Читать онлайн Вересковая пустошь, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.02 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Вересковая пустошь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Оставшуюся часть дня Джеймс провел взаперти в своем кабинете и даже не вышел к столу. Его мать и кузина не видели в этом ничего странного - он частенько работал без перерывов, перекусывая прямо за печатной машинкой.
После ужина, когда они втроем расположились в гостиной, миссис Мэннеринг сказала:
- Мелани, ты знаешь, что Джеймс завтра уезжает в Лондон?
- Разумеется, нет. Я узнаю все важные новости последней. - Она бросила взгляд на Домине, которая листала журнал. - А свою подопечную он берет с собой?
Миссис Мэннеринг вскинула темные брови:
- Она останется здесь конечно же.
Мелани поморщилась:
- Почему «конечно же», тетушка Джеральдина? Вы же знаете Джеймса. Он непредсказуем, и ему вполне может прийти в голову прихватить ее с собой.
- Мне известно, что Домине остается здесь, - натянуто произнесла женщина, не скрывая раздражения. - Домине, дорогая, не подашь мне сигареты? Они на журнальном столике. - Поблагодарив девушку, она откинулась на спинку кресла и с наслаждением выдохнула струю голубоватого дыма. - Ты когда-нибудь курила, Домине?
- Изредка, - призналась та. - Сестры в монастыре этого не одобряли, и мне приходилось прятаться от них.
Миссис Мэннеринг улыбнулась в ответ и неожиданно спросила:
- Как ты думаешь, дорогая, почему Генри забрал тебя из приюта?
Мелани сердито взглянула в ее сторону:
- Какое это имеет значение, тетушка Джеральдина? - В последнее время она взяла на себя обязанность защищать Домине.
- Большое, - отрезала миссис Мэннеринг. - Ну, Домине?
Девушка вздохнула и закрыла журнал.
- Я не знаю, - задумчиво произнесла она, глядя в пол. - Наверное, потому, что мы хоть и дальние, но все же родственники. Мой отец был его племянником.
- Да-да, - иронично усмехнулась миссис Мэннеринг, - однако я не думаю, что Генри проявлял какой-либо особый интерес к твоей семье до того, как случилась трагедия, не так ли?
Домине кивнула и пожала плечами:
- Мы обменивались открытками на Рождество, и то редко.
- А тебе не кажется странным, что он решил взять над тобой опеку после стольких лет молчания? - не отставала миссис Мэннеринг.
- Наверное, до того как погибли мои родители, он не считал, что мы нуждаемся в его помощи, - довольно напряженно заметила Домине.
Миссис Мэннеринг покачала головой:
- Совершенно не понимаю его мотивов.
- Разве для того, чтобы сделать доброе дело, нужен мотив? - тихо спросила Домине.
Женщина рассмеялась:
- Если бы ты знала Генри Фэрридея так же хорошо, как я, тебе бы этот вопрос и в голову не пришел.
Мелани взглянула, на измученное личико Домине и решила вмешаться:
- Возможно, дорогая тетушка, он просто хотел сбежать от ваших настойчивых попыток досадить ему. - Она усмехнулась: - И Джеймс скоропостижно собрался в Лондон по той же причине.
- Мелани! - Миссис Мэннеринг задохнулась от возмущения. - Ты прекрасно знаешь, что Джеймс едет в Лондон по делам!
- Разве? - Мелани скептически прищурилась. - А может быть, Джеймс боится, что, как только он высунет нос из своего кабинета, Ивонн примчится сюда, не успеют все и глазом моргнуть?
- Как ты смеешь разговаривать со мной таким тоном? - Теперь миссис Мэннеринг по-настоящему разозлилась. - Мелани, извинись сейчас же!
Племянница поудобнее устроилась в кресле, подтянув колени к подбородку.
- Ну ладно, ладно, - сказала она примирительно. - Я немного увлеклась. Но я все равно считаю, что никто не имеет права манипулировать жизнью других людей.
- Никто не манипулировал Генри Фэрридеем! - воскликнула миссис Мэннеринг, теряя самообладание.
- Согласна. Он был достаточно сильным человеком, чтобы не позволить этого, и потому бросил вас, найдя утешение в обществе внучатой племянницы.
Домине вздохнула. Миссис Мэннеринг и Мелани постоянно враждовали, и причиной их раздоров был Джеймс. Мелани оказалась права, подумала девушка, - миссис Мэннеринг старалась удовлетворить собственные амбиции за счет сына.
