Читать онлайн Князь Тьмы, автора - Майклз Барбара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Князь Тьмы - Майклз Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.83 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Князь Тьмы - Майклз Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Князь Тьмы - Майклз Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Майклз Барбара

Князь Тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Он ничуть не изменился. Синие глаза щурились от смеха, рот улыбался. Он был по-прежнему красив... даже слишком красив... Кэт не знала, что теряет сознание, пока не услышала, как Питер зовет ее. Она изо всех сил затрясла головой, заморгала глазами, хватаясь за свои уплывающие чувства. Она не хотела видеть перед собой эту красивую улыбку и повернулась к Питеру. Даже при красных отблесках костра он был бледнее смерти. Пусть шок не оставил на его лице ни кровинки, мозги ему пока не отказали. Он прочитал ее мысли.
— Это он, Кэт. Он живой. Ты не убила его. Не выдумывай... Кэт!
— Да-да, я понимаю, — пробормотала она.
— Вы что, не рады меня видеть? — спросил Марк.
Опять этот голос... Голос, который преследовал ее целый год. Неудивительно, что Тимми не мог говорить.
— А я, признаться, надеялся на более теплый прием, — весело продолжал призрак, — у своего любящего брата и — как это называется, Кэт? — возлюбленной. Все-таки я восстал из мертвых. Но насколько я понимаю, мой милый братец занял мое место.
— Холостые, — опять забормотала Кэт, — холостые патроны.
— И красная краска, — добавил Марк. — Мартин был поблизости. Если бы ты не испугалась проверить, мертв ли я, он бы выскочил мне на подмогу. Но ты убежала, как примерная девочка.
— Зачем? Зачем ты это сделал?
— Из-за денег, конечно. — Марк будто объяснял таблицу умножения. — Но были и другие причины. К примеру, Тифани никогда тебя особенно не любила. Когда Стивен умер, не оставив ей ни гроша, старый хрыч, ее ненависть стала ощутимей. Что касается меня — то я ненавижу, когда отвергают мои чувства. Мне нравилось наблюдать, как тебя корежит.
Он поднял руку в перчатке и провел стальными когтями по ее щеке. Питер выругался сквозь зубы. Тогда Марк повернулся к нему:
— А тебя я ненавидел всегда. Что совершенно нормально — любой психолог подтвердит. Благодарности не существует. Единственная награда за доброту и заботу — обида. И вообрази, дорогой братец, как сильно я на тебя разобижен! Стоило мне лишь позвать — и ты тут как тут! Ты столько раз выручал меня. Но вот в последний раз, когда я тебя позвал, ты не приехал.
— Разве ты не знал — почему?
— Да, я знал. Я читаю газеты. — Марк усмехнулся. — Я часто о тебе думал. Говорят, в тюрьме у коммунистов жизнь не сахар. Но я не сомневался, что рано или поздно ты все равно объявишься, со своим чувством долга. А ты по глупости заказал номер в гостинице на свою настоящую фамилию. Нет, я тебя не виню, ты был уверен, что я мертв и никто здесь ни о чем не догадается. Знал бы ты, что мы давно тебя поджидаем!
Пот крупными каплями катился по лицу Питера. При свете костра казалось, что это кровь.
— Я не смогу тебе помочь, пока ты не развяжешь меня.
— Мне не нужна твоя помощь, — разозлился Марк. — Я не нуждался в ней и когда посылал то письмо. Вот это, — он взмахнул когтистой лапой, указывая на круг своих сообщников, — гораздо сильнее, чем ты. А я здесь главный черт. Я — князь Тьмы.
При этих словах Тифани, не сводившая с Марка глаз, кивнула. Ее взгляд был полон религиозного пыла пополам с личной преданностью. Неужели ей невдомек, удивлялась Кэт, что Марк использует и ее, и остальных в своих собственных интересах? Питер что-то сказал, но Кэт не услышала, потому что банда вновь зашевелилась и отвлекла ее внимание.
