Читать онлайн Недоверчивое сердце, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивое сердце - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Недоверчивое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Мисси Белл! Мисси Белл! Где вы? Беда, большая беда!
Белл, все еще пылающая и разгоряченная ласками Кейси, резко села в постели.
— Это Ван Ю! Что-то случилось. Господи, надо скорее идти!
Кейси соскочил с кровати и успел натянуть брюки и рубашку, пока Белл возилась со своими нижними юбками.
— Я выйду и узнаю, в чем дело, а ты пока одевайся, только быстрее.
Он дотронулся до ее губ легким поцелуем, отпер дверь и вышел в кухню.
— В чем дело, Ван Ю? Что случилось?
Ван Ю, прихрамывая, вошел в полосу света, и Кейси увидел, как тяжело старик дышит. Голова Ван Ю была в крови. Ступал он осторожно, оберегая лишь недавно вылеченную ногу.
— Большая беда, мистер Кейси, бедняжка мисси Белл!
Сердце Кейси словно сжала ледяная рука.
— Где Томми? Кто ранил тебя?
Старый китаец замотал головой из стороны в сторону; кровь попадала ему в глаза.
— Плохой человек ворвался в дом, избил Ван Ю, забрал Томми.
Белл как раз в эту секунду вышла из комнаты, услышала слова Ван Ю и закричала. Она упала бы на пол, если бы Кейси не подхватил ее. Совладав с собой, она отстранила от себя Кейси и подошла к старику.
— Сядь, Ван Ю, и расскажи все по порядку, а я приложу к твоей голове мокрое полотенце.
Только теперь сообразив, где, с кем и зачем была Белл, китаец бросил на нее укоризненный взгляд.
— Томми ждал вас. Вы не приходили, и Ван Ю уложил Томми спать. Ван Ю уснул. Не слышал, как плохой человек влез в комнату через окно. Потом Ван Ю увидел борьбу и бросился к Томми. Слишком поздно, мисси, слишком поздно. Плохой человек ударил Ван Ю по голове и забрал Томми. Виноват, мисси Белл, я виноват!
— Это не твоя вина, Ван Ю, а моя, — с трудом выговорила Белл.
— Нет, моя, — заявил Кейси. — Я забыл о бдительности. Похитители Томми могли узнать, что Белл… нет дома. Когда в точности это случилось?
— Не могу сказать. Два часа назад. Или три. Ван Ю от удара по голове был без памяти.
Кейси ругнулся и сказал:
— Иди к себе, Ван Ю. Я разберусь с этим делом.
Ван Ю пошел было к двери, но вдруг остановился.
— Совсем забыл, человек оставил письмо у Томми на подушке. — Он протянул Белл запечатанный конверт.
— На конверте стоит ваше имя, Кейси, — удивилась Белл.
Ее охватил сильный холодный страх. С чего это похитители Томми оставляют письмо Кейси? Что это может значить? Неудержимое любопытство не позволило ей отдать конверт в руки тому, кому он был адресован: она одним движением вскрыла его… Из конверта выскользнули и упали на пол пять стодолларовых банкнот, а Белл тем временем достала оттуда еще и тонкий листок исписанной бумаги.
Послание было коротким. Прочитав его, Белл отшвырнула листок, бросилась на Кейси и с исступленной яростью принялась молотить его кулаками.
— Будь проклят! Будь ты проклят, подлый предатель! Ты в сговоре с моим мерзким свекром!
Неожиданное нападение едва не сбило Кейси с ног. Кое-как овладев собой, он схватил Белл за руки и старался не причинить ей боль, увертываясь от ударов, которые она теперь наносила ему ногами.
— Проклятие, Белл, в чем дело? Что написано на этом листке?
Она вырвалась от него, подняла с пола письмо и сунула ему в физиономию.
— Не смей отнекиваться! Здесь все написано. Ты приехал в Плейсервилл только для того, чтобы втереться в доверие ко мне и Томми и предать нас! О Боже! — Она разразилась горькими рыданиями. — Страшно думать, что ты использовал меня с такой гнусной целью! Ты соблазнил меня, ублюдок! Надеюсь, ты счастлив, добившись своего. Ты разрушил две жизни.
Прежде чем отвечать на обвинения, Кейси хотел узнать, в чем они заключаются, но, сказать по правде, он мог бы и сам догадаться. Томас Джордж Макалистер оказался хитрой бестией, а Кейси попросту недооценил его как противника. «Следовало быть осторожнее, — с горечью подумал он. — Какая глупость, что я так расслабился. Совершенно ясно, что Макалистер должен был за мной следить. Но как же я хотел поскорее вернуться к Белл и Томми!»
Кейси дважды перечитал текст, прежде чем бросить листок на пол. Макалистер воздавал ему хвалу как отличному детективу, благодарил за то, что он нашел его внука, и сообщал о прилагаемой премии в пятьсот долларов за помощь в похищении Томми.
Кейси клял себя на тысячу ладов. Из-за женщины он забыл о годах специальной тренировки. Ему сейчас нечем гордиться, он вполне заслужил презрение Белл. Он прекрасно понимал, что она испытывает чувство собственной вины столь же мучительное, как и он сам, при мысли о том, чем они оба занимались, пока Томми увозили люди Макалистера.
— Ну, ты и теперь станешь отрицать, что Макалистер нанял тебя найти нас с Томми?
Упершись руками в бока и стоя нос к носу с ним, Белл так полыхала глазами, что Кейси почти физически ощущал жар этого огня. Но ощущал он не только ее ярость, но также боль и страх. И особенно его угнетало то, что он оказался причиной ее боли и страха. Он в той же степени, как и Белл, был потрясен поворотом событий, а то, что все происходило, когда он исступленно ласкал Белл, а она — его, пачкало и опошляло их отношения. И это было ему особенно ненавистно.
— Позволь объяснить, Белл. Надеюсь, выслушав меня, ты все поймешь. Я взялся за это дело, зная о тебе и Томми только то, что мне сообщили. Я детектив, Белл, и очень неплохой детектив, черт меня возьми! Я никак не ожидал, что окажусь лично заинтересован в этом деле.
— Неужели? Ты получил инструкцию соблазнить меня? Рад, что удалось меня одурачить? Я самая глупая женщина в мире, потому что поверила, будто ты заботишься обо мне и о мальчике. И позволила тебе вскружить мне голову ласковыми словами.
Понимая, что она в любую минуту может впасть в истерику, Кейси взял Белл за плечи и встряхнул ее.
— Прекрати это, Белл! Ты сама не знаешь, что говоришь. Я не лгал тебе, слова мои шли от сердца. Я хотел обладать тобой ради себя самого, потому что ты мне дорога.
Белл нервно расхохоталась.
— Ты выбрал странный способ доказывать это! Забирай свои деньги и убирайся прочь. Мне надо было давно уже выгнать тебя.
— Я никуда не собираюсь уходить. А ты присядь и выслушай меня.
Он усадил ее на ближайший стул и опустился рядом с ней на колени.
— Это не отнимет много времени. Я хочу рассказать о себе.
— Я не хочу тебя слушать, потому что ты вызываешь у меня отвращение. Никакие твои слова не изменят моего мнения. Ты хоть имеешь представление о том, насколько виноватой я себя чувствую из-за того, что не была рядом с Томми, когда он так во мне нуждался?
— Белл…
Она не дала ему договорить.
— Знаешь, где я была? — продолжала она, не в силах побороть свое возбуждение и заранее отметая возможные возражения Кейси. — Я лежала в постели с мужчиной и вела себя разнузданно, как проститутка, вот и все! — Сказав это, Белл вдруг умолкла.
— Белл, прости. Пожалуйста, позволь мне объяснить. Я работаю на агентство Аллана Пинкертона и никогда не знаю заранее, какая работа от меня потребуется. Пинкертон направил меня в Сан-Франциско по вызову Макалистера. В то время я отчаянно нуждался в деньгах, а Макалистер предложил двойную оплату. Нет, я прошу, не перебивай меня, — поспешил сказать Кейси, заметив, что Белл собирается заговорить. — Я истратил все свои накопления на юристов, которые должны были защищать в суде моего брата. Марк был обвинен в убийстве профессионального карточного шулера во время игры. Имелся единственный свидетель, который мог подтвердить, что шулер первым выхватил оружие, но он исчез в неизвестном направлении. Марка осудили и отправили в территориальную тюрьму Юмы. Он останется там пожизненно, если свидетель не будет найден и приведен к присяге. Адвокат Марка уверяет, что сможет возобновить процесс, если свидетель найдется. Я нуждался в деньгах, в крупной сумме, которая могла бы облегчить поиски свидетеля.
— И ты отправился выслеживать ребенка, который никому не сделал ничего плохого.
— Макалистер предложил большие деньги плюс премию, если я найду его внука. Мне с самого начала не хотелось браться за это дело, но он уверял, что ты профессиональная проститутка, плохая мать, что он действует в интересах ребенка, ибо тогда Томми будет дано надлежащее воспитание.
— И ты решил проверить, на самом ли деле я шлюха, и сегодня вечером убедился, что Макалистер прав? — выпалила Белл.
Кейси покачал головой:
— Нет, Белл, это совершенно не так. Мне достаточно было одного-двух дней, чтобы убедиться, что Макалистер оболгал тебя. Ты не шлюха. Ты прекрасная женщина, которая любит своего сына всем сердцем.
Белл посмотрела на него недоверчиво.
— Тогда почему ты предал нас? Я доверилась тебе, отдалась душой и телом. Ты плохой лжец, Кейси Уокер! Все это время ты работал на Макалистера. Возможно, ты сказал неправду о своем брате. Но даже если это не так, какая мне разница? Все дело только в Томми. Маленьком беззащитном ребенке, который так нуждается в матери!
Боль и чувство вины охватили Уокера, но он все-таки хотел, чтобы Белл выслушала его до конца и постаралась понять.
— Ведь ты помнишь, что я уезжал отсюда в Сан-Франциско с неделю назад? Я повидался с Макалистером. Сказал ему, что бросаю это дело. Отказался сообщить ему, где Томми. Он пришел в ярость оттого, что я взял у него деньги и не возвращаю их немедленно. Тогда я дал ему долговое обязательство и пообещал выплатить все до последнего пенса.
— Когда ты собирался сообщить мне о том, что работаешь на Макалистера? Когда стало бы слишком поздно? — спросила Белл. — Да, теперь уже слишком поздно, Кейси. Томми исчез, и может случиться так, что я его больше никогда не увижу.
— Клянусь, что верну его тебе, Белл!
— Ты виновен в его похищении, почему я должна верить твоей клятве?
— Потому что я человек слова.
Ее смех был далеко не веселым.
— Ты лживый ублюдок, готовый сделать что угодно за деньги. Я ненавижу тебя, Кейси Уокер, и не нуждаюсь в твоей помощи. Я верну Томми и сделаю это сама. Убирайся отсюда. Я больше не желаю тебя видеть.
Кейси схватил ее за руки и поднял на ноги.
— Ты не можешь так думать, Белл! А сегодняшний вечер? Неужели он для тебя ничего не значит?
— Значит ровно столько же, сколько для тебя, — отрезала она. — Отпусти меня, надо многое успеть, а времени мало.
— Что ты собираешься делать?
— Хочу посетить льва в его логове. Не удерживай меня!
— Ты не в своем уме? Макалистер — опасный человек. Он пойдет на все, чтобы удержать Томми.
— А я готова пойти на все, чтобы это ему не удалось.
— Позволь мне заняться этим. Быть может, я уговорю его согласиться на совместную опеку.
Белл одним взглядом дала ему понять, чего, по ее мнению, стоит такая идея.
— Старик меня ненавидит, считает ответственной за смерть Тома. Он никогда и ни за что не согласится на совместную опеку. Неужели ты этого не понимаешь? Я не желаю твоей помощи. Не желаю, чтобы ты был рядом со мной. Я намерена сделать то, что должна, и никто меня не остановит.
— Господи, Белл!
Не в состоянии придумать, как удержать ее от попытки броситься навстречу опасности очертя голову, он сделал единственное, что было в его власти: прижал Белл к себе и поцеловал. Поцеловал со всей страстью сердца, души и тела. Этого оказалось недостаточно.
Белл вырвалась из его объятий и ударила Кейси по лицу, потом зарыдала в голос, не тая своего горя. Кейси попытался было снова привлечь ее к себе и успокоить, но она ничего не хотела принимать от него.
Белл подавила рыдания, вытерла рот тыльной стороной ладони и скривила губы.
— Никогда больше не смей этого делать!
— Сегодня между нами произошло нечто очень важное, Белл. Ты не можешь считать, будто этого не случилось.
— К дьяволу тебя! Ты использовал меня безжалостно. Позволил считать, что я тебе небезразлична. Не смей больше ко мне прикасаться!
Она повернулась и пулей вылетела из комнаты.
Кейси смотрел ей вслед и чувствовал себя омерзительно — хуже некуда. Он не предал Белл, но проклинал себя за недомыслие и неосторожность. Как же было не сообразить, что Макалистер пошлет за ним «хвост» и что ему надо создать фальшивый след. Старик легко перехитрил его и к тому же составил вполне разумный план похищения. Его люди выбрали момент, когда он и Белл забыли обо всем, кроме самих себя. Они явно следили за ними, выжидая подходящий случай.
И вот теперь Белл обвинила его в исчезновении Томми. Она убеждена, что он соблазнил ее просто ради того, чтобы отвлечь ее внимание от сына… Черт! Надо было сразу отказаться от этого дела, попросить Пинкертона, чтобы он поручил его другому агенту, но он так отчаянно нуждался в деньгах. Что ж, он их получил и чувствует себя полным подонком.
Белл укладывала дорожную сумку, почти ничего не видя от горьких слез, застилающих глаза. Томми похищен — и это случилось по ее вине. Если бы она оставалась с ним вместо того, чтобы забавляться как самая последняя шлюха с этим проклятым детективом, мальчик был бы сейчас рядом. Дилижанс в Сан-Франциско отправлялся послезавтра, и она намеревалась уехать с ним.
До тех пор предстояло многое сделать. Она должна снять с банковского счета свои не слишком большие накопления, перепоручить работу в закусочной Долорес и Санчесу, предупредить Ван Ю, чтобы он собирался в дорогу. Старик был сам не свой, горевал и корил себя за то, что не уберег Томми, что не смог сделать ничего в его защиту, ничем не помог. Белл решила сразу после приезда в Сан-Франциско послать Ван Ю к Наоми, и старик надеялся, что мадам поможет ему загладить вину.
На второй день после происшедшего Кейси присутствовал при отправлении дилижанса в Сан-Франциско. Белл даже не взглянула на него, словно и вообще не заметила. Он улучил возможность поговорить с Ван Ю и попытался объяснить старику свои намерения, но не знал, понял ли тот его. Кейси подождал, пока карета заполнилась пассажирами и ее колеса загрохотали по булыжной мостовой, покидая город, и только после этого оседлал купленную накануне лошадь и поскакал во весь опор по дороге к Сан-Франциско.
Усталая и вся в пыли после поездки по грязным проселочным дорогам, Белл вышла из дилижанса во дворе дорожной станции Уэллса Фарго через два мучительных для нее дня. Бледный, словно призрак, Ван Ю, стоя возле кареты, ожидал распоряжений своей хозяйки насчет отправки багажа по двум разным адресам. Белл намеревалась остановиться в отеле «Фремонт», Ван Ю должен был отправиться в «Салон наслаждений Наоми». Белл понимала, что у нее нет ни малейшего шанса добиться опеки над Томми, если она поселится у Наоми, и потому выбрала лучший отель в городе.
