Читать онлайн Вересковая пустошь, автора - Мэтер Энн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.02 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вересковая пустошь - Мэтер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтер Энн

Вересковая пустошь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Несмотря на проливной дождь и ужасную дорогу, было всего лишь половина седьмого, когда они свернули с автотрассы у Боробриджа. После ярких огней автотрассы извилистая дорога, ведущая к северным болотам Йоркшира, казалась темной, залитой дождем и живо напомнила Домине глухие проселки вокруг монастыря. Они проехали через несколько деревушек, в темноте заявлявших о себе маленькими пятнышками света, и свернули на еще более узкую дорогу, которая крутыми поворотами поднималась вверх. Было страшновато ехать только при свете фар, который в значительной степени поглощал мокрый асфальт, и только уверенность, что ее опекун отлично водит машину, не позволяла девушке изо всех сил вцепиться в сиденье.
Наконец они выбрались на вершину холма, и даже при слабом свете Домине могла различить, что впереди лежала бесплодная открытая равнина без признаков жизни. Она догадалась, что здесь начинаются вересковые пустоши, и пожалела, что уже вечер и она не может рассмотреть все вокруг. Она слышала, что пустоши очень красивы, но сейчас, в сумерках и под проливным дождем, они были мрачными, заброшенными и абсолютно чужими ей.
Если Мэннеринг и почувствовал ее опасения, то не сказал ей ничего ободряющего и молчал до тех пор, пока они не спустились в долину и вдали не показались огни жилья.
- Там, впереди, Холлингфорд, - бесстрастно заметил он. - Дом находится где-то в миле от деревни. Поместье довольно большое, да и большинство домов в деревне принадлежали моему отцу.
Домине кивнула, отчаянно пытаясь придумать, что сказать. Большую часть пути в салоне царило молчание, и она была рада этому, погрузившись в размышления после его поразительных откровений. Она не имела ни малейшего понятия, какие мысли роились у него в голове, но, поскольку он был писателем, она считала, что ему не составит труда чем-нибудь занять свой ум.
Он взглянул на ее бледное лицо и спросил:
- Ты хочешь есть? Моя мать приготовит ужин к тому времени, как мы приедем.
- Не особенно, - нервно призналась она, потом воскликнула: - Вы же понимаете, как я нервничаю!
Он улыбнулся:
- Не стоит. Тебя, знаешь ли, никто есть не собирается! - Его пальцы сжались на руле. - По крайней мере, пока я поблизости, - насмешливо добавил он, и Домине задумалась, что он хотел сказать этим замечанием.
Они миновали деревню, состоявшую из узкой улочки в несколько домов и магазинов, на окраине стояла церковь с приходской школой. Оставив деревню позади, они повернули на дорогу, обсаженную деревьями, с которых на крышу машины тяжело капала вода. Наконец впереди возникли широко открытые ворота, рядом е которыми притулился домик привратника. Но никто не вышел встретить их, и, глядя на заброшенный домик, Домине предположила, что он пустует. Они проехали дальше по подъездной дороге к главному зданию, и, по мере того как оно становилось видимым в свете, фар, девушка испытала чувство разочарования. В «Грей-Уитчиз» не было ничего красивого. Каменный фасад зарос плющом, в стенах прорезаны безыскусные квадратные окна. Дом был из двух крыльев в три этажа и ни капли не походил на изящную загородную резиденцию, которую она себе представляла.
Мэннеринг остановил машину у подножия парадной лестницы и, включив свет в салоне, внимательно посмотрел на выражение лица девушки. Увидев отразившееся на нем разочарование, он сказал:
- А чего ты ожидала? Здание парламента?
Домине сжала губы и покачала головой:
- Конечно нет, мистер Мэннеринг. Просто он не такой, как я думала, вот и все.
Он снова вгляделся в ее лицо пронзительными голубыми глазами, а потом молча выключил свет и выскользнул из машины. Дождь все еще шел, но уже не такой сильный, и Домине, не дожидаясь помощи Мэннеринга, ступила на землю и не стала накидывать на голову капюшон.
Дом казался мрачным и негостеприимным. Она поежилась, потому что нигде не видно было света и никто не вышел их встречать, но Мэннеринг невозмутимо вынул из багажника ее чемоданы и поднялся по ступеням к входной двери.
