Читать онлайн Остров любви, автора - Мей Дебора, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Остров любви - Мей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Остров любви - Мей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Остров любви - Мей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мей Дебора

Остров любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

До этого мгновения Фиби казалось, что у таких людей, как Алекс Хосмен, просто не может быть нормального дома. Мужчина, которого она знала, прежде был слишком зол и дик, чтобы обладать такими мирными предметами, как кухонная утварь, одеяла и мебель, книги и керосиновые лампы.
И вот теперь девушка увидела его дом, ломая все представления, которые уже успели сложиться у нее об Алексе. Строение это вблизи оказалось отнюдь не мрачноватой времянкой. Здесь даже имелись приличное крыльцо с двумя плетеными креслами и каменная труба. Дом напоминал жилище приличного, крепко стоявшего на ногах поселенца, которому небезразлично, как он живет.
Фиби бегло огляделась вокруг, ощущая присутствие хозяина дома, когда они пересекали двор. Она на какое-то мгновение решила, что заблуждалась насчет этого мужчины, как уже ошибалась и раньше в отношении других.
Дверь оказалась незапертой, и, повинуясь одобрительному жесту Хосмена, девушка прошла в дом, в то время как ее похититель возился, открывая ставни.
Самодельные занавески, сшитые из мешковины, пропускали тусклый солнечный свет. Внутри стоял затхлый запах сгоревших дров и нежилого помещения. Глаза Фиби понемногу привыкали к полумраку. Черная железная печка и лестница, ведущая на чердак. Высокое деревянное трюмо с жестяным рукомойником. Вязанка дров у очага. Стол и стулья, эмалированные тарелки и чашки на полке.
– Вы будете спать здесь, – хмуро буркнул Алекс, распахивая ногой дверь. – А я – на чердаке.
Она прошла вслед за Хосменом в крохотную комнату с низким потолком. Здесь имелись умывальник и кровать, покрытая шерстяным одеялом. Алекс ткнул пальцем в маленькую дверцу.
– Туалет там, а воду вы сможете носить из кухни. Он поставил на пол огромный сундук, повернулся и вышел из комнаты.
Фиби стояла, не шелохнувшись, пытаясь собраться с мыслями. «Он хочет, чтобы я жила вместе с ним в этом доме. Изо дня в день, до тех пор, пока за мной не приедет отец», – мысль о том, что ей придется находиться рядом с каким-то мужчиной, а уж тем более с дикарем, по идее, должна была привести девушку в ужас. Но вместо этого Фиби испытала приступ настоящего бешенства.
– Так чем же мне заниматься?! – громко спросила она.
Шаги в соседней комнате на мгновение смолкли.
– Заниматься?
– Как проводить время… Что вы хотите, чтобы я делала?
– Не знаю… А чем вы, принцессы, обычно занимаетесь?
Девушка презрительно фыркнула.
– Мне бы очень не хотелось, чтобы вы и впредь меня так называли. Вы хоть знаете, как нужно обращаться к женщине?
Алекс подошел к ней вплотную, заслоняя собою свет. С грубым пренебрежением он провел большим пальцем по ее щеке и окинул с головы до ног оценивающим взглядом:
– Могу поспорить, что теперь я знаю, – произнес Хосмен с угрожающими нотками.
Сердце Фиби ушло в пятки, и девушка поняла, что осталась прежней трусихой. Когда же она перестанет бояться? Никогда, если он будет считать ее своим врагом. С демонстративным отвращением девушка вздернула подбородок и поспешила отойти от Алекса.
– Вы что, чувствуете себя сильнее и мужественней, когда издеваетесь надо мной?
Хосмен рассмеялся.
– Нет… я делаю это потому, что когда вы беситесь, то становитесь куда привлекательней, – произнес он и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
Фиби была на грани отчаяния. Она оказалась в самом немыслимом месте среди абсолютно чужих ей людей и не видела никакого выхода из сложившейся ситуации. Подойдя к окну, девушка отдернула занавеску, пожелтевшую от времени и пыли. По оконной раме полз огромный бурый паук. Вскрикнув, она отскочила прочь.