Далее по программе был ритуальный ужин. Если бы она наблюдала за происходящим из безопасного места, то, возможно, делала бы это не без удовольствия. Чаще всего, как указывали средневековые источники, ритуальное угощение состояло из простых кушаний — мяса, хлеба и вина. В собственной книге она критиковала легенды о каннибализме, а также ядах, якобы милых желудку колдунов. Однако от этой компании можно было ожидать чего угодно. Кэтрин не исключала, что, когда они хорошенько раззадорятся, их потянет на человеческое мясо, мочу или хлеб из муки неизвестного происхождения. Пока что все выглядело так, будто люди собрались на обычный пикник. Мисс Девайс суетилась вокруг скатерти, расставляя бутылки вина по углам — красного вина, разумеется. Затем там появилась икра, изысканные сыры, хрустящие французские булки... Кэт почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Она не ела с самого утра, но не вид пищи вызывал у нее судороги в желудке.
После того как скатерть была уставлена провизией и все корзинки опустели, одна, самая большая, так и осталась стоять в стороне — у камня. Вероятно, в ней был особый деликатес, приберегаемый на десерт. Все было готово. Ждали только босса. Миссис Адамс наклонилась, чтобы подобрать со скатерти несколько сухих листьев, — седые космы свесились ей на грудь, закрыв лицо, и лишь острый нос торчал посреди прически. А Марк все не шел, не желая прерывать приятный разговор.
— Когда Стивен умер, его место занял я, — объяснял он, — потому что мы вдвоем начинали это дело. Мартин, конечно, обиделся. Он сам хотел въехать в главный офис. Но Стивен знал, что для Мартина наш орден — только средство достижения цели, а для остальных — это сама цель. — Тут он с улыбкой обернулся к Тифани.
— Для остальных — возможно, но не для тебя, — взорвалась Кэт. — Тебе нужны деньги и власть. Ты хотел жениться на мне из-за денег. Когда у тебя ничего не вышло, ты имитировал собственную смерть, чтобы шантажировать меня.
— Какова наивность! — умилился Марк и снова погладил ее когтями по щеке. — Ты воображаешь, что у меня других забот не было, как только на тебе жениться? Ошибаешься, дорогая. Я наделал много долгов, и не только здесь. Я крупно задолжал одному опасному господину из Нью-Йорка, не говоря уже о том, что мною были недовольны отцы некоторых местных барышень. А Питер не мог приехать. Мои дела шли хуже и хуже, пока я не придумал, как убить двух зайцев сразу. Я мог исчезнуть и сделать на этом деньги, как говорят американцы. Тимми был небольшой потерей. Кроме того, его очень легко копировать.
— А мы думали, что его кто-то использует, — пробормотала Кэт.
— И были совершенно правы.
Пламя с хрустом и ревом рвалось вверх. Его языки лизали нижние ветки деревьев. Так и до пожара недолго, подумала Кэт. Сухие листья могли заняться от одной случайной искры, и тогда вся поляна вспыхнула бы, как свечка.
— Однако роль Тимми сильно ограничивала мои возможности, — продолжал Марк. — Я не мог быстро изменять внешность и вынужден был полагаться на свой голос, чтобы напоминать тебе о минувших днях. В этом мне очень помог Питер. Он такой выдумщик! В детстве мы с ним зачитывались оккультной литературой и вызывали чертей прямо в классе. Да, все шло отлично, пока он не помешал мне тогда во время сеанса. — Марк небрежно похлопал брата по щеке. Питер не успел отвернуться. Увидев кровавые следы своих ногтей, Марк захихикал: — Какой ты стал неповоротливый. Наверное, плохо себя чувствуешь? Да, сегодня у тебя на редкость неудачный день. Но все скоро закончится. Правда, я обещал генералу, что он поиграет с тобой, но не бойся, он недолго. Лишние синяки нам только заключение о смерти испортят.
— Что ты собираешься с нами делать? — вырвалось у Кэт.
— Ах да, вам это должно быть интересно. Раз у нас тут общество любителей старины, мы стараемся в точности исполнять обряды. Так что черная месса — это не про нас. Успокойтесь, мы не станем вас в голом виде раскладывать на алтаре.
— Большое спасибо, — нашла в себе силы съязвить Кэт.