Опустив ношу на пол, он порылся в карманах и извлек связку ключей, один из которых вставил в замок, открыл дверь и пропустил Домине впереди себя в холл. Протянув руку, он включил свет, и огромная люстра над их головами сразу же рассеяла мрак. Домине увидела, что пол был устлан красным ковром, который поднимался и по лестнице справа от входа. Стенные панели были старательно отполированы, пренебрежением и запустением здесь и не пахло. Перила лестницы изгибались вдоль верхнего этажа, и именно там появился первый признак того, что дом обитаем. По ступенькам торопливо спустилась девушка, чтобы поприветствовать их, - старше Домине, лет двадцати с небольшим, на ее взгляд. Она была светловолосая, крепкого сложения; на щеках играл здоровый румянец, и сразу было видно, что она много времени проводит на свежем воздухе. Хотя уже наступил вечер, она была в брюках для верховой езды, и Домине подумала, что мужской наряд очень идет к ее спортивной фигуре.
- Джеймс! - радостно воскликнула девушка, бегом преодолевая последние несколько ступенек, и, схватив его за лацканы пиджака, звонко поцеловала в щеку. У Домине было ощущение, что теплота приветствия девушки была специально рассчитана на нее, но она не могла ничем подтвердить свои подозрения. Тем временем девушка отпустила Мэннеринга и, взглянув на Домине, спросила «Это та самая девушка?» так, словно Домине не в состоянии была сама ответить на вопрос.
- Да, Мелани, - пробормотал Джеймс, отворачиваясь от ее любопытного взгляда. - Это Домине Грейнджер. Домине, это Мелани Грант, моя кузина.
Домине вежливо поздоровалась с девушкой за руку, но ей не было дела ни до задумчивого выражения глаз Мелани, ни до того, что она отвернулась от нее, словно Домине не заслуживала никакого внимания. Мелани обратила все свое внимание на кузена, помогла ему снять пальто и повесила его в стенной шкаф. Мэннеринг с веселым блеском в глазах помог Домине освободиться от верхней одежды.
Мелани сказала:
- Пойдем же, Джеймс, твоя мама уже давным-давно ждет тебя к ужину. Она сейчас в оранжерее, поливает цветы, поэтому наверняка не слышала, как ты подъехал, иначе обязательно вышла бы встретить тебя.
Домине последовала за Мэннерингом и его кузиной через двойные двери в большую комнату отдыха. Оформлена она была в темных тонах и производила гнетущее впечатление, но в камине весело пылал огонь. За этой комнатой находилась столовая, и через открытую дверь Домине видела, как служанка в последний раз проверяет, все ли есть на столе.
Джеймс позволил Мелани провести его через комнату и столовую на террасу, откуда было видно застекленную оранжерею. Домине заметила яркие краски цветов и хотела было последовать за кузенами, но потом передумала и осталась ждать в комнате, чувствуя себя лишней.
Даже в самых несуразных своих фантазиях она всегда думала о «Грей-Уитчиз» как об очаровательном домике в красивой местности, и теперь, увидев этого викторианского монстра на голой, пропитанной дождем земле, ничем не похожей на зеленые пространства вересковых пустошей, о которых она мечтала, Домине чувствовала себя несчастной. Она всем сердцем радовалась, что все это продлится лишь шесть месяцев, и гадала, принял ли вообще дедушка Генри во внимание ее чувства.
Послышались приближающиеся голоса, и через секунду Мэннеринг снова вошел в комнату в сопровождении двух женщин. Одной из них, разумеется, была Мелани Грант. Другая была старше - высокая, стройная и все еще очень привлекательная. По ее темным волосам скользили багровые отблески заката. Одетая в шикарное платье из кремового кримплена с облегающей юбкой, она была воплощением хорошего вкуса и элегантности; на ее шее мерцал жемчуг, на длинных пальцах сверкали кольца. Она словно попала в «Грей-Уитчиз» из другого времени, и Домине не смогла сдержать удивленного вздоха. К счастью, казалось, никто этого не заметил, и миссис Мэннеринг, дружелюбно улыбаясь, направилась поприветствовать ее.
- Так ты и есть Домине? - промурлыкала она, пристально глядя на девушку. - Да, ты точь-в-точь такая, какой я тебя представляла.
