Читать онлайн Вереск и бархат, автора - Медейрос Тереза, Раздел - ГЛАВА 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вереск и бархат - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.15 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вереск и бархат - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вереск и бархат - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Вереск и бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 30

Киллиан Мак-Кей поднимался вверх по скользкому склону, радостно внимая щедрым обещаниям ранней весны, вслушиваясь в ликующие трели дрозда. Гроза прошлой ночью расчистила небо от туч. Сверкающий диск солнца притирал заспанный глаз плывущими по лазурному покрывалу неба облаками. Мягкий ветерок шевелил верхушки сосен в ущелье внизу, донося до него пленительный аромат прелой листвы и пробуждающейся земли. Молодая изумрудная зелень пробивалась сквозь бурые прошлогодние травы вересковой пустоши.
Мак-Кей не обращал внимания на постоянную боль в суставах. Он привязал своего мерина у подножия горы, убеждая себя в том, что его уставшим костям необходима хорошая разминка. Хотя он понимал, что ему уже не сбросить тяжкий груз прожитых лет, давящий на плечи, и этими пешими прогулками на бодрящем горном воздухе не обмануть приближающейся старости.
Он не поднимался в Данкерк с того самого жаркого лета, когда узнал, что Брендан Керр мертв. Мак-Кей поморщился при воспоминаниях о тяжелых камнях, наваленных на неглубокую могилу, о гулком эхе своих шагов в пустом, грязном холле, о своих тщетных попытках разыскать мальчика.
Дрожащими руками Мак-Кей вытащил из складок пледа пергаментный сверток со свисающей алой печатью. Страх сжал его сердце ледяным обручем. Если Керр причинил боль Пруденс, он должен будет винить в этом только себя. Он не подумал объяснить ей, что должен был дать парню шанс. Да, просто обязан был сделать это!
Сжимая в руке шуршащую дорогую бумагу, Мак-Кей остановился в тени замка, тяжело дыша. Его страхи за судьбу Пруденс отступили перед изумлением от представшей его взору очаровательной картины.
Маленький замок, прежде бывший убежищем лишь домовых и ласточек, выглядел так, словно был чисто выскоблен заботливыми женскими руками от фундамента до крыши башенок. Покоробившаяся дверь, косо висевшая на ржавых петлях, была заменена новой, покрашенной в нежно-зеленый цвет. Две белых козы щипали траву у крыльца. Три платья, выгоревшие, но чистые и свежие, были развешаны на веревке, натянутой между двумя шотландскими соснами.
До Мак-Кея донеслись ритмичные удары топора и тихий скрежет металла о камни. Он прикрыл глаза от солнца и огляделся вокруг. Чуть ниже по склону мужчина строил низкую каменную стену, выступавшую над долиной. Яркие лучи золотили его рассыпавшиеся по плечам волосы. Рядом с ним стройная женщина срубала мотыгой упрямые плети мертвого плюща, ползущие вверх по воротам. Темное облако ее волос развевалось на ветру.
Во дворе веснушчатый парень с ворчанием вонзал топор в корни массивного пня. Аккуратная поленница золотилась под навесом сарая.
Круто переплетенные корни пня с треском лопнули, и парень, потеряв равновесие, повалился назад. Пробормотав ругательство, он поднялся и с удовлетворением оглядел свою работу. Несмотря на холодный ветер, пот струился по его худому веснушчатому лицу. Парень рукавом запыленной рубахи небрежно стер его и увидел наблюдавшего за ним Мак-Кея.
Он уронил топор.
— Хвала Всевышнему! Поклянитесь мне, что вы — судья. Милостивый Боже, я сдаюсь! Мой папаня всегда говорил мне, что я буду наказан за свои проделки, но я никогда не верил ему.
Рыжий повеса зашагал к Мак-Кею, протягивая к нему с мольбой перепачканные землей руки.