— Не за что. С тобой всегда приятно поговорить. — Марк, откинув голову, весело рас-смеялся. — Перед нами стоит чисто практическая задача: представить все так, будто произошло убийство и самоубийство. Мартин, конечно, засвидетельствует, но на всякий случай, чтобы юрист не прицепился... завещание и прочее...
— Поняла.
— И все же соблюсти обычай — наш долг. Между прочим, сегодня Страстное воскресенье. Его отмечали еще за тысячу лет до Рождества Христова. Бог должен умереть, как умирает природа, чтобы возродиться весной.
— Каждые семь лет, — подсказала Кэт.
— Верно. Ты же у нас большой специалист по древним религиям, да? — Марк широко улыбнулся. — Хотя здесь такое случается не реже одного раза в год. Местная особенность.
— А разве не ты здесь бог? — удивился Питер. Брезгливое выражение его лица не понравилось Марку.
— Бог — это я.
<<Бог>> сделал обманное движение рукой, словно собираясь снова вогнать когти. Питер инстинктивно дернулся. Кэт видела, что Марк по-настоящему обижен. Оскорбленная гордость сквозила через толщу его злобы и надменности. Она отвела глаза, не в силах наблюдать братоубийство. Беспомощность одного ранила ее не меньше, чем безумие второго.
— Разумеется, — продолжал Марк, — я не умру. Это непрактично и навсегда, — в общем, меня такое не устраивает. Зачем умирать самому, когда есть чудесная замена? Все складывается как нельзя лучше. Правда, Тифани сегодня напортачила — бедняжка не слишком сильна в стрельбе из лука. Ей не следовало торопиться. Это все ты виновата, — он повернулся к Кэт, — со своей дурацкой балладой. Вот она и вбила себе в голову.
— Ты не сделаешь этого, — пораженно прошептала Кэт, — никто не поверит... что я убила Питера... или он меня... Для чего?
— Ну, причина у тебя найдется. Когда все узнают, кто такой Питер, — а это как пить дать всплывет, — то поверят непременно. Ведь ходят слухи о моей «случайной смерти»... В общем, ты сама знаешь.
— А Мартин, конечно, засвидетельствует, что я была сумасшедшей. — Слова давались ей нелегко.
— А Тифани и Шмидты подтвердят. Мы все предусмотрели, не волнуйся. — Взгляд Марка скользил по ней снизу вверх и обратно. — Дело за малым.
Подошла Тифани. Кэт отметила не без злорадства, что ее неземная сосредоточенность уступила место банальной ревности.
— Они ждут, — напомнила Тифани, касаясь плеча Марка.
— Еще бы, — усмехнулся Питер. — Особенно мисс Девайс и эта толстая сучка — как бишь ее имя... которая вечно зевает от скуки. Марк, и это все на одного тебя? Да как ты успеешь?
— Питер, — предостерегающе произнесла Кэт.
Но на этот раз Марк не обиделся и ответил, хитро прищурившись:
— Часть своих обязанностей я распределил между другими. — Козлиная морда у него на лбу, казалось, копирует его мимику. — Ритуальное совокупление с королевой шабаша! Идем, моя королева. — Он подал руку Тифани. — И с некоторыми из особо почетных гостей.
Хотя при этих словах Тифани заметно помрачнела, Марк не обратил внимания. Опустив маску, он потащил ее к «столу».
Ритуальный ужин начался.
Вино лилось уже не только в глотки, но и на скатерть, и на костюмы. И вот, наконец, вылив остатки четвертой бутылки за рубашку Марлен, Вольц припал своим рылом к ее обширной груди. Кэт зажмурилась. Питер громко выругался. Все были слишком заняты, чтобы обращать внимание. Кэт слышала у себя за спиной шорох, будто кто-то подкрадывался к ней сзади. Припомнив свой давний страх перед лесными чудовищами, она едва не улыбнулась.