- Что ж, - поджала губы миссис Мэннеринг, - хотелось бы верить, что Генри не припас в рукаве козырь, который ждет своей очереди.
- Какой козырь? - насторожилась Домине. Мелани хихикнула:
- Не обращай внимания - моя тетушка любит судить о людях по себе!
- Мелани! - Миссис Мэннеринг с яростью затушила сигарету. - Я не намерена больше выслушивать эти дерзости! Если не можешь держать язык за зубами, будь добра, отправляйся в свою комнату!
Мелани никак не отреагировала на это замечание, лениво взяла журнал, который недавно листала Домине, и начала равнодушно разглядывать иллюстрации. Домине чувствовала себя неуютно. Она больше не могла сидеть здесь, слушать чужую перебранку и притворяться, что ей все равно. Вздохнув, она поднялась, и миссис Мэннеринг сурово спросила:
- Куда ты собралась, Домине?
- К себе в комнату.
- Почему? Ты тоже устала от этой грубиянки Мелани?
Домине покраснела.
- У меня… немного болит голова, - уклончиво пробормотала она, и Мелани громко фыркнула себе под нос.
В этот момент открылась дверь, и в гостиную вошел Джеймс.
В широких бежевых брюках и темном свитере он выглядел необыкновенно привлекательно, и у Домине сильнее забилось сердце. Он взглянул на ее запылавшие щеки и мрачно осведомился:
- Что происходит? Вы тут орете как резаные.
Мелани усмехнулась.
- Твоя матушка снова наводит порядок - учиняет суд и расправу, - язвительно заметила она, - и твоя подопечная решила ретироваться.
- Джеймс, ты и дальше позволишь Мелани грубить твоей матери или же попросишь ее удалиться? - процедила сквозь зубы миссис Мэннеринг.
Джеймс тяжело вздохнул:
- Ты отлично знаешь, что без Мелани «Грей-Уитчиз» развалится. Ты хорошая хозяйка, мама, но без ее помощи не справишься. У тебя весьма отдаленное представление о насущных потребностях жизни.
- Джеймс!
- Хочешь сказать, что я не прав? - Он засунул руки в карманы. - А что касается Домине, с этого дня ей не придется выслушивать ваши перебранки. Завтра мы с ней уезжаем в Лондон.
У Домине перехватило дыхание, и ей пришлось опереться на спинку стула. Джеймс только что сказал, что берет ее с собой!
Губы миссис Мэннеринг сжались.
- Это невозможно, Джеймс, и ты знаешь это. Девушка не может жить с тобой в одной квартире.
- Почему?
Миссис Мэннеринг прижала руку к горлу.
- Ты еще спрашиваешь?! - воскликнула она. - О, Джеймс, я не позволю тебе сделать такую глупость! Домине остается здесь. Кроме того… - Она запнулась. - Кроме того, Мелани требуется ее помощь. Она доказала свою полезность на ферме, не так ли, Мелани?
Та безразлично пожала плечами, и Домине поняла, что идея Джеймса нравилась ее подруге не больше, чем миссис Мэннеринг, а также что она по каким-то соображениям не стала высказываться по этому поводу. Такое отношение Мелани заставило девушку собраться с духом и решительно заявить:
- Не беспокойтесь понапрасну, миссис Мэннеринг. Я не поеду с вашим сыном. Я… предпочитаю остаться здесь!
Джеймс бросил на нее испепеляющий взгляд:
- Ты врешь, Домине.
- В Лондоне вы будете очень заняты, и я не хочу мешаться у вас под ногами.
Миссис Мэннеринг энергично закивала:
- Да, девочка права, Джеймс. - Она подошла к сыну и нежно взяла его под руку.
Джеймс отстранился и пронзительно взглянул на Домине.
- Ты хочешь остаться здесь? - сухо спросил он.
Домине затрепетала. Больше всего на свете она хотела уехать с ним, но это было бы предательством по отношению к Мелани, ведь она знала, какие чувства питает ее подруга к своему кузену. И самое главное, уныло думала девушка, он собирается взять ее с собой, потому что боится, что она убежит в его отсутствие, - кто знает, что с ней случится, и Джеймс не желает, чтобы это было на его совести. Он приглашал ее в Лондон не ради того, чтобы побыть в ее обществе. Он взрослый, опытный, талантливый мужчина, в то время как она - девушка-подросток, обуза, ответственность.
- Да, - сказала Домине. - Я хочу остаться.
Он пристально изучал ее лицо в течение еще одного волнующего мгновения, потом сурово кивнул:
- Да будет так!