— Вы ведь отправите меня в Эдинбург, да? Может быть, они пристроят меня в работный дом, где мои усталые кости смогут немного отдохнуть.
Мак-Кей усмехнулся.
— Ты, должно быть, Джейми, сын священника? Тот, которого он выудил из сточной канавы в Глазго. — Мак-Кей огляделся. — А где же другой? Здоровый парень, с которым он бегал по вересковым пустошам?
— Тайни остался в своем коттедже.
Джейми прищурился и подозрительно взглянул на бумагу в руке Мак-Кея.
— Если вы не судья и это не постановление на арест, откуда вы так много знаете о нас?
Мак-Кей загадочно улыбнулся.
— Не судья, парень. Просто поклонник.
Джейми фыркнул.
— Большинство моих поклонников — особы женского пола. — Он оглядел рукоятку палаша, выглядывающую из складок пледа. — У вас случайно нет дочки?
— Нет, детей нет.
Низкий бархатный смех привлек их внимание к двум фигурам, отчетливо вырисовывающимся на фоне лазурного неба.
Себастьян сидел на каменной кладке с Пруденс, уютно устроившейся у него между ног. Он приподнял ее лицо к своему и нежно поцеловал.
Комок застрял в горле у Мак-Кея, и он смущенно отвернулся. Запрятав пергамент в складки пледа, он вытащил золотые карманные часы.
Джейми вздохнул и сокрушенно произнес.
— Предупреждаю вас. Вам лучше возвратиться туда, откуда вы пришли. Если они увидят вас, считайте, что дела ваши плохи. Они заставят вас доить цыплят и натирать козьи яйца быстрее, чем вы сможете вспомнить свое имя.
Мак-Кей со щелчком откинул крышку часов с гравировкой.
— Ну-ка, взгляни на время. У меня важная встреча в деревне. Боюсь, мне придется зайти к твоему хозяину в другой раз.
Он круто развернулся и зашагал вниз по склону, придерживая рукой бьющийся о сапоги палаш.
— Постойте, — окликнул его Джейми. — Вы не представились. Как я должен о вас доложить Себастьяну? Кто его спрашивал?
Весело насвистывая, Мак-Кей все дальше уходил от замка. Встряхнув головой, Джейми поднял топор и с силой ударил им по пню. Соскользнув с скрученного в жгут корня, топор, тускло блеснув лезвием на солнце, вонзился в землю в опасной близости от ног Джейми. Он вскинул голову.
— Ах ты, дьявольщина! Мак-Кей — хитрый старый ублюдок!
Но старика уже не было. Солнце освещало опустевшую тропу.
Джейми взглянул на противоположный склон. Себастьян вытащил веточку плюща из волос Пруденс и щекотал ею жену под подбородком.
Джейми с вожделением оглядел низкорослую раскидистую сосну.
— Мой папаня всегда говорил мне, чтобы я научился не совать нос не в свое дело, — пробормотал он.
Прокравшись под дерево, Джейми устроился поудобнее и надвинул шляпу на глаза в надежде вдоволь поспать.
Себастьян отставил в сторону ведро с раствором и стоял, уперев руки в бедра, критически оглядывая свою работу. Он задорно взглянул на Пруденс, приглашая и ее полюбоваться результатами его труда. Но женщина с угрюмой решимостью на лице яростно атаковала ворота, срывая с них цепкие плети плюща. Скрученные засохшие листья запутались в прядях ее волос.
Себастьяну захотелось рассмеяться над своей самоуверенностью. Он восстановил каменную стену, чтобы защитить Пруденс от вересковой пустоши, раскинувшейся внизу, в глубине души хорошо понимая, что даже мощная крепость будет бессильна оградить ее от всех опасностей. Дыхание вересковой долины, утопающей ли в яркой зелени лета или полыхающей пурпуром приближающейся осени, будет доноситься до замка ветром и туманом, минуя любые барьеры, которые он воздвигнет на его пути. Но не долина убила его мать, а безжалостный нрав отца.
Себастьян удивился, что раздирающая душу скорбь, всегда сопровождающая воспоминания о матери, прошла, уступив свое место странному покою.
