Читать онлайн Остров любви, автора - Мей Дебора, Раздел - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров любви - Мей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров любви - Мей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров любви - Мей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мей Дебора

Остров любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Фиби проснулась в шикарных апартаментах на борту личной яхты отца. Тяжелые красные занавески драпировали альковную кровать. Какое-то время из-за сильного головокружения девушка не могла ни на чем сосредоточиться. Еще девочкой она провела здесь немало счастливых часов во время длительных круизов по морю, когда папа развлекал своих гостей.
И тут она все вспомнила. Жизнь уже больше ей не принадлежала. Фиби встала с кровати, но ей пришлось держаться за стенку, чтобы не упасть. Действие хлороформа давало о себе знать. Необходимо было поскорее прийти в себя. «Алекс, – мысленно говорила себе девушка. – Алекс».
Еще утром будущее казалось ей дивным сном. А потом приплыл отец и поймал ее, как паук муху. Фиби пришлось отдать свою свободу в обмен на жизнь любимого. Какой же она была глупой, посчитав своего отца человеком честным и благородным.
Он нанял убийц, чтобы те застрелили Алекса Хосмена. Умер ли он сразу? Или же медленно истекал кровью, лежа на снегу, пока не замерз насмерть?
Девушку сильно тошнило, она направилась к дверям каюты и обнаружила, что заперта. Ее вновь сделали пленницей, птичкой, предназначенной для золоченой клетки мира ее отца.
Фиби подошла к маленькому иллюминатору. Мрачные очертания островных хребтов предстали ее взору. Следовательно, без сознания она была недолго. Девушка слышала, как кочегары подбрасывают уголь в топки. Очень скоро паровая яхта тронется.
– Нет! – крикнула она, но свист паровых котлов заглушил ее голос. Даже если они заберут ее на большую землю, она все равно сюда вернется. Но зачем? Ведь Алекса больше нет. Нет.
Девушка упала на колени возле умывальника, и ее стошнило. Головокружение прошло, и теперь Фиби чувствовала лишь, как разрывается от тоски ее сердце.
Она хотела помнить об острове Мей как о месте, где была по-настоящему счастлива, а не как об отрывке из ночного кошмара. И вновь отец отнял у нее счастливые воспоминания.
Однако Фиби вовсе не хотелось, чтобы боль покинула ее. Она хотела помнить, чувствовать. Ибо этому она научилась здесь. Ведь жизнь ничего общего не имела со светским расчетом. На самом деле она являлась постижением красоты и очарования живой природы, тепла подлинной дружбы, боли и радости настоящей любви. И все это она обрела на этом острове и теперь навсегда потеряла.
Глядя на изрезанную береговую линию, Фиби вспоминала о мгновениях, проведенных с Алексом. О том, как он многозначительно молчал и выразительно смеялся. О том, как внимательно вслушивался в ее слова. Как ласкал, когда занимался с нею любовью. Как шептал на ушко какие-то глупости по-французски, когда по ночам они страстно отдавались друг другу. О том, как он всегда пытался сказать ей нечто важное, но так и не успел этого сделать.
Иллюминатор запотел от ее прерывистого дыхания. Как же она теперь будет жить без Алекса?
Мужество. Спасти Фиби теперь могло только мужество. Она стала храброй. Куда храбрее той неприспособленной к жизни, слабой и избалованной девчонки, что оказалась на борту «Лаки». Целая вечность, казалось, пропита со времени пожара в Ипсуиче. Девушка многому научилась у Алекса Хосмена. Он потерял Кристиана, но нашел в себе силы жить. Нашел силы радоваться этой жизни и вновь обрести любовь. И несмотря на его прощальные слова, Фиби понимала, что он любил ее, как никто другой.
Теперь и она должна была найти в себе силы продолжить эту жизнь. Она должна была найти справедливость не только для Алекса, но и для всех островитян, пострадавших по небрежности ее отца. Фиби понимала, что должна действовать осторожно, но была уверена в том, что настанет день, когда отец и нанятые им убийцы окажутся на скамье подсудимых.
Внезапно девушка услышала, как в замочной скважине повернулся ключ. Пушок зарычал. Дверь распахнулась и тотчас же закрылась. Фиби отвела взгляд от иллюминатора.
