Читать онлайн Остров любви, автора - Мей Дебора, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров любви - Мей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров любви - Мей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров любви - Мей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мей Дебора

Остров любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

– Нет, ты не глупая, – внушала себе Фиби. – Ты просто неопытная.
Через несколько часов после того как она осознала, что осталась одна на пустынном острове, повалил снег, а девушка уже привыкла разговаривать сама с собой.
– Похоже, я схожу с ума, – проговорила она, держа в руках охапку поленьев и пытаясь пробиться к дому. – Но, в конце концов, какое это имеет значение? Если я осталась здесь совсем одна, то и стандарты здравомыслия устанавливать мне одной.
Фиби рассмеялась этой мысли вслух, но сильный порыв злого ледяного ветра унес смех вдаль. Нагнувшись, девушка прошла в хижину.
Заунывная песня природы преследовала ее даже внутри. Она уронила охапку дров, при этом больно ударившись ногой о порог. Фиби вскрикнула от боли. Подол юбки зажало захлопнувшейся дверью, и ей пришлось снова открывать ее, чтобы высвободиться. В комнату ворвался холодный воздух.
Никогда еще девушка так не замерзала, как во время этой разбушевавшейся метели. Никогда в жизни она еще не видела, чтобы снег сыпал так быстро и в таких огромных количествах. Быть может, то же самоё когда-то пришлось наблюдать жене Тома Холла. Плотно закрыв дверь, Фиби аккуратно сложила дрова в поленницу у печи.
Только сегодняшним утром – неужели это было сегодня! – Алекс выкинул из печи последние горящие угли во двор. До весны воспользоваться печкой он не предполагал.
Девушка потерла замерзшие ладони, открыла печную заслонку и присела у печки. Теперь… Как же разводится огонь? Она, должно быть, видела это тысячи раз… О, если бы она тогда еще была и внимательна!
Фиби открыла спичечный коробок, и спички рассыпались по всему полу. Когда девушка, скрипя зубами, принялась их собирать, ее охватила внезапная тоска по Гвенде, Сьюзи и даже Белинде.
Жизнь в пансионе мисс Олборн была бесконечной цепью бессмысленных восторгов и удовольствий. Фиби и ее подруги с удовольствием принимали участие в общественных мероприятиях, важных заседаниях филантропических организаций, примерках и походах по магазинам. Как правило, дальше пустой болтовни дело не доходило. Бессмысленные лекции и развлечения.
Альтернатива той пустой жизни оказалась весьма болезненной. Теперь она уже знала это наверняка.
– Отлично, – сказала себе Фиби, вспомнив, что стоит все-таки развести огонь. – Я смогу это сделать.
Девушка засунула в печку большое полено и на всякий случай положила еще одно. Но все попытки зажечь спички и растопить печку оказались безрезультатными.
– Вот черт, – огорчилась Фиби, присаживаясь на колени. – Что же я делаю не так?
С остервенением она продолжала жечь спички до тех пор, пока у нее не осталось всего лишь несколько штук.
Фиби была готова расплакаться. Все поначалу казалось ей лишь детской игрой, а действительность была куда более страшной.
Происходящее напоминало какой-то абсурдный фарс. Фиби прекрасно изъяснялась на латыни, могла играть на фортепиано, заучивать наизусть и декламировать вслух пространные поэмы, но она никак не могла разжечь огонь, чтобы не замерзнуть.
– О, Сьюзи, как же ты была права, – произнесла девушка, чувствуя, как стучат от холода зубы. – Женщины – это рабы, которых держат во мраке невежества.
Тьма. В последние несколько недель солнца садилось все раньше и раньше, но из-за разыгравшейся за окном пурги Фиби даже не могла определить, который сейчас час. Она нашла лампу и бутылку керосина. Алекс Хосмен был щепетилен в подготовке дома к зиме, но кое-что самое необходимое оставил, чтобы использовать по возвращении сюда весной.
А до начала весны еще целых три месяца! Девушка старалась сейчас не думать об этом, не думать о том, что у нее нет ни пищи, ни огня. Фиби воспользовалась одной из последних спичек, чтобы зажечь лампу. От одного лишь вида огненного сияния в закопченном стекле ей стало теплее. Словно загипнотизированная, девушка смотрела на огонек, размышляя о том, сколь утомителен был сегодняшний день. Она была голодна, замерзла, и к тому же ей очень хотелось пить. Прямо сейчас Фиби была готова залезть одетой под одеяло и уснуть навечно. Или погрузиться в зимнюю спячку, словно какой-нибудь зверь, а весной проснуться. Искушение было велико.