Как только Джеймс уехал в Лондон, Домине пожалела о своем опрометчивом отказе. Целый день она представляла, как он мчится на машине сквозь ноябрьские туманы, и чувствовала в сердце ужасающую, гулкую пустоту. Решив, что физический труд - наилучшее лекарство от хандры, она присоединилась к Мелани на конюшне и работала там до тех пор, пока все ее тело не заныло от боли, и единственным ее желанием было добраться до постели.
В последующие несколько дней она использовала тот же метод, чтобы развеять свою меланхолию, и постепенно юношеская способность быстро восстанавливать физические и духовные силы справилась с мрачным настроением и постоянной усталостью.
Наконец наступил день премьеры, и пьесу Джеймса показали по телевидению. Миссис Мэннеринг распорядилась пораньше подать ленч, чтобы все смогли посмотреть постановку. Домине была приятно удивлена тем, что произведение Джеймса было основано на реальных событиях и написано в классическом стиле - оно не принадлежало к тем авангардистским экспериментам, которые оставляли у зрителей чувство недоумения и заставляли ломать голову над тем, что хотел сказать автор.
Когда передача закончилась, миссис Мэннеринг пошла в холл позвонить своему сыну и поздравить его с успешной экранизацией, а Домине и Мелани отправились на кухню готовить кофе.
Разливая молоко по кружкам, Мелани сердито сообщила:
- Тетушка Джеральдина все еще не отказалась от своих грандиозных планов: она устроила так, чтобы на презентации Ивонн была допущена в ложу продюсера во время показа.
Домине подавила тревожный холодок, закравшийся в сердце.
- Но это же бесполезно, правда? - как бы между прочим спросила она. - Очевидно, что Джеймсу Ивонн не нравится.
- Видишь ли, нет ничего сильней привычки, - грустно пояснила Мелани. - Тетушка Джеральдина полагает, что, если регулярно сталкивать их нос к носу, Джеймс постепенно привыкнет к мысли, что Ивонн всегда будет рядом. Несколько месяцев назад она думала, что преуспела в этом - Джеймс провел много времени с нашей богатенькой «невестой». Но тетушка ошиблась - он быстро устает от всяких безмозглых красавиц. По существу, в глубине души он настоящий йоркширец, а все его земляки - реалисты. Так что он ищет в женщинах нечто большее, чем привлекательную внешность и социальное положение. Только представь себе, каково это - жить с девицей вроде Ивонн, которая не интересуется ничем, кроме развлечений и нарядов! Или нарядов и развлечений, - наверное, они соперничают друг с другом за первое место. - Мелани неприятно рассмеялась. - Я привыкла думать, что Джеймс в один прекрасный день женится на мне, - помолчав, призналась она и вздохнула. - Но иногда мне кажется, что это тоже тщетная надежда. Я начинаю сомневаться, женится ли он когда-нибудь вообще, хотя он и любит женщин. По крайней мере, - она искоса взглянула на Домине, - он нуждается в них время от времени, как любой нормальный мужчина. - Она снова вздохнула и прислонилась к мойке из нержавеющей стали. - Скажи мне, Домине, что ты о нем думаешь? Домине вздрогнула и полезла в шкаф за коробкой печенья, чтобы скрыть от Мелани выражение лица.
- Он… очень добрый,- наконец вымолвила она. - Я имею в виду - это было очень любезно с его стороны взять надо мной опеку.
- О да, он добрый, - кивнула Мелани. - И умеет быть нежным. А еще у него отвратительный характер, я сама видела, как он избил парня, который дурно отозвался о его мамаше. Но у него есть обаяние, а за это многое можно простить. - Она задумчиво гладила прохладную сталь мойки. - Почему ты не поехала с ним в Лондон? - Вопрос прозвучал внезапно.
Домине опустила голову.
- Я… я не знаю, - призналась она. - А что?
Мелани с подозрением уставилась на нее:
- Послушай, ребенок, надеюсь, тебе не пришло в голову в него влюбиться? Я знаю признаки - сама через это прошла.
- Я не ребенок, ты же знаешь! - с достоинством ответила Домине.
Мелани улыбнулась:
- Да ну? Для меня, возможно, и нет, но Джеймсу Мэннерингу ты годишься в дочери. Ему тридцать семь, тебе семнадцать! В двадцать лет он уже вполне мог сделать ребенка.
Домине покраснела.
- Мне почти восемнадцать, - тихо отметила она, отбрасывая челку со лба. - В любом случае это бессмысленный спор. Я не влюбилась в Джеймса, а уж он-то точно не влюбится в меня!
