Читать онлайн Мои красные туфли, автора - Меррил Лиана, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мои красные туфли - Меррил Лиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мои красные туфли - Меррил Лиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мои красные туфли - Меррил Лиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Меррил Лиана

Мои красные туфли

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Девушка, занимавшаяся регистрацией клиентов салона красоты, была удивительно хороша собой. Яркие, словно утреннее солнце, волосы, сияющие здоровьем глаза, гладкая и нежная, как лепестки розы, кожа. Для полноты впечатления недоставало лишь капелек росы. Эта особа по имени Суонн красовалась в накрахмаленном белом медицинском халате. Голову ее венчал блестящий головной телефон, разработанный, судя по всему, в недрах ЦРУ. Псевдоученая красотка изящно набрала фамилию Карли на клавиатуре компьютера.
— Посвятим красоте целый день? — уточнила она, тонко, но вполне ощутимо намекая, что все остальное было бы катастрофически неадекватно.
Карли отважно выдержала критический взгляд. Неделя выдалась просто страшной. Туфли пропали, ночные кошмары вновь напомнили о себе, а кроме того, она умудрилась об-чихать Эвана с головы до ног в разгар самого приятного сексуального действа всей ее взрослой жизни. Да уж, вид наверняка не самый лучший.
— Конечно, целый день, — подтвердила Карли. — А эвкалиптовая сауна в программу входит?
Суонн воздела пальчик в предупреждающем жесте, приглашая к молчанию. Уставившись в пространство, она нажала на телефоне кнопку и прошептала что-то загадочное относительно комнаты номер двенадцать. В течение всего разговора глаза ее сохраняли отрешенное выражение. Карли вовсе не удивилась бы, окажись Суонн виртуальным, компьютерным созданием. Лишь силой воли ей удалось подавить любопытство: так хотелось выяснить, реален ли безупречный лоб девушки.
— Эвкалипт входит в перечень предлагаемых процедур. — С этими словами Суонн вернулась в собственное тело. — Присядьте, пожалуйста, и через несколько минут за вами придет наша сотрудница.
Не успела Карли опуститься на мягкий диван, как еще одна облаченная в белый крахмальный халат особа, тоже что-то таинственно нашептывая в микрофон головного телефона, принесла чашку чаю — для детоксикации. Вкус оказался весьма специфическим: смесь лакрицы, апельсиновой корки, сена и чего-то очень напоминающего древесные опилки. Сам собой возник вопрос: какое средство придется принимать, чтобы снять интоксикацию после этого чая?
В комнату вошел мужчина и сразу направился к столу регистрации, по дороге успев оглядеть всех ожидающих процедур женщин. Ему незачем было посвящать работе над собственной внешностью целый день; он и без того был необычайно хорош собой. Словно сошедший с рекламы сигарет «Мальборо», высокий красавец выглядел сильным и энергичным. В немалой степени этому способствовали широкие плечи и атлетическое, хотя и сухощавое, телосложение. Каштановые волосы, светло-карие глаза и ослепительная белозубая улыбка завершали впечатление.
— Я немного опоздал, — заметил Великолепный. Он слегка, на западный манер, растягивал слова. От этого речь становилась немного размытой, замедленной, почти журчащей. — Я Бакстер. Глен Бакстер.
Карли навострила уши. Сам Глен Бакстер? Тот, который живет с Куинном? Который так не любит показываться в обществе?
Красавец уселся рядом и тут же получил обязательную чашку чаю. Все ожидающие процедур дамы испепеляли Кар-ли ревнивыми взглядами. Подумать только, счастливица оказалась так близко к солнцу!
— Извините, пожалуйста, — негромко произнесла она. — Я вовсе не собиралась подслушивать, но мне показалось, что вас зовут Глен Бакстер.
Великолепный кивнул и улыбнулся по-свойски, по-соседски.
Карли с минуту поколебалась, но все же решила идти напролом:
— Вы знакомы с Куинном Кэри? Улыбка стала еще шире и ослепительнее.
— Знаком. Есть! Зацепило!
— Меня зовут Карли Бек. — Она протянула руку. — Я актриса и клиентка Куинна. — Почему-то очень не хотелось произносить вслух слова «мой агент». Словосочетание звучало так затасканно, типично по-голливудски.