– Нет, – сказала она вслух, стуча зубами, – если ты сейчас уснешь, то больше уже никогда не проснешься. Давай, разжигай печку!
Керосин из лампы немного расплескался, когда девушка поднесла ее поближе к печи, на краткий миг вспыхнув огненными языками. Сначала Фиби не придала этому никакого значения, но затем, аккуратно поставив лампу на место, подтащила к печи канистру с керосином. Облив горючим дрова, она поднесла к ним спичку. На сей раз огонь вспыхнул так сильно, что ей пришлось отпрянуть. Правда, пламя это угасло с поразительной быстротой. Фиби подбросила в печь еще несколько щепок и с облегчением вздохнула, когда в печи загудело ровное теплое пламя. Она ощутила чувство полного триумфа при виде потрескивающих в печи дров и громко рассмеялась. Но радость была омрачена тем, что дым, шедший от весело потрескивающих поленьев, не исчезал в трубу, а скапливался в хижине. Фиби понимала, что задохнется уже через несколько минут, если не найдет выхода из создавшегося положения. «Заслонка, – вспомнила она. – Открыть заслонку, закрыть заслонку, так всегда говорили слуги». Не имея ни малейшего представления о том, как выглядит эта самая заслонка, девушка наугад подняла какой-то железный рычажок. Когда спустя пару минут дым втянуло в печную трубу, она с облегчением вздохнула.
Фиби села на голый пол, поджав колени к подбородку, и любовалась на завораживающие языки пламени.
– Мне тепло, – сказала она, обращаясь к огню. – Наконец-таки я согрелась. Но кто бы мог подумать, что для того, чтобы согреться, необходимо совершить такой подвиг?
Девушке хотелось расстелить перед камином плащ и уснуть, но она понимала, что этого делать нельзя. Перво-наперво нужно было запастись необходимым количеством дров, а потом поискать что-нибудь съестное.
Фиби заставила себя выйти во двор и принести еще поленьев. От ледяного ветра перехватывало дыхание, мороз пробирал до костей, а снежная буря обрушилась на нее тысячами ледяных осколков.
Как можно скорее девушка постаралась взять вязанку дров из дровяного сарая, что находился позади дома. Фиби понятия не имела, хватит ли этих поленьев до утра. Завывающий ветер загнал ее обратно внутрь хижины.
«Хватит строить иллюзии, – твердо решила девушка. – Пора приниматься за работу!»
Она сложила дрова в железный ящик позади печи. Ощутив новый приступ голода, девушка обыскала кухонный шкаф – он был пуст.
Алекс Хосмен либо забрал излишки продуктов на большую землю, либо закатал их в бочки и поставил в погребе торговой фактории.
Он объяснял, что если оставить еду дома, то она может привлечь какого-нибудь медведя-шатуна или другого хищного зверя.
Девушка нашла небольшую баночку соли и консервированную кукурузу, которую сварила на растопленном снегу. Противная еда застревала в горле, но Фиби силой заставила себя ее проглотить. Завтра она обязательно проберется на факторию и найдет там что-нибудь посъедобнее.
С чувством, близким к облегчению, девушка стала стелить себе постель на ночь. Поскольку стесняться было некого, она подтащила матрасы поближе к печи и навалила на них толстые шерстяные одеяла. Когда Фиби повесила сушиться на спинку стула свою мокрую юбку, чулки и туфли, от них пошел пар.
Фиби Бартон Кью как правило пользовалась услугами одной-двух опытных горничных, помогавших ей по вечерам раздеться, восхищаясь при этом совершенством французских туалетов. Затем они одевали ее в белоснежную ночную рубашку из чесаного хлопка, которая была так легка, что практически не ощущалась на теле. Расчесывали ее волосы до блеска, давали выпить чашечку травяного чая с медом и спрашивали, понадобится ли мисс Кью еще что-либо перед тем, как она отойдет ко сну.
Да, прежней Фиби уже не существовало. Девушка расхохоталась. Теперь все ее нужды ограничивались двумя вещами: как утолить голод не замерзнуть насмерть.
Когда она, наконец, забралась под одеяла, ей вновь подумалось, насколько она одинока. Абсолютно одинока – первый раз в жизни.
