Читать онлайн Шипы и розы, автора - Медейрос Тереза, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шипы и розы - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шипы и розы - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шипы и розы - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Шипы и розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Услышав имя мужа, произнесенное с явно любовной интонацией другой женщиной, Сабрина мгновенно проснулась. Девицу, лежавшую в постели Моргана, при всем желании нельзя было упрекнуть в излишней скромности: она не сочла нужным скрывать своих прелестей и, как только закрылась дверь, высунулась из-под одеяла, выставив напоказ обнаженную грудь. Сабрина выпрямилась и выскользнула из рук Моргана, как гладкая доска.
Морган подвигал подбородком, похоже, не находя достойных ситуации слов, но он был человеком действий, а не болтуном. Он подошел к постели, обернул блондинку простыней и без лишних церемоний, молча, подтолкнул к двери. Проходя мимо Сабрины, статная девица замедлила шаг и на ходу поинтересовалась:
— Это еще кто такая, черт возьми?
Рядом с самоуверенной красоткой, смотревшей на Сабрину с неприкрытой враждебностью, новая хозяйка замка Макдоннеллов почувствовала себя маленькой, жалкой и уродливой: с одежды медленно стекала вода, образовав на полу небольшую лужицу.
— Это моя жена, — пояснил Морган, выставил девицу в коридор и мягко, но решительно закрыл дверь перед самым ее носом.
Не оборачиваясь, Морган уперся ладонями в дверь, выставив вперед колено. Наступила гробовая тишина, прерываемая легким потрескиванием огня в камине.
— Великолепно, — похвалила мужа Сабрина, наградив его легкими аплодисментами. — Ты проявил редкий такт и большую сноровку. Случись здесь Брайан, он мог бы набраться ценного опыта. Девицу вышвырнули за дверь, словно она для тебя не больше чем остывшая грелка.
— Так оно и есть.
— Ты считаешь, что не обязан хотя бы объясниться с ней?
— Я и объяснился. — Морган повернулся лицом к жене и скрестил руки на груди, что можно было расценить как вызов либо предостережение. — Может, позвать ее обратно? Правда, я смертельно устал с дороги, но не настолько, чтобы не хватило сил справиться с парой баб.
Сабрина вспыхнула, чуть было не сорвалась на резкость, но вовремя сдержалась. Казалось, Морган старался использовать каждый удобный случай, дабы напомнить жене, за какого человека она сподобилась выйти замуж.
— Я не могла не заметить фамильного сходства. Кто эта девушка? Твоя любовница? Или кузина? — Она помедлила, прежде чем нанести удар под ложечку. — А может, родная сестра?
— Альвина приходится двоюродной сестрой Рэналду.
— А я-то думала, что Рэналд твой двоюродный брат.
Морган поморщился, очевидно, сам запутавшись в своих родственниках.
— Ладно, неважно. — Сабрина прижала пальцы к вискам и зажмурилась. — Я слишком устала и сейчас не способна разбираться в сложных переплетениях веток генеалогического древа Макдоннеллов. Думаю, в сложившихся обстоятельствах тебе еще повезло: ты хотя бы знаешь, кто приходится тебе матерью.
Тут Сабрина открыла глаза и не на шутку перепугалась, увидев грозно надвигающегося на нее Моргана. Он прижал жену спиной к камину и заговорил, выстреливая каждым словом, будто пушечным ядром:
— Я не спал больше полутора суток, детка, и боюсь, из-за этого не совсем хорошо соображаю. Так что если ты не намерена заняться продолжением моего генеалогического древа прямо здесь и немедленно, у меня нет охоты обсуждать его с тобой.
От разъяренного мужа исходило больше жара, чем от огня в камине. Вскинув голову и глядя ему в глаза, Сабрина почувствовала, как возвращаются страх и опасения, подзабывшиеся в пути, когда Морган проявлял о ней трогательную заботу. Макдоннеллы прославились тремя весьма неприятными свойствами — первобытной дикостью, ненасытным звериным аппетитом к любовным утехам и неистовой ненавистью к Камеронам. Видимо, сейчас предстояло свести близкое знакомство со всеми тремя разом, при активном содействии этого безжалостного белокурого гиганта.
Он занес руку над Сабриной, и та невольно отпрянула, прижавшись спиной к теплым камням камина, но не выдала испуга. За всю жизнь никто никогда не посмел ее ударить, даже когда она этого вполне заслуживала. Однако Сабрина помнила слова Моргана о том, что Макдоннеллы не прощают проявлений слабости, и преисполнилась решимости держаться до конца, крепко зажмурилась и молила Бога лишь о том, чтобы дал ей силы не расплакаться, когда щеки коснется широкая ладонь великана.
До слуха донеслось легкое шипение куска торфа, до которого добрались языки пламени; теплые пальцы легонько прикоснулись к щеке, сняли капюшон и дали свободу волосам, рассыпавшимся по плечам. Открыв глаза, Сабрина увидела, что Морган смотрит на нее с обидой, словно она незаслуженно нанесла ему жестокий удар, причинив острую боль.
— Надо полагать, чему-то я успел тебя научить, детка?
В его голосе прозвучала нотка презрения, хотя трудно было решить, к кому из них двоих это относится. Сабрина опустила голову, устыдившись, что Морган смог так легко прочитать ее мысли. Он отвернулся и отошел к постели, волоча ноги от усталости. Сабрина с трудом сдержала охватившую все тело дрожь. Камин был не способен заменить тепло, исходившее от мужа, и не мог служить защитой от дурных предчувствий, с которыми пришлось бороться весь долгий день.
Как бы не замечая больше присутствия супруги, Морган отстегнул булавку и начал разоблачаться, сбросил плед с плеч; отсвет пламени из камина упал на мощную мускулистую грудь. Сабрину бросило в жар, озноб улетучился, она не могла отвести глаз от этой сцены. Вот обнажился тугой живот, и девушка затаила дыхание, как ребенок в ожидании сокровищ, которые подарят ему в утро Рождества.
Но когда Морган без предупреждения сбросил всю одежду, Сабрина увидела значительно больше, чем хотела. Она отвернулась и так ожесточенно уставилась на стену, что начали косить глаза. Сзади скрипнула кровать и раздался стон облегчения, отчего у Сабрины по спине пробежала дрожь.
— Ты что, детка, не собираешься ложиться?
— Нет, — выпалила Сабрина, спешно подыскивая благовидный предлог, который мог бы избавить ее от необходимости приносить себя в жертву этому великолепному самцу. — Я не стану спать здесь. Не могу же я лечь в постель, где только что валялась твоя… эта женщина.
— Как хочешь, — лениво сказал Морган.
Сабрина искоса взглянула в сторону кровати, где блаженствовал муж, всем своим видом подчеркивая, что ему в высшей степени наплевать, чем сейчас займется вконец измученная долгой дорогой и насквозь продрогшая супруга. Правда, догадался прикрыть наготу одеялом. Сабрина пару раз нарочито громко чихнула, но Морган не прореагировал на ее страдания.
Колени подгибались, голова клонилась к груди, ничего не оставалось, кроме как снять плащ, постелить на грязный каменный пол и лечь, скатав в комок капюшон под головой наподобие подушки. Сабрина лежала на спине, вперившись в потолок и наблюдая за игрой теней; кто-то скребся за дверью, скорее всего крыса. Внезапно тишину разорвал голос Моргана:
— Можешь не бояться меня, Сабрина Камерон. Я тебя пальцем не трону.
— Сабрина Макдоннелл, — прошептала, обращаясь в темноту, девушка, но в ответ услышала лишь ровное дыхание спящего супруга.
На следующее утро, когда Сабрина проснулась, за окнами брезжил тусклый рассвет, а вокруг гудели пчелы — сотни, тысячи пчел, готовых в любую секунду впиться в ее нежную кожу. Девушка спросонья замахала руками, сбила в сторону одеяло и поняла, что пчелы здесь ни при чем. За толстыми стенами жалобно стенали волынки. Значит, ничего в ее жизни не изменилось, она по-прежнему в своей уютной постели, и с минуты на минуту в комнате появится улыбающаяся матушка с чашкой горячего шоколада. Морган все еще томится в темнице, и его жизнь висит на волоске, дальнейшая судьба узника зависит от воли Дугала Камерона.
Сабрина протерла глаза и немало удивилась, обнаружив пропажу знакомого балдахина над кроватью. Далеко ввысь уходил закопченный каменный потолок. Сразу вспомнились события минувшего дня. Теперь дочь Камерона сама угодила в узилище и ее судьба находилась в руках Моргана Макдоннелла.
Девушка села на кровати. Ее скомканный плащ валялся на пыльном, замусоренном полу. Надо полагать, Морган перенес жену в постель перед тем, как отправиться по своим делам.
В комнату протрусил Пагсли и забрался на кровать, его лапы оставляли на одеяле маленькие грязные следы.
— Похоже, ты ужасно всем доволен! — воскликнула Сабрина, с умилением глядя на»расшалившегося мопса. Пагсли в ответ раскрыл пасть, и оттуда выпал какой-то грязный цилиндрический предмет. Пес радостно скалился и норовил лизнуть хозяйку в нос. Девушка несмело взяла подарок собачонки, повертела, повернула к свету и поняла, что держит в руке кость, подозрительно похожую на человеческую. — Останки предыдущей жены Моргана скорее всего, — пробормотала Сабрина и вернула Пагсли его сокровище.
Предоставив мопсу полную возможность наслаждаться возней с костью сомнительного происхождения, Сабрина соскочила с кровати, оказавшейся довольно высокой, и скривилась от боли. Впервые в жизни ей довелось спать не разуваясь, и за ночь затекли ступни в туфлях. Ближайшее окно представляло собой зияющую в каменной стене дыру, загороженную мутным стеклом. Девушка решила раздвинуть шторы, потянула, и гнилой шелк рассыпался в прах под пальцами.
За окном далеко внизу деревья расступались, открывая заросший травой пригорок, где собрались Макдоннеллы, дабы отдать последнюю дань своему старому вождю. В тот момент, когда гроб опускали в неглубокую могилу, Сабрина безошибочно выделила среди участников похоронной церемонии Моргана, стоявшего у края ямы с высоко поднятой головой и гордо расправленными плечами. Порыв ветра донес последний горько-сладкий вскрик волынки, и от этого звука Сабрину пробрала дрожь. Какой бы грубой и свирепой ни была Ив, она могла заставить волынку рыдать с искусством, которому позавидовал бы любой маэстро от Лондона до Эдинбурга.
Макдоннеллы постепенно начали расходиться, потянувшись в сторону замка, и вскоре Морган остался в одиночестве. Немного постоял со склоненной головой, повернулся, но не последовал за родственниками, а вскочил на коня, и через пару минут его фигура растворилась в лесу, затянутом дымкой тумана. У Сабрины сжалось сердце, захотелось оказаться рядом с мужем, разделить его горе, как приличествует добропорядочной жене. Но он явно не нуждался в ее сочувствии, и этого не следовало забывать. Такому человеку, как Морган, жена требовалась только для одной-единственной цели, и он предельно четко объяснил это Сабрине еще в замке Камеронов.
Сабрина распахнула окно на противоположной стороне помещения. В комнату тотчас ворвался злой и сильный ветер, обжег лицо холодом, растрепал волосы, и перед восхищенным взором Сабрины открылась изумительная панорама. Над зеленой долиной грозно нависли неприступные скалы, темную пелену низко висящих облаков прорезали сверкающие снежные шапки на горных вершинах. Меж скал, уходя вдаль, вилась узкая дорога. Сабрина зябко повела плечами, возблагодарив небо, что проспала большую часть опасного пути к замку и не успела по-настоящему испугаться крутизны пути и зияющей бездны под ногами коня.
Сейчас ее окружала неукрощенная природа, от дикой красоты которой захватывало дух, и можно было понять презрительное отношение Моргана к владениям Камеронов — пологим холмам и пастбищам, огороженным кучками камней. Сабрина попыталась представить себе, как рос и мужал будущий предводитель Макдоннеллов, отрезанный от внешнего мира непроходимыми лесами и неприступными горами. Неудивительно, что и сердце его уподобилось скале.
Девушка тяжко вздохнула и повернулась к кровати. Ничто не мешало скользнуть под одеяло, закрыть глаза и немного помечтать, но при воспоминании о бесстыдной блондинке ложиться в постель расхотелось. Перед мысленным взором встала непотребная сцена: вокруг шеи Моргана обвились загорелые руки Альвины. Сабрина сдернула одеяло и выбросила в окно, за ним последовали простыни и даже грязная кость, но потребовалось немало сил, чтобы удержать Пагсли, решившего ценой собственной жизни спасти драгоценное лакомство.
— Нет, нет, ты останешься со мной, — уговаривала собаку Сабрина. — Мне мила твоя мордашка, потому что приветливее ее я сегодня ничего не увижу.
Заслышав в голосе хозяйки похвалу, мопс принялся радостно вылизывать ее лицо. Присмотревшись, Сабрина обнаружила, что из ошейника собаки кто-то уже выковырял все до единого драгоценные камни. Скорее всего та же судьба постигла все личные вещи новой хозяйки замка, когда сундуки распаковывали дамы из клана Моргана. Девушка невольно содрогнулась, представив себе, как в ее узкое платье пытается втиснуться пышнотелая Альвина. И тут же Сабрина вновь содрогнулась, на этот раз от ужаса и сознания собственной вины. Энид! Боже мой, как можно было оставить беззащитную кузину в руках этих похотливых варваров? Бедняжка, вероятно, нашла убежище где-нибудь под кроватью, дрожит там от страха, смахивая с лица паутину, и молит Бога о спасении или о смерти, поскольку ей грозит участь худшая, чем смерть.
Сабрина не стала медлить, приводить себя в порядок, посадила Пагсли на кровать и стремглав бросилась вон из спальни.
Повернув за угол, Сабрина налетела на груду обломков, пребольно ударилась, на секунду задержалась, массируя ушибленную ногу, и заспешила дальше. Нельзя останавливаться, дорога буквально каждая минута, когда девичья честь кузины в такой опасности. Мимо мелькали окна необычной формы, расположенные друг от друга на разном расстоянии. Сабрине они казались вначале странными, пока она не поняла, что это не окна, а проломы, оставшиеся от ядер противника, некогда пытавшегося взять замок штурмом.
Найти дорогу в тесных полутемных коридорах оказалось непросто, Сабрина пробежала мимо спальни Моргана дважды, прежде чем натолкнулась на широкую лестницу, которая вела вниз, в чрево этого замка-крепости. Девушка вихрем пролетела по выщербленным ступеням, не глядя под ноги, и наверняка проскочила бы мимо миловидной дамы, облаченной в пестрое муслиновое платье, но та вдруг окликнула ее:
— Доброе утро, любовь моя. Что это ты такая растрепанная? Тетушка Элизабет пришла бы в страшное расстройство, узнай она, что ты легла спать, не заплетя на ночь косы.
— Энид? — воскликнула пораженная Сабрина, застыв на месте с открытым ртом.
Кузина осторожно пробиралась к ней среди куч мусора, на светлых кудрях в такт шагам колыхался белый кружевной чепец.
— Энид! Куда это ты собралась в таком наряде? — удивленно спросила Сабрина. Она опознала на руке подруги плетеную корзинку, содержавшую припасы съестного, которые упаковала матушка в дорогу перед отъездом.
— Мы с Рэналдом решили сегодня позавтракать на природе. Он обещал показать мне нечто невиданное.
— Он покажет, — пробормотала Сабрина. — А ты уверена, что поступаешь правильно, оставаясь с ним наедине? Вы же знакомы меньше одного дня.
— Ерунда. Рэналд похож на милого медвежонка. Он и мухи не обидит.
— А я рассчитывала, что мы с тобой…
Снизу послышалось басовитое мурлыканье:
— О, Энид! Где же мой сладкий пухлый пирожок? Твой мохнатый медвежонок проголодался и ждет тебя.
Сабрину едва не стошнило, она порадовалась, что еще не завтракала.
— Иду, иду, дорогой, — откликнулась Энид. Глаза девушки сверкали, щеки пылали ярким румянцем, толстушка напоминала спелое яблоко, и Сабрина впервые осознала, что ее кузина очень хорошенькая. — Как только вернусь, сразу тебя разыщу, — пообещала ей подруга. — Тогда расскажу тебе о Рэналде, а ты мне — о Моргане.
«Последнее не займет много времени», — хмуро подумала Сабрина, опустилась на ступеньку и проводила глазами кузину, весело сбегавшую вниз по лестнице. На душе стало совсем одиноко. Даже Энид больше не нуждалась в ее обществе. Но долго горевать не приходилось. От голода подвело живот, и пора было чем-то подкрепиться. Нельзя же провести целый день, сидя на грязной лестнице и жалея себя.
Сабрина встала, отправилась на поиски кухни, на ходу машинально подобрав волосы и завязав их узлом на затылке. В первом попавшемся на пути зале тронула рукой боковую дверь. Когда та распахнулась, в лицо ударил резкий мужской смех.
— Будьте уверены, ему очень скоро прискучит эта камероновская потаскуха. Могу поспорить с кем угодно. Тощая, кожа да кости, на что она годится в постели?
Сабрина замерла и похолодела.
— Это точно, — встрял чей-то скрипучий голос. — И когда ему надоест с ней возиться, объедки достанутся нам. Что касается меня, я готов подождать, мне и тощая сгодится.
— С тобой все ясно, Фергюс, ты был готов трахнуть любую девку, едва только оторвался от мамкиной сиськи. Только с чего ты взял, что от нее что-то останется, когда Морган с ней покончит?
— Седрик дело говорит. Ты же знаешь, что о нем бабы говорят: голова, как у быка, а…
Сабрина тихо притворила дверь. Ей совсем не хотелось знать, что говорят о муже его любовницы, как расписывают его мужские достоинства. За дверью грохнул новый взрыв хохота. Сабрина поморщилась. Как ни тяжело было в этом признаться, дурное начало дня не предвещало ничего хорошего. Гордо выпрямившись, е высоко поднятой головой, новая хозяйка замка решила двинуться дальше, но душу ее терзали тяжкие сомнения. Неужели Морган так ненавидит Камеронов, что способен использовать молодую жену и затем бросить на растерзание этой стае голодных волков?
Сводчатый коридор вывел девушку к плохо освещенному помещению, напоминавшему пещеру и служившему, по всей видимости, кухней. Бледные лучи солнца проникали через узкие щели, расположенные высоко под потолком. Сабрина укрылась в тени за порогом, внимательно изучая открывшуюся картину: возле столов бесцельно слонялись полуодетые либо одетые кое-как женщины, некоторые валялись на скамьях, тупо вперившись в потолок. Эта сцена не имела ничего общего с атмосферой бурной активности, обычно царившей в кухне замка Камеронов; не шипели на сковородках жирные куски свинины, распространяя дурманящий запах, от которого слюнки текли во рту, не дымились паром бурлящие кастрюли с супом. Огромная печь была мертва, и только груды сажи и пепла свидетельствовали о том, что некогда в ней разводили огонь.
Ив нигде не было видно, но Сабрина без труда опознала среди женщин ту, которую прошлой ночью Морган выставил из своей спальни. Альвина оседлала исполосованную шрамами деревянную скамью, как вставшего на дыбы коня; спутанные золотистые волосы закрывали ее спину гораздо ниже пояса.
— Своими глазами видела эту сучку, это точно. — Альвина яростно вгрызлась в зеленое сморщенное яблоко. — Эдакая высокомерная штучка. Страшная до ужаса. Бледная, как молоко, а брови черные, похожи на улиток. — При этих словах Сабрина невольно провела кончиком пальца по выгнутой брови. — Бедный мой Морган! Так жалко его стало. Целую ночь один на один с этой скелетиной.
Какая-то старуха хихикнула, оскалив гнилые зубы:
— Может, он накрыл ей лицо подушкой перед тем, как сделать свое дело. Наверное, все бабы одинаковые, хоть Камероны, хоть кто еще, когда задуешь свечу.
Аудитория встретила это философское замечание смехом, а Альвина, прожевав очередной кусок яблока, зло сощурила серые глаза:
— Я сама бы не прочь накрыть ее подушкой и придушить. Одним Камероном меньше — воздух чище.
По подбородку Альвины сбегал золотистый яблочный сок, в животе Сабрины громко заурчало, и блондинка метнула взгляд в сторону новой хозяйки замка. Полные губы растянулись в ядовитой ухмылке, но Альвина не призвала подруг обратить внимание на непрошеную гостью, а лениво шевельнула длинной красивой ногой, продемонстрировав спрятанный под платьем небольшой кинжал. Сабрина поежилась, услышав сочившийся ядом голос пышнотелой красотки:
— Может, камероновская девчонка и высокого происхождения, но моему Моргану нужна не леди, а настоящая баба, которая может дать ему все, что он пожелает. Леди не способна удовлетворить такого мужика, как Морган. — Альвина посмотрела прямо в глаза соперницы. — Просто потому, что он ее на куски разорвет.
Сабрина отступила подальше в тень. Только сейчас до нее дошло, почему матушка строго наказывала никогда не подслушивать. В замке Макдоннеллов это занятие было не просто нарушением правил приличия, но таило смертельную опасность. Круто развернувшись, девушка бросилась прочь, стараясь побыстрее уйти как можно дальше, чтобы не слышать больше грязных сплетен и пересудов, от которых страх подкатывал тошнотой к горлу.
Однако голод неодолимо влек вперед на поиски пищи. Хватаясь в потемках за стены, чтобы не упасть, Сабрина бродила по пустынным коридорам, казалось, вечность, пока не вышла к новой арке; она повернула за угол и увидела массивную каменную стену. Тупик, дальше пути нет, что напомнило ей отношения, сложившиеся с Морганом. Приглядевшись, девушка заметила, что вдали вроде брезжит слабый свет, медленно двинулась в ту сторону и оказалась в помещении, где буйствовал ветер, врывавшийся в разбитые окна; на стенах трепетали прогнившие, изуродованные глубокими царапинами гобелены, казалось, по ним прошлись громадные когтистые лапы.
Рядом было встроено огромное, от пола до потолка, зеркало в бронзовой раме, потемневшей от времени; на уровне шеи девушки змеилась извилистая трещина. Зачарованная собственным отражением, Сабрина медленно распустила волосы, сразу окутавшие лицо темным облаком. Волнистое стекло обезобразило ее черты, подобно тому, как искорежили жизнь события последней недели.
Возникло ощущение, будто угодила в иную, кошмарную реальность, где все, чему ее учили, все, во что убеждали свято верить, на поверку оказалось не более чем иллюзией.
Сабрина провела кончиками пальцев по знакомым дугам бровей, слегка вздернутому носу, по подрагивавшей пухлой нижней губе. Никогда прежде не случалось задумываться над тем, как она выглядит, гордиться своей внешностью и выставлять ее напоказ. В этом просто не было необходимости, поскольку ее красота, как и богатство, и любовь родных, не подвергалась сомнению. Жемчужные ровные зубы и соболиная мягкость густых волос не нуждались в комплиментах. Всю жизнь ей говорили, что она красивая.
А что, если ей лгали? Если хотели польстить и говорили то, что она желала услышать? И возможно, смеялись за ее спиной или хуже того — жалели бедную уродину? Во всяком случае, на одного человека ее красота не производила никакого впечатления, и этим человеком был Морган.
Отражение в зеркале затуманилось и поплыло, черные волосы и синие глаза чуть сместились, и возник до боли знакомый и дорогой облик отца, на лице которого запечатлелись грусть и страдание, как это было в момент расставания, когда любимая дочь отказалась поцеловать его на прощание.
— Папа, папочка, зачем ты это сделал? Что теперь со мной будет? — вырвалось из горла хриплым шепотом.
Даже осуждая отца, Сабрина сердцем рвалась к нему за поддержкой и сочувствием; она прижала ладонь к зеркалу в надежде коснуться родной колючей бороды, но ощутила лишь холодное бесчувственное стекло.
Морган предоставил коню возможность выбирать дорогу, чуть откинулся назад, мерно покачиваясь в седле, и глубоко задумался. Похоже было, что только верный Пука мог дать ему полную свободу. Свободу от притязаний сородичей, их вечных жалоб, стенаний и требований.
Вспомнилось, как в его руки попал этот конь. Моргану едва исполнилось шестнадцать, когда он случайно стал свидетелем безобразной сцены. Изрядно подвыпивший сын богатого лорда жестоко стегал плетью лошадь, почти потерявшую сознание под безжалостными ударами. Морган отобрал плетку, хорошенько отхлестал выродка, и тот позорно бежал, бросив бедное животное; однако, оказавшись под защитой стен родного замка, он громогласно объявил, что его коня украли «вороватые Макдоннеллы», тем самым пытаясь спасти свою честь. В отместку его разъяренный папаша повелел повесить первого же Макдоннелла, вздумавшего поохотиться во владениях лорда, и жертвой пал двенадцатилетний парнишка.
Пука до сей поры хранил следы жестокого обращения прежнего хозяина, как внешние — рубцы на боках, так и внутренние — у коня был суровый нрав. Временами Морган чувствовал, что Пука ему как родной брат.
Выехав на поляну, Морган соскочил с седла, оставил коня щипать редкую траву, и вошел в небольшой домик, крытый соломой, который напоминал о тех временах, когда клан Макдоннеллов владел отарами овец и в таких коттеджах жили пастухи. Морган довольно часто навещал это уединенное место, где можно было посидеть в тишине и неспешно поразмыслить над настоящим и будущим, не чувствуя на плечах каменный гнет громадного замка. Вот и сейчас Морган придвинул к окну стул, уселся, положив ноги на подоконник, и уставился вдаль в глубокой задумчивости.
Первым на память пришел отец, который обрел наконец вечный покой под каменным покрывалом. У Моргана не было никаких иллюзий в отношении Ангуса. Отец никогда не любил сына таким, какой он есть, а старался воспитать будущего лидера клана. Старик получал огромное удовольствие, когда ему удавалось стравить Моргана со сверстниками и вынудить кулаками доказывать свое право на существование. Одновременно Ангус плел дипломатические сети и заставил сына против воли принять участие в хитрых играх с Камеронами, в результате чего с первой встречи Морган мог отплатить Дугалу за любовь только ненавистью. С малых лет мальчика приучили к мысли, что уважение можно заслужить одним путем — потом и кровью. Поэтому он не мог по-доброму воспринять хорошее отношение Камерона, ничем, казалось бы, не оправданное, а потому подозрительное. А теперь новое осложнение: убийство Ангуса не отомщено достойно и Сабрине приходится расплачиваться за предательство ее отца.
Будь прокляты Камероны! Даже в день похорон отца, когда принято предаваться горю и ни о чем больше не думать, перед глазами стоит лицо Сабрины в тот момент, когда она решила, что муж способен ее ударить. Неужели эта дурочка не понимает, что ее можно убить одним взмахом руки?
Никогда в жизни Моргану не случалось ударить женщину, хотя частенько так и подмывало, поскольку причин было немало. Давным-давно он научился контролировать себя и не применять силу зря. Это решение пришло в семнадцать лет, когда, тяжело дыша и умываясь кровью, струившейся из сломанного носа, Морган стоял над бездыханным телом своего самого близкого друга. Все тогда началось с легкой потасовки, спровоцированной Ангусом, а потом он же довел соперника сына до исступления злыми и обидными словами. При виде лица друга, искаженного жаждой крови, Морган решил одним махом завершить ссору, пока ее участники не получили серьезных увечий, но одного удара, в который он вложил всю свою силу, оказалось достаточно, чтобы друг навсегда распрощался с жизнью.
Ангус бросился к сыну и хотел было одобрительно похлопать по спине, поздравить с победой, но впервые в жизни Морган отшвырнул руку отца и навис над ним, крепко сжав кулаки и яростно сверкая глазами. Во взгляде Ангуса он прочитал животный страх, круто развернулся, пробился сквозь толпу зрителей и попытался найти уединенное место, где можно было бы прийти в себя, успокоиться и решить, как жить дальше.
Невеселые воспоминания прервали шаги за спиной. Морган остался сидеть, не поворачивая головы, потому что знал, что на свете есть лишь одно человеческое существо, которое могло решиться нарушить здесь его одиночество.
— Тяжело было хоронить его, Ив? — мягко спросил Морган.
— Мы оба знаем, что он бы все равно умер до первого снегопада. Но мне тяжело оттого, что Ангус пал от руки Камерона. Надеюсь, ты заставишь их девку за все заплатить сполна.
— При чем здесь она? Ведь не она же всадила в Ангуса кинжал.
— Кто знает, с какого бока она может оказаться причастной? Такие, как она, на все способны. Добра от нее не жди, все эти леди в дорогих нарядах слова доброго не стоят, только и умеют, что затуманить мужику мозги льстивыми словами да сладкими духами.
Морган резко повернулся, с трудом сдерживая закипавший гнев:
— Однажды из-за меня уже погибла женщина только потому, что мне не терпелось появиться на свет Божий, и сейчас я не испытываю ни малейшего желания послужить причиной смерти еще одной. Может, ты еще предложишь перерезать всех овец, доставшихся нам по милости Дугала? Заодно прикончим кур. Или все же стоит найти им лучшее применение, а мстить другим путем?
Упрямо выставив подбородок, Ив стойко встретила гневный взгляд предводителя клана, но долго не выдержала и опустила глаза. Между ними сложились отношения, основанные на взаимном уважении, хотя большой теплотой они не отличались. Каждый признавал, что имеет дело с умным человеком, и это их связывало крепче, чем текущая в жилах кровь членов единого клана. Давным-давно они без слов договорились делать все, что в их силах, дабы сохранить свой клан, уберечь его от бед и напастей, не позволить Макдоннеллам исчезнуть с лица земли.
Ив забросила косу за плечо, пододвинула и оседлала другой стул рядом с Морганом.
— Ладно, парень, если уж не хочешь прикончить девку, тогда сделай кое-что другое, чтобы умиротворить мою душу.
В ответ Морган повторил фразу, сказанную недавно Элизабет Камерон, хотя прекрасно сознавал, что по отношению к Ив она звучит насмешкой:
— Всегда готов служить прекрасной даме.
— Сделай ей ребенка.
Морган вскочил, прошел к потухшему очагу, положил руки на грубо отесанные камни и задумался. Сегодня утром ему стоило немалого труда удержаться и не заняться именно этим, когда он увидел Сабрину, свернувшуюся калачиком на плаще на полу. Если бы не синие круги под глазами — знак страшной усталости после долгого пути и не то, как доверчиво она обвила рукой шею Моргана, когда он укладывал ее в постель, участникам похорон пришлось бы очень долго, а может, и безуспешно ждать сына Ангуса у открытой могилы его отца.
— Я знаю, парень, что ты не из тех, кто волочится за каждой юбкой, — в голос Ив вкрались просительные нотки. — По-моему, ты здесь единственный не наплодил свору зеленоглазых ребятишек, незаконнорожденных и никому не нужных. Но что будет, если Дугал вдруг передумает? Что, если он заявит, будто ты умыкнул его дочь, и призовет на помощь английских солдат?
— Солдатами меня не испугать, пусть приходят. Я не отдам то, что мне принадлежит.
Припадая на ногу, Ив подошла и похлопала Моргана по спине, чем невольно напомнила отца.
— Молодец, мой мальчик! А теперь поклянись, что обрюхатишь девку, поставишь на ней свое клеймо, пока не поздно.
Ив была высокой женщиной, высокой даже для Макдоннелла. Ее горячее дыхание обжигало затылок Моргана. Морган повернулся к ней лицом.
— Я с этим разберусь, когда мне будет угодно. И без вмешательства твоего или кого-нибудь другого из моих родственников.
Ив сделала шаг в сторону, уступая дорогу Моргану, двинувшемуся к двери. Многолетний опыт споров с Ангусом научил ее умению отступать вовремя.
— Да, чуть не забыл, — добавил Морган. — Будь добра, постарайся, чтобы я больше не видел Альвину в постели моей жены. Возможно, в этом случае я скорее выполню твое пожелание.
— Ладно, — Ив насмешливо сморщила нос. — Просто хотелось тебе напомнить, что теряешь, когда спишь с врагом. Может, передать Альвине, что теперь ты сам будешь к ней приходить?
— Нет. — Морган, не вдаваясь больше в объяснения, потянул на себя ручку двери.
— Морган! Надеюсь, Ангус сможет тобой гордиться?
Морган в ответ невесело усмехнулся:
— Как было, так и будет.
Сабрина еще глубже зарылась носом в книгу, безуспешно пытаясь заглушить чувство голода чужими рассуждениями о главенстве духа над телом. В животе урчало так громко и настойчиво, что Пагсли, скуля, сбежал и забился в угол. Туда же вскоре отправилась и книга. Сабрине до смерти надоели надуманные переживания героев, казавшиеся ничтожными по сравнению с ее собственными муками. Девушка вскочила и принялась раздраженно метаться по комнате; слегка подташнивало, в голове шумело, ноги плохо слушались.
Новая хозяйка замка решила больше не искать общества после первой неудачной вылазки на территорию противника. По возвращении в спальню Сабрина обнаружила свои сундуки, аккуратно расставленные в углу комнаты без явных следов насильственного вскрытия, что придало ей бодрости и уверенности в себе. Девушка вознамерилась посвятить остаток дня любимым занятиям, которые в прошлом неизменно доставляли удовольствие: читала, шила, написала матушке письмо, полное фальшивой бодрости и наспех придуманных забавных историй из жизни в доме Макдоннеллов. И лишь после того, как вложила письмо в конверт и запечатала, поняла, что ни разу не упомянула ни одного из двух мужчин, с которыми мысленно не расставалась последние сутки.
Затем она протерла все тело губкой, смоченной розовой водой, и надела новое платье, что помогло немного разогнать дурное настроение. Но за окнами уже начали сгущаться сумерки, » и по мере того, как в комнате темнело, сохранять бодрость духа становилось все тяжелее.
Тогда Сабрина поспешила зажечь шесть дорогих свечей, которые предусмотрительно сунула в багаж матушка, и расставила по всей комнате, чтобы разогнать мрак. Конечно, следовало быть более бережливой, но в данный момент главным казалось высветить каждый угол неуютного помещения. В воздухе повис запах можжевельника, свежий и терпкий, напомнивший девушке о Моргане.
При мысли о муже аромат показался скорее горьким, чем сладким. Хотелось бы знать, куда он подевался? Здесь жена умирает от голода, а ему хоть бы что! Сабрина заметалась по комнате, подивившись неожиданному приливу энергии. Значит, если всерьез рассердиться, исчезают страх и опасения, чувствуешь себя обновленной и способной на любые подвиги.
Расхаживая по спальне из угла в угол, Сабрина вспомнила матушку и ее поучения и принялась мысленно их повторять, доводя до крайности: «Настоящая леди никогда не должна выказывать своего гнева. Настоящая леди, если ударят по щеке, обязана подставлять другую. Долг настоящей леди, если надо, умереть от голода в собственной спальне достойно, без лишнего шума, не доставляя беспокойства никому, а в особенности своему супругу».
— Эти слова можно будет высечь в качестве эпитафии на моем надгробье, после того как Морган швырнет мое истощенное голодом тело в могилу, — сообщила Сабрина ближайшей свече. — Нет, слишком длинно. Достаточно написать: «Здесь покоится Сабрина Камерон-Макдоннелл, настоящая леди».
Тут девушка вспомнила, что Морган не умеет писать, значит, даже имени ее на кладбище не будет.
Проходя мимо Пагсли, Сабрина обратила внимание на то, что мопс как-то странно смотрит на нее. Прежде в его глазах читалось почтение либо ожидание, а сейчас они голодно сверкали. Невольно закрадывалось подозрение, что пес видит не хозяйку, а возможную добычу.
— Не горюй, Пагсли. Скоро, очень скоро ты сможешь обглодать мои косточки.
Сабрина поставила торчком один из сундуков, отныне призванный играть роль туалетного столика, и водрузила сверху зеркало, решив изучить, как сказывается на ее облике столь долгое голодание. Девушка почти ожидала увидеть череп, обтянутый пожелтевшей кожей, но опасения не оправдались. Более того, не было ничего общего с робкой испуганной девушкой, отразившейся в мутном треснувшем зеркале, которое она обнаружила утром, исследуя свои новые владения. Сейчас на нее смотрело знакомое ухоженное лицо, увенчанное короной из черных кос. Щеки ярко алеют от гнева. Темные крылья бровей грозно сдвинуты. В общем и целом Сабрина осталась довольна собой.
Сабрина отодвинула зеркало. Нет, нельзя забывать о своей принадлежности к славному роду Камеронов, нельзя позволить банде босоногих варваров издеваться над собой. И держать в заточении в ее собственной спальне! Пора всем напомнить, что в этом замке появилась новая хозяйка!
Решительными шагами девушка направилась к двери, широко распахнула… и, боязливо высунув голову, огляделась по сторонам, прежде чем на цыпочках выйти в коридор.
Почти возле лестницы Сабрина услышала приглушенный вскрик, застыла на месте и навострила уши. Голос показался знакомым, доносился из-за плотно закрытой двери ближайшей комнаты и сопровождался глухими звуками борьбы. Девушка приложила ухо к двери и услышала странный стон. Ее прошиб холодный пот, когда она осознала, что этот звук как две капли воды похож на стенания, которые издавала Энид, испуганная пауком в замке Камеронов.
Значит, кузине угрожает смертельная опасность. Возможно, кто-то причиняет ей боль. Сабрина навалилась плечом на дверь, но та была заперта изнутри на засов, и тогда девушка принялась молотить кулаками по преграде. Однако стук в дверь перекрыли ритмичные звуки в самом помещении. Последовал жуткий крик, а за ним последовала такая какофония воплей, что у Сабрины волосы встали дыбом. Боже мой! Кузине не просто причиняли боль, ее подвергали чудовищным пыткам! И все по вине Сабрины, затащившей подругу в логово вампиров. Для них не имеет никакого значения, что Энид из рода Бельмонтов и не может отвечать за грехи Камеронов. Она для них лишь еще один представитель ненавистного клана, вот они и вымещают на беззащитной девушке свою злобу.
Сабрина изо всех сил колотила кулаками в дверь и звала на помощь. Из глаз ее ручьем лились слезы; от крика село горло, девушка сунула в рот сбитые, окровавленные пальцы и тупо уставилась на дверь из крепкого дуба. Что делать? Одной не справиться. Морган. Сейчас только Морган мог прийти на помощь.
Подхватив юбки, Сабрина помчалась вниз по лестнице, во все горло призывая мужа. Она уже почти задохнулась, когда проскочила под аркой, ведущей в большой зал, и с ходу влетела в дымное облако, отчаянно воняющее горящим торфом и давно не мытыми телами. Не переставая звать мужа, Сабрина начала пробиваться сквозь толпу гогочущих мужчин, от которых несло жуткой смесью застарелого пота и виски, споткнулась, едва не упала, но ее вовремя поддержали за локоть, перед глазами возникло страшное лицо, обнажившее беззубый рот в кривой усмешке.
— Эй, детка, Моргана здесь нет. Может, я сойду вместо него?
Наружу вырвался весь накопившийся с утра гнев, с неожиданной силой Сабрина оттолкнула хама и продолжала протискиваться вперед, игнорируя свист и улюлюканье. Макдоннеллы буквально исходили слюной от выпавшей на их долю удачи — возможности поиздеваться над зашедшейся в истерике камероновской девкой. Когда Сабрине удалось наконец пробиться сквозь толпу, на душе чуть полегчало, но Моргана по-прежнему не было видно, и девушка совсем упала духом.
Постепенно свист и улюлюканье смолкли, наступила тишина. Всей кожей Сабрина чувствовала сверлившие спину серые и зеленые глаза, в которых пылали насмешливые огоньки. Именно в этот момент от стайки женщин отделилась Альвина и встала перед новой хозяйкой замка.
— Что тебя беспокоит, детка? — с торжествующей усмешкой поинтересовалась Альвина, глядя сверху вниз на соперницу. — Не сумела удержать мужика? Из моей постели он никогда не удирал.
Сабрина не видела, как на противоположном конце зала открылась массивная, обитая железом дверь; глаза застлала красная пелена. Сабрина схватила девицу за грязный лиф и изо всех сил двинула спиной об стену. Представительницы лучшей половины рода Макдоннеллов широко распахнули рты, не веря своим глазам, когда благовоспитанная урожденная леди грозно зарычала в лицо насмерть перепуганной Альвине:
— Прикуси язык, грязная тварь! Иначе голову оторву! Где мой муж?
Установившееся после этого потрясенное молчание прервал низкий мужской голос, полный едва сдерживаемого смеха:
— Повернись, детка. Муж у тебя за спиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шипы и розы - Медейрос Тереза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

12345678

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

9101112131415161718192021

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Шипы и розы - Медейрос Тереза



Хороший роман , советую всем прочитать!!
Шипы и розы - Медейрос ТерезаЛили
2.05.2012, 9.27





Замечательная книга. И вообще очень хороший автор. Читать было одно удовольствие.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаКира 33
2.05.2012, 15.40





Замечательный роман, прочитала с удовольствием.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаМарина
11.08.2012, 13.58





Книга захватывает с первой страницы! И очень неожиданная развязка с Ив. Я до последнего была уверена, что она влюблена в Моргана. Советую прочитать!
Шипы и розы - Медейрос ТерезаЮлия...
13.08.2012, 19.47





Отличный,чувственный, шикарный сюжет получила море удовольствия!
Шипы и розы - Медейрос ТерезаЕлена
14.09.2012, 14.34





С удовольствием прочитала этот роман , получила массу позитивных эмоций , красивый ,чувственный роман ....Гг-и молодцы ...
Шипы и розы - Медейрос ТерезаВиктория
21.04.2013, 15.18





Nemnogo zatyanuto. Vo vtoroi chasti romana geroinya prevratilas' v durochku.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаVirginia73
27.04.2014, 3.25





Мне роман, не понравился, его нельзя назвать любовным романом. Во-первых главный герой беднее главной героини, во-вторых с этой её травмой и то, что она жила неизвестно где, вообще ерунда какая-то. Ну и самое главное, самой любви, как раз то и нет, то что можно было бы описать короче - растянуто, сцены скомканы, жаль потраченного времени. Тройка с минусом.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаЕв
29.04.2014, 17.48





Очень неплохо.Приятный чувственный роман,хотя,возможно,немного растянутый.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаМарина*
25.07.2014, 4.44





Ой, девочки! Уже не первый роман этого автора в кооором героиня к третьей части начинает бесить. Сначала ее героини остроумные, сильные духом красавицы, но влюбившись..превращаются в злобных тварей. Особенно жаль при этом их мужчин, которые раз за разом , унижаясь, выпрашивают любовь у несносных гарпий. К концу романов прекращаешь уважать как одних так и других. Парочку романов этого автора даже не хотелось дочитывать. И этот просто заставила себя дочитать, но извинений героини за свои отвратительные поступки так и не дождалась. Все, с романами этого автора я закончила.
Шипы и розы - Медейрос Терезагалина
22.04.2015, 21.31





Мне очень понравился роман!Читать!
Шипы и розы - Медейрос ТерезаНаталья 68
17.08.2015, 11.21





А по мне, роман вовсе не чувственный. События имеют место, но от них ноль эмоций. ИМХО.
Шипы и розы - Медейрос ТерезаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
19.08.2015, 16.10





Девчонки посоветуйте пожайлуста хорошие романы,где Гг адекватные без истерик,Где любовь начинается не с постели и героини не стервы,а добрые и нежные.(только пожайлуста не Макнот)Благодарю за ответы!!!
Шипы и розы - Медейрос Терезас
24.02.2016, 20.01





Для С. Почитай Клейпас, Уоррен Трейси, джефферсон николь, куин джулия( но у нее мне не все нравится).
Шипы и розы - Медейрос Терезанаташа
24.02.2016, 21.46





Наташа спасибо огромное!Клейпас Лизу не люблю,остальные посмотрю,еще раз спасибо!
Шипы и розы - Медейрос Терезас
25.02.2016, 12.22





Для с . .:Дьюран мередит "не отрекайся от любви " , идеальный брак -Томас Шерри , "Достоин любви " и "Роковое сходство" Гефни Патриция
Шипы и розы - Медейрос ТерезаПривет
20.05.2016, 10.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

12345678

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

9101112131415161718192021

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

222324252627282930313233

Rambler's Top100