Тем временем компания снова пустилась в пляс. Они разделились на пары и стали спинами друг к другу, сцепив локти. Новый танец тоже был старинный, быстрый и сопровождался громкой музыкой. Опять захрустели листья. Кэт отчетливо слышала этот хруст, несмотря на пьяные вопли, рожки и тамбурины. На секунду тоскливое ожидание в ее душе уступило место удивлению. Они с Питером стояли на самой опушке, позади них была только тьма и непроходимые колючки... И тем не менее, вряд ли какое-нибудь животное осмелилось бы подойти так близко... И вдруг раздались звуки, от которых у нее перехватило дыхание. Они были невероятны посреди этого кошмара. Кэт услышала тихий голос:
— Не оборачивайся. Молчи. Сохраняй спокойствие.
Под страхом смерти она не смогла бы сдержать изумленного вскрика и не измениться в лице. К счастью, никто из пьяной компании этого не заметил. Питер смог. Его освещенный костром профиль остался недвижим.
— Джексон, — с трудом выговорил он.
— Да. Когда я перережу веревки, руки не опускай. Только пошевели пальцами, чтобы восстановить кровообращение.
Кэт не сводила глаз с Питера, несмотря на мучительный соблазн оглянуться. По тому, как дрогнули его губы, она поняла, что Питер свободен. Потом Кэтрин ощутила прикосновения его больших теплых ладоней, и веревки упали. Джексон помял немного ей онемевшие запястья, и потом его руки спустились к ее ногам.
— Кэт? — позвал Питер, не поворачивая головы.
— Да, я в порядке.
— Хорошо. Джексон, проваливай отсюда.
— Нет, я остаюсь.
— Да ты что? Как только они заметят, что нас нет, они прочешут весь лес. У. тебя пять минут.
Пять минут? Интересно, есть ли у них эти пять минут? И если даже и так, хватит ли этого времени, чтобы хоть немного расшевелить их скованные холодом и неподвижностью тела? Кэт сжимала и разжимала кулаки, двигала ногами, стараясь делать так, чтобы не хрустели листья. Ее все больше захватывало фантастическое зрелище шабаша. Исследовательский инстинкт, долго дремавший в ней, не умер. Какую книгу она могла бы написать, если бы только им удалось спастись!
Питер и Хилари спорили о чем-то. Они говорили шепотом, но их шепот грозил перерасти в крик. Кэт прислушалась.
— Я никуда не пойду. И вы тоже останетесь.
— Нет, мы пойдем, — отвечал Питер, по-прежнему стоя неподвижно у сосны, — даже через твой труп, если понадобится.
— Какого черта, ты думаешь, я сюда приперся? Спасти вас... — Хилари был так взволнован, что ему не хватило дыхания закончить фразу. Отдышавшись немного, он продолжал: — Посмотри вон туда! Посмотри — справа возле камня! Что там стоит на земле? Вот зачем я пришел. И вы мне поможете, или я сам вас убью!
Кэт не сразу увидела то, о чем он говорил. А увидев, в первый момент не поверила своим глазам, хотя и догадалась уже, что это такое. Около камня стояла корзина, которую она приметила еще в начале ритуального ужина. Только в корзине были не продукты. Это вообще была не корзина, а пластиковая коробка на металлических подставках, со специальным кронштейном, который крепил коробку к сиденью автомобиля. Она сама покупала такую, чтобы... чтобы перевезти малышку...
Кэт почувствовала, что ее сейчас вырвет. Судорога в желудке едва не согнула ее пополам. Нет, не может быть, ей показалось, она не могла бы расслышать этого сквозь шум и крики — расслышать, как в корзине плачет ребенок...
— С ума сойти, — шептал Питер, — как они... где они его достали?
— В приюте. — Кэт опередила Хилари с ответом. — Некоторые из них входят в попечительский совет. А мисс Девайс вообще работает в конторе. Она подделывает справки. Эти дети почти все незаконные, нежеланные. Питер!
Он не слушал ее. Зачем, если и так все ясно?
— Это твой ребенок? — спросил он у Хилари.
— Я не знаю. Разве это имеет значение?
— Нет. — Питера била крупная дрожь. — Иди туда через лес и спрячься. Когда я подниму руки, хватай корзину и беги.
— А ты что будешь делать?
— Какого дьявола я буду делать? Петь, плясать, кувыркаться — что-нибудь, чтобы отвлечь их внимание. Ты, конечно, пришел без пушки?