Домине вспыхнула, каким-то образом почувствовав, что это далеко не комплимент.
- А вы совсем не такая, какой я вас себе представляла! - искренне воскликнула она, но мать Мэннеринга лишь благодушно улыбнулась и сказала:
- О, ты слышал это, Джеймс? Прелестное дитя. - Она снова посмотрела на Домине. - Надеюсь, ты хотела сделать мне комплимент, - тихо произнесла она с легким упреком.
Домине покраснела сильнее.
- Конечно, миссис Мэннеринг. Почему-то мне, казалось, что вы должны выглядеть гораздо… гораздо старше!
- Неужели? И кто же внушил тебе подобную мысль? Джеймс?
- Нет, что вы! Мистер Мэннеринг вообще ничего не говорил о том, как вы выглядите, - поспешила возразить Домине, и лишь потом поняла, что проболталась.
- Но зато говорил о многом другом, насколько я понимаю, - заметила миссис Мэннеринг, задумчиво взглянув на сына. - Интересно, что он сказал. Ты расскажешь мне, Домине?
- Мама, оставь ее в покое, - воскликнул Мэннеринг, словно ему наскучила тема разговора. - Ты даже не поинтересовалась, как она доехала, голодна она или нет. Мне кажется, голодна. Мы не останавливались перекусить по дороге.
- Типично для тебя, милый, - спокойно ответила Джеральдина Мэннеринг. - Но так и быть, я не буду больше дразнить тебя, Домине. Ты выглядишь усталой, И я не должна больше тебя мучить. Пойдемте же, ужин готов, осталось лишь накрыть на стол. Мы сможем спокойно поболтать после еды.
Ужин был великолепен. Подали овощной суп - горячий, наваристый, такой, как она любила; ростбиф, йоркширский пирог, а на десерт - торт с малиной и сливками. К своему удивлению, Домине обнаружила, что проголодалась, и поэтому ела с удовольствием, не обращая внимания на словесную перепалку Мэннеринга с матерью. Было очевидно, что их отношения всегда были достаточно бурными, и Домине гадала, происходило ли это потому, что Джеймс был похож на отца, или же потому, что он был похож на мать больше, чем они оба думали.
После обеда, когда все перешли в комнату пить кофе, разговор неизбежно зашел о Домине, и она вдруг почувствовала себя неуютно, осознав, что стала центром внимания трех пар глаз. За обедом Домине пыталась угадать, какое место в домашнем хозяйстве занимает Мелани; также она размышляла и над тем, как легко миссис Мэннеринг освоилась с ролью владелицы дома. Несмотря на то что дедушка Генри умер всего лишь три недели назад, она, видимо, успела полностью принять управление. Служанка, подававшая на стол и принесшая им позднее кофе, относилась к своей хозяйке с почтением, и это удивило Домине, ожидавшую совершенно другой реакции.
Тем временем миссис Мэннеринг внимательно смотрела на девушку, и в глубине ее глаз читалось любопытство.
- Скажи, - задумчиво спросила она, - Генри когда-нибудь говорил о «Грей-Уитчиз»?
Домине кивнула:
- Иногда, но не называл никаких имен.
Миссис Мэннеринг нахмурилась.
- И тебе не было интересно? Все то время, пока ты находилась под его присмотром, он ни разу не привез тебя сюда. Ты не задумывалась почему?
- Наверняка ей было интересно! - сухо заметил Мэннеринг. - Но когда ты узнаешь девочку поближе, то поймешь, что она не тот ребенок, который будет задавать вопросы!
Домине была возмущена покровительственным тоном и пренебрежением, с которым он, как ребенку, не дал ей ничего сказать, но, прежде чем она смогла возразить, ее выручила миссис Мэннеринг:
- Спасибо, Джеймс, но не думаю, что тебе надо отвечать за Домине. Язык у нее есть. Она может сказать все сама.
Мэннеринг поднялся, прошел к столику в углу, на котором стояли напитки, налил себе виски, повернулся и заявил:
- Ты все время задаешь не те вопросы!
Миссис Мэннеринг подняла на него глаза:
- Неужели?
