Читать онлайн Аромат жасмина, автора - Мей Дебора, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аромат жасмина - Мей Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аромат жасмина - Мей Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аромат жасмина - Мей Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мей Дебора

Аромат жасмина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

Ночной ливень умыл. Вену, и теперь столица блистала во всей красе. Радуясь теплому солнцу, горожане высыпали на улицы, и это стало настоящим праздником для торговцев, поскольку от многочисленных покупателей не было отбоя. То тут, то там раздавался смех, и, казалось, весь город погрузился в веселье.
Настроение барона фон Ауленберга абсолютно не соответствовало всеобщему ликованию. Фридрих угрюмо сидел в карете и еле сдерживал свое негодование. Пару часов назад он встретился с Вильгельмом и честно предупредил брата о готовящейся против него провокации. Но после небрежных слов благодарности граф Геренштадт начал читать Фридриху нравоучения о том, что весьма рад пробуждению у младшего брата совести, и надеется, что отныне Ауленберг расстанется со своими непристойными манерами и ложными друзьями. Долго вынести это Фридрих не смог и, быстро распрощавшись с Вильгельмом, покинул его особняк с чувством досады. Ему казалось, что их встреча должна была пройти несколько иначе. Что ж, он свой долг перед семьей выполнил и вполне может окунуться в занятную интригу.
Если быть честным, Ауленберг с удовольствием забыл бы обо всем и покатил в клуб. Задор и пыл сумасшедшей ночи угасли, и сейчас ему было не по себе. И зачем только он принял предложение этой девчонки? Дурацкое соглашение теперь казалось ему смехотворным и даже унизительным. Возможно, при свете дня девушка не покажется ему такой пленительной. Но встречаться с Верхоффеном Фридриху хотелось еще меньше, поэтому он решил, что все-таки наведается к Элизе. Хотя бы для того, чтобы хоть на время избавиться от мыслей о спесивом старшем брате и изрядно надоевшем приятеле. В последнее время Ауленберг начал тяготиться своей компанией. Ему порядком наскучило бессмысленно прожигать жизнь, но разорвать отношения с приятелями и занять себя чем-либо более осмысленным не позволяла гордость. К тому же Фридриха останавливал тот факт, что у него сложилась репутация сумасброда, и он еще не был готов к тому, чтобы попытаться ее изменить. Да и становиться копией своего брата он не имел ни малейшего желания. Так что предложение забавной девчонки пришлось весьма кстати – появилась возможность хоть чем-то разнообразить свою жизнь.
Карета остановилась перед большим зданием, и барон с удивлением признал, что мать Элизы обитает в довольно роскошном особняке. Похоже, девчонка не лгала. Расправив плечи, барон фон Ауленберг величественной походкой поднялся по гранитной лестнице к массивной двери с бронзовыми ручками в форме львиных голов.
В дом Ауленберга впустил прекрасно вышколенный швейцар. Пожилой слуга в нарядной ливрее почтительно пригласил барона проследовать в гостиную. Оглядываясь по сторонам, Фридрих с изумлением покачал головой. Похоже, хозяйка этого особняка все еще пользуется покровительством своего богатого любовника. Ее дом был удивительно изыскан и, пожалуй, ничем не отличался от особняков знати. Великолепная мраморная лестница, отличные паркетные полы, изящные кресла с мягкими сиденьями, стены, обитые превосходным шелком, бронзовые подсвечники, хрустальные люстры, прекрасные вазы с цветами, испускающими восхитительный аромат, и множество картин (в подлинности некоторых из них барон позволил себе усомниться). Фридрих и предположить не мог, что его новая знакомая живет в таком роскошном доме.
Гостиная, куда его провели, оказалась столь же великолепной: высокие окна, задрапированные легкими портьерами с золотыми нитями, удобная мебель, покрытая прекрасными гобеленами, овальные зеркала в рамах из слоновой кости и еще большее количество цветов в изящных вазах. Эта комната была похожа на будуар королевы.
Перед роскошным резным камином сидели две женщины. Несмотря на возраст, они были довольно привлекательны. Одна из них, более очаровательная, с почтительной улыбкой на лице соизволила встать и подойти к гостю. Взглянув на нее, барон сообразил, что дама удивительно напоминала Элизу, правда, казалась более взрослой и утонченной, но в остальном сходство было просто поразительным: точно такие же светлые волосы золотого оттенка, огромные незабудковые глаза, изогнутый в улыбке пленительный рот…
– Барон фон Ауленберг, – присела в вежливом поклоне женщина. – Добро пожаловать в мой дом.
– Я счастлив, мадам, что вы согласились принять меня.
Он поднес к губам ее руку, ругая себя за то, что не удосужился спросить у Элизы имя ее матери. Впрочем, до того ли ему было вчера?
– Моя дочь была так настойчива, что убедила меня принять вас.
Барон слегка усмехнулся. Он не сомневался, что маленькая интриганка обладает даром убеждения.
– Дорогой барон, позвольте представить вам мою подругу.
К ним приблизилась хорошенькая женщина с каштановыми волосами и зелеными кошачьими глазами. На высокой груди у нее лежало целое состояние в виде нитки великолепного жемчуга.
– Фрау Маргарита Амиштайн, – с улыбкой объявила хозяйка, с легкой фамильярностью касаясь плеча барона. Ощутив невесомое прикосновение руки этой красавицы, Фридрих угадал, что эта дама способна в мгновение ока очаровать любого мужчину. Странно, что он никогда не встречал ее раньше. Такую женщину невозможно забыть.
– Рад с вами познакомиться, мадам, – пробормотал барон, целуя томно протянутую руку второй дамы. Он почувствовал, что женщины его изучают, оценивая, достоин ли он их внимания. Точнее – внимания Элизы.
– Очень приятно, барон, – жеманно процедила Маргарита. – Наконец-то мы с вами встретились. У нас есть общий друг, который много рассказывал о вас.
– В самом деле? – искренне удивился Фридрих. – И кто же это позвольте узнать?
– Граф Хартберг, – ответила она; изогнув высокую бровь. Казалось, ей было странно, что Фридрих не знал об этом.
– Рихард? – удивился Ауленберг. Он слышал, что у старого графа имелась любовница, с которой тот частенько проводил время после того, как овдовел, но Фридрих предположить не мог, что эта особа не слишком молода.
– Да, Рихард. Удивительно благородный, честный, щедрый человек…
«Правда, довольно старый и скучный…» – добавил про себя Фридрих.
Хозяйка предложила своим гостям присесть возле маленького столика, на котором расторопные слуги уже поставили кофейник, сливочник и разные сладости.
Усаживаясь в кресло, барон с любопытством взглянул на мать Элизы, гадая, кто же является ее покровителем? Судя по обстановке, это очень состоятельный человек. Он быстро перебрал в уме самых богатых и титулованных особ, которые, по слухам, имели пассий на стороне, но ни одного из них не смог представить рядом с этой красавицей.
– Дорогой барон, с вашей стороны было очень мило навестить нас, – заворковала хозяйка. – Когда Элиза рассказала мне о своих злоключениях, я пришла в ужас. Мы обе в огромном долгу перед вами, ваша светлость.
Фридрих вежливо улыбнулся в ответ, не представляя, о каких его подвигах могла наболтать матери хитрая девчонка.
– На моем месте любой поступил бы так же, мадам.
– Зовите меня просто Амандой, барон. Думаю, что могу вам это позволить. Честно говоря, не очень люблю, когда меня называют мадам или фрау Розенмильх, – она слегка передернула плечами. – В этом есть что-то неприятно официальное.
Фридрих с изумлением уставился на хозяйку. Неужели перед ним любовница князя фон Рудельштайна? О любовной связи князя в свете ходили легенды. Говорили, что он содержит сказочную красавицу, но никто ее не видел. Она никогда не посещала излюбленные места дам полусвета: театр, кафе, скачки, рестораны и сомнительные вечеринки. А сам князь и вовсе оставил общество и все свое время проводил в путешествиях. Все считали, что любовница сопровождает его, но Фридрих теперь убедился, что дело обстоит совершенно иначе. По слухам, князь сейчас находится в Египте, а его подруга, как выяснилось, осталась в Австрии и, похоже, вовсе не ищет себе развлечений на стороне, пока любовник в отъезде. Удивительная преданность…
Но в таком случае… Получается, что Элиза – дочь князя Альберта. Соблазнительный плод страстного и запретного союза… Боже, во что он впутался!
– Скажите, ваша светлость, – поинтересовалась Аманда, пристально наблюдая за сменой чувств на лице гостя, – почему вы до сих пор не женаты? Неужели не нашлось ни одной женщины, которая завоевала бы ваше сердце? Или же вам так дорога холостяцкая жизнь… Казановы?
Эти слова не оставили сомнений в том, что женщина хорошо знакома с его репутацией.
– Видите ли, фрау Аманда, я превыше всего ставлю личную свободу, – барон нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
– Именно поэтому вы не желаете связывать себя узами брака или какими бы то ни было другими обязательствами? – не отставала от него хозяйка. – Полагаю, что по этой же причине у вас никогда не было постоянной любовницы?
Фридрих почувствовал, что его начинают злить эти расспросы. Девчонка, втянувшая его в эту дурацкую игру, поставила его в весьма глупое положение. Интересно, где она сама?
– Так почему же теперь вы решили изменить своей свободе? Неужели моя дочь так вас прельстила, что вы, известный сердцеед, потеряли голову? Вы должны знать, что я не могу допустить, чтобы вы разбили сердце моей девочки короткой легкомысленной связью. Кроме того, это нанесет урон ее репутации.
– Думаю, что каждому мужчине когда-нибудь может наскучить бесконечная погоня за легкими наслаждениями, – медленно заговорил барон, старательно подыскивая слова, чтобы убедить даму в своих серьезных намерениях по поводу ее дочери (хотя отношения, о которых шла речь, ни в коей мере нельзя было назвать серьезными в обычном понимании этого слова). – Свет рампы, закулисные вечеринки, шумные компании, скачки – все это меня больше не привлекает.
– Вы хотите сказать, что никогда прежде не были по-настоящему влюблены? – подала голос подруга хозяйки.
– Все когда-то переживали первую любовь, – многозначительность его слов удивила самого Фридриха. Сейчас он с трудом мог вспомнить, кем увлекался в ранней юности. – Однако это чувство редко бывает долговечно. Лишь с возрастом и жизненным опытом приходит умение разбираться в людях и себе самом. Впрочем, должен признать, что я еще не до конца осознал произошедшую со мной перемену. Но могу заверить вас в том, что случайная встреча с Элизой показала мне, насколько я пресытился прежней жизнью.
– И чем же вас так пленила Элиза? – поинтересовалась Аманда.
– Пленила… да, это именно то слово, – Фридрих обольстительно улыбнулся хозяйке, а из его уст легкой рекой потекли слова, которыми он привык сводить с ума женщин: – Ваша дочь взяла меня в плен, опутав своими чарами. Ее красота и обаяние околдовали меня, но… – он выразительно приподнял одну бровь и удивленно поинтересовался: – Где же сама Элиза? Я, честно говоря, приехал, чтобы встретиться с королевой моего сердца…
– Ах, вот как? – ледяным голосом остановила его фрау Розенмильх. Ее презрительный взгляд, брошенный на пустые руки Фридриха, объяснил холодность ее тона: ни цветов, ни подарков. Влюбленный мужчина не удосужился о самом простом знаке внимания. – Элиза сейчас спустится к нам, но вы должны помнить, что моя дочь – юная и неопытная девушка, и эмоции у нее часто берут верх над здравым смыслом. Я обязана оградить девочку от ошибок; надеюсь, вы меня понимаете?
– Я восхищаюсь вами, мадам, – натянуто улыбаясь, ответил барон. Он с трудом удержался от язвительной реплики. Подумать только: содержанка, готовая продать своего ребенка любому мужчине со знатным происхождением и звонкой монетой, уверяет его в том, что искренне заботится о дочери!
Переглянувшись с подругой, фрау Розенмильх принялась осыпать его новыми вопросами. Даму больше всего, конечно, интересовало состояние барона, размеры винных погребов, местоположение родового имения, количество породистых скакунов в конюшнях, имена ювелиров и банкиров, услугами которых он пользуется, и еще очень многое, многое другое. Будь эта дама менее пристойна, то она, наверно, не преминула бы поинтересоваться и его мужскими возможностями. Определенно, гостя оценивали, как породистого жеребца.
Фридриху с большим трудом удалось сохранить самообладание. Никто и никогда так открыто не интересовался его платежеспособностью, но в этом доме, похоже, все перевернуто с ног на голову, и здесь именно женщины выносят приговор мужчинам, подобно тому, как в высшем свете мужчины обсуждают достоинства женщин.
Барон задумчиво разглядывал Аманду. Его весьма задело высокомерное поведение этой дамы. Еще мгновение – и он будет разговаривать с ней на ее языке, что вряд ли понравится этой излишне самоуверенной кокотке.
– А теперь, ваша светлость, ответьте мне честно: что же так привлекло вас в моей Элизе? – Аманда вернулась к вопросу, который ее больше всего беспокоил.
– Она прелестна, – устало проговорил Ауленберг, хватаясь за первое пришедшее ему на ум слово. – И восхитительна…
– Возможно, – с приторно-медовой улыбкой согласилась хозяйка. – Особенно если учесть то, что ночью она предстала перед вами с испорченной прической и в насквозь промокшем платье.
– Но при этом Элиза проявила довольно сильный характер. Кроме того, она оказалась совершенно непредсказуемой, – неожиданно признался Фридрих, вдруг осознав, что именно эта черта девушки заинтересовала его.
– Вас привлекла ее непредсказуемость? – озадаченно уставилась на него Аманда. – Да уж… Только сумасбродное создание способно бродить по ночным улицам под проливным дождем. Но чтобы такое поведение могло нравиться?.. – она пожала плечами.
– Если быть честным, то я и сам не могу понять, что привлекло меня в этой маленькой сумасбродке, – медленно проговорил Ауленберг, пристально глядя в глаза любовнице князя Рудельштайна. – Единственное, что я могу сказать вам наверняка, так это то, что мои руки дрожат, кровь бросается в голову, а внутри все воспламеняется при одном взгляде на Элизу, – его дыхание стало учащенным, а во взгляде заиграл жаркий огонь. – И самое удивительное в этой истории то, что ваша дочь сумела меня остановить. Видит Бог, такого со мной еще никогда не происходило.
Лица женщин вытянулись от удивления и смущения, но через минуту в их глазах забегали веселые искорки. Заметив улыбки, которыми они обменялись, Фридрих понял, что выиграл сражение.
– Обещаю быть щедрым и выполнять любые прихоти Элизы, – торжественно заявил он. – А также обязуюсь расстаться со своей возлюбленной только по ее собственному желанию, – добавил он и увидел, как лицо Аманды расплылось в довольной улыбке.
Хозяйка величественно поднялась и резко дернула шнурок звонка. Седовласый дворецкий с пышными бакенбардами появился незамедлительно.
– Людвиг, пригласи фрейлейн Элизу в гостиную.
В эту ночь девушка так и не смогла уснуть. Тяжелые мысли и мрачные предчувствия не давали ей покоя. Правильно ли она поступила, затеяв эту игру? Хватит ли у барона терпения исполнять роль мнимого любовника до тех пор, пока она не добьется желаемой свободы?..
Проблема заключалась еще и в том, что она не знала, с чего начинать свою независимую жизнь. Быть может, стоит заключить фиктивный брак и, пользуясь именем супруга, открыть музыкальную или художественную школу? Но где найти этого самого мужа, который согласился бы за деньги предоставить ей имя и свободу?.. Лишь под утро, совершенно измученная, девушка упала на кровать и, зарывшись головой в подушку, расплакалась, а затем незаметно уснула.
Мать распорядилась не беспокоить дочь, расстроенную ночными приключениями, поэтому служанка довольно поздно разбудила Элизу, сообщив, что в гостиной находится интересный мужчина, которого она никогда раньше не видела. Элиза взглянула на часы и изумленно ахнула. Оказалось, что недавно пробило пять часов и, разумеется, в их доме с визитом находится не кто иной, как барон фон Ауленберг. Служанка подтвердила ее соображения. Она принесла Элизе любимый чай с жасмином и холодную телятину с горошком и, пока девушка подкрепляла свои силы, успела достать из гардеробной одно из новых платьев. Окутав Элизу облаком нежных оборок, Агнешка быстро привела в порядок ее волосы и, оглядев творение рук своих, удовлетворенно кивнула, довольная своей работой.
– Быть может, этот господин уже откланялся? – неожиданно робко поинтересовалась Элиза. Ей стало страшно от своей собственной затеи, и она уже готова была отказаться от нее.
– Нет, фрейлейн, он все еще в гостиной и беседует с вашей матушкой и фрау Маргаритой, – пожала плечами служанка.
– Так долго? Почему же меня до сих пор не позвали? – поразилась девушка. Она надеялась, что мать, очарованная титулом и манерами барона, немедленно пригласит ее вниз и отпустит на прогулку. Но, похоже, дела пошли иначе.
Нимало не заботясь о платье, Элиза рухнула на диван. Как она могла забыть о невероятной проницательности своей матери?! Уж в чем в чем, а в вопросах любви ее трудно обмануть. Со все возрастающей тревогой девушка думала о том, что происходит внизу в гостиной. Сможет ли барон убедить мать в том, чего на самом деле нет – в своей любви к Элизе?
Отчаяние охватило душу девушки. Оставалось надеяться лишь на то, что Ауленберг знает правила любовной игры и сумеет обмануть Аманду своей ласковой улыбкой, нежными манерами и самоуверенным взглядом коварных темных глаз… Элиза неожиданно вздрогнула, припомнив обольстительные манеры барона, которыми он пытался опутать ее. Этот мужчина определенно знает, как вести себя с женщинами, если сумел воздействовать даже на такую ледышку, какой она считала себя.
Дворецкий появился в дверях как раз в тот момент, когда Элиза окончательно уверилась в том, что ее план провалился.
– Мадам просит вас спуститься вниз, – невозмутимо проговорил он, делая вид, что не заметил тревожного состояние девушки.
Элиза бросилась к зеркалу. Она должна появиться в гостиной с радостной, взволнованной улыбкой на лице, но вместо этого в зеркале отражалась какая-то вымученная усмешка, впрочем, взволнованности было хоть отбавляй.
Заботливая служанка принялась помогать своей хозяйке: она щипала ее за щеки, пытаясь вызвать хотя бы малейшее подобие румянца, и расправляла оборки, которые Элиза успела смять.
– Отстань, Агнешка, – отмахнулась она от служанки, продолжая изучать свое лицо. Она никак не могла решить, каким бывает выражение глаз у девушек, когда им предстоит встреча с любимым мужчиной. На ее лице упрямо отражались только страх и страдание. Устало улыбнувшись своему отражению, Элиза с тревогой в душе поспешила вниз.
– А вот и наша Элиза, – провозгласила Аманда, настороженно глядя на дочь.
Барон тут же вскочил на ноги, пылко повернулся к своей «возлюбленной» и – замер от неожиданности. Стройная, изящно одетая девушка ничуть не походила на ту мокрую замарашку, которую он подобрал вчера на улице.
Элиза бросила в его сторону «восторженный», как ей хотелось думать, взгляд и в свою очередь замерла от удивления. Сейчас, при свете дня, когда она могла спокойно рассмотреть своего нового знакомого, у нее даже дыхание перехватило от его неземной красоты. Высокий, широкоплечий и невероятно элегантный, барон фон Ауленберг был совершенно неотразим. Черные волосы были аккуратно зачесаны назад, а на лице, словно сошедшем с картин старых мастеров, горели огнем бездонные черные глаза. Элиза с трудом приходила в себя. Неужели именно с этим мужчиной она умудрилась заключить авантюрную сделку?..
– Элиза, что ты замерла у двери? Его сиятельство подумает, что ты еще совсем ребенок, – вырвал ее из оцепенения голос матери. – Не смущайся так. Присаживайся к столу рядом с бароном.
Девушка кожей ощущала пристальный взгляд матери. Аманда определенно изучала ее поведение, и Элиза поняла, что вырваться из-под материнской опеки будет очень сложно. Взяв из рук матери чашечку с чаем, девушка сделала маленький глоток, быстро пытаясь сообразить, как лучше себя вести. Пожалуй, следует время от времени бросать на барона томный взгляд и откровенно любоваться его лицом и фигурой. Это легко сделать – ведь Ауленберг был самим совершенством, и потому в него трудно не влюбиться…
Поймав себя на этой крамольной мысли, Элиза испуганно заморгала, стараясь избавиться от наваждения, и неожиданно заметила, что барон разглядывает ее с откровенным любопытством. Покраснев, девушка смущенно опустила взгляд, но тут же разозлилась на себя. С чего бы это ей стыдиться? В конце концов, барон пришел сюда для того, чтобы предложить свои услуги в качестве любовника. И играет он свою роль, в отличие от нее самой, безупречно.
Милое личико девушки порозовело, а в незабудковых глазах сквозила решимость, и Фридрих понял, что не зря пришел в этот дом. Эта девушка восхитительна. Взглядом знатока он скользнул по округлым плечам, высокой груди, тонкой талии, угадывая под облаком нежной ткани соблазнительные изгибы юного тела. При свете дня Элиза еще больше, чем ночью, напоминала распускающийся бутон розы, трогательно-нежный и ароматный.
Хозяйка предложила гостям чай и пирожные, и женщины повели легкий разговор, касающийся новинок сезона. Обаятельно улыбаясь, Фридрих принял участие в этой беседе, но при этом не спускал с Элизы внимательного взгляда. Ему пришлось по душе упорство, с которым девушка боролась со своим смущением.
Когда большие часы над камином пробили семь часов, Аманда выразительно посмотрела на гостя. Барон уловил намек и стал прощаться. Элиза замерла и взглянула на мать глазами, полными отчаяния и надежды.
Аманда медлила. Она оценивающе смотрела на молодую пару, словно решая, достаточно ли хорошо они смотрятся вместе. Элизе показалось, что еще секунда – и она упадет в обморок. Самый настоящий… Она и впрямь стала оседать на пол, но Ауленберг мгновенно подхватил ее и нежно подул в лицо.
Увидев такое, фрау Розенмильх, нервно вздохнув, быстро заморгала, словно стараясь сдержать слезы, и наконец объявила:
– Очень приятно было познакомиться с вами, ваша светлость. Надеюсь, вы навестите нас еще раз? Скажем, завтра часа в три? Мы с Элизой будем рады вас видеть.
– Мне это время прекрасно подойдет, милая фрау Аманда, – с улыбкой ответил Фридрих, не спеша отпускать Элизу. – Но что же мне делать до тех пор? Боюсь, этот день станет для меня самым длинным в жизни.
С этими словами он нежно поцеловал дрожащие пальцы девушки. Элиза понимала, что все это – игра, но не могла сдержать трепета, охватившего все ее тело.
– До завтра, ваша светлость, – вынесла приговор неумолимая Аманда. – Я провожу вас.
– Может, я сама могу это сделать, матушка? – робко попросила Элиза. Мать сердито нахмурилась, но ее подруга укоризненно покачала головой, и Аманда была вынуждена согласиться с просьбой дочери.
Когда они вышли из гостиной, Элиза благодарно прошептала:
– У нас получилось! Теперь она примет вас как моего любовника.
– Ты должна была назвать мне имена своих родителей, – проворчал Фридрих.
– Я вам говорила, что мой отец князь, – тихо ответила девушка. – Но вы не хотели этому верить. Да и чем мне гордиться? Я незаконнорожденная…
Барон смешался. Он и в самом деле ночью не придал значения ее словам, решив, что девушка набивает себе цену.
– Это мало что меняет. Наше соглашение остается в силе. Ведь тебе по-прежнему нужен любовник, а я дал обещание в этом помочь.
Элиза молча кивнула, тяжело вздохнув. Сейчас она была похожа на ребенка, который никак не может решить трудную задачу. Глядя на ее сосредоточенное личико, Фридрих с трудом удержался, чтобы не рассмеяться, и крепко сжал ее руку.
Остановившись в холле возле лестницы, он долго смотрел на нее, любуясь правильными чертами лица и удивительными глазами небесного цвета. То, что Элиза – дочь князя Альберта, делает игру весьма пикантной и еще более интересной. Подумать только: эта девушка, дитя любви и великой страсти, осмеливается утверждать, что не хочет любить! Ну, уж нет, ей определенно нужен опытный наставник.
– Чем мы займемся завтра? – поинтересовался он. ~ Может, поедем куда-нибудь?
– Отлично, – улыбнулась она. – Например, в музей или библиотеку.
– Очень интересная программа, – недовольно хмыкнул барон. – И главное – весьма романтично. Кстати, а что ты собираешься делать, когда освободишься от материнской опеки?
Элиза испуганно взглянула в сторону гостиной.
– Не сейчас… – шепнула она, по-детски серьезно нахмурив брови. – Мы поговорим об этом завтра, когда будем одни.
Усмехнувшись, он взял ее руки и неторопливо перецеловал каждый пальчик.
– Хорошо, до завтра, когда мы останемся одни. Взяв из рук служанки свою шляпу и трость.
Фридрих изящно поклонился Элизе и быстро вышел за дверь.
Несколько мгновений девушка неподвижно стояла в холле, а потом, дрожа от странного предчувствия, побежала вверх по лестнице. Голова ее кружилась от волнения. Если и дальше все пойдет по ее плану, то через месяц-другой она уже будет самостоятельной.
– И что ты об этом думаешь? – скрестив руки на груди, спросила Аманда у подруги.
– Красивый, словно дьявол, – медленно протянула Маргарита. – Настоящее искушение, – выражение ее глаз ясно говорило о том, что она не против того, чтобы уступить этому искушению. – Этот мужчина сложен как породистый жеребец, а двигается, словно дикий барс, – вздохнула она и выразительно потянулась. – Такой сумеет согреть постель в холодную зимнюю ночь…
– И все эти качества, собранные в одном человеке, представляют собой взрывоопасную смесь. Во всем мире нет мужчины развратнее, чем барон Ауленберг, – сердито заметила Аманда. – Самодовольный, высокомерный тип, который никогда и ни в чем не знал отказа. Женщина, которая его полюбит, обречена на гибель. Он разобьет сердце моей Девочки, да еще и посмеется над этим, – она всхлипнула и прижала к глазам батистовый платочек.
– Не надо сгущать краски, моя дорогая, – успокаивала ее подруга и, щелкнув пальцами, велела служанке принести коньяка. – Конечно же, у барона было много женщин, но он никогда не любил. В этом я абсолютно уверена. И если такой мужчина влюбится…
– Очень в этом сомневаюсь, – грустно покачала головой Аманда. – Я хочу, чтобы покровителем Элизы стал человек, которому можно доверять. А барон для этого подходит менее всего. Малышка так молода и неопытна… Господи, зачем ты позволил им встретиться! – На лице Аманды неожиданно проявились морщинки, а сама она устало вздохнула: – Мне становится дурно, когда я представляю, что этот распутник обнимает мою девочку…
– Но ты ведь не можешь отказать ему от дома? – протягивая подруге бокал с коньяком, заметила Маргарита. – Он знатен и богат. И к тому же это первый мужчина, на которого обратила внимание наша маленькая упрямица. Между прочим, они прекрасно смотрятся вместе: изящная светловолосая Элиза и элегантный широкоплечий мужчина с ослепительно черными глазами… – мечтательно произнесла сорокалетняя красавица.
– Что и говорить, вместе они смотрелись просто восхитительно: свет и тьма, нежный соблазн и опасная притягательность, – хмыкнула Аманда и в очередной раз промокнула платочком щеки.
– Но при этом они не отрывали друг от друга глаз.
– В его глазах я видела только жажду и вожделение. А она… Барон зажег искру любви в моей Элизе, и что будет дальше – я не знаю! – нервно всплеснула руками Аманда. – А еще… ты знаешь, я почему-то не верю дочери, – задумчиво проговорила она и сделала глоток из своего бокала. – Эта резкая перемена чувств, внезапная влюбленность… Нет, девчонка определенно хитрит…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аромат жасмина - Мей Дебора



ерунда.
Аромат жасмина - Мей Деборанаташа
11.03.2012, 15.55





Позорный плагиат с романа "Идеальная любовница" Бетины Крэн (а можнт наоборот).Слово в слово.Только действие перенесено в Австрию и соответственно изменеы имена. Да вместо двух подруг у матери - одна. Позор!
Аромат жасмина - Мей ДебораВ.З.,64г.
28.09.2012, 23.24





не очень!!!!
Аромат жасмина - Мей Деборалия
3.10.2012, 18.22





Сначала было очень даже ничего, но после того как гл.героев застукали в порыве страсти стало ну тааак скучнооо!!! 3 из 10.
Аромат жасмина - Мей ДебораКсения
5.01.2014, 20.04





А о второй паре почему не дописали???
Аромат жасмина - Мей ДебораРиша
17.01.2015, 8.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100