Взглянув на вошедшего в каюту мужчину, она испытала настоящее потрясение. Перед ней стоял Саймон Кросби.
– Вот тебе и сюрприз, дорогая, – промолвил он.
Отзвуки былого ужаса эхом отдались в душе Фиби. Вот тот, кто ее изнасиловал. Он превратил ее в испуганное, исполненное страха и сомнений создание.
Неужели она и впрямь когда-то считала Саймона Кросби красавцем? Фиби не могла этого вспомнить, потому что уже не была той легкомысленной молодой особой, которая считала брак главной целью своей жизни.
– Что ты здесь делаешь? – спросила она безрадостно.
– Я приехал сюда, чтобы помочь твоему отцу забрать тебя домой, – подобострастно ответил Саймон. – Если бы не я, он вообще бы сюда не поехал. Видишь ли, дорогуша, твой папенька уже на тебе крест поставил. Он почему-то был уверен в том, что после твоих приключений с дикарем из Северного моря ты мне уже не понадобишься.
Фиби вспомнила о телеграмме, гласившей, что родная дочь уже не представляет никакой ценности для Филиппа Кью. Да, папа недооценил алчность Саймона и его стремление во что бы то ни стало завладеть богатым приданым.
– Да, – продолжал Кросби. – Он собирался оставить тебя гнить здесь вместе с этими туземцами. Но я убедил его в том, что являюсь человеком слова. Я ведь пообещал на тебе жениться, а Кросби никогда не отказываются от своих обещаний. И то, что тебя угораздило попасть в грязные лапы этого варвара, отнюдь не повод, чтобы отказываться вести себя благородно.
– Какая забота, – цинично проговорила Фиби. – Скажи мне, а ты не просил отца утроить сумму приданого?
Саймон искренне рассмеялся.
– А кто теперь тебя, кроме меня, возьмет замуж? Весь Ипсуич знает о том, что дикарь тебя обесчестил. Но я ведь человек рассудительный… – И именно поэтому ты и прятался на пароходе, опасаясь ступить на берег острова? – Уже задавая этот вопрос, девушка прекрасно знала ответ. Саймон Кросби был труслив, как шакал.
– Поскольку во время нашего последнего свидания мы поссорились, я опасался того, что ты до сих пор на меня сердишься, а потому решил до поры до времени не показываться тебе на глаза.
– Мы не ссорились, – перебила его Фиби, ощутив внезапный приступ ярости. Она посмотрела ему прямо в глаза. – Ты напал на меня, Саймон. Ты меня изнасиловал!
Он вновь рассмеялся.
– Ты так считаешь? Моя дорогая, я дал тебе то, о чем мечтает каждая невеста. Привил вкус к радостям брачной постели. И не моя вина, что по неопытности ты не смогла по достоинству это оценить.
Его взгляд скользнул по ее простенькому платью и растрепанным волосам.
– Может, Алекс Хосмен и впрямь сделал мне одолжение, превратив тебя в свою шлюху. Может быть, теперь ты сможешь по достоинству оценить настоящего джентльмена…
– Я горжусь тем, что была его любовницей! Глаза Саймона сверкнули неподдельной яростью. Он попытался подойти к девушке, но Пушок вновь предупреждающе зарычал.
И тут Фиби осенило. Саймон показал себя, хладнокровным и жестоким. Но где? На пароходе ее собственного отца, где он мог чувствовать себя в полной безопасности. Отец ей теперь не поможет. Он слишком ослеплен желанием пробиться в высший свет.
– Убирайся! – громко и властно приказала дочь Кью. – Я не желаю тебя больше видеть.
Но мужчина продолжал надвигаться на нее. Фиби успела разглядеть револьвер с перламутровой ручкой, который был при нем в ночь пожара. Лучше бы ей было тогда у него украсть его и держать при себе. Но в то время она была еще столь нерешительна.
– Уходи, Саймон, – повторила она, отступая на шаг. И это оказалось ошибкой. Сзади стояла кровать.
– Не будь дурой!
Схватив Фиби за плечи, он приблизился к ее лицу.
«Вот для чего ты была создана», – долетел до боли знакомый шепот.
– Вот пример того, что ждет тебя после того, как мы поженимся.