- Да. Разве ты не видишь, что ребенок устал? Отложи до утра свой допрос, если уж тебе так хочется поговорить о Генри. Я же рассказывал, тебе, девочка ничего не знает о его делах. Она была на его попечении, он платил за ее обучение, а в праздники возил с собой в Богнор, но помимо этого - ничего!
Миссис Мэннеринг откинулась в кресле.
- Это Генри купил тебе эту одежду? - спросила она, окинув Домине критическим взглядом.
Девушка вспыхнула.
- Да.
- Что ж, надо что-то делать с твоим гардеробом, пока ты здесь, - вздохнула миссис Мэннеринг. - В конце концов, молодость бывает лишь раз. - Она снова выпрямилась. - Джеймс говорил о своих планах насчет тебя?
- Не сейчас, мама! - резко воскликнул Мэннеринг, и они странно посмотрели друг на друга.
- Как скажешь. - Она грациозно пожала плечами. - Я думаю, сегодня уже поздновато начинать обсуждение твоего будущего. - Женщина повернулась к племяннице. - Мелани, дорогая, у тебя не найдется каких-нибудь брюк, которые девочка сможет надеть утром? Джинсы или что-нибудь в этом духе. Ведь у тебя, насколько я понимаю, брюк нет, правильно? - На этот раз она обращалась к Домине.
Та покачала головой, а Мелани пожала плечами.
- Думаю, я смогу ей что-то подыскать, - неохотно согласилась она. - А что?
Миссис Мэннеринг едва заметно улыбнулась:
- Очевидно, Джеймс обязательно наведается к лошадям, пока он здесь, а поскольку лучший способ увидеть поместье - это объехать его верхом, я думаю, он захочет взять с собой свою подопечную.
Щеки Домине запылали, а Мэннеринг, казалось, слегка разозлился.
- И чего ты пытаешься этим добиться, мама? - раздраженно спросил он, искоса взглянув на Мелани, которая, как показалось Домине, старательно делала вид, что ее не интересует разговор.
- Помилуй, дорогой, абсолютно ничего, - с милой улыбкой возразила миссис Мэннеринг. - Но ты же не можешь пренебрегать своими обязанностями, не так ли?
Домине открыла рот, собираясь вмешаться, но потом снова закрыла его. Она почувствовала, что любой протест с ее стороны будет отвергнут миссис Мэннеринг, которая, видимо, была поглощена какой-то своей сложной игрой.
Может быть, у нее и были мотивы сделать подобное предложение от имени сына, но Домине их не видела, если только все это не имело отношения к Мелани, у которой был расстроенный вид. Не могла же она рассчитывать, то, сведя сына с его подопечной, она заставит Мелани ревновать? Нет, это было смешно; ее, Домине, отнесли в разряд детей. Единственное, что приходило на ум: если Мелани поедет с ними, а скорее всего, так оно и будет, то миссис Мэннеринг рассчитывала разделить сына и племянницу. Все это было слишком сложно, а Домине очень устала, и у нее не было сил разбираться в своих смутных впечатлениях.
Чуть позже она попрощалась с хозяйкой дома, ее сыном и зевающей Мелани и поднялась наверх вслед за служанкой. Дом, несмотря на уродливый внешний вид, был хорошо обставлен, пусть немодно и без фантазии, зато и не по-спартански, к тому же в нем было установлено центральное отопление. Ее спальня на втором этаже оказалась огромной, с высоким потолком и гигантской кроватью с пологом на четырех столбиках, которая, однако, смотрелась весьма к месту рядом с высоким комодом из красного дерева и туалетным столиком с таким количеством зеркал, что Домине могла смотреть на себя под любым возможным углом. Примыкающая к комнате ванная тоже была старомодна, но водопровод был вполне современный, и пусть вода, льющаяся из полированного медного крана, несла с собой немного ржавчины, зато она была горячей.
Домине разделась, приняла душ, почистила зубы и забралась в просторную кровать. Дернув за шнур у изголовья, она выключила свет, и комната погрузилась в абсолютную темноту. Было немножко неприятно лежать в темноте в полном одиночестве - в монастыре она делила комнату со Сьюзен и двумя другими девочками, и хотя там тоже было темно, но можно было рукой дотянуться до другого человека. Дождь непрерывно стучал по стеклу, и она тяжело вздохнула, с отчаянием подумав, перестанет ли он когда-нибудь идти; потом почувствовала, как глаза у нее закрываются, потому что она мало спала накануне, и вскоре ее одолел сон.
Проснулась Домине оттого, что кто-то зажег лампу возле ее кровати. Девушка смущенно приподнялась на подушках и увидела горничную, которая накануне показывала ей комнату, а теперь принесла поднос с чаем и печеньем. Служанка была совсем молоденькой, скорее всего ровесницей Домине, и, задорно улыбнувшись, защебетала:
- Извините, если я испугала вас, мисс, но миссис Мэннеринг велела разбудить вас в семь, потому что вы собирались на прогулку с мистером Джеймсом.
Домине посмотрела на часы и, сладко зевнув, с улыбкой произнесла:
- Даже не верится, что сейчас утро. Кажется, я только что закрыла глаза.
Служанка понимающе закивала:
- Это потому, что еще темно, мисс, но скоро начнет светать, и дождь уже прекратился.
- Прекратился? Правда? - Домине с облегчением вздохнула. - Слава богу! - Вдруг она заметила одежду, разложенную на стуле. - Что это?
- Брюки, их прислала мисс Мелани - вы ведь собираетесь покататься верхом.
Домине большими глотками допила чай и, отставив поднос в сторону, выскочила в пижаме из кровати и схватила брюки. Она прикинула их на себя и состроила гримасу хихикавшей служанке.
- Мисс Мелани более… более основательно сложена, чем вы, мисс! - воскликнула та, кусая губы, чтобы подавить смешки. - Но если вы затянете пояс потуже…
Домине покачала головой:
- Ох, придется мне надеть юбку, к тому же в брюках невозможно выглядеть женственно, правда?
- Конечно, мисс.
Горничная подняла поднос и направилась к выходу, но Домине остановила ее:
- Как тебя зовут?
- Лили, мисс.
- А сколько тебе лет, Лили?
- Восемнадцать, мисс.
Служанка была примерно ее роста и телосложения, и, нервно сцепив пальцы, Домине спросила:
- У тебя, случайно, не найдется старой пары брюк, Которые я могла бы надеть, Лили?
- У меня? - воскликнула горничная и рассмеялась. - Ну конечно, найдется. Но я не уверена, что миссис Мэннеринг одобрит, если вы позаимствуете у меня брюки.
- А, чепуха, - произнесла Домине, тряхнув челкой. - Знаешь, ты первая юная леди, которую я встретила с тех пор, как покинула монастырь.
- Мистер Джеймс и мисс Мелани тоже не старые мисс, - с сомнением пробормотала Лили.
- Я знаю, но… понимаешь, они другие… - задумчиво пояснила Домине. - О, пожалуйста, Лили, подыщи мне что-нибудь. Я не смогу надеть это!
Она снова приложила брюки к своей талии, и Лили, заливаясь смехом, выскочила из комнаты.
Позднее, спускаясь по лестнице, Домине не могла не признать, что одолженные Лили брюки смотрятся на ее высокой, стройной фигуре просто великолепно. Они были из джинсовой ткани серовато-коричневого цвета, и к ним очень шла белая блузка, которую она носила в школе. Домине прихватила с собой шерстяную кофту на пуговицах без воротника на случай, если замерзнет, - заморозки еще не грянули, но на дворе стоял октябрь, и от погоды всего можно было ожидать.
Девушке не терпелось взглянуть на вересковые пустоши при дневном свете. В последний раз она каталась на лошади, когда была ребенком, и, хотя прошло уже много лет, она не думала, что забыла все то, чему научилась. Кроме того, она любила животных, а те неизменно отвечали ей взаимностью.
В холле Домине остановилась, подумав, что даже не знает, где искать своего опекуна, и решила просто подождать его. Некоторое время она бесцельно бродила из угла в угол - в зеркалах отражалась тонкая фигурка привлекательной девушки с косой, переброшенной через плечо. Вскоре Джеймс Мэннеринг собственной персоной возник со стороны кухни. В брюках для верховой езды и темно-синем свитере он казался моложе, а его холодная чопорность исчезла вместе со вчерашним деловым костюмом.
Опекун окинул Домине оценивающим взглядом:
- Ну-ну, кто бы мог подумать, что наряд Мелани окажется тебе впору!
Домине закусила губу.
- Эти брюки мне одолжила Лили, - смущенно сказала она.
- Лили Манверс?
- Если она служанка, то да, - ответила девушка, заливаясь краской. - Одежда мисс Грант оказалась мне слишком… велика.
Улыбка появилась на суровом лице Мэннеринга, и он лениво пробежал рукой по своим темным волосам.
- Кто бы сомневался, - насмешливо пробормотал он. - Полагаю, это тоже было частью плана моей матери.
- Что вы имеете в виду?
Домине выглядела сбитой с толку, и Мэннеринг покачал головой.
- Ты должна разрушить чары моей кузины, - пояснил он, усмехаясь, и Домине не знала, серьезно он говорит или шутит. - К несчастью, не предполагалось, что ты дашь ей сто очков вперед в любом наряде, - добавил он.
Эти слова поставили Домине в тупик, она отвернулась в раздражении и встретилась взглядом с Мелани Грант, спускавшейся по лестнице. Кузина Джеймса была все в тех же брюках для верховой езды и теплом свитере. В руке она несла небольшой хлыст, похлопывая им по длинным, выше колена, сапогам, и Домине невольно с сомнением посмотрела на свои ботинки с тонкой подошвой. «Все равно у меня нет сапог, - решила она, - так что нечего беспокоиться по этому поводу».
Мелани придирчиво оглядела Домине, обиженно выпятила нижнюю губу и воскликнула:.
- Святые небеса, это не тот наряд, что я послала тебе! Где ты достала эти дешевые тряпки?
- Лили одолжила ей брюки, - вкрадчиво вмешался Джеймс. - Твои не подошли!
Мелани оценила выражение его лица и решила не принимать вызов:
- Что ж, очень хорошо, может, пойдем?
Домине впервые увидела «Грей-Уитчиз» при дневном свете и без отвратительной пелены дождя. Небо было окрашено в бледно-розовые тона рассвета, а тяжелые облака, висевшие так низко прошлым днем, рассеялись, оставив лишь кудрявую кайму. Воздух был свежим и бодрящим, напоенным ароматом мокрой травы и прелых листьев. Дым клубился из труб домов деревни, которая, как теперь поняла Домине, лежала в долине, совсем рядом, а за границей сада простиралась темно-лиловая полоса торфяников, поросших вереском. Цвета менялись от нежно-зеленого до пурпурного, и Домине чувствовала, как у нее поднимается настроение. Если дом разочаровал ее, то вересковая пустошь превзошла все ожидания - никогда в жизни девушка не видела таких безбрежных, безлюдных пространств.
Она забыла обо всем и вздрогнула, обнаружив, что Джеймс Мэннеринг стоит у нее за спиной.
- Ну? - произнес он. - Сейчас все выглядит намного симпатичнее, не так ли?
- Я… я думаю, это великолепно, - воодушевленно призналась она. - В бескрайних просторах пустоши есть какой-то покой.
- Тебе никогда не приходилось жить здесь, - вмешалась Мелани, - когда сугробы громоздятся у стен и поместье оказывается отрезанным от мира на недели.
- И тебе тоже, - заметил Джеймс Мэннеринг, глядя на нее с усмешкой. - К тому же важно, в какой компании ты застрянешь в этой глуши. К примеру, я не могу придумать ничего более романтичного, чем оказаться в изоляции здесь, на вересковой пустоши, и не иметь возможности заниматься чем-либо, кроме как есть, пить и…
Он позволил собеседницам самим мысленно закончить предложение, и у Домине по спине побежали мурашки. Его голос был глубоким и сиплым, а когда их взгляды пересеклись, ей показалось, что он просто дразнит Мелани с высоты своего опыта зрелого мужчины. Но стрелы его насмешек попали совсем в другую мишень: Домине покраснела, смутилась и с облегчением вздохнула, когда Мелани, щелкнув хлыстом, предложила им пойти на конюшню.
В стойлах переминались с ноги на ногу четыре лошади: гнедой мерин, которого конюх подготовил для Мелани, серая спокойная кобыла, очевидно предназначенная Домине, и два лоснящихся гунтера - верховых скакуна, натренированных для псовой охоты. Джеймс Мэннеринг оседлал вороного гунтера и подвел Домине кобылу.
- Она тихая, - произнес он, гладя лошадь по морде. - Старый Генри катался на ней иногда. Она была его любимицей.
- Я думала, что его любимицей была твоя матушка! - язвительно бросила Мелани, сидя верхом на мерине, который беспокойно бил копытами по булыжникам конюшенного двора.
Мэннеринг пренебрежительно взглянул на нее.
- О чем ты? - сурово спросил он. Мелани вздрогнула и отвернулась.
- Да так, ни о чем, - мрачно отрезала она, покраснев. - Ты готов? Если да, тогда поскакали!
Домине возмутила бестактность кузины Джеймса, и, чтобы скрыть неловкость, она быстро взобралась в седло, схватила поводья и пришпорила кобылу. К ее облегчению, детские уроки верховой езды не прошли даром, и она легко держалась в седле наравне со своими спутниками. Они миновали аллею перед домом и пустили лошадей по вересковому ковру пустоши.
Это была бодрящая скачка на прохладном утреннем воздухе, и пар от их дыхания смешивался с белыми клубами, вырывавшимися из ноздрей лошадей. Домине никогда не испытывала подобного чувства свободы и, пьянея от восторга, устремилась вперед, даже не обернувшись на оклик Джеймса Мэннеринга.
На возвышенности ее ожидал восхитительный вид. Там, где заканчивалась темно-лиловая полоса вереска, в лучах рассвета мерцало бледно-синее море, сливаясь с набиравшей силу небесной лазурью. Всходило солнце, и Домине прикрыла глаза от ослепительного блеска. Разгоряченная бешеной скачкой, она сбросила шерстяную кофту, прикрепила ее к передней луке седла и легко спрыгнула на землю.
Поросшие мхом валуны на верхушке холма обеспечивали надежное укрытие от ветра, и девушка присела на камень, чувствую себя в полном согласии с окружающим миром. Кобыла поблизости щипала траву, и все вокруг дышало таким благословенным покоем, который Домине не ощущала даже на службах в монастырской часовне.
Домине вздохнула и потянулась, закинув руки за голову, упиваясь восхитительными ароматами осени, и вдруг поняла, что ее уединение нарушено. Конь Джеймса Мэннеринга неслышно взошел на холм, опекун спешился и теперь стоял возле камней, наблюдая за девушкой с таким явным неодобрением, что Домине с ужасом подумала, не вторглась ли она случайно в чужие владения.
Краснея под его взглядом, она смущенно поднялась на ноги и нервно одернула блузку. Ее сердце оглушительно бухало в груди, и, по-детски испугавшись, что Мэннеринг может это услышать, она поспешно заговорила:
- Извините. Вы… вы искали меня? - разорвал зловещую тишину неуверенный тонкий голосок. - А где мисс Грант?
- Мисс Грант вернулась домой, - после долгого, тягостного для Домине молчания сухо ответил Мэннеринг. - Что ты вытворяешь? Вообразила себя дикой амазонкой? - Его тон был резок, почти груб.
Домине не могла понять, почему ее невинная прогулка вызвала такую вспышку ярости.
- Я… я думала, что вы и мисс Грант, возможно, предпочтете остаться наедине, - нерешительно произнесла она. - Я… я не хотела доставить вам неприятности…
Брови Мэннеринга сошлись на переносице, придав и без того хмурому лицу демоническое выражение, и Домине, до хруста сжав за спиной кулаки, внезапно поняла, что перед ней стоит не просто ее опекун, человек, призванный заменить ей отца на ближайшие полгода, а взрослый мужчина, с естественными потребностями, желаниями и эмоциями. Она вздрогнула - это было новое, незнакомое ей чувство. До этого момента она не замечала широкий разворот его плеч, плоский живот с рельефом мышц под узким свитером, стройные сильные ноги, но теперь вдруг осознала физическую привлекательность Джеймса Мэннеринга, и в этом не было ничего утешительного.
Резким движением она повернулась к нему спиной и собрала поводья, готовясь вскочить в седло.
Мэннеринг ласково потрепал кобылу по шее, когда же он обратился к Домине, в его голосе звучали стальные нотки:
- Впредь ты ни на шаг от нас не отойдешь, запомни это раз и навсегда.
Домине взглянула на него, впервые выведенная из состояния застенчивости.
- Почему? - отрывисто спросила она. - Разве мне не дозволяется свобода?
- Только не на торфяниках. Мало ли кто может забрести в эти края - здесь полно пещер и укромных местечек, а в лощинах, где раньше текли ручьи, застоялась вода, и теперь там непроходимые топи. Это может быть опасным! - Его глаза яростно блеснули. - Надеюсь, у тебя есть голова на плечах, подумай сама, что может случиться!
Домине оседлала кобылу.
- Я думаю, вы умышленно преувеличиваете, мистер Мэннеринг, - раздраженно сказала девушка. - Либо у вас плохое настроение, либо что-то разозлило вас, но, поскольку не я этому виной, не надо делать из меня козла отпущения! - Последние слова Домине почти выкрикнула и пришпорила кобылу, пустив ее в галоп и оставив Мэннеринга позади распутывать поводья гунтера.
Подъезжая к конюшне, она дрожала от нервного возбуждения и не чувствовала в себе ни сил, ни желания вступать в словесную перепалку с Мелани, которая поджидала ее, как догадалась девушка, специально для этого.
- Значит, Джеймс не нашел тебя, - сказала Мелани с очевидным удовлетворением. - Умчалась от нас сломя голову, будто за тобой гналась стая волков! И чего ты хотела этим добиться? Не иначе как разговора тет-а-тет со своим опекуном, а?
- Не говори глупостей, это просто смешно! - устало отмахнулась Домине и направилась мимо нее к стойлам, ведя в поводу кобылу.
Мелани явно не считала, что разговор окончен.
- Ну разумеется, смешно! - бросила она в спину Домине, а когда девушка повернулась, окинула ее оскорбительным взглядом. - Как ты думаешь, мышонок, с чего бы это старому Генри взбрело в голову навязать тебя Джеймсу? Решил оформить свою внучатую племянницу как довесок к поместью? - Она насмешливо захихикала, и Домине уставилась на нее с недоумением.
- Что ты имеешь в виду? - спросила она с некоторым колебанием.
Мелани расплылась в довольной улыбке:
- Ты не знаешь? Конечно же Джеймс не станет разбрасываться такими девицами, как ты. - Она повернулась и шлепнула свою лошадь по крестцу, так что та нервно забила копытами.
Домине схватила Мелани за руку.
- Объясни, я ничего не понимаю! - произнесла она и с мольбой добавила: - Пожалуйста!
Взгляд Мелани немножко смягчился, и она презрительно фыркнула:
- Что ж, полагаю, нет необходимости играть в прятки - тетушка Джеральдина все равно не сможет это долго скрывать. Генри Фэрридей вообще не упомянул тебя в своем завещании, но стряпчие прекрасно знали о существовании его внучатой племянницы, и, так как до твоего совершеннолетия оставалось всего шесть месяцев, Джеймс вынужден был согласиться стать твоим опекуном!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вересковая пустошь - Мэтер Энн

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 информация о книге

Ваши комментарии
к роману Вересковая пустошь - Мэтер Энн



Много веселых моментов! Но разница в возрасте слишком большая для меня.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНика
18.10.2011, 17.43





Интересно, но не замысловато. Зато доступно любой девушке.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннКсеша
20.01.2012, 19.06





Скучный роман и ни каких "веселых" моментов...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннНИКА*
8.02.2013, 19.47





не понравилось , так как ...не понятно.или автору писать надоело или он не закончил роман.и уж очень быстро все началось .
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннОльга
27.02.2014, 17.09





фигня
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннИрина
20.12.2014, 23.49





Почитать можно,но не понравился один момент, очень большая разница в возрасте и г героиня еще совсем ребенок, ей всего семнадцать...
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннЮлия
20.06.2015, 21.08





Автору к умению хорошо писать с литературной точки зрения еще бы умение придумывать интересный сюжет. Кроме того, мне не понравились диалоги между главгероями. Девица все время агрессивная, как ежик, выставивший колючки, а герой какой-то нервный и импульсивный. В общем, очень средненький роман.
Вересковая пустошь - Мэтер ЭннМила
21.06.2015, 19.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100