Глядя на пляшущие в печи язычки пламени, Фиби молила Бога, чтобы проснуться вовремя и подбросить дров. И по мере того, как нарастал рев снежной бури за окном, глаза девушки слипались, и вскоре она погрузилась в тревожный сон.
Ей приснился медведь. Огромный, бурый, точь-в-точь такой, какого ей показывал Ник на болоте. У огромного зверя были крохотные маленькие глазки и окровавленная пасть. Встав на задние лапы, он подошел к Фиби и стал рычать. Но вместо рыка из его пасти вырвалось потрясающее сопрано, исполняющее арию из «Сомнамбулы» Беллини. Зверь приближался, и девушка уже чувствовала жар его тела. Этот жар лизал ее, и она таяла, обретая прежнюю чувственность.
Раздался оружейный выстрел.
Фиби резко вскочила. Сердце выскакивало из ее груди, тело взмокло от пота.
Звук выстрела по-прежнему звенел в ее ушах. Девушка привстала со своего импровизированного ложа и с облегчением обнаружила, что все это ей причудилось – в печи только что треснуло полено. Постепенно Фиби осознала окружающую ее суровую реальность. Девушка находилась в забытом Богом краю, замерзала в неком странном царстве, отделенном от остального мира. Снежное королевство, в котором ее уже никто не отыщет. Сон прошел, она очнулась, и теперь все кончено, все кончено…
Фиби рассмеялась, и смех ее был преисполнен иронии. Должно быть, она – единственная женщина, проснувшаяся в белой пустоте снежного бурана и почувствовавшая при этом скорее облегчение, чем тревогу. Заметив, что даже не помнит, как погрузилась в сон, девушка поняла, что устала гораздо сильнее, чем могла предположить.
В качестве нелишней меры предосторожности Фиби сняла со стены старое ружье. Руки ее дрожали, когда девушка заряжала оружие, вспоминая уроки в поместье отца. Поставив ружье в угол комнаты, она придвинула к дверям тяжеленный сундук и стала смотреть в окно. Ночной кошмар постепенно расплылся в зимнюю белизну, и Фиби постаралась сосредоточиться на неотложных делах.
Во-первых, нужно было поесть. Консервированная кукуруза ее особенно не привлекала, а когда Фиби подумала, что сделает из нее какое-то подобие каши, ее чуть не вырвало. Девушка решила отправиться на торговую факторию и совершить там рейд по складам. Конечно, Алекс и Грозный Рик там мало что оставили, но, вне всякого сомнения, там можно было найти что-нибудь съестное.
Едва ступив за порог, она чуть сразу не окоченела от пронизывающего ветра и поэтому поспешила вновь вернуться в хижину, плотно затворив за собой дверь.
– Отлично, Фиби, – сказала девушка самой себе, и было так странно слышать собственный голос впервые за это утро. – Хоть раз в своей жизни все тщательно взвесь и будь готова ко всему.
Она прошлась по комнате, встряхивая одежду, которую повесила сушиться у огня. Неизвестно почему, ночной кошмар не выходил у нее из головы.
Размышляя об увиденном во сне, Фиби надела все, что смогла обнаружить в доме, включая старую мягкую фланелевую рубашку. Когда мягкая ткань коснулась тела, девушку обдало волной странного запаха – терпким духом морских ветров и северных лесов и, собственно, запахом самого Алекса Хосмена.
У Фиби внезапно перехватило дыхание. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди. Но как только в момент охватившей ее дрожи в памяти всплыл образ Алекса, она сразу же успокоилась. Девушка видела Хосмена во всех известных ей ипостасях: дикарь, врывающийся в особняк ее отца; могучий защитник, спасающий из огня ребенка; моряк, бизнесмен, торговец. Мужчина, оплакивающий мальчика, которого любил как собственного сына. Она поняла, что никогда по-настоящему не боялась Алекса, и это теперь казалось ей столь странным.
– Хосмен не способен на убийство, – еле слышно прошептала Фиби.
Тяжело вздохнув, она не спеша застегнула рубаху, надела серый шерстяной чепец, натянула перчатки и сразу же вспомнила, как неуклюжие пальцы Алекса боролись с перчаточными пуговичками.