Вновь повторялось то, что уже было в опере. Эти грубые похотливые руки, этот рот, изрыгающий грязную ложь. Это тело, наваливающееся на нее. Фиби была слишком потрясена, чтобы оттолкнуть его.
– Ложись, – приказал Саймон. Отважная дворняга вцепилась в его брюки, но Кросби просто отпихнул ее ногой. Затем он разорвал на Фиби ночную рубаху.
– Ну, давай, раздвинь ноги, поиграй со мной в шлюху, как играла с этим дикарем.
Воспоминания об Алексе вновь всплыли в памяти девушки.
– Нет! – закричала она и из последних сил молниеносно ударила мужчину коленом в пах.
Саймон задохнулся от боли и согнулся пополам, схватившись за низ живота. Воспользовавшись моментом, Фиби ударила его ногой по лицу. Горячая кровь полилась из носа Кросби.
Когда он стал обзывать ее последними словами, девушка схватила Саймона за отворот сюртука и вытащила торчавший из нагрудного кармана револьвер. Он был такой маленький и тяжелый. Перепуганная собака забилась под кровать. Фиби не знала, заряжено ли оказавшееся в ее руках оружие. Она поняла это по выражению глаз мужчины, когда прицелилась в его окровавленное лицо.
Теперь она представляла, каково было Алексу Хосмену, целившемуся в ее отца. Не было никакого оправдания для убийства человека.
Девушка нацелила револьвер на горку пуховых подушек и выстрелила единственный раз, призывая на помощь. Револьвер содрогнулся в ее руке, изрыгая пламя. Саймон бросился к Фиби, схватив ее за запястье. Ему удалось выбить оружие в тот момент, когда едкий дым заполнил каюту.
– Да ты с ума сошла, – прошептал он посиневшими губами. – Да как ты посмела поднять на меня руку…
Внезапно дверь каюты распахнулась, и на пороге появился Филипп Кью.
– Что здесь происходит?! – грозно спросил он, закашляв от револьверного дыма. – Саймон, что значит эта кровь?!
– Это, – холодно ответила Фиби, – мой ответ на его предложение.
Она попыталась прикрыть свою наготу. Увидев разорванную ночную рубашку, Кью все понял.
– О, Господи, я еще тогда должен был прислушаться к твоим словам, дочка… Ах ты, сукин сын, – прорычал Филипп, поворачиваясь к Саймону. – В конце концов Фиби оказалась права.
Выражение лица Кросби совершенно не изменилось, когда он дважды нажал на курок. Старик схватился за грудь. Темная кровь потекла по его пальцам. Бросив прощальный взгляд на дочь, Филипп Кью рухнул на пол.
Дальше девушка уже ничего не помнила. Она очнулась в луже крови. Голова отца лежала на ее коленях. До нее долетали какие-то крики и топот ног, доносившийся с палубы.
Рука отца потянулась за пазуху, и через мгновение он протянул Фиби мамин медальон, залитый кровью. Глаза Кью были уже закрыты, но он все еще продолжал шептать какие-то бессвязные слова.
– Ошибка… Он любит тебя. Любит…
«О, Господи, – подумала девушка, – даже теперь он верит не мне, а этому негодяю Кросби».
– Папа, пожалуйста, не трать силы. Помощь уже близка.
– Слишком поздно, дочка. Ты оказалась права. Ты всегда была права… Я не сделал того, о чем ты подумала…
Совершенно неожиданно ей вдруг вспомнился день из ее далекого детства. День, когда глаза папы еще лучились от счастья, отражая белые облака на ярко-голубом летнем небе. Именно таким был ее отец, совершенно не похожий на страшного старика, умиравшего у нее на руках.
– Я не…
Он захлебнулся кровью.
– Ты была права…
Наконец-таки до нее дошел смысл его слов. Слезы полились из глаз Фиби.
– Насчет Алекса… – договорила она, прекрасно понимая, что именно отец только что попытался ей сказать.
Судорога прошла по телу Филиппа Кью, и он обрел вечный покой.
У девушки не было времени на то, чтобы предаваться скорби и отчаянию. Она почувствовала дуло револьвера, приставленное к виску. Металл все еще был горячим после тех двух выстрелов, что убили ее отца.
– Представь себе, – шептал Саймон. – Ты его единственная наследница. Так что теперь у тебя миллионное приданое.