- Что ж, может, и так, - кивнула Мелани. - Единственное, чего я боюсь, так это того, что Джеймс может заставить тебя страдать.
- О, не говори глупостей! - воскликнула Домине. - Посмотри, кофе сейчас убежит!
Мелани сняла турку с плиты и поставила ее на тележку, которую собиралась отвезти в гостиную, затем задумчиво взглянула на Домине.
- Ты привлекательная девушка, Домине, - тихо произнесла она. - Когда я тебя в первый раз увидела, ты устала с дороги, промокла, замерзла и казалась жалкой и какой-то потерянной. Но теперь, спустя три недели, хорошая деревенская пища и свежий воздух сделали тебя совсем другой, и я просто боюсь, что… - Мелани закусила губу и покачала головой. - Не позволяй Джеймсу причинить тебе боль, - сказала она и, больше не проронив ни слова, покатила тележку в гостиную.
Домине нахмурилась. Она могла сказать Мелани, что та немного опоздала со своим предупреждением. Джеймс уже причинил ей боль.
Шла вторая неделя после отъезда Джеймса, и Домине опять начала впадать в уныние, но однажды утром в «Грей-Уитчиз» заглянул Винсент Морли и пригласил девушку прокатиться в Скарбороу. Там жила его мать, он собирался навестить ее и думал, что Домине обрадуется возможности увидеть побережье и сам город. Миссис Мэннеринг любезно согласилась отпустить ее.
Домине сперва хотела отказаться - ей неловко было бросать подругу одну на ферме, но та мягко настояла на том, чтобы она приняла приглашение Винсента.
- Он хороший парень, - произнесла Мелани в своей обычной ехидной манере, - и находиться в его обществе гораздо приятнее, чем выгребать навоз.
Домине поперхнулась чаем, но все же бросила на Мелани благодарный взгляд. Собираясь в дорогу, она с удовольствием думала о том, что сможет пройтись по магазинам и потратить часть денег на новые наряды и подарки к быстро приближавшемуся Рождеству.
И она нисколько не пожалела о том, что согласилась. Винсент действительно оказался приятным спутником, и она узнала о нем много нового. Был один из тех морозных ноябрьских дней, когда воздух удивительно прозрачен и пьянит, как вино; Домине расслабилась в тепле салона «лендровера» и весело болтала, уже не чувствуя себя тем застенчивым созданием, которое Джеймс Мэннеринг увозил из монастыря Святых Сестер. Пожив в одном доме с миссис Мэннеринг и Меланй, она научилась искусству словесной пикировки и за словом в карман не лезла.
В Скарбороу они некоторое время побродили по магазинам, и Домине была поражена количеством бутиков, где продавалась одежда для подростков и молодых женщин. Она выбрала себе рыжее пальто, укороченное по последней моде, и хотя оно было не так богато украшено, как пальто Ивонн, и покроено из дешевой ткани, оно очень шло к ее смуглой коже. Под него Домине купила светло-голубое платье из тонкой шерстяной ткани, красиво облегавшее фигуру в тех местах, где следует, а также высокие, до колен, кожаные сапоги, о которых давно мечтала, пару перчаток и сумочку, подходившие к наряду. Винсент сложил покупки в багажник «лендровера» и повез Домине к набережной - посмотреть на морской берег. Но они не задержались там надолго: курортный сезон закончился, окна увеселительных заведений были завешены брезентом, и на набережной царила унылая атмосфера.
Когда Домине надышалась соленым морским воздухом, «лендровер» покатил к северному пригороду, где в симпатичном коттедже среди деревьев парка «Пишолм» жила миссис Морли. Она давно овдовела, скучала в одиночестве и очень обрадовалась неожиданным гостям, тепло приветствовав их, отчего Домине почувствовала себя как дома. Будучи ненамного старше миссис Мэннеринг, мама Винсента была совершенно лишена высокомерия и жесткости, а когда после плотного ужина и чая с домашними пирогами и фруктовым бисквитом, пропитанным вином и залитым сбитыми сливками, Домине и Винсент стали прощаться, в ее голосе прозвучало искреннее сожаление.
- Ты должна снова приехать ко мне, Домине, - сказала она и улыбнулась сыну. - Винсент привезет тебя, да, любимый?
Винсент энергично закивал:
- Конечно же. Домине в Скарбороу впервые, и ей непременно нужно увидеть наш город весной, когда солнце станет по-настоящему теплым и он оживет.