— Карли! — Человек проигнорировал протянутую руку и сердечно обнял девушку. — Мне всегда так хотелось познакомиться с тобой!
— Правда?
— Куинн много рассказывал о тебе, — пояснил Глен. — Ты ему очень симпатична. Он считает, что в тебе есть божья искра, вдохновение.
— Мне всегда казалось, что Куинн ненавидит всякое вдохновение, — возразила Карли, удивившись, что агент вообще упоминал ее имя, не говоря уже о каких-то положительных отзывах и характеристиках.
— Нет, что ты. Он просто обожает притворяться, — подмигнув, пояснил Глен и поднялся, потому что их обоих пригласили на процедуры. — Увидимся там, в святая святых.
Карли лежала на столе почти в полной темноте. Свет исходил лишь от ароматических свечей. Подобно жертвенному агнцу, она отмокала в изысканном соусе из мяты и одиннадцати таинственных трав и пряностей. В углу тихонько журчал маленький фонтанчик. Деликатный звук неустанно напоминал, что прежде чем позволить полностью себя запеленать, Карли забыла забежать в туалет. Дверь плавно приоткрылась и тут же быстро захлопнулась.
— Как ты себя чувствуешь? Прекрасно или как-то иначе? — раздался звучный голос.
— Глен?
— Собственной персоной. — Он подошел и сел так, чтобы Карли могла его видеть. Красавец переоделся в белый купальный халат и шлепанцы. Волосы были схвачены сеткой, лицо покрыто зеленой грязевой маской, а руки — чем-то очень похожим на алюминиевые перчатки.
— А ты уверен, что сюда можно входить?
— О, не волнуйся, все в полном порядке! — успокоил он. — Я сказал, что мы женаты. И все же как ты?
— Очень хорошо. Массаж показался жестоким. А вот парафиновые ванны для рук и ног просто божественны.
Глен помахал алюминиевыми руками.
— О, это мне известно!
— В проспекте написано, что этот травяной компресс прогоняет и токсины, и злых духов. Как, по мне заметно, что духи в панике убегают?
Он сделал вид, будто изучает ее ауру.
— Да, демонов я не вижу. Их определенно здесь нет. Вскоре выяснилось, что Глен — ландшафтный дизайнер, а кроме того, обожает готовить и слушать биг-бэнд-джаз. И еще он преданный поклонник Арлин Барлоу.
— Меня просили прочитать текст в документальном фильме о ее жизни.
— Серьезно? Вот это да! Знаешь, она же пропала. — Он попытался щелкнуть пальцами, правда, безуспешно. — Вот так, раз — и нету. Никто так и не знает, куда она подевалась. Очень таинственно и романтично.
— Романтично?
— Конечно! Может быть, просто сбежала на какой-нибудь островок в теплом море, чтобы провести жизнь наедине с темнокожим любовником-воином.
Карли скептически вздернула брови.
— Или спасается от преследования наемных убийц.
— Я предпочитаю вариант с любовником-воином, — усмехнулся Глен. — Так ты собираешься это делать?
Карли молчала, пытаясь представить, как именно будет проходить работа с Эваном.
— Куинну это не понравится, ведь документальные фильмы не слишком прибыльны.
— Ой, да не слушай ты его!
— Игнорировать Куинна?! — ошеломленно воскликнула Карли. Сама мысль об этом казалась невероятной. — А тебе не кажется, что это все равно что кусать руку, которая меня кормит?
— Нет, детка. Я — та рука, которая кормит самого Куинна, а потому слушай меня, и больше никого. В жизни есть вещи поважнее денег.
— Например, темнокожий любовник-воин?
— Именно так.
В завершение встречи новые приятели обменялись телефонами и договорились непременно встретиться снова, причем как можно скорее.
— Спасибо за прекрасный вечер, Глен. Возможно, это лучшее из моих свиданий за все последнее время.
— О, Карли! — воскликнул он с сочувствием, доступным лишь тому, кто не одинок и счастлив. — В твоей жизни обязательно должен быть мужчина!
Карли тут же подумала об Эване.
— Вообще-то он у меня есть, — неуверенно произнесла она, — но все идет как-то вкривь и вкось.
