Читать онлайн Мои красные туфли, автора - Меррил Лиана, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мои красные туфли - Меррил Лиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мои красные туфли - Меррил Лиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мои красные туфли - Меррил Лиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Меррил Лиана

Мои красные туфли

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Золушке не пришлось покупать туфли. Доброй фее достаточно было взмахнуть рукой, и под мелодичный звон арфы они явились сами — великолепные хрустальные «лодочки», созданные эльфами и безупречно подходящие к любому наряду. И вот бедная падчерица, которая еще совсем недавно чистила закопченные горшки, теперь красуется в чудесных хрустальных туфельках и новом, с иголочки, наряде. Она танцует с самим принцем и держит в руках ключи от тыквы с почти реактивным двигателем.
— Уверена, ее никто и никогда не убеждал, что это всего лишь пара туфель, и ничего больше, — сердито бормотала Карли, энергично шагая через всю стоянку к студии «Тайм-Код».
Она провела немало времени в обувном отделе универмага «Нордстром» и оставила там кругленькую сумму. Девушка решила обмануть судьбу и повторить магическую цепочку, а потому вернулась в тот самый магазин, к тому самому продавцу, который в свое время продал ей те самые счастливые красные туфли. Но на этот раз Карли остановила выбор на черных — остроносых, на высоких каблуках, искусно вручную украшенных бисером.
Карли влетела в «Тайм-Код», когда студия постепенно затихала после трудового дня. Она приехала немного пораньше, надеясь поймать хотя бы несколько минут наедине с Дек-сом, до появления Эвана с его дурным настроением и дурными замашками. Парнишка, продававший кофе в кофейном баре, еще не ушел, и Карли успела раздобыть на редкость большую чашку. С ней она и появилась в студии.
Деке развалился в своем рабочем кресле и взгромоздил ноги на микшерский пульт. В этой удобной позе он внимательно наблюдал, как где-то во Франции группа красивых, о измученных парней из последних сил жмет на педали, пытаясь въехать на велосипедах на какую-то гору.
— Привет, солнышко! — Звукорежиссер убавил звук телевизора и взглянул на часы. — А ты что-то рано.
— Знаю. — Карли села на место продюсера. — Я специально: хочу поговорить с тобой до начала записи.
— Правда? — Деке снял ноги с пульта и подкатился на кресле поближе.
— Послушай, Деке, ты говорил Эвану о том, что мы вместе?
На лице звукорежиссера вспыхнула мгновенная озорная улыбка. Как правило, она безотказно действовала на женщин.
— А что, он сказал тебе?
— Но неужели это правда? — Карли не могла поверить. Молодой человек беззаботно пожал плечами, отказываясь признавать серьезность преступления:
— Да я просто подумал, что если он решит, будто между нами что-то есть, то перестанет так безжалостно на тебя наезжать.
— Что-то… — деревянным голосом повторила Карли.
— А, кроме того, мне совсем не нравится, как он на тебя смотрит.
— И как же?
— А так, будто только и думает о том, как бы половчее тебя уложить и…
— О Господи! — Карли зажала уши ладонями и запела национальный гимн, глядя, как шевелятся губы Декса. Вовсе не хотелось обсуждать с ним Эвана и секс, пусть даже гипотетический.
Деке помахал рукой перед лицом Карли. Она перестала петь и опустила руки.
— Во всяком случае, — лукаво заметил он, — ты получила представление о моих намерениях и мотивах.
Карли с решительным видом покачала головой.
— Как я понимаю, ты просто пытался защитить меня. Это, конечно, очень здорово, но ошибочно с тактической точки зрения. То есть я хочу сказать, что Эван вполне мог подумать, что если мы вместе, то против него. Понимаешь?
— Итак, чего же ты хочешь? Чтобы я признался, что между нами ничего особенного не происходит?
— Да. То есть нет. Я имею в виду… черт возьми, я не знаю…
Карли принялась мерить шагами комнату, перебирая в уме возможные сценарии. Если Деке вдруг откажется от собственных слов, то это только вызовет у Эвана лишние подозрения. Но вести себя так, словно между ними нечто большее, чем просто дружеские отношения, тоже нельзя. Сделать вид, что ничего не произошло, и пустить события на самотек? Это вряд ли лучший выход, но иного сейчас не дано.
