Читать онлайн Вересковая пустошь, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.02 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Вересковая пустошь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На следующее утро Домине, как обычно, встала рано и вместе с Мелани засыпала овес лошадям, когда в конюшню вошел Джеймс. Он был один, и Домине гадала, как себя чувствует безукоризненная синьора Марчинелло. Конечно, она найдет в «Грей-Уитчиз» тот покой, о котором мечтала, при условии, что будет за милю обходить миссис Мэннеринг.
Джеймс нахмурился, когда увидел Домине, несущую два ведра с водой, и резко спросил:
- И как долго все это продолжается?
Домине поставила свою ношу на землю и выпрямилась.
- Что - это? - равнодушно спросила она. - Моя помощь Мелани?
- Да.
- Почти с тех пор, как я приехала сюда. И вы знали, что я помогаю на ферме.
- Знал, но не думал, что ты встаешь в такую рань и занимаешься тяжелой и грязной работой. - Он свирепо взглянул на Мелани.
Та развела руками:
- Ее никто не заставлял это делать.
Домине гневно сжала губы - Мэннеринг снова пытался подчинить ее своей воле.
- Вот именно, - быстро заговорила она, подтверждая заявление Мелани. - Я сама вправе решать, чем заниматься, и мне нравится ухаживать за животными! А если вы думаете, что в монастыре из нас растили белоручек, позволяя бездельничать, то вы ошибаетесь. Там было предостаточно работы, и мы делали ее. И никто не роптал! - Она гордо вздернула подбородок. - Вы мало времени проводите в «Грей-Уитчиз» и представления не имеете о том, что происходит на ферме, мистер Мэннеринг, поэтому не думайте, что можете заявляться сюда и командовать!
Выпалив эту гневную тираду, Домине прикусила язык и машинально сделала шаг к выходу, готовя себе путь к отступлению, - даже Мелани стало не по себе от этих слов, и она с удивлением воззрилась на подругу, а Джеймс Мэннеринг заметно побледнел от ярости.
- Ну-ка стой! - резко приказал он. - Я что-то не совсем понимаю причину этого бунта на корабле. Очевидно, что-то произошло в мое отсутствие, и мне это не нравится. - Он взглянул на Мелани. - Что ты успела ей наболтать?
Мелани пожала плечами:
- Ничего, абсолютно ничего. - Она обиженно засопела. - Если хочешь знать мое мнение, девочка просто начинает познавать мир в целом и тебя в частности!
- Что это должно означать?
На этот раз Мелани густо покраснела.
- Да так, ничего, - пробормотала она. - Послушай, давай закончим этот пустой разговор, у меня много работы. - Она повернулась и пошла в амбар.
Домине снова попыталась поднять свои ведра, но Джеймс остановил ее, схватив за руку.
- Подожди, - мрачно сказал он. - Я хочу поговорить с тобой.
- А это не может подождать?
- Нет, черт побери, не может! Седлай свою кобылу! Поехали прогуляемся.
Домине хотела отказаться, но не посмела. Выражение его лица подсказало ей, что он не потерпит никаких возражений, и девушка молча оседлала Роузи и вывела ее во двор.
Однако простор вересковой пустоши снова вдохнул в нее энергию, и все мрачные мысли растворились в бесконечной радости свободы. Домине набрала полную грудь сладкого морозного воздуха и пришпорила лошадь, не обращая внимания на неодобрительный взгляд опекуна.
Погода тем утром вполне соответствовала настроению Джеймса Мэннеринга. Из-за линии горизонта на небо вползали грозовые облака, распространяя над торфяниками странную давящую атмосферу, прибрежная полоса была окутана пеленой тумана. Воздух был сырым и промозглым, и Домине съежилась в седле - толстый свитер, натянутый поверх старой футболки Мелани, не спасал от холода.
Наконец Джеймс нарушил молчание:
- Останови лошадь. Здесь есть укрытие, которое я нашел однажды, будучи ребенком. Там сухо, нет ветра, и мы сможем спокойно поговорить.
Домине заколебалась, но он уже спрыгнул на землю, и ей пришлось последовать его примеру. Они стояли у подножия крутого склона, и Джеймс взял коня под уздцы и провел его под нависавшую над вересковым ковром каменную глыбу. Домине двинулась за ним и, к своему удивлению, обнаружила под глыбой подобие пещеры, в которую вел узкий проход, скрытый подлеском и колючим кустарником. Джеймс уже привязал свою лошадь к пробивавшемуся сквозь камни деревцу, и Домине прикрепила поводья Роузи рядом. Сквозь зияющий провал пещеры она могла видеть, что далее не было никаких потаенных углублений, просто сводчатая стена из камня.
