Читать онлайн Князь Тьмы, автора - Майклз Барбара, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Князь Тьмы - Майклз Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Князь Тьмы - Майклз Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Князь Тьмы - Майклз Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Барбара

Князь Тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Пообедав в городе, Питер вернулся в усадьбу «Ведьминская башня». Он знал, что Кэтрин всегда ложилась отдохнуть после обеда, ведь ночами она почти не спала. Шмидты были в своей комнате или на кухне, а Тифани наверняка куда-нибудь укатила. Но даже если и нет, она не станет искать его в библиотеке.
Тома по магии и алхимии на немецком, французском и арабском языках, научные работы Мюррей и Фрейзера, сочинения классиков, таких, как Реджинальд Скотт и Яков I, и еретиков вроде Монтегю Саммерса... Питеру еще не доводилось видеть такого солидного собрания оккультной литературы.
Он был доволен — нашел все необходимое о куклах. Он прочитал о том, как еще с незапамятных времен во многих странах колдуны использовали кукол, чтобы навести на человека порчу, убить, приворожить и даже вылечить. Сэр Джеймс Фрейзер именовал эту традицию симпатической магией. Однако он не узнал ничего нового.
Питер поставил «Историю магии» обратно па полку и подошел к письменному столу у окна. Тщательное обследование не принесло результатов: Кэт не работала в библиотеке и не держала здесь деловых документов и черновиков.
От нечего делать Питер взял наугад книжку и уселся с ней в кресло. Кресло показалось ему что-то слишком удобным, будто не кожей обтянуто, а каким-то более мягким и в то же время упругим материалом... Сразу вспомнилась страшилка о мебели, пожиравшей тех, кто на нее садился. Усмехнувшись, Питер, тем не менее, оторвался от спинки и сел ровно, тверже уперев ноги в пол, чтобы в случае чего сразу вскочить. Два часа спустя уже немало книг валялось вокруг кресла, а Питер все читал. Глядя на него, можно было подумать, что ему не очень нравится это занятие.
Питер стоял в коридоре и ждал Тифани. Закрыв за собой дверь, Тифани приложила палец к губам.
— Я подбросила ей в чай таблетку, — зашептала она, — которую оставил Пол. Она уснет через минуту.
— Почему подбросила? Ведь Мартин прописал таблетки?
— Не удивляйся. У нее фобия насчет лекарств, вот мне и приходится действовать тайком. Я бы не стала, но...
— Понимаю. Так нужно. Значит, ты уверена, что сегодня она не проснется?
— Да, уверена.
— Ты закрыла балконную дверь?
— Я хотела, но она не разрешила. Кэт любит свежий воздух.
Питер и сам об этом знал, но после слов Тифани почувствовал большое облегчение.
— Ладно. Я обмотал веревкой кусты, которые растут внизу. Если кто-нибудь полезет, мы услышим. Так, теперь то, что мы сделаем в доме. Где порошок?
— Сейчас принесу.
Тифани сходила в свою комнату и принесла коробок с тальком. Питер стал рассыпать его топким слоем по дорожке, начиная от двери Кэт. Дойдя до двери смежной комнаты, он остановился, будто его осенило.
— Моя ванная! Из нее можно попасть в эту комнату?
— Да. А что?..
Оставив Тифани сторожить в коридоре, Питер зашел внутрь и задвинул щеколду на двери ванной. Белые кнопки и леска были не видны из коридора, но зато она хорошо видела его манипуляции со щеколдой.
— Все, дверь закрыта, — сказал он, вернувшись. — С этой стороны.
— Ну и что?
— Я думаю, это пригодится. В основном мне. А то она подозревает меня. А ты разве нет?
— Я? ? Что ты хочешь этим сказать?
— Я хочу сказать, что ты должна быть осторожнее.
Питер заканчивал посыпать дорожку. Тифани смотрела на него, стоя в дверях своей спальни. Выйти она не могла. Он пятился в свою комнату, как пантера, загнанная в угол. Закончив, весело помахал Тифани почти пустой коробкой, и она неуверенно улыбнулась в ответ.
Теперь никто не мог пройти по коридору, не оставив следов на тальке. Примерно с час Питер читал. Потом выключил свет и сидел в темноте еще
час. В 0. 55 он решил, что пора. У него все было готово: смятая постель, леска и кнопки на двери ванной, стул, припиравший изнутри дверь в его комнату. Переодеваться в черное он не стал, решив, что серые брюки и рубашка будут меньше выделяться на фоне светлых стен дома. Разувшись, Питер пошел в ванную. Крепкая прозрачная леска была что надо, будто ее специально выпускали для таких целей. Левой рукой он осторожно потянул за два конца, и щеколда с другой стороны отодвинулась.
В смежной комнате было черно, но он не осмелился зажечь люстру. При свете маленького карманного фонарика, зажатого в зубах, Питер произвел небольшую переделку. Он переставил кнопки и провел концы лески, державшей головку болта, в щель с другой стороны, чтобы теперь при потягивании за них щеколда, наоборот, закрывалась. Проверив леску еще раз, он остался доволен.
Пока все шло хорошо. Он открыл окно и быстро выбрался наружу. Его встретил пронизывающий холодный ветер. Питер успел замерзнуть, пока полз по карнизу.
Повиснув, словно мартышка, на водосточной трубе, он обозревал шесть футов голой стены между своим насестом и балконом. Питер предвидел, что на этом участке возникнут трудности, но заранее не смог ничего придумать и понадеялся на импровизацию. Перебраться на балкон было не так трудно, но вот обратный путь обещал стать настоящим испытанием.
Взобравшись на несколько футов выше, Питер встал на скобу, крепившую трубу к стене, и бросился вперед, вытянув руки. Од едва не ухнул вниз, успев зацепиться за перила лишь кончиками пальцев. Секунду спустя парень был уже на балконе. То, что Питер увидел, заставило его обмереть. В комнате горел свет.
Он стоял на холодной каменной плите, шевеля окоченевшими в одних носках пальцами ног, и шепотом ругался. Если она еще не уснула, все его мучения были напрасны. Черт бы побрал этого Мартина! Не мог прописать нормальное снотворное! Однако, заглянув в щель между шторами, он мысленно извинился перед доктором. Кэтрин спала, но ночник в изголовье горел. Наверное, ей снились кошмары — дыхание было хриплым и прерывистым. Ему следовало предусмотреть, что она может спать при свете.
Раздвинув немного шторы, Питер осматривал комнату. Кэт спала крепко. Во сне она сбросила одеяло, и оно валялось теперь у нее в ногах. Женщина, свернувшись калачиком, прижимала к себе подушку, словно ребенка или щит. На ней была черная кружевная сорочка. Загорать она явно не любила — ноги выше колен были белые как сметана.
Собственные ноги напомнили Питеру, что у него нет времени рассматривать чужие. Главное — Кэт спит. Он проскользнул внутрь. И там его ждал еще один сюрприз. Смятое одеяло зашевелилось, и незваный гость увидел сверху что-то маленькое, черное, круглое, настороженно поводившее острыми ушами.
Питер и Чешир смотрели друг на друга. Кот заинтересовался пришельцем, но не обеспокоился. Питер направил на него луч фонарика. Кот мог нарушить его планы, и Питер быстрее принялся за дело. Пока он все устраивал, Чешир вел себя примерно, только вытянул в его направлении шею и продолжал прядать ушами. Не сумев побороть искушение, Питер подошел к письменному столу у окна. Ему хотелось посмотреть, что лежит в ящиках.
Чековую книжку он обнаружил в центральном верхнем ящике. Просмотрев регистрацию расходов, он выяснил, что хотел. За последние девять или десять месяцев Кэт несколько раз снимала со своего счета суммы от пяти до десяти тысяч долларов. Они складывались в целую кучу денег. Возможно ли, что она истратила их на благотворительность? Нет, похоже, без шантажа все-таки не обошлось. Питер вернул книжку на место и закрыл ящик. Теперь все готово. Для пущего эффекта требовалось только выключить свет. Это оказалось рискованно, особенно из-за кота, который не сводил с Питера глаз и мог в любую секунду прыгнуть. Но рискнуть стоило. Если она проснется от внезапной темноты или кошачьего мяуканья, — что ж, ей все равно недолго осталось спать.
Питер включил диктофон. Пленка бесшумно закрутилась. Он приобрел это чудо техники специально для Кэт. На цыпочках он подкрался к тумбочке и протянул руку к выключателю. Прежде чем нажать кнопку, взглянул на Кэтрин. Тени от длинных черных ресниц, упавшие на щеки, прикрыли круги под глазами, но на лбу остались две вертикальные морщины, и углы рта были угрюмо опущены вниз. Когда она пошевелилась и не то застонала, не то пробормотала что-то во сне, морщины на лбу обозначились резче. Питер скорее вырубил свет. В наступившей темноте зашуршало одеяло и раздалось вопросительное «мяу». Но он уже был на балконе.
Однако, прежде чем уйти, ему требовалось удостовериться, что Кэт проснулась. Заговорил голос, записанный на пленку, сначала тихо, портом громче, свечи должны были вот-вот вспыхнуть. Хорошо бы она это увидела. Питер, сидя на корточках за шторами, смотрел в щелку. Сквозь бормотание диктофона он услышал мягкий толчок — это Чешир шлепнулся на пол, решив, наверное, пойти разузнать, кто издает странные звуки. Кэт не двигалась. Вдруг Питер почувствовал, как мягкая лапа, слегка выпустив когти, осторожно трогает его пальцы. И тут парня осенило. Нащупав другой рукой доверчиво выгнувшуюся кошачью спину, он ухватился за хвост и резко дернул. Пронзительный вопль обманутого доверия прорезал ночную тишину. Питер вовремя отдернул руку от когтей, дабы не заиметь предательских царапин.
Он услышал, как заскрипела кровать, — Кэт наконец проснулась и вскочила. В этот момент вспыхнули свечи, и, прежде чем перевалиться через перила, он успел увидеть ее серое лицо с огромными вытаращенными глазами. Голос на пленке теперь был достаточно громким, чтобы заглушить звуки его бегства.
С диктофоном, оттягивающим пояс, как скальп противника, он дополз до своего окна. Теперь нужно поспешить. На ходу расстегивая пуговицы рубашки и ремень, Питер помчался в ванную. Диктофон, рубашку, носки и рыболовную катушку он сунул в бельевую корзину. Осторожно задвинув щеколду, он рванул за леску и вытащил весь кусок на свою сторону. Кнопки при этом отскочили. Из коридора доносились любопытные звуки. Питер ринулся через комнату, отбросил стул и распахнул дверь.
В коридоре ярко горел свет — Кэт повернула выключатель на стене. Сама она стояла в дверном проеме, вцепившись руками в косяк. Иначе бы упала — ее колени заметно дрожали и подгибались. Странно, но, когда она увидела Питера, на ее белом как бумага лице промелькнуло нечто похожее на облегчение. Тифани, которая выскочила в пижаме, натягивала халат. Как приказал Питер, она не ступала на дорожку, где белел нетронутый, девственный слой талька.
— Что случилось? — Питер, моргая, щурился на свет. У него был вид человека, который только что пробудился от сладкого сна, и если не сразу явился на девичий зов о помощи, то единственно оттого, что ему сначала потребовалось надеть брюки. Он заправил ремень в пряжку и осторожно вышел в коридор.
Кэт открывала и закрывала рот, не издавая ни звука, как рыба. Тифани изучала белую дорожку. Питер бросился к Кэтрин, и едва успел подставить руки, как та рухнула без чувств. Ла вес она была легче, чем на вид. Он отнес ее в спальню и положил на кровать. Тифани стояла рядом.
— Что случилось? — снова спросил Питер.
— Не знаю. Я услышала ее крик. Посмотри! На столе горели двенадцать черных свечей, их пламя колебалось от сквозняка. В композиции присутствовал дополнительный элемент, которого Питер не планировал: Чешир, привлеченный мигающими огоньками, сидел посередине, обернувшись хвостом, как черная египетская статуя. Но Тифани смотрела не на кота. Ее взгляд был прикован к маленькому предмету, что лежал перед ним.
— Откуда это взялось? — прошептала она поражение.
— А что это?
— Кроличья лапка. Марк носил ее как талисман. Подарок американского дядюшки.
— А потом куда она делась? — Питер щупал пульс на руке Кэтрин. Пульс был слабый, но стабильный; через минуту-другую она должна была прийти в себя.
— Мне кажется, ее похоронили вместе с ним.
— Да вокруг полно кроликов. Откуда ты знаешь, что это именно та лапка?
— Я не знаю. Но если не та, то почему она здесь оказалась?
— Кто о ней знал?
— Да все кому не лень. Марк ее не прятал. — Тифани положила талисман обратно и содрогнулась, потирая руки, будто от холода.
— Убери эти свечи с глаз долой, — приказал Питер. — Она сейчас очнется. Ты же не хочешь, чтобы она снова увидела всю эту чертовщину, правда?
Тифани не торопилась выполнять его приказ и не успела очистить стол к тому моменту, когда Кэт открыла глаза. Полусидя на подушках, Кэт имела возможность отлично все рассмотреть. Ее губы дрогнули, она схватила Питера за руку и прошептала:
— Голос... это был твой голос... твой... Питер молчал — отчасти и потому, что его не спрашивали, но больше оттого, что на миг лишился дара речи. "Проклятие, — думал он, — что мне стоило придушить эту чертову куклу? " Даже сейчас, запуганная до полусмерти, она продолжала настырно сопротивляться, и ее упрямство привело-таки к единственно возможному рациональному объяснению случившегося. Хорошо еще, что он перестраховался, иначе Кэт, чего доброго, вывела бы его на чистую воду.
— Вы слышали какие-то голоса? — тихо спросил он.
— В темноте... зажглись свечи... и голос, ... похожий на ваш...
— Это был не Питер, Кэт, — сказала подошедшая Тифани. Из карманов ее халата торчали черные обгоревшие фитили. Лапку она тоже сунула в карман. Чешир сидел на полу с разочарованным видом. — Мы рассыпали тальк на дорожке. Если бы кто-то прошел, остались бы следы.
— Ванная, — пробормотала Кэт, не отпуская руки Питера, несмотря на все свои обвинения.
— Она заперта. С этой стороны.
— Пойди посмотри.
Тифани взглянула на Питера и недоумевающе пожала плечами.
Она вернулась почти сразу.
— Дверь закрыта на задвижку, Кэт. Ну подумай, даже если Питер прошел в смежную комнату, как ему добраться до тебя? Следов на дорожке нет. Разве только по потолку?
Зубы у Кэт застучали, хотя в комнате не было особенно холодно.
— Ну все, хватит, — наконец вмешался Питер. — Тифани, позвони — хотя нет, лучше я сам, а ты оставайся с ней.
Он вышел, потирая затекшую руку. Следующей мыслью Кэт будет мысль о каком-нибудь записывающем устройстве. Она пошлет Тифани обыскать его комнату. Нужно немедленно избавиться от диктофона. Встреча доктора — хороший предлог для того, чтобы зайти к себе и приодеться. Нельзя же, в самом деле, идти босым и полуголым? С Кэтрин Мор лишняя осторожность не помешает. Однако, когда дверь за ним бесшумно закрылась, он уже знал, что Кэт капитулировала. До его слуха долетели ее слова:
— Тогда это Марк.
— Она все еще там бродит?
— Да. — Тифани досадливо дернула головой, и ее яркие волосы, взметнувшись от резкого движения, рассыпались по плечам. — Мартин сказал, что ему больше нечего ей дать. Трус несчастный! Я сама сойду с ума, если она не перестанет.
— Ее нужно вывести на прогулку.
— Со мной она не пойдет. — Тифани сама была на взводе. В ее голосе послышались истерические нотки, щеки ярко вспыхнули.
— Тогда я попробую.
— Желаю успеха.
Удача шла к нему в руки. В его планах было увести Кэт подальше от дома, где она не сможет позвать на помощь, но Питер не предполагал, что она так легко согласится. Наверное, Тифани убедила в его непричастности к ночному жестокому розыгрышу. Они пересекли двор, вышли через калитку в лес. Кэт почти бежала впереди, Питер следовал за ней, как сторожевой пес. Они не разговаривали. Кэт скоро выдохлась, начала спотыкаться и сбавила шаг. Питер попробовал взять ее за локоть, но она вырвала руку.
— Я сама. Мне не нужна помощь.
— Черта с два она тебе не нужна!
Она смерила его долгим взглядом, и ее глаза, ставшие сейчас еще глубже и чернее, снова беспокойно заметались по сторонам.
— Давай свернем, — сказала она. — Я не хочу, чтобы кто-нибудь нас увидел.
— Иди, я за тобой.
— Здесь недалеко есть одна поляна... — Она нырнула в густой кустарник справа от просеки, под сломанную ветку большого старого дуба, увитую ярко-красным ядовитым плющом.
У дуба начиналась едва заметная стежка. По ней, очевидно, долгое время никто не ходил. Кэт показывала дорогу, петляя между стволами деревьев, в то время как Питер не по-джентльменски тащился сзади. Когда они, наконец, добрались до поляны, он был весь мокрый и исцарапанный колючками.
На поляне журчал ручей, вокруг росли высокие деревья, среди них и несколько сосен. Их иголки усыпали все вокруг так, что даже вездесущая жимолость не могла пробиться сквозь толстый бурый ковер на земле. Слева от тропинки, по которой они пришли, лежал необычный предмет — массивный камень футов десяти в высоту и не менее в длину, темно-серого, почти черного гранита. На вершине этой глыбы была плоская ровная площадка, будто кто-то поработал тесаком.
— Метеорит? — попробовал угадать Питер.
— Нет, обломок скалы. Местные называют этот камень «трибуна дьявола». Кэтрин подошла к камню и опустилась возле него на землю. Похлопав себя
по карманам, вынула пачку сигарет.
— Они боятся сюда приходить, особенно под Хэллоуин. Вот почему я люблю это место.
Кэтрин тщательно загасила окурок, затем вдруг повалилась ничком и спрятала лицо в ладонях.
— Поплачь, легче будет, — тихо сказал Питер.
— Нет, я не плачу. — Она перекатилась на спину. Ее широко раскрытые глаза были сухи. — Я думаю, не сходить ли мне к психиатру. Или, может быть, лучше уехать или сделать, что он хочет. Или покончить со всем сразу.
— Это не выход. — Долгожданный момент наступил, но Питер отчего-то растерялся и не знал, что теперь будет.
— Вот этого я и боюсь. — Она вдруг сухо рассмеялась. Ее смех прозвучал как выстрел. — Я боюсь своих снов. Что, если я попаду туда, в свои сны? Значит, остается один из трех вариантов на выбор.
— Кто «он»? — спросил Питер.
— Один мой знакомый. — Лежа на боку, она рассматривала Питера сквозь ресницы.
Питер не сразу узнал этот взгляд. Не то чтобы на него редко так смотрели, но он никак не ожидал этого от Кэтрин. И все же он не мог ошибиться. Девушка казалась сейчас такой маленькой! Протянув руку, он нежно дотронулся до ее щеки, затем его пальцы скользнули ниже... Кэт схватила его за плечи, притянула к себе, и они вместе упали на землю.
Она лежала на спине с закрытыми глазами. Ее руки, расслабленно вытянутые вдоль тела, казались белыми, как снег на фоне бурых иголок. Питер, приподнявшись на локте, рассматривал ее лицо. Тревога по-прежнему таилась в опущенных уголках рта и тенях под глазами. Ее попытка хоть на время забыться не удалась.
Кэтрин не скрывала этого. Она не говорила «я люблю тебя», а стонала от физического наслаждения. Пусть так... он ни о чем не жалел.
— Хочешь сигарету? — спросил он.
Не открывая глаз, Кэт покачала головой:
— А ты угощайся.
Он нащупал сигареты в кармане ее рубашки, но не спешил убирать руку. Кэт улыбалась с закрытыми глазами. Потом она, должно быть, почувствовала, как изменились его прикосновения, открыла глаза, попыталась сесть, но, натолкнувшись на локоть Питера, упала обратно на спину.
— Мне больно. Что это... Куда ты смотришь?
Шрамы были почти незаметны, но они были.
Питер, рассеянно улыбнувшись, покачал головой. Чего-чего, а этого он не ожидал... Как мог Сэм упустить такое? Тем временем Кэт вывернулась из-под его локтя. Подняв голову, Питер увидел ее огромные глаза, ужас в которых читался легко, как печатная страница.
— Значит, это правда, — холодно произнес он. — И что произошло потом?
Он еле расслышал ответ, несмотря на мертвую тишину.
— Ей было восемь месяцев. Воспаление легких.
«Так вот что заставило Кэтрин обратиться к культу Маша Матер и поверить в воскрешение из мертвых», — подумал Питер.




Часть втораяДобыча



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Князь Тьмы - Майклз Барбара

Разделы:
Пролог

Часть перваяОхотник

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Часть втораяДобыча

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Князь Тьмы - Майклз Барбара



не особо понравился. какой-то сумбурный, путанный, непонятно откуда вырванные диалоги.. ни начала толкового, ни развития, ни завершения..
Князь Тьмы - Майклз БарбараОльга
27.05.2013, 16.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100