— Слишком поздно идти на попятную, — наконец решила Карли. — А потому, наверное, самое разумное сейчас — просто вести себя более сдержанно. В его присутствии надо заниматься делом, и все. Мы на работе. Никаких шуточек. Это должно его как следует взбесить.
— Да его и так все бесит, — заметил Деке.
Карли перестала ходить из угла в угол и остановилась перед приятелем.
— Просто положись в этом деле на меня, хорошо, Деке? Думаю, мне удастся найти верный тон.
Молодой человек встал и нежно провел пальцем по щеке Карли.
— Хорошо, солнышко. Это твое дело. Я умываю руки и больше не возьму в голову ни самого Эвана, ни его проект. Занимаюсь им исключительно ради тебя.
Теперь уже мало было просто заткнуть уши — стоило бы прыгнуть в ближайшую шахту и засыпать ее за собой. Что же будет дальше?
— Добрый вечер, голубки, — приторно-сладко пропел Эван, входя в студию. — Давайте договоримся, что миловаться будете после работы, хорошо?
Деке медленно убрал руку от лица Карли и любезно улыбнулся режиссеру.
Видеоряд состоял из черно-белых фотографий молодой Арлин, разодетой в пух и прах и с зачесанными назад светлыми волосами. На каждом из снимков героиня или пела, стоя перед оркестром, или же позировала под руку с каким-нибудь стильным мужчиной. Голос Карли, наложенный на музыкальную дорожку, рассказывал:
— Арлин провела в Чикаго два года, постоянно переходя из одного клуба в другой. Пять раз она меняла оркестры и, наверное, столько же, если не больше, — мужчин. Однако несмотря на подобную переменчивость — по отношению и к тем, и к другим, — недостатка в претендентах и соискателях не ощущалось.
Монитор погас.
— Пока это еще не совсем то, что требуется, но настроение ты уловила достаточно точно, — пояснил Эван. — Понимаешь, о чем я?
Карли кивнула:
— Да, конечно. Всю правду и с легким налетом грусти, да? Чтобы не получилось слишком сухо. Личное отношение и все такое прочее.
— Да, именно так. Давай переделаем пару строчек, а потом пойдем дальше. — Эван протянул очередную стопку листов.
— Хорошо. — Карли вошла в кабину. Как приятно, что сегодня Эван ведет себя так спокойно и деловито. Может быть, в конце концов все наладится? Честно говоря, готовый фрагмент производил сильное впечатление. Если дальше получится не хуже, то можно надеяться на продолжение карьеры в документальном кино. Но только, конечно, не с Званом.
Озвучивание документальных фильмов принципиально отличалось от эмоционально бурных диалогов в мультфильмах и от короткого, но требующего полной отдачи спринта рекламных роликов. Темп здесь был куда спокойнее, оставалось время для раздумий и сомнений. Если говорить о дистанциях, то это был марафон, и напряжения он требовал совсем иного. Если бы она участвовала в проекте по доброй воле, то, возможно, и отношения с Эваном сложились бы совсем иначе. Может быть, эти отношения могли бы даже оказаться хорошими?
Как бы не так! Кого, черт возьми, она пытается обмануть?
Нет уж, работа с Эваном никогда не станет приятной. Он диктатор по натуре. Никто не смеет при нем и слова сказать, не говоря уже о том, чтобы спорить и давать советы. Так на что же надеяться Карли Бек, актрисе с подмоченной репутацией, рекламирующей дезодорант с запахом тропического бриза? Таким, как она, подобает знать свое место.
Карли не стала возражать, когда Эван сообщил, что намерен проводить ее до машины. Ведь уже целую неделю она собиралась поведать ему о Джесси Кламп. Свободолюбивая натура рвалась без церемоний выложить всю правду. Однако та часть сознания, которая не уставала контролировать действия, не позволила это сделать.
— Я разыскала Джесси Кламп, — наконец без всякого предисловия сообщила Карли в тот момент, когда они подошли к «ауди».
— Браво! — без всякого выражения поздравил Эван. — Кстати, а кто она, черт возьми, такая?
— Джесси Кламп, — повторила Карли, удивляясь, что он не вспомнил имя сразу. — В Нью-Йорке Арлин Барлоу снимала квартиру вместе с ней. Хореограф.
— А, вот кто, — безучастно произнес Эван.
