Читать онлайн Недоверчивое сердце, автора - Мейсон Конни, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Недоверчивое сердце - Мейсон Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Недоверчивое сердце - Мейсон Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мейсон Конни

Недоверчивое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

— Что вы решили сделать? — изумилась Наоми, когда Кейси поведал ей о своих планах.
— Мы с Белл собираемся пожениться. Я уже поговорил с шерифом, и он тоже удивился. Но поскольку нет соответствующего закона, запрещающего это, он дал разрешение провести церемонию бракосочетания. Я нашел священника, согласившегося провести обряд в помещении тюрьмы. Венчание состоится завтра утром.
— Кейси, вот уж поистине ты шкатулка с сюрпризами! Как твоя женитьба на Белл поможет ей теперь? Ты что, руки ей выворачивал? Не могу представить, чтобы Белл добровольно приняла твое предложение. — Наоми выразительно прищурилась. — Ведь пока Белл в тюрьме, ваш брак всего лишь формальность.
— Я это знаю, но дело покажется тебе не столь ужасным, если ты подумаешь о нем с точки зрения помощи Томми. У него появится отчим, который в состоянии о нем заботиться. Адвокат Белл уже подготовил прошение об опекунстве. Через некоторое время я усыновлю Томми, как положено по закону. Белл сначала была против, но я убедил ее, что так для Томми лучше.
Наоми смотрела на него, округлив глаза. Опомнившись, сказала:
— Ты это всерьез? Выходит, ты так сильно любишь Белл, что готов пожертвовать для нее своей свободой. Но из этого может ничего хорошего не получиться.
— Должно получиться, — с чувством произнес Кейси. — И я намерен отыскать убийцу Макалистера. Я не стал бы этим заниматься, если бы не любил Белл.
— Я только теперь начинаю понимать, как сильно.
— Объясни ей это. Она поняла, что Томми будет со мной в безопасности, и я этому очень рад. Мне понадобится помощь Ван Ю в заботах о мальчике, пока я буду заниматься расследованием дела Белл. Надеюсь, ты не против?
— Я готова все сделать, если это поможет вызволить Белл из тюрьмы. И Ван Ю тоже. Свадьба уже завтра, у нас мало времени. Постараюсь найти для Белл платье покрасивее, чтобы она выглядела на церемонии как следует невесте. Отнесу ей рано утром. Какое у нее было настроение, когда ты уходил?
— Хотел бы сказать, что я улучшил его, но не уверен в этом. Глаза уже не были такими безжизненными, как в то время, когда я пришел, но до прежней Белл ей еще далеко.
— Это всего лишь начало.
— У меня дела, — сказал Кейси, собираясь уходить. — Увидимся завтра в тюрьме в десять утра.
Белл поверить не могла, что согласилась принять безумный план Уокера. Что он надеялся выиграть, женившись на ней, когда она за решеткой? Он объяснил, что их брак заключается ради Томми, и она должна верить, что это так и есть и вовсе не потому, что он собирается наложить лапу на полученное мальчиком наследство. Сомнения терзали Белл, но она чувствовала, что верить Кейси необходимо, если она хочет остаться в здравом уме, пройдя весь этот ад. Ведь ее упрячут в тюрьму на много лет. Об избавлении нечего и думать. Кейси заблуждается, полагая, будто найдет истинного убийцу.
Белл провела ночь без сна, а убогий тюремный завтрак застревал у нее в горле. Неужели план сработает, спрашивала она себя в который уже раз… К сожалению, Кейси предоставил ей малый выбор. Его доводы в пользу их брака были вескими, и в глубине души Белл считала, что Томми будет хорошо у Кейси, а ей самой не придется сходить с ума от беспокойства.
Звук приближающихся шагов вернул Белл к действительности. Неужели Кейси уже приехал? Но, увидев Наоми, она вздохнула с облегчением, поскольку внутренне не была готова встретиться с Уокером.
— Ты скверно выглядишь, детка. Похоже, ты совсем не спала все время, пока находишься в этом унылом заведении? Нынче день твоей свадьбы. Я пришла тебя подбодрить.
Наигранная бравада Наоми оказалась именно тем, что нужно было Белл в данной ситуации.
— Мы обе понимаем, ради чего Кейси женится на мне. Его мучает чувство вины за участие в этой неприглядной истории. Но тем не менее я верю, что он искренне полюбил Томми. Если бы не эта вера, я ни за что не согласилась бы на предложенный им фарс.
— Чепуха, — резко возразила Наоми. — Я считаю, что ты недооцениваешь Кейси. Он честный человек. Он не знал тебя, когда брался за работу для Макалистера и взял у него деньги. Пора тебе поверить этому. А теперь давай покончим с плохими мыслями. Кейси работает не покладая рук, чтобы вызволить тебя. Вот возьми, — сказала она, просовывая сквозь прутья решетки сверток. — Я принесла тебе платье и ленточки для волос. Принарядись ради твоего суженого. Я покараулю у двери, чтобы никто не вошел, пока ты переодеваешься.
Белл постаралась, как могла, выглядеть пристойно. Она умылась и надела голубое платье, перевязала волосы красивой ленточкой. «Что же это за свадьба? — уныло думала она, прихорашиваясь. — Что за венчание через тюремную решетку, которая отгораживает жениха от невесты?» Их с Томом венчание было кратким и к тому же тайным, но Том по крайней мере ее любил.
Кейси прибыл вместе с братом, священник появился чуть позже. Марк оказался обаятельным юнцом. Когда он улыбался, то становился невероятно похож на старшего брата.
После того как были сделаны соответствующие приготовления, Кейси попросил оставить их с Белл на некоторое время наедине для приватного разговора.
— Как ты себя чувствуешь, дорогая? Выглядишь ты прекрасно, — сказал он, думая при этом, что Белл в голубом платье и с ленточкой в кудрях кажется эфирным созданием, невероятно хрупким. Ему хотелось обнять ее, защитить, избавить от мучений.
— Я знаю, как выгляжу, и это вовсе не прекрасно, — сдержанно ответила Белл.
— Ты не переменила своего решения?
Белл смотрела на него и удивлялась тому, как он красив. Кейси оделся как и подобает для торжественного случая. Широкие плечи плотно облегала дорогая ткань черного сюртука, белоснежная рубашка была накрахмалена, и Белл вдруг представила себе смуглое тело под этой рубашкой, мускулистое и горячее. Блестящие черные сапоги и узкий галстук дополняли свадебный наряд.
— Я готова на все ради Томми. Прошу тебя только об одном: обещай мне, что не оставишь его, как бы ни повернулась моя судьба.
— Обещаю, — сказал Кейси, больно задетый тем, что Белл все еще ему не доверяет. — Ван Ю поможет. Наоми будет видеться с Томми, когда только пожелает. Ты познакомилась с Марком, он очень любит детей и хорошо их понимает. Но почему ты так говоришь? Ты сама будешь заботиться о Томми, это время придет.
— Я реалистка, Кейси. Такой уродилась.
Кейси ругнулся про себя. Она была так подавлена, так не похожа на себя, что ему снова захотелось хорошенько ее встряхнуть. К сожалению, он и сам был подавлен: нити, ведущие к убийце, пока были слишком тонкими и ненадежными.
— Давайте начинать венчание, — обратился он к священнику и остальным.
Все подошли к камере. Марк и Наоми выступали в роли свидетелей. Священник был готов совершить обряд, когда вдруг появился шериф, позвякивая связкой ключей. Он попросил присутствовавших посторониться и отпер дверь камеры.
— Никто не посмеет сказать, что шериф Роган препятствует истинной любви. Уокер, отдайте мне на то время, когда вы будете стоять рядом с невестой, ваше оружие. — Он рассмеялся, но не слишком весело. — Только не ждите брачной ночи. Это было бы слишком.
Стиснув зубы, Уокер расстегнул ремень и передал кобуру с револьвером шерифу.
— И вы тоже, — обратился шериф к Марку, который приготовился войти в камеру.
Марк подчинился без возражений.
Все вошли в крохотную камеру. Кейси занял место рядом с Белл и взял в свою теплую большую ладонь ее руку — холодную как лед, с такими тонкими и хрупкими пальчиками.
— Начинайте, преподобный.
Белл была слишком ошеломлена и скованна, чтобы хоть как-то реагировать на происходящее. Она давала правильные ответы в нужное время, однако потом не могла припомнить почти ничего, о чем говорил священник. Лишь в ту минуту, когда Кейси надел ей на палец кольцо и поцеловал ее, Белл сообразила, что церемония окончена. Она стала миссис Кейси Уокер.
После самых сердечных поздравлений все участники церемонии, кроме Белл и Кейси, вышли из камеры. Шериф Роган вернулся, чтобы запереть камеру, но не закрывал ее, ожидая, когда удалится Уокер.
— Я хотел бы побыть минутку наедине с моей женой, — обратился Кейси к шерифу. — Такую малость вы, наверное, могли бы разрешить.
Роган секунду подумал, потом кивнул:
— Ладно, только уж без всяких штучек-дрючек. Здесь тюремная камера, а не коттедж для медового месяца.
Кейси увидел, как побелело лицо Белл, от злости сжал кулаки и угрожающе шагнул к Рогану, но тот быстро захлопнул дверь, запер ее и удалился, бросив:
— Пятнадцать минут, Уокер.
Кейси смотрел на горестное лицо Белл и проклинал про себя обстоятельства, при которых состоялось их венчание. Все должно было выглядеть иначе — радостная, оживленная невеста сияла бы улыбкой, — а сейчас перед ним женщина, бесконечно удрученная своим горем. Понимает ли она, насколько сильно он ее любит? Он не из тех мужчин, которые женятся ради успокоения собственной совести. Ничто на свете не заставило бы его жениться на Белл, если бы он ее не любил.
Обняв за худенькие плечи, он подвел Белл к койке и усадил рядом с собой на это жесткое ложе.
— Это не конец света, любимая. Я не женился бы на тебе, если бы не хотел этого.
— Тебе просто жаль меня. Мне не нужна твоя жалость. И твоя удрученная совесть.
Кейси взял Белл за подбородок, поцеловал ее долгим поцелуем и прижал к себе. Она не противилась, но и не отзывалась всем своим существом на его ласку, как это было прежде. Кейси отпустил ее.
— Тебе вовсе не надо меня целовать, — без всякого выражения произнесла Белл. — Тебе ничего не надо доказывать. Мы оба знаем, почему ты на мне женился.
Кейси вздохнул.
— Опять то же самое? Белл, мне это до чертиков опостылело! Но сейчас главное, чтобы судья разрешил мне опеку над Томми.
В одно мгновение Белл вспыхнула оживлением, какого Кейси не видел ни разу с того момента, как вошел в камеру.
— Ты и в самом деле считаешь это возможным?
Кейси медленно наклонил голову.
— Твой адвокат мистер Кроули встречается сегодня во второй половине дня с судьей. Он предъявит ему прошение о назначении меня опекуном, наше свидетельство о браке и попросит провести слушание дела.
— Главное — Томми в безопасности и счастлив. Мне безразлично, сделал ты это из жалости или из-за чувства вины, поскольку ты станешь заботиться о моем сыне, пока я буду сидеть в тюрьме.
— Проклятие, Белл! Не будешь ты сидеть в тюрьме!
Он обнял ее и поцеловал так, что Белл почти поверила ему. Почти — но не совсем.
— Время истекло, — произнес шериф, поворачивая ключ в замке. Распахнув дверь камеры, он жестом предложил Кейси выйти.
Кейси неохотно встал.
— Не отчаивайся, — сказал он, сжимая руки жены. — До суда еще две недели, и время работает на нас.
Дверь с грохотом захлопнулась за Кейси, и мир для Белл снова ограничился тесными пределами камеры. Сила и бодрость, принесенные Кейси, исчезли с его уходом. Обручальное кольцо на пальце сделало Белл женой Уокера, но она не чувствовала ничего, кроме пустоты. Они вступили в брак по далеко не обычным причинам. Он — из чувства вины, она — по необходимости. Если бы причиной послужила любовь, их свадьба стала бы радостным событием.
Адвокат Белл приветствовал Кейси крепким рукопожатием.
— Поздравляю с женитьбой, мистер Уокер.
— Благодарю вас, мистер Кроули. Ведь это пойдет на пользу делу, не так ли?
Кроули отвел взгляд и откашлялся.
— Мне пока не удалось собрать достаточно фактов, доказывающих невиновность вашей супруги. Надеюсь, что вы сами сможете повернуть дело в благоприятном для нее направлении. — Адвокат еще раз откашлялся и сказал уже более оптимистично: — Впрочем, у меня есть для вас и хорошие новости.
— Вы переговорили с судьей?
Кроули просиял улыбкой.
— Разумеется, переговорил. Он ждет вас завтра у себя в кабинете ровно в десять утра.
— Премного вам обязан, — сказал Кейси. — Есть еще что-нибудь?
— Пожалуй, нет. Пока не появится иной подозреваемый, нам не с чем работать. Вы уже беседовали с Келлерманом и няней ребенка? Насколько мне известно, они и другие слуги Макалистера все еще живут в его доме.
— Я прямо сейчас отправляюсь туда, — ответил Кейси. — Увидимся завтра в кабинете судьи.
Келлерман открыл дверь на стук Уокера, однако захлопнул бы ее у него перед носом, если бы Кейси не просунул в щель ногу в сапоге.
— У меня к вам несколько вопросов, Келлерман, насчет той ночи, когда был убит Томас Джордж Макалистер.
— Я рассказал шерифу все, что знаю.
— Вы уверены? Макалистер, увы, уже не может заплатить вам за ваше молчание. Вас скоро попросят из этого дома, и вы, вероятно, не получите даже тех денег, которые он вам задолжал. Мои вопросы отнимут у вас всего несколько минут.
— Так давайте поживей, мне некогда.
Кейси задал Келлерману несколько ничего не значащих вопросов, ответы на которые уже знал, а потом спросил:
— А куда делся пистолет, который вы отобрали у Белл? Белл говорит, что видела, как вы передали его Макалистеру перед тем, как вытолкать ее из дома. Она уверяет, что оружие было не заряжено. Это правда?
Келлерман поджал губы и молча уставился на Уокера.
— Когда вам придется давать показания под присягой в суде, этот вопрос непременно возникнет, и лучше ответить на него правдиво, если вы не хотите угодить за решетку за дачу ложных показаний. Что вам мешает сказать правду?
— Меня никто не спрашивал, был ли пистолет заряжен, — сказал Келлерман.
— Так вот я теперь спрашиваю.
— А вам-то что за дело? — нагло ухмыльнулся Келлерман. — Видно, прав был Макалистер, когда говорил, что вы с этой шлюхой…
Договорить он не успел. Кулак разъяренного Кейси врезался Келлерману в челюсть. Тот пошатнулся, одной рукой утирая кровь с подбородка, а другой пытаясь выхватить из кобуры пистолет, но Уокер оказался проворнее.
— Не смей произносить это слово, когда говоришь о моей жене, понял?
Палец Уокера лежал на спусковом крючке. Один только взгляд в полные угрозы глаза Кейси заставил Келлермана опустить руку.
— Теперь ты готов рассказать мне то, что знаешь?
Келлерман кивнул, не сводя глаз с оружия в руке у Кейси.
— Я отдал пистолет Макалистеру.
— И далее?
Келлерман облизнул пересохшие губы.
— Он выбросил его в кусты.
Этого было недостаточно.
— До или после того, как Белл вышла за ворота?
Келлерман помедлил не долее секунды, прежде чем ответить:
— После. Женщина уже собралась с силами и захромала по улице.
— Видела Белл, как Макалистер выбрасывал пистолет? Заметила, куда он упал?
— Откуда мне знать, черти бы его взяли! Было уже темно.
Глаза у Кейси вспыхнули холодной злобой.
— А если поточнее?
— Я не заметил, чтобы она оглядывалась. Это все, что я могу сказать.
— Отлично. Ну а теперь еще разок: был пистолет заряжен?
Кейси понимал, что это хитрый вопрос: Келлерман всегда мог сослаться на то, что ему это неизвестно. Шериф уже установил, что на участке не были обнаружены патроны. Рассчитывать можно было только на страх Келлермана перед тюремным заключением, если он позволит себе солгать.
— Нет, — проворчал Келлерман.
— Что-то я не совсем расслышал: был пистолет заряжен?
— Нет. Макалистер проверил магазин и разозлился, когда обнаружил, что он пустой.
— Итак, выстроим все по порядку, — решил уточнить Кейси. — Макалистер выбросил незаряженный пистолет в кусты после того, как Белл вышла за ворота. Таким образом, любой человек мог подобрать его и застрелить из этого пистолета Макалистера.
— Вы обвиняете меня? — ощетинился Келлерман.
— Нет. Я просто пытаюсь доказать, что моя жена невиновна.
— Вы на самом деле женились на невестке Макалистера?
— Мы обвенчались сегодня утром. У меня больше нет к тебе вопросов за исключением одного: ты был одним из тех, кто похитил Томми?
— Да, но мы не причинили мальчику боли, — поспешил оправдаться Келлерман. — Макалистер сказал, что его назначили опекуном внука, потому что его мать проститутка.
Уокер нахмурился, но ругаться на этот раз не стал.
— А письмо, которое вы оставили? Это была идея Макалистера?
Келлерман кивнул и пояснил:
— Я не знал, что в письме. Я только выполнял приказания хозяина.
— Это пока все вопросы. Не уезжай из города, тебя вызовут в суд как свидетеля. Мисс Грандиг в доме? Теперь я хотел бы потолковать с ней.
— Я приведу ее.
Мисс Грандиг оказалась старой девой с лицом красновато-лилового цвета. Она осталась предана мистеру Макалистеру даже после его смерти. Ее рассказ о событиях роковой ночи полностью совпадал с тем, что сообщил Келлерман.
Кейси вернулся в гостиницу недовольный собой. Он узнал немногое сверх того, что уже было ему известно.
Марк ждал брата у себя в номере. Кейси рассказал ему о том, что удалось узнать.
— Ну, по крайней мере завтра станет ясно, окажет ли твоя женитьба на Белл благоприятное влияние на судьбу Томми, — заметил Марк. — Надеюсь, что судья — человек доброжелательный и сочувствующий.
— Я тоже на это рассчитываю, но это не единственная причина, по которой я женился на Белл. Я действительно к ней привязан. Заставить Белл поверить в это — уже другой вопрос.
Марк несколько секунд пристально смотрел на брата.
— Существуют разные степени привязанности, — наконец сказал он. — Пожалуй, не стоило бы коренным образом менять свою жизнь из-за обычной привязанности к женщине. Признайся, что ты влюбился.
Кейси подошел к окну и уставился вниз, на темную улицу.
— Я люблю Белл. Но она этому никогда не поверит. Она считает, что у меня просто муки совести, и я ее жалею. Намерена развестись, если ее признают невиновной.
— Она не слишком хорошо тебя знает, не так ли? И ты дашь ей развод, если она избежит тюрьмы?
— Белл невиновна, Марк. Если она потребует освободить ее от уз брака, она это получит. Но сначала я приложу все усилия, чтобы ее переубедить.
— У леди нет ни единого шанса, — со смехом сказал Марк.
Кейси встретился с адвокатом Белл на следующее утро в десять в кабинете судьи. Судья Уинтерс кивнул им и пригласил сесть.
— Я уже прочитал ваше прошение об установлении опекунских обязанностей по отношению к юному Томми Макалистеру, мистер Уокер, — сказал судья. — Брак между вами и матерью мальчика был несколько внезапным, не так ли?
— Он был необычным, но вовсе не внезапным, — ответил Кейси. — К несчастью, мистер Макалистер вмешался до того, как мы имели возможность предоставить событиям идти своим естественным путем.
— Да, я помню, — сказал судья. — Я предоставил мистеру Макалистеру право опекунства на основании того, что мать ребенка была недостойна его воспитывать.
— Обвинения в ее адрес были ложными, ваша честь. Мистер Макалистер был озлоблен и хотел отомстить женщине, которую считал неподходящей партией для своего сына. Белл — чудесная мать; она любит Томми, и Томми любит ее. У мальчика теперь есть семья, ему незачем оставаться в сиротском приюте среди чужих людей.
— Приют Святого Франциска — респектабельное учреждение. О мальчике там заботятся, а его состоянием управляют достойные доверия лица, назначенные судом. — Судья устремил на Кейси суровый испытующий взор. — Быть может, вы корыстолюбец, жаждущий быстрого обогащения? Если так, то вы напрасно тратите время как судьи, так и суда в целом.
— Мне нет никакого дела до этих денег, — резко возразил Уокер. — Я забочусь только о благе Томми. Я детектив в агентстве Аллана Пинкертона и не имею ничего общего с пройдохами, которые охотно лишили бы ребенка его состояния. — Он достал из кармана удостоверение личности. — Это подтвердит мои слова.
Судья Уинтерс внимательно прочитал документ и поднял брови.
— Весьма внушительно, — подтвердил он. — Однако прежде чем я предприму какие-то действия, мне надо посоветоваться с одним человеком. Пожалуйста, подождите в приемной и попросите зайти ко мне моего секретаря.
Кейси встал неохотно, ему казалось, что он сделал недостаточно и высказался тоже недостаточно, чтобы убедить судью.
— Я люблю мальчика и люблю его мать.
— Самое подходящее признание для крутого детектива, — сказал судья, сдерживая улыбку. — Сделайте то, что я прошу, а я вам обещаю дать ответ еще до конца рабочего дня.
— Ну, что теперь? — спросил Кейси, по своему обыкновению меряя шагами комнату.
Секретарь судьи уже успел поговорить со своим шефом и удалился по какому-то загадочному поручению.
— Теперь подождем, — сказал Кроули. — Судья Уинтерс — человек строгий, но справедливый. То, о чем он сейчас размышляет, без сомнения, определит исход дела об опеке.
— Господи, как я это ненавижу! — выпалил Кейси, запуская пальцы себе в волосы.
Он продолжал вышагивать по приемной из угла в угол, с ужасом думая, какое потрясение испытает Белл, если его постигнет неудача. Он был настолько уверен в том, что его план сработает, что до сих пор и не помышлял о провале. Но теперь мысль о неудаче нависла над ним словно тяжелая темная туча.
Кейси потерял всякое представление о времени. Он вздрогнул от неожиданности, когда дверь кабинета судьи открылась и оттуда вышел… секретарь.
— Проклятие, как вы туда попали? — не удержался он от вопроса.
— Я вернулся через черный ход, — невозмутимо ответил секретарь и распахнул дверь. — Вы можете войти. Только мистер Уокер, — добавил он, заметив, что адвокат встал.
Желая поскорее узнать, что все это значит и какова судьба опекунства, Кейси прошел в кабинет, значительно менее уверенный в себе, чем час с небольшим назад. И вдруг он услышал громкий вскрик и почувствовал сильный толчок — в него прямо-таки врезалось маленькое тельце.
— Кейси! Я знал, что ты придешь! Где же ты был? Возьми меня с собой, Кейси, я хочу к маме!
Кейси подхватил Томми на руки и крепко прижал к себе. Мальчик похудел и показался Уокеру более хрупким, чем в последний раз, когда он его видел. Глаза у Томми запали, уголки губ опустились, чего раньше не было.
— Ты знал, что дедушка умер? — спросил малыш с дрожью в голосе. — Меня поэтому и взяли в приют. Сестра Мишель сказала, что это мама убила дедушку, но это неправда. Мама никого никогда не трогала.
Судья Уинтерс неприметно наблюдал за ними, лицо у него было задумчивое.
— Сядьте-ка, вы оба.
Кейси придвинул ближайший стул и усадил Томми к себе на колени.
— Ну что, Томми, — сказал судья Уинтерс, — ты, как я вижу, знаком с этим парнем. Как ты к нему относишься?
— Кейси мой друг, — с гордостью заявил Томми. — Он помогал мне и маме, когда мы жили в Плейсервилле. Мы с мамой уехали туда, когда папа умер. Вы об этом знали?
— Я об этом слышал, — ответил судья с самым серьезным видом. — Теперь у тебя новый папа.
Томми широко раскрыл глаза.
— Правда? Кто же это? И почему он не приехал в приют повидать меня?
Судья кивнул, разрешая Кейси сообщить мальчику новость. Кейси приподнял голову Томми за подбородок, чтобы тот смотрел ему прямо в лицо.
— Я твой новый папа, Томми. Вчера я женился на твоей маме и теперь прошу судью разрешить тебе жить со мной, пока… — он бросил на судью многозначительный взгляд, — пока твою маму не освободят из тюрьмы.
Глаза у Томми засияли.
— Мне можно уйти вместе с Кейси? В приюте неплохо, но… Я скучаю по маме и по Кейси. Я очень рад, что Кейси теперь мой папа.
Томми изо всех силенок обнял Кейси, в его искренности не могло быть никакого сомнения.
— Мне нужно поговорить с мистером Уокером, сынок, — сказал судья Уинтерс. — Отведите мальчика в приемную, мистер Уокер, и передайте секретарю, чтобы он о нем позаботился, пока мы с вами закончим разговор. И попросите вашего адвоката присоединиться к нам.
Через несколько минут Кейси присел на краешек стула в ожидании решения судьи. Адвокат предпочел ожидать стоя.
— Совершенно очевидно, что мальчик к вам привязан, — начал судья. — И он вам доверяет, это ясно. Из всего, что я до сих пор слышал о вас, следует, что вы добропорядочный гражданин. И я пришел к выводу, что Томми лучше жить вместе с отчимом, а не в сиротском приюте.
Кейси с шумом вздохнул, поскольку затаил дыхание, пока слушал судью. Кроули похлопал его по плечу и широко улыбнулся.
— Могу я забрать Томми с собой прямо сейчас, судья? — Уокеру не терпелось сообщить Белл радостное известие.
— Все не так просто, — ответил судья. — Куда вы собираетесь его забрать? Он нуждается в домашней обстановке, тем более что сейчас лишен материнской заботы.
— Я не подумал об этом, — признался Кейси в смущении.
— Зато я подумал. Дом Макалистера в настоящее время принадлежит Томми. Можете поселиться там. Мы с вашим юристом обсудим детали, но вам придется как опекуну взять на себя ответственность о средствах Томми. Мистер Энгл из банка посвятит вас в финансовые аспекты, и вы будете получать определенные суммы на расходы по имению. Далее, имеется процветающее винодельческое предприятие…
— Ох, погодите! — У Кейси голова пошла кругом. — Я ничего подобного не ожидал. Предприятие…
— В чем дело, мистер Уокер, ведь вы человек предприимчивый и деловой, не так ли? Вы что, считали, что заберете с собой Томми и удалитесь, переложив всю ответственность на других? Имейте в виду, что я могу переменить свое решение.
— Простите, судья, я просто не осознал масштабов деятельности Макалистера. И ничего не смыслю в винодельческом бизнесе.
— Как я понимаю, имеется отличный управляющий. Он, я уверен, введет вас в курс дела.
Только теперь Уокер начал осознавать всю сложность ситуации.
— Итак, — сказал он, — позвольте мне свести все это воедино. Ответственность за имущество Томми полностью возлагается на меня, и жить мы будем в доме Макалистера. Скажите, могу я нанимать и увольнять служащих по собственному усмотрению? Я не хотел бы держать в доме слуг Макалистера, учитывая их отношение к моей жене.
Судья кивнул.
— Вы можете распоряжаться, как считаете нужным, и наймом служащих, и денежными средствами. Доверенные лица будут контролировать крупные соглашения и периодически проверять бухгалтерские книги и другую отчетность, дабы убедиться, что вы действуете исключительно в интересах Томми. Как я уже говорил ранее, ваш юрист разработает все детали.
— А что произойдет, если мою жену признают невиновной и она выйдет из тюрьмы? Я предпочел бы, чтобы контроль над средствами Томми осуществляла она.
Судья Уинтерс бросил на Уокера взгляд, который ясно свидетельствовал о том, что он думает по поводу оправдания Белл и освобождения ее из заключения.
— Как супруг миссис Макалистер и опекун Томми вы по-прежнему будете управлять его делами. Еще вопросы?
Все складывалось не так, как представлял себе Кейси, планируя всего лишь вызволение Томми из сиротского приюта, однако ему ничего не оставалось, как только ответить:
— У меня больше нет вопросов, ваша честь. Мистер Кроули может урегулировать все в пределах действующего законодательства.
— Очень хорошо, вы можете быть свободны. Полагаю, Томми будет рад услышать новости.
— Да, Кейси, идите к мальчугану, — сказал Кроули. — Нам еще предстоит поработать с целой тонной бумаг. Позже я привезу вам в дом Макалистера документы на подпись.
Кейси покидал кабинет судьи озадаченный. Перспектива отцовства сулила немалые сложности, тем более что Томми было всего пять лет. Правда, он одновременно испытывал душевный подъем при мысли о том, что скоро обрадует Белл, когда привезет к ней сына. Он надеялся, что это поможет завоевать ее доверие.
— Кейси, что сказал судья?
Размышления Кейси оборвались, когда на него на бегу налетел Томми. Он подхватил мальчугана и поднял высоко, вызвав взрыв восторженного смеха.
— Я теперь твой папа, так сказал судья. Я вовсе не хочу занять место умершего отца в твоем сердце, но надеюсь, что и для меня там найдется уголок.
— Мне не нужно возвращаться в приют?
— Никогда! Мы будем жить в доме твоего дедушки вместе с дядей Марком и Ван Ю.
— А как же мама?
— Мама тоже будет там, — сказал Уокер, горячо желая выполнить обещанное, хоть у него пока было маловато нитей, которые помогли бы найти истинного убийцу. — Ты хотел бы увидеть маму?
— А можно? — обрадовался мальчик. — Пожалуйста, Кейси! Я хочу поехать туда прямо сейчас.
— С радостью, сынок! — ответил Кейси с улыбкой, полной сердечного тепла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Недоверчивое сердце - Мейсон Конни



Очень интересный роман, много плакала, пока читала.Всем рекомендую прочесть.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниАлиме
5.09.2012, 18.23





Фигня полная! Такое ощущение что автор сначала захотела написать роман а потом передумала и принялась за другой. А главные герои бесят своей тупотой!!!
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниКсю.
26.02.2014, 9.38





Как то не очень захватил. Как то сухо. Вроде все есть,а вот чего-то не хватает. Наверное не для меня. Соглашусь с Ксю. Пробуйте, может это ваше чтиво.2
Недоверчивое сердце - Мейсон Коннис
26.09.2014, 21.58





Ну что сказать,начало интересное много обещающее.Но потом пошло чёрте что,раздражающий бред.Ну для чего понадобилось автору делать Ггероиню хромой? Эта её вечно подворачивающаяся нога и постоянное недоверие,порядком стало надоедать. 5 баллов.
Недоверчивое сердце - Мейсон КонниНаталюша
28.03.2015, 23.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100