Закусив губу, Фиби, пошатываясь, добралась до кровати и рухнула на шерстяное одеяло, закрыв лицо руками. Ее душили слезы, однако девушка понимала, что слезами горю не поможешь. Почувствовав под пружинной сеткой что-то твердое, она встала и заглянула под кровать и увидела деревянный ящик. «Может, здесь хранятся запасные одеяла», – подумала Фиби. Здесь, в поселке, было гораздо холоднее, чем на побережье. Судя по всему, ночами здесь стояли суровые морозы.
С трудом выдвинув из-под кровати покрытый паутиной и пылью ящик, Фиби открыла его и обнаружила там детскую одежду, жестяную коробку из-под сигар с засушенной бабочкой, кожаную сумку с разноцветными стекляшками, рогатку и тетрадку с ученическими прописями.
Разглядывая вещи, девушка удивилась и смутилась одновременно: похоже, Алекс Хосмен хранил вещи, связанные со своими детскими воспоминаниями. Однако ей трудно было даже представить этого мужчину маленьким мальчиком, имевшим любящую мать.
– Какого черта! – Алекс зашел в комнату как раз в тот момент, когда Фиби с неподдельным интересом изучала содержимое ящика.
Ее словно ударило током, когда девушка уловила в голосе Хосмена нескрываемую ненависть.
Он мигом оказался рядом и резким движением ноги задвинул ящик под койку.
– Это касается только меня!
– Точно так же, как и моя жизнь, – парировала Фиби. – И тем не менее вы меня похитили. Это я должна спрашивать, какого черта?
Словно бросая мужчине вызов, она вновь выдвинула ящик.
– Здесь какие-то детские вещи, – констатировала девушка, рассматривая свою находку. – Одежда для мальчика, книги… и вот… – она достала банку с коллекцией окаменелостей, – какое же чудовищное давление испытывает листик растения, чтобы навечно отпечататься в камне, – продолжала размышлять Фиби вслух. – Кто бы мог подумать, что нечто, столь хрупкое и беззащитное, способно так глубоко врезаться в скальную породу?
– Никогда об этом не думал, – растерянно пробормотал Алекс.
– Это все ваше?
– Нет, – отрезал он.
– Тогда, может быть, все эти вещи когда-то принадлежали вашему ребенку, мистер Хосмен? Что с ним случилось?
Алекс мыском сапога снова задвинул ящик обратно под кровать. Направляясь к дверям, он бросил фразу, ошеломившую Фиби:
– Ваш отец убил его.
Хосмен посчитал, что теперь этой женщине будет о чем подумать, пока он будет заниматься своими делами. Эрик Виверсен, искалеченный в катастрофе на шахте, замещал Алекса во время отсутствия, но проблем, однако, накопилось невпроворот. Бизнес в это время года всегда шел из рук вон плохо. Народ паковал вещи, готовясь отправиться на большую землю с наступлением суровой зимы. Алексу тоже было необходимо упаковать и оставить на хранение то, что он не собирался брать с собой, подвести баланс и провести ревизию.
Благодаря Филиппу Кью, многие сюда уже больше никогда не вернутся. Кормильцы семей, молодые мужчины, погибли, а оставшиеся старики и женщины уже не смогут рыбачить или работать на лесозаготовке. Он как раз расставлял канистры с керосином, когда вошла Майла Беккер, прижимая к груди спящего ребенка. Жена священника, она была своего рода учительницей для местных детишек и в плохую погоду собирала ребятню на кухне, чтобы вслух почитать им Святое писание и научить счету.
– Добро пожаловать, Алекс, – сказал она. – Слава Богу, ты вернулся.
– Спасибо, мэм.