Полуденное солнце пригревало ему спину. Тени облаков гнались друг за другом по пробуждающейся от спячки земле. И, быть может, впервые за много лет Себастьян был в ладу с самим собой. Так легко было поверить, что это ощущение будет длиться вечно.
Он подошел к Пруденс и взял ее холодные пальцы в свою теплую руку.
— Идем со мной.
Он не дал ей возможности возразить и повел ее через ворота в сторону от Данкерка.
Узкая тропинка, обнесенная со стороны пропасти невысокой каменной стеной, петляла среди скал. Себастьян спускался вниз по каменным выступам с уверенностью горного козла.
Пруденс льнула к мужу, опираясь на его руку, чтобы не споткнуться. Прохладный весенний ветер налетал на них, перехватывая дыхание. Она не отводила глаз от развевающихся волос Себастьяна, опасаясь взглянуть в головокружительную бездну, начинающуюся сразу же за каменной кладкой.
Ниже, ниже спускались они в мрачное ущелье. К тому времени, когда они достигли дна, Пруденс от усталости хватала ртом воздух.
Себастьян обнял ее рукой за талию.
— Что с тобой, моя английская малышка? У тебя что, совсем не осталось духа в твоем маленьком теле?
Она толкнула его в грудь и, скрывая улыбку, с вызовом произнесла:
— Еще достаточно, чтобы не отставать от грубияна-горца, я думаю.
Ослепительно улыбнувшись, он потянул ее за собой, и они выбежали из тени скал в солнечное объятие долины.
Они бежали рука об руку, словно дети, вминая шуршащую траву в топкий дерн, вдыхая сладковатый запах слежавшейся под снегом прелой листвы.
Пруденс, запрокинув голову, смеялась от счастья, Себастьян закружил ее, его глаза сверкали озорством и весельем.
Они вошли в мерцающий золотистый полумрак соснового леса. Пруденс обессиленно повалилась на мягкий мох. Тихий плеск волны о скалу привлек ее внимание. Она проползла на коленях вперед и, раздвинув колючий полог, заглянула вниз.
Пруденс была очень удивлена, обнаружив, что они лежат на крутом берегу реки, с которого открывался захватывающий вид на раскинувшуюся внизу деревню. Река неспешно несла свои воды мимо сонных коттеджей, мерцая серебром на солнце. Голубоватый дымок поднимался из каменных труб.
— Себастьян! — воскликнула она, когда его ловкие руки забрались ей под юбки.
— А, дорогая?
Язык увлажнил чувствительную кожу под ее коленом.
— Ты не должен этого делать. Деревня прямо внизу.
— Здесь мы в полном уединении. Просто постарайся не вскрикивать так громко, как прошлой ночью, когда… — Он замолчал, запечатлев поцелуй на молочно-белой коже ее бедра.
Жар залил ей затылок и зажег румянцем щеки.
— Бог мой, да у тебя просто склонность заниматься любовью в многолюдных местах!
— Чепуха. Правда был один случай на осевшей оркестровой площадке в Воксхолл-Гарденс…
Пруденс ударила его ногой прямо в ребра. Он прижался грудью к ее спине и легонько укусил за шею.
— У тебя что, нет ни капли жалости к бедному насильнику?
Его насмешливые слова сняли напряжение ее тела, и Пруденс откинула голову назад, уступая настойчивости его жадных губ и страстному призыву своей плоти, увлажнившейся от желания под восхитительной лаской его дерзких пальцев.
Дробный топот копыт по дороге внизу донесся до влюбленной пары, и Пруденс приняла его вначале за сумасшедшее биение своего пульса. Но Себастьян выпрямился и приподнял мохнатую ветку.
Она ощутила болезненный укол в сердце, когда увидела лаэрда Киллиана Мак-Кея, въезжавшего в деревню, облаченного в полное великолепие шотландского костюма. Он ровно держался в седле, его широкие плечи были гордо расправлены, но Пруденс понимала, каких усилий это, должно быть, стоило его больным суставам. Украдкой бросив встревоженный взгляд на Себастьяна, она увидела, что рот его презрительно скривился, а глаза — непроницаемы и холодны.
Они молча наблюдали, как оживала деревня. Двери коттеджей распахивались. В открытых настежь окнах появились улыбающиеся лица женщин. Тоненький смех зазвенел в воздухе. Из каждого коттеджа на улицу выбежали дети и стайкой бросились к Мак-Кею. Они приплясывали вокруг его мерина, подняв кверху лица, оглаживая маленькими ручками атласный круп коня.
Ни один ребенок не остался без угощения. Радостно поблескивая глазенками, каждый удерживал в ладошках горсть засахаренных орехов. Эти ребятишки выглядели не так, как дети в деревне Джейми. Щечки их были пухленькими и румяными, ноги обуты в башмаки на толстой подошве. Пруденс подозревала, что благополучие жителей этой деревни было результатом щедрости их лаэрда.
Мак-Кей наклонился и с громким стоном поднял в седло белокурого малыша. Мальчик ухватился за луку седла, сияя беззубой улыбкой своим завидующим приятелям.
Себастьян отпустил ветку и перевернулся на спину, уставившись на колючий зеленый полог.
— Двадцать лет назад он поднял бы мальчишку к себе на плечи. Ублюдок стареет.
Он покусывал сосновую иголку и хотел казаться безразличным, но напряженный подбородок выдавал его волнение.
— Я, бывало, приходил сюда и наблюдал за ним, когда был еще мальчишкой. Мне казалось, он должен был быть королем всей Шотландии. Думаю, я начал ненавидеть его еще тогда.
— За что, Себастьян? За доброе отношение к детям?
Не ответив, он поднялся, стряхивая сухие иголки с рубашки. Глаза его были холодны, как серые скалы.
— Нам пора возвращаться. Мне нужно нанести один визит.
Пруденс поймала его руку.
— Завтра будет достаточно времени. — Она слегка потерлась губами о шершавую кожу его пальцев, вдыхая ее запах. — Себастьян?
Он, как загипнотизированный, смотрел на их переплетенные пальцы.
— Ммм?
— Есть другие способы заниматься любовью без риска забеременеть?
Дыхание Себастьяна прервалось, и он взглянул на нее, затерявшись в фиалковом блеске ее глаз.
— Да.
Она прикусила зубами кончик его большого пальца.
— Покажи мне.
Его сопротивление растаяло под ее влажными жаркими губами. Хрипло застонав, он погрузил руку ей в волосы, другой рукой обвил тонкую талию, крепче прижимая ее к своему пылающему телу.
Забыв о Мак-Кее, забыв обо всем на свете, они со страстью отдались восхитительной игре, которую сами для себя придумали.
Розовые полосы предзакатного солнца проникали через узкие окна в холл. Затаив дыхание, Пруденс высвободилась из объятий Себастьяна. Его длинные пальцы запутались в ее волосах.
— Куда-то собрались, герцогиня?
Она поморщилась. Этот мужчина что, никогда не спит?
Пруденс слегка дотронулась кончиками пальцев до его груди.
— У меня пересохло в горле. Не хочешь немного эля?
Себастьян накрутил на палец прядь волос.
— Нам не следовало отсылать Джейми. Он мог бы принести нам эля.
— Он и так уже считает себя рабом. Мы не должны поддерживать его заблуждение.
Она высвободилась и, завернувшись в одеяло, покинула кровать.
Себастьян восхищенным взглядом окинул ее точеную фигурку с головы до ног. Его ленивая ухмылка обезоружила ее.
— Упадничество идет вам, мисс Уолкер.
Она присела в реверансе, придерживая одеяло достаточно высоко, чтобы были видны ее изящные икры.
— Благодарю вас, милорд. Я практикуюсь. Пруденс опустилась на колени у очага и взяла графин с элем, который они поставили согреваться. Ее движения были скрыты складками одеяла. Недрогнувшей рукой она налила золотистый напиток в кубки, затем открыла крышку крошечной бутылочки, которую раньше предусмотрительно достала из своего сундука.
Женщина украдкой бросила взгляд через плечо. Себастьян вальяжно растянулся на одеялах, похожий на удовлетворенного, сытого кота. Яркий румянец тронул его скулы. «Упадничество идет и ему», — подумала Пруденс. А это очень смущает ее душевный покой.
Пять. Десять. Пятнадцать капель. Она помедлила, затем добавила две лишних капли опия. Себастьян был намного крупнее Триции.
Пруденс подошла, опустилась на колени перед кроватью и твердой рукой вложила кубок в руку Себастьяна. Он резко приподнялся на локте, расплескав эль на золотистые волоски, вьющиеся на груди. Она склонила голову, чтобы скрыть свои пылающие щеки, и вытерла его грудь прядью волос.
Себастьян сделал несколько больших глотков.
— Ммм. Горячий и сладкий. — Его глаза напряженно следили за ней. — Как ты.
Он обхватил ее затылок и притянул к себе, приникнув к теплым губам долгим поцелуем.
Пруденс хотелось плакать. «Не сладкий, — подумала она. — Горько-сладкий». Она потянулась и прижалась щекой к его груди.
Себастьян гладил ее волосы, затем затих. Его пальцы разжались, и рука соскользнула на одеяло.
Пруденс, не шевелясь, смотрела на мужа. Постепенно его дыхание выровнялось, и он погрузился в глубокий сон.
Она встала, быстро оделась и вышла в туманные горные сумерки.
Заходящее солнце расчертило небо розовыми полосами. Пруденс сошла с тропы и, чтобы немного сократить путь, направилась мимо зарослей боярышника. Юбка зацепилась за колючую ветку. Она резко выдернула ее из цепких объятий, оторвав кусок от полинявшего бархата.
Пруденс понятия не имела, как долго будет спать Себастьян. Если он проснется раньше, чем она вернется, ей многое придется объяснить.
Она перешла вброд ручей, разлившийся от таявшего в горах снега, в котором отражалось лавандового оттенка небо. Ледяная вода намочила ее юбки, и они облепили лодыжки, сковывая движение.
Воздух был свеж и холоден, но Пруденс не чувствовала этого. Она взбиралась вверх по крутому склону, обламывая ногти об острые камни. Легкий ветерок высушил испарину, выступившую у нее на лбу.
Пруденс остановилась, чтобы перевести дыхание. Клубы тумана сгущались над ущельем. Ветви растрепанных берез, плескаясь на ветру, наводили на нее страх. Она накинула на голову шаль и вошла в темнеющий, полный призрачных теней, лес.
Пруденс стремительно шла по устланной мягкой хвоей неширокой дорожке соснового леса, спотыкаясь об узловатые корни деревьев. Острые камни, раня, впивались в нежную кожу ступней. Она мысленно отругала себя за то, что забыла взять очки.
Женщина вышла на опушку и часто заморгала, восхищенно вглядываясь в даль. Четко вырисовываясь на фоне темнеющего неба перед ней стоял во всем своем великолепии легендарный замок. Приближаясь, Пруденс ожидала услышать звуки волынок и увидеть облаченных в шотландское одеяние слуг, спешащих поднять на ночь мост… И лишь аккуратно подстриженный сад и застекленные окна свидетельствовали о том, что она, споткнувшись в лесу, не затерялась случайно в средневековье.
Пруденс ускорила шаги. Нельзя было терять времени. Она должна увидеться с Мак-Кеем раньше Себастьяна, предупредить его о том, что ей не удалось смягчить сердце мужа по отношению к нему.
Женщина постучала кулаком в обитую железом дверь, приготовившись встретиться с дворецким, шокированным столь поздним визитом. Дверь распахнулась, и сильная рука втащила ее в полумрак холла. Она ахнула, когда грубые пальцы сорвали шаль с ее головы.
Пруденс подняла глаза на лицо, озаренное каким-то волнующим чувством. Мак-Кей пристально изучал ее черты, и сияние синевато-серых глаз медленно померкло. Его лицо казалось мертвенно-бледным в свете свечей, бисеринки пота покрывали лоб. В его дыхании чувствовался запах виски.
— Боже милостивый, дитя, прости меня. На миг мне показалось… — Он провел дрожащей рукой по лицу.
— Что это она? — мягко спросила Пруденс. — Что это мать Себастьяна?
Мак-Кей не смотрел на нее. Но любопытство Пруденс не знало жалости.
— Она приходила к вам, ведь так? Из ночи. Из тумана.
Мак-Кей пригладил волосы. Его широкие плечи были горестно опущены. Ссутулившись, он ввел ее в кабинет, где царил уютный беспорядок. Огонь трещал в очаге, разгоняя темноту по углам. Масляные лампы отбрасывали лужицы света на полированный деревянный пол. Спинет стоял в углу у окна, его клавиши были покрыты пылью.
Мак-Кей опустился в кресло и натянул на плечи плед, словно шаль. Пухленькая белая кошка потерлась о его ноги, и он рассеянно почесал ее за ухом. Пруденс присела на край кушетки, чувствуя, что Мак-Кей нуждается в ее молчании больше, чем в вопросах.
Он налил себе бокал скотча и поднес его к губам дрожащей рукой.
— После того, как я увидел вас вместе сегодня, нахлынуло так много воспоминаний.
— Вы видели нас?
— Мельком. Я никогда не был так близко от него. Казалось, что я могу подойти и…
Мак-Кей остановил свой взгляд на ней. Виски вернуло его глазам прежний блеск.
— Мать Себастьяна, действительно, приходила ко мне. Почти так же, как и ты сегодня.
— Молить вас о помощи?
— Если бы она попросила помощи, думаешь, я бы отказал ей?
Пруденс склонила голову и расправила юбку на коленях. Мак-Кей продолжил, его голос звучал бесстрастно.
— Наш брак был устроен родителями. Д'Артан послал ее сюда за несколько месяцев до церемонии, чтобы она могла познакомиться со мной и моей семьей. Она была почти совсем еще дитя; на маленьком лице светились огромные глаза. Мой отец уже был тяжело болен, но мать обожала ее.
— Как и вы. — Это было утверждением, а не вопросом.
Мак-Кей на свету рассматривал виски в своем бокале.
— Она так старалась скрыть свой страх. Она была нежной, храброй и веселой. И такой соблазнительной. Я решил, что будет лучше побыть вдали друг от друга до свадьбы. Я был в Греции, когда она была похищена. Родным потребовались месяцы, чтобы найти меня.
— Почему закон ничего не предпринял?
— Поскольку отец был болен, я сам был закон. Я находился в этой самой комнате, заряжал пистолеты, чтобы идти за ней, когда она постучала в дверь. Она пришла, чтобы сказать мне, что полюбила Брендана Керра; умолять, чтобы я не вмешивался; показать мне, что она носит ребенка — его ребенка.
— Что вы сделали?
— Что я мог сделать? Я едва не обезумел. Потом отпустил ее. Я позволил ей уйти обратно в ту туманную ночь. О, я видел ее после этого. На горе. В деревне. Но я всегда холодно обрывал ее, отворачивался. Я видел, как она закрывала лицо шалью… синяки на лодыжках, рубцы на запястьях…
Пруденс налила себе немного виски и выпила залпом. Приятное тепло разлилось по всему телу. Кошка запрыгнула на колени к Мак-Кею и поточила коготки о его юбку.
— Но даже тогда моя несчастная, уязвленная гордость не позволила признать, что она солгала мне. — Он слегка приподнял свой бокал. — Моя проклятая гордость.
Пруденс опустилась рядом с ним и положила руку ему на колено.
— Идемте со мной в Данкерк. Расскажите Себастьяну все, что только что рассказали мне. Он убежден, что вы покинули его мать. Что никогда даже не пытались помочь ей. Возможно, если вы расскажете ему, он поймет.
Мак-Кей печально взглянул на нее.
— Как могу я заставить его понять, если сам не понимаю? — Он покачал головой. — Нет, девочка. Уже слишком поздно для меня. Но не для тебя.
Он встал и тяжело подошел к большой конторке, захмелев от выпитого. Вытащив пергаментный сверток из ящика, Мак-Кей подал его Пруденс.
— Помилование парня. Его будут ждать в Лондоне через две недели, чтобы свидетельствовать против его деда перед Палатой Лордов.
Пруденс осторожно коснулась бумаги, словно могла обжечься.
— Я хотела, чтобы вы утаили это, — призналась она. — Но Себастьян был так долго лишен свободы. Сегодня я отдам ему его помилование. Даже если он предпочтет избавиться от меня, по крайней мере, он будет свободен.
Мак-Кей обхватил ее щеку дрожащей рукой. Пруденс не смотрела в зеркало с тех пор, как покинула Эдинбург. Она не имела представления о своем собственном перевоплощении под дикой, любящей лаской Себастьяна и гор. Ее волосы свободно и мягко ниспадали по спине. От влажного, туманного воздуха и физического труда на бледной коже лица появился здоровый румянец и, ее красота стала безупречной. Ветер придавал яркий блеск ее фиалковым глазам.
— Он — счастливый человек, — тихо сказал Мак-Кей. — Ты наконец стала такой красивой, какой ты должна быть, чего так боялась твоя тетя.
Пруденс сняла кошачий волос с его пледа. Ей больно было оставлять его одного, терзаемого виной и сожалениями. Ей хотелось поделиться с ним надеждой, поселившейся в ее сердце; радостью, живущей в ней, несмотря на страх.
Под вопросительным взглядом Мак-Кея она подошла к конторке, окунула перо в чернила и что-то написала на карточке. Затем вложила эту карточку ему в руку, привстала на цыпочки и с видом заговорщика что-то тихо прошептала ему на ухо.
Суровое лицо Мак-Кея осветила улыбка.
— Прекрасная мысль, девочка. Я завтра же пошлю за своей швеей.
Пруденс запрятала помилование себе в шаль.
Мак-Кей взял кошку на руки и последовал за ней к двери. У самого выхода девушка остановилась.
— Скажите мне, лаэрд Мак-Кей, — спросила она серьезно, — вы просили моей руки, чтобы спасти Себастьяна, или вы, действительно, хотели на мне жениться?
Серо-зеленые глаза кошки, не мигая, оглядывали Пруденс. Мак-Кей склонил голову.
— У Беллы и у меня нашлось бы для тебя место в наших сердцах, если бы ты захотела остаться.
Пруденс благодарно сжала его руку и побежала через лужайку. Мак-Кей печально смотрел ей вслед, пока она не скрылась среди деревьев, затем спрятал лицо в мягком мехе Беллы.
Пруденс неслась через лес, опасаясь затеряться во мраке. Редкие пятна лунного света дрожали на земле, освещая камни и раскидистый папоротник. Толстая полевка выскочила у нее из-под ног и, испуганно пискнув, юркнула в норку среди камней.
Пот застилал глаза; от быстрого бега прерывалось дыхание, но с каждым шагом крепла надежда на счастливый исход дела для Себастьяна.
Пруденс прижала его помилование к груди. Радость сделала ее неосторожной. Она споткнулась о корень и упала на живот, но еще крепче прижала к себе драгоценную бумагу. Девушка поднялась на ноги и продолжила свой стремительный бег.
Она выскочила из леса на луг. Полная луна посеребрила траву. Рыжий олень поднял голову от журчащего потока, роняя с морды капли воды. Спокойным взглядом влажных карих глаз грациозное животное проводило обезумевшую от счастья Пруденс, стремительно пробежавшую по лугу.
Крупные звезды усыпали чернильное покрывало неба ледяными осколками. Они казались такими близкими, что Пруденс могла бы поклясться, что без труда дотянется до них рукой и зачерпнет горсть. Туман холодил ее кожу своим влажным прикосновением. Даже он сейчас казался ей приветливым. Она шла домой. Домой в Данкерк. Домой к Себастьяну.
Пруденс вбежала во двор и резко остановилась. Ледяной ужас участил ее пульс и замедлил дыхание.
Одинокий свет горел в окне башни. Он резко выделялся на фоне кромешной темноты, нарушая гармонию ночи.
Пруденс нетвердо шагнула вперед, затем снова остановилась, покачнувшись на краю уродливой дыры в земле, где когда-то был зарыт сундук Себастьяна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вереск и бархат - Медейрос Тереза



З Для тех . кто любит приключения - замечательная книга.!!!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаВалентина
9.01.2012, 12.43





Я обожаю этот роман. Просто нет слов, чтобы передать впечатление!! Теперь Тереза Медейрос- мой любимый писатель, а эта книга- моя любимая :)
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЭмма
16.02.2012, 13.47





Очень хороший роман!!!Один из лучших мною прочитанных! Интересый сюжет, яркое и точное выражение чувств!Роман затягивает!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаМаринка
20.02.2012, 12.43





просто отличный
Вереск и бархат - Медейрос Терезаyulka
21.02.2012, 22.06





Жаль, что так быстро закончился.Понравилось очень!!!!!!!!!!!Советую всем!
Вереск и бархат - Медейрос Терезалена
12.03.2012, 14.30





а я не читал
Вереск и бархат - Медейрос Терезаконст
7.04.2012, 17.44





Роман супер!!!!! Очень понравился!!!! Читайте, не пожалеете!!!!!
Вереск и бархат - Медейрос Терезаzaira
30.05.2012, 14.43





Только вчера дочитала, мне очень понравилось, он такой лёгкий и волнующий, что порой невозможно оторваться! Очень интересные сюжетные линии и интриги,теперь буду читать и другие романы Терезы!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаПепел
27.06.2012, 10.21





Книга мне очень понравилась! У романов Терезы Медейрос очень захватывающие начала, прочитав несколько строк уже невозможно оторваться.
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЮлия...
15.08.2012, 23.03





Замечательный роман!Очень понравился!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаАнютка
8.11.2012, 3.27





Еще один роман,который мне очень понравился,но главный герой вызывает приступы бешенства!! Так и хочется сказать:.*идиот,ты что делаешь то?!* второй такой роман Макнот про Уитни:) у этой писательницы мне понравилась книга *ваша до рассвета*
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЮлек
15.01.2013, 20.42





По мне так слишком много всего наворочено.И как во всех романах этого автора, униженная героиня любит героя- скота. Интересно за что.
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаКэт
24.09.2013, 15.57





Ничего замечательного не увидела. Главные герои раздражали. 7/10
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаСветлана
29.04.2014, 20.10





Я прочитала уже около 5-6 ее романов и от каждого в восторге!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаИванна
17.07.2014, 18.02





Замечательная книга!Читается легко,с удовольствием.
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаНаталья 66
27.07.2014, 23.26





Роман с удивительным сюжетом, в котором есть любовь, нежность, страсть, боль, ненависть, разочарование и ревность! Понравилось, что осознание любви к другому приходит не сразу, а развивается постепенно вместе с раскрытием характеров героев!!! Очень реалистично описаны чувства и эмоции героев друг к другу, автор очень красиво пишет!!! 10 баллов!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаМэрилин
17.08.2014, 17.58





Просто класс !!!!!!!читать!!!!!
Вереск и бархат - Медейрос Терезаксения
18.01.2015, 18.22





Интересно, но так путанно, 9/10
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЭля
19.01.2015, 18.43





Интересно, но так путанно, 9/10
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЭля
19.01.2015, 18.43





Прекрасный роман!Очень понравился!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаНаталья 68
12.08.2015, 23.36





Браво!!!Давно не получала такого огромного удовольствия от прочитаного!Огромная взаимная ЛЮБОВЬ!А сколько юмора!прекрасный перевод!Очень трепетные и нежные отношения!Автору просто брависимо!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЕва
15.08.2015, 11.15





И я только - только дочитала. Хорошо... местами! Вот просто очень хорошо! Когда они встречаются, расстаются, когда автор очень точно описывает, что ждет героиню, если Гг женится на Триции( ее тетке, в доме которой ГГ живет,И,увы! Соблазнение неизбежно! Так выверенно и жизненно!) Превращение героини в высокомерную герцогиню и раскрасавицу... Сомнительно, но он настолько ОДЕРЖИМ ею, что, пожалуй, верю, если смотреть его глазами. Разбойничьи истории...ну... Это же 17 век! Ладно, согласна! Но вот эти чудеса с порохом, догонялками, ненужным судом в конце смазали весь роман. И подзатянули. Всё же читайте.
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЕлена Ива
15.08.2015, 11.48





Общее впечатление довольно приятное, несмотря на некоторую абсурдность в сюжете или в поведении гг. Очень смешил Джейми - потрясающий парень и жаль что он не красавец следующего романа. Впрочем здесь наплетено так, что не знаешь чего ожидать в конце, и я не уверенна что получилось удачно. Нетривиально, здорово что без крайней тупости, жестокости и насилия. Я польстилась только из-за "Поцелуй, чтобы вспомнить"
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаЕка
16.09.2015, 19.18





Никогда не оставляю комментарии, но не могу не поделиться находкой. ОЧЕНЬ советую книгу этого автора "Ваша до рассвета" на этом сайте к сожалению нет. Я уверенна никто не пожалеет затраченного времени! Лучшего я пожалуй еще не читала!
Вереск и бархат - Медейрос ТерезаСветлана
13.04.2016, 12.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100