Когда Карли вернулась домой, автоответчик уже едва не лопался от голосов. Первые четыре сообщения оказались от Даны — она требовала непременно и срочно позвонить. Следующие два — от Куинна, с уточнением графика работы. Еще звонили брат и сестра, Джулиан и Стейси, и, наконец, Эван.
«Нам необходимо поговорить. Позвони мне».
Это сообщение Карли прослушала несколько раз, но так и не смогла уловить настроение. Просто сухая, деловая констатация факта. Совершенно невозможно определить, сердится ли он, нервничает или испытывает презрение. Совершено непонятно.
Карли дала себе клятву, что несколько дней продержит Дану в неизвестности. Но оказалось, что она и сама не может столько ждать. Выговориться было просто необходимо. Так что, наведя в доме порядок, девушка забралась в свою великолепную кровать и набрала номер подруги.
У Даны сработал автоответчик.
— Дана, возьми трубку, это…
— Ну что? — тут же нетерпеливо, заинтересованно прозвучал голос Даны. — Как все прошло?
— Как тебе сказать… долгая история, — со вздохом ответила Карли. — Что касается орехов кешью, поцелуев и ночных страшилок… — Она постаралась изложить неловкие подробности прошлой ночи в хронологическом порядке, однако эмоциональность внесла свои поправки. Не стала она скрывать и стремительный спад собственной карьеры.
— Впечатляет, — заключила Дана. — Твой рассказ покруче всего, что я сочиняю для своих сериалов. Этот момент с орешком на ботинке никак нельзя упустить.
— Похоже, мне пора вешать трубку.
— Что ты! Не волнуйся, я не собираюсь писать ни о чем, что ты считаешь личным.
Карли не слишком поверила, но прерывать разговор вовсе не хотелось.
— Ну ладно, только поклянись, что никому-никому не скажешь ни единого слова. Клянешься?
— Ты требуешь слишком многого, но будь по-твоему.
— Хорошо. Так вот, во всей этой истории есть и еще одна странность. Он оставил одну туфлю.
— Серьезно? Забыл туфлю? Свою?
— Нет, — пояснила Карли, внимательно разглядывая стоящую на тумбочке одинокую красную туфлю. — Мою туфлю.
Мою счастливую туфлю. Я только что обнаружила ее в собственном шкафу.
— Удивительно! — задумчиво протянула Дана. — Может быть, это залог? Знаешь, вроде как пятьдесят процентов вперед в качестве задатка. Подобие жеста доброй воли. Я видела такое в одном фильме. — Дана взволнованно затараторила: — Там мафиози так поступает с наемным убийцей.
— Что, дает ему одну туфлю?
— Да нет, деньги.
— Дана, мне нужна помощь, — настойчиво произнесла Карли. — Он оставил на автоответчике сообщение.
— Он что, с ума сошел?
— Вряд ли. По голосу вообще невозможно определить, какой он: не похож ни на сумасшедшего, ни на расстроенного, ни на радостного. Невозможно понять настроение — как будто позвонил, чтобы заказать пиццу.
— Ну, знаешь, я, например, часто очень волнуюсь, когда заказываю пиццу, — задумчиво заметила Дана. — Тебе необходимо срочно ему позвонить.
— И?.. — Карли ждала более конкретного плана действий. Ведь из них двоих именно Дана отличалась фантазией и умением строить планы. Порою это приводило к неплохим результатам.
— И скажи, что согласна озвучивать фильм. Потому что у тебя аллергия на физическую близость с ним. Кто знает, что случится от его спермы? Соври, что доктор велел держаться подальше, а то раздуешься, как борец сумо, и придется срочно отправлять тебя в госпиталь, чтобы сдуть. Мой приятель Джерри даже может написать тебе нужную записку как бы в подтверждение.
— Но ведь Джерри ветеринар, специалист по крупным животным, — сухо заметила Карли.
— Не понимаю, почему это не может подействовать. Какая разница?
К счастью, в этот момент раздался звонок в дверь, он и избавил Карли от перечисления недостатков плана подруги.
Она накинула халат (а до этого была только в трусиках в цветочек и маленьком топике), сунула ноги в шлепанцы и направилась открывать дверь. Было уже почти десять: слишком поздно для доставки продуктов, но агенты «Лос-Анджелес тайме» порой появлялись и в это время. С тех пор как Карли отказалась от подписки, они охотились за ней, словно гончие или отвергнутый любовник.