Ему нравилась Майла. Широкая в кости, настоящая северянка, она более всего подходила для жизни в холодных лесах. Душа ее была щедрой, как и тело.
– Чем могу служить?
– Мне нужно гвоздичное масло, – ответила она. – А то у ребенка зубки режутся, и потом не могли бы вы нам прислать немного керосина? Дни становятся такими короткими…
Хосмен кивнул в знак согласия и быстро нашел масло на полке с аптечными товарами.
– Ну как, была ли для пастора рыбная ловля удачной? – спросил он, чтобы хоть как-то заполнить возникшую паузу.
Она сожалением покачала головой. Ребенок заворочался во сне, а затем снова прижался к плечу матери. Алекс сроду не обращал внимания на маленьких детей, а теперь поймал себя на мысли, что с интересом разглядывает пухленькую детскую ручонку и розовые губки.
– Думаю, это наверняка поможет, – промолвил он, ставя на прилавок прозрачную бутылку с маслом.
Поблагодарив мужчину, Майла продолжила:
– Народ интересуется вашей гостьей, Алекс.
– Неудивительно…
Ни Алекс Хосмен, ни Майлиус никому не сказали, что собираются проделать столь дальний путь. Обычно «Лаки» ходил лишь до Литтлнеста или Хаддингтона и обратно. Алекс тяжело вздохнул. Ни Майле, ни кому-либо еще из поселенцев не понравилась бы правда о Фиби Кью. Однако рано или поздно пришлось бы объясняться с местными жителями, и лучше уж начать с жены пастора. Хоть она тоже потеряла в аварии двоюродного брата, ее строгие принципы и вера, похоже, помогли женщине превозмочь горе.
– Я и Грозный Рик были в Ипсуиче… Мы хотели поквитаться с Филиппом Кью, – начал Алекс.
– Неужели? – Майла всплеснула руками. – Бог мой! Вы не должны были этого делать… – Да мы ничего и не сделали… Когда прибыли в город, там начался пожар. Его дом был в огне.
– Почтовая лодка привезла новости о пожарах, – сказала женщина.
Перед мысленным взором Хосмена предстал Филипп Кью в вестибюле собственного особняка. Он так побледнел, когда на него навели револьвер. И почему это Алекс замешкался? Ведь порочная жадность этого негодяя забрала восемь жизней.
– На улице, где он жил, царил полный хаос, – пустился он в объяснения. – И подлецу удалось бежать, но я придумал, как заставить его за все заплатить. Женщину, что мы привезли, зовут Фиби Кью. Она его дочь…
– О, Алекс, – не выдержала Майла.
– Послушайте, дайте мне договорить… Мы дали знать Кью, чтобы он прибыл за ней сюда.
– Ну, допустим, он сюда приплывет, – вздохнула жена пастора. – Но ведь он может привезти с собой и полицию, и вооруженных гвардейцев! Разве не мало крови пролилось на нашем острове?
– Мы потребуем от него реституции для семей погибших.
– Ты хочешь сказать, что он нам заплатит? – она поджала губы. – Да никакие деньги не восполнят наших потерь.
– Я знаю, Майла. Но суд уже состоялся, и иного решения быть не может. Людям надо чтото есть. Как-то сводить концы с концами каждый день. Тут-то деньги Кью и пригодятся.
– А ты подумал о том, что деньги не решат всех проблем? – спросила Майла, и в ее голосе почувствовалась горечь.
Алексу сейчас до боли не хватало Кристиана.
– Конечно, подумал.
С тех пор как он передумал убивать Филиппа Кью, Хосмен искал другой способ восстановить справедливость. Алекс хотел встретиться с Кью лицом к лицу. Он хотел, чтобы тот увидел, где погибли невинные люди. И все это можно было осуществить, лишь вынудив мистера Кью прибыть на остров Мей.