Джеймс извлек из кармана пачку сигарет и прикурил, не спуская внимательных глаз с Домине. Девушка нервно переминалась с ноги на ногу. Она чувствовала себя так, словно что-то натворила и ее вызвали в кабинет настоятельницы монастыря Святых Сестер - у Джеймса Мэннеринга сейчас было точно такое же суровое выражение лица и во взгляде читалось порицание. Он молча курил, не торопясь сообщить ей, о чем собирался поговорить, и наконец Домине не выдержала:
- Вы хотели мне что-то сказать? Давайте покончим с этим побыстрее, здесь очень неуютно. Если вы собираетесь и дальше унижать меня, почему бы вам не начать прямо сейчас?
Его глаза потемнели.
- Прекрати разговаривать со мной так, словно я твой враг! - раздраженно воскликнул он. - Что с тобой случилось? Когда я привез тебя сюда, мы могли, по крайней мере, мирно общаться друг с другом.
Домине сердито пнула ногой камень.
- Вы сами говорили, что мужчины и женщины всегда были противниками, помните?
Он улыбнулся:
- Ты выдергиваешь мои слова из контекста. Наши с тобой отношения отличаются от тех, что бывают между мужчиной и женщиной!
- Ах, ну конечно! - выкрикнула Домине. - Я на мгновение забыла, с кем разговариваю! Пока вас не было в «Грей-Уитчиз», я убрала все игрушки. Теперь мне снова придется их достать! - Она опустила голову, и ее плечи поникли. - Ну почему вы заставляете меня произносить подобные вещи? Вы никогда не будете обращаться со мной как с равной! - обреченно выдохнула она.
Мэннеринг наблюдал за выражением ее лица.
- Ну почему же? Когда ты прекратишь вести себя как ребенок, я буду обращаться с тобой как с взрослой.
Глаза Домине сверкали, но она не вымолвила ни слова, и он продолжил:
- Я хотел поговорить с тобой о Лючии.
Ну вот, опять то же самое - оставаясь с ним наедине, она ждала, что произойдет что-то очень важное, но каждый раз ее уделом становилось разочарование.
- Что ты думаешь о ней? - поинтересовался Мэннеринг.
Домине встрепенулась:
- Разве мое мнение имеет какое-то значение?
Джеймс нахмурился, но не отреагировал на этот выпад.
- Лючия собирается остаться в «Грей-Уитчиз». Так что прошу любить и жаловать.
Домине наморщила нос.
- Я не персонаж вашей пьесы, - ехидно заметила она. - И не могу полюбить человека только потому, что вы этого хотите.
Джеймс с видимым усилием сохранял самообладание.
- Из этого замечания я делаю вывод, что она не понравилась тебе, - сухо произнес он. - И ты была невежлива с ней прошлым вечером, мало того, что ушла, так еще и не пожелала ей спокойной ночи.
Домине покраснела.
- Мне казалось, вы не хотели, чтобы я мешала вам, - резко возразила она.
Джеймс бросил окурок на землю и раздавил его каблуком. Домине водила пальцем по острому краю камня у входа в пещеру.
- Можно задать вам вопрос?
- Если хочешь. Но ответить не обещаю.
- Зачем вы привезли ее сюда?
Он привычным жестом прошелся рукой по волосам.
- Она же говорила тебе, что журналисты ей проходу не дают.
- И вы ее пожалели?
- Что-то в этом роде.
- Как трогательно! - Теперь в голосе Домине звучала откровенная насмешка. - Да о вас в газетах писать надо: Джеймс Мэннеринг, преуспевающий драматург, спасает еще одну девицу в отчаянии. Всего шесть месяцев назад он предложил кров осиротевшей воспитаннице его… - Она запнулась, но гнев пересилил страх. - Что мы расскажем почтеннейшей публике о ваших взаимоотношениях с дедушкой Генри?
- Ты… маленькая негодяйка! - Он одним прыжком оказался возле нее и, мертвой хваткой сжав запястье, притянул девушку к себе. - На этот раз я выполню обещание задать тебе трепку!
- Только попробуйте! - словно провоцируя его, выкрикнула она и похолодела от ужаса, когда он потащил ее в глубь пещеры к широкому и плоскому осколку скалы.
Перекинув девушку через колено, он несколько раз довольно болезненно шлепнул ее. Парализованная страхом и унижением, Домине ничего не могла с этим поделать - да и вряд ли она сумела бы вырваться из его железных рук. Когда он наконец поставил ее на ноги, она готова была разрыдаться от обиды и отчаяния.
- Вы… вы… з-зверь! - заикаясь, выдавила она, пытаясь привести в порядок помятую одежду. - О, как… как вы могли?
Мэннеринг тоже встал, мрачно глядя на нее сверху вниз.
- Ты сама напросилась, - свирепо прошипел он, но в его глазах Домине заметила беспокойство. - Прости, если я причинил тебе боль, но надо было дать тебе понять…
- Что понять? - Ее голос сорвался. - Что я нахожусь на вашем иждивении и вы можете делать со мной все, что вам заблагорассудится? Что вы можете бить меня, если вам захочется?
- Я не бил тебя! - взбешенно возразил он. - Я просто применил полезное наказание!
- Полезное наказание! - передразнила Домине. - А вы бы сделали то же самое с Лючией Марчинелло, если бы она посмела дерзить вам? Или с Ивонн Парк? Или, может быть, с Мелани? - Она подошла ближе, презрительно глядя ему в глаза. - Ах, ну да, я забыла, что все они - жертвы фатальной привлекательности Мэннеринга и не станут вести себя с вами как невоспитанные малолетки! Какие способы женщина, подобная Лючии Марчинелло, использует, чтобы убедить вас принять ее точку зрения? Я понимаю, что мои действия довольно неопытны и наивны и я опрометчиво говорю то, что думаю, не следя за языком, но должны быть способы…
- Я предупреждаю тебя, Домине… - начал он.
- Предупреждаете о чем? - Она смахнула слезы, горевшие в уголках глаз. - Каким еще наказанием вы можете меня напугать? Вы сделали все, что было в ваших силах. Хотя нет - вы могли бы конфисковать мою новую одежду конечно же или запретить мне покидать свою комнату, но…
- Прекрати это! - Джеймс почти кричал. - Я привез тебя сюда с единственной целью - обсудить появление в доме Лючии. Но что происходит? Ты умышленно превращаешь слабую надежду на общение в крестовый поход против возможных несправедливостей! Я сполна получаю свою долю брани от матери!
- В отличие от вас я лишена даже этого удовольствия, - тихо сказала Домине. Ее голос дрогнул, и она отвернулась, часто дыша, пытаясь не разрыдаться.
- О, Домине, ради бога! - простонал он нетерпеливо. - Хорошо, хорошо, я извиняюсь. Я потерял самообладание, и это было непростительно. Приношу свои извинения. - Он вздохнул. - Но ты подстрекала меня, и это было невыносимо! Последняя пара недель была для меня просто адом! Я спал по три-четыре часа в сутки и, возвращаясь сюда, мечтал об отдыхе, но вместо этого столкнулся лицом к лицу с бушующей мегерой! - Он тряхнул головой. - Я не пытаюсь оправдать свои действия, я просто пытаюсь объяснить… - Он замолчал и, аккуратно взяв девушку за плечи, развернул так, чтобы она смотрела ему в лицо. - Ты слушаешь меня?
Домине провела тыльной стороной ладони по глазам.
- Каждое слово. Хорошо, вы все объяснили. Теперь мы можем ехать домой?
- Домине! Что ты хочешь услышать от меня? Я извинился! Что еще я могу сделать?
Девушка пожала плечами.
- Ничего конечно же, - уныло ответила она, охваченная ужасным чувством отчаяния.
- Домине, - почти умоляюще произнес он. - Взгляни на меня! - И, когда она сделала это, добавил: - Ты простила?
Домине до боли закусила губу.
- Я не собираюсь облегчать вашу совесть, говоря «да», - ответила она, чувствуя, как ее снова охватывает негодование.
Внезапно пальцы Мэннеринга крепко обхватили ее предплечья, и он посмотрел на нее с мукой во взгляде.
- Ты хочешь получить то, что тебе причитается? - хрипло произнес он. - Хорошо, Домине, ты получишь это… - И он прижал ее дрожавшее тело к себе.
Взяв девушку за подбородок, он заставил ее посмотреть ему в лицо, и она затрепетала под взглядом блиставших голубых глаз. Затем его губы, жадные и требовательные, уничтожая все ее невинные представления о том, каким должен быть первый поцелуй, приблизились к ее губам. Его руки скользили по ее спине, ласкали талию, прижимая ее все теснее, так что она чувствовала горячий жар его тела. Пока его рот ласкал каждый дюйм ее лица и шеи, он распустил ее косу, и шелковистая волна заструилась по ее плечам. Когда его губы снова вернулись к ее рту, она обвила руками его шею, взъерошила волосы на затылке, притягивая к себе.
Она не знала, как долго пробыла в его объятиях, но поняла, что хотела бы остаться в них навсегда. Он разбудил какую-то силу, дремавшую в ее душе, и она испытала голод, который мог утолить только мужчина.
Но едва осознав свои желания, она почувствовала, как что-то мокрое ударило ее по руке, и в следующий миг непрерывный поток воды накрыл их обоих. Они стояли у выхода из пещеры, и сквозь нависавшие над ними кусты прорывался осенний ливень. Этого было достаточно, чтобы привести Джеймса в чувство, и он оттолкнул Домине в сторону почти с яростью.
- Боже мой! - пробормотал он. - Спасибо небесам за дождь! Я, должно быть, схожу с ума!
Домине потрясенно смотрела на него, заметив неподдельный страх, тенью прошедший по смуглому лицу. Повернувшись, она уставилась на внезапно потемневшее небо и прозрачную монолитную стену дождя за границей их маленького убежища.
Изо всех сил пытаясь вести себя естественно, Джеймс произнес напряженным голосом:
- Нет смысла нам обоим мокнуть. Я поскачу назад с лошадьми и вернусь за тобой на «лендровере».
- Я не хочу оставаться здесь, - ответила девушка, дрожа от холода и волнения. - Я скорее решусь ехать под дождем.
- Но ведь льет как из ведра! - нетерпеливо воскликнул он. - Ты замерзнешь насмерть. Это не займет у меня много времени, а ты будешь здесь в безопасности.
- Я хочу ехать с вами, - с мольбой прошептала она. - О, Джеймс, почему вы опять сердитесь? Ничего ужасного не случилось! Или… вы не хотели целовать меня?
Его глаза немедленно помрачнели.
- Хотел, - чуть слышно пробормотал он. - Но я презираю себя за этот порыв!
- Почему? Почему?!
- Потому что ты намного моложе меня и я твой опекун! - сурово ответил он. - Я не могу снова извиняться. Но если это тебя утешит, знай, что я ненавижу себя за этот поступок!
- Но вы признаете, что я не ребенок? - настойчиво спросила она.
Джеймс прошел мимо нее и размотал поводья гунтера.
- Да, - взбешенно рявкнул он, - ты не ребенок! И если это доставит тебе удовольствие, у тебя есть способность провоцировать поступки, на которые раньше я не был способен! - Он посмотрел вверх на темное, мрачное небо. - Но это больше никогда не произойдет. Я обещаю.
Сердце Домине на мгновение перестало биться, и она спросила с горечью:
- Как вы можете говорить так уверенно?
Он ловко оседлал гунтера, вскочил в седло и взглянул на девушку сверху вниз.
- Потому что я намерен устроить так, чтобы между нами пролегли тысячи миль, - резко ответил он. - И чем быстрее, тем лучше!
Домине склонила голову.
- Вы полагаете, что можете вот так, без эмоций, спланировать свою жизнь? - неуверенно сказала она. - Разве чувства ничего не стоят для вас?
Он вздрогнул.
- Какие чувства ты имеешь в виду?
- Например, любовь… - тихо пробормотала она.
- Любовь? - Его глаза безжалостно блеснули. - Что такое любовь? Я сомневаюсь, что ты знаешь ответ, и я, если честно, тоже не знаю. Эта роскошь мне недоступна.
- Но ваша мать любит вас! - воскликнула Домине.
- Неужели? А может, она любит власть, которую я невольно вложил в ее руки? - Он презрительно рассмеялся. - И если ты думаешь, что внезапное физическое влечение, которое мы оба только что испытали, имеет какое-то отношение к этому великому чувству, тогда ты очень далека от истины. Признаю - я хотел тебя, Домине. Но с тобой или с другой девушкой - удовольствие было бы одинаковым! - Почти выкрикнув последние слова, он развернул лошадь и ускакал прочь.
Домине смотрела ему вслед, медленно поднявшись на склон, не обращая внимания на ливень. Она чувствовала, как горячие слезы незаметно скатываются по щекам, смешиваясь с дождевыми каплями, и ощущала на губах солоноватый привкус. «О, как он мог? - думала она. - Неужели все мужчины похожи на него? Неужели их голод может удовлетворить любая женщина?»
Чувствуя себя опустошенной, она соскользнула со склона и отвязала Роузи. По крайней мере, Джеймс не забрал ее лошадь. Что ж, если он решит вернуться на «лендровере», то попросту потеряет время: у нее не было намерения оставаться здесь и ждать его, а затем терпеть невыносимую пытку, сидя в машине рядом с ним.
К счастью, Мелани видела, как она въезжала на конюшенный двор, и Домине надеялась, что подруга скажет своему кузену о благополучном возвращении его подопечной. Проигнорировав немой вопрос в глазах Мелани, она спросила, стуча зубами от холода:
- Можно оставить Роузи конюху? Я промокла и замерзла до костей! - и поспешно исчезла в доме. Она пробежала сквозь холл и уже поднималась по лестнице, когда столкнулась с миссис Мэннеринг.
- Домине! - воскликнула та, цепко ухватив ее за руку. - Где ты пропадала? Ты насквозь промокла! Боже мой, а что приключилось с твоей косой?
Домине потупилась, избегая смотреть в глаза миссис Мэннеринг.
- Я… я случайно зацепилась о… - Она мучительно придумывала ответ и наконец выдавила: - О ветку. Мы… мы с Роузи так спешили домой в бурю, что ничего не замечали вокруг.
Объяснение прозвучало малоубедительно, и миссис Мэннеринг с подозрением нахмурилась.
- Ты встречалась с Винсентом на вересковой пустоши, так? - поинтересовалась она.
Домине устало вздохнула.
- Нет, конечно же нет.
- Но вчера вы вместе провели вечер и ты вернулась домой очень поздно?
- Да. Я виновата и обязательно постараюсь больше так не задерживаться.
- Хорошо, - кивнула миссис Мэннеринг. - Ты познакомилась с нашей новой гостьей?
- Синьорой Марчинелло? Да, еще вчера.
- Что ты о ней думаешь? - Брови миссис Мэннеринг недовольно сошлись на переносице. - Джеймс, кажется, собирается взять под крыло всех несчастных девиц.
Домине не считала слова «несчастная девица» подходящим определением для такой красавицы, как Лючия Марчинелло, и тихо проговорила:
- Синьора Марчинелло нуждается в тишине и покое. По крайней мере, так она сказала.
- Что ж, она притащила с собой столько багажа, что сможет обеспечить себе лет сто тишины и покоя. Видимо, она пробудет у нас неопределенно долгое время, пока не поймет, что это не гостиница и что я не собираюсь скакать вокруг нее на цыпочках! У меня и без нее достаточно забот. Я думаю, это было верхом безрассудства со стороны Джеймса…
- Извините, - не выдержала Домине, - не могли бы мы оставить этот разговор на потом? Я замерзла, и с меня уже натекла целая лужа дождевой воды - боюсь испортить ковер на лестнице.
Миссис Мэннеринг надменно пожала плечами.
- Это я извиняюсь, что задержала тебя, - сухо ответила она. - Я знаю, что всем наплевать на мои чувства. Удивительно, что Мелани на этот раз со мною согласна - похоже, ей тоже не понравилась новая подружка Джеймса!
- Синьора Марчинелло только что овдовела, - заметила Домине, покраснев.
- Думаешь, для таких, как она, это имеет значение? - возмутилась миссис Мэннеринг. - Дорогая моя, эти вертихвостки не задумываясь заведут интрижку, если поблизости не окажется ни одного репортера! Но я не потерплю подобного поведения в моем доме! Ни-ко-гда!
Домине могла бы сказать, что этот дом принадлежит не ей, а Джеймсу, но у нее не было сил спорить. Вместо этого она с сочувствием покивала и, еще раз извинившись, почти пробежала остаток пути до своей комнаты.
Очутившись там, она сбросила всю одежду, набухшую и отяжелевшую от воды - промокли даже лифчик и трусики, - наполнила ванну и уже собиралась залезть в нее, когда Лили крикнула, что завтрак готов. Не обращая внимания на приглашение, Домине добавила в воду ароматизированную соль, медленно опустилась в ванну - сначала кожу защипало от горячей воды, но потом тепло постепенно ласковой волной проникло до самых костей, расслабляя окоченевшие мышцы, и девушка, испытывая невероятное блаженство, сползла пониже, так чтобы вода закрывала плечи.
Она неподвижно пролежала в полудреме около получаса, окутанная дымкой пара, прикрыв глаза, полностью расслабившись, чувствуя, как тепло рассеивает все мрачные мысли. Хорошенько согревшись, она выдернула из ванны затычку, и вместе с водой стало уходить состояние блаженной эйфории. Ее затуманенный мозг вновь заполнился мыслями о Джеймсе Мэннеринге и утренних событиях. Она не могла перечеркнуть то, что произошло, так, как это сделал он - легко и не задумываясь. Сегодня закончилась одна глава ее жизни и началась другая, и не важно, скольких мужчин она познает в будущем, никто не сможет взбаламутить ее душу одним-единственным прикосновением. Только Джеймс. Неистовый жар рождался где-то в глубине ее сердца и пробегал по всему телу, когда она вспоминала тепло его рук, а вслед за этим накатывало леденящее осознание того, что она была не первой женщиной, испытавшей подобное в его объятиях. И не последней!
Она резко поднялась, выбралась из ванны и яростно растерлась махровым полотенцем. Теперь ее кидало то в жар, то в холод, и она поняла, что виной тому были не только мысли о Джеймсе. Ее зубы продолжали выбивать дробь, даже когда она натянула на себя футболку, два свитера и теплую вязаную юбку. Решив, что нельзя больше откладывать неизбежное, Домине побрела в столовую.
В холле она столкнулась с Мелани. Та была в макинтоше, с которого ручьями текла вода.
- Дождь все еще идет? - спросила Домине, чихнула и полезла за носовым платком.
Мелани нахмурилась:
- Льет как из ведра. Что случилось, Домине? Ты выглядишь ужасно! Джеймс сказал тебе какую-нибудь гадость на пустоши?
Домине помотала головой. Меньше всего на свете ей хотелось сейчас откровенничать с Мелани.
- Что ты, конечно нет, - сказала она, предательски покраснев. - Ох, как я замерзла! Надеюсь, в гостиной разожжен камин.
- Хорошо, не хочешь говорить - не надо, - пожала плечами Мелани. - Я собираюсь принять ванну - на улице в такую погоду все равно нечего делать. Кстати, ты пропустила завтрак.
- Я принимала ванну, - объяснила Домине. - А где все?
- Тетушка Джеральдина на кухне, а синьора Марчинелло потребовала завтрак в постель. Джеймс нагрузил для нее поднос и потащил в комнату.
- Понятно. - Домине с трудом выдавила улыбку, и девушки разошлись.
Домине была рада, что гостиная оказалась пустой, и, подтащив кресло поближе к камину, протянула руки и ноги к огню. Очевидно, она успела простудиться, но по сравнению с ее эмоциональным состоянием это было пустяком.
Вскоре в гостиной появилась миссис Мэннеринг.
- А, вот ты где, Домине! - воскликнула она. - Почему ты не спустилась к завтраку?
- Я принимала ванну.
- Ну, ничего, Лили через несколько минут принесет мне кофе - могу поделиться, - благодушно произнесла миссис Мэннеринг, устраиваясь на диване.
- Спасибо, - улыбнулась Домине и снова уставилась на огонь.
- Ты слышала? Синьора Марчинелло пожелала, чтобы завтрак был подан ей в комнату! - заметила миссис Мэннеринг, поднимая утреннюю газету и небрежно пробегая глазами заголовки. - Я, разумеется, отказалась ей потакать, но Джеймс меня не поддержал. Боже мой, какой стыд! Что подумают слуги? - Она возмущенно поджала губы и взглянула на Домине. - Дорогая, по-моему, ты подхватила насморк. И почему тебя понесло на вересковую пустошь в такую ужасную погоду?
- Когда мы выехали, дождя еще не было, - ляпнула девушка и тут же пожалела об этом.
- Мы? - насторожилась миссис Мэннеринг. - Кто это - «мы»?
Домине готова была откусить себе язык.
- Я и мистер Мэннеринг, - нехотя призналась она.
- Джеймс? - Миссис Мэннеринг нахмурилась. - Он был с тобой?
- Да.
- Понятно. - Миссис Мэннеринг задумчиво сложила газету. - Вы поссорились?
Домине поерзала в кресле:
- Почему вы так думаете?
- Потому что за завтраком он рвал и метал, - резко ответила миссис Мэннеринг, - и я к этому не имею никакого отношения. Так почему вы поссорились?
- Мы не ссорились, - тихо проговорила Домине, опустив глаза.
- Дорогая, не спорь, это же очевидно. - Миссис Мэннеринг поморщилась. - Полагаю, без этой Марчинелло здесь не обошлось.
- Нет! - Домине была непреклонна.
- Тогда что же вы не поделили?
- Уверяю вас, это сущие пустяки! - воскликнула Домине. - И мне… не хотелось бы это обсуждать.
Миссис Мэннеринг тяжело вздохнула:
- О, я и забыла, что в этом доме я всем только мешаю! Каждый считает своим долгом дать мне понять, что я лезу ему в душу. И это называется семья! У Джеймса никогда нет на меня времени, а Мелани постоянно доводит меня до белого каления. Между прочим, я дала ей кров и, казалось бы, могу рассчитывать на элементарную признательность, так нет же! - Она грустно покачала головой. - Обо мне никто не заботится.
- Это неправда, - раздался голос за их спинами, и Домине почувствовала, как ее сердце ушло в пятки: в гостиную вошел Джеймс Мэннеринг. - Неужели тебе не надоело разыгрывать из себя эдакую трагическую героиню, мама? - язвительно поинтересовался он. - Ты отлично знаешь, что все твои приказания в этом доме выполняются в один момент.
- Я этого не заметила, - отрезала миссис Мэннеринг. - Ты отнес синьоре Марчинелло ее завтрак? Это заняло у тебя слишком много времени.
Джеймс проигнорировал последнее замечание и повернулся к девушке:
- Чего это ты так съежилась у огня, Домине? Насморк подхватила?
Домине старательно не обращала внимания на его пристальный взгляд.
- Я только что приняла ванну, - в третий раз за последние полчаса произнесла она. - Естественно, мне стало холодно, после того как я вышла.
Джеймс приблизился к камину и встал спиной к огню, задумчиво глядя на девушку сверху вниз. Он находился всего лишь в нескольких дюймах от Домине, и ей пришлось крепко сцепить пальцы, борясь с желанием прикоснуться к нему.
- Ты должна была ждать меня в пещере, - строго сказал он. - Я, между прочим, потратил уйму времени, возвращаясь за тобой на машине.
Домине подняла голову.
- Вы и правда думали, что я буду покорно ждать вас, как кролик в западне? - вспылила она. - Я хотела побыстрее вернуться домой.
Миссис Мэннеринг удивленно переводила взгляд с одной на другого.
- О чем вы говорите? - осведомилась она наконец. - Домине?
Девушка снова опустила голову, и Джеймс спокойно произнес:
- Это не имеет никакого значения, мама. - Он достал сигареты, предложил ей закурить и продолжил: - Кстати, утром я уезжаю.
Домине по-прежнему молча смотрела в огонь, но миссис Мэннеринг сдерживаться не стала:
- Что?! Ты уезжаешь и оставляешь эту женщину здесь?
- Да, синьора Марчинелло поживет у нас пару недель, - спокойно заявил он.
- А со мной ты посоветовался? Я не желаю видеть ее здесь! Не рассчитывай, что мы будем развлекать твоих женщин, Джеймс!
- Это мой дом, и существует он на мои деньги, - четко и медленно произнес Мэннеринг, засунув руки в карманы. - И, приводя сюда гостя, я вправе рассчитывать на то, что моя мать продемонстрирует по отношению к нему хоть немного искренней любезности. Что касается моих отношений с Лючией, ты заблуждаешься на этот счет. Она вдова человека, который был моим приятелем, и не более того.
Миссис Мэннеринг не нашла что возразить и подавила гнев.
- И надолго ты уезжаешь? В Лондон, надеюсь?
- Нет, я собираюсь в Рим.
- В Рим? - изумленно переспросила миссис Мэннеринг. - Зачем?
- Если тебе очень хочется знать, я еду улаживать дела Лючии. Джулио оставил все в полном беспорядке. Кому-то надо это сделать, а у нее больше никого нет - по крайней мере, из тех, кому она может доверять.
Домине слушала его, чувствуя, как сердце сжимают холодные обручи. Он выполнил обещание - теперь между ними пролягут тысячи миль.
- Понятно, - протянула миссис Мэннеринг. - Что ж, ели ты настаиваешь на том, чтобы она осталась, пусть остается. Но позволь тебе напомнить, что через месяц наступит Рождество. Ты подумал об этом?
- Разумеется. И что тебя не устраивает? Что на празднике будут гости?
- Не передергивай. Ты вернешься к тому времени?
- Конечно. - Он взглянул на девушку: - В конце концов, было бы несправедливо оставить Домине на рождество в обществе трех женщин, которые на дух друг руга не переносят.
Домине было все равно, как она проведет Рождество. Если он и вернется в «Грей-Уитчиз», то не ради нее.
- Что ж, хорошо, - вздохнула миссис Мэннеринг. - Я полагаю, ничего из того, что я могу сказать, не изменит положение вещей. Домине, не принесешь мои очки, дорогая? Они лежат на столе в холле.
Девушка вскочила, обрадовавшись возможности ускользнуть от равнодушных глаз Джеймса Мэннеринга, но, к ее изумлению, он последовал за ней и, настигнув в холле, поймал за руку.
- Можно тебя на минутку? - прошипел он, словно удав, заманивающий кролика. - Домине, я требую, чтобы ты выкинула из головы все, что произошло этим утром, понятно? Хотел бы я вернуться в прошлое и не допустить, чтобы это случилось, но я бессилен что-либо изменить, и мне нужно быть уверенным, что ты обо всем забудешь! - Говоря это, он пристально смотрел ей в глаза, и она почувствовала спазм в горле.
- Я уже забыла, - холодно произнесла она. - Теперь отпустите меня!
- Домине, я не шучу. Такие развлечения не в моем стиле!
- Правда? - тихо сказала она, чувствуя себя неуютно под его ледяным пронзительным взглядом. - Для дилетанта у вас получается удивительно ловко…
- Домине! - процедил он сквозь зубы и тут же отпустил ее, услышав шаги на лестнице - в холл спускалась Мелани.
- Эй, чего вы на меня так смотрите? - усмехнулась она. - Домине, по-моему, у тебя температура - ты красная как рак!
- Д-да, наверное, - пробормотала Домине. - Мелани, отдай, пожалуйста, эти очки своей тете, она попросила меня принести их. Мне лучше пойти к себе и принять аспирин.
Мелани с сочувствием закивала:
- Да, дорогая, так и сделай. Ты идешь в гостиную, Джеймс?
Он проводил взглядом Домине, взбегавшую по лестнице, и повернулся к кузине.
- О, вероятно, - невпопад пробормотал он и последовал за ней.
В спальне Домине упала ничком на кровать. Никогда в жизни она не испытывала такого безмерного, всепоглощающего отчаяния. Ее будущее простиралось впереди, пустое и скучное, и мысль о том, что Джеймс утром снова уезжает, раздирала ее мозг на части.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 информация о книге

Ваши комментарии
к роману Вересковая пустошь - Мэтер Энн



Много веселых моментов! Но разница в возрасте слишком большая для меня.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНика
18.10.2011, 17.43





Интересно, но не замысловато. Зато доступно любой девушке.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннКсеша
20.01.2012, 19.06





Скучный роман и ни каких "веселых" моментов...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНИКА*
8.02.2013, 19.47





не понравилось , так как ...не понятно.или автору писать надоело или он не закончил роман.и уж очень быстро все началось .
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннОльга
27.02.2014, 17.09





фигня
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннИрина
20.12.2014, 23.49





Почитать можно,но не понравился один момент, очень большая разница в возрасте и г героиня еще совсем ребенок, ей всего семнадцать...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннЮлия
20.06.2015, 21.08





Автору к умению хорошо писать с литературной точки зрения еще бы умение придумывать интересный сюжет. Кроме того, мне не понравились диалоги между главгероями. Девица все время агрессивная, как ежик, выставивший колючки, а герой какой-то нервный и импульсивный. В общем, очень средненький роман.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннМила
21.06.2015, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100