Шум на поляне достиг высшего накала. Отпала нужда понижать голос из боязни, что могут услышать. Танцоры больше не заботились о ритме. Пляска стала сумбурной. Мисс Девайс, сорвав с головы чепец, расстегивала воротник платья.
Кэт так крепко сжимала кулаки, что ногти впивались в кожу. Но она не чувствовала боли. Шабаш двигался к кульминации, к оргии, на время которой они оглохнут и ослепнут. Когда будет принесена жертва? Сначала или потом? Каждый раз, когда кто-нибудь из них оказывался напротив корзины, у нее обрывалось сердце.
Вопрос Питера так долго оставался без ответа, что она успела забыть о нем.
— Я взял у генерала винтовку, — сказал Хилари наконец. — Вот она.
Кэт не видела рук Питера, но по лицу точно угадала тот момент, когда его пальцы коснулись оружия.
— Может, ты оставишь ее себе?
— У меня будет корзина.
— Скорее, — сказала Кэт. — Осталось недолго. Торопитесь.
Хилари молча исчез, только кусты зашуршали. После этого Питер произнес менторским тоном:
— А тебе здесь делать нечего. Как только я двинусь с места, поворачивайся и беги. Только не на дорогу.
— Если ты думаешь, что я брошу здесь ребенка и... и тебя...
— Чем же ты нам поможешь? Будешь швырять в них камни? Если у нас с Джексоном ничего не выйдет, ты — наша последняя надежда.
Молчание он ошибочно принял за согласие. А Кэт, хоть и не прекословила, убегать не собиралась. Да, она будет швырять камни. Однажды она уже оставила его, не зная, увидит ли снова. Что же до ребенка... Страх за чужую жизнь придал ее мыслям иной оборот. Она побежит — но только не искать спасения, а вслед за Хилари. Если кто-то из банды встанет у него на пути, она поможет Хилари. Добрался ли он? Напрягая зрение, сквозь дым и огонь, Кэтрин пыталась рассмотреть ближайшие к корзине заросли орешника, где должен спрятаться Хилари. Расстояние от них до корзины было приличным — двадцать футов голой земли. Ни деревца, ни кустика, только иголки да сухие листья. Хилари, если он и был там, сидел тихо, как мышь, ожидая, пока Питер сделает шаг навстречу этим бешеным собакам. Да, у него есть винтовка. Но что такое одна винтовка против своры диких зверей?
Кэт взглянула на Питера. Он стоял, по-прежнему слегка ссутулившись и уронив голову на грудь, которую стягивала веревка, — так можно было подумать, не зная, что Хилари обрезал узлы и веревка совсем не держит. Чего же он ждал? Вот мисс Девайс шлепнулась на землю, извиваясь и стаскивая с себя одежду. Из ее широко раскрытого рта рвался животный визг, лицо обезобразилось страшной гримасой. Рядом с ней — о ужас! — повалился вампир, известный как Уилл Шмидт. Остальные последовали их примеру — зараза распространилась в считаные секунды. Подобное затмение разума испытывает линчующая толпа при виде первой крови. Полминуты не прошло, как вся поляна покрылась двигающимися телами. Даже для сведущего зрителя, который знал, чего ожидать, это было слишком. Кэт отвела глаза.
Настал подходящий момент. Уловив слабое движение Питера, Кэтрин замерла и насторожилась. Ей казалось, что она стоит так уже целую вечность, готовая сорваться с места, а Питер все медлил. Даже не повернул головы. Он вытянул шею и таращился куда-то, будто забыл о ней или обкурился анаши. Спустя еще некоторое время Кэт, наконец, додумалась проследить за его взглядом. Высоко, на черном троне, козел величаво поводил рогами, обозревая подданных. Бесстыжая Тифани липла к нему, но напрасно — Господин не замечал ее. Маска щерилась застывшей улыбкой, и у Кэт было такое чувство, будто сам Марк ухмыляется под ней. Для него это был момент наивысшего торжества, но он не искал в нем сексуальной разрядки, как прочие. Хотя Марк был искусным любовником, Кэт всегда замечала, что он словно робот. Видя, как люди теряют голову, в то время как самообладание не изменяет ему, он убеждался в собственном превосходстве над остальными. Триумф еще более тешил гордость Марка тем, что свидетелем его был Питер, за которым он наблюдал все это время. Марк не собирался покидать свой трон — спаривание бога и королевы происходило отдельно от общей оргии. Питер тоже понимал это. Покосившись в его сторону, Кэт увидела, что губы на его бескровном лице вздрогнули и зашевелились, и она скорее прочитала по ним, чем услышала:
— Беги, беги сейчас, черт возьми. Давай, ты первая, я за тобой.