Больше не было Алекса, больше нет отца… Внезапность постигших ее утрат заставила Фиби позабыть о страхе. В один миг она вскочила с пола. Но Саймон на сей раз оказался проворнее и приставил револьвер к ее шее.
– Научилась у дикаря? – процедил он сквозь зубы. – Ну так значит, мне надо быть с тобой грубым! Должен ли я обращаться с тобой как с туземной шлюхой?!
Схватив девушку свободной рукой за волосы, Кросби швырнул ее на кровать. Она попыталась перехватить пистолет, но он ловко увернулся.
Когда она была с Саймоном в оперном театре, то пострадала исключительно из-за своей порядочности и терпеливости.
«Хватит, – подумала Фиби, – хватит терпеть эту дрянь!»
– Убийца, – закричала она, стуча кулаками в его грудь.
Револьвера она уже не боялась. Саймон не посмеет убить ее, потому что ему очень нужны ее деньги.
И вдруг на пороге появилась какая-то огромная тень. От душераздирающего стона задрожал воздух.
– Алекс?! – не поверила своим глазам девушка.
Оттолкнув ее, Саймон открыл беспорядочную стрельбу. В едком пороховом дыме Фиби практически ничего не могла разглядеть. Каждая секунда казалась ей вечностью.
И вдруг сухой щелчок сказал о том, что патроны у Кросби кончились. В дыму появился Алекс Хосмен, заключивший девушку в объятия. Через мгновение в каюту ворвались люди Алдервика.
– Хватайте его! – закричал Саймон. – Я пытался спасти мистера Кью, но негодяй успел его застрелить, а затем попытался убить и меня!
Фиби подошла к детективу, один глаз которого закрывала черная повязка.
– Саймон Кросби убил моего отца, – сделала она официальное заявление. – И теперь вы об этом знаете.
– Это дикарь подучил ее так говорить, – пискнул, пятясь к дверям, Кросби. Похоже, он забыл, что до сих пор держит в руке дымящийся револьвер. – Он сделал ее шлюхой! Трахал всю зиму, пока она не спятила!
Мужчина с черной повязкой сделал еле заметный кивок головой. Его товарищи прижали Саймона к стене, и один из них вырвал из рук убийцы револьвер, словно игрушку.
– Уведите его! – крикнул Алекс. – Уберите его подальше от ее глаз!
Фиби еще крепче прижалась к любимому. Мучительная радость разлилась по ее телу.
– А я – то думала, что они тебя застрелили, – шептала она. – Я думала, что тебя уже нет.
– Именно в этом и состояла их цель, а на самом деле они просто выстрелили в воздух.
Алекс окинул взглядом залитый кровью пол.
– Так захотелось твоему отцу. Он хотел, чтобы у нас не было надежды, но даже он не захотел обагрить свои руки моей кровью. Даже он…
Фиби села на пол рядом с безжизненным телом отца и погладила дрожащими пальцами его седые волосы. Она знала, что перед лицом смерти любовь его оказалась сильнее ненависти.
– Он узнал… Перед смертью он узнал… Обо мне и Саймоне… Но было уже слишком поздно…
Девушка прижала к губам холодную руку отца. За свою жизнь Филипп Кью совершил немало отвратительного, но тем не менее по-своему искренне любил дочь.
Фиби встала.
– Ты не ранена? – спросил ее Алекс.
– Нет, – срывающимся голосом ответила девушка.
Она забыла обо всем в его крепких объятиях. Она помнила своего отца лишь любящим человеком, единственным недостатком которого было то, что он хотел подарить ей целый мир. А ей вовсе не это было нужно. Напоследок отец отдал ей то, что останется с ней на всю жизнь. Медальон. Память о маме.
Алекс понимающе посмотрел на нее.
– Пойдем… Позволь мне увести тебя отсюда.
Они вышли на палубу, держа друг друга за руки. Морской ветер был чист и прохладен.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров любви - Мей Дебора



Замысел очень интересный.Но как-то не тронул за душу. Такое ощущение что писался репортаж с места развития событий...Хоть и считается что этот жанр не требует талантов все же хочется чего то очень интересного и захватывающего, а не сухой передачи фактов.Для этого есть газеты. В общем, 6б и ни копейки больше
Остров любви - Мей ДебораЖанночка
22.03.2016, 7.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100