Чтобы посмотреть в глазок, пришлось встать на цыпочки — это всякий раз унижало и раздражало. Искаженная линзой фигура стоящего на пороге мужчины казалась огромной и угрожающей: решительная поза, сердито поднятый подбородок, крепко сжатые губы. Вполне очевидный образ серийного убийцы. Одет он был во все черное, очевидно, для того, чтобы слиться с тенью и скрыть предательские кровавые пятна. Карли открыла дверь.
Перед ней стоял Эван, решительный и раздраженный. Внимательно, каким-то странным светящимся взглядом он осмотрел девушку с головы до ног. По сравнению с ней непрошеный гость казался очень большим и возвышался, словно башня. Сама того не замечая, Карли снова поднялась на цыпочки, ведь так хотелось общаться на равных. Она ненавидела этого мужчину за явное физическое превосходство.
— Что? — наконец выдавила из себя Карли, устав от этого молчаливого разглядывания.
— Ты мне не позвонила. — Эван укоризненно покачал головой, словно вплоть до этого момента такая необязательность казалась чем-то абсолютно неслыханным.
— Но я же просто не успела! Ты не оставил мне времени, чтобы позвонить!
— В твоем распоряжении был целый день. Больше того, весь последний час твой телефон занят. — Не церемонясь и не дожидаясь приглашения, Эван вошел в прихожую.
— Чувствуй себя как дома. — Карли глубоко вздохнула и последовала за гостем.
— Ты мне не позвонила, — повторил Эван звенящим от раздражения и недоверия голосом и уселся посреди дивана. Карли осталась стоять, наслаждаясь наконец-то обретенным превосходством в росте и изо всех сил пытаясь оказывать моральное давление. Если ей это удалось, то противник держался мужественно.
— Я была занята. — Теперь она просто стояла, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
Эван устало откинулся на спинку и провел рукой по липу.
— Ну уж такую-то малость можно было сделать.
— Разумеется, — задиристо ответила Карли, наполеоновским жестом скрестив руки на груди. — Особенно после того, как ты меня раздел. За это я должна испытывать благодарность?
— Нет, скорее за то, что я всю ночь караулил, чтобы убедиться, что тебе не грозит кома. Ведь сплошь и рядом люди умирают именно от того, что смешивают противоаллергические средства с алкоголем. Или для тебя это вполне обычная процедура?
— Нет, конечно, — вяло возразила Карли, прекрасно понимая, что спорить совершенно бесполезно. Эван уже сделал собственные выводы и все решил. Да и что конкретного она могла сказать? Что отключалась всего лишь дважды в жизни, и оба раза он, как назло, оказывался рядом? Такое стечение обстоятельств казалось странным даже ей самой. — Прими искреннюю благодарность, — наконец нашла она нужные слова, — за то, что не дал бедной женщине умереть скандальной смертью и тем самым спас от неминуемого позора всех родных и близких.
— Ты чрезвычайно любезна.
— Увы, в данный момент это все, на что я способна. Прости, если можешь.
— Извинения приняты, — коротко отозвался Эван. — Прошу садиться.
Карли даже не пошевелилась.
— Хорошо. — Он приподнялся. — Тогда придется встать мне.
— Нет-нет, не надо. — Карли устроилась в кресле и запахнула халат, чтобы закрыть ноги. Как правило, подобная скромность вовсе не была ей свойственна, однако как-то неуютно было сидеть в пушистых шлепанцах и распахнутом мягком купальном халате перед человеком, одетым, словно антихрист, во все черное.
— Ради Бога, не напрягайся, — устало попросил Эван, заметив, что Карли суетливо затягивает пояс. — Мне уже доводилось тебя видеть куда менее одетой.
Она в ответ лишь поморщилась.
— И между прочим, выглядела ты даже лучше. Карли насмешливо высунула язык.
— Всегда к вашим услугам.
В этот момент из кухни появился Один. Он целеустремленно направился к гостю и начал внимательно изучать его ботинок. Тот с отвращением отдернул ногу. Но кот все же решил поиграть со шнурком. Карли тихонько, ласково позвала любимца, пустив в ход тот самый интимный шепот, который женщины используют, чтобы привлечь и обезоружить животных и любовников. Один, в свою очередь, немедленно отреагировал и радостно прыгнул на колени хозяйке.