Но Кэт, которая так долго ждала его команды и у которой от долгого напряжения ныли руки и ноги, не могла пошевелиться. Она только смотрела на него, так что в глазах потемнело. Когда же, наконец, заставила себя сдвинуться с места, ей показалось, будто что-то держит ее, не пускает и рвется под ее напором, причиняя боль.
Она бросилась напролом через кусты, не понимая, куда и зачем бежит. Впрочем, вскоре, сильно ударившись головой о толстый сук, Кэт остановилась, жадно хватая воздух, будто пробежала не меньше мили. Тишина поразила ее. Кроме тяжелых и частых ударов собственного сердца и хриплого дыхания, в лесу не было иных звуков. На поляне по-прежнему ревело пламя. Она была всего в нескольких футах от опушки и могла сквозь ветки видеть костер и в его свете — замершие безмолвные тени. Закрыв руками лицо, Кэт ринулась вперед, сквозь какой-то заслон — скорее всего, это были листья ядовитого плюща. Там она увидела, что произошло.
Ей казалось, что она бежала по меньшей мере минут пять. Но в действительности ее бег длился несколько секунд. В это время Хилари успел выскочить из кустов и преодолеть половину расстояния до камня. Он сразу бросался в глаза, отчасти потому, что был единственной движущейся фигурой на поляне. Еще чуть-чуть — и его руки коснутся корзины.
Остальные изображали немую сцену из пьесы под названием «Шабаш ведьм»: бледно-серые обнаженные тела, застывшие в неуклюжих позах, недоуменные лица. Марк на своей трибуне выглядел как редкий экспонат кунсткамеры. Из нового укрытия Кэт хорошо видела обе козлиные морды, венчавшие его стройное, ладное тело, отчего он казался ей вдвойне отвратительным. Затем ее взгляд переместился на Питера. И на одно мгновение, забыв обо всем, она залюбовалась им.
Его лица не было видно за стволом винтовки и поднятой рукой. Рваные раны от веревок чернели у него на запястьях, руки отекли и покраснели. Но он крепко держал винтовку, и палец на спусковом крючке не дрожал. Дуло винтовки смотрело на Марка.
Тем временем Хилари добежал до корзины, схватил ее и бросился с ней обратно к лесу. Увидев это, одно из пучеглазых существ, лежащих у костра, стало с угрожающим рычанием приподниматься.
— Не двигайся, Вольц. Не то я совершу жертвоприношение. — Голос Питера гулким эхом прокатился в тишине ночи.
— Стоп, — коротко приказал Марк. Вольц послушно плюхнулся на колени. Хилари почти добежал. Хотя Кэт знала, что он бежал так быстро, как не бегал никогда в жизни, но ей все равно казалось, что водитель Вольца двигается слишком медленно, будто в замедленной киносъемке. Громоздкая корзина мешала ему. Почему он не вытащит ребенка, удивлялась Кэт, тогда он мог бы нести его одной рукой, а другая была бы свободна. Потом ей пришло в голову, что ребенок, должно быть, привязан. Вот он уже почти в лесу, почти... Конечно, Хилари могут сто раз перехватить, пока он будет продираться через заросли, с его несуразной ношей, по дороге в город... Если только Питер не задержит их... Но как? И что они с Питером станут делать, когда Хилари не будет? Впервые за все это время она позволила себе пофантазировать на тему собственного спасения.
До деревьев оставалось не более трех футов, когда это произошло. Кэт не видела его раньше. Он будто материализовался из темноты, как те духи, которым лучшие горожане поклонялись. Кэт проклинала себя за легкомыслие. Если бы внимательнее следила за оргией, то поняла, что они разделились на пары без остатка, хотя в общество входило тринадцать членов! Значит, один ускользнул незамеченным.
Его она опознала без труда — высокий, стройный, самоуверенный скелет, чьи кости, нарисованные фосфором на черном костюме, светились в темноте. Маска в виде капюшона болталась у него за спиной — для лучшей видимости.
Он поставил Хилари подножку. Тот споткнулся и полетел на землю, выронив корзину. Напрасно черный великан пытался подхватить ее в полете — злосчастная корзина несколько раз перевернулась и упала далеко впереди. Послышался громкий плач младенца. В этот момент Кэт испытала самые ужасные чувства за весь кошмарный день.
Хилари, по своему обыкновению, быстро вскочил на ноги, чтобы броситься на Мартина с кулаками, и вдруг замер. Мартин сделал шаг назад. Он был вооружен. Кэт не могла разглядеть, что именно у него в руке, но Хилари, конечно, разглядел. Его широкая спина ссутулилась.
— Мартин, — услышала она голос Питера, — брось пистолет, или я застрелю его.
Он не мог назвать Марка по имени. Осмелится ли Питер выполнить угрозу, думала Кэт, и заметил ли Мартин его нерешительность?
— Валяй, — разрешил Мартин.
— Я не шучу.
Палец Питера дрогнул на спусковом крючке. Он не шутил, нет, но это было бы для него невыносимо. Кэт страшно жалела, что у нее самой нет в руках какого-нибудь ружья. Она бы с радостью застрелила Марка. Даже просто так. Даже не ради того, чтобы предотвратить братоубийство.
— Валяй, — повторил Мартин и рассмеялся. От его громкого и веселого смеха у Кэт мурашки поползли по коже. — Я сам хотел его убить. Теперь мне не нужно беспокоиться.
До этого момента Марк молча слушал и наблюдал. Понимая, что, пока Питер не принял окончательного решения, у него есть еще время, он грубо оттолкнул Тифани, которая кувырком покатилась с камня на землю, и сорвал маску.
— Какого черта, Мартин? Что ты делаешь?
— Совершаю жертвоприношение, — послышался спокойный ответ. — Ты занял мое место. Ты лишил меня моих прав. Теперь я их себе возвращаю. Остальным — все равно, они будут подчиняться любому. Давай, Стюарт, убей его. А я застрелю этого щенка, чтоб знал, как мне мешать.
Питер не шевелился, держа палец на спусковом крючке. Кэт понимала, почему он медлит. Питер боялся промахнуться. И вовсе не потому, что не умел стрелять. Две цели располагались слишком далеко друг от друга. Если он выстрелит сейчас в Марка, Мартин убьет Хилари, и тогда им не справиться с остальной бандой.
На поляне было тихо, как на кладбище. Не стоило и пытаться незаметно подойти к Мартину — под ногами валялось слишком много ломких и хрупких предметов. Вдруг тоненько заплакал ребенок — как суслик, попавший в капкан, и Кэт, забыв обо всем, ринулась через кусты на этот плач. Выстрел грохнул в тиши, точно взрыв. Кэт схватилась за уши и остановилась. Она ожидала увидеть падение мертвого тела с трибуны дьявола, но Марк по-прежнему стоял там столбом, только в лице изменился.
Зато Мартин лежал на спине, раскинув руки и ноги: Питер стрелял в него, а не в Марка. Но при этом он выронил винтовку и теперь сучил руками, как муха лапками, пытаясь ее ухватить. Кэт поискала взглядом Хилари: тот ползал на коленях и лихорадочно шарил в листве вокруг себя. Звук второго выстрела заставил ее подскочить и резко обернуться. Питер стрелял в Вольца, почти в упор, но промахнулся. Вольц навалился на него, стал выкручивать винтовку, которую Питер поднял высоко над головой. Голый троглодит Вольц был явно сильнее. Мощные мышцы играли на его заплывшем жиром теле. А силы Питера подходили к концу. И вот он попятился и рухнул плашмя, глухо застонав от удара о землю. Когда же его придавила сверху туша Вольца, послышался громкий скрежет зубов. Отброшенная винтовка полетела в кусты. Не тратя времени на раздумья, Кэт нырнула следом.
Когда ее пальцы сомкнулись вокруг гладкого, отполированного приклада, она вспомнила, что не умеет стрелять. Впрочем, это было не важно. Вскочив, она замахнулась, держа винтовку за ствол. Не скоро она забудет, как захрустели кости, когда приклад опустился на круглый генеральский затылок. Этот хруст будет преследовать ее в ночных кошмарах. Но в тот момент ее волновало другое. Генерал обмяк, руки, душившие Питера, упали... Питер глядел на нее немигающим взглядом. Ее сердце, которое бешено колотилось о ребра и грозило вот-вот разорваться, вдруг замерло. Питер, шатаясь, поднялся на ноги и взял у нее винтовку.
Тем временем Хилари отыскал среди листьев пистолет. Мартин лежал неподвижно — он был либо мертв, либо контужен. Но другая опасность подстерегала Хилари. Пока он стоял и смотрел на бездыханного доктора, сзади к нему подкрался Марк, которому удалось в суматохе улизнуть. Увидев, что его нет на трибуне, Кэт отметила про себя, что иначе и быть не могло: Марк обладал острым чувством самосохранения. Оказалось, она его недооценила. Марк готов был побороться за власть, когда риск не слишком велик.
Кэт предостерегающе вскрикнула. Питер вскинул винтовку. Хилари обернулся. Он держал пистолет неумело, будто впервые. Но при таком расстоянии это не играло роли. Пуля настигла Марка в прыжке. Тонкая фигура переломилась, как хворостина, и он упал. Питер опустил винтовку, как оловянный солдатик. Ствол чиркнул по земле. Хилари, точно безумный, переводил взгляд с тела у себя под ногами на пистолет, на Питера. Потом он вдруг выронил оружие и бросился бежать. На бегу подхватив корзину, Хилари скрылся в лесу. Слышно было, как затрещали кусты.
Только тогда Кэт вспомнила об остальных. Мисс Девайс, сенатор Бланкенхаген от Алабамы, миссис Адамс... Она недоуменно вертела головой — никого! В центре поляны догорал огонь. На ней остались только мертвые тела да они с Питером.
— Они исчезли, — тихо произнес Питер, — и справедливость восторжествовала. Аминь. — Тяжело опираясь на винтовку, он заковылял, как старый больной человек. Кэт пошла следом. — Напоминает последнюю сцену «Гамлета», правда? — Ни в лице его, ни в голосе не было и тени усмешки. Опустившись на колени, он перевернул мертвеца на спину.
Пуля угодила точно посередине лба. Удивительно, ведь Хилари совсем не умел стрелять.
Маленькая, аккуратная дырочка — не верилось, что она настоящая. Можно подумать, что это нарисованный символ принадлежности к касте или культу. Маска свалилась с головы, белокурые волосы — совсем как у Питера, — растрепавшись, слабо мерцали в свете догорающего костра. На юном лице застыла легкая улыбка. Приняв такое обличье, Люцифер мог бы являться к тем, кто представлял его в образе падшего ангела, утренней звезды...
Кэт была далека от того, чтобы горевать о Марке. Она лишь чувствовала большое облегчение. Лицо Питера ничего не выражало, когда он поднялся с колен. Носком ботинка он бережно и вместе с тем решительно перевернул тело. Его губы вздрогнули и нехотя сложились в кривую усмешку.
— "И ангелы споют тебе Аминь". Но, знаешь ли, я в этом не уверен.
Кэт не успела поддержать его, и Питер рухнул как подкошенный среди хрустящей листвы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Князь Тьмы - Майклз Барбара

Разделы:
Пролог

Часть перваяОхотник

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Часть втораяДобыча

Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Князь Тьмы - Майклз Барбара



не особо понравился. какой-то сумбурный, путанный, непонятно откуда вырванные диалоги.. ни начала толкового, ни развития, ни завершения..
Князь Тьмы - Майклз БарбараОльга
27.05.2013, 16.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100