— Сейчас она дает уроки танцев здесь, в Голливуде, — гордясь собственной осведомленностью, пояснила Карли. — Надеюсь, что в ближайшую субботу, вечером, смогу с ней поговорить. Возможно, она что-нибудь знает.
— Все пытаешься протолкнуть свою теорию о браке Барлоу и Силвера?
— Конечно, почему бы и нет? Если не выяснять, то ничего и не узнаешь, разве не так?
Эван покачал головой:
— Плохая идея.
— Почему? — возмутилась Карли. — Потому что принадлежит не тебе? Но ведь ты не сможешь запретить мне отправиться в клуб и поговорить с этой женщиной.
Он снова покачал головой, на сей раз плотно сжав губы — фирменное выражение лица режиссера Эвана Маклиша.
— Я пойду с тобой, — наконец заключил он.
— Но у меня уже есть спутник, я назначила свидание, — возразила Карли.
— Отмени.
— Не могу.
— Так это исследование или что-то иное? — Эван схватил ее за руку и притянул к себе. — Работа или развлечение? Что же?
Карл и выдернула руку и отступила в сторону.
— Что с тобой творится? Всего лишь минуту назад ты утверждал, что затея совершенно пустая. Сначала смеешься над моим планом, а потом меня же обвиняешь в том, что я несерьезно к нему отношусь.
— Но ведь это мой фильм. — Голос Эвана зазвучал жестко и безжалостно. — За два года работы над ним я всю задницу отсидел. Так что не надейся, что позволю тебе вот так запросто вмешаться и все испортить. Я тебе не доверяю. И все-таки зачем понадобилось это свидание?
Карли в отчаянии воздела руки:
— Это танцевальный класс, идиот! Я бы пригласила в качестве кавалера Одина, но у него на две ноги больше, чем нужно.
— Прекрасно. Так когда же за тобой заехать?
Это был вечер мартини и маникюра. Раз в месяц Карли и Дана встречались в голливудском бьюти-баре, чтобы заесть и запить неприятности, одновременно вдыхая пары алкоголя и лака для ногтей. Бар был оформлен в стиле ретро-парикмахерской, с характерными виниловыми креслами вдоль стены, над каждым из которых возвышался собственный прозрачный купол фена. Цветовая гамма сочетала зеленоватый оттенок морской пены с розовым цветом морских раковин, а стены отливали серебром. В одном из углов расположилась парочка маникюрных столов, а рядом с ними устроилась дама, рисующая хной татуировку. В отдалении диджей угощал публику танцевальными мелодиями, ну и, конечно, страждущих утешал бар с целой дюжиной разнообразных видов мартини.
Когда Карли пришла, Дана уже начала маникюр и первый мартини. Карли помахала подруге и направилась к бару.
— Что желаете? — поинтересовался бармен в красно-белой футболке с цифрой «69» на груди и спине.
— Мартини и маникюр, пожалуйста. Пусть будет дынный. — Карли положила на стойку деньги.
Через несколько минут подруги сидели возле сушилок. Пышная блондинка ждала, пока высохнут ногти, а миниатюрная брюнетка — пока подойдет ее очередь к маникюрше.
— Итак, как проходит испытание новых туфель? Карли взглянула на ноги. Черные шпильки с бисером уже побывали на нескольких прослушиваниях и на записи мультика, где ей досталась переходящая из серии в серию роль принцессы по имени ниндзя Огненный Дракон. Не случилось ничего выдающегося, но и ничего по-настоящему плохого. Может быть, надо было радоваться и этому?
— Не блестяще. Ночные кошмары не отступают. — Не обращай внимания.
— Я серьезно. Неделя выдалась нелегкой. — Карли попробовала мартини и начала не спеша рассказывать о двух последних записях с Эваном и о неприятностях с «Компостной кучей» и «Мистером Бертом».
— Обязательно появятся новые проекты.
— Будем надеяться. — Карли шутливо чокнулась с подругой. — Так что же ты скажешь о ситуации с Дексом?
— О, Деке, — произнесла Дана, сделав очередной глоток.
— Что означает «О, Деке»?
— Не изображай из себя дурочку, Карли. Он давным-давно к тебе неравнодушен.
Карли искренне удивилась:
— Так что же, ты об этом знала и ничего мне не сказала?
— Господи, Карли! Чтобы это не заметить, надо быть Хелен Келлер.
