
- Может быть, - тихо произнесла Алексис. Она сказала это так печально, что сердце Кэлеба снова сжалось, ему захотелось хоть как-то помочь ей, успокоить ее. Но как? Что бы они с Райеном ей сейчас ни говорили, это все равно не поможет. Алексис не довелось жить в счастливой, дружной семье, играть со своими ровесниками. Она помнила совсем другое - пустой, бездетный дом, где были одни только бессердечные взрослые, которые ее не любили и считали обузой.
- Все будет хорошо, - сказал он, глядя на Алексис и все-таки накрыв своей ладонью ее нервно стиснутые руки. Райен удивленно поднял брови, но Кэлеб сделал вид, что не заметил этого. Он только что понял, почему ему так жалко Алексис. Если бы не Ангус, он сейчас тоже, наверное, страшился бы за будущее Терри так же, как она. Чувство благодарности к ее деду, смутное ощущение вины перед Алексис - ведь любовь Ангуса, предназначенная внучке, досталась ему, чужому мальчишке, - все это просто обязывало Кэлеба постараться как-то поддержать ее. Он никаких рамок не переступает и ни в чьи дела не лезет, только делает то, что должен, не больше и не меньше.
- Ну, я, пожалуй, пойду. - Райен отодвинул стул и встал. - Как только что-нибудь узнаю, позвоню.
Проводив взглядом удалявшегося друга, Кэлеб участливо сжал руку Алексис.
- Я понимаю, судьба не слишком часто вам улыбалась с тех пор, как вы уехали из Трех Торфяников, но давайте не будем заранее волноваться за Терри. Возможно, у него все сложится по-другому. Давайте будем верить, что его тетка неплохая женщина, и надеяться на лучшее.
Алексис взглянула на него с вымученной улыбкой.
- Мне вообще свойственно волноваться по любому поводу.
- Что есть, то есть. Бог свидетель, - согласился Кэлеб, радуясь тому, что ее настроение вроде бы приходит в норму. Да, уж подвалило, так подвалило: история с Ангусом, история с Рейчел, теперь вот история с Терри, и это не считая отношений с Алексис. И долго, интересно, это будет продолжаться? И что еще впереди?
- Пойду-ка я на конюшню, выведу самого норовистого жеребца и не вернусь, пока его не объезжу.
Алексис улыбнулась.
- А у вас, случайно, нет еще одного такого жеребца?
- Есть, да только я вас к нему и близко не подпущу. Не пройдет и пяти секунд, как он понесет вас Бог знает куда, а за ним ринутся и все остальные лошади. Что я тогда буду делать? - Кэлеб собрался было уйти, но задержался, обернулся к Алексис и легонько сжал ее подбородок пальцами. - У вас слишком мягкое сердце, - произнес он и быстро пошел к калитке.
На следующий день звонка от Райена ждать пришлось недолго. Было еще утро, когда он позвонил и сообщил, что тетка Терри, выехав из дома еще вечером на машине, только что прибыла в Кроссроудз-Крик и планирует посетить свою мать в больнице. Но сначала она хочет увидеться с Терри.
Те двадцать минут, что Райен с Марией ехали от конторы шерифа до ранчо, показались Алексис вечностью. Но вот наконец перед домом затормозил полицейский автомобиль, и из него вышла Мария. И в то же мгновение Терри с радостным криком: "Тетя Мари!" - бросился к ней со всех ног. - Терри! крикнула та в ответ, подхватывая мальчика на руки.
Это была копия Берты, только помоложе, - невысокая полноватая женщина с добрым лицом.
Мальчик прильнул к ней и заплакал. Кэлеб и Алексис с тревогой переглянулись. Однако оказалось, что тревожиться не из-за чего.
- Мария рассказала мне, пока мы ехали, что, когда Терри был совсем маленький, она жила у сестры, матери мальчика, - негромко заговорил Райен. - Я ее ни о чем не спрашивал, она сама принялась мне рассказывать, как нянчилась с племянником, как они проводили вместе Рождество и как она недавно приезжала к Берте. - Район мгновение помолчал, переводя взгляд с Кэлеба на Алексис. Терри знает свою тетку, в этом нет сомнений, да и она его любит.
- Да, я вижу, - радостно согласилась Алексис. -У меня просто от души отлегло. - С этими словами она с приветливой улыбкой подошла к Марии и Терри и принялась о чем-то оживленно с ними разговаривать, гладя мальчика по голове.
- Вот видишь, не о чем беспокоиться, - пробормотал себе под нос Райен.
- Вы очень хорошо сделали, что пригласили Марию, - сказал Кэлеб, когда готовил с Алексис ужин.
- Ой, она всю ночь провела за рулем, а тут еще беспокойство из-за матери, да и с Терри тоже предстоит много хлопот. Столько сразу всего, со смехом ответила Алексис.
- И для ребенка это тоже неплохо - поужинаем все вместе, а потом он уедет с Марией, - поддержал ее Кэлеб, который стоял у раковины и промывал листья салата. Он хотел сказать еще что-то, но не успел - задняя дверь открылась и в кухню влетела неожиданная гостья - Грейс.
- Привет! - Девушка бросилась на шею брату.
- Вот уж не ждали, - удивленно и радостно отозвался тот и повернулся к Алексис:
- Моя сестра Грейс.
Погруженный в мысли о Терри, Кэлеб совсем забыл, что Алексис, должно быть, настроена против его сестры еще больше, чем против него самого или Района. Ведь она - приемная дочь Ангуса и приходится Алексис вроде бы как теткой.
- Как поживаете? - осторожно осведомилась Алексис.
- Спасибо, хорошо. Рада познакомиться, - сказала Грейс, устремляя на нее изучающий взгляд.
Женщины были так похожи одна на другую, что их можно было принять за родственниц. Волосы у Грейс были посветлее, чем у Алексис, но такие же густые. У Алексис глаза были светло-зеленые, у Грейс - голубые. И в тех, и в других светилось любопытство. Было ясно, что обе женщины вызывают друг у друга жгучий интерес.
Но и та и другая предпочли ни о чем не заговаривать.
- Вы поужинаете с нами? - вежливо спросила Алексис.
На лице Грейс появилось огорчение:
- Я обещала Райену и Медисон поужинать у них. Сюда забежала ненадолго, посоветоваться с Кэлебом.
- Ты со мной никогда ни о чем не советовалась, разве что...
"Хотела, чтобы я помог тебе что-то скрыть от Ангуса", - чуть не вырвалось у Кэлеба, но он вовремя опомнился и прикусил язык. Ни к чему осложнять еще больше и так непростые отношения между двумя женщинами.
- Никогда, никогда, - сказала Грейс недовольно. - То, что я тебе скажу, ты никогда от меня не слышал. Это хорошая новость, - добавила она, но глаза ее почему-то наполнились слезами.
Кэлеб, растерянный и встревоженный, бросился к сестре, присевшей у стола.
- Что случилось? - почти прокричал он.
- Да ничего страшного, Кэл, - ответила Грейс со слезами в голосе. - Не обращай внимания, я стала такой плаксой... Просто я беременна.
- Что? - Кэлеб с недоверием глядел на сестру.
- Я жду ребенка.
- Но ты же не... Грейс рассмеялась.
- Да мы с Ником уже давно женаты.
- Так, значит, - сказал Кэлеб. Ему вовсе не показалось забавным, что сестра с такой легкостью рассказывает о том, что тайком ото всех вышла замуж. Как-то все это странно. И тут до него дошел наконец смысл того, о чем она сообщила. У его маленькой сестренки будет ребенок. - Ты беременна, неуверенно произнес он, прикасаясь пальцами к ее лицу. - Беременна.
Алексис застыла, словно в оцепенении. Мысли в голове ворочались с трудом. Ей подумалось, что, приехав сюда, она не только должна быть готова к вероятной встрече с дедом, но и сама становится как бы частью его нынешней жизни. Ребенок, за которым она ухаживала, - внук его соседки. Дом, в котором навела порядок, - его дом. Вот Кэлеб подошел к сестре, гладит ее по лицу... Как будто сквозь пелену пробилась до ужаса ясная мысль - то, что Алексис чувствует по отношению к нему, не просто увлечение, ее не просто тянет к нему как к мужчине. Нет, это любовь. Наверное, она уже любит этого человека, которому до нее нет никакого дела.
Глава 10
На следующий день, собирая Терри в дорогу, Алексис твердо пообещала себе не плакать и держать себя в руках. Мальчик едет в хорошую семью, с женщиной, которая полна решимости заботиться не только о нем, но и о его бабушке, так что не о чем беспокоиться. В судьбе Терри наметился поворот к лучшему.
Автомобиль, на котором приехала Мария, был устаревшей модели, но, как сразу же отметила Алексис, в хорошем состоянии и сиял чистотой. Следом подъехал и Райен на полицейской машине. Они вышли из машин и направились к крыльцу, где их ожидали Кэлеб, Терри и Алексис.
Мария взяла Алексис за руку.
- Большое вам спасибо, что заботились о Терри.
Алексис улыбнулась:
- Это было совсем нетрудно. Он замечательный мальчик.
- Это правда. - Мария бросила ласковый взгляд на стоявшего рядом племянника. Терри весь просто лучился счастьем.
- Слушайся Марию и бабушку, ладно? -Алекс потрепала его по волосам.
- Ладно, - буркнул Терри, потупившись.
- Мы же не будем плакать, правда? - Алексис приподняла подбородок Терри. Губы мальчика вздрагивали. - Ну-ну, - нежно прошептала она, обнимая Терри. Он обхватил ее за шею и прижался к ней всем телом. Алексис закрыла глаза. Она не будет плакать. Ни за что. Все идет как надо. - Я буду скучать по тебе, шепнула Алексис на ухо мальчику и отстранилась, чтобы посмотреть ему в глаза. - Но я очень рада за тебя. У тебя такая хорошая тетя, да и бабушка будет с вами. У тебя все будет замечательно, вот увидишь.
Терри, сопя носом, кивнул.
- А потом, если ты уедешь, это же не означает, что мы больше не увидимся. - Алексис мгновенье постояла как бы в раздумье. - А знаешь что? Почему бы вам на следующее лето не приехать на ранчо на пару недель? Думаю, Кэлеб не будет против.
Терри мгновенно оживился.
- А можно?
- Почему же нет? - Алексис бросила быстрый взгляд на Райта, который не сводил с нее глаз. - Как вы думаете, - обратилась она к нему, - может Терри провести с нами недельку в следующем году?
- Конечно, - с готовностью подхватил Кэлеб. Он наклонился и взял мальчика на руки. - Мы же не закончили уроки верховой езды? Вот и закончим.
- Хорошо, - сказал Терри, обнимая Кэлеба за шею.
- Значит, договорились. - Он ласково прижал мальчика к себе, потом поставил его на землю.
- Нам, пожалуй, пора ехать, - сказала Мария. -Я оставила маму дома, она хотела позвонить кое-кому из знакомых, дать свой новый адрес и телефон. Мы сейчас за ней заедем - и в путь.
Видя, что Алексис, Кэлеб и Терри так и будут стоять, переминаясь с ноги на ногу, не в силах расстаться, Мария взяла племянника за руку и подвела его к машине.
- Мы будем писать вам письма, - сказала она, поворачиваясь к Алексис и Кэлебу.
Алексис, с застывшей на губах улыбкой, кивнула головой. Райт положил ей руку на плечо, но она, хотя ей это было приятно, подалась в сторону. Ей не хочется ничьей поддержки. Она в ней не нуждается.
- Ну, пойду-ка я в свой офис, может, что-нибудь хорошее в голову придет, веселым голосом сказала Алексис. Кэлеб и Райен остались на месте, глядя вслед машине, исчезающей за горизонтом.
- Эй, а вам не кажется, что сегодня можно взять выходной? - крикнул Кэл в спину удаляющейся Алексис.
Она обернулась и посмотрела на него с принужденной улыбкой:
- Нет. Я достаточно наотдыхалась. Думаю, пора себя подстегнуть и заставить заняться делом. Алексис взбежала по ступенькам крыльца.
- Ты представить себе не можешь, что это такое, - сказал Кэлеб Райену, когда она исчезла за дверью. - Я вчера вечером заглянул к ней, так от нее просто пар шел. Да, творить - это тебе не в бирюльки играть.
- Мне ли не знать, - отмахнулся Райен, жена которого, Медисон, тоже была не чужда творчества. Он вздохнул. - Хорошо хоть Алексис не слишком переживает из-за отъезда Терри. И вообще, если человек способен вернуться к работе, значит, худшее позади.
- Я согласился бы с тобой, если б странности в ее поведении появились лишь сегодня. Но еще вчера, когда Грейс была тут, я заметил, что Алексис как-то переменилась.
- Ты думаешь, эта перемена как-то связана с беременностью Грейс? Кэлеб помотал головой.
- Не знаю. Я вообще ее больше не понимаю. Вроде бы она ненавидит своего деда, но я представить себе не могу, чтобы такой сердобольный человек, как Алексис, мог кого-то ненавидеть. Она якобы старается спасти свою мать, но что-то я не заметил, чтобы мать нуждалась в спасении. Говорят, Алексис гений рекламы, но смотри она собрала в дедовом кабинете кучу аппаратуры и бумаг, а что-то толку никакого пока нет.
- Может, сказать Медисон, чтобы пришла и поговорила с ней?
Кэлеб, немного подумав, отрицательно покачал головой.
- Нет, не надо, - твердо сказал он. - Алексис не любит, когда вмешиваются в ее дела.
- Ну ладно, - согласился Райен. - Если вдруг я понадоблюсь.., или Медисон, звони.
- Хорошо, - рассеянно отозвался Кэлеб.
Райен подошел к своей машине, нерешительно потоптался, явно собираясь сказать что-то еще, но раздумал и решительно открыл дверцу. Кэлеб этого не видел. Мыслями он был в кабинете, с Алексис. Вообще-то ему не нравились сложности и смущающие душу неясности в отношениях с женщинами, но на этот раз все иначе. Райт не испытывает желания непременно и любым путем ей понравиться. Такого чувства, что Алексис единственная и незаменимая, что без нее он просто не может, тоже нет. То, что Кэлеб испытывает к ней, - это скорее старое доброе сочувствие. Он понимает ее, ведь с тех пор, как она вернулась в Три Торфяника, на ее голову сыпались только одни неприятности.
Таким образом, желание Кэлеба помочь ей вовсе не означает, что он в нее влюблен. Ему хочется развлечь ее, пусть Алексис отдохнет этим вечером, забудет про свои неприятности, может быть, после этого она станет лучше работать и наконец что-нибудь придумает. Но это совсем не значит, что он влюблен или даже просто увлечен.
К тому же он ясно дал понять, что Алексис его не интересует.
- Что приготовили?
- Все для пикника. Сам делал.
Она посмотрела на него с удивлением:
- Пикник, вечером?
- А почему нет? - Кэлеб пожал плечами.
- Ну, мне всегда казалось, пикники устраивают днем.
- О, у вас, городских, на все есть свои правила, - сказал он, снимая со стола корзину. Алексис несколько расслабилась.
- Знаете, так проще. Когда живешь в большом городе, где столько народа, уверенность в том, что все мы играем по одним правилам, облегчает взаимоотношения.
- И поэтому ваши правила такие жесткие? - с усмешкой спросил Кэлеб.
- Чем жестче и тверже правила, тем... - начала Алексис.
- ..больше шансов сойти с ума, пытаясь их соблюдать, - закончил Кэлеб и, взяв ее под локоть, вывел из кухни во двор и далее к своему джипу, стоявшему сразу за калиткой.
Автомобиль мчался по дороге среди полей и лугов, в ушах свистел ветер, разговаривать было невозможно. Правильно ли она сделала, что согласилась? Но он был так любезен. Ничего не значащая любезность. "Такой прекрасный день, не устроить ли нам пикник на свежем воздухе?" - вот и весь смысл его приглашения. Да и держится он соответственно. Особой заботливости не выказывает. Если Кэлеб хотел бы ее развеселить, решив, что она расстроена разлукой с Терри, то был бы повнимательнее.
Машина остановилась на лужайке, окруженной деревьями. Он все приготовил, привез ее в чудесное местечко, и никаких ухаживаний, никаких комплиментов.
И слава Богу.
Алексис села, поджав под себя ноги, на расстеленное на траве одеяло и стала вытаскивать из сумки продукты.
- Ну-ка посмотрим, что вы приготовили...
- Я соврал. Ничего я не готовил, съездил в кафе и купил жареную курицу. Только не говорите мне, что не станете есть, боитесь холестерина.
- Ничуть. Особенно сейчас, после того как просидела четыре часа над своими бумажками и ничего не добилась.
- Мне вообще трудно представить, что это такое.
- Что?
- Творчество. Возьмем, к примеру, меня. Когда я просыпаюсь утром, я уже твердо знаю, что мне надо сделать, где и как. Потом, я умею это делать, потому что занимался этим пятнадцать лет подряд. У вас же по-другому. Если нет вдохновения, ничего не выйдет. Можете просидеть за компьютером хоть целый день, набрать сколько угодно страниц, и все без толку.
- Именно этим я сегодня и занималась, - подтвердила Алексис, чокаясь с Кэлебом банкой кока-колы.
- Так ничего и не сделали? - с сочувствием спросил он.
- Нет, вообще-то, кое-что сделала. Более или менее прояснилась общая концепция.
На лужайке воцарилось дружелюбное молчание. Кэлеб занялся едой. Алексис подумалось, что он решил ее развлечь, потому и привез сюда.
Это совсем не плохо, даже хорошо. Алексис мысленно поморщилась. Кого она хочет обмануть? Ее всю словно окутывает теплом от одной только мысли, что Кэл все-таки неравнодушен к ней. Иначе он разве был бы так заботлив? Она любит его. И он, хочет это признать или нет, тоже испытывает чувства к ней. Настоящие, глубокие чувства. Именно это заставляет его стараться сделать ей что-нибудь приятное.
Здесь, однако, была одна проблема, к которой Алексис не знала, как подступиться. Как она поняла, Кэлеб рассказал ей о своей любовной неудаче, чтобы в их отношениях все было ясно и понятно. Причем он так уверен, что это на нее подействовало как надо, что позволил себе расслабиться. Стоит ей хоть чуть-чуть надавить на него, Кэл замкнется в себе.
- Говорили с матерью? - спросил он как бы между прочим.
Алексис подняла на него глаза.
- Нет. А вы?
- Нет. - Кэлеб засмеялся. - Хорошо, что Райен это не слышит. Считает, что я чересчур вмешиваюсь в дела Ангуса. Он этого не говорит, но мне видно, с каким подозрением Райен на меня посматривает. Уж я-то его знаю.
- Забавно.
- Что забавно?
- Вы так хорошо знаете друг друга, что ему даже не надо вам что-нибудь говорить.
- На то мы и братья.
- Но он же вам не родной брат.
- Разве что по крови, а так настоящий брат. Уж я-то не позволю такой мелочи, как то, что мы не родные, мешать мне радоваться тому, что у меня есть.
Алексис рассмеялась.
- Мне это нравится, правда.
- С нашей семьей не соскучишься.
- Я вижу.
- Так нас воспитал Ангус, между прочим.
- Я понимаю.
Алексис произнесла это спокойным тоном, стараясь показать Кэлебу, что если она и не смягчилась по отношению к деду, то по крайней мере способна судить обо всем без предубеждения.
Покончив с едой, Кэлеб прилег на одеяло и прикрыл глаза шляпой.
- А теперь расскажите мне все как есть о рекламе.
- Чтобы побыстрее уснуть? Кэлеб немного сдвинул шляпу и посмотрел на нее из-под полей.
- Я не собираюсь спать. Я просто к приготовился слушать. Мне любопытно, что это за ремесло такое, которое высасывает из человека все силы, а он, как заколдованный, продолжает им заниматься.
Ну что ж, если она расскажет ему о себе, о своей жизни, это может стать вторым шагом по пути к тому, чтобы Райт наконец перестал сопротивляться своему чувству по отношению к ней. Алексис уже было понятно, что с самого начала их отношения с Кэлебом пошли шиворот-навыворот.
Вместо того чтобы сначала узнать друг друга, они сразу же стали думать о том, как бы им переспать. Неудивительно, что все пошло наперекосяк. Алексис глубоко вздохнула.
- Ну ладно. Я начала работать в рекламе, когда еще не закончила школу. Мама открыла небольшую фирму, чтобы не сидеть безвылазно дома. Бизнес отнимал у нее несколько часов в день, а чтобы не тратить время на меня, она решила, что я буду каждый день после школы приходить в офис и помогать ей.
- А у нее разве не было наемных сотрудников? - донесся из-под шляпы голос Кэлеба.
- Нет. Сначала мы работали только вдвоем. Когда я поступила в колледж, то сразу же стала слушать курс рекламы и маркетинга. Как раз тогда началось и расширение фирмы. По сути дела, мама пригласила на работу коммерческого директора, чтобы он меня обучал. Он искал клиентов, а я потом помогала ему делать рекламу. Постепенно мы с Джесом так тесно сработались, что уже перестали быть просто учителем и ученицей. Вот тогда мы пригласили Монтану.
Шляпа Кэлеба снова задвигалась, из-под нее выглянули глаза.
- Монтану?
- Да. Ну так вот, Джес вел дела" Монтана подкидывал идеи, а я занималась всем подряд, то есть абсолютно всем - от приготовления кофе для клиентов до расширения зоны распространения нашей рекламы. Я понимала, что, по сути дела, всем шоу, так сказать, руковожу я, а не мама, но об этом как-то не принято было говорить. Потом Монтана нашел работу получше, на его место пришла Филис. Джес открыл собственное агентство, его заменил Чак. Филис ушла к Джесу, а Чак привел Эвана.
- Тогда нечего удивляться тому, что ваш бизнес пошел под откос. Нельзя одновременно обучать новых людей и вести дела.
- В рекламе это возможно. Даже необходимо. Люди то и дело переходят с одного места на другое. Это часть игры. Компании таким образом получают новые идеи, а люди делают карьеру.
- Но вы-то не меняли место работы.
- Я другое дело. Я владелица компании.., по крайней мере, наполовину. Мама отдала мне половину акций и сделала, президентом, как только я закончила колледж. Если я чувствую, что необходим прорыв вперед, нахожу новых людей.
- Странный бизнес.
- Еще какой странный! - с усмешкой поддакнула Алексис.
- Уверен на сто процентов, что вот сейчас, как только мы приедем домой, вы сядете и придумаете что-то потрясающее.
Алексис не собиралась сегодня больше работать, решив, что вряд ли ее усталый мозг на что-нибудь способен, но после этих слов вдруг поняла: она полна сил и ей не терпится добраться до кабинета.
- Добежите сами или все-таки потерпите, пока мы дотащимся на джипе?
Алексис расхохоталась, с любовью глядя, как Кэл, с корзиной в руке, идет к джипу. Не только умен, но и тонок. А как он слушал! Кэлеб мог бы себе полеживать молча, пока она рассказывает о своей жизни, но нет, он все время давал понять, что ему интересно, вставляя свои замечания, и не пропускал мимо ушей ни одного ее слова.
Сердце Алексис сладко забилось. Нет, это не правда, что у них нет будущего. Она знает, что есть.
Все, что им нужно, - это немного времени.
Глава 11
- А что вы, техасцы, делаете, когда идет дождь?
- Наверное, то же, что и вы, Нью-Йоркцы, - печем булочки с корицей, ответил Кэлеб, выглядывая из-за газеты.
С минуту, не меньше, Алексис мучилась сожалением, что не умеет печь булочки с корицей. Благодаря придуманному Кэлебом пикнику, она работала без устали до самого рассвета: написала в черновом варианте тексты рекламных объявлений, субтитры и реплики для роликов и даже наметила для них актеров и моделей. Осталось только переправить все это в Нью-Йорк. Единственная трудность состояла в том, что она понятия не имела, как это сделать.
Нет, все-таки жаль, что она не умеет печь булочки с корицей. Алексис тяжело вздохнула. Газета зашуршала, над ней показались внимательные глаза Кэлеба.
- Что-то не так?
- Да... Нет, все в порядке.
Она не забыла, что он говорил о своей последней любви, которая, по его словам, перевернула его жизнь. Конечно, сейчас совсем не тот случай, но все же Кэлеб, и Алексис это чувствует, старается не подпускать ее близко к себе. А она, естественно, не собирается давать ему повод для недовольства.
Алексис беспомощно посмотрела вокруг. Она находится в такой глуши, что, если не отправить пакет срочно, он не дойдет до Нью-Йорка к завтрашнему дню.
Снова зашуршала газета. Алексис подошла к окну. Наверное, надо поехать в город, там наверняка кто-нибудь знает, как отправить пакет, чтобы он утром был в Нью-Йорке...
- Может, вам скучно? Мне вас развлечь?
- Нет, - тихо сказала Алексис. Тон, каким говорил Кэлеб, лишь укрепил ее решимость не требовать от него слишком многого. Пока. А то, не дай Бог, ему покажется, что она виснет на нем и он попал в западню. - Нет. Читайте. Я в порядке.
- Тогда перестаньте вздыхать.
- Ой, простите. Я что, так часто вздыхаю?
- Ну, не очень часто - каждые тридцать секунд.
- Простите, это потому.., потому что мне надо обязательно отправить сегодня пакет в Нью-Йорк, - запинаясь, проговорила Алексис. - Не хотелось вас утруждать, но я не знаю, где тут у вас служба доставки.
Он поднялся на ноги.
- Честно говоря, я тоже не знаю, думаю, надо спросить Медисон. Поехали в ее офис.
- Мне очень неудобно.
Кэлеб вопросительно взглянул на нее.
- Почему?
- Я вам все время надоедаю. С самого начала, когда сломалась моя машина и вы из-за меня не поехали в отпуск...
- Детка, да я мог уехать уже на следующий день, когда убедился, что вы та самая, за кого себя выдаете, и за столовое серебро можно не беспокоиться. Кэлеб поймал взгляд Алексис. - Я остался, потому что хотел этого.
Ее словно окатило теплой волной. Он сам, без всяких ухищрений с ее стороны признался, что ему нравится быть с ней. Скоро, очень скоро Кэл поймет, что между ними есть еще что-то, помимо вожделения.
- Это очень просто, - весело сказала Медисон, принимая от Алексис аккуратно завернутый пакет. Она нажала на кнопку, в комнату вошла девушка-секретарь. - Лила, отнеси это, пожалуйста, на почту, пусть сегодня же отправят. Адрес и телефон на пакете.
Девушка с улыбкой на лице взяла пакет и вышла. У Алексис словно гора с плеч свалилась.
- Не хотите совершить экскурсию по моему предприятию?
Кэлеб качнул головой.
- Я думаю, у Алексис есть дела...
- Да нет, я совершенно свободна. Теперь остается только ждать отзывов о том, что я сделала. -С этими словами она вскочила на ноги, всем своим видом показывая, что готова идти куда угодно.
Медисон посмотрела на Райта.
- А ты пойдешь?
- Да я тоже вроде бы не занят, - ответил тот, поднимаясь.
Голос его звучал равнодушно, ровно, но взгляд был постоянно устремлен на Алексис.
Алексис готова была прыгать от радости. Все идет как надо. В один прекрасный день Кэл признается в своих чувствах к ней, и, когда он скажет ей об этом, она...
И как же она поступит? Алексис раз за разом повторяла себе этот вопрос, шагая следом за Медисон, которая оживленно рассказывала о втором предмете своей гордости - бизнесе, обращая внимание гостей то на одно, то на другое. Алексис с улыбкой кивала, с заинтересованным видом поворачивала голову, куда ей указывали, но мысли ее были далеко.
Если Кэлеб захочет, она, ни минуты не раздумывая, бросит все.
Алексис так жаждала его любви, что забыла обо всем - о деде, с которым не виделась восемнадцать лет, а ведь еще не известно, что будет, когда они встретятся; о матери, у которой никого нет, кроме нее, и что та будет делать, если Алексис решит остаться с Райтом; о компании, которую надо спасать, о сотрудниках, которые зависят от нее.
Алексис больше не думала о том, что если даже Кэлеб воспользуется ее слабостью, то он совсем не обязательно попросит ее остаться после того, как пройдет год, предусмотренный в дарственной Ангуса. Или по-другому - Кэлеб предложит ей остаться, но не станет связывать себя никакими обязательствами перед ней.
- Да, это действительно впечатляет, - сказал Райт спустя два часа после того, как они, обойдя офисы и осмотрев находившуюся рядом фабрику, вышли на улицу.
- Было очень интересно, - с наигранным оживлением добавила Алексис.
- Что-то не так? - тихо спросил Кэлеб, когда они шли к машине.
- Да нет, все в порядке, - почти шепотом ответила Алексис.
Он остановился и пристально посмотрел на нее.
- Знаете, у вас странная манера - уверяете, что все в порядке, а я по вашим прелестным зеленым глазкам вижу, что в душе у вас все кипит и бурлит.
Стараясь не выдать себя и сохранить самообладание, Алексис произнесла:
- Последние несколько месяцев перевернули мою жизнь с ног на голову. Ничего удивительного, что я вся на нервах.
- Пожалуйста, успокойтесь. - Кэлеб неожиданно наклонился и скользнул губами по ее губам. Просто коснулся, как будто хотел ее приободрить.
У Алексис подкосились ноги. Его непосредственность действует на нее еще хуже, чем мужская чувственность, которой ему не занимать. Кэлеб отступил на шаг, пристально глядя ей в глаза.
- Я понял, что с вами. Вы думаете о чем-то таком, что от вас не зависит и вы не можете на это повлиять.
Его догадка была настолько верна, что Алексис даже засмеялась.
- Вы попали в самую точку.
Райт не догадывается, что именно он и есть то самое, что от нее не зависит и на что она не в силах повлиять. Да Алексис и не хочет этого. Если Кэл придет к ней, если полюбит ее, то это будет его собственный выбор.
Иного не дано.
- Может, вы хотите слегка отвлечься от ваших забот? Предлагаю продолжить нашу экскурсию.
- Экскурсию?
- Главное предприятие этого города - фабрику Медисон и офисы ее корпорации - вы уже посмотрели, со всеми познакомились. Теперь давайте зайдем в контору к шерифу. Ну а потом поужинаем в кафе, так что, когда вернетесь в Нью-Йорк, сможете смело сказать, что знаете Кроссроудз-Крик как свои пять пальцев.
- Уверена, это будет интересно, - сдержанно сказала Алексис, стараясь не выдать свое отчаяние. Если у нее и были какие-то сомнения насчет намерений Кэлеба, то этот сделанный как бы вскользь намек на ее возвращение в Нью-Йорк расставил все по своим местам. Возможно, он к ней неравнодушен, возможно, хочет ее, возможно даже, ей удалось заинтриговать его, и все же Райт рассчитывает на то, что она уедет.
- Прекрасно. Сначала едем в острог, - сказал Кэлеб. Он захлопнул дверцу за Алексис и, зайдя с другой стороны, влез на водительское сиденье.
- В какой острог? - удивилась Алексис.
- Ну, в каталажку, кутузку, - со смехом поправился Кэлеб, заводя машину. Вы что, никогда не смотрели вестерны?
- Нет. И, честно говоря, что-то не тянет.
- Ну, знаете, они были не такие плохие. Глуповатые, конечно, но своей задаче отвечали вполне. Их было интересно смотреть.
- Благодаря таким фильмам, наверное, и жив до сих пор миф о ковбоях, сказала Алексис. Как же она хорошо их понимает теперь - этих женщин, которые влюблялись в суровых мужчин, зарабатывавших хлеб насущный тяжелым трудом. Нет, ее, конечно же, привлекает в Кэлебе не только мужественная красота или атлетическое сложение - недаром Райт столько лет работает на ранчо. Он искренний, великодушный, ласковый, он удивительный.
В этом ей пришлось очень скоро убедиться еще раз, как только они вошли в контору шерифа, где Аннабел Паркер чуть не упала в обморок при виде Кэлеба. Ее преклонение перед ним выглядело комично, однако Райт держался естественно и дружелюбно. Алексис поняла, что Кэл относится к этой женщине вполне уважительно и серьезно. - Ой, я слышала хорошую новость про Грейс, восторженно защебетала Аннабел, округляя глаза. Весь город только и говорит о том, что они обе беременны - и Медисон, и Грейс. А Райен как рад! Я заметила, как он рисовал смеющиеся рожицы на штрафных квитках за не правильную парковку!
- Я подумал, там они будут кстати, - с серьезной миной сказал Райен.
- Ты прямо как дитя малое, - усмехнулся Кэлеб, легонько толкая друга в плечо.
- А что, я такой, - проговорил Райен и прыснул со смеху. - Между прочим, мы - часть этого мира малых детей и чудаков. Мы не сами по себе. Мы - новое поколение. Пришла наша очередь править миром.
Алексис, весело следившая за шутливым разговором двух мужчин, выросших вместе, подобно братьям, и женщины, которая ходила когда-то с ними в одну школу, живет с ними в одном городе и знает все их тайны и секреты, словно очнулась.
- Что вы сказали? - обратилась она к Райену.
- Я сказал, настала наша очередь править миром, - со смехом ответил тот.
Мозг Алексис заработал с бешеной быстротой, словно там сидел хакер и быстро-быстро прокручивал программы, чтобы успеть до того, как его застанут на месте преступления. Стараясь упорядочить мысли, она посмотрела на Райена Келли, высокого, худощавого, преданного своим обязанностям, своей семье, чувствующего себя счастливым оттого, что у него скоро родится ребенок, потом перевела взгляд на Кэлеба... Тоже высокий, красивый, беззаветно преданный тем, кого он считает своей семьей... Обоим по тридцать с хвостиком, они в том возрасте, когда уже есть или скоро появятся собственные дети. Такие, как они, охраняют покой наших городов, производят хлеб и молоко, строят здания, женятся на наших женщинах, растят наших детей...
- Как вы думаете, еще не поздно забрать с почты Медисон мой пакет? громко спросила Алексис, бессильно опускаясь на стул возле стола Аннабел.
- Зачем? Что случилось? - Кэлеб в одно мгновение оказался рядом с Алексис. Он был очень встревожен.
- Просто я увидела, какой должна быть моя реклама.
- Но вы же ее уже сделали, - с недоумением сказал Кэлеб.
- Я только сейчас поняла, какой она должна быть. Именно это у меня крутилось в голове, и я никак не могла сообразить.
- Значит, все сначала, - сказал Кэлеб.
- А знаешь, у меня тоже такое бывало. - Говоря это, Райен сдернул шляпу Райта с вешалки, прибитой к стене позади его стола, и бросил ему. -Вези ее домой, посади за компьютер, свари ей кофе и оставь ее в покое, пусть сидит хоть до утра.
- Я могу чем-нибудь помочь? - участливо спросила Аннабел.
- Спасибо, я хорошо себя чувствую, - ответила Алексис, послушно поднимаясь и следуя за Кэлебом к выходу. - Просто мне в голову пришла хорошая идея, надо ехать домой, садиться за работу.
- Я поведу быстро, - сказал Кэлеб.

***

Следующие два дня Алексис не выходила из кабинета Ангуса. Кэлеб время от времени носил ей кофе. Он же готовил для нее завтрак, обед и ужин. На второй день он почти силком заставил ее есть, обнаружив, что все, принесенное им вчера, так и осталось нетронутым. Она не сторонилась его. Напротив, всякий раз, когда он приходил, они разговаривали. Алексис рассказывала, насколько продвинулась вперед и как из бесформенной груды путаных записей она выберет темы и направления. Показала, как это делается и как наконец несвязный набор слов превращается в четкий и выразительный текст. Но саму рекламу Алексис ему так и не показала. Не смогла. По сути дела, она использовала его и Райена в качестве прототипов. И если б он это увидел, то не смог бы не заметить, как Алексис его уважает и восхищается им, и, конечно же, понял бы, что она его любит.
- Значит, говорите, все готово? Алексис с улыбкой кивнула.
- Совершенно готово. Абсолютно и полностью. Нечто необыкновенное.
- А почему вы от меня, интересно, скрываете, как вы это делаете? - Кэлеб шутливо нахмурил брови.
- Ой, Кэл, если б я только могла. Это просто приходит само, и все. Говорят, так же бывает и у художников, вообще у людей искусства.
- Вот оно как, значит, - подвел итог Кэлеб, складывая руки на груди. - А вы не присядете?
Или так и собираетесь ходить туда-сюда до скончания века?
Алексис прыснула.
- Я так странно себя чувствую. Устала настолько, что у меня даже мышцы болят, а не могу остановиться и сесть.
- Вам надо принять горячую ванну.
- Мне кажется, и это не поможет.
- Все-таки надо попробовать.
Опираясь на руку Кэлеба, Алексис вышла из кабинета и начала подниматься по лестнице. И только тут неимоверная усталость, накопившаяся за последние дни, навалилась на нее всей своей тяжестью. С трудом добравшись до второго этажа, она почувствовала, что вот-вот упадет.
- Еще пару шагов, - сказал Кэлеб, однако ноги ее подкосились, голова закружилась, и она осела бы на пол, если бы он ее не подхватил.
В полузабытьи Алексис ощутила прикосновение его теплого тела. В голове у нее прояснилось. Кэлеб, крепко прижимая к себе, нес ее в спальню.
- Кэл...
- Да? - Райт толкнул ногой дверь и вошел в комнату.
- Я хочу тебя поблагодарить.
- За что? - спросил он, опуская ее на кровать, застеленную желто-белым лоскутным одеялом. В окно сквозь белые тюлевые занавески лился солнечный свет, и комната, уставленная мебелью вишневого дерева, выглядела празднично.
- Ну, вы с Райеном подали мне идею.
- Неужели я и Райен такие неотразимые мужики, что способны заставить всех пить твою содовую?
Борясь с сонливостью, Алексис помотала головой.
- Нет, не так. Ты и Райен - порядочные, хорошие люди и понравитесь тем, кто будет смотреть мою рекламу.
Кэлеб, опустившись на колени у кровати, снял с Алексис туфли.
- Порядочные, хорошие? Меня это не устраивает, - с недовольной миной сказал он. - Я хочу быть неотразимым. Сексуальным.
- Но ты такой и есть! В этом и состоит идея. В сочетании сексуальности и врожденной порядочности.
- Алексис, ты устала, - тихо сказал Кэлеб. - И хотя мне очень нравится то, что ты говоришь...
Алексис коснулась пальцами его щеки.
- Да ты просто олицетворение сексуальности, прошептала она, проводя пальцем по небритому подбородку Кэлеба. До нее только сейчас дошло, что, обихаживая ее последние два дня, он совсем забыл о себе. Алексис была тронута. Такой большой, сильный и такой добрый и нежный... Просто с ума сойти можно.
Их взгляды встретились. Алексис почувствовала, как усталость отступает, сменяясь мучительным томлением. Она хочет его. Пусть все произойдет сейчас, в это мгновение. Больше нельзя ждать. Она жаждет его, жаждет прижаться к нему всем телом, ласкать его, раствориться в его объятиях. И чтоб это никогда не кончалось.
Словно почувствовав что-то по выражению ее глаз, Кэлеб перевел взгляд на ее губы. Он все еще стоял на коленях, облокотившись о постель. Они были так близко друг от друга, и все, что разделяло их всего неделю назад, не имело больше никакого смысла.
Алексис замерла в ожидании, не отрывая глаз от Кэлеба. Если тому, чего она так хочет, суждено сейчас произойти, то он ее поцелует.
Именно это и случилось. Несколько мгновений он как будто колебался, словно стараясь понять, что же между ними происходит, потом, не отводя взгляда от ее глаз, в которых как будто ожидал увидеть возражение, медленно стал наклоняться к ней, пока не коснулся губами ее губ. Так медленно, словно все еще раздумывал, потом вдруг рывком поднялся с колен и, не отрываясь от ее губ, оказался сверху.
Кровать скрипнула, но это донеслось до ее ушей откуда-то издалека. Были только требовательные губы Кэлеба, его напряженное тело и ее всепоглощающее желание, затуманившее разум и оставившее в ее голове лишь какие-то смутные обрывки мыслей.
В мире не осталось ничего, кроме его завораживающих губ и ее нестерпимого желания. Чувства, владевшие душой Алексис, требовали выхода. Ее тело было полностью во власти его рук, мягких, ласковых и настойчивых, прикосновения которых погружали ее все глубже и глубже в бездну желания, о существовании которого она даже и не подозревала. Она с жадностью отвечала на его поцелуи.
Это любовь. Она его любит.
Господи, представить невозможно, что можно так страстно и безнадежно полюбить за какие-то несколько дней.
- Алексис, если мы сейчас не остановимся, то будет поздно.
- Я знаю...
- А ты два дня работала как проклятая, переутомилась. У тебя еще не прошла эйфория. И, мне кажется, ты решила целиком довериться моему чувству ответственности. - Кэлеб со вздохом отстранился от нее и лег рядом на постели. -Мы оба знаем, что не должны этого делать.
Слова Кэлеба резанули Алексис по сердцу, словно ножом. Собрав в кулак всю свою волю, она прошептала:
- Я не совсем уверена, что это так.
- Тогда, может быть, это просто неудачное время и неудачное место. - С этими словами, не дожидаясь ответа или возражения со стороны Алексис, Кэлеб встал с кровати. - Тебе надо поспать. Ну а часов через восемь, когда ты проснешься и позавтракаешь, если ты все еще будешь думать так, как сейчас, мы поговорим.
Кэлеб поднялся и вышел из комнаты. У Алексис больно сжалось сердце. Если Кэл в такой момент может спокойно рассуждать о том, что все это, мол, не вовремя и неуместно, значит, он просто к ней равнодушен.
Ее любовь ему не нужна. Он ее не любит. Это же так ясно.
Да, конечно, в решающий момент он поступил честно и порядочно. Но Алексис от этого было не легче.
Алексис разбудил громкий хлопок автомобильной дверцы под окном. Она прислушалась.
Во дворе кто-то разговаривал. Один голос мужской, другой - женский. Мужчина весело засмеялся. Алексис похолодела. Смеялся Кэлеб. Он был явно рад приезду этой женщины.
А она чуть не отдалась ему, мало того, уже готова была признаться ему в любви. Какая дура!
Алексис закрыла глаза. Нет, надо перестать думать об этом, хотя бы на какое-то время, и постараться мыслить здраво.
Прежде всего, надо встать и принять душ. Не обязательно сразу же спускаться вниз и встречаться с Кэлебом и той женщиной, приезд которой так его обрадовал. Хотя, так или иначе, встретиться придется.
Долой несчастный вид. Пусть они ахнут, увидев ее. Райт ее не хочет, что ж, его право, но и она имеет полное право заставить его пожалеть о том, от чего он отказался.
Алексис надела персиковый джемпер, белые брюки, слегка взбила волосы, подкрасилась (в меру, чтобы это не бросалось в глаза) и, собравшись с духом, пошла вниз по ступенькам.
- Кэл! - звонко крикнула она. - Я слышала, у нас гости?
- Да, Алексис, - сказал Кэлеб, появляясь в прихожей.
Она с радужной улыбкой посмотрела ему в глаза. Но вместо спокойного безразличия в его взгляде было такое обжигающее желание, что у нее перехватило дух. В коридоре послышался стук женских каблучков, выражение его глаз мгновенно переменилось.
- Ты выглядишь потрясающе, ни следа усталости, - сказал он будничным голосом.
- Ну, я услышала, что кто-то приехал, поэтому решила прихорошиться, чтобы не ударить в грязь лицом перед твоей знакомой.
- Моей знакомой? - переспросил Кэлеб. Вид у него был смущенный.
Алексис почувствовала, что краснеет.
- Я слышала женский смех. Послушай, Кэлеб, в этом же нет ничего плохого. Я не забыла, что ты мне говорил. У тебя своя жизнь, у меня своя. Может, я каким-то образом тебе мешаю, но все равно...
- Но... - начал Кэлеб, но договорить не успел за его спиной появилась мать Алексис. С возгласами "Алексис! Дорогая!" она обошла Райта и, шагнув к дочери, повисла у нее на шее. - Кэл рассказал мне о твоей новой рекламной кампании. Прости, что так неожиданно, но, когда мы последний раз с тобой разговаривали, мне показалось, ты очень расстроена - то ли из-за Терри, то ли из-за деда, то ли еще из-за чего, так что я села на первый же самолет.
Мать говорила оживленно, явно ожидая от дочери, что та посмеется вместе с ней, но Алексис была не в силах даже улыбнуться. Ее сердце на миг замерло, потом часто-часто забилось. На какую-то долю секунды она встретилась взглядом с Кэлебом, но тот отвел глаза.
Глава 12
- Давай расскажи мне все поскорее, - весело проговорила шедшая впереди Рейчел, поворачиваясь к Алексис.
Та, не удержавшись, посмотрела назад. Кэлеб смотрел им вслед. Потом снял шляпу с крючка у двери и вышел.
- Какой интересный, - заметила Рейчел, когда они вошли в кабинет. Воспитанный, держится с достоинством, а уж сексуальный - как сто чертей...
- Между прочим, он мой партнер, - сказала Алексис, кашлянув.
- Что? - удивленно воскликнула Рейчел, устраиваясь на диване и подкладывая под спину подушку. - Я хочу все об этом знать.
Алексис помедлила, собираясь с мыслями. Она и раньше знала, что очень похожа на мать - такие же густые волосы, зеленые глаза, но до этой минуты как-то не замечала, до чего же Рейчел молода. Ничего удивительного, ведь она родила Алексис в шестнадцать лет. Не заметно ни седых волос, ни морщин, стройная, подтянутая фигура, результат каждодневных занятий гимнастикой. Алексис и раньше подозревала, что Гаррет Эллиот женился на ней именно из-за ее красоты, это было для него выгодное приобретение. Даже сейчас Рейчел Эллиот способна вскружить голову любому мужчине.
- Особо не о чем рассказывать, - нерешительно заговорила Алексис. - Кэл и в самом деле очень привлекателен, но не потому, что он хорош собой и сексуален, нет, главное то, что он человек надежный, добрый и отзывчивый. Меня прямо как ударило, когда они разговаривали с братом в его конторе, он здешний шериф. Я вдруг поняла, что одной сексуальности недостаточно. Иначе женщину ждет разочарование. Мужчина это не тот, кто способен очаровать женщину и только, ему надо быть еще и надежным человеком, на которого она может положиться.
- Замечательно, ты просто молодец. Было видно, что Рейчел полностью согласна с дочерью и искренне рада за нее. Алексис пришла на ум мысль, что ведь и прежде мать всегда ее поддерживала и старалась помочь. Этим и объясняется, наверное, ее страстное желание помочь матери, вытащить ее. Гаррет, человек жесткий и нелюдимый, настолько привязал ее к себе и ограничил круг общения, что практически единственным человеком, с которым она могла поговорить, была дочь. Вот почему Алексис знала о своей матери больше и понимала ее лучше, чем это обычно бывает в других семьях. И сделать что-то для матери ее прямая обязанность. Она в долгу перед ней.
- Твоя идея просто чудо, - продолжала Рейчел. - И ты будешь снимать Кэлеба в ролике?
Алексис покачала головой.
- Да он скорее застрелится.
- Ты его спрашивала?
- Это ни к чему.
Алексис чувствовала, что сделала какую-то ошибку в своих отношениях с Кэлебом, и никак не могла понять, в чем эта оплошность заключается. Может быть, она неверно поняла его, когда Райт пытался объяснить, почему не хочет заниматься с ней любовью?
- Его об этом не стоит даже и спрашивать, сказала Алексис, останавливаясь напротив матери, Позже она обо всем как следует подумает. А пока надо сделать так, чтобы Рейчел не вмешивалась и даже ни о чем не подозревала. Надо постараться выяснить причину недоразумения с Кэлебом, а до тех пор пусть мать думает, что их связывают чисто деловые отношения. - Я его знаю - он сочтет это глупостью или пустой тратой времени. И будет прав. У него есть гораздо более важные дела, чем стоять перед камерой. Мне кажется, я достаточно полно описала его, мы подыщем вместо него актера.
- Возможно, ты права, - сказала Рейчел.
- Я уверена, что права. - Алексис с любовью посмотрела на мать. Все идет именно так, как она хотела. Рейчел вдали от Гаррета и его зловредного влияния, она дома, на ранчо, по которому тосковала почти двадцать лет. - А как ты? Как тебе ранчо?
Глаза Рейчел затуманились.
- Ты знаешь, это что-то потрясающее. У меня просто слов нет. Я и не догадывалась, как соскучилась, пока не оказалась здесь. - Рейчел помолчала, глядя на Алексис. - Когда я въехала на ранчо, у меня перехватило дыхание. Столько воспоминаний, я просто не могу опомниться.
- Теперь ты понимаешь, почему я так хотела, чтобы ты приехала? Рейчел засмеялась.
- Да, прекрасно понимаю. Но я не настолько глупа, чтобы не понимать и другое. - Рейчел нервно сплела пальцы. - Мне, чтобы прийти в себя, понадобятся не дни, а недели. Вряд ли у меня будет столько времени. Что мы будем делать, если твой дедушка вернется до того, как мы уедем?
- Не знаю, - ответила Алексис и снова заметалась по комнате. - Знаешь, мама, - сказала она, резко остановившись, - есть еще одна вещь, о которой я хотела бы тебе рассказать. Ты слышала что-нибудь про то, что Ангус вырастил Кэлеба, его сестру Грейс и Райена Келли, который работает сейчас городским шерифом?
- Ты что-то такое говорила.
- И все трое хорошие, порядочные люди. Я просто таких раньше не встречала. Я не могу больше думать о дедушке так, как думала все эти восемнадцать лет. Здесь что-то не вяжется. Мне хочется встретиться с ним и попробовать начать все сначала.
Рейчел помрачнела. Алексис опустилась на колени перед ней и сжала ее руки в своих ладонях.
- Ах, мама, - заговорила она, глядя ей в глаза. -Как ты не понимаешь? Ведь это так просто. Достаточно познакомиться с людьми, которые ему близки, чтобы понять, что он за человек. Ведь это яснее всяких слов.
- Ну, то, что он бросил нас на произвол судьбы, нелегко простить.
- У меня такое чувство, что этому должно быть какое-то объяснение...
- Оно есть.
От неожиданности Рейчел и Алексис вздрогнули и повернулись на голос. В дверях стоял Ангус Макфарланд. Ему было далеко за шестьдесят, седые волосы, отступив ото лба, образовали большие залысины, но, глядя на этого человека, высокого, подтянутого, никто не назвал бы его стариком.
Рейчел вскочила.
- Отец.
- Рейчел, - проговорил Ангус, застыв неподвижно на пороге, тяжело дыша.
Алексис бросилась к Ангусу и порывисто обняла его.
- Дедушка, - с трудом выговорила она. Невозможно питать ненависть к человеку, который воспитал Кэлеба таким, каков он есть. Алексис прижалась к нему, и он судорожно обхватил ее руками. Нет, Райт был прав, говоря, что наверняка есть какое-то объяснение. Да и сам Ангус только что это подтвердил.
- Алекс, - шептал Ангус, обхватив ее лицо ладонями, - Алекс. - Он снова прижал внучку к груди, по его лицу текли слезы. Она разрыдалась. Столько лет в разлуке, столько обид, столько времени потеряно зря. Из-за чего? Что заставило его так поступить?
Алексис слегка отстранилась и посмотрела на обветренное лицо деда. Он обязательно им все расскажет, но позже. А сейчас все зависит от того, что скажет Рейчел. Если он не услышит от нее того, что хочет услышать, все вернется на круги своя, снова разлука и тоска. Алексис отошла в сторонку и застыла, кусая губы. Словно по волшебству, в проеме двери за плечами Ангуса возник Кэлеб.
- Алексис, пойдем-ка прогуляемся. Она, не двигаясь, переводила взгляд с деда на мать и обратно.
- Я хочу остаться здесь, - шепотом сказала она.
- Нам пока что тут не место.
- Это то, что подсказывает тебе деревенская смекалка? - огрызнулась Алексис. Впрочем, она ничуть не сердилась, просто выпалила первое, что пришло на ум.
- Здравый смысл, вот что. У вас, городских, он тоже должен быть, отозвался Кэлеб, не выпуская ее локтя, пока они не оказались в коридоре. По-моему, разговор должен идти на равных. Иначе это будет нечестная игра.
Алексис вздохнула.
- Может, ты и прав.
- Он говорит, есть какое-то объяснение всему, что случилось, - обратилась она к Кэлебу через несколько минут, когда они оказались возле конюшни. - Как ты думаешь, что это может быть?
Райт покачал головой.
- Понятия не имею. Я сам все эти годы был уверен, что твоя мать убежала и отказалась вернуться домой. Но сейчас... - Кэлеб остановился, поставив ногу на нижнюю жердь ограды, окружающей загон. - Я никогда не видел Ангуса в такой растерянности. Не знаю, что и думать.
- Дед с вами всегда хорошо обращался, да?
- Он сама доброта, - убежденно произнес Кэлеб. - Можно сказать, он просто спас нас от гибели, меня, сестру и Райена. Мы этого тогда не знали и не понимали. Даже пытались протестовать. Райен так вообще случая не упускал, чтобы не вытворить что-нибудь эдакое. Но Ангус не отступился и все-таки сделал нас людьми. Просто уму непостижимо.
Алексис, вздохнув, посмотрела на небо, голубое, без единого облачка.
- Я тоже не могу понять, как это возможно родная внучка живет, как бедная падчерица, а он воспитывает чужих детей. Просто какая-то загадка природы.
Кэлеб засмеялся.
- Ну и что мы будем делать? - Он обнял ее за плечи. - Можем покататься верхом или устроить пикник, можем съездить...
Алексис наморщила лоб.
- Может, лучше отвезем то, что я сделала, в офис к Медисон и отдадим в службу доставки? Тогда утром пакет будет уже в Нью-Йорке.
- Ах ты, маленький трудоголик, - жалостливым тоном протянул Кэлеб. - Ну что мне с тобой делать?
- Не знаю, - огорошила его Алексис, внезапно останавливаясь. - А что ты собираешься со мной делать?
По серьезному выражению ее лица Кэлеб понял, что вопрос этот относится не только к ближайшим минутам, но ко всему вообще и к тому, что чуть не случилось сегодня утром.
- Ну, как ты знаешь, мы с тобой партнеры. Если ты останешься тут, нам придется вести это многомиллионное хозяйство вместе, даже если тебе придется одновременно руководить своим рекламным агентством.
Алексис облизала губы.
- Да, я это понимаю.
- Если ты решила отказаться от своей доли в ранчо, твоя мать, судя по всему, прекрасно обойдется одна, тебе не понадобится торчать тут целый год и ты можешь уехать в Нью-Йорк.
Алексис снова кивнула:
- Вполне возможно.
- А я в Нью-Йорке жить бы не смог. Вот так, и спорить не о чем. Кэлеб бросил взгляд на Алексис, как бы проверяя, поняла ли она его, и продолжал:
- Я хочу сказать, что вместе мы будем, только пока ты находишься тут. А пока ты тут, мы партнеры. И оба должны об этом постоянно помнить. Скажу тебе откровенно, Алексис, меня как-то не привлекают романтические отношения с собственным партнером. Мне кажется, это было бы неразумно и рискованно.
- Да, все так, - неуверенно согласилась Алексис. - Значит, выходит, между нами ничего не может быть.
- Похоже на то. - Кэлеб задумчиво помолчал. -Но как по-твоему, стоит ли нам рассуждать о таких важных вещах вот так, наспех? Может, надо еще разок все обдумать?
Нет, если бы он ее любил, он не стал бы это предлагать. О чем тут думать? Она любит его, сходит с ума по нему, хотя знает всего около двух недель. А Райт просто ее не любит, и все. И вряд ли когда-нибудь полюбит, если способен так хладнокровно рассуждать о том, что жжет огнем ее душу.
- Я думаю, нам больше не нужно к этому возвращаться, Кэл, - прошептала Алексис. - Это патовая ситуация. Если я остаюсь и мы - партнеры, между нами ничего быть не может. Если я уезжаю в Нью-Йорк, между нами опять же ничего быть не может. - Алексис с наигранной бодростью протянула ему руку:
- Будем друзьями, хорошо?
Кэлеб посмотрел ей в глаза долгим взглядом, проверяя, не разыгрывает ли она его. Алексис стойко выдержала его взгляд, не убирая с лица ясной улыбки. Наконец он сдался.
- Согласен, - сказал он и улыбнулся. И эта улыбка означала, что все кончено.
- Кого это черт несет? - воскликнул Ангус, заметив машину, резво мчавшуюся по ведущему к дому проселку и поднимавшую облако пыли.
Кэлеб опустил газету.
- Чего не знаю, того не знаю, - сказал он, выглядывая в окно. Автомобиль был ему незнаком, да и человека, который выскочил из него почти на ходу, он тоже не знал.
- Господи, да это же Гаррет Эллиот! - воскликнул Ангус.
- Муж Рейчел?
- Собственной персоной, - буркнул Ангус. -Явился не запылился. Боится, как бы Рейчел не поверила тому, что я ей рассказал. Сейчас начнет капать ей на мозги.
Кэлеб уже знал, что имеет в виду Ангус.
- Ей будет трудно отказаться от привычки верить ему, ведь они женаты уже восемнадцать лет. Ангус фыркнул.
- Особенно если учесть, что ее отец чертовски перед ней виноват. Легко ли ей его простить?
- Ангус, ты просто женился не на той женщине.
- А потом откупился от нее и сказал своей дочери, что она умерла.
- Но ты же хотел как лучше, хотел ее уберечь.
- Да, тогда именно так мне и казалось. - Ангус сокрушенно покачал головой. - А сейчас кажется самодурством и самоуправством.
- Это как раз то, в чем ты обвиняешь Гаррета Эллиота.
- Однако на моем счету нет шантажа, - буркнул Ангус, вставая и направляясь к входной двери. - А-а, Эллиот, - сказал он, выходя на крыльцо. - Довольно странно видеть тебя здесь через столько лет.
- Где мои жена и дочь?
- У тебя нет дочери.
- Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю.
Кэлеб прислонился к дверному косяку. Гаррет Эллиот был неприятным на вид грузным мужчиной лет пятидесяти-шестидесяти с тусклыми, то ли седыми, то ли просто серыми волосами, с глубоко посаженными глазками неопределенного цвета, сердито поглядывавшими из-под бровей.
Кэлебу подумалось, что этот толстяк очень везуч, если ему удалось заполучить в жены такую красотку, как Рейчел Макфарланд. По словам Ангуса, когда родилась Алексис, Рейчел, ведь она была не замужем, находилась в таком подавленном состоянии, что готова была выйти замуж за кого угодно. Вот тогда-то и появился Гаррет. Ангус пытался отговорить ее от этого замужества, но Рейчел не послушалась. Она была польщена вниманием со стороны солидного бизнесмена. Между тем Ангус кое-что разузнал о Гаррете. Оказалось, что тот занимается незаконными сделками и в Техасе ему грозит судебное преследование.
Впрочем, Гаррет, подобно многим, у кого есть деньги, особо не опасался суда. Единственное, чего он боялся, - это как бы не потерять Рейчел. Узнав о попытках Ангуса отговорить дочь от замужества, Гаррет начал копаться в его прошлом, в надежде найти что-нибудь компрометирующее, и напал на золотую жилу. Узнав, что мать Рейчел жива и неоднократно судима за вымогательство, мошенничество и тому подобное, Гаррет моментально перешел в наступление. Он заявил Ангусу, что если тот будет и дальше вмешиваться в его отношения с Рейчел, то он расскажет ей правду о ее матери и вообще, может быть, сведет ее с ней.
Ангус не мог этого допустить. Он знал, на что способна его бывшая жена она сядет на шею дочери и доведет ее до гибели. Выхода не было, и Ангус уступил. Он взял с Гаррета слово, что тот не расскажет Рейчел о матери и будет хорошо с ней обращаться, и восемнадцать лет подряд следил, как тот держит свое обещание. Ему казалось, что ему больше не суждено увидеться с дочерью или Алексис, однако этой весной мать Рейчел умерла, и Ангус решил попытаться все исправить.
Неизвестно было только, что исправлять и как.
- Где моя жена?
- Твоя жена, моя дочь, наверху в своей комнате с Алексис. Я все ей рассказал.
- Идиот.
Кэлеб сделал шаг вперед, явно намереваясь наподдать этому типу, если тот осмелится сказать еще хоть слово, но Ангус знаком остановил его.
- Разве так разговаривают со своим тестем?
- Вы мне не тесть.
- А кто же, интересно? Кровь не вода. Рейчел мне родная дочь, и уж с этим ты ничего поделать не сможешь. Думаю, и Рейчел после того, что я ей рассказал, не станет отказываться от отца. Может, она не захочет жить у меня, но и слепо меня ненавидеть больше не будет. И уж во всяком случае, от тебя-то она уйдет, к моему удовольствию. Гаррет ухмыльнулся.
- Если уйдет. Я, конечно, не принц, но она была со мной счастлива.
- Алексис считает иначе, - вмешался Райт. Он стоял на крыльце, опершись о перила, и старался сохранять на лице невозмутимо-спокойное выражение.
- Да что она знает, эта соплячка?
- Например, Алексис еще не установила окончательно, что это вы пустили под откос ее компанию, но установит, будьте уверены. Алексис уже давно знает, что Рейчел несчастлива. Как я понял из ее слов, Рейчел несчастна уже много-много лет, и особенно в последнее время.
- Чушь, - прорычал Гаррет. Кэлеб мотнул головой.
- Вот уж не думаю. Она ведь работала вместе с матерью, ей было все видно. Ну а когда компания Рейчел и Алексис стала получать большие прибыли, вы сообразили, что вскоре они смогут вполне обойтись без вас. Тогда вы постарались подорвать дела компании.
- Вы это не сможете доказать, - ощетинился Гаррет.
- Я тоже хотела бы знать, как ты развалил мой бизнес.
- Алли! - Гаррет повернулся к Алексис. - Ты же не веришь тому, что наговорил этот парень!
- Он ничего особенного не сказал. - Алексис вышла на крыльцо и остановилась рядом с Ангусом. Он обнял ее за талию, и от этого ободряющего жеста она почувствовала себя увереннее. -Но ты ведь не сказал "нет". Ты только заявил Кэлебу, что он не сможет ничего доказать. Так что же такое он не сможет доказать?
- Ах ты, паршивка! - сердито закричал Гаррет. - Правы были мои родители, которые говорили, что ты неблагодарная тварь.
- Значит, ты тоже, как и твои родители, считаешь меня неблагодарной. Все, что я ни делала, все было плохо. А когда мне все-таки удалось чего-то добиться, ты поторопился у меня это отобрать. - Алексис смотрела на Гаррета так, словно не могла поверить тому, что сама говорила. -Я думала, мне это только кажется, а сейчас я точно знаю, что так оно все и было. Я не нужна ни тебе, ни твоим родителям. Властвовать над Рейчел - вот чего ты хотел.
- Нет уж, позвольте, мисс, я любил ее.
- Нет, Гаррет, никого ты не любил, - раздался от дверей голос Рейчел. Она вышла на крыльцо и остановилась рядом с отцом. - Если бы ты меня действительно любил, то полюбил бы и Алексис. Я, пожалуй, только сейчас поняла, что это и было подспудной причиной, почему я не находила покоя все эти восемнадцать лет. Ты меня уверял, и я тебе поверила, что мы трое - ты, я и Алексис - семья и должны держаться друг за друга, а на самом деле всякий раз, когда мы ехали на отдых или шли в театр или еще куда-нибудь, ты делал все, чтобы мы не брали с собой Алексис. Сначала я думала, что просто она еще маленькая. Но и потом, когда она выросла и поумнела, ты все равно старался избегать ее.
- Мы же супружеская пара, - заискивающим голосом проговорил Гаррет. - А супруги не таскают детей повсюду с собой.
- А ты не хотел детей, - сказала Рейчел, глядя перед собой невидящими глазами. - Ты не хотел, чтобы у нас были дети, и моего ребенка тоже не любил. Ты всегда играл совсем не того, каким был на самом деле. И если бы я не доверяла тебе так слепо, то заметила бы это уже давно.
Гаррет обескураженно вздохнул.
- Поедем домой, Рейчел. Поговорим дома. Она вздернула подбородок.
- А я дома, Гаррет. Жаль, что не понимала этого раньше.
Она круто повернулась и шагнула к двери.
- Мой адвокат с тобой поговорит, - прорычал ей в спину Гаррет.
Рейчел обернулась и посмотрела на него с усмешкой:
- Жду не дождусь. Получу половину твоего состояния и стану богатой женщиной.
- Ах ты, ведьма...
Гаррет бросился вперед, но натолкнулся на Кэлеба, который загородил ему дорогу.
- Вот чего не надо, того не надо, - сказал Райт насмешливо.
- Вы у меня еще попляшете!
- Ну, это вряд ли, - с веселым злорадством сказала Алексис. - Ничего ты нам не сделаешь.
Только попробуй, и я проверю все твои подозрительные сделки еще с тех самых пор, когда ты встретил маму.
Кэлеб посмотрел на Гаррета с нескрываемой ухмылкой:
- Она вас поймала. - Он ткнул пальцем в ту сторону, где стоял автомобиль. - Думаю, воспитание не позволит вам задерживаться дольше на ранчо. А то ведь я могу позвать шерифа.
Гаррет, взбешенный, бормоча что-то себе под нос, кинулся вниз по ступенькам. Машина рывком тронулась с места, помчалась по дороге и вскоре скрылась в пыли.
Кэлеб повернулся к Алексис.
- Вот видишь, ты добилась всего, чего хотела. Твоя мать снова дома, ты выяснила, почему она была несчастна, и сделала счастливым своего деда...
И вдруг что-то как будто вспыхнуло у него в голове, осветив истинную причину его собственного поведения всего несколько часов назад в спальне Алексис. Все дело в том, что она - сильная и решительная женщина, и если он позволит себе привязаться к ней еще сильнее, чем привязан уже сейчас, то не видать ему свободы как своих ушей. Алексис, может быть и сама не желая того, сделает его своим рабом.
Слава Богу, что у него хватило ума остановиться и не делать последнего шага. Хорошо, что он догадался сослаться на то, что партнерские отношения не располагают к любовной связи. Да, он ее хочет, но не желает привязываться душой и телом ни к кому. А Алексис как раз из тех женщин, которые способны накинуть узду на любого мужчину.
Ему это не подходит. Он в этом уверен.
Глава 13
В тот же вечер, перед самым ужином, Грейс сообщила Ангусу, что у нее будет ребенок. Алексис смотрела, как лицо деда сморщилось и он, упав в свое кресло, закрыл лицо руками и тихо зарыдал.
Конечно же, не только скорое появление второй внучки или внука было тому причиной. Так совпало, что в один и тот же день вернулась домой его родная дочь и простила его, а приемная дочь сказала о своей беременности. Все, чего он так жаждал, исполнилось.
Алексис заметила, что Рейчел внимательно изучает Грейс. Сестра Кэлеба, высокая, темноволосая и голубоглазая, держалась непринужденно. Ее муж, молчаливый и серьезный, следил за каждым ее движением. Нельзя было не заметить, что Ник Спинелли обожает свою жену.
По выражению лица Рейчел было видно, что Грейс ей нравится и вообще она всем довольна, прекрасно понимает, что, не будь Грейс, Кэлеба и Райена, вряд ли Ангус смог бы пережить утрату дочери и внучки.
- Во сколько должны приехать Райен и Медисон? - спросил Ангус. Он достал платок, утер лицо и громко высморкался.
- Я просил их приехать к семи, - ответил стоявший в дверях Кэлеб. - А это значит, что мне нужен помощник, иначе я не управлюсь с бифштексами. Ник?..
- С удовольствием, - отозвался Ник. - Грейс, ты идешь со мной?
Она отрицательно покачала головой.
- Нет, я посижу немножко с Ангусом и Рейчел.
- Я пойду, - сказала Алексис, поднимаясь с дивана. Ей хотелось, чтобы мама поскорее освоилась, почувствовала, что она действительно дома, со своей семьей. - К тому же я делаю салат лучше, чем Кэл.
Кэлеб, успевший отойти довольно далеко, повернулся:
- Никто не делает салат так, как я.
- Вот именно, - подтвердила Алексис и была вознаграждена взрывом всеобщего смеха.
- У тебя привычка, Кэл, совать в него все, что ни попадет под руку, сквозь смех проговорила Грейс.
- Потому-то мои салаты такие необыкновенные.
- Иногда почти несъедобные, - добавил Ник, хлопая Кэлеба по спине. Пойдем займемся бифштексами, а салат оставим женщинам.
- Женщине, - поправила его Алексис, ловя на себе тоскливый взгляд Кэлеба. Она отвела глаза. Они с Райтом все решили и оба знают, что это к лучшему. Алексис не будет больше обращать на него внимание, пусть себе смотрит сколько угодно. Она настрадалась достаточно, больше не надо.
Алексис вымыла овощи, с минуту постояла, размышляя, не остаться ли ей на кухне просто ради душевного спокойствия, но передумала. Нет, это ее семья, а Три Торфяника - ее дом. А Кэлеб - как-никак тоже член семьи, так что ей так или иначе придется общаться с ним постоянно, дружить с ним. Она взяла овощи и вышла во двор, где мужчины хлопотали над стейками. Минутой позже появилась Грейс под ручку с Райеном.
- А где Медисон? - спросила Алексис. Ага, значит, Грейс решила оставить дедушку и маму наедине.
- Она повела Лейси к Ангусу. Сейчас придет.., без дочки, конечно.
- Дедушка очень любит Лейси, да?
- Еще как. Он вообще любит детей, - ответил Райен.
- А судьба подарила ему одну-единственную дочь - мою маму, - да и то...
Наступило молчание. Алексис обвела взглядом находившихся во дворе людей. Как сильно приемные дети Ангуса любят его и переживают за него. Чудесная семья, о которой она могла только мечтать. Которой у нее не было по вине проклятого Гаррета Эллиота.
- Но Ангус все же не был одинок, - нарушил неловкое молчание Ник. - Да и вообще все налаживается, как я вижу.
Ник посмотрел на Алексис, словно ища у нее поддержки, она улыбнулась:
- По-моему, да. У матери, конечно, будет еще немало хлопот с Гарретом и разводом, но главное - она верит своему отцу.
- А вы? - спросила Грейс, не отводя глаз от чашки, в которую перекладывала листья латука.
- Что я? - Алексис пожала плечами.
- Что вы собираетесь делать? - спросил Райен таким тоном, словно хотел просто поддержать светскую беседу, но Алексис почувствовала, что все напряженно ждут ее ответа.
- Пока не знаю, - сказала она. - Мне надо о многом подумать.
- Ну, времени у вас навалом, да и обстановка здесь располагает к размышлениям, тихо, спокойно... - сказала Грейс.
- Если только ваши рекламщики не примутся вам трезвонить насчет новой кампании, - добавил Кэлеб, наблюдавший за мясом, которое жарилось на решетке.
- Так вы, значит, уже все сделали? - обрадованно воскликнула Грейс. Поздравляю!
- Вообще-то я сочинила целых два проекта, с легкой гримаской сказала Алексис. - Последний лучше. Я отправила первый, и тут ко мне пришла идея, я позвонила клиенту, сказала, чтобы подождал, пока получит новый вариант.
- Ну, не знаю, - вступила в разговор появившаяся в дверях Медисон. - То, что я видела, мне очень понравилось. Что там еще можно было улучшить?
- Я переписала все заново, - со смехом сказала Алексис.
- Новый ракурс?
- Абсолютно новый. Главное, чем я решила воздействовать на публику, - это верность, надежность, самоотверженность.., ну и сексуальность тоже.
- О! - в один голос произнесли Грейс и Медисон.
Ник и Райен посмотрели на Кэлеба, тот только пожал плечами.
- Вы находите что-то сексуальное в верности и надежности? - спросил скептически настроенный Ник.
Грейс поднялась со стула и поцеловала его в губы.
- Знаешь, когда ты встанешь среди ночи, чтобы поменять пеленки нашему малышу, ты мне наверняка покажешься самым обаятельным мужчиной на свете.
- В таком случае у тебя нет права голоса, - со смехом сказал Райен, глядя на Медисон. - Две недели мы жили в охотничьем домике, и ты вообще не подпускала меня к Лейси, не говоря уж о том, чтобы покормить ее или поменять подгузники.
- Потому что не хотела, чтобы ты меня обаял. Если б я увидела, какой ты ласковый, домашний, я бы вообще в тебя влюбилась тут же, а не через несколько дней.
- Что-то мне все это начинает надоедать, - заявил Райен и вопросительно посмотрел на Ника и Кэлеба:
- Когда еда будет готова?
- Через пару минут, - ответил Ник, явно испытывая облегчение. - Надеюсь, на тебя не действуют эти разговоры насчет того, что мужчина, чтобы быть мужественным, должен заниматься домашним хозяйством? - шепотом спросил он Райена. Тот неопределенно пожал плечами.
- Сам не пойму. Кэлеб расхохотался.
- Вас обоих посадили на поводок, а вы и не заметили.
Райен и Ник посмотрели на него с возмущением. Райен фыркнул:
- Ну, знаешь, кто бы говорил... Между прочим, твоя женщина выдумала все это и перетягивает на свою сторону остальных.
Кэлеб побагровел.
- Она не моя женщина.
Ник зашелся смехом. Райен закашлялся и отвел глаза в сторону.
Кэлеб хотел сказать что-то еще, но подумал: будет лучше отмолчаться. Тогда Ник и Райен, может быть, отстанут от него. А то, не дай бог, женщины услышат, о чем они говорят.
Не тут-то было. Ник заговорил снова:
- Почему же она не твоя женщина? Ты что, ничего не видишь?
- Нет, вижу, но я не дурак. Ник застыл в изумлении, Райен нахмурился, а Кэлеб, вздохнув, продолжал:
- Вы же знаете, мы с ней партнеры. На наших руках многомиллионное хозяйство. Пока мы не наладим все как следует, ни о чем таком не может быть и речи.
Ник хмыкнул. Райен неопределенно покачал голевой, глядя куда-то в сторону. Видно было, что Райт его не убедил, просто не хотелось с ним спорить.
- Потом, не забудьте, что она может уехать обратно в Нью-Йорк, - добавил Кэлеб, чувствуя, что его слова не произвели должного впечатления на брата и шурина.
- А ты что, не можешь поехать с ней?
- А ранчо? Как, интересно, я уеду?
- Мог бы ездить к ней иногда на недельку-другую... - предложил Райен.
- Мог бы, да не хочу. Моя жизнь - это ранчо. -Кэлеб взглянул на Райена, потом на Ника, словно ища у них поддержки. - Уж если и есть кто-то, кто это должен понимать, так это вы двое.
Райен что-то проворчал себе под нос. Ник покачал головой.
- Да что с вами такое? - сердито воскликнул Кэлеб. "Они что, забыли про Беки Энн Квин? Я принимаю здравое, разумное решение, а мои самые близкие друзья не понимают меня".
- Все как-то грустно... - задумчиво сказал Райен. - Мне почти жалко тебя.
- Жалко меня? - Кэлеб чуть не задохнулся от возмущения. - Меня?! Жалко?!
- Да, жалко, - произнес Ник таким тоном, словно только что это понял. - Я, например, никогда не был так счастлив, как последние несколько месяцев. Не понимаю, как ты можешь от такого отказываться.
- А как насчет независимости? - сердито возразил Кэлеб. - Уж не хочешь ли ты мне сказать, что тебя вполне устраивает неволя?
- Не правда, я не... - начал было Ник, но Райт не дал ему говорить дальше:
- Как бы не так! Да и ты тоже. - Он ткнул пальцем в Райена и продолжал, понижая голос, чтобы не услышали женщины:
- Вам все равно, свободны вы или нет, а мне не все равно.
- Так ты полагаешь, что Алексис ущемит твою свободу? - с легкой долей иронии спросил Ник.
- Уверен в этом. - Кэлеб рубанул рукой воздух. - Две недели я только и делал, что крутился вокруг нее и всячески ей угождал. Ладно, я не против, это было даже приятно, да только чувствую, что дальше будет все хуже и хуже.
Алексис, стоявшей за кустом в полуметре от Кэлеба, показалось, что она сейчас упадет. Она думала, что Райт помогает ей, потому что она ему симпатична, а на самом деле он вел себя так просто потому, что считал это своей обязанностью.
Алексис понимала, что его боязнь потерять свою свободу и попасть в зависимость связана с его неудачным романом, но сердцем не могла этого принять.
Она ни разу ни о чем его не просила.
Она ему не приказывала, не указывала, не упрекала.
Она не посягала на его свободу.
Его свобода ей не нужна.
Ей ничего от него не нужно.
Ничего.
Никогда.
Глава 14
Алексис подождала, пока ушли Райен с Медисон. Ник и Грейс удалились в одну из гостевых комнат, а ее мать и Ангус разошлись по своим спальням. Только тогда она потихоньку пробралась на заднее крыльцо, где, как она знала, Кэлеб любил посидеть вечерком, полюбоваться на звезды. Как раз там Алексис нашла его в первый вечер своего пребывания в Трех Торфяниках. И сейчас он, как и тогда, сидел, прислонившись спиной к столбу, подпиравшему навес над крыльцом.
- Могу я с тобой поговорить минутку? - спросила она спокойным голосом.
- Почему бы и нет, Алексис. - Кэлеб похлопал рукой по ступеньке, как бы приглашая ее сесть рядом. - Присаживайся.
- Спасибо, я постою.
Что-то в ее тоне заставило Кэлеба поднять голову и настороженно посмотреть на нее.
- Я ни разу не просила тебя помогать мне. Наоборот, когда я приехала, то старалась обходиться собственными силами, а также делала кое-что и для тебя тоже, например ухаживала за Терри. Не говори больше, что не хочешь иметь со мной дело, потому что боишься, как бы я тебя не закабалила. Я ни разу не просила о помощи. И твоя свобода мне не нужна. Держи ее при себе. Можешь повесить ее себе на шею в качестве украшения.
Алексис повернулась, чтобы уйти, однако Кэлеб, в одно мгновение оказавшийся на ногах, успел ухватить ее за локоть и потянул в кухню.
- А вот подслушивать нехорошо.
- Если бы ты был честным человеком, то сказал бы это мне, а не другим. Не пришлось бы подслушивать, - холодно проговорила Алексис. -Но не это главное. Ты почему-то вообразил, что я мечтаю тебя подчинить, заставить жить так, как мне хочется, руководить тобой, а ведь ничего подобного у меня и в мыслях не было. Я относилась к тебе почти все время просто как к своему партнеру, с которым предстоит вместе работать. Так как же ты посмел оскорблять меня перед членами своей семьи, уверяя их, что я якобы заставляла тебя, бедного, делать что-то против твоей воли?!
- Я ничего такого не говорил!
- А тебе и не нужно было это говорить. И так все было ясно. Ну а сейчас, когда все сказано, давай не будем больше лукавить. Я не желаю иметь с тобой никаких отношений, и если ты только посмеешь хоть пальцем до меня дотронуться, я все расскажу деду и потребую, чтобы он запретил тебе подходить ко мне ближе чем на пять метров, пока я не уеду отсюда.
Кэлеб обескураженно вздохнул и прикрыл глаза.
- Алексис, ты все не правильно поняла.
- Ну, допустим, - сказала Алексис, складывая руки на груди. - И что из этого? Давай, говори.
Райт открыл глаза и несколько мгновений смотрел на Алексис, словно решая, что сказать. Наконец он открыл рот:
- Это нелегко объяснить. Я имею в виду, почему не хочу связывать себя ни с кем. Ты мне нравишься, очень, но я уже ходил по этой дорожке и знаю, что это такое. Это настоящая тюрьма, она превращает людей во врагов... Алексис перебила его.
- Да, бедные Грейс и Райен. Два несчастных заключенных, - сказала она. Губы ее вздрагивали.
Кэлеб провел рукой по волосам.
- Они другое дело. Алексис фыркнула.
- Надо же. А, понятно. Значит, это я - злая ведьма, которая только и думает, как бы схватить тебя, бедного, и помыкать, как мне вздумается.
С этими словами она повернулась и пошла к двери. Кэлеб, не сделавший ни малейшей попытки ее задержать, остался стоять там, где стоял. Проводив Алексис взглядом, он прикрыл глаза. Как она не понимает, что если он позволит себе любить ее, то уже никуда от себя не отпустит? И ей придется распрощаться со своей свободой, как и ему?
Первое, что почувствовал Кэлеб, проснувшись на следующее утро, был запах пекущихся оладий. Он сразу вспомнил, что сегодня - последний день его отпуска. Запах был приятный, а это означало, что готовит не Алексис, а кто-то другой.
При мысли о ней у Кэлеба защемило сердце. Да, жалко, они хорошо бы сработались. Они симпатизируют друг другу, даже очень. Но вот то, что их так тянет друг к другу, никуда не годится. Это нелегко будет побороть...
Райт мысленно поморщился, вспомнив о своих рассуждениях, когда вошел в кухню и увидел Алексис. Ее волосы были стянуты в хвост, короткие шорты оставляли открытыми длинные ноги, блузка, завязанная впереди узлом, подчеркивала мягкие линии фигуры. Кэлеб остановился как вкопанный, пораженный не только ее красотой, но и тем, что она, оказывается, умеет печь оладьи.
- Ты что, научилась наконец-то нормально готовить?
- Кэл! - укоризненно воскликнула Грейс.
- Ничего, все в порядке, - успокоила ее Алексис, ставя на стол блюдо с оладьями. Вокруг стола сидели Грейс, Ник, Рейчел и Ангус. Судя по всему, завтрак подходил к концу, Рейчел и Грейс уже перешли к кофе, но по виду Ника и Ангуса было заметно, что они ждут добавки. - Твой брат считает меня неумехой. Первые дни у меня кое-что тут подгорело, просто я не сразу привыкла к новой плите. Все быстро наладилось, но у него склонность - помнить только плохое.
- Знаешь, Кэл, это нехорошо - говорить, что кто-то плохо готовит, произнес Ангус. - Если тебе что-то не нравится, возьми и сделай сам.
- Правильные слова, - сказал Райт, делая вид, что понял замечание в общем смысле. - Очень вкусные оладьи, - добавил он, проглотив кусок и изображая на лице удовольствие.
Алексис усмехнулась.
- Повесь их себе на шею, - фыркнула она и выскочила за дверь.

***

За ужином собралась вся семья - сам Ангус, трое его приемных детей, Рейчел и Алексис. Все очень изумились, когда после обеда Кэлеб учтиво попросил Алексис выйти с ним во двор.
Ее сердце гулко забилось, но она не показала виду и, глядя перед собой, вышла на мощеный дворик, где их никто не мог видеть.
Черное небо было усыпано звездами, от недалекого болота доносились таинственные звуки ночной жизни. Стараясь выглядеть спокойной, Алексис повернула лицо к Кэлебу.
- В чем дело?
Он стоял потупив глаза.
- Я хотел бы извиниться.
- И за что же?
- Ну, за свои дурацкие слова утром. Алексис застыла в ожидании. Может, он скажет еще что-нибудь? Но нет, пролетело несколько секунд, а он все молчал.
- Хорошо, будем считать, что все выяснили, сказала она ровным тоном, хотя ей хотелось кричать от отчаяния. Нет, ничего он не понял! Все, хватит с нее переживаний. Алексис выпрямилась и посмотрела на Кэлеба с широкой улыбкой:
- Я, безусловно, принимаю твои извинения. Благодарю тебя. - Она повернулась и пошла к дому. Алексис решила вернуться в гостиную, где все сидели, попивая вино и весело переговариваясь, но, не доходя до двери, остановилась. Ей не хочется ни с кем разговаривать, не хочется никого видеть. А утром можно будет как-нибудь отговориться, сказать, что у нее заболела голова.
Все говорит о том, что фатальное невезение, из-за которого она оказалась в Техасе, продолжает преследовать ее по пятам.
- Какой-какой?
- Пожалуйста, Грейс, - со смешком проговорила Алексис. - Не делай вид, что не знаешь, какой он, твой брат. Бирюк и нелюдим - вот он кто. Он даже этого и не скрывает.
- Но...
Алексис махнула рукой, предупреждая возражения.
- Прошу тебя, не надо. Дай мне сохранить хоть какое-то самоуважение. Хорошо хоть, он не имеет ничего против меня лично. Просто не хочет ни с кем связывать себя.
Грейс вздохнула.
- Я знаю, он так говорит, только, по-моему, это не правда. Просто ему здорово досталось от этой девицы - Беки Энн Квин, - и с тех пор он очень осторожен. Эта женщина вертела им, как хотела. Мне казалось, когда он встретит наконец свою суженую, до него дойдет, что все его сомнения только из-за Беки.
Алексис засмеялась.
- А с чего это ты решила, что я и есть та самая суженая? Может, она появится потом, и все будет замечательно. - Алексис говорила веселым голосом, хотя сама эта мысль была для нее как нож в сердце.
- Алексис! - послышался из прихожей голос Рейчел. - Алексис!
- Мы в кабинете, мама, - громко сказала та, подходя к двери. - Иди к нам.
- Тут для тебя бандероль, - сообщила Рейчел, рассматривая пакет. - Судя по всему, это по поводу твоей рекламы.
- О, замечательно! - воскликнула Алексис, обрадованная тем, что можно переключиться на другое и у нее, возможно, появится предлог уехать в Нью-Йорк. Ей не хочется оставаться на ранчо. Оно ей больше не нужно. И уж тем более у нее нет никакого желания работать вместе с человеком, которого она любит без памяти и который считает ее обузой.
Алексис торопливо разорвала пакет под любопытными взглядами Рейчел и Грейс. Внутри были ее рисунки и рекламные тексты, на которых тут и там краснели пометки, сделанные клиентом. Он хотел, чтобы она кое-что подправила.
Пока Алексис просматривала бумаги, с удовольствием убеждаясь, что замечаний совсем немного, Рейчел взяла у нее из рук сопроводительное письмо.
- О господи, Алексис, ты только посмотри, сколько он дает! - воскликнула она и упала на диван.
Алексис выхватила у нее письмо, пробежала глазами и села рядом с матерью.
- Боже мой, - прошептала она. Письмо перешло к Грейс. Та внимательно прочла его и радостным тоном сказала:
- Это куча денег.

***

За ужином Ангус предложил тост:
- Алексис получила сегодня радостное известие. Поэтому предлагаю выпить за нее.
- Какое радостное известие? - поинтересовался Кэлеб.
- Ее проект одобрен, - с гордостью сообщила Рейчел.
- Я очень рад, - сказал он. Ему вспомнилось, как тяжело достался Алексис этот проект. Она заслуживает удачи. - Ну и когда же приступим к работе?
- Если я соглашусь на условия, мне придется вернуться в Нью-Йорк и заняться заключением договоров о съемках клипов, подбором актеров и так далее, а мои сотрудники будут писать окончательные реплики и тексты, основываясь на моих заметках. Так что тебя это не коснется никоим образом.
- Это хорошо, - буркнул Кэлеб, уставясь глазами в тарелку. Он знал, как она хотела этого успеха. Успех был ей необходим, как воздух. Просто Кэл не ожидал, что Алексис так скоро соберется уезжать и что ему будет от этого так тяжело.
- У этой новости, Кэлеб, есть и еще одна положительная сторона, - сказал Ангус. От его взгляда не ускользнуло, что между молодыми людьми, которых он так опрометчиво свел, сделав их совладельцами ранчо, что-то происходит. -Алексис отказывается от своей половины ранчо.
Кэлеб рывком повернулся к Алексис.
- Ты отказываешься от ранчо?!
- Я уезжаю в Нью-Йорк, а значит, отказываюсь жить здесь год, чтобы получить свою долю.
- Я уверен, это можно как-то поправить, - сказал Кэлеб, бросая взгляд на Ангуса. Тот поежился. Алексис мягко улыбнулась:
- Ранчо мне не нужно. Но тебе, как я поняла, оно необходимо. Вот и получай его.
Кэлеб с трудом проглотил образовавшийся в горле комок. Да, он любит это ранчо, любит больше всего на свете. Ему хочется им владеть. Ранчо означает для него стабильность и преемственность. Но ему хватило бы и половины. Он совсем не против иметь партнера.
Райт глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Что с ним такое происходит?
- Я только хочу, чтобы ты знала - предложение остается в силе, поправился он. - Тебе незачем отказываться от ранчо только для того, чтобы оно досталось мне. Мне хватит и половины, хватит с избытком. Главное, что у меня есть свой дом.
- Внимание все! - воскликнул Ангус. - Я поднимаю тост за домашний очаг.
Все выпили. Алексис, поднеся свой бокал к губам, взглянула на Кэлеба. Она улыбалась, но, как ему показалось, улыбка была невеселая, в глазах стояла грусть, и Райт пожалел о том, что они не наедине друг с другом. Он заставил бы ее признаться, что ее тревожит. Кэл тряхнул головой. Ни к чему.
И все-таки он весь вечер внимательно следил за ней. Алексис была весела, шутила и смеялась, отвечала как полагается на все вопросы, но тень грусти в ее глазах не пропадала. К тому времени, когда Райен и Медисон, одев Лейси, попрощались и сели в машину, Грейс с Ником пожелали всем спокойной ночи, напомнив еще раз, что рано утром уезжают, а Рейчел и Ангус разошлись по своим спальням, Кэлеб был на пределе. Он молнией выскочил на заднее крыльцо, уверенный, что Алексис непременно придет поговорить с ним. Просидев там с четверть часа, он понял, что она не придет.
Зная, что Алексис не ложится спать так рано, Кэлеб, стараясь ступать бесшумно, поднялся на второй этаж, тихонько постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел.
Алексис лежала в постели, укрывшись по грудь одеялом, в светло-зеленой атласной пижаме и показалась Кэлебу еще соблазнительнее, чем когда-либо прежде. Нежный цвет пижамы делал еще ярче зелень ее глаз. Нет, пусть она потрясающая женщина, пусть она само совершенство, он, Кэлеб, пришел совсем не за этим.
Она встретила его удивленным восклицанием:
- Что ты здесь делаешь?
- Я хотел спросить, что не так, - хрипло проговорил он.
- В каком смысле?
- Я имею в виду, что с тобой?
Алексис вздохнула.
- Со мной ничего, у меня все хорошо. Контракт, который я получила, достаточен, чтобы снова открыть агентство. Так что завтра утром я еду домой. Ты получил ранчо. Мама вернулась в свой дом. Ангус обрел своих родных. Может, ты не заметил, Кэл, но в мире все прекрасно.
Кэлеб пристально смотрел на Алексис, пока она все это говорила, и внутренний голос подсказывал ему, что за ее лучезарной улыбкой стоит что-то совсем невеселое.
- Тогда почему ты грустишь?
- Я? С чего ты взял? - в ее тоне послышалась враждебность.
- Вижу по твоим глазам, - сказал Кэлеб, подходя к кровати.
- Единственное, что можно увидеть в моих глазах, так это то, что я очень устала, - слабо возразила Алексис, отодвигаясь подальше. - А утром у меня куча дел.
Только в это мгновение до Кэлеба дошло, что завтра утром она уезжает.
- Так ты грустишь, потому что не хочется покидать ранчо?
- При чем тут ранчо? - Алексис засмеялась. -Ведь ты знаешь, в каком состоянии мои дела. Вот это меня и беспокоит. Надо восстанавливать компанию. Половина моих сотрудников разбрелись кто куда. Значит, придется искать им замену, а еще ведь надо работать, искать новых клиентов.
- Значит, ты счастлива? - Кэлеб пытливо глядел ей в глаза. Рука его потянулась к ее волосам, он легонько коснулся их пальцами.
- Да счастлива я, счастлива! - прокричала Алексис и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Уходи, Кэл.
- Нет, - произнес он, наблюдая, как меняется ее лицо, как оно тянется само к его ладони, медленно движущейся от волос к щеке. - Я хочу помочь.
- Не надо, - сказала она, но в ее голосе не было уверенности. - Я не хочу от тебя помощи, ты же знаешь.
- Ну тогда хотя бы скажи, что с тобой. Ах, если бы это было возможно! Ответить его требовательным рукам и раствориться в его объятьях...
Алексис убрала его руку и рывком поднялась с кровати.
- Ты что, не слышишь, Кэл? Все хорошо.
- Я слышу, что все хорошо, а вижу совсем другое.
- Тогда проверь свое зрение, - сказала она, задыхаясь. Господи, если б только она могла действительно довериться ему и опереться на него. Нет, ее совсем не пугает работа и бесчисленные обязанности, с нею связанные, но насколько ей было бы легче, если б она могла опереться на чью-то руку. Алексис могла бы работать здесь, перевела бы сюда свой бизнес, оборудовала бы кабинет всевозможной аппаратурой, если бы.., если бы они связали свои жизни.
Нет, надо выбросить это из головы. Можно бросить все ради него. Но ведь ему-то она не нужна.
- У меня с глазами все в порядке, - сказал Кэлеб.
- Тогда проверь, как у тебя с головой, - резким тоном произнесла Алексис. Грубость - единственное оружие, которое у нее осталось. Стоит ей только хоть немного уступить, она пропала.
- С головой у меня тоже полный порядок.
- Что-то не верится, - сказала Алексис, из последних сил стараясь сохранять хладнокровие. -Если б это было так, тебя уже не было бы в этой комнате, потому... - Алексис мгновение помедлила, голос ее зазвучал еще тверже, - потому что твое появление наводит меня на кое-какие мысли, как в прошлый раз.
Кэлеб, словно ужаленный, подался назад.
- Да, ты права, - тихо сказал он.
Как только дверь за ним закрылась, Алексис рухнула на кровать. Слезы полились рекой из ее глаз, и она их не сдерживала. Пусть. Она всегда была одна, это ее не пугает.
А может быть, Кэлеб прав? Может быть, она, сама того не замечая, подавляла его, ущемляла его свободу?
Глава 15
Грейс и Ник все равно собирались ехать домой, поэтому было решено, что они подбросят Алексис до аэропорта. Кэлеб стоял на парадном крыльце, прислонившись к столбу, молча наблюдая, как Ник грузит вещи в машину. Вот он засунул в багажник чемоданы со своими вещами, ушел и появился снова, неся белый кожаный чемодан Алексис. Кэлеб вздрогнул. Ему вспомнилось, как они ругались, когда он вынимал этот чемодан из машины. Он невольно улыбнулся. Тогда казалось, что он никогда не будет ей доверять и не сможет жить с ней в одном доме. А теперь ему жаль, что она уезжает.
- Ну все, - сказал Ник, закрыв багажник машины. - Пора ехать.
- Сейчас, - отозвалась Грейс. - Мы почти готовы. - Она крепко обняла Рейчел. - Была счастлива с вами познакомиться. Очень рада, что вы здесь. Как только приедем домой, сообщу по факсу, как к нам ехать. Ждем вас в гости.
Рейчел засмеялась:
- Приеду с удовольствием.
- А ты тоже приезжай, вместе с Рейчел. Мы будем очень рады, - сказала Грейс, обнимая Ангуса.
- Знаю, - ответил Ангус. - Но лучше я приеду в другой раз. Хочу, чтобы мои девочки сначала поближе познакомились друг с другом.
Они принялись живо обсуждать подробности будущих поездок. Ник и Райен, не участвовавшие в разговоре, кивали и поддакивали, а Кэлеб неотрывно следил глазами за Алексис. На ее лице сияла широкая улыбка, казалось, ее переполняет радость оттого, что все удалось: ее мать снова дома, с Гарретом Эллиотом покончено, но глаза ее были печальны. Странно, как этого никто не замечает. Просто удивительно - все считают ее счастливой. Да и в самом деле, как же ей не чувствовать себя счастливой, когда ее работа увенчалась таким успехом и она едет домой в Нью-Йорк? Конечно, можно бы работать и тут, на ранчо. Но лучше уехать.
- Береги себя. - Рейчел прижала Алексис к груди. - Не переоценивай свои силы. Будь поосторожнее.
- Буду, мама, - с видом послушной девочки ответила Алексис, и все засмеялись. Кэлеб сощурился. Ну как они все не понимают, что ей вовсе не хочется уезжать? Неужели только он один видит, что она лишь делает веселую мину, а на самом деле ей очень плохо?
- Кэл, давай прощаться, - услышал он голос Грейс и присоединился к компании у крыльца.
- Приятного путешествия. - Райт обнял сестру и протянул руку Нику.
- Не беспокойся, машину поведу я, - сказал тот.
- Слава Богу, - с облегчением произнес Ангус, вспомнив, очевидно, чем закончилась первая поездка Грейс к Нику - она тогда вдребезги разбила машину.
- Вы теперь все время будете мне об этом напоминать, да? - со смешком сказала Грейс.
Кэлебу почему-то захотелось непременно увидеть лицо Алексис. Они с Алексис чувствуют одно и то же - тоску, печаль. Ей не хочется уезжать, а он не хочет, чтобы она уезжала. Потому что в глубине души они любят друг друга. Да, их разделяет пропасть, они очень разные. Но сейчас, когда Алексис отказалась от своей доли и Кэлеб становится единоличным хозяином всего ранчо, ему почему-то кажется, что было бы совсем неплохо владеть и управлять им вместе. Конечно, они бы то и дело спорили, но и это неплохо. Не всякий спор означает ссору.
Оглядываясь назад, Кэлеб осознал, что они редко спорили. А если и не были согласны друг с другом, то просто молча уступали. Кэлеб, к примеру, старался не мешать, когда ей нужен был покой, и старался помочь, когда она нуждалась в помощи и ободрении.
Ему даже нравилось помогать ей, утешать ее. Рядом с ней он чувствовал себя сильным. Советуя ей что-то и видя, что Алексис согласна с ним, Кэл чувствовал себя мудрым и проницательным. Как-то так получилось, каким она изменила его, сделала богаче. Он уже не тот, что был прежде.
Между тем Ник и Грейс уже направились к машине, а Алексис что-то говорила матери, явно собираясь последовать за ними.
Кэлеб проглотил слюну. Господи, его загрызет тоска по ней. Взгляд Алексис показался ему застывшим, безжизненным. Она тоже будет тосковать по нему. Кэлеб снова сглотнул. Что тут поделаешь, он такой, какой есть. Ему больше не хочется попасть в ловушку. Хочется быть вольным человеком...
По правде говоря, с ней Кэл вовсе не чувствовал, что его заманивают в ловушку. Ему было хорошо. Он почти готов это признать. Потому-то ему так тяжело ее терять.
Он ее теряет, теряет...
Теряет не потому, что она бросает его. Просто он не делает ничего, чтобы ее удержать.
- Останься, - неожиданно для самого себя сказал Кэлеб. - Он набрал в легкие воздух и выпрямился во весь свой могучий рост. - Не уезжай, - повторил он, повернувшись к Алексис.
Та застыла на месте.
- Но мне надо ехать.
- Тогда просто дай мне пять минут. - Кэлеб произнес это, испытывая странное удовольствие уже от одного того, что говорит с ней вот так, запросто, на глазах у всех, и все теперь поймут, что между ними что-то есть. Близость. Пять минут в кабинете. А потом поедешь.
Вопреки его ожиданиям, Алексис даже не взглянула на Ника и Грейс, которые ждали ее, а молча обошла стоявших рядом с ней мать и Ангуса и, высоко держа голову, направилась к крыльцу. Она не стала дожидаться Кэлеба в прихожей и пошла прямо в кабинет.
Райт бросился следом за ней. До его ушей доносились удивленные восклицания, но ему было все равно.
- Что ты хочешь? - спросила Алексис, едва тот успел переступить через порог. Когда он попросил ее не уезжать, она от неожиданности растерялась. Ее мучили страх и смутное предчувствие. А что, если она снова не правильно его поняла?
- Выходи за меня замуж.
У Алексис перехватило дыхание.
- Что?
- Выходи за меня замуж, - повторил он спокойно.
Алексис сглотнула.
- Ты понимаешь, что говоришь?
- Да, - ответил он и усмехнулся. - Я прекрасно понимаю, что говорю.
- Тогда объясни мне поподробнее, я не хотела бы снова попасть впросак.
- Мы с тобой прекрасная команда. Мы вместе возились с Терри. Мы следили за порядком на ранчо в отсутствие Ангуса. Мы уговорили твою мать приехать сюда. Мы избавились от Гаррета Эллиота. Мы сделали так, чтобы твои бумаги оказались в нужное время в нужном месте. По-моему, ты не должна отказываться от своей части ранчо. Мы вполне можем вести хозяйство вместе.
Алексис пристально посмотрела на него.
- Давай уточним. Ты хочешь жениться на мне, потому что нам хорошо работается вместе?
- Именно так. Разве тесные дружеские отношения и то, что двое прекрасно работают вместе, не лучшее основание для женитьбы?
Алексис посмотрела на него изумленными глазами.
- Как я поняла, по-твоему, любовь и сексуальная тяга друг к другу не имеют никакого значения.
- Да я люблю тебя, - пробормотал он, шагнув вперед и прижав ее к себе. - А что до сексуальной тяги, то у нас ее с избытком.
Он наклонился к ней, и долгий поцелуй растворил все тревоги и обрушил все стены и преграды, которые Алексис успела бессознательно воздвигнуть за последние две недели.
Оторвавшись от ее губ, Кэлеб обхватил ее лицо ладонями.
- Я не хочу, чтобы ты страдала. Я не могу защитить тебя от всего, да и никто не может. Но в ближайшие пятьдесят-шестьдесят лет я буду делать все, что в моих силах.
Алексис обхватила его запястья.
- Я тоже не могу уберечь тебя от всего, - прошептала она. - Тебя оскорбили и унизили. Поэтому ты был такой недоверчивый и неприступный.
- Малышка ты моя, - проговорил Кэлеб сквозь смех. - Да я к ней не чувствовал и сотой доли того, что чувствую к тебе, и только сегодня понял, почему.
- Почему? - спросила Алексис, почти со страхом ожидая ответа.
- Просто потому, что ты - не она, - ответил он твердо, как будто это исчерпывало все. Он притянул ее к себе и поцеловал. - Ты - единственная женщина, которую я люблю, которую хочу. Я готов на все.
- На все? - протянула Алексис, чувствуя, что душа ее переполнена любовью.
- На все.
- Ну ладно, - со смехом сказала Алексис, беря его под руку и направляясь к выходу. - Сейчас мы скажем всем о нашем решении, и я сразу же позвоню в Нью-Йорк. Надо договориться о том, что я буду работать здесь. Мне, наверное, понадобится еще один факс, компьютер помощнее и чертежный стол. Надо нанять секретаря...
Кэлеб почти не слышал, что она говорила, да особо и не прислушивался. Впереди у них лет шестьдесят жизни, в которой будет много работы, суеты, хлопот, и он готов насладиться каждой минутой этой жизни.
Потому что Алексис, добрая и мягкосердечная, готовая броситься на помощь каждому, любит его. И принадлежит ему.




Читать онлайн любовный роман - Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзен

Разделы:
мейер сьюзен

Ваши комментарии
к роману Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзен



ужасно скучно.....дочитала до конца через слу..
Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзенлена
8.08.2012, 21.16





Надо было добавить сцену с любовью когда он зашёл к ней в комнату и настоя на своём
Городская девчонка и кавбой - Мейер Сьюзенекатерина
10.02.2014, 22.15





Ну а что. Довольно интересно.
Городская девчонка и кавбой - Мейер СьюзенИнна
15.04.2015, 16.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100