— Наверное, ощущение чрезвычайно приятное, — с отвращением в голосе заключил Эван, глядя на удивительно счастливую кучу так уютно устроившегося черного меха. Кот затарахтел, словно небольшой компрессор, а гость при этом звуке нахмурился еще сильнее. — Послушай, нам надо все-таки выяснить, чем именно мы здесь занимаемся.
Карли вовсе не была уверена, что готова к подобным обсуждениям. Больше того, она всерьез сомневалась, что вообще когда-нибудь сможет вести подобные разговоры.
— Хочешь кофе?
— Нет, спасибо, ничего не надо. Я чувствую себя вполне нормально.
— Ну а я нет, а потому ужасно хочу большую чашку крепкого кофе. — Карли поднялась, причем кот медленно, словно поток густой черной лавы, сполз с ее колен.
Она не спеша занялась приготовлением кофе. Дожидаясь, пока закипит вода, негромко напевала «Твою песню»; она всегда ее пела в те минуты, когда в душе не хватало покоя.
Отец, Бек Рудольф, любил музыку с юношеским энтузиазмом, и непосредственность восприятия не покидала его даже тогда, когда старые друзья один за другим начали переключаться с современного рока на классический, а затем и на «ностальжи». Надо заметить, что вкус Бека отличатся эклектичностью: ему нравилось буквально все, от Элвиса Пресли до Костелло, от Сары Воан до Маклахлана и от Джонни Кэша до «Роттен».
Однако одним из любимых исполнителей оставался Элтон Джон. А среди его величайших хитов особое место занимала «Твоя песня»; именно с ее помощью Бек подбадривал дочку, когда школа, жизнь или родная мать слишком давили на хрупкие плечи.
В шесть лет Карли поняла, что тот куплет, в котором говорилось о покупке большого дома, где можно жить вдвоем, вовсе не отражал истинных намерений, ведь именно в этом году родители разошлись. Расторжение брака Бека и Джудит во многом напоминало распад Советского Союза. То, что еще совсем недавно казалось свободным объединением самостоятельных участников, неожиданно обернулось их враждой. Отец вместе со своей музыкальной коллекцией переехал на новое место жительства, а девочке в качестве музыкального сопровождения достались лишь отчаянные жалобы матери.
Вот так и получилось, что на долгие годы «Твоя песня» превратилась в грустное напоминание об отцовских недостатках Бека. Лишь в колледже Карли выбралась из прочного кокона юношеского эгоцентризма и ясно осознала, что отец не мог, не может и никогда не сможет трансформироваться в некоего супер отца, способного всерьез показать всем, кто этого заслуживает, где раки зимуют. Бек нередко блуждал в колючих зарослях, которыми нещадно заросло пространство между словом и делом. Больше того, с этой особенностью ему приходилось жить и даже как-то продвигаться по уготованной стезе. Именно тогда «Твоя песня» утратила горечь и вновь превратилась в любимую и родную, тепло напоминающую о счастливых моментах искреннего взаимопонимания между отцом и дочерью.
Пока Карли, тихонько напевая, варила кофе, Эван спокойно сидел за кухонным столом. Он почти не двигался и лишь провожал взглядом каждое движение девушки. Да уж, терпения ему было не занимать, в этом он намного превосходил саму Карли. Один уселся возле гостя и принялся наблюдать за ним так же внимательно, как тот — за хозяйкой. Так они и сидели рядышком, два черноволосых, переполненных тестостероном самца: один — глядя снизу вверх широко открытыми зелеными глазами, а другой — прямо перед собой голубыми, слегка прикрытыми веками.
— Ты пришел в мой дом без приглашения, Эван. — Карли поставила на стол кофеварку и две чашки. — Так что бери штурвал беседы в собственные руки.
— Справедливо, — согласился гость. — Думаю, нам необходимо изменить условия сделки.
Карли усилием воли подавила желание произнести что-нибудь глубокомысленное и значительное типа «дерьмо собачье» или «ни фига». Но она прекрасно помнила, что именно невоздержанность в словах за чашкой кофе и ввергла ее в пучину нынешних затруднений, а потому решила придержать язык и принялась понемножку, маленькими глотками пить душистый бодрящий напиток.