— И когда же он успел… — Карли замолчала и скорчила гримасу.
— Втюриться? Понятия не имею. Скорее всего во время вашей совместной поездки на Гавайи.
— А я-то думала, что он ездил ради серфинга.
— А я думаю, что он надеялся на иной серфинг — по поверхности тела. — Дана осушила стакан и встала. — Хочешь еще?
— Конечно, — обреченно произнесла Карли.
Ожидая возвращения подруги, Карли успела выбрать новый оттенок лака. 158А отошел в область сладкого розового воспоминания, а его место занял цвет под названием «Огненная лихорадка». Маникюрша как раз наносила последний слой, когда Дана вернулась с новой порцией мартини.
— Можно попросить тебя об одолжении? — поинтересовалась Карли, наблюдая, как мастерица узоров из хны рисовала на шее клиентки дурной глаз.
— Конечно. О каком именно?
— Сходи вместо меня на свидание.
— Как ты думаешь, сколько эта штука продержится? — спросила Дана, тоже наблюдая за работой художницы.
— Не знаю. Может быть, с неделю? Дана пригубила мартини.
гг А почему ты не можешь сама сходить на собственное свидание?
— Потому что у меня в это же время другое свидание.
— И что же, это проблема? — невинно спросила Дана.
— Для меня, к сожалению, проблема, — вздохнула Карли. — Дело в том, что завтра вечером я собиралась отправиться на урок танцев, чтобы встретиться с преподавательницей, Джесси Кламп, которая давным-давно жила в Нью-Йорке вместе с Арлин Барлоу, и пригласила приятеля, Глена. А когда я рассказала о своих планах Эвану, он заявил, что пойдет со мной, так как не доверяет мне и не может позволить, чтобы я разговаривала с этой женщиной.
Подруги не отрываясь смотрели, как толстый мужик в шортах и черной бесформенной футболке красит ногти в какой-то невероятный цвет черники с металлическим блеском.
— Сомневаюсь, что Эван ревнует именно к разговору с учительницей танцев, — задумчиво произнесла Дана. —А как выглядит человек по имени Глен?
— Высокий, неотразимый, стройный, с каштановыми волосами и мягкими карими глазами. — Карли вспомнила о занятиях ландшафтным дизайном. — Да, очень заметно, что много времени проводит на воздухе.
— Хм… — Дана явно клюнула, но еще не проглотила наживку. — Что ж, возможно…
Уже через час подруги ехали в желтом такси по долине Кахуэнга, узкой расщелине среди Голливудских холмов, соединяющей Голливуд с Бербанком.
— Согласна, я это сделаю, — неожиданно произнесла Дана, слегка комкая слова.
— Что сделаешь? — Карли выпила гораздо меньше, а потому следить за полетом мысли подруги ей было нелегко.
Дана попыталась было закатить глаза, но они не захотели повиноваться.
— Пойду на твое свидание. Есть что-нибудь еще, что мне следует узнать о герое, кроме того, что он высок, темноволос и красив?
— Да, — ответила Карли, — он гей.
Эван приехал всего лишь за несколько минут до Глена и Даны. В брюках цвета хаки и свободной хлопковой рубашке он выглядел почти своим парнем. Волосы еще не успели высохнуть после душа, и Карли с трудом подавила желание засунуть нос в расстегнутый воротник и глубоко вдохнуть волнующий запах. Но вместо этого она сунула ему в рот овсяное печенье. Возбуждение по поводу предстоящей встречи с Джесси Кламп заставило снова заняться выпечкой. К удовольствию и облегчению Карли, Эван с готовностью сжевал печенье и направился к холодильнику в поисках холодного молока.
Усевшись за стол перед блюдом с печеньем и стаканом молока, Эван как-то сразу обмяк, расслабился и в эту минуту выглядел почти счастливым. Да, свежее печенье оказалось мощным средством достижения мира. Карли не сомневалась, что даже самый кровожадный и безжалостный варвар отложил бы свою дубину и на некоторое время прекратил резню и грабеж, чтобы спокойно насладиться вкусом румяных, только что явившихся из духовки колечек, кружков и сердечек. Ведь перед ними не смог устоять даже Иван Грозный!
Раздался звонок в дверь, и выражение лица гостя тут же изменилось, снова став угрюмым. В надежде, что печенья достаточно и оно все-таки сыграет свою роль, хозяйка пошла открывать.
