Читать онлайн Озорница, автора - Медейрос Тереза, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озорница - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озорница - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Озорница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

«В трудную минуту вспоминается твой звонкий смех, и на душе становится легче…»
Целомудренную тишину утра прорезал душераздирающий вопль, и пролетавшая мимо чайка резко взмыла вверх. На Джастина это не произвело ни малейшего впечатления. Если все пойдет по плану, бедная сиротка, севшая им на шею, еще до вечера будет отправлена в Окленд, поскольку вскроется ее обман.
— Посмотри на небо, Пенфелд. Сегодня на редкость красивые облака, будто воздушные замки. Не правда ли?
Слуга не отреагировал. Он не мог оторвать взгляд от хижины, в любую минуту ожидая, что оттуда выбежит девушка, позабыв о поврежденной ноге и жестокой простуде. Так, во всяком случае, предрекал хозяин. Издали послышался грохот, будто упало что-то очень тяжелое, за чем последовал топот ног. Казалось, дом вот-вот развалится.
— Пора бы ей выбираться на волю, — раздумчиво прокомментировал события Пенфелд, нервно вытирая носовым платком пот, выступивший на верхней губе. — Может, мне пойти посмотреть хоть одним глазком?..
— Не нужно суетиться. Попробуй-ка лучше представить себе Лондон, где все небо затянуто копотью, — лениво проговорил Джастин, покусывая травинку. Он сейчас являл собою человека, которого ничто в этом мире не тревожит.
Из хижины донеслись визг и сочные проклятия, из окна вырвался клуб пыли, и наступило зловещее молчание.
— Сэр, послушайте меня… а что, если она до ружья доберется… — несмело предположил Пенфелд, и лицо его омрачилось. — Или, того хуже, затопчет тварь?
— Ружье не заряжено, — успокоил его Джастин, разжал ладонь и продемонстрировал патроны. — Не волнуйся и положись на меня, эта гадина не даст себя затоптать, слишком она проворная. Могу побиться об заклад, что всех нас переживет. — Лицо его расплылось в довольной усмешке. — А мне вот пришло в голову, что в Лондоне наверняка идет снег. Ты как относишься к снегу, Пенфелд? Тебе не кажется, что вон та туча слева может принести нам снежную бурю?
— Нет, сэр, — со вздохом возразил слуга, — по-моему, облако больше похоже на огромный чайник. — В хижине тем временем громили посуду, и Пенфелд поморщился. — Скорее напоминает разбитый заварочный чайник.
Эмили гонялась за ящерицей, похожей на дракона, молотила половой щеткой по полу в надежде, что жуткая гадина распустит крылья и вылетит в окно, но та вильнула длинным хвостом, усыпанным колючками, и шмыгнула за груду книг. Девушка вытерла пот, крепче сжала палку и пошла на врага, осторожно ступая босыми ногами между разбросанными вокруг книгами и черепками посуды.
Замахнувшись щеткой, она ненароком задела стопку покрытых плесенью томов, и они с шумом повалились на пол, подняв облачко тертого перца. В носу отчаянно защекотало, глаза налились слезами, Эмили принялась безостановочно чихать. Бестолково тыча перед собой палкой, она вдруг услышала стук когтей за спиной.
Резко развернувшись, Эмили бросилась на звук и запуталась в собственном одеяле; махнула палкой и сбила стоявшие на печке сковородки и кастрюли; они с мелодичным звоном соскочили вниз. Полой сюртука Эмили зацепилась за край печки и была вынуждена остановиться. Протерла слезящиеся глаза, огляделась. В комнате стояли облака пыли, почти ничего не было видно, но поганая тварь снова ускользнула. «Как ей удается предугадать каждый мой шаг? Может, это вовсе не дракон, а крохотный аллигатор?» — стучало у нее в голове.
Под столом за краем скатерти что-то двигалось. Эмили ухмыльнулась в предвкушении скорой победы. Значит, эта дрянь не такая уж хитрая. Глупая тварь вернулась туда, где с самого начала нашла убежище. С щеткой наготове девушка медленно стала приближаться к столу.
— Ну, выходи же, мой маленький, выходи, мой звереныш, я не причиню тебе вреда, — ласково позвала Эмили, изготовившись нанести решающий удар.
Солнечный луч прорезал пыльный полумрак и высветил чайный сервиз из тонкого фарфора, предмет вечной заботы и обожания Пенфелда, единственное, что еще осталось целым в доме. Глядя на посуду, Эмили заколебалась и решила действовать осмотрительно. Вначале нужно выработать план, выманить гадину из-под стола, отвлечь от него подальше и лишь затем уничтожить.
Чудовище высунуло страшную голову и принялось дразнить Эмили своим красным язычком. Терпение девушки лопнуло, она с воинственным самурайским кличем замахнулась палкой и бросилась в атаку. Щетка мягко прошлась по подносу, так что чашки не шелохнулись, но палка зацепилась за край скатерти и потянула ее на себя. Поднос с сервизом угрожающе сдвинулся на край стола, но Эмили уже не могла остановиться и с ужасом наблюдала за тем, как он рухнул вниз. Комната содрогнулась от звона бьющейся посуды, единственная оставшаяся целой чашка подкатилась девушке под ноги и с укором посмотрела на нее.
В наступившей тишине звенело в ушах, Эмили застыла на месте, оглядела погром и похолодела от ужаса. Сюртук Пенфелда был весь в пыли, один рукав держался на нитках. Девушка сдунула прядь волос, закрывшую глаза, и содрогнулась. За ее спиной кто-то легонько прокашлялся. Эмили развернулась и выронила половую щетку.
Сквозь облака пыли виднелся Джастин, небрежно подпиравший плечом косяк двери, скрестив руки на груди. Из-под полей низко надвинутой на брови шляпы сверкали зубы. Он лениво улыбался, выглядел очень красивым и вызывал раздражение. Эмили тяжело осела на пол и схватилась за ногу. В этот момент из угла метнулась тень и понеслась прямо на Джастина.
— Поберегись! — взвизгнула Эмили и подхватила щетку.
Но прежде, чем она успела замахнуться, Джастин поймал непрошеного гостя и взял на руки как толстого ребенка, одетого в чешуйки и щитки.
— Не бойся, моя хорошая, тебя никто не обидит, — приговаривал Джастин, нежно поглаживая гадину и укоризненно поглядывая на Эмили. — Неужели эта проказница тебя напугала?
— Вы хотите сказать, что эта тварь ручная? — удивилась Эмили, широко разинув рот.
— Это существо, — терпеливо разъяснил хозяин хижины, — не что иное, как гаттерия или туатара, живое ископаемое. Они живут очень долго, лет до ста, но боюсь, вы укоротили срок жизни этого экземпляра на несколько десятков лет.
— Тогда мы квиты. Мне из-за нее тоже придется вычеркнуть из жизни не один десяток лет.
Ящерица помахивала хвостом со зловещими шипами и, казалось, сладко жмурилась от счастья, пока Джастин нежно щекотал ее под подбородком. Эмили стало чуточку завидно.
— Бедная милая Пышка, — мурлыкал Джастин.
— Пышка? — переспросила Эмили, не веря своим ушам.
— А ты бы как ее назвала? Чешуйкой или просто Уродиной?
— Последнее ей больше к лицу.
— Возможно, но ведь родители не назвали тебя, к примеру, Выродком?
Эмили захлопнула рот и крепче сжала древко щетки, чтобы не поддаться искушению пустить ее в ход против хозяина хижины. Ящерица высунула язык, и девушка немедленно ответила тем же.
— Могли бы мне сказать, что держите в доме настоящего динозавра.
— Но ты ведь не спрашивала, — возразил Джастин с таким невинным видом, что его хотелось стукнуть щеткой, а затем поднял ящерицу и принялся тщательно осматривать ее на свету. — Надеюсь, Пышка, она не причинила тебе вреда? — Он осыпал тварь поцелуями. Эмили на секунду показалось, что в крохотных глазках живого ископаемого мелькнуло злорадство.
— Да уж, бедная Пышка, — проворчала Эмили. — Все только о ней думают и только ее жалеют. — Облизнув губу, она ощутила солоноватый вкус крови. — А на бедную Эмили всем наплевать? Я и умереть могла от испуга, но до меня никому нет дела, даже свежие раны никто не хочет обмыть.
Джастин как-то очень странно посмотрел на нее, и сердце гулко забилось в груди. Он осторожно выставил ящерицу за дверь.
— Ты права, конечно, — сказал он, — нельзя оставлять тебя без внимания.
Широко раскрытыми от испуга глазами Эмили наблюдала за действиями Джастина. Он подошел и поставил ее на ноги. Руки его казались жесткими и грубыми, но его губы были удивительно нежными. Горячий язык ласково очертил губы, снял напряжение, и девушка всем телом потянулась навстречу; Джастин откинул ее голову, заставил открыть рот и дал волю языку. Пальцы Эмили сплелись на его затылке, перебирая шелк волос, из груди вырвался тяжкий стон. Тогда он разжал объятия.
В первое мгновение Эмили была настолько ошеломлена, что забыла о необходимости притворяться. Ей бы сразу упасть как подломленной, а она продолжает стоять, и теперь ясно, что нога не повреждена. Джастин только раз поцеловал ее, но этого оказалось достаточно, чтобы лишить ее способности обороняться и думать о себе. Куда подевалась сила воли, которую она воспитывала с ранних лет? Оказывается, ей присуща слабость, как и всякой женщине, и ее может сразить простой поцелуй. Расстроенная и озадаченная, Эмили притронулась к нижней губе, подумав, что мисс Винтерс, в конечном итоге, абсолютно права и от беспутной девчонки ничего хорошего ждать не приходится.
Джастин отступил, не скрывая удивления. На поверку непрошеная гостья оказалась легкоранимой, совершенно неопытной девчонкой. Он ожидал, что она начнет гневно вопить, может, даст пощечину, и никак не предполагал увидеть встречную страсть, вспыхнувшую в темных глазах. У Эмили был такой вид, будто ее ударили, а не поцеловали, и хозяину хижины стало неловко и стыдно. Если сейчас она расплачется и в дом войдет Пенфелд, он может стать свидетелем весьма необычной сцены — двое взрослых людей заливаются слезами, как дети. Очень хотелось утешить ее, обнять, но Джастин не решился и ограничился тем, что снял пылинку с каштановых волос.
— Боюсь, на этот раз шутка зашла слишком далеко, — сказала Эмили, присев на перевернутое ведро и стараясь сохранить чувство собственного достоинства. — Я солгала, нога в порядке. — Она взглянула ему прямо в глаза. — Мне просто некуда податься.
Джастину до боли стало жаль девчонку. Сразу видно, что сейчас она говорит правду и признание далось ей нелегко. Внезапно он рассердился и закричал, позабыв о собственных моральных принципах:
— А где твоя семья? Неужели некому о тебе позаботиться? До чего мы, черт возьми, дошли, если цивилизованное общество позволяет девчонке путешествовать в одиночку на другой конец света и некому встать на ее защиту?
— Меня не надо защищать, я могу сама о себе позаботиться, и мне никто не нужен, — возразила Эмили, опустив глаза. — Не так просто мне далась моя независимость, до того пришлось слишком долго потакать мужским капризам.
— Возможно, тебе попадались не те мужчины? — мягко проговорил Джастин, приподнял голову девушки и заглянул ей в глаза.
— Что было, то было, главное, не повторять собственных ошибок, — сказала она деланно равнодушным тоном и стряхнула его руку. — Спасибо за гостеприимство, вы были очень добры ко мне, позволив остаться. Ведь вы знали, что мне нечем отплатить.
Джастин слушал ее, смотрел на нее и чувствовал, что еще немного и он попросит девушку остаться еще на неделю, а то и на целый месяц. Этому дому, где жили два холостяка, всегда не хватало женского тепла, участия, улыбки и света.
— Почему ты так думаешь? — неожиданно сказал Джастин. — Ты вполне способна заплатить.
Девушка сжалась, как бы в ожидании удара, и принялась катать по полу босой ногой единственную уцелевшую чашку.
— Конечно, — сказала она, — в столь отдаленных местах люди способны заключать и более странные соглашения, но мне кажется, что я не смогу…
Джастин использовал одно из любимых проклятий Ники; Эмили вздрогнула и удивленно посмотрела на него, а он принялся мерить комнату длинными шагами, стараясь не подать виду, что ее слова больно ранили его. Пнув по пути груду книг, Джастин заговорил:
— Значит, ты, Эмили, считаешь, что порядочный человек способен на такое? Ты думаешь, он именно так должен поступить? По-твоему, выходит, что он может заставить тебя делить с ним постель в обмен на крышу над головой и тарелку бобов? Неужели ты так дешево себя ценишь? — Джастин круто развернулся и пригвоздил девушку к месту яростным взглядом. — За кого же ты меня принимаешь в таком случае?
Она причинила ему острую боль, но Джастин не предполагал, что удар окажется еще более чувствительным, когда Эмили, ни словаре говоря, отвела взгляд и уставилась на свои колени. Значит, она действительно очень плохо о нем думала. Глядя на пылинки, пляшущие в свете солнца вокруг спутанных кудрей девушки, Джастин ощутил, как горло у него перехватило от искушения более страстного, чем все иные, чувства. А что, если действительно предложить Эмили свою защиту в обмен на любовные услады? Можно ли считать себя монстром за желание скрасить ночное одиночество?
— Поди сюда, — скомандовал он.
В голосе прозвучала ласковая нотка, и девушка удивленно взглянула на хозяина хижины, оправила на коленях лохмотья сюртука, медленно встала и уставилась на Джастина, помимо воли завороженная девственной чистотой золотых его глаз. «Как ему удается скрывать свои темные тайны?» — промелькнуло у нее в голове. Она смело смотрела на него, и ее волнение выдавала лишь легкая дрожь нижней губы.
— Ты можешь отплатить мне… — начал он, смахивая непокорную прядь каштановых волос, упавшую на лоб девушки.
В его тени Эмили закрыла глаза в предвкушении того, что неизбежно должно было случиться.
— …если приготовишь сегодня ужин, — неожиданно закончил Джастин.
Эмили открыла глаза и увидела, что хозяин хижины направляется к двери, легко обходя черепки разбитой посуды с присущей ему фацией, сводившей девушку с ума.
На пороге Джастин задержался.
— Скажи, пожалуйста, а почему ты просто не выбежала наружу, когда я пригласил в дом Пышку? Признаться, меня вконец замучило любопытство.
— Бежать? — переспросила девушка, которую постоянно выводили из равновесия резкие перемены настроений Джастина. — Честно говоря, мне это и в голову не пришло.
— Да-а… — признал он, согласно кивнув, — это действительно не в твоем характере, тебе несвойственно бежать от опасности.
Эмили порозовела от похвалы, но тут до нее дошел смысл сказанного.
— Ты сказал: когда я пригласил в дом Пышку? Значит, ты мне ее просто подсунул?.. Ты специально, преднамеренно… Ах ты, негодяй!
Судорожно пошарив под ногами, Эмили схватила первый попавшийся под руку предмет и швырнула в обидчика, Джастин вовремя захлопнул дверь, и единственная оставшаяся целой фарфоровая чашка разлетелась от удара на мелкие осколки.
— Девочка как раз по мне, — улыбнулся Джастин, нахлобучил шляпу и весело зашагал к кукурузному полю, с улыбкой слушая летевшие вдогонку проклятия.
Пенфелд окончательно захандрил, казалось, зачахли и сморщились даже его всегда тщательно наутюженные брюки. Эмили неустанно хлопотала и возилась с ним, как с малым ребенком, подавая одну за другой морские раковины, игравшие роль чайных чашек, и сдабривая каждую порцию драгоценной патокой. За один день они поменялись местами. Слуга возлежал на постели, сложив пухлые руки поверх выпуклого живота, и жалобно глядел в потолок. Он и словом не обмолвился по поводу чудесного выздоровления девушки, при всех обстоятельствах сохраняя такт и учтивость.
— Нет-нет, так дело не пойдет, — осуждающе качала головой Эмили, когда Пенфелд отказался осушить очередную раковину с чаем. — Будь я о вас худшего мнения, я могла бы подумать, что вы просто пребываете в дурном настроении.
— Хороший слуга, мисс, неизменно пребывает в отличном расположении духа, а уж если загрустил, значит, у него есть на то самые серьезные основания.
— Я вас прекрасно понимаю и разделяю горечь утраты. Поверьте, мне очень жаль, что так случилось, но потерянного не вернешь. Да и согласитесь, что чайный сервиз погиб не по моей вине. — Эмили многозначительно посмотрела на Джастина.
Он стоял возле печки, переворачивая на сковородке картофельные оладьи, приготовленные Эмили. Сообразив, что речь идет о нем, Джастин оглянулся, и Эмили невольно им залюбовалась. Когда такой мужчина повязывает фартук, глаз не оторвешь. Неожиданно стало горячо пальцам ног, девушка сообразила, что нечаянно пролила чай, и быстро вытерла ноги полой сюртука.
— Эмили права, не только она во всем виновата, — подхватил Джастин. — Пышка, — и он ткнул вилкой в сторону первоящера, истуканом сидевшего на груде книг, — видимо, снова разыскала каплю рома и позволила себе лишнее. А ты, Пенфелд, сам знаешь, в какое буйство впадает эта негодница, когда хлебнет спиртного.
Эмили, Пенфелд и незаслуженно обиженная гаттерия изумленно уставились на говорившего. Джастин воздел руки и взмолился:
— Не судите меня строго. Виноват, каюсь. Да, именно я лишил жизни невинные чашки и погубил сахарницу. Я убийца и душегуб, но прошу принять во внимание чистосердечное раскаяние. К тому же обещаю возместить ущерб. При первой же возможности куплю новый сервиз, клянусь. Вы снова будете пить чай из чашек, даже если мне придется добираться вплавь до магазина.
Пенфелд вздохнул так горестно, что Эмили чуть не расплакалась от жалости.
— Вы не можете себе этого позволить, сэр, — напомнил слуга. — У вас на счету каждый пенс, вы обязаны экономить, чтобы оплатить содержание мисс…
Джастин прервал его жестом руки. Если бы у Пышки были уши, ящерица наверняка бы их навострила, а Пенфелд поспешно захлопнул рот и занялся своими подтяжками. «Любопытно, о какой мисс идет речь? — задумалась Эмили. — Небось шлюха из Окленда? Или жадная любовница с голубыми глазами и безупречно белым телом?» Трудно предположить, что огромное состояние Джастина целиком уходит на содержание дочери погибшего компаньона, судя по мизерным суммам, которые получала мисс Винтерс. Скорее всего где-то в Новой Зеландии живет красотка, способная выкачать из него всю наличность. Вполне можно допустить, что у него на стороне спрятаны ненасытная требовательная содержанка и минимум пятеро сопливых, вечно орущих детей. Так ему и надо! Он заслужил такую долю после случившегося с его товарищами. Одно непонятно: куда подевался аппетит? Ведь только что у нее сводило живот от голода.
Тарелки разделили судьбу чайного сервиза, и еду пришлось подавать на пальмовых листьях. Джастин присел у своей постели и принялся фантазировать:
— Не горюй, Пенфелд. Представь себе, что перед нами изящная веджвудская посуда и сверкающие бокалы из знаменитого уотерфордского хрусталя, а рядом с приборами высятся крахмальные белоснежные салфетки, подобно белым шапкам на вершинах Альп.
— Только такой самонадеянный болван, как я, мог надеяться, что удастся сохранить уголок цивилизации в этой бездушной пустыне, только я, глупый, верил, что среди этой дикости можно жить в условиях, достойных представителей великой Британской империи, — горестно бил себя в грудь безутешный слуга.
Джастин хотел было возразить, но Эмили подала знак, чтобы он не мешал Пенфелду излить душу. Его причитания прервал пронзительный вопль за стенами хижины. В окно просунулась длинная загорелая нога, а за ней последовала татуированная рука с бутылкой рома.
— Приветствую вас, о благородные рыцари и прекрасная леди. Прошу принять мое скромное подношение. Надеюсь, оно не будет лишним на праздничном столе.
— Почему ты не научил Трини изъясняться простыми словами? — зло прошипела Эмили, глядя на Джастина. Она до сих пор не могла простить ему того, что сама придумала, — голубоглазой наложницы в окружении белокожих детишек с золотистыми глазами.
— Как это не научил? — притворно удивился Джастин. — Он знает все простые слова, но предпочитает выражать свои мысли так, чтобы мне польстить.
— Теперь понятно, почему он так важничает.
Джастин хмуро взглянул на девушку, за обе щеки уплетавшую оладьи, будто ничего важнее в жизни не было, принял у Трини бутылку и плеснул немного рома себе в чай. Эмили тоже потянулась было к рому, но Джастин отодвинул бутылку подальше. Смесь рома с нравом Эмили может оказаться взрывоопасной, и ему не хотелось оказаться вблизи, когда произойдет вспышка; жизнь дороже, не говоря уже о душевном спокойствии.
Трини присел рядом на корточки, и Эмили предложила ему отведать оладьи, предназначавшиеся Пенфелду. Возражения слуги она игнорировала — он ведь не людоед, а вот голод туземца следовало утолить как можно быстрее и любым способом. Трини проглотил оладьи, почти не прожевывая, облизнулся и выжидающе уставился на девушку. Она оглядела скудный стол в поисках съестного.
— Э-э, нет, мое останется при мне, — запротестовал Джастин, загораживая ладонью тарелку. — Можешь отдать свой ужин.
— Но мне же есть хочется, — жалобно заскулила Эмили.
Джастин неожиданно схватил ее за ногу, провел пальцем по щиколотке, от чего девушку бросило в жар, и весело спросил:
— Тебе никто не говорил, что у тебя удивительно аппетитные пальцы?
Эмили затаила дыхание, глядя на него, как кролик на удава, и настолько растерялась, что отдала Трини свою тарелку.
— О благородные и великодушные, вы позволили разделить с вами трапезу, — пророкотал сочным басом Трини. — В таком случае разрешите и мне внести свой скромный вклад в общее дело.
Он выпрыгнул в окно и вернулся с блюдом глазированного мяса. В нос ударил одуряющий аромат меда, корицы и пассифлоры, Эмили сглотнула набежавшую слюну. Не терпелось впиться зубами в аппетитный кусок, но девушка вспомнила, что рассказывали о гастрономических пристрастиях туземцев, дернула Джастина за руку и тихо спросила:
— Что это? Пожалуйста, скажи, это не?..
— Не волнуйся, это самая обычная свинина, которую ты не раз едала в Англии, но приготовленная особым способом и у маори считается деликатесом.
Эмили облегченно вздохнула. Даже Пенфелд оживился при виде блюда с мясом и бутылки рома. За ужином и беседой время летело незаметно, подкрался вечер, и Пенфелд встал, чтобы зажечь керосиновую лампу, а Эмили откинулась спиной к стене, наблюдая за хозяином хижины. В противоположность своим соотечественникам, никогда не позволяющим себе жестикулировать во время застольной беседы, руки и пальцы, мимика лица Джастина — все принимало активное участие в разговоре. Потом он что-то сказал Трини на напевном языке маори, и туземец вновь скрылся за окном.
— Он появляется и исчезает с такой быстротой, что голова идет ходуном, — хмуро пожаловался Пенфелд, щедро плеснув из бутылки в раковину с чаем.
Трини вскоре вернулся и протянул Эмили сверток, запеленатый в кусок ситца.
— Это мне? — обрадовалась девушка.
— Для самой элегантной представительницы прекрасного пола, прекраснейшей из прекрасных, — торжественно провозгласил Трини.
— О чем это он? — удивилась Эмили.
— Он пытается описать твою внешность, — пояснил Джастин, с трудом сдерживая смех. — Он хочет сказать, что ты отлично выглядишь.
Джастин смотрел на Эмили с таким теплом, что можно было подумать, будто он разделяет точку зрения туземца. Девушка развернула сверток и обнаружила, что стала обладательницей юбки из плетеного льна и цветастого шарфа из тонкого ситца.
— Потрясающе! — воскликнула Эмили, любовно разглядывая юбку и поражаясь великолепной работе. — Большое спасибо, Трини, но я не могу принять твой подарок. Ты же сам видишь, что я тут натворила, да и сюртук Пенфелда теперь можно просто выбросить.
Слуга тут же предложил выпить за это и высоко поднял раковину, откуда тонкая струйка пролилась на его тщательно выглаженные брюки. Трини обменялся с Джастином несколькими фразами на языке маори и снова обратился к Эмили, на этот раз излагая свои мысли просто и доступно:
— Это твое, подарок от Трини. Пожалуйста, возьми, Эм.
«Как он меня назвал? Эм. Как здорово! И какая чудесная вещь! Не обноски с плеча слуги и не старое платье учительницы, а бесценный дар для Эм, мягкая плетеная льняная ткань, ласкающая кожу», — размышляла Эмили. Она обвела взглядом лица сидевших за ужином и подивилась тому, какими близкими и дорогими стали ей эти люди за столь короткое время. Джастин в ответ мягко улыбнулся. В знак благодарности Эмили протянула руку Трини, но чуть не отдернула в испуге, когда он прижал ее ладонь к губам.
— Благодарю тебя от всего сердца, Трини Те Вана, — с чувством сказала девушка.
Туземец приложился губами к ее руке, как завзятый лондонский ловелас, а потом Эмили удалилась с подарком в дальний конец хижины. Ей казалось, что Джастин слышит, как тихо потрескивают льдинки в ее некогда замерзшем сердце, начавшем постепенно оттаивать.
Джастин опрокинул в рот остатки рома из бутылки, ощутил, как по жилам растеклась обжигающая жидкость, и неспешно огляделся. Пенфелд тихо похрапывал во сне. Помнится, в последний раз он не стал разбавлять чай, а налил в раковину чистого рома, после чего отключился. Трини не спал. Туземец крутил над лампой часы на цепочке и завороженно наблюдал за плясавшими по стенам зайчиками света. Все плотно набили животы, крепко выпили, спиртного не осталось, и застольная беседа увяла.
Тяжко вздохнув, Джастин перевел взгляд на то место, к которому неизменно возвращался весь вечер, и снова увидел Эмили.
Согнув ногу и положив подбородок на колено, она, будто загипнотизированная, провожала глазами блики на стенах. Сквозь рваную дыру в сюртуке проглядывало белое плечо, усыпанное веснушками, в свете лампы шапка каштановых кудрей казалась окруженной ореолом, а лицо было повернуто в профиль, и невозможно было прочитать ее мысли.
Джастин устало прикрыл глаза, задумавшись над тем, не слишком ли много впечатлений за один день для бедной девочки. Когда он снова взглянул в сторону Эмили, их взгляды встретились и в ее глазах мелькнуло нечто странное, похожее на ненависть. Огонек в лампе мигнул, Трини замурлыкал какую-то мелодию, и Джастин решил, что ему показалось. Видимо, перебрал, решил он, надвинул шляпу на глаза и задремал.
Проснулся он среди ночи. Во рту было гадкое ощущение, будто там накуролесила Пышка. Хорошо еще, что не мучили кошмары, но и это мало утешало. Джастин давно понял, что ни в коем случае нельзя позволять себе топить горе в роме. Доносившийся сбоку храп Пенфелда свидетельствовал, что утро еще не наступило.
Джастин поднялся, немного постоял, дабы убедиться, что ноги его слушаются, и решил выйти на воздух в надежде, что при свете луны в голове прояснится. Он плохо ориентировался в кромешной тьме и на пути к двери споткнулся о тело Трини, перегородившее дорогу; затем пошел на лунный свет, пробивавшийся у двери, и на ходу стал расстегивать ширинку. Слишком много выпил, и пора облегчиться. Джастин проковылял несколько шагов от хижины, сделал свое дело и шумно выдохнул.
— Ну что? Полегчало? — прозвучал из темноты вопрос, заданный с нескрываемой издевкой звонким женским голосом. Будто ударили хлыстом между лопаток. Джастин даже пригнулся, а в голове мелькнуло: «Черт! Благо темно, и она не видит моего смущения».
— Стало намного легче, — как ни в чем не бывало откликнулся Джастин, пытаясь поскорее привести себя в порядок. Только сейчас он увидел Эмили, сидевшую на песке, раздвинув ноги. Нахмурившись, девушка разглядывала осколки чайного сервиза. Откинула прядь волос, упавшую на глаза, и подняла к свету чашку без ручки.
— Вот, — сказала она, — пытаюсь спасти что можно. Нельзя оставлять Пенфелда без чая. Кое-что удалось склеить.
Судя по всему, девушка провела не один час за этим занятием, но похвастаться блестящими результатами не могла: чашка в ее руке начала расползаться на глазах. Эмили горестно вздохнула, будто всхлипнула, и Джастин поспешил ей на помощь. Он заскочил в хижину и вернулся с небольшой баночкой.
— Особый клей каури, — пояснил он. — Дай-ка мне вон тот заварочный чайник. Может, у нас что-то получится.
При виде счастливой улыбки, озарившей лицо девушки, на душе у него просветлело, пьяный угар улетучился. Джастин присел на корточки и занялся отбитым носиком чайника.
Пенфелд широко распахнул дверь и всей грудью вдохнул бодрящий утренний воздух. Ему было несколько не по себе. Когда он проснулся, никого рядом не оказалось, и стало страшно неловко, что хозяин встал раньше. Нет, Джастин, конечно, не нуждался в помощи, засовывая ноги в единственные брюки, но порядок есть порядок, и слуга обязан покинуть постель до того, как откроет глаза хозяин.
Пенфелд сладко потянулся, расправил плечи и осмотрелся, прикрыв ладонью глаза от яркого солнца. Он хотел было пройти вперед, но, к счастью, не успел совершить большой глупости, наступив на чужие пальцы. Взглянув прямо перед собой, слуга отпрянул и с ужасом уставился на открывшуюся перед ним картину.
Почти у самого порога хижины мирно спали Джастин и Эмили, прижавшись друг к другу, как котята. Ее рука покоилась на его животе, а подушкой ему служило ее бедро. На ветру чуть колыхались темные волосы Джастина, а щеки Эмили пылали румянцем. Рядом с ними открылась картина, при виде которой Пенфелд задохнулся от радости.
Солнечные блики играли на отполированном серебряном подносе, уставленном изящной посудой из тончайшего фарфора. Перед восхищенным взором Пенфелда предстали несколько чашек, чайник для заварки и сахарница. Целехонькие, и не имело никакого значения, что посуда была скреплена темным клеем и перепачкана песком. Можно было простить даже некоторые новые дефекты. К примеру, носик чайника уныло свисал вниз, как у пьяного слона. Пенфелд не мог нарадоваться, любовно обводя взглядом драгоценный сервиз. Он достал носовой платок и вытер глаза, недовольно ворча:
— Ветер… сладу нет, вечно песок попадает.
Позднее тем же днем Эмили кружилась в танце по комнате и никак не могла вдоволь насладиться новой юбкой. Она плотно облегала бедра, расширялась колоколом книзу и давала полную свободу движений. Цветастый ситцевый шарф с трудом удалось укрепить на груди. Если бы мисс Винтерс увидела свою бывшую воспитанницу в этом наряде, позволявшем быть одновременно одетой и обнаженной, директрису наверняка хватил бы удар.
Изуродованный сюртук Пенфелда пришлось аккуратно свернуть и отложить в сторону. Шитье никогда не давалось Эмили, так что если взяться за починку одежды, ничего хорошего из этого не выйдет. Такой услуги не пожелаешь даже злейшему врагу, даже Джастину.
Девушка отложила сюртук и задумалась. Злейший враг? Джастин ее злейший враг? И это после того, как он просидел рядом всю ночь, терпеливо выискивал нужные осколки, прикладывал их так и эдак, чтобы подошли. Неужели враг, хотя так старался помочь ей в трудную минуту? Как ей быть теперь? Как поступить с человеком, которого сама поклялась уничтожить?
Эмили тряхнула головой, переложила сюртук на постель Пенфелда и решила больше не терзаться дурными мыслями. В конце концов, сегодня первый день истинной свободы, и нужно использовать каждую минуту. Выглянув в окно, она определила по солнцу, что уже за полдень. Да, поспала на славу. Грех, конечно, но зато до чего приятно! Эмили направилась к двери, но перед уходом решила еще раз полюбоваться плодами ночного труда. Склеенный сервиз, красовавшийся на серебряном подносе, — это первое, что она увидела, едва открыв глаза.
В лучах яркого солнца темные шрамы на стенках посуды выглядели чудовищно, но результат налицо, сразу видно, что над сервизом потрудились на славу. Эмили наклонилась, чтобы получше рассмотреть свое отражение на глади подноса, потянула и отпустила прядку волос, которая тут же снова скрутилась как пружина. Девушка тяжко вздохнула: ну почему ей так не повезло в этой жизни? Ведь могла же родиться с прямыми светлыми волосами, как у Сесилии дю Пардю!
Заслышав легкий скрип дверной петли, Эмили поспешно отвела руки за спину. Мисс Винтерс ни за что не простила бы ей, если бы застала любующуюся собой перед подносом, как перед зеркалом. В двери показался Джастин. Осторожно просунув голову в щель, он нерешительно сказал:
— Знаешь, мне тут пришло в голову, что пора пойти поглядеть, не решилась ли наконец встать наша Спящая красавица. Откровенно говоря, я уж начал беспокоиться, не стряслось ли…
Он запнулся и уставился на девушку с открытым ртом. Эмили затаила дыхание, глядя, как рука его потянулась и сдернула с головы шляпу. От его восхищенного взгляда мурашки побежали по коже. Еще прошлой ночью они болтали, ни о чем не задумываясь, а сейчас казалось, что каждое слово следует тщательно подбирать.
Эмили заставила себя рассмеяться и закружилась по комнате, демонстрируя новый наряд.
— Ну, скажи, правда, я похожа на туземку? Как ты думаешь, Трини останется доволен? Нет, конечно же, он не просто будет счастлив, а придет в неописуемый восторг. Может, споет мне серенаду или…
— Отлично выглядишь, — пробурчал Джастин так, будто каждое слово приходилось тащить из него клещами.
Эмили показалось, что в его глазах вспыхнул странный огонек, но могла и ошибиться, потому что Джастин надвинул шляпу на брови, прикрыв глаза. Девушка подхватила полотенце и плетеную корзинку.
— Знаешь, я решила спуститься к пляжу и набрать даров моря на ужин. Честно говоря, до чертиков надоело торчать в душной хижине.
Девушка направилась к двери, но ее остановил крик: «Нет!» Она так перепугалась, что выронила корзинку и изумленно посмотрела на Джастина. Раскинув руки, он перегородил дверь и повторил:
— Нет, ни за что! Я категорически запрещаю тебе выходить за пределы хижины.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011121314

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

15161718192021222324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Озорница - Медейрос Тереза



Увлекательно, смешно, чувственно.
Озорница - Медейрос ТерезаОльга
7.11.2011, 13.22





героиня не озорница- а дерзкая хулиганка. которая постоянно создает проблемы себе и окружающим.... да и любовь какая - то ущербная ....
Озорница - Медейрос Терезавалентина
10.02.2012, 14.45





Эту озорницу не мешало бы хорошенько выпороть !!! Читать можно .
Озорница - Медейрос ТерезаМарина
26.02.2012, 10.34





Очень увлекательно и чувственно!Под конец чуть не расплакалась,эмоции просто переполняют когда читаешь этот роман.Очень красиво и романтично!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
7.05.2012, 15.46





Мне романы этой писательницы очень нравятся!Легко читаются,а этот так вообще мой самый любимый!Еще черный рыцарь,советую почитать, ее же пера!
Озорница - Медейрос ТерезаАнютка
24.10.2012, 13.22





Читается легко и увлекательно. Мне роман понравился. А озорнице, точно бы взубчка не помешала бы...
Озорница - Медейрос ТерезаАлла
26.10.2012, 7.29





Забавно особенно в начале
Озорница - Медейрос ТерезаЭлечка
17.02.2013, 17.26





да роман так себе вообще не интригует,просто читала и все оценка 4-
Озорница - Медейрос ТерезаАмушка
10.04.2013, 12.57





Отличный роман! Было много забавных сцен. Правда эротические сцены не выразительные, иногда вообще было трудно понять, что что-то вообще произошло. Но в целом - сюжет хороший, герои сильные.
Озорница - Медейрос ТерезаКсения
4.11.2013, 12.47





Мда.. в 18 лет в те времена барышни не могли быть такими глупыми.. много пропускала. А так почитать можно.
Озорница - Медейрос Терезаирина
28.11.2013, 22.34





Один из любимейших романов этого автора-"Поцелуй чтобы вспомнить"...Это единственный роман который я прочитала от и до и собираюсь перечитать еще не раз!!!rnА этот роман оценила в 5 баллов!Начало захватывает...Но автор явно перебрала с борделем и игрой в психов...Не такого поворота ожидала...Мне чего то явно не хватило...После кульминационной встречи роман потерял "изюминку",а то что было дальше сплошная "соберуха"!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
20.04.2014, 17.11





Роман неплох в общих чертах. Встреча героя с героиней, когда он находит её обнажённую и спящую на берегу - просто восторг. Ожидала и дальше чего очень чувственного... Но сексуальные сцены описаны непонятно :) А сюжет понравился. Поставлю 8 баллов.
Озорница - Медейрос ТерезаНефер
17.06.2014, 12.11





Ой, девочки. Героиня меня начала бесить с первых страниц. Никакая она не озорница, а тварь бездушная и эгоистка конченная. Ни о ком не думает, только бы свое самолюбие потешить. А героя жаль так, что и хорошего хэппи энда не хочется. Ой. не дочитаю я роман.
Озорница - Медейрос Терезагалина
18.04.2015, 23.44





Очень понравилось!C юмором!
Озорница - Медейрос ТерезаНаталья 68
19.08.2015, 23.40





Роман отличный, только название немного не соответствует)))Автор, конечно переборщил с характером героини, а в общем интересно, захватывает.
Озорница - Медейрос ТерезаИрина
19.10.2015, 13.48





Прекрасный роман!!! Не пойму откуда негативные комментарии и за что нужно выпороть гг? В свои незрелые 18, брошенная, никому не нужная, когда не с кем поделиться, она просто не знает как привлечь внимание любимого человека. Моя оценка 10+ я в восторге от романа.
Озорница - Медейрос Терезамэри
21.10.2015, 8.08





Единственный роман Медейрос,который мне не понравился.Героиня не озорница,а неуправляемая сумасбродка,которая раздражала весь роман.После сцены сумасшествия стало скучно читать-повеяло дешёвой опереттой и пропало всякое доверие к сюжету.Тем,кто любит Медейрос,читать не советую-разочаруетесь.А самый лучший её роман-"Ваша до рассвета",но на этом сайте его,к сожалению,нет.
Озорница - Медейрос ТерезаМарина*
22.10.2015, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100