- Да, это верно, - согласилась миссис Морли и, хитро улыбнувшись, добавила: - Но не жди так долго, чтобы привезти ее, ладно?
В «лендровере», по пути в «Грей-Уитчиз», Домине сказала:
- Миссис Морли очень милая женщина. Я думаю, она в точности такая, какой должна быть настоящая мать.
- Ты ей тоже понравилась, - отозвался Винсент, с благодарностью взглянув на нее. - Она считает, что я становлюсь отшельником, и, когда я приезжаю к ней с девушкой, почему-то сразу делает скоропалительные выводы.
Домине покраснела, но он не заметил это в наступивших сумерках и продолжил:
- Не подумай, что я вожу к ней много девиц. Она не из тех, кто будет принимать в своем доме всяких вертихвосток. - Он грустно улыбнулся: - Я люблю бывать у мамы, наверное, потому, что в моем холостяцком жилище царит полное запустение. То есть прислуга наводит там порядок и содержит дом в чистоте, но не особенно-то весело сидеть за столом в полном одиночестве.
Домине закусила губу. Ей показалось, что Винсент так же склонен к скоропалительным выводам, как и его мать. Мало кому нравится, когда плохо знакомые люди торопят события, поэтому Домине сменила тему, они некоторое время поболтали ни о чем, и девушка уставилась в темноту, гадая, где сейчас Джеймс Мэннеринг. Со времени своего отъезда он с ней и словом не перемолвился, хотя миссис Мэннеринг разговаривала с ним пару раз по телефону. Мелани сказала ей, что интриги тетушки пока еще не увенчались успехом, иначе та уже раструбила бы о помолвке на весь мир, а в колонке сплетен Домине прочитала, что Джеймс был замечен в обществе Лючии Марчинелло, вдовы итальянского судовладельца, - его компания обанкротилась, он остался без средств к существованию, не смог вынести позора и покончил с собой. «Естественно, это не понравится тетушке Джеральдине, - прокомментировала Мелани. - Во-первых, синьора Марчинелло без гроша в кармане, а во-вторых, смерть ее мужа вызвала приличный скандал пару месяцев назад».
Винсент остановил машину у входа в «Грей-Уитчиз» и нежно взял Домине за руки, к ее радости избежав неловкости первого поцелуя.
- Ты не откажешься еще раз прогуляться со мной, Домине? - спросил он.
- Если хочешь, - кивнула девушка, выпрыгивая из машины. - Спасибо за то, что ты познакомил меня с твоей мамой и терпеливо ждал, пока я выбирала одежду в магазинах. - Она улыбнулась, принимая от него свертки.
- Это доставило мне удовольствие, - пылко заверил ее Винсент, поднимаясь на крыльцо вслед за девушкой. - Что ж, тогда я не прощаюсь.
- Да. - Домине повернулась к двери. - До свидания, Винсент.
Молодой человек медлил и смотрел на нее так, будто собирался поцеловать, но все же не решился и поспешил вниз по ступенькам к «лендроверу». Когда Домине, отворив тяжелую дверь, на мгновение остановилась на пороге, освещенная ярким светом, падавшим из холла, он помахал ей на прощание рукой.
На следующей неделе Домине три раза встречалась с Винсентом. Он сводил ее в кино, на собрание любителей мотоциклов и на ужин в придорожный ресторан по пути к Йорку. На третье свидание Домине надела новое голубое платье и пальто со всеми аксессуарами, включая высокие сапоги из черной кожи. Современная одежда совершенно преобразила ее, а Мелани, считавшая себя знатоком в подобных вещах, подстригла ей волосы до плеч и завила кончики так, чтобы они загибались вверх.
Когда за ней зашел Винсент, Домине с удовлетворением заметила в его глазах огонек восхищения и страстного желания. Молодой человек галантно помог ей сесть в «лендровер» и опечаленно произнес:
- Такая девушка, как ты, достойна ездить в первоклассных спортивных машинах, но, поскольку мне приходится много колесить по территории поместья, пришлось купить внедорожник…
Домине тепло улыбнулась ему.
- Мне совсем не важно, какая у тебя машина, - сказала она. - И ты вовсе не обязан передо мной извиняться.
Винсент на мгновение прикоснулся к ее руке.
- Я считаю, что ты просто восхитительна, - честно признался он. - Сегодня… - Он покачал головой, подбирая слова. - Ты выглядишь совсем иной… Эта одежда… Светлые тона очень идут к цвету твоей кожи.
