Читать онлайн Озорница, автора - Медейрос Тереза, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озорница - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озорница - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Озорница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

«Скоро, очень скоро наступит день, когда твое сердце будет принадлежать не отцу, а совсем другому человеку…»
Эмили проследовала к своему месту за столом под изучающими взглядами Гарви и Герберта, а Гарольд уткнулся носом в тарелку с супом, азартно работал ложкой и просто не заметил девушку. Усаживаясь на стул, Эмили стрельнула глазами в сторону Сесилии. В пене серого с серебром шелкового платья, усыпанного крохотными голубыми розочками, она выглядела холодной элегантной статуэткой из дрезденского фарфора. Высокий шиньон словно из белого мрамора слегка оттягивал назад точеную головку, лицо сердечком окаймляли светлые пряди.
Поправив жесткие кружева на лифе, Эмили подумала: «Интересно, кто-нибудь заметит, если я возьму нож и отрежу эту дрянь к чертовой матери?» На фоне подчеркнутой элегантности и светских манер Сесилии ее бывшая соперница походила на девчонку-переростка, не знающую, куда девать руки за столом. При виде того, как Сесилия многозначительно пожимает тонкими холеными пальцами руку Джастина, Эмили непроизвольно сжала ручку ложки из слоновой кости.
Спокойно. Это всего лишь очередное испытание, экзамен на зрелость или, что то же самое, — пытка огнем. На прошлой неделе не раз и не два приходилось проявлять выдержку, до крови кусать губы, чтобы не вылетело лишнее слово, и все ради того, чтобы сохранить облик настоящей леди. Если ужин пройдет нормально, без эксцессов, если удастся все вынести и не сорваться, Джастин будет вынужден признать, что имеет дело с женщиной, а не с девчонкой.
— Очень рада, что ты смогла к нам присоединиться, — пролаяла герцогиня. — Хотела бы познакомить тебя с графиней Гермон и ее очаровательной дочерью…
— Мы знакомы, — буркнула Эмили в тарелку.
— Простите, не помню, чтобы нас представляли друг другу, — прощебетала графиня, крохотное существо, почти утонувшее в море шелка, и голос у нее был тонкий, птичий.
— Маман, — заговорила Сесилия с французским прононсом — Мисс Скарборо — та самая бедняжка, о которой шла речь в салоне баронессы Гутвильд. На прошлой неделе, разве не помнишь? Несчастной пришлось долгие годы тяжко трудиться в пансионе мисс Винтерс.
Джастин положил ложку и отодвинул тарелку. Даже Гарольд перестал хлебать суп и с интересом уставился на девицу, а та вошла в роль, глаза ее задорно заблестели.
— Такая маленькая, а очень предприимчивая, усердная. Помнишь, как ты чистила мои сапожки и туфельки? И как старалась!
Эмили вспомнила, как визжала Сесилия, обнаружив дохлую мышь в носке своей новой кожаной туфли.
— Старалась на славу, ничего не скажешь, — усмехнулась в ответ Эмили.
Сесилия зло посмотрела на нее, но быстро пришла в себя и одарила Джастина восторженным взглядом, от чего Эмили едва не стошнило.
— Должна сказать, ваша светлость, что в свете только о вас и говорят. Во всех салонах Лондона только и слышишь, что о вашем великодушном поступке. Вы проявили редкое благородство, когда решили открыть свое сердце и дать приют в вашем доме несчастной сиротке. И как здорово, что это случилось именно в рождественские праздники, когда все горят желанием протянуть руку помощи обездоленным! Я слышала, что многие хотят создать благотворительное общество и назвать его в вашу честь, чтобы постоянно оказывать поддержку этим… — Сесилия хитро посмотрела на Эмили и закончила: — Оборванцам.
Джастин встретился взглядом с Эмили, и в его глазах при неверном свете газовых светильников читалась грусть.
— Это самое меньшее, что я мог сделать, — тихо сказал он.
— Почему же? — возразила Эмили. — Мог бы сделать еще меньше, если б постарался. — И поднесла к губам бокал на высокой ножке.
Эмили чуть не поперхнулась, когда горло залила густая сладкая жидкость. «Молоко, — догадалась девушка, — а на пунцовых губках Сесилии небось блестят капли вина». Она тщательно вытерла рот салфеткой, чтобы не образовались белые усы. «Выходит, Джастин велел налить мне молока, как младенцу». Эмили бережно поставила бокал на место, будто боялась разбить, и одарила Сесилию кротким взглядом кролика, застывшего перед разинутой пастью удава.
— Мой опекун — само благородство и великодушие, — медленно сказала Эмили, перевела взгляд на Джастина и осведомилась: — Я правильно говорю, папочка?
Джастин вздрогнул, глаза метали молнии.
— А что вы думаете о зулусах, возомнивших о себе невесть что? — неожиданно вмешался Герберт в надежде направить беседу в иное, безопасное русло.
— Замолчи, Герберт! — выступили дуэтом Миллисент и Эдит.
Эмили поднесла ко рту ложку с супом, Джастин тотчас перевел взгляд на ее губы.
— Его светлость предпочитают, чтобы я называла его папочкой, — объявила во всеуслышание Эмили.
— В самом деле? — удивилась Сесилия, и ее улыбка несколько увяла.
Эмили засунула ложку в рот, покрутила, медленно вынула и принялась облизывать ее с видом кошки, наслаждающейся любимым блюдом. Герберт в ужасе наблюдал за ее действиями, позабыв о злосчастных зулусах. Джастин схватил бокал и начал жадно пить большими глотками.
— Их светлость обожают, когда я называю их папочкой, особенно по вечерам после ужина, — продолжала Эмили, понизив голос почти до шепота. Графиня-карлица, боясь пропустить хотя бы слово, подалась вперед, и кружевное ее жабо окунулось в суповую тарелку. — Перед тем как уложить меня спать, их светлость читают мне сказку на сон грядущий, а я усаживаюсь им на колени. Чтобы лучше слышать, конечно.
Джастин поперхнулся, натужно закашлялся и забрызгал Гарольда вином; у Сесилии отвалилась челюсть; Эдит и Миллисент шумно выдохнули; Герберт зарделся, как школьник, пойманный учителем с поличным. Герцог закрыл лицо салфеткой, а Гарви тотчас вскочил и принялся дубасить его ладонью по спине.
— Простите, я на минутку покину вас, — сказала Эмили, вставая из-за стола. По пути она прихватила столовый нож, впервые возблагодарив небо за пышные кружева у рукавов.
Возвратившись, она обнаружила, что уже подали второе блюдо и жареные креветки исчезают с тарелок в полном молчании. Мокрое жабо графини выглядело жалким, а шелковый жилет Гарольда был покрыт винными пятнами. Джастин проводил глазами Эмили до стула, и в его взгляде горела едва сдерживаемая ярость.
Как только Эмили села на место, Сесилия сочла своим долгом внести лепту в увядшую застольную беседу.
— Знаете, ваша светлость, — обратилась она к Джастину, — меня нисколько не удивляет, что Эмили с такой легкостью втерлась к вам в доверие и завоевала вашу симпатию. У нее огромный опыт. — Сесилия сделала небольшую паузу, рассмеялась, будто вспомнила нечто забавное, но мелодичного перезвона колокольчиков не получилось, голос ее звучал натужно. — Нашу Эмили обожали все мальчишки-посыльные и каждый трубочист в округе. Она никогда никому ни в чем не отказывала и охотно со всеми делилась… собой.
Джастин отшвырнул вилку и рявкнул:
— Все, хватит! — Потом заговорил спокойно, почти равнодушно, но с явной угрозой: — Прошлое моей подопечной никого не касается, это моя забота. Я не позволю ее унижать и оскорблять за столом в ее собственном доме. Если у кого-то чешется язык, чешите его в другом месте.
Эмили встретила его взгляд, и на душе у нее потеплело.
— Маман! — призвала мать к оружию Сесилия. — Теперь вы сами видите, что мои подруги были абсолютно правы. Это зверь, а не человек. Чудовище! Не выйду за него замуж! Ни за что!
— Покорнейше благодарю, вы облегчили мне душу, — съязвил в ответ Джастин. — Прошу вас, не выходите за меня замуж. Тем более что у меня, черт возьми, и в мыслях не было предлагать вам руку и сердце.
Сесилия и ее маман встали из-за стола.
— Графиня, постойте, — вмешалась герцогиня. — Прошу принять извинения за недостойное поведение моего сына. Уверяю вас, он совсем не хотел…
Закончить мысль ей помешало появление крайне взволнованной Грейси, кухарка нервно теребила фартук, ее обычно красные щеки были покрыты мертвенной бледностью. Она приблизилась к хозяйке и стала что-то горячо шептать ей на ухо, герцогиня побелела, широко открыла глаза и в ужасе начала оглядываться, не отрывая глаз от пола. Ни слова не говоря, Эмили убрала ноги с ковра и спрятала их под себя.
И тут Сесилия вдруг дико завизжала, да так громко, что с потолка вполне могла посыпаться штукатурка. Сидевшие за столом оторопели при виде того, как эта в высшей степени элегантная особа неожиданно вскакивает на стул, а оттуда на стол. Лишь когда она задрала юбки и принялась трясти ими, выяснилась причина столь необычного ее поведения. С края кружевных панталон свешивался живой омар, вконец запутавшийся клешнями в обилии разнообразных тканей.
Эмили впилась зубами в сочную креветку, с интересом наблюдая за тем, как Сесилия исполняет дикий танец среди дребезжащих тарелок. Мужья кинулись шарить под юбками девицы в надежде помочь ей избавиться от существа, упрямо цеплявшегося за ее нижнее белье. Лили и Миллисент тоже вскочили на стулья, крепко обнявшись и отчаянно визжа, а Эдит и герцогиня пытались утешить зашедшуюся в истерике графиню. В столовую ворвалась целая толпа горничных и лакеев, они ползали на четвереньках по ковру и пытались поймать омаров, разбежавшихся по всей комнате.
В конце концов удача выпала на долю Джастина. Он изловчился, отцепил омара от панталон Сесилии и перебросил его Грейси, а та поймала усатую тварь в подол и помчалась на кухню. Когда были пойманы и водворены в стеклянную банку с водой все беглецы, гости и хозяева немного успокоились, а Сесилия упала в объятия матери, безутешно рыдая. Когда дочь пришла в себя, вытерла слезы и смогла самостоятельно сидеть на стуле, графиня встала, гордо выпрямилась во весь свой рост в четыре фута и восемь дюймов и провозгласила:
— Должна сказать, что никогда в жизни мне не доводилось присутствовать на столь непотребном спектакле. Возмутительно и оскорбительно! — Ее голос дрожал, и в праведном гневе сверкали глаза.
Эмили положила в рот креветку и поделилась своим мнением:
— Целиком и полностью разделяю ваше возмущение. Эти голубые бантики на панталонах Сесилии, черт бы их побрал, меня тоже довели буквально до истерики.
Завидев обращенные на нее взоры всех присутствующих, девушка перестала жевать и решила, что наступил благоприятный момент для прощания. Она встала и направилась к двери, прихватив со стола блюдо с креветками. Внезапно Эмили почувствовала, что страшно проголодалась.
— Эмили! — прозвучал за спиной бархатный голос тоном, не терпящим возражений.
Девушка на миг замешкалась, сбилась с шага, но от своих намерений не отказалась и продолжала идти к двери, на ходу считая в уме: «Раз, два, три…»
— Эмили Клэр Скарборо! — загремел Джастин.
Звякнула серебряная посуда, тонкими колокольчиками отозвались хрустальные подвески на люстре. Все затаили дыхание.
— Да, сэр? — послушно развернулась на каблуках Эмили в сторону хозяина дома и скромно потупила глаза.
Лицо Джастина побагровело от прилива крови, глаза метали громы и молнии.
— Ты, юная преступница… — с трудом выдавил он из себя, грозя указующим перстом, медленно перевел взгляд на Сесилию, вновь посмотрел на Эмили, рука его дрогнула, из груди вырвался всхлип, другой, герцог хрюкнул, откинул голову и громко расхохотался.
На него смотрели как на умалишенного, из-за двери торчали белые чепцы горничных, с любопытством наблюдавших необычную сцену; Грейси отступила в сторону, чтобы позволить каждому насладиться невиданной доселе картиной — вечно мрачный хозяин Гримуайлда хохотал, хватаясь за бока.
— Мне кажется, пора перейти в гостиную, там подадут десерт, — провозгласила герцогиня, окинув присутствующих внимательным взглядом.
Она говорила так, будто ровным счетом ничего не произошло. Просто хозяйка дома приглашала достойно завершить званый ужин, прошедший, как всегда, безупречно.
— У меня пропал аппетит, — холодно отрезала графиня, помогла дочери встать, и они рука об руку направились к двери. — Пошли, дорогая, — приговаривала карлица. — Пойдем домой и не вернемся сюда до тех пор, пока перед нами официально не извинятся.
За гостями последовало все семейство во главе с герцогиней, сестры и их мужья негромко обменивались впечатлениями, а Гарольд и Герберт сетовали на то, что их лишили законных сигар и бренди после ужина. Закрылась и дверь на кухню. Эмили поставила блюдо с креветками на столик у стены и опасливо покосилась на герцога. Судя по исходившим оттуда звукам, Джастин продолжал хохотать, раскинувшись на стуле, вытирал слезы, а его бока все еще ходили ходуном от смеха.
— Как только представлю себе… — прохрипел он, — …как она пляшет джигу на столе… и эти смешные панталоны… ой, не могу…
Дыша со свистом, Джастин изобразил своими длинными пальцами судорожно двигавшиеся клешни омара, и Эмили несмело хихикнула, широко улыбнулась, засмеялась, а потом зашлась в припадке неудержимого хохота и бессильно упала на стул рядом с герцогом.
— С тех пор как я натерла воском подошвы ее балетных туфель, Сесилия не передвигалась с такой скоростью, — сообщила Эмили сквозь смех.
— О боже! Даже представить боюсь, как это было. Видно, ты вела себя просто ужасно, — простонал в ответ Джастин, положив голову на плечо девушки.
— Хуже не придумаешь, — призналась Эмили, скромно потупив глаза.
Они медленно поднялись на ноги, помогая друг другу, оба так обессилели, что нуждались во взаимной поддержке. Они стояли рядом, совсем близко, и в этой близости постепенно растворились, ушли в прошлое недомолвки, тягостные паузы, обрывки неудачных фраз, которыми они обменивались всю прошлую неделю. И неудивительно, что Эмили естественным жестом отвела прядь со лба Джастина, а он поймал ее руку и нежно поцеловал в ладонь.
— Ну и что прикажешь мне с тобой делать? — спросил Джастин с мягкой улыбкой.
Внезапно их лица оказались близко-близко, настолько близко, что Эмили приметила огонек, вспыхнувший в глазах Джастина. В воздухе запахло грозой, как бывает в душный майский день в начале лета.
— Ладно, негодница, усаживайся ко мне на колени, и я расскажу тебе сказку на сон грядущий, — прошептал Джастин, опускаясь на стул.
Эмили тихо застонала, очутившись на его коленях. Джастин коснулся ее губ, и подобно мягкому воску, тронутому пламенем, губы растворились и разомкнулись, впустив горячий язык. Сладостная нега охватила все тело, Эмили крепко обняла любимого за шею, зарылась руками в темные густые волосы, дивясь тому, что они так быстро отросли. Ноздри щекотал пьянящий аромат рома, Эмили зашевелилась, стараясь ощутить и вобрать в себя все контуры сильного тела и его запахи.
— Если я умру, ты будешь главной тому причиной, — простонал Джастин и покрыл ее лицо жадными поцелуями.
Невероятно, как удалось ей в этом смешном наряде оставаться столь же желанной, как прежде, когда она лежала перед ним нагая на берегу моря. Каждая шелковая складка, перламутровая пуговица и застежка будто бросали вызов, провоцировали на новые действия. Девушка казалась подарочным тортом, и нужно было убрать слой за слоем гору цветной оберточной бумаги, чтобы добраться до вкусного содержимого. Эмили не разыгрывала недотрогу, отвечала лаской на ласку, сдерживаться не было мочи, и Джастин осыпал поцелуями нежную ее шею.
Его не смогли остановить бесчисленные нижние юбки, он запустил под них руку, отбросил кринолин, теперь от заветной цели отделяли лишь кружевные панталоны и тонкая ткань собственных брюк. Эмили было трудно дышать, губы его тесно прижались к ее рту, она задыхалась, рука Джастина вмялась во влажную ткань между бедер, из ее горла вырвался тонкий писк, то ли крик о помощи, то ли зов страсти.
— Господи боже мой! С ума можно сойти! — вскричал Джастин, сбросил девушку с колен и вскочил со стула.
Взъерошив волосы, он подошел к столику у стены, взял графин с вином и доверху наполнил бокал, обильно залив при этом столешницу. Эмили видела, как трясется его рука. У нее тоже мелкой дрожью дрожали руки, она поправила юбку и тихо спросила:
— Почему? Почему ты считаешь, что мы сходим с ума?
Джастин осушил до дна бокал, секунду помолчал и изрек:
— Только сумасшедший может так себя вести, если вспомнить, что за дверью толпа слуг и в любую минуту сюда кто-то может войти.
Эмили согласно кивнула, но решила все же добиться полного ответа.
— А если бы их не было?
Джастин избавился от бокала и задумался. Он сознавал, что разделявшая их дистанция ровным счетом ничего не значит и достаточно одного взгляда Эмили, чтобы они снова оказались в объятиях друг друга. Нет, надо что-то предпринять, нечто радикальное, необходимо воздвигнуть эмоциональную преграду. Построить стену такой высоты и такую крепкую, чтобы Эмили никогда не смогла ее порушить, даже если стена станет тюрьмой, даже если придется похоронить собственное сердце.
— У нас слишком большая разница в возрасте, ты чересчур молода, — сказал Джастин бесстрастным тоном, больно ранившим девушку.
— А Сесилия? Она тоже слишком молода для тебя? По-моему, твоя матушка придерживается иного мнения. Она убеждена, что лучшей жены не пожелаешь.
— Я не опекун Сесилии, не несу за нее никакой ответственности, чего не скажешь о тебе. Не будь я таким безмозглым болваном, сегодня за ужином мне следовало бы сделать ей предложение.
Эмили поджала губы, сделала вид, будто обдумывает его слова, и наконец осведомилась:
— А кем она будет приходиться мне в этом случае: тетушкой или мачехой?
Джастин сжал ее за плечи, крепко прижал к себе и почти крикнул:
— Нельзя играть в эти глупые игры, пойми! Дэвид поручил мне заботиться о тебе, а не совращать! Ты что, полагаешь, будто я способен уподобиться старому дуралею, который не пропускает ни одной юбки? Что мне наплевать на твою репутацию и твое будущее? Что ты вообще обо мне думаешь? Или считаешь, что такова воля твоего отца?
— Мой отец погиб, — отрезала Эмили, глядя прямо в глаза Джастина, — и ты это знаешь лучше других.
— Ты права, конечно. Кому же это знать, как не мне? — с коротким сухим смешком признал Джастин, бессильно опустил руки и повернулся к двери.
— Джастин! — окликнула его Эмили, напуганная тем, что в глазах его метнулось выражение боли и беспомощности.
Он вышел из столовой нетвердой походкой смертельно раненного человека. Эмили осталась одна среди руин званого ужина, опустилась на стул и закрыла лицо ладонями.
Долгие годы ей внушали: Эмили Клэр Скарборо плохая, дурно воспитанная девочка, ей не место в приличном обществе. Это повторяли столь часто и убежденно, что заронили в душу сомнения и она почти готова была поверить недругам. Поэтому когда Джастин вновь отдалился и скрыл свое истинное лицо за маской холодной учтивости, Эмили прибегла к своему излюбленному оружию — бросила вызов приличиям. Нечесаная, бродила она по дому в старых потрепанных брюках, которые Джастин бросил в мусор, и потертом пиджаке для верховой езды, доставшемся ей от Эдит, дерзила и проказничала.
Однако пробить защиту герцога оказалось непросто, он реагировал на выходки подопечной спокойно. Когда Эмили начала пересыпать свою речь непечатными словами, которые произносила небрежно, как бы мимоходом, Джастин не стал делать ей замечаний, а нанял преподавателя английского языка, учителей рисования и танцев.
Правда, в течение недели все трое покинули Гримуайлд, вздрагивая при одном упоминании имени их воспитанницы. После того как хозяин дома обнаружил, что все его брюки за одну ночь превратились в шорты, он пригласил портного и велел пошить новые. А когда она забила тряпьем дымоход в кабинете и комнату заволокла туча копоти и сажи, хозяин дома стал работать в библиотеке, а кабинет приказал вычистить, вымыть и проветрить.
Раньше Джастин хотя бы изредка попадался на глаза слугам и членам своей семьи, но теперь он практически исчез. По ночам в доме больше не звучала музыка, и концертный рояль в гостиной покрылся слоем пыли. Поговаривали, что резкие перемены настроений герцога — он то был радостно возбужден, то грустил без видимой причины — объясняются травмой головы, которую он перенес во время дальних странствий в экзотических местах. В то же время никто не мог даже предположить, чем вызвано странное поведение мисс Эмили, пока старший конюх Джимми, правоверный католик, не заявил, что в нее вселился злой дух. Джимми божился, что однажды ночью вышел прогуляться во двор и своими глазами видел, как в освещенном окне спальни мисс Эмили летали по воздуху различные предметы, к полету не приспособленные, и все это сопровождалось такими крепкими проклятиями, что он сбежал домой, зажав уши, подальше от греха.
Сесилии и ее матушке было направлено официальное извинение за скандальное происшествие на званом ужине, оно было принято в полном молчании, но это отнюдь не означало, что дамы, оскорбленные до глубины души и в лучших чувствах, будут держать языки за зубами. По всему Лондону разнесся слух о том, что подопечная герцога Уинтропского окончательно спятила, ведет себя дико и ее следовало бы упрятать в сумасшедший дом, пока никто не, пострадал от ее выходок. Приглашения на бал, который намеревалась дать герцогиня, чтобы вывести Эмили в свет, ценились на вес золота: каждый стремился любым путем заполучить заветную карточку в надежде хоть глазком глянуть на девицу, о которой говорили все.
Однажды утром в морозный январский день дверь кабинета широко распахнулась и туда ворвалась Эмили. По пятам за ней следовал Пенфелд, а за его спиной галдела толпа слуг.
Джастин соблаговолил поднять глаза, оторвавшись от бумаг. Шум и гвалт перекрыл его густой голос:
— Доброе утро, Эмили.
С места в карьер Пенфелд принялся наводить порядок на столе, где все было разложено в образцовом порядке. Глаза Эмили метали громы и молнии, она держалась особняком, а слуги тараторили наперебой.
— Сэр, я вынужден настаивать, чтобы вы уделили мне минуту своего драгоценного времени…
— …ваша светлость, нет больше моего терпения… еще один день, и я…
— Вам следует что-то предпринять, милорд, требуются самые срочные меры, иначе она подожжет дом и мы все сгорим.
Джастин поднял руку, призывая к молчанию.
— Пожалуйста, высказывайтесь по очереди, по одному.
Вперед выступила старшая повариха Грейси, остальные примолкли из уважения к ее возрасту и к тому, что она долгие годы провела в Гримуайлде, обслуживая семью Конноров.
— Вