Читать онлайн Недоверчивое сердце, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивое сердце - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Недоверчивое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

После их встречи в зале ресторана Белл старалась избегать Кейси. Она не могла поверить, что он поцеловал ее, и не понимала, зачем ему это понадобилось. Она не поощряла его, не делала ничего такого, что дало бы ему повод подумать, будто она хочет его поцелуев.
Белл дотронулась пальцем до губ, пытаясь представить, как Кейси целует ее, и была сильно удивлена, ощутив жар внизу живота.
Она прогнала чересчур эротические мысли, погрузила руки в тесто на доске и принялась яростно его месить.
Зачем Кейси Уокер приехал в Плейсервилл? Ведь ясно, что он не рудокоп. И выглядит достаточно обеспеченным, его не примешь за бездельника или бродягу. Может, он наемный убийца или, Боже упаси, человек Макалистера?
Она наняла его охранять Томми потому, что он защитил ее от Динкса. Непохоже было, что он способен причинить зло ей или Томми, вот она и наняла его в качестве охранника, долго не раздумывая. Боже милостивый, и зачем только он явился в Плейсервилл именно теперь?
Белл снова тронула пальцем губы и подумала, что поцелуй Кейси был не только возбуждающим, но и любовным. За год, прошедший после смерти Тома, она ни разу не взглянула ни на кого из мужчин с интересом.
Нельзя сказать, что мужчины не оказывали ей внимания. Белл все это не занимало. Достаточной проблемой для нее оставалась необходимость опережать Макалистера хотя бы на шаг, куда уж там размышлять о возможной любовной связи. До того как Кейси Уокер поцеловал ее, Белл считала, что вполне может прожить без любви и без мужских объятий. Она была почти что зла на него за то, что его поцелуй пробудил в ней женщину. Ведь она обходилась без любовных ласк долгое время. Белл не могла понять, чем Кейси так ее привлек. Среди посетителей ее ресторанчика были вполне порядочные мужчины, которым она нравилась, но ни один не затронул ее душу хоть чуточку всерьез.
— Если вы станете и дальше с такой силой колотить тесто, вам нечего будет поставить в печь.
— Ой! — Белл вздрогнула и обернулась. Кейси, скрестив руки на широкой груди, стоял в дверном проеме, упираясь плечом в притолоку. — Вы меня напугали.
Кейси улыбнулся, и Белл мгновенно забыла о своем испуге, заглядевшись на ямочки у него на щеках.
— Я пришел к заключению, что вы меня избегаете, Белл.
Белл снова взялась за тесто.
— Это чепуха. Я могу что-то для вас сделать? — Она вдруг замерла и, быстрым движением повернув голову, уставилась на Уокера. — Вы не заметили ничего подозрительного? С Томми все в порядке? Почему вы не с ним?
— Не гневайтесь, хозяйка. С Томми ничего худого не случилось. Он сидит возле Ван Ю. Старик места себе не находит. Ему очень хочется встать, но у него пока нет на это сил.
Белл испытала невероятное облегчение.
— Мне всегда страшно, когда Томми не под присмотром.
Кейси покинул свой пост у притолоки и вошел в кухню.
— Я не заметил, чтобы Томми угрожала какая-то опасность. Думаю, что в защите и охране нуждаетесь вы. Город кишит такими типами, как Динкс. И мне неприятно думать о том, что вы тут одна.
Белл, прихрамывая, подошла к посудному шкафу, достала противни для выпечки хлеба и выложила в них тесто под бдительным оком Уокера.
— Как правило, я не одна. Долорес ушла после ленча проведать Санчеса. У него приступ лихорадки, и я отправила ее домой. Она мне не понадобится до того часа, когда надо будет подавать еду. Я не могу готовить и подавать одновременно.
— Почему вы не сообщили мне, что остались в кухне одна?
— Не думала, что это необходимо.
— Черт возьми, я…
— Эй, Белл, ты здесь? — раздался грубый оклик.
Белл нахмурилась. До обеда оставалось еще часа два, если не больше.
Кейси напрягся: он узнал мужской голос.
— Вы кого-то ожидали? Потому и не сообщили мне, что вы одна?
Белл бросила на него негодующий взгляд. Уокер положительно выводит ее из терпения своими оскорбительными измышлениями.
Через минуту в кухню ввалился Динкс в сопровождении двух здоровенных парней; от всех троих несло виски. Увидев Уокера, Динкс застыл на месте.
— Что ты тут делаешь, Уокер? Тоже хочешь попользоваться малость?
— Убирайся отсюда, Динкс, — невозмутимо проговорил Уокер.
— И не подумаю, — ответил тот, со злобой глядя на Белл. — Я привел своих друзей, Уайти и Керли. С Уайти ты могла познакомиться нынче во время ленча. У него прямо невероятная память. Он хочет как следует разглядеть тебя, потому как уверен, что видел тебя в «Салоне наслаждений Наоми» пять или шесть лет назад. Тебя оттуда выставили из-за хромоты. Давай, скажи им, Уайти.
Уайти, такой же растрепанный и пьяный, как Динкс, утвердительно кивнул:
— Да, все так и есть, как Динкс говорит. Я видел эту маленькую леди у Наоми в Сан-Франциско. Мы с друзьями считаем, что, ежели Белл доставляла удовольствие мужчинам в борделе, она и тут нам не откажет. У меня денег полно. — Он достал из кармана бумажник и помахал им.
Белл побелела и невольно отступила ближе к Уокеру.
— Повторяю вам, убирайтесь отсюда ко всем чертям! — На этот раз в голосе Кейси прозвучала угроза немедленной расправы, если пьяные ублюдки продолжат приставать к Белл. Он машинально опустил руку на рукоятку «кольта».
— Ладно тебе, Уокер, не жадничай. Мы готовы поделиться. Уайти и Керли спорить не станут, уступят тебе первую очередь.
Кейси так быстро выхватил револьвер, что Белл даже не заметила движения его руки. Динкс потянулся за собственным оружием, но Кейси выстрелил, и пуля пролетела в опасной близости от головы забулдыги.
— В следующий раз я выстрелю в тебя, Динкс. Забирай своих друзей и убирайтесь прочь. Вы явно приняли миссис Хендерсон за кого-то еще. Ни сейчас и никогда вообще ваши предложения ее не заинтересуют.
Динкс все еще хорохорился:
— Это правда, Белл? Ты не желаешь подзаработать деньжат?
Белл смерила его ненавидящим взглядом, не в силах вымолвить ни слова и почти задыхаясь от гнева. Если бы она не опиралась о стол, то, наверное, не устояла бы на ногах. Она считала, что ее прошлое не догонит ее здесь, а следовало предполагать, что вполне может объявиться кто-нибудь из видевших ее у Наоми. Стыдиться тех лет ей было незачем, она не делала ничего плохого. Но ей внушала тревогу судьба сына. Тома нет в живых, и некому защитить ее и мальчика от грязных сплетен, которые могут испортить Томми жизнь.
Кейси угрожающе поднял револьвер.
— Вы слышали, что сказала леди. Она отказывается от ваших грязных предложений. Если кто-нибудь из вас еще хоть раз посмеет ее оскорбить, он будет иметь дело со мной. А я крепкий орешек, парни, очень крепкий.
Должно быть, парни ему поверили, так как убрались из кухни спиной вперед, спотыкаясь о собственные ноги.
Белл опустилась на стул, еле дыша. Она была смертельно бледна, и Кейси опасался, что она вот-вот потеряет сознание. Он взял ее на руки и помедлил всего секунду, прежде чем направиться в собственную комнату при кухне. Там он бережно уложил Белл на кровать и налил для нее чашку воды из кувшина на своем ночном столике. Поддержал голову Белл, чтобы она могла попить, потом поставил чашку на столик и присел на край кровати.
— Что все это значит?
Белл молча помотала головой и отвернулась от него. Но Кейси не собирался оставить ее. Кажется, у него наконец появилась возможность добиться того, чего он хочет: уговорить Белл отдать Макалистеру сына без сопротивления. Приподняв подбородок Белл большим и указательным пальцами, он вынудил ее смотреть ему прямо в лицо.
— Скажите, Динкс и его приятели не солгали? Вы в самом деле работали в «Салоне наслаждений Наоми»? Я был там пару раз. Хозяйка хорошо ведет дело, и девушки у нее что надо.
В глазах у Белл вспыхнула неудержимая ярость.
— Что вы об этом знаете? Вы такой же, как другие — готовы осудить женщину, не выслушав ее объяснений.
— Нет, я как раз хочу вас выслушать. Не считаете ли вы, что настало время рассказать о себе? Почему Томми нуждается в защите?
— Какое отношение имеет мое прошлое к нашему с вами деловому соглашению? Вы откажетесь охранять Томми, если узнаете, что я вовсе не та, за кого вы меня принимаете?
— Я не из тех, кто делает поспешные заключения. Почему бы вам не рассказать о себе, чтобы я мог принять обоснованное решение?
Белл попыталась приподняться, но Кейси надавил ей ладонями на плечи и вынудил снова лечь.
— Откуда мне знать, что я могу вам довериться? Откуда мне знать, что я могу довериться кому бы то ни было? — ответила Белл, перемежая слова сдавленными всхлипами.
— Полагаю, я уже достаточно зарекомендовал себя. Дважды я уберег вас от насильников. Как часто вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным до моего приезда в город? Пока я здесь, я не допущу, чтобы кто-то причинил зло вам или Томми.
Сказанное в определенной мере было правдой. Макалистер не собирался причинять Томми зло, он хотел дать мальчику такие возможности, каких не могла предоставить ему мать. Если бы Кейси хоть на минуту поверил в обратное, он ни за что не взялся бы за это дело. Макалистер намеревался защитить ребенка и не хотел, чтобы Томми узнал, что его мать проститутка или когда-то была ею.
Кейси уже не верил, что Белл продолжает заниматься проституцией в городе рудокопов. Ей слишком дорог был сын, она не стала бы рисковать, понимая, что он узнал бы о ее бывшей профессии. Что-то в Белл глубоко трогало Уокера, но он старался не думать об этом. Сантиментам нет места в его жизни, тем более теперь, когда ставкой в игре служит судьба его брата. Он взял у Макалистера деньги и обязан выполнить работу. Выбора у него нет.
Белл искренне хотела поверить Уокеру. Она так устала нести бремя одна. Устала от необходимости оглядываться на каждом шагу: а не следуют ли за ней люди, подосланные Макалистером? Она уже больше года не могла спокойно спать по ночам — с того самого дня, как узнала, что Макалистер хочет забрать у нее сына и что закон на его стороне.
Кейси наблюдал за игрой эмоций на лице у Белл и мог только гадать, какие демоны ее терзают.
— Я жду, — напомнил он. — Есть ли правда в том, о чем говорил Динкс?
После мучительной внутренней борьбы со своими опасениями Белл, казалось, пришла к какому-то решению. Она приподнялась и села так, что ее лицо оказалось напротив лица Кейси.
— А вы как думаете? — спросила она.
— Право, не знаю. Почему бы вам самой не сказать?
— Ладно. Вы хотели знать, видели меня или нет в «Салоне наслаждений Наоми» в Сан-Франциско? Да. Теперь вы удовлетворены? — Будь она проклята, если расскажет ему историю своей жизни! Она ничего, ни самой малой малости ему не должна!
По непонятной причине Кейси ощутил чувство сокрушительного разочарования. После знакомства с Белл он почти поверил, что Макалистер оклеветал ее, называя шлюхой, но, как ни говори, дамочка практически признала это. Или нет? Подумав над ее ответом, он сказал себе, что не мог бы счесть этот ответ однозначным, ведь Белл не призналась, что работала у Наоми в качестве проститутки, она только сказала, что ее там могли видеть.
— Продолжайте, — попросил Кейси.
— Мне нечего больше сказать.
— Думаю, это не так.
— Будьте вы прокляты! Вы уволены. Не желаю, чтобы вы копались в моем прошлом или вмешивались в мою личную жизнь. Вы мне не нужны! Я заберу Томми и уеду с ним туда, где нас никто не найдет.
Кейси испустил вздох отчаяния. Он попал в тупик.
— Я же сказал, что никому не позволю причинить зло вам или Томми. Неужели вы мне не верите?
Глаза Белл сделались печальными.
— Том был единственным мужчиной, которому я верила.
— Том умер.
— Вы полагаете, что я об этом не знаю? Если бы он был жив, мне не пришлось бы скрываться от его отца. — Белл, спохватившись, прикусила губы, на глазах у нее выступили слезы. — О Господи, что это я говорю?
— Ну вот, мы все же сдвинулись с мертвой точки. Почему вы бежали от отца вашего мужа?
Кейси знал одну версию ее бегства, но ему хотелось услышать о тех событиях от Белл.
— Это долгая история, — сверкнув на него глазами, сказала она.
— У меня полно времени. Я никуда не спешу, вы тоже, и я очень хотел бы услышать правду.
— Вы хотите услышать правду? Хорошо, слушайте. Отец Тома богат, очень богат. Он не признал ни наш с Томом брак, ни своего внука. Так было до тех пор, пока Том не погиб. Тогда старик спохватился, что внук у него один-единственный, и решил отобрать у меня ребенка.
— Как мог он такое сделать? Я, например, считаю вас прекрасной матерью.
Белл вздохнула. Они опять вернулись к тому, с чего начали. Чтобы Кейси понял, надо рассказать ему о своем прошлом.
— Отец Тома меня ненавидел, считал, что я недостаточно хороша для его сына. Он искал выгодную и почетную партию для Тома, когда мы с его сыном познакомились и полюбили друг друга. Отец запретил Тому встречаться со мной, но тот не послушался. Думаю, именно поэтому старик и возненавидел меня так сильно. Мы поженились против его воли, и он отрекся от сына. Надеясь, что Том бросит меня и прибежит к нему, он отказал ему в денежной помощи. Но Том не собирался сдаваться и бросил отцу вызов. Я почти сразу забеременела, потом муж получил работу на соседнем ранчо, которая давала ему возможность содержать нас. Я так гордилась Томом. Он ничуть не беспокоился по поводу того, что отец от него отрекся и лишил его наследства. У него были я и Томми, и он любил нас. Потом он утонул, когда перевозил груз по реке, и мой мир рухнул. Свекор, не теряя времени, сообщил, что приедет и заберет Томми и что закон на его стороне. Он был уверен, что я соглашусь отдать ребенка.
— Что же вы сделали? — спросил Уокер, уже зная большую часть этой истории от Макалистера.
Белл ответила, глядя ему прямо в глаза:
— Я убежала. Наоми приютила меня ненадолго и дала денег, чтобы я могла уехать из города. Я добралась до Плейсервилла, увидела объявление о продаже закусочной и приобрела ее на остаток денег, полученных от Наоми.
— Как долго вы были проституткой до того, как вышли замуж?
Белл размахнулась и влепила Уокеру ощутимую пощечину. Она собиралась повторить удар, но Кейси перехватил на лету ее руку.
— Ублюдок! Вы такой же, как все! Как вы смеете осуждать меня, если ничего обо мне не знаете?
— Я не осуждаю вас. Скажите прямо, если я слишком поспешен в своих умозаключениях. И потом что еще я мог предположить? Ведь вы сами признались, что встретили Тома в борделе.
Белл отвернулась.
— Можете предполагать все, что хотите. Меня это совершенно не волнует.
Кейси погладил ее по щеке, и Белл повернулась к нему, глаза ее горели. Она казалась такой ранимой, такой беззащитной, что он не мог не поцеловать ее, даже если бы хотел удержаться. Она попыталась оттолкнуть его, но он не поддался и так крепко приник в поцелуе к ее губам, что Белл задохнулась и со стоном приоткрыла рот. Кейси целовал ее снова и снова, ненасытно, горячо, прижимая язык к ее языку. В его дыхании чувствовался слабый запах табака — особый, присущий только ему. Он тронул ладонями груди Белл, коснулся пальцами сосков сквозь ткань платья. Белл ощутила сильное возбуждение, но внезапно осознание того, что она поддается чужому для нее мужчине, мгновенно отрезвило ее, и она выкрикнула:
— Прекратите! Я не проститутка, что бы вы ни думали! Я жила и работала в доме у Наоми, но не была шлюхой!
Кейси вдруг успокоился. Что, черт побери, на него нашло? За все время работы у Пинкертона он до сих пор ни разу не позволил эмоциям взять верх над здравым смыслом. Что такое необыкновенное в Белл Паркер вынудило его забыть о долге и о семье? Он отодвинулся на край постели и посмотрел на Белл так, словно перед ним появился сам дьявол во плоти. Ему понадобилось несколько минут, чтобы справиться с возбуждением, выровнять дыхание, прежде чем он понял, что она ему сказала.
— Что вы имеете в виду, когда утверждаете, что не были проституткой? Не хотите ли вы как-то объяснить это? Обычно, если девушка живет в борделе, она…
— Прекратите, вам говорят! Именно так рассуждал отец моего мужа. Наоми заменила мне мать, которой я не знала. Мне было десять лет, когда она взяла меня к себе. Я была бездомным ребенком, жила на улицах, питалась отбросами из мусорных ящиков и спала в канавах. Однажды ночью я потеряла сознание у двери дома Наоми. Я представления не имела, что это был публичный дом. На вид он был такой теплый и приветливый, а я не могла идти дальше.
— А что случилось с вашей семьей?
— Я не помню свою мать. Мой отец был карточным шулером. Мы постоянно переезжали из города в город, пока его не убили во время драки в салуне. Никто не знал, что у него есть дочь. Когда подошел срок платить за комнату, меня выгнали на улицу.
— Господи, вам, наверное, было очень страшно, бедный ребенок! Почему вы ни к кому не обратились за помощью? У вас не было других родственников?
— Ни одного. Помню, что была ужасно напугана, боялась с кем-нибудь заговорить.
— Из-за чего вы стали хромать?
— Сразу после того как меня выгнали из квартиры, меня сбила карета. Наверное, я сломала лодыжку, но не было денег, чтобы обратиться к врачу. Нога заживала медленно, деформировалась, ослабела. Ночь, когда я буквально доползла до крыльца дома Наоми, стала для меня самой счастливой в жизни.
— Она хорошо обращалась с вами? — спросил Кейси.
— Как с дочерью. Я была искалеченным, изголодавшимся, бездомным ребенком и наверняка умерла бы, если бы Наоми не взяла меня к себе. Я отблагодарила ее тем, что, когда подросла, стала работать на нее.
На подбородке у Кейси задергался нерв.
— В качестве кого, позвольте спросить?
— Как любят мужчины с ходу думать самое худшее! Наоми не позволила мне стать проституткой, а мне самой это и в голову не приходило. Я занималась другими делами: готовила, убирала, иногда по вечерам, когда посетителей было много, подавала им напитки.
— И вы никогда… за все годы, что прожили у Наоми…
— Мужчинам, желавшим купить мои услуги, Наоми отказывала наотрез. Некоторые хотели заполучить меня просто из любопытства. Держали пари на то, как выглядит моя хромая нога.
По выражению лица Белл он догадался, какие нравственные страдания она испытывала из-за своего физического недостатка.
Кейси хотелось задушить Макалистера за его ложь о Белл. Любопытно, что еще в его словах было неправдой? Совершенно очевидно по крайней мере одно: он знал, что Белл не была одной из девиц в борделе Наоми.
— Как вы познакомились с Томом?
Напоминание было явно приятным, потому что Белл заулыбалась:
— Я как-то подавала ему напитки, и мы разговорились. Он был самым добрым, самым ласковым из всех мужчин, каких я знала. Ничуть не похож на своего отца, который бывал у Наоми частенько. Том продолжал туда заглядывать, но не ради женщин, а чтобы поговорить со мной. Через несколько недель он предложил мне уйти вместе с ним.
— И что об этом думала Наоми?
— Она одобряла такое решение. А когда Том предложил мне выйти за него замуж, Наоми пришла в восторг. Ведь это значило, что для меня началась бы совершенно новая жизнь.
Кейси не следовало задавать следующий вопрос, но он не смог удержаться:
— Вы любили Тома?
— Да, я его любила, — с грустной и задумчивой улыбкой ответила Белл. — И он любил меня. Мы были счастливы. Когда родился Томми, наша жизнь сделалась полной, несмотря на то что мы были отринуты отцом Тома. Безвременная смерть Тома опустошила мою душу. Потом, когда отец Тома дал понять, что отберет у меня ребенка, я бежала из города. Я знала, какие гнусности он распускал обо мне, и поняла, что закон не на моей стороне.
Не имело значения, что теперь думал Уокер об этой истории, — он не имел права пойти на поводу у собственных эмоций. Марк рассчитывал на него, и Кейси не мог вернуть Макалистеру взятые у него деньги, если бы отказался отдела. Он резким движением поднялся и подошел к окну. Потом, не в силах взглянуть на Белл, произнес:
— Быть может, для Томми было бы лучше, если бы он стал жить у деда. Сомневаюсь, что старик желает мальчику зла. Подумайте о тех преимуществах, какие он мог бы предоставить внуку.
Уокер услышал сдавленный вскрик Белл, и на щеках у него проступила краска стыда. Ему было отвратительно обманывать женщину, к которой он испытывал жалость и симпатию, но дело оставалось делом. Поскольку Макалистер не представлял собой угрозы для Томми, можно было предложить компромисс.
Белл соскочила с постели, подбежала к Уокеру и принялась молотить кулаками по его спине до тех пор, пока он не повернулся к ней лицом.
— Вы хотите, чтобы я отдала Томми его деду? После всего, через что я прошла, скрываясь от него? Я даже изменила имя, чтобы сбить его со следа. Я умру еще до того, как отдам сына, а Томми будет несчастлив без меня. Я не могу дать мальчику той роскоши, какую дал бы ему Макалистер, но у Томми есть все, что ему необходимо.
— Да я всего лишь хотел предложить вам выработать компромисс. Вы могли бы жить у Макалистера вместе с Томми.
— Этот человек хочет отделаться от меня. Он считает, что я плохо воспитываю Томми. Он убедил всех, что я неподходящая мать. Вы не разобрались в создавшемся положении, если полагаете, что старик пойдет на компромисс.
Уокер готов был с ней согласиться. За время коротких встреч со своим клиентом он пришел к заключению, что Макалистер — человек жестокий и неспособный прощать. Он винил невестку в смерти сына и был готов на все, чтобы наказать Белл и отобрать у нее ребенка. Между тем Белл оказалась виновата лишь в том, что полюбила человека, отец которого хотел контролировать жизнь сына.
Высказав все, что намеревалась сообщить, Белл повернулась и, прихрамывая сильнее прежнего, направилась к двери. Кейси мгновенно догнал ее, и Белл снова очутилась в его объятиях. Он вновь усадил ее на край кровати, потом поднял ее правую ногу и пристроил у себя на колене.
— Вы слишком долго пробыли на ногах сегодня, — сказал он, задирая подол ее юбки.
Белл протестующе вскрикнула и попыталась одернуть юбку.
— Что вы делаете?
— Хочу взглянуть на вашу ногу. Часто у вас бывают такие отеки?
Услышав это, Белл начала сопротивляться всерьез, но Кейси быстро усмирил ее, крепко удерживая припухшую лодыжку.
— Я не понимаю, зачем вам это надо, — жалобно произнесла она. — Отпустите меня.
Кейси не внял ее просьбе и продолжил:
— Вы отлично понимаете, о чем я говорю. Я спросил, часто ли у вас бывают такие отеки. — Белл открыла было рот, но он не дал ей возможности ответить. — Вам нельзя так много работать. Вы слишком переутомляете вашу покалеченную ногу. — Он откинул юбку до колена и наконец разглядел неестественно вывернутую лодыжку.
Белл побледнела, а у Кейси захватило дух, когда он увидел, что нога выше лодыжки не пострадала и что форма ее совершенна. Он поднял голову и уставился на Белл.
— Если вы уже насмотрелись, мистер Уокер, пожалуйста, одерните юбку. Я не нуждаюсь в вашей жалости.
Он с готовностью сделал это, не желая смущать ее дольше.
— Увидеть мое увечье вас побуждало болезненное любопытство?
— Оно не так уж велико и заметно, и нога у вас очень красивая.
— Вы считаете, будто я не знаю, как выгляжу? — хрипловато рассмеявшись, сказала Белл.
— Вы недооцениваете вашу привлекательность. Вы ведь говорили, что мужчины в доме у Наоми хотели вас заполучить, верно? А как насчет Динкса и его приятелей? Ваша хромота их ничуть не беспокоила.
— Это потому, что они не видели того, что увидели вы. Мое увечье отпугнуло бы их. Для Тома мое увечье ничего не значило, он любил меня, ценил мою душу и сердце.
— У вас чудесная фигура, — сказал Кейси, улыбаясь и глядя на нее глазами, округлившимися словно у совы. — Ваша грудь совершенна, а вашу талию я мог бы обхватить ладонями. А ваши губы! Я в жизни не видел столь красивых губ. Они такие соблазнительные, такие зовущие, что могут свести мужчину с ума. Хотите, я докажу вам это?
Белл только и успела открыть рот, чтобы возразить, как он уже прильнул к ее губам и, крепко обняв, начал целовать с таким жаром, что она была совершенно ошеломлена и даже растеряна, потрясенная внезапностью его страстного порыва. Только что они разговаривали вполне разумно, а сейчас он ненасытно целует ее, и руки его ласкают ее груди, обнимают талию, гладят спину…
Когда Кейси наконец разжал объятия, Белл только и смогла, что ошеломленно уставиться на него. Ее чувства ожили, словно этот человек высвободил их, пробудил от глубокого долгого сна. Белл с трудом уняла дрожь, ее охватило сильнейшее желание, чтобы он поцеловал ее снова. Что это с ней?
— Зачем вы это сделали? — взволнованно спросила она.
— Чтобы доказать, что вы мне желанны и после того, как я увидел ваше так называемое увечье. Вы чертовски соблазнительная женщина, Белл Хендерсон, или как там еще ваша фамилия.
— Макалистер. Вы знакомы с моим свекром?
— Нет, я не из той части страны. Я родом из Аризоны. В последнее время мне пришлось немало поездить. — Его ложь была намеренной и обдуманной, он чувствовал свою вину, однако выбора у него не оставалось.
— У вас есть родные?
— Только брат.
— Вы его любите?
Кейси, вздохнув, посмотрел на нее Вряд ли он оказался бы здесь и выпытывал у нее информацию, если бы не любил своего брата.
— Разумеется, люблю. А почему вы спрашиваете?
— Если вы любите вашего брата хотя бы наполовину так сильно, как я люблю Томми, вы поймете, почему я не могу его отдать Макалистеру.
— Я вполне могу понять ваши опасения, но…
— Никаких «но». Кончено. Томми остается со мной. Вы еще хотите работать у меня в качестве охранника или предпочитаете не вмешиваться в эту историю?
Проклятие! Кейси и хотел бы не вмешиваться, но отступать было поздно.
— Я не намерен оставлять вас и Томми. Я буду с вами, если вы во мне нуждаетесь.
Белл сухо, безразлично промолвила:
— На кухне есть еще немало дел. Долорес должна вот-вот вернуться, она поможет мне.
— Белл…
Она взглянула на него с недоумением, высоко подняв брови.
— Я хочу… — Он не мог высказать, о чем думает. Не имел права. — Господи, уходите скорее, пока я не утратил самообладания!
Белл прекрасно понимала, что у него на уме. За годы жизни в доме у Наоми она узнала о мужчинах даже больше, чем ей хотелось бы. Замуж за Тома она вышла девственницей и только тогда познала страсть. Она читала желание во взгляде Кейси, понимала, что он возбужден, и боялась, что в ее глазах он увидит те же чувства.
Неужели она встретила мужчину, который сумеет занять в ее сердце место Тома? Может ли она положиться на него настолько, чтобы рядом с ним вместе с любимым сыном чувствовать себя в безопасности?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивое сердце - Мейсон Конни



Очень интересный роман, много плакала, пока читала.Всем рекомендую прочесть.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниАлиме
5.09.2012, 18.23





Фигня полная! Такое ощущение что автор сначала захотела написать роман а потом передумала и принялась за другой. А главные герои бесят своей тупотой!!!
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниКсю.
26.02.2014, 9.38





Как то не очень захватил. Как то сухо. Вроде все есть,а вот чего-то не хватает. Наверное не для меня. Соглашусь с Ксю. Пробуйте, может это ваше чтиво.2
Недоверчивое сердце - Мейсон Коннис
26.09.2014, 21.58





Ну что сказать,начало интересное много обещающее.Но потом пошло чёрте что,раздражающий бред.Ну для чего понадобилось автору делать Ггероиню хромой? Эта её вечно подворачивающаяся нога и постоянное недоверие,порядком стало надоедать. 5 баллов.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниНаталюша
28.03.2015, 23.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100