- Спасибо, Винсент, - застенчиво произнесла она. Винсент был таким славным, таким симпатичным, таким милым. Домине удивлялась, что до сих пор ни одна девушка не прибрала его к рукам. Ведь его, должно быть, так легко полюбить…
Легко ли? - спорил с ней внутренний голос. Он обычный парень, беззаботный, с легким характером. Жизнь с ним может быть скучной - очень скучной! Домине наморщила носик. В любом случае это не имело никакого отношения к ней. Что бы он о ней ни думал, они останутся друзьями, и не более того. В конце концов, меньше чем через четыре месяца она навсегда покинет этот край и вряд ли когда-нибудь вновь увидит Винсента.
Ресторан на обочине дороги сверкал неоновыми огнями и оказался весьма респектабельным и дорогим заведением, а изысканные блюда могли сравниться разве что с первым «светским» ужином, приготовленным Грэхемом для Домине и Джеймса в тот самый вечер после отъезда из монастыря. Когда они поели, Винсент взялся учить ее танцевать, и они неуклюже кружились по площадке, наступая друг другу на ноги, громко смеялись и полностью расслабились.
Потом они возвращались в «Грей-Уитчиз» по залитой лунным светом вересковой пустоши, и Домине чувствовала себя счастливой и очень красивой. Был изумительный вечер, прохладный и морозный, звезды казались более яркими в глубине прозрачно-синего бездонного неба. Холлингфорд тонул во тьме, погасив огни, - его обитатели привыкли рано ложиться и рано вставать, зная, что их ждет работа на фермах, - но окна «Грей-Уитчиз» были освещены, и когда «лендровер» свернул на подъездную дорожку, Домине увидела знакомую машину, стоявшую у парадного входа, и сердце девушки мгновенно ушло в пятки.
- Это машина Джеймса? - спросил Винсент. Домине кивнула.
- Я не знала, что он вернется сегодня.
Винсент криво усмехнулся:
- Джеймс Мэннеринг сам себе хозяин, и если уж он решил что-либо сделать, никому об этом не докладывает. Боишься, что он отругает тебя за позднюю прогулку?
Домине с трудом сглотнула, распрямляя плечи.
- Конечно нет! - поспешно ответила она. - Я не обязана перед ним отчитываться!
Винсент недоверчиво поднял брови:
- Думаю, Джеймс с тобой не согласится. Ведь он отвечает за тебя, а сейчас уже поздно.
Домине вздохнула:
- Я не ребенок, Винсент.
- Согласен. Взято на заметку. - Он улыбнулся. - Хочешь, я пойду с тобой и поговорю с ним?
Домине помотала головой:
- Нет, в этом не будет необходимости, Винсент. К тому же, если Джеймс только что приехал из Лондона, он наверняка хочет отдохнуть и не обрадуется гостям.
- Это верно, - согласился Винсент, останавливая «лендровер» рядом с автомобилем Джеймса. - В любом случае мне придется завтра повидаться с ним. Я всегда захожу, когда он здесь. Владелец поместья желает быть в курсе того, что творится на его землях, - усмехнулся он.
- Значит, до завтра? - спросила Домине, выпрыгивая из машины. - Зайдешь со мной поздороваться, Винсент?
- Конечно! - пылко отозвался молодой человек. - До свидания!
Когда он уехал, Домине взбежала по ступенькам и вошла в дом через тяжелую парадную дверь. В холле горела люстра, и по полу были разбросаны серые чемоданы. Домине нахмурилась - это не мог быть багаж Джеймса, он, вероятно, привез кого-то с собой. Как раз когда эта мысль пришла ей в голову, она услышала шаги и, подняв глаза, встретила холодный взгляд опекуна, стоявшего в дверях гостиной и наблюдавшего за ней. Он внимательно разглядывал ее, и девушка испытала нелепое чувство удовлетворения от того, что на ней был новый наряд и она так хорошо выглядела. Она уже не была той серой мышкой, которую он забрал из монастыря.
- И чем это ты занималась в такой поздний час? - сухо спросил Джеймс, и Домине поняла, что он с трудом подавляет гнев. Голубые глаза зловеще сверкали, словно осколки айсберга под северным ледяным солнцем.
- Разве ваша мама не сказала, где я?
Джеймс ступил в холл. В темном костюме, со слегка взъерошенными волосами, словно он по привычке прошелся по ним пятерней, он выглядел волнующе привлекательным, но Домине попятилась, напуганная выражением его лица.
- Да, она сказала, - процедил он. - Но сейчас почти полночь. И я не спрашивал, где ты была, я спрашивал, что ты делала.