Эван слегка откашлялся.
— Думаю, позволительно заметить, что нагота имеет целый ряд плюсов. — Он посмотрел на собеседницу так, словно мысленно отмечал каждый из этих плюсов. Дыхание его участилось и потяжелело, ноздри слегка расширились, а губы сами собой раздвинулись.
В голове Карли стремительно, словно страницы эротической книги, сменялись яркие картины. Нежная женская грудь с выпуклыми ярко-розовыми вершинками, зажатая в сильных чувственных руках. Темные плотные волосы на груди мужчины, постепенно редеющие по мере приближения к мускулистому животу. Сплетенье рук, сплетенье ног. Да, ряд плюсов в наготе, несомненно, имеется. Она негромко вздохнула, улыбнулась и вяло, сонно кивнула.
Эван же не сводил взгляда с ее губ, а потом медленно, словно с неохотой поднял его к глазам.
— Но наверное, необходимо отметить и ряд минусов. На сей раз страницы воображаемой книги представили картины следующего утра. Заклеенная желтым полицейским скотчем входная дверь. Смятые простыни и дырки от пуль в стене. Фотографии обоих, растрепанных и покрытых синяками, во всевозможных ракурсах. Теперь вздох Карли оказался печальным, но мудрым.
— Так что, — сделал вывод Эван, — считаю, что нужно вернуться к первоначальному плану. А он, как известно, состоит в том, что ты озвучиваешь мой фильм.
— Или же, — с надеждой в голосе продолжила Карли, — ты можешь просто вернуть туфлю.
— Ни за что на свете. — Его ответ прозвучал немедленно и неоспоримо.
Как известно, правила диктует тот, кто владеет туфлей. Карли задумчиво потерла виски.
— Если мы решаемся на это, то обязательно подписываем контракт и заверяем его нотариально — проходим весь путь.
— А нельзя просто пожать друг другу руки? — Настала очередь Эвана предлагать варианты.
Ответ Карли оказался столь же быстрым, решительным и безжалостным.
— Но ведь речь идет о бизнесе. А потому или делаем все и сейчас, или не делаем вовсе. Разговоры слишком дешево стоят, Эван.
Его лицо внезапно напряглось.
— Кроме тех случаев, когда их ведешь сам.
— Тебе тоже не стоит об этом забывать. — Десять лет жизни в большом городе со всеми причитающимися ударами и провалами научили Карли понимать, что во всех обстоятельствах, в которых замешаны деньги (разумеется, за исключением тех случаев, когда она готова безвозвратно отдать свои собственные), самый надежный способ — вежливо улыбнуться и обратиться к посредничеству профессионального юриста.
— Хорошо, — после длительного раздумья, тяжело вздохнув, заключил Эван. — Давай составлять договор.
Через два часа кухонный стол оказался завален исписанными листками желтоватой линованной бумаги — именно такая используется при соблюдении юридических формальностей. Кофеварка давно опустела, а оппоненты полностью истощились, обсуждая малейшие подробности сделки.
У Карли заболели глаза, а голова отяжелела, словно булыжник, но она мужественно просматривала окончательный вариант контракта. В обмен на работу по чтению текста документального фильма и «инвестирование» в него собственного таланта ей причиталась доля прибыли объемом в пять процентов. В титрах ее имя должно быть обозначено такими же большими буквами, как и имя режиссера, но никакая творческая самостоятельность не допускается. Она поступает в распоряжение Эвана Маклиша на срок в один месяц. В этот период она обязана откликаться на все предложения записи, которые он сочтет уместными, конечно, в разумных пределах.
Договор выглядел достаточно ясно и определенно, хотя процесс его создания был не прост. Обе стороны старались учесть малейшие детали и упорно отстаивали собственные интересы, так что борьба оказалась серьезной.
Карли взглянула на оппонента потускневшими от усталости глазами, а потом уперлась подбородком в сложенные на столе руки.
— Ну вот, теперь попрошу своего агента изложить все это, как положено, и на следующей неделе можно будет подписать контракт.
— Еще чего! — Эван схватил листок, поднялся и, ссутулившись, навис над Карли. — Лучше я отдам своему агенту, и уже в понедельник все будет готово.
Карли тоже встала.