– После аварии вдове брата пришлось перебраться с острова в Литтлнест, – голос Майлы дрогнул. – Теперь она работает в салуне, Алекс… Она продает свое тело в Доме для иммигрантов и каждую ночь напивается в стельку.
Хосмену стало не по себе.
– Мне очень жаль, Майла… Быть может, деньги Кью помогут ей сменить род занятий.
– Быть может, – прошептала женщина. – Да только местным все это не понравится. Им не понравится то, что его дочка здесь.
– Бог даст, через неделю все и кончится. Ведь это его единственный ребенок. Кью обязательно за ней приедет.
Майла расписалась в лежавшей на прилавке тетрадке.
– Знаешь, – задумчиво проговорила она, – будет весьма богоугодным делом, если мы построим на острове церковь. В моей гостиной уже становится слишком тесно.

***

– Ты уверен, что он пошел именно по этой тропинке? – спросила Фиби, окинув взглядом склон холма.
Мальчик по имени Ник истово перекрестился.
– Да провалиться мне на этом месте! Он постоянно ходит этой дорогой.
Заслонив глаза ладонью, ребенок посмотрел на солнце.
– Если вы будете держаться правее, то вам будет не так тяжело идти.
– Спасибо, – поблагодарила его девушка.
– Хорошо, что ты мне встретился.
Она наткнулась на парнишку, когда тот шел домой с богатым уловом из ближайшего пруда. Ник клялся, что знает, где можно отыскать Алекса Хосмена.
Фиби и в голову не могло прийти, что она станет искать своего похитителя, и тем не менее это случилось. Узнав, что у Хосмена был маленький ребенок, который погиб, и проведя целый день в одиночестве, в поисках ответов она направилась к фактории Алекса. Но Хосмена уже не было. Какой-то мальчуган, приятель Ника, сказал, что видел Алекса и жену священника примерно час назад.
Ник посмотрел ей в глаза.
– Ну что? – спросила она, будучи уверенной в том, что мальчик наверняка уже знает, кто она такая.
– Говорят, что вы чертово отродье…
– Кто именно?
– Да так, люди в поселке… – неопределенно ответил Ник. – И это правда?
– А ты-то сам веришь?
Уши мальчика покраснели, и он смущенно пробормотал:
– Да нет, не похоже…
Фиби улыбнулась, скрывая свое отчаяние. Здесь ее отца ненавидели все. Каждый в поселке считал, что она слеплена из того же теста. Девушка просто не знала, как противостоять такой ненависти.
Вдалеке зазвонил колокол, и Ник обернулся в сторону поселка.
– Извините, но мне пора, – заторопился он. – Кое-какие дела до ужина.
– Не волнуйся, я сама найду мистера Хосмена, – заверила его Фиби, хотя и не была в этом уверена.
Мальчик повернулся и побежал к дощатой хижине в конце узенькой улочки. Тяжело вздохнув, девушка стала взбираться вверх по склону холма, все время путаясь в длинном платье. И вскоре от постоянного напряжения у нее заболели и руки, и ноги.
Когда Фиби, оступившись, упала на скалистый валун, то решила, что лучше будет читать о приключениях в книгах, нежели принимать в них непосредственное участие. По крайней мере, когда читаешь приключенческий роман, то знаешь, что все закончится хорошо.
Вид, открывшийся перед Фиби, когда она добралась до вершины холма, поверг девушку в изумление. Где-то в глубине души появилось ощущение нежданного чуда. Фиби показалось, что она стоит на пике мира, с высоты которого просматривается дикий, покрытый осенним лесом остров. То тут, то там, подобно зеркалам, поблескивали маленькие озера. Внезапно девушка ощутила полное одиночество. Прежде подобное чувство было ей незнакомо, а сейчас… деревья и вода просто околдовали ее, приведя в состояние эйфории; шум ветра и пение птиц убаюкивали.
«Это какое-то волшебство, – подумала Фиби. – Остров, находящийся столь далеко от остального мира…» На минуту ей показалось, что, кроме нее и этой красоты, ничего не существует, и девушка вдруг испытала искреннюю радость.
– Какого черта вы здесь делаете? – грубый мужской голос неожиданно спустил ее с небес на землю.
Фиби споткнулась и чуть не упала.
– Не пугайте меня так…
– В таком случае не шпионьте за мной, – ответил Алекс Хосмен.
– Вы не можете оставить меня вот так, без объяснений по поводу моего отца!
Алекс стоял в закатных лучах солнца, глядя на девушку с явной ненавистью. На нем были потертые штаны и домотканая рубаха. Ветер играл его волосами, и Фиби невольно залюбовалась темными, слегка вьющимися прядями. Она смотрела на мужчину, словно завороженная, ощущая его близость к той дикой природе, которая их окружала.
– Я хочу, чтобы вы рассказали мне о своем ребенке, Алекс… Ну пожалуйста…
– Зачем вам это?
– Потому что я хочу понять.
Яростно пнув сапогом каменный валун, он произнес:
– Следуйте за мной.
Как обычно, Хосмен даже не посмотрел в ее сторону и не повернулся даже тогда, когда Фиби, вскрикнув, оступилась. Девушка не осуждала его за эту злобу и ненависть. То, что Алекс потерял сына, объясняло многое.
Они вышли на пустошь, посреди которой зиял огромный провал. Вокруг валялись обугленные балки, а рядом росли дикие розы.
– Это и есть медь острова Мей, – произнес Хосмен, заглядывая в жерло заброшенной шахты. – Это не руда, а чистый металл. Люди издревле искали его. Еще год назад здесь не было никакого рудника. Ваш отец решил первым заработать быстрые деньги. У Фиби перехватило дыхание – она уже догадывалась, о чем пойдет речь дальше.
– А потому он прислал сюда свою горнорудную компанию. Он не первый и не последний, да уж больно был жаден… Его люди прибыли сюда прошлой весной.
– В таком случае, почему вы возлагаете всю вину и ответственность именно на моего отца?
– Так, значит, это в порядке вещей? Платить другим за выполнение грязной работы, за то, чтобы они совершали ошибки вместо него и брали вину на себя?…
Девушка вздохнула. Конечно, Хосмен был прав. Как руководитель компании, ее отец ответствен за случившееся, даже если и не находился здесь.
– Сначала островитяне приветствовали открытие нового предприятия, – продолжал Алекс. – Народ здесь бедствовал. Одной рыбалкой и рубкой леса не прожить. И когда компания вашего отца прибыла сюда и стала строить грандиозные планы, то все местные просто рты поразевали. Кью обещал будущее вконец отчаявшимся. Дескать, словно по мановению волшебной палочки, все они скоро станут богачами. Стоит только отыскать мощную жилу, и им уже больше никогда не придется работать. Конечно же, у большинства хватило ума не поверить этим басням, но пятнадцать мужчин и подростков все же клюнули. Короче, компания отбыла восвояси, оставив представителя и пообещав рабочим премии за скорость и первый металл. Они даже не позаботились о правильной технологии и мерах безопасности работ. На это им было наплевать – важнее было найти жилу.
По спине Фиби пробежал холодок. Компания «Рудники Кью» и впрямь этим летом свернула работы на острове Мей. Она вспомнила, как прочла заметку об этом в «Дейли Курант». Теперь девушка знала о причинах этого. Правда, ее отец никогда не упоминал ни о какой аварии. Он просто обратил все свое внимание на другие принадлежавшие ему фирмы: «Пароходы Кью» и «Железные дороги Кью». Он закрывал и открывал компании вновь с быстротой модницы, меняющей наряды и перчатки.
По мнению Фиби, отец исходил из того, что на свете нет ничего постоянного. Он мечтал об аристократической жизни, но хотел купить ее на быстро заработанные деньги. Неужели он не понимал, что солидные семейства обязаны своим богатством только честному и основательному бизнесу?…
Девушка и понятия не имела о том, когда вновь увидит отца и что скажет ему после всего того, что случилось. Она даже представить себе не могла, как поведет себя папа, увидев это мертвое место, где его предприятие нанесло земле незаживающую рану и погубило восемь жизней.
Она посмотрела на все еще цветущие розы. Их было восемь, каждая в честь одного из погибших.
– Расскажите мне об аварии, – тихо попросила Фиби.
– Пятнадцать человек принялись за работу. Их подстегивали обещания больших заработков, премий и процентов от прибыли. Однако никакой прибыли не получилось. Восемь человек погибли во время взрыва. Среди погибших был и Кристиан… ему было четырнадцать.
«Кристиан, – подумала девушка, – французское имя. Имя, подходящее для древних королей». Ей стало дурно.
– Мистер Хосмен… Алекс… – прошептала она. – Мне очень жаль, что ваш сын погиб…
– Да, он действительно был моим сыном, но, к сожалению, приемным. Кристиан – старший сын моего брата Гилберта, который тоже погиб здесь. Я воспитывал мальчика с пяти лет.
Фиби поняла, что ее непреодолимо влечет к этому мужчине. Ей так хотелось пробиться сквозь стальную броню, сковавшую его сердце. Прежде девушка обвиняла Алекса в бессердечии, но теперь вспоминала моменты, опровергающие это. Честно говоря, она поняла это еще тогда, когда вместо того, чтобы убить ее отца, Хосмен бросился ей на помощь, оттолкнув от падающих балок…
– А как получилось, что мальчик стал вашим сыном?
– Мой старший брат очень рано стал отцом огромного семейства. Им просто не на что было существовать. И я взял Кристиана к себе.
– Сколько же вам было лет?
– Девятнадцать… Иного выхода не было, иначе мальчик мог серьезно заболеть. Он и так был слишком слаб.
– А где сейчас его мать? Она на острове?
– Нет. Она осталась в Нью-Касло с шестью детьми, а Гилберт приехал сюда заработать денег.
Наступила тишина, нарушаемая лишь тихим шелестом травы и редким щебетом птиц. Девушке хотелось плакать от жалости. На лице Алекса были написаны все чувства, которые он испытывал в эти минуты. Фиби не могла полностью осознать его потерю, но чувствовала всю боль его души своим сердцем, в котором хранились осколки воспоминаний о собственной матери.
– Вы говорите, что мальчику было всего четырнадцать лет. В таком возрасте легкие деньги кружат голову, – первой прервала паузу девушка, прекрасно понимая, что слова ее не смогут послужить утешением. – Думаю, вы просто бы не смогли остановить его. Некоторые готовы отдать все, чтобы использовать подвернувшийся шанс…
Отец Фиби почти никогда не упоминал о своем прошлом, но она знала, что, будучи подростком, он уже сам зарабатывал себе на хлеб. Как-то раз в разговоре с ней отец заметил, что уже в шесть лет продавал яблоки и газеты на улице.
– Мне очень жаль, что мальчика заманила на шахту именно компания моего отца.
– Кристиан думал, что все это что-то вроде забавного приключения, – с горечью произнес Алекс. – Помощник Кью лично поговорил с ним, сказал, что тот будет работать наверху… качать меха для подачи в шахту свежего воздуха… Для парня это звучало, словно праздник, особенно после того, как он всю весну проторчал на берегу, промышляя рыбной ловлей. Им не удалось добыть даже унции меди, – продолжил он. – Поставленный Кью инженер даже не позаботился о том, чтобы укрепить ствол шахты.
Алекс остановился у края провала, с тоской глядя в черную бездну.
– В тот день я работал в фактории, но взрыв все равно слышал. Все, кто был на острове, поняли, что произошло, и побежали сюда… Говорят, Кристиан погиб первым, потому что был наверху… Его рубашка болталась на ветвях дерева…
Фиби слушала рассказ Хосмена, не замечая слез, катившихся по ее щекам.
– Просто не знаю, что и сказать вам. Она даже и подумать не могла, что станет сочувствовать этому суровому человеку. Сердце, казалось, вот-вот разорвется от сострадания, которое девушка испытывала в эту минуту.
– Вы прошли через ад, и я не знаю, как помочь вам.
– А я и не жду от вас никакой помощи.
– То, что вы держите меня в заложницах, тоже не поможет вам…
Алекс проигнорировал ее замечание.
– Ваш отец свернул бизнес компании «Рудники Кью». Его адвокаты так уладили дело, что никто не взял на себя ответственность за случившееся. Никаких компенсаций не было выплачено. Погибшие были похоронены наскоро, а их жены и дети отныне должны заботиться о себе сами.
– И именно поэтому вы хотели убить моего отца? Именно поэтому?
Молодой человек смерил девушку таким взглядом, что ей захотелось куда-нибудь спрятаться.
– Выкуп за тебя, скорее всего, его обанкротит.
Ветер высушил слезы на щеках Фиби.
– Вы совсем не понимаете моего отца, – сказала она, и девушке пришло в голову, что она точно так же не понимает своего родителя. Создавалось впечатление, будто они говорят о ком-то постороннем. Фиби думала об отце, как о красивом мужчине, угождавшем любой ее прихоти. Она видела его честолюбивым человеком, упорно взбирающимся вверх по общественной лестнице, хотевшим, чтобы весь мир лежал у ног его дочери, и готовым ради этого на все. После того, что девушка узнала о мистере Филиппе Кью, отец казался ей совершенно незнакомой личностью. Да, девушка имела представление о его честолюбии, но неужели отец был способен лгать и хитрить ради того, чтобы первым открыть здесь шахту?
– А вы понимаете его? – спросил Алекс.
Хосмен.
– Достаточно… для того, чтобы заявить, что вы его никогда не обанкротите, – вспыхнула Фиби. – Его бизнес слишком обширен. Я даже не берусь перечислить все принадлежащие папе фирмы. Кроме того, даже если вы и отберете у него последний цент, отец найдет возможность вновь сделать состояние. Такой уж он человек… Непотопляемый… – Она произнесла это без видимой гордости. – Папа достаточно богат для того, чтобы заплатить компенсации всем пострадавшим от аварии. В том числе и лично вам…
– Я потерял Кристиана, а не деньги, скопленные за целую жизнь, и эту потерю не возместят ни серебро, ни золото!
Фиби стало любопытно, подозревает ли Алекс, что уже причинил ее отцу самую настоящую боль? Забрав ее, он добился своего. Она была единственной надеждой Филиппа Кью на будущее, на респектабельность, на искупление… Но лишь в том случае, если выйдет замуж за Саймона Кросби.
Девушка задрожала, вечерний ветер поднимался с озера, срывая розово-янтарную листву с кленов.
– Нужно вернуться до наступления темноты, – прервал молчание Алекс.
Она стала спускаться с холма. Тропинка уже успела подернуться ледком, и девушке приходилось цепляться за камни и ветви деревьев, чтобы не упасть. Всю дорогу Фиби чувствовала за спиной присутствие Хосмена. Он не коснулся ее, не произнес ни слова, а когда они вошли в поселок, на острове Мей уже наступила ночь.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Остров любви - Мей Дебора



Замысел очень интересный.Но как-то не тронул за душу. Такое ощущение что писался репортаж с места развития событий...Хоть и считается что этот жанр не требует талантов все же хочется чего то очень интересного и захватывающего, а не сухой передачи фактов.Для этого есть газеты. В общем, 6б и ни копейки больше
Остров любви - Мей ДебораЖанночка
22.03.2016, 7.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100