Присутствие этого мужчины ощущалось в каждом предмете хижины и в каждом уголке ее души и сердца. Фиби не могла не думать о нем, хоть это и было так некстати. Ей не стоило волноваться о Хосмене, ведь он отправился на большую землю… без нее, а она осталась в одиночестве.
Из грубого шерстяного одеяла девушка соорудила вполне пригодную плащ-накидку. Ей нужно было всего лишь пересечь двор, чтобы добраться до торговой фактории. Но за окном шел такой сильный снег, что уже на расстоянии вытянутой руки нельзя было разглядеть дороги.
Прикрывая лицо от ветра, Фиби вышла из хижины. Ее следы сразу же замело снегом, а спустя всего лишь несколько мгновений она вдруг поняла, что уже не видит дома.
Ослепленная пургой и едва сдерживаясь, чтобы не поддаться панике, девушка пошла назад, боясь заблудиться. Когда она наткнулась на деревянный порог, то чуть было не разрыдалась от радости.
Немного поразмыслив, как добраться до фактории и при этом не сбиться с пути, Фиби нашла оптимальное решение. Она отыскала моток бечевки и привязала одним концом к дверной ручке.
Держа в руках веревку и набрав в легкие побольше воздуха, девушка вновь распахнула дверь. Ледяной ветер терзал легкие, перехватив дыхание. Снежная метель грозила загнать обратно в хижину. Фиби так хотелось вернуться, свернуться калачиком у печи и молить Бога о том, чтобы снежная буря закончилась прежде, чем она умрет от голода.
Но в эти мгновения новая Фиби Бартон Кью твердо решила выжить.
Девушка пошла вперед наперекор снежной буре. Уже через десять шагов от мороза у нее онемели ноги. Еще через десять шагов показалось, что у нее уже нет ни пальцев, ни подбородка, ни носа. Фиби жалобно всхлипнула и вдруг совершенно неожиданно наткнулась на дверь торговой фактории.
– Нет! – закричала девушка, увидев, что дверь заперта на тяжелый висячий замок. – Только не это!
Истерика не поможет, она тут же прервала бесполезные рыдания. Топор… Нужно найти топор! Внушительных размеров колун с длинной ручкой висел на стене сарая, примыкавшего к фактории. Когда Фиби взяла его в руки, он показался ей куда тяжелее, чем выглядел. Проваливаясь по пояс в снег, девушка вновь добралась до дверей фактории и изо всех сил ударила по ним топором.
От удара руки у нее загудели, а промерзшее дерево не поддалось. Со второго удара лезвие топора застряло в дверной планке, не причинив ей особого вреда.
Стиснув зубы, Фиби ударила в третий раз, и от дверей откололась небольшая щепка.
– Я умру, если простою здесь еще немного, – пробормотала девушка, дрожа от холода. От этой мысли она пришла в ярость и, размахнувшись, обрушила топор на замок. Промерзшее железо хрустнуло, и он развалился.
Не веря в свою удачу, Фиби прошла в полутемный обледенелый магазин и собрала все продукты, которые только смогла найти.
Девушка набивала холщовый мешок банками ежевичного сиропа и яблочного соуса, консервированными ягодами и тушенкой. Не забыла и про кофейные бобы. Затем, перекинув мешок через плечо, она направилась к хижине. День стал сплошной белой метелью. Колющей, жалящей, воющей. Фиби абсолютно ничего не видела. Стоило ей сделать лишь один неосторожный шаг, и она могла заблудиться и замерзнуть насмерть всего лишь в нескольких шагах от дома. Девушка потянула за бечевку в кармане юбки. Ее противоположный конец по-прежнему был привязан к дверной ручке.
Оказавшись в теплой хижине, Фиби чуть не расплакалась от радости. Замерзшими руками она развела огонь и открыла банку яблочного соуса. Немного утолив мучивший ее голод, девушка уселась у камина и, смотря на огненные блики, постепенно успокоилась. Веки ее отяжелели, глаза начали слипаться, и вскоре Фиби заснула, совершенно вымотанная, но довольная собой.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров любви - Мей Дебора



Замысел очень интересный.Но как-то не тронул за душу. Такое ощущение что писался репортаж с места развития событий...Хоть и считается что этот жанр не требует талантов все же хочется чего то очень интересного и захватывающего, а не сухой передачи фактов.Для этого есть газеты. В общем, 6б и ни копейки больше
Остров любви - Мей ДебораЖанночка
22.03.2016, 7.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100