— Прекрасно. Твой агент все это напишет, в понедельник мы с моим агентом прочитаем и обсудим, а во вторник подпишем договор.
— Черт возьми! — Эван подошел почти вплотную и заглянул упрямице в лицо. — Надеюсь, работа с тобой все-таки окажется немного приятнее, чем процесс заключения договора. — Он склонился еще ниже. — Нагота могла бы все скрасить…
Карли вдохнула теплый аромат этого странного человека, и усталость тут же куда-то улетучилась. Если бы в этот момент в руке у нее оказалась электрическая лампочка, то она засветилась бы с яркостью авиационного прожектора.
Губы Эвана прикоснулись к ее губам, словно самолет, по всем правилам идущий на посадку: точное приземление одновременно на три шасси. В тот же момент каждую клеточку ее тела, до самых пяток, пронзили острые, горячие стрелы. Эван развязал пояс на халате, и Карли ощутила тепло и мягкую силу его рук. Каждая действовала сама по себе: одна оказалась под топиком и ласкала грудь, а вторая скользнула в трусики. Долгий и глубокий поцелуй объединил губы, языки, тела. Карли чувствовала, что чем дольше он продолжается, тем труднее остановиться, но она и не хотела останавливаться. Было слишком хорошо. Но в этот самый момент у ее ног, словно лохматый черный метеор, приземлился Один.
— Прости, но о наготе в нашем договоре нет ни слова. Или фильм, или ничего.
— Я так и знал, что ты это скажешь, — проворчал Эван, выпрямляясь. Он снова, как в ту минуту, когда стоял на крыльце, осмотрел Карли с головы до ног. Губы сами собой раздвинулись в чувственной улыбке — такой же, как прошлой ночью. Казалось, поцелуй продолжается.
— Какие сладкие вишенки! — Палец нежно скользнул по груди и чуть прижал спелый, рвущийся навстречу ласке сосок.
Карли вытолкнула самоуверенного типа за дверь и с силой ее захлопнула.
— Гниение не такая уж отвратительная штука. Без нее все опавшие листья, вся старая трава оставались бы на месте и постоянно накапливались, а в итоге мы все просто утонули бы в них. — Карли с головой погрузилась в образ дождевого червячка с нежным именем Элла и пищала так, что сама удивлялась собственным способностям. Руки постоянно двигались, ведь жестикуляция — верный помощник выразительности. Голова, однако, оставалась совершенно неподвижной, словно ее приковали к микрофону толстой цепью. — Итак, как видите, мы, дождевые черви, действительно много делаем для поддержания на земле порядка. И кстати, тоже подчиняемся собственному естественному циклу.
— Гениально, Карли! — Женщина с короткими кудрявыми волосами подняла оба больших пальца и через стекло, отделяющее комнату звукорежиссеров от студии, бурно выражала свой восторг. — Ну, теперь последняя страница.
Четверо коллег по «Компостной куче» перевернули страницы своих сценариев. Карли в этой сцене не участвовала, а потому сняла наушники и присела на высокий вращающийся стул. К микрофонам подошли Денни, мужчина, похожий на эльфа, и хорошенькая молодая испанка по имени Марина.
— Щитник Саймон к вашим услугам. — Денни моментально вошел в образ и заскрипел надтреснутым, нетвердым старческим голосом.
— А меня зовут Эдгар. — Голос Марины зазвенел, словно дискант озорного мальчишки.
Карли с интересом наблюдала за коллегами-актерами. «Новости компостной кучи» были забавным и поучительным мультфильмом с великолепными, яркими героями. Прекрасно написанный текст читали замечательные актеры. К сожалению, осталась всего одна запись, а после нее предстоял длинный, продолжительностью в несколько месяцев, перерыв. Самое плохое, что всегда существовала опасность, что проект больше не возобновится. Состояние неизвестности обычно продолжалось до самого последнего момента, когда актеров или вызывали, или не вызывали для продолжения работы. «Компостная куча» пользовалась большим успехом у зрителей, так что вероятность отмены казалась довольно низкой, однако сейчас, в черной полосе своей карьеры, Карли ни в чем не была уверена.
Через несколько минут инженер уже менял микрофоны, а в студии появились новые актеры, готовясь к следующей записи. Продолжая думать о своем, Карли взяла текст последней записи и направилась к стоянке, где, как всегда, оставила машину.
— Карли! Подожди!
В стекле «ауди» отразилась торопливо догоняющая Марина; она почти бежала, и ветер трепал длинные волнистые волосы.
— На какой ты планете? — обиженно затараторила она, поравнявшись. — Бегу за тобой из самого холла.
— Извини, подружка. Я сегодня что-то слегка не в своей тарелке.
— Мы собираемся на уик-энд в Энсенаду. Компания чисто женская — мама и двоюродная сестра. Хочешь с нами? Там большой дом, так что места хватит всем.
— Передай маме большое спасибо, — искренне поблагодарила Карли. Тетя Конни относилась к ней лучше, чем родная мать. — Но когда я в последний раз была в Бадже, Дана едва не сожгла ресторан каким-то воспламеняющимся тропическим напитком. Ей пришлось тушить пожар собственной кофточкой. Зато все присутствующие мужчины бурно аплодировали.
— Помню такое событие в «Ежовом рае». — Марина рассмеялась так, словно видела происшествие собственными глазами. — Так вас действительно выгнали из мотеля за то, что вы устроили там короткое замыкание?
Подруги тогда включили одновременно фен, электробигуди, электрическую зубную щетку, кофеварку и настольную лампу, причем умудрились все воткнуть в одну розетку. Наверное, это все-таки было ошибкой.
— Не помню, кажется, что-то подобное действительно произошло. — Карли почти хотела, чтобы шоу Даны в конце концов закончилось. Оно откровенно подрывало ее репутацию. — Но знаешь, Марина, вообще-то в этом сериале события не настоящие, а выдуманные. Дана их просто сочиняет. И не забывай, что Чарли — это вовсе не я.
— Знаю. И все же героини так похожи на вас.
— Соблюдайте осторожность, чтобы не подвергнуться возможной опасности, — заговорила Карли, подражая голосу, делающему объявления в аэропорту, и начала открывать дверь машины. — Белая зона предназначена исключительно для посадки и высадки пассажиров.
Она открыла дверцу «ауди» так бережно и осторожно, как будто всю жизнь прослужила в отряде саперов. Из машины пахнуло жаром, словно из бутылки на волю вырвался рассерженный джинн.
Марина взглянула на черные кожаные сиденья и покачала головой:
— Черный салон? Ну ты и оригиналка!
— Любовь с первого взгляда, — неуверенно попыталась оправдаться Карли. — А о том, что будет утром, я как-то не подумала.
— Бывает, — с улыбкой сочувствия заметила Марина. — Если передумаешь насчет уик-энда, позвони.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мои красные туфли - Меррил Лиана



книга принесла огромное удовольствие при чтении истественно изображена героиня книги ее шутливость оптимизм и описание ее толстого черного кота их любовь к друг другу
Мои красные туфли - Меррил Лианараймонда
29.10.2010, 7.40





По-моему очень милый роман. Мне понравилось.
Мои красные туфли - Меррил Лиана(natali)
24.03.2012, 17.33





Замечательный роман и читается легко.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаЭлла
2.05.2012, 20.10





Хороший роман. Отличное чувство юмора у ггероини. не большой минус: нет описания чувств ггероя (вообще не понятно, что он чувствует и думает) и концовка (хотелось бы чего-нибудь более романтичного!).
Мои красные туфли - Меррил ЛианаЮлия
13.05.2012, 20.18





Очень понравилось. Замечательное описание эротических сцен, не забыла автор и про юмор. 10.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаАмериканка
11.05.2013, 1.52





Не дочитала,какой-то сухой.
Мои красные туфли - Меррил Лианаводопад
11.05.2013, 21.00





Не дочитала,какой-то сухой.
Мои красные туфли - Меррил Лианаводопад
11.05.2013, 21.00





Один из лучших романов. Читается легко, много позитива и юмора. rnНе могла оторваться.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаРимма
2.03.2015, 14.19





Классический ЛР,не хватает только подруги-злодейки,здесь подруга верная и настоящая.Вполне адекватные герои плюс написано с юмором.Никакого зла и несчастий.Читайте и отдыхайте.
Мои красные туфли - Меррил ЛианаТесса
2.03.2015, 19.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100