— Передай Наоми, что я очень скоро с ней повидаюсь, — сказала китайцу Белл перед тем, как распрощаться с ним.
— А куда вы сейчас, мисси Белл?
— В дом к Макалистеру.
— Ван Ю пойдет с мисси.
— Нет, это я должна сделать одна. Он не посмеет меня тронуть. Я мать Томми.
— Ван Ю крепко думал про мистера Кейси. Может, он говорит правду. Может, он не сказал Макалистеру, где Томми. Вы нуждаетесь в помощи, мисси.
— Я лучше умру, чем приму помощь от этого трусливого детектива. Нет уж, Ван Ю, не позволяй Кейси тебя одурачить. Его хозяин — деньги. Он продаст любого за сходную цену. Никогда не забуду, как он использовал меня. Я остановлюсь в отеле «Фремонт». Если надо, ты найдешь меня там. А теперь иди, до скорой встречи.
Белл села в наемный экипаж, который доставил ее к богатому дому Т. Дж. Макалистера на Телеграф-Хилл. Расплатившись с кучером, Белл несколько долгих минут стояла у ворот, набираясь храбрости. Ворота были не заперты, и она наконец решилась войти во двор. Едва она подошла к ступенькам крыльца перед входом, в распахнувшихся дверях появился, загородив проход, огромного роста мужчина с мощным торсом. На обоих бедрах у него висело по револьверу, и выглядел он более чем внушительно.
— Чего вы хотите? — грубо спросил он.
— Повидать моего сына, — ответила Белл, воинственно вздернув подбородок. — Я Белл Макалистер. Требую впустить меня в дом.
— Простите, леди, но никто не может войти в дом без разрешения мистера Макалистера.
— Даже он не вправе отказать мне во встрече с моим сыном.
Верзила нагло осклабился:
— Я знаю, кто вы такая. Хозяин о вас рассказал. Он нанял меня защищать своего внука. Закон утверждает, что вы дурно влияете на ребенка. Уходите и больше здесь не появляйтесь.
Он начал было закрывать дверь, но Белл ухватилась за ручку и крикнула:
— Это неправда! Я хорошая мать, и мне нужен мой ребенок!
— Сообщите это властям.
— Подождите! Скажите только, как Томми. Он здоров?
— Он прекрасно себя чувствует, — соизволил сообщить громила и перед тем, как захлопнуть дверь у Белл перед носом, добавил, окинув женщину оскорбительно-грязным взглядом: — Я, может, приду повидаться с вами к Наоми. Вы вряд ли очень дорого стоите с вашей хромотой.
Дрожа от ярости, Белл стояла и смотрела на запертую дверь с растущим ужасом. Неужели она больше никогда не увидит сына? Слезы набежали ей на глаза, сердце разрывалось от боли. Уже не в первый раз кляла она Кейси Уокера. Если бы не Уокер, она и Томми жили бы в Плейсервилле в относительной безопасности. Единственная ее надежда — помощь закона. Чтобы собраться с мыслями, Белл прошла пешком все расстояние до конторы шерифа.
Шериф Роган откинулся на спинку стула и вопросительно поднял брови.
— Чем могу служить, мэм?
— Мое имя Белл Макалистер, и я нуждаюсь в вашей помощи.
Внимание шерифа явно обострилось.
— Что ж, давайте поговорим. Ведь вы, кажется, невестка Томаса Джорджа Макалистера, не так ли? Я о вас наслышан.
«Подготовлен и предубежден, — уныло подумала Белл. — Старик сделал все от него зависящее, чтобы скомпрометировать меня».
— Что бы ни сказал вам обо мне мой свекор, это ложь. Он силой увез моего сына. Похитил его прямо из постели. Каким, по-вашему, должен быть человек, чтобы поступить так с пятилетним ребенком, который никогда не разлучался с матерью?
— Мистер Макалистер хочет лучшего для ребенка. Он был здесь вчера и объяснил мне, что он сделал и почему. У него на руках постановление суда о предоставлении опеки над мальчиком. Если вы начнете скандалить, я буду вынужден арестовать вас за нарушение общественного порядка.
Белл уставилась на шерифа в полном ужасе.
— Не видеться с Томми? Вы такой же безумец, как Макалистер. Томми — мой сын. Он нуждается во мне. Ему всего пять лет. Какие основания представил Макалистер для того, чтобы отобрать у меня ребенка?
— Он дедушка мальчика и имеет полное право забрать его у плохой матери, — сказал шериф. — Уезжайте отсюда с миром, мэм, и все будет в порядке.
— Вы, должно быть, не в своем уме, если полагаете, что я уеду, оставив моего сына с человеком, которого он презирает. Макалистер не обращал на Томми ни малейшего внимания, пока его отец не умер. Тогда ему вдруг потребовался внук. Он не получит Томми, слышите! — крикнула Белл, близкая к истерике. — И я говорю с вами не в последний раз!
Повернувшись, Белл почти бегом покинула комнату. Но она не собиралась уходить далеко, о нет, и прямиком зашагала в контору к Макалистеру.
— Передайте ей, что я не хочу ее видеть, — донесся до Белл сердитый голос из-за полуоткрытой двери кабинета.
Секретарь плотнее прикрыл дверь и произнес, виновато глядя на Белл:
— Простите, мэм, мистер Макалистер… очень занят и никого не принимает.
Белл не удовлетворял такой ответ. Мимо растерявшегося от ее напористой решительности секретаря она рванулась к двери, распахнула ее и бурей ворвалась в кабинет.
Макалистер, завидев ее, злобно прищурился.
— Что это значит, Майерсон? Я, кажется, ясно дал понять, что не хочу видеть эту женщину!
— Простите, мистер Макалистер, — забормотал секретарь, — она оттолкнула меня и вошла без позволения.
— Выйдите, Майерсон. Я приму мисс Паркер.
Белл заговорила с Макалистером, как только секретарь закрыл за собой дверь:
— Как вы смели выкрасть моего сына? И моя фамилия Макалистер, как вам отлично известно. Я была замужем за вашим сыном, помните?
Губы Макалистера вытянулись в ниточку.
— Я не признавал и не признаю этот брак. Я готовил для него другой, достойный его союз. Но он попал вам в лапы, и вы надеялись улучшить таким образом ваше положение. У вас есть брачное свидетельство, подтверждающее законность вашего союза, но я категорически отказываюсь считать своей невесткой проститутку.
— Вы не имеете права осуждать меня, ничего обо мне не зная! — возмутилась Белл. — Вы посещали заведение Наоми, когда я жила у нее в доме. Видели вы хоть раз, чтобы я поднималась наверх, в спальни, с мужчиной? Видели, чтобы я занималась в доме чем-либо, кроме того, что подавала напитки и делала уборку?
— Мне известно не менее дюжины мужчин, готовых показать под присягой, что они обладали вами.
Белл едва поверила собственным ушам, услышав эти слова.
— Я знала, что вы меня ненавидите, но не имела представления, что ради удовлетворения этого чувства вы готовы пойти на все, лишь бы разрушить мою жизнь. Но даже эта ненависть, как бы велика она ни была, не идет в сравнение с тем злом, которое вы причинили Томми.
— Томми обойдется без вас. Он прекрасный мальчик. Чем скорее он вас забудет, тем лучше. У него будет все, что можно приобрести за деньги. После совершеннолетия он унаследует мои виноторговые предприятия и столько денег, что ему их не истратить за всю жизнь.
— А как насчет любви? Вы дадите ее Томми?
— Я в состоянии дать ему свою любовь.
— Не считайте меня столь безнадежно глупой. Я говорю о материнской любви.
— У Томми будут няни и учителя. Он ни в чем не ощутит недостатка. А теперь прошу меня извинить, поскольку я жду важного клиента.
Белл упрямо выставила вперед подбородок.
— Я не уйду до тех пор, пока не повидаюсь с Томми.
— Это невозможно. — Макалистер сделал вид, что чрезвычайно занят бумагами, которые лежали у него на столе. — У меня есть постановление суда, запрещающее любой ваш контакт с сыном. Если вы нарушите его, то окажетесь за решеткой.
— У вас нет сердца? Никакого сочувствия ко мне?
— Никакого в том смысле, о каком говорите вы. — Он бросил на Белл косой плотоядный взгляд и довольно усмехнулся. — Вы продажная женщина, и я могу это доказать. Где вы были, когда мои люди проникли к вам в дом и забрали Томми?
Белл побледнела и едва устояла на ногах, услышав это жестокое обвинение.
— Можете не отвечать. Вы совокуплялись в это время с Кейси Уокером. Он чертовски толковый детектив, преданный своему делу. Надеюсь, удовольствие, которое он вам доставил, стоит разлуки с вашим сыном. А Уокер честно отработал полученные от меня деньги, все до последнего гроша.
То был злой, точно рассчитанный удар. Белл почувствовала себя невероятно униженной. Макалистер знал, что делает. Его люди выследили Уокера до самого Плейсервилла. Они шпионили за Белл и Кейси несколько дней до тех пор, пока не похитили Томми. Им было дано задание забрать мальчика без ведома его матери и охранника. Они дожидались нужного момента и добились своего, когда, подсматривая в окно, увидели, как Белл вошла в комнату к Уокеру. Томми остался в спальне один. Похитители решили, что Уокер задержит Белл на несколько часов — и не ошиблись в расчетах. Женщина вошла в комнату к мужчине с единственной целью, и шпионы Макалистера, вернувшись в Сан-Франциско, само собой рассказали хозяину об увиденном. Оставленное на подушке Томми письмо для Уокера сыграло поистине гениальную роль, и Макалистер поздравил себя с удачной выдумкой.
Белл помертвела, не в состоянии выговорить ни слова. Кейси Уокер! Он стоил ей всего, что ей было по-настоящему дорого. С тем же успехом он мог бы пустить в нее пулю. Без Томми для нее нет жизни.
Макалистер понимал, какую тяжкую рану нанес Белл, однако он считал это возмездием за то, что она отняла у него сына и наследника. Если между Белл и Уокером возникло нежное чувство, то его ложь о детективе — достойная месть ублюдку, предавшему его. Белл не оставалось ничего иного, как поверить, что Уокер использовал ее, чтобы добраться до Томми, и это тоже было весьма приятно старому мошеннику. Он, как говорится, подшиб двух птиц одним камнем. Нанес удар и Белл, и Уокеру.
— Я этого так не оставлю, — сказала Белл, когда к ней вернулся дар речи. — Берегитесь, мистер Макалистер. Так или иначе, но я верну себе сына.
Со всем достоинством, какое она могла изобразить, Белл повернулась и, прихрамывая, вышла из кабинета. Она была потрясена и деморализована этим разговором. Полностью выбита из колеи. У нее не было оружия против такого человека, как Макалистер, у которого на руках все карты. Но нет, не все потеряно. Есть способ не дать старику разлучить ее с Томми навсегда. Надо только очень хорошо подумать — и способ найдется.
Белл понимала, что следует найти жилье подешевле, чем номер в дорогом отеле: деньги ей явно понадобятся на другие цели. Но пока она была вынуждена остаться во «Фремонте». После визита к Макалистеру ей совершенно не хотелось есть, но надо было поддерживать силы, и Белл заказала легкую закуску. Она умылась, переоделась и, ожидая, пока принесут заказанное, сидела в раздумье. Она отчаянно тосковала по Томми и все думала, тоскует ли он по ней. Сердито вытерла набежавшие слезы — жалость к себе не принесет ничего хорошего. Она должна сосредоточить всю свою энергию на том, чтобы отыскать путь к возвращению Томми.
Она опомнилась, услышав стук в дверь. Подумав, что принесли заказанную еду, Белл открыла дверь не раздумывая. Увидев в проеме высокого мужчину, она попыталась захлопнуть дверь у него за собой, но Кейси распахнул ее во всю ширь, вошел и закрыл дверь позади себя.
— Что вам здесь нужно? Я же сказала вам, что больше не желаю вас видеть. Никогда! Как вы узнали, где я?
— Я хочу поговорить с вами. Заглянул к Наоми, и Ван Ю сказал мне, где вы. Проклятие, Белл, как мне убедить вас, что я не сообщал Макалистеру, где Томми?
— Никак. Я ни за что не поверю вам. Макалистер знает, чем мы с вами занимались, когда его люди увозили моего мальчика. Он сказал, что вы намеренно соблазнили меня. Уверяет, что это доказывает мою безнравственность, подтверждает, что я занималась проституцией и что закон ни в коем случае не разрешит мне даже видеться с Томми.
Кейси застонал от бессильного негодования.
— Ублюдок! Он заявил, будто не в претензии на меня за полученные от него деньги и отказ от дела. Я отправил Аллану Пинкертону просьбу о займе. Деньги ожидают меня на почтамте, и завтра же я выплачу Макалистеру все его поганые деньги до последнего десятицентовика. Может, мне удастся уговорить его на разделение опеки. Это лучше, чем ничего.
Белл повернулась к нему спиной.
— Я не верю ни одному вашему слову, мистер Уокер. Спокойной ночи.
Кейси был в полной растерянности. Белл непоколебима. Она его ненавидит, и не ему упрекать ее за это. Подчиняясь острому желанию убедить ее, он ухватил Белл за плечи и повернул лицом к себе.
— Черт побери, Белл, неужели ты не понимаешь, что я тебя люблю?
Он поцеловал ее, вложив в поцелуй все свое отчаяние — и всю страсть.
Несмотря на ненависть к Кейси, сердце у Белл неистово забилось, желание вновь охватило ее. Неужели можно любить и ненавидеть в одно и то же время?
Кейси почувствовал, что губы у Белл стали податливыми, но на него тотчас нахлынуло нечто темное и дикое — воспоминание об их взаимных неистовых ласках и о том, как дорого они оба заплатили за часы любви. Он снова поцеловал ее, но никакие ласки не могли искупить страдания, которые он причинил этой женщине. Кейси отпрянул, ощутив соленый вкус пролитых Белл слез.
Она отступила на шаг и подняла на Кейси холодно блеснувшие глаза.
— Если ты любишь меня, то найдешь способ вернуть моего сына.
Уокера ошеломила сила боли в ее голосе.
— Я клянусь, что Томми вернется к тебе, дорогая Белл.
Он не имел ни малейшего представления, как сделает это, но знал, что должен. Не зря же он пользуется славой лучшего детектива в агентстве Пинкертона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивое сердце - Мейсон Конни



Очень интересный роман, много плакала, пока читала.Всем рекомендую прочесть.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниАлиме
5.09.2012, 18.23





Фигня полная! Такое ощущение что автор сначала захотела написать роман а потом передумала и принялась за другой. А главные герои бесят своей тупотой!!!
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниКсю.
26.02.2014, 9.38





Как то не очень захватил. Как то сухо. Вроде все есть,а вот чего-то не хватает. Наверное не для меня. Соглашусь с Ксю. Пробуйте, может это ваше чтиво.2
Недоверчивое сердце - Мейсон Коннис
26.09.2014, 21.58





Ну что сказать,начало интересное много обещающее.Но потом пошло чёрте что,раздражающий бред.Ну для чего понадобилось автору делать Ггероиню хромой? Эта её вечно подворачивающаяся нога и постоянное недоверие,порядком стало надоедать. 5 баллов.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниНаталюша
28.03.2015, 23.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100