- Мы ехали домой из Йорка, - резко ответила она. - Это занимает определенное время, вы сами знаете. И я не думала, что с этого дня вводится комендантский час!
- Не дерзи, - сухо сказал он. - Даже моя мать беспокоилась, куда ты пропала.
Плечи Домине поникли. Она в первый раз вернулась домой так поздно, и надо же было нарваться на опекуна! Но так или иначе, он не имел права набрасываться на нее из-за такого пустяка. Кроме того, ее внешний вид не произвел на Джеймса никакого впечатления, судя по тому, как он сердито смотрел на нее, и девушку это огорчало больше всего.
- У вас есть еще какие-нибудь претензии ко мне? - со вздохом спросила она, уже забыв о чемоданах и новом госте. Ее любопытство рассеялось вместе с хорошим настроением.
- Да, черт побери, есть, - свирепо заявил он. - Что ты сделала с собой?
Домине вызывающе задрала подбородок:
- Вы сами говорили, что нужно заняться моим внешним видом, разве не помните? - ехидно спросила она.
Джеймс сжал кулаки, затем сунул руки в карманы брюк.
- А кто обкорнал тебе волосы? - поинтересовался он.
- Мелани. И не обкорнала, а привела их в порядок, вот и все. Я не хочу выглядеть старомодной замарашкой!
- Ты никогда не была похожа на замарашку, - угрюмо сказал Джеймс. - Эта одежда тоже новая?
- Да! Уверена, что вы считаете это дурным вкусом. Что ж, я с вами не согласна! Мне нравятся эти вещи. И Винсенту тоже!
Джеймс пробормотал проклятие.
- Похоже, подстригая тебе волосы, Мелани заодно заострила ножницами твой язычок! Как ты смеешь разговаривать со мной таким тоном?
- Перестаньте относиться ко мне как к ребенку! - негодующе воскликнула она и поняла, что в холле появился кто-то третий.
Незнакомая женщина стояла на пороге гостиной и наблюдала за ними с очевидным интересом. Вопреки ожиданиям Домине, Джеймс привез с собой вовсе не Ивонн Парк. Гостья была, вероятно, его ровесницей, но выглядела гораздо моложе. Узкое розовато-лиловое платье подчеркивало стройную, почти девичью фигуру, по плечам рассыпались невероятно густые пепельно-русые волосы - прямые и блестящие. Домине отметила тонкие черты лица и красивый разрез глаз. Длинные изящные пальцы женщины унизывали кольца.
- Что происходит, Джеймс? - спросила она глубоким, низким голосом, в котором едва уловимо звучал акцент. - Кто это? Твоя подопечная?
Мэннеринг повернулся, недовольный, что их прервали, и, овладев собой, произнес:
- А, Лючия, я не слышал, как ты подошла. Позволь тебе представить мою подопечную, Домине Грейнджер. Домине, это синьора Марчинелло.
Домине сделала шаг вперед, переступив через чемодан, и довольно неохотно поздоровалась за руку с итальянкой. Это была та самая вдова, о которой она читала в газете.
- Как поживаете, синьора? - вежливо сказала девушка. - Поездка была приятной?
Лючия Марчинелло томно улыбнулась:
- Настолько, насколько это возможно, учитывая ваши сумасшедшие английские дороги. - Она легко прикоснулась ко лбу кончиками пальцев с идеальным маникюром. - Джеймс, ты захватил мой аспирин?
Мэннеринг оторвал суровый взгляд от упрямого юного личика Домине и вынул руки из карманов.
- Боже мой! - воскликнул он. - Я совсем забыл о нем. Где, ты сказала, он был?
- В машине, в отделении для перчаток, дорогой. Прости, что причиняю тебе столько беспокойства…
- Не стоит, - любезно ответил Джеймс и, оставив женщин вдвоем, исчез за дверью.
Внимание Лючии переключилось на Домине, и, взяв девушку под локоть, итальянка увлекла ее в гостиную.
- Пойдем, - сказала она, - мы должны познакомиться поближе… А знаешь, я представляла тебя совсем другой. Джеймс сказал, что ты еще ребенок.
Домине старательно контролировала выражение своего лица.
- Мой опекун довольно старомоден. Он полагает, что до двадцати одного года человека надо кормить с ложечки и подтирать ему нос!
- Ну, ты преувеличиваешь, детка! - рассмеялась Лючия.
Домине сжала губы.
- Вы останетесь надолго, синьора?
Итальянка откинулась на спинку кресла, утомленным жестом прикоснувшись пальцами к переносице.
- О, я пока не знаю. Но мне необходимо было уехать из Лондона. - Она тяжело вздохнула. - Ты же знаешь этих журналистов - они никогда не оставят человека в покое, если чуют, что у него есть что рассказать. - В этот момент в гостиную вошел Джеймс и протянул Лючии аспирин. Взяв таблетки, женщина задержала его руку в своих ладонях. - Но Джеймс был таким чутким, не так ли, дорогой? Он предложил мне свой дом в качестве убежища, и я воспользовалась приглашением. Газетчики знают все места, где мы бывали с Джулио, моим бедным мужем, и куда бы я ни поехала, меня там уже поджидала пресса. Но это место такое уединенное и надежное. Я уверена, что здесь никто меня не найдет, правда, Джеймс?
- Будем надеяться, - лаконично сказал он и выпрямился, высвобождая руку из плена ее ладоней, когда в гостиную со стороны кухни вошла Мелани, толкая сервировочный столик, на котором стояли кофейник и блюдо с бутербродами и бисквитом. - Спасибо, Мелани, - кивнул он. - Очень мило с твоей стороны.
- Пустяки, - равнодушно отозвалась девушка. - Ты не возражаешь, если я вас покину? Уже поздно, а завтра мне рано вставать.
- Ты не выпьешь с нами кофе? - возмутилась Лючия. - Ну вот, я всем причиняю только беспокойство…
- Что вы, мне действительно завтра надо рано вставать, - сухо заверила ее Мелани и подмигнула Домине: - Эй, привет, гулена. Хорошо провела время?
Домине закивала и, когда Мелани направилась к двери, поспешила за ней.
- Домине! - остановил ее Джеймс. - Куда ты собралась?
- Спать. Мне… мне тоже надо завтра рано вставать, - неуверенно извинилась Домине и, стараясь не глядеть на Джеймса, выскользнула из гостиной вслед за Мелани. В холле она схватила подругу за руку и прошептала: - Когда они приехали?
- Как раз перед тобой.
- А где миссис Мэннеринг?
Мелани улыбнулась:
- У нее внезапно обнаружилась сильная головная боль, и ей пришлось лечь в кровать. Похоже, тетушка не обрадовалась гостье! - ответила она усмехаясь и, внимательно взглянув на Домине, положила руку ей на плечо. - Ну же, не унывай, - ласково сказала она. - По-моему, Джеймс обалдел, увидев, что ты поменяла имидж!
- Это уж точно, - мрачно вздохнула Домине. - О, Мелани, зачем он привез сюда эту женщину?
Мелани насупилась.
- Ну, ты же слышала, что она сказала. Наш благородный рыцарь прячет ее от журналистов.
- А ты не думаешь, что она его… ну… возлюбленная? - Домине залилась краской.
Мелани захихикала
- Очень симпатичное старомодное словечко, - заметила она. - А в качестве ответа - едва ли это возможно. В конце концов, синьора Марчинелло только что овдовела, а Джеймс не лишен тактичности.
Услышав это, Домине испытала безмерное облегчение, но почти сразу же в ее сердце закрался холодок тревоги: неужели ее настроение настолько зависит от поступков мужчины, который сам себя назначил ее опекуном?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 информация о книге

Ваши комментарии
к роману Вересковая пустошь - Мэтер Энн



Много веселых моментов! Но разница в возрасте слишком большая для меня.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНика
18.10.2011, 17.43





Интересно, но не замысловато. Зато доступно любой девушке.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннКсеша
20.01.2012, 19.06





Скучный роман и ни каких "веселых" моментов...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНИКА*
8.02.2013, 19.47





не понравилось , так как ...не понятно.или автору писать надоело или он не закончил роман.и уж очень быстро все началось .
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннОльга
27.02.2014, 17.09





фигня
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннИрина
20.12.2014, 23.49





Почитать можно,но не понравился один момент, очень большая разница в возрасте и г героиня еще совсем ребенок, ей всего семнадцать...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннЮлия
20.06.2015, 21.08





Автору к умению хорошо писать с литературной точки зрения еще бы умение придумывать интересный сюжет. Кроме того, мне не понравились диалоги между главгероями. Девица все время агрессивная, как ежик, выставивший колючки, а герой какой-то нервный и импульсивный. В общем, очень средненький роман.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннМила
21.06.2015, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100