— Эван, — как можно любезнее провозгласила она, возвращаясь вместе с новыми гостями, — Глен и Дана пришли. Они собираются на урок танцев вместе с нами.
— Привет, Дана. — Эван встал и по-дружески обнял блондинку. Глену он протянул руку, и тот крепко ее пожал.
— Приятно познакомиться.
— Нам пора, — объявила Карли, затыкая приятелям рот печеньем, словно пробками. — Опаздывать не следует.
Дана села в «порше-родстер» Глена, а Карли направилась к своей машине. Эван пошел за ней, на ходу дожевывая последнее сердечко с корицей. Девушка открыла дверцу и на минуту остановилась, любуясь «ауди» и ласково положив руку на крышу. Краем глаза она успела заметить, что Эван недовольно нахмурился.
— Залезай, — коротко, без церемоний скомандовала она. Этот человек не представлял, чего ей стоило накопить денег на эту красоту, а она и не собиралась рассказывать. Села на водительское место и привычным движением застегнула ремень безопасности, ожидая, что Эван сделает то же самое.
Однако этого не произошло. Он посидел пару секунд не двигаясь с загадочным выражением лица и неожиданно улыбнулся:
— Пахнет кожей и…
— Гардениями, — закончила предложение Карли. По пути от машины к дому она часто срывала несколько цветков, предпочитая сладкий полуночный запах гардений запаху выхлопных газов.
Наклонившись совсем близко, Эван глубоко вздохнул:
— И сексом.
Жар его слов обдал огненной волной и проник даже в трусики. С той самой минуты, как Карли выехала на новеньком «ауди» со стоянки автодилера, она не раз в мечтах и фантазиях представляла страстный, горячий до крика и стона секс прямо здесь, в машине. До сих пор фантазия так и оставалась фантазией.
— Так как же, Карли, ты уже занималась здесь сексом? — Эван пригвоздил ее к сиденью уверенным, твердым и острым взглядом.
На этот раз трусики не выдержали и слегка увлажнились.
— Выметайся, — приказала она, показывая на дверь. Отстегнула ремень, который тут же въехал в отведенную для него ячейку, и выбралась из машины. Поспешно подошла к его фургончику и остановилась, ожидая, пока подойдет хозяин.
Эван шагал не спеша, все еще продолжая насмешливо, вызывающе улыбаться.
— Хорошо, поехали на мне.
Да, вечер обещал быть долгим и насыщенным.
— Насколько я понял, у тебя было назначено свидание с этим парнем, — заметил Эван, выскакивая на автостраду со скоростью семьдесят миль в час и ловко протискиваясь между двумя внедорожниками. — Вы прекрасно сработались бы в рекламе шампуня. А Деке знает о его существовании?
— Между Дексом и мной не происходит ничего особенного.
— Ну, значит, в библейском смысле.
Как хотелось стереть этого нахала в порошок! Впрочем, пользу принесли бы также чума и мор.
Клуб оказался заполнен людьми, одетыми весьма разнообразно — от спортивных костюмов и миниатюрных топов до классических костюмов и едва ли не бальных платьев. У входа вновь прибывшие платили за урок танцев и взамен получали своеобразное клеймо, которое им ставили прямо на руку. Карли пробилась к сцене в надежде познакомиться с Джесси еще до начала занятий, но та что-то увлеченно обсуждала с диджеем.
Джесси Кламп должно было быть уже за семьдесят, но выглядела она значительно моложе. Волосы, губы и ногти этой дамы были одинакового морковного цвета, а костюм состоял из темно-синих широких брюк и яркой блузки с короткими рукавами, завязанной на талии. Массивные красные с черным бакелитовые серьги гармонировали с такими же браслетами на запястьях.
— Добро пожаловать! — Джесси в микрофон приветствовала собравшуюся публику. Голос казался хрипловато-прокуренным и звучал с явным нью-йоркским акцентом. Рядом с ней на сцене стоял красивый темнокожий молодой человек в ярко-синем костюме. — Меня зовут Джесси, а это Дэрил. Вы готовы танцевать?
Присутствующие громким криком выразили готовность и восторг, а кое-кто из завсегдатаев ответил дружеским приветствием.
— Прекрасно! Тогда скорее хватайте партнеров, и начнем.
В тот самый момент, как Эван сжал ее руку, Карли поняла, что ей грозит нешуточная опасность. Следующий час им предстояло провести в тесном, очень тесном контакте. Придется прикасаться друг к другу, прижиматься и даже тереться. Предстоит пытка. Адская, потная, восторженная пытка.
Они начали повторять движения, причем Карли старалась держаться как можно дальше, а Эван при малейшей возможности сокращал расстояние. Ноги и бедра соприкасались возмутительно часто, а руки Эвана не просто крепко сжимали жертву, но и постоянно с нежностью ее гладили. Обстоятельства сложились так ужасно, что за приливами собственного желания Карли едва слышала музыку.
Эван в очередной раз прижался к ней всем телом, и она отскочила, едва не лишив партнера равновесия.
— Веду я, — сурово напомнил он, властно возвращая беглянку в лоно своих крепких объятий.
— Ты не ведешь, — фыркнула она, — а искушаешь судьбу.
— Ничего подобного, детка, — возразил Эван. Улыбнулся, словно воплощение греха, резко остановился и, на виду у всего зала схватив партнершу за попу, прижал к себе, слегка оторвав от пола, — Вот это, пожалуй, при желании можно назвать искушением судьбы.
Так они и стояли среди танцующих, прижавшись друг к другу грудью, коленями и всем прочим, что расположено между этими точками. Примерно на середине означенного пространства ясно ощущался один очень крупный и серьезный объект. Несмотря на то что женщины в возрасте тридцати лет обычно не страдают от сердечных приступов, Карли находилась на грани инфаркта. Боже милостивый, когда она занималась сексом в последний раз, то вовсе не ощущала такого возбуждения. Да и вообще, наверное, никогда так не волновалась.
Музыка прекратилась, но Эван и не собирался ее отпускать. По великолепной породистой шее скатилась капля пота, и Карли пришлось изо всех сил стиснуть зубы, чтобы не выпустить наружу язык, который так и рвался ее слизнуть. Отвернувшись, чтобы избежать искушения, она взглянула в зал и увидела, что Дана и Глен с живым интересом наблюдают за происходящим. На лицах обоих застыл вопрос: «Правда, они забавные?» — как будто в витрине зоомагазина резвились милые зверюшки.
— Пора сменить партнеров, — заметила Карли, вырываясь на свободу.
Едва не качаясь, словно пьяная, она направилась в дамскую комнату, хотя за весь вечер не выпила ничего крепче минеральной воды. Что ей действительно сейчас требовалось, так это сесть и опустить голову между колен, как можно ниже, но она ограничилась тем, что освежила лицо смоченным под краном бумажным полотенцем.
— Уверена, что на твоем лбу сейчас запросто можно поджарить яичницу, — обращаясь к пылающему отражению в зеркале, заявила Дана. Она вышла из зала вслед за Карли. Лизнув палец, приложила его ко лбу подруги и издала звук, напоминающий шипение утюга.
Карли проигнорировала ехидное замечание и, оставив Дану, направилась к бару, где сидели Глен и Эван. Не произнеся ни слова, она взяла из рук Глена джин с тоником и залпом проглотила его, а потом увлекла танцевать и самого обездоленного. Звучала спокойная баллада, которая позволяла разговаривать, не повышая голоса.
— Так, значит, ты бросила меня ради этого парня? — Глен притворился обиженным, но тут же хитро улыбнулся. — Знаешь, очень тебя понимаю и не виню. Кто он такой? Дерзкий, бесстыжий и вообще крайне опасный? Я переспал бы с ним не задумываясь.
— Глен! — укоризненно воскликнула Карли. Голос прозвучал слишком громко.
Эван взглянул через плечо Даны и через весь зал обжег взглядом. Глен усмехнулся.
— Дана наверняка уже все тебе рассказала, — ворчливо заметила Карли и попыталась отрулить в сторону от огненных глаз. — Подруга, называется.
— Не сердись на нее. Она кое-что рассказала только потому, что решила, что я и так все знаю. Я сказал, что читал контракт.
В этот момент стремительно и опасно, словно постоянно скользя на банановой кожуре, прямо на них устремилась какая-то необузданная пара. Глен ловко увел партнершу в сторону. Потом неожиданно шикарным движением закружил ее, с силой притянул к себе и страстно опрокинул, после чего моментально поймал, вернул в вертикальное положение и спокойно продолжил танец.
— Ох, Глен! — испуганно и восхищенно воскликнула Карли. — Что же ты делаешь?
— Ничего особенного. Просто предоставляю нашему плохому мальчику материал для размышлений.
Карли невольно подумала обо всех прочих случаях в жизни, когда почла бы за невероятное счастье за один вечер побывать в объятиях сразу двух непростительно красивых мужчин. Почему же это случилось именно сейчас, и один из них — совершенно невозможный Эван, а второй — гей Глен?
— Не зли его, — предупредила Карли. — Он и так почти все время отчаянно на меня злится. А кроме того, он вовсе не «наш» плохой мальчик.
Глен повторил фирменный номер с вращением, объятии падением.
— Да, но он непременно хочет им стать. Эван явно не получал удовольствия от танца. Дана что-то стрекотала ему на ухо, а он в это время пожирал взглядом Карли и Глена. Выражение его лица вполне оправдывало введение пятидневного испытательного срока перед получением права на владение оружием.
— Глен, прошу тебя, — взмолилась Карли, не на шутку встревоженная видом Эвана. — Хватит хулиганить!
Глен выпустил партнершу из весьма интимного объятия.
— Просто мерю тебе температуру. Знаешь, мне кажется, тебе не мешает кое с кем перепихнуться.
Карли презрительно фыркнула:
— Предпочитаю перепихиваться с теми, кому нравлюсь.
— Не стоит отвечать за других. Я, например, тоже думал, что Куинн на дух меня не переносит, но он нанял меня оформлять сад, несмотря на то что постоянно твердил, будто моя работа ему совсем не нравится. Вот так и получилось, что в один прекрасный день мы с ним разыгрывали перед домом сражения Гражданской войны по поводу места посадки африканских лилий и рододендронов, а еще через день я уже переехал к нему на постоянное жительство.
— Невероятно! — Карли не могла представить собственного агента отчаянно спорящим по поводу чего-то настолько приземленного, как расположение цветочной клумбы или кучи компоста. — Но с Эваном совсем другая история. Он действительно плохо ко мне относится.
— Хм, — неопределенно промычал Глен. — Мне кажется, свадьбу будет лучше отпраздновать у нас. Розарий наиболее выигрышно выглядит в мае. Как ты думаешь, сможешь протянуть еще год?
Карли вдруг усомнилась, что поступила правильно, познакомив Глена с Даной. Каждый из них воспринимал реальность в каком-то искаженном свете.
— Розы «Сесил Браннер» сплетаются с цветущим жасмином, — мечтательно продолжал Глен, погрузившись в видения ландшафтного дизайна. — Очень романтично…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мои красные туфли - Меррил Лиана



книга принесла огромное удовольствие при чтении истественно изображена героиня книги ее шутливость оптимизм и описание ее толстого черного кота их любовь к друг другу
Мои красные туфли - Меррил Лианараймонда
29.10.2010, 7.40





По-моему очень милый роман. Мне понравилось.
Мои красные туфли - Меррил Лиана(natali)
24.03.2012, 17.33





Замечательный роман и читается легко.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаЭлла
2.05.2012, 20.10





Хороший роман. Отличное чувство юмора у ггероини. не большой минус: нет описания чувств ггероя (вообще не понятно, что он чувствует и думает) и концовка (хотелось бы чего-нибудь более романтичного!).
Мои красные туфли - Меррил ЛианаЮлия
13.05.2012, 20.18





Очень понравилось. Замечательное описание эротических сцен, не забыла автор и про юмор. 10.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаАмериканка
11.05.2013, 1.52





Не дочитала,какой-то сухой.
Мои красные туфли - Меррил Лианаводопад
11.05.2013, 21.00





Не дочитала,какой-то сухой.
Мои красные туфли - Меррил Лианаводопад
11.05.2013, 21.00





Один из лучших романов. Читается легко, много позитива и юмора. rnНе могла оторваться.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаРимма
2.03.2015, 14.19





Классический ЛР,не хватает только подруги-злодейки,здесь подруга верная и настоящая.Вполне адекватные герои плюс написано с юмором.Никакого зла и несчастий.Читайте и отдыхайте.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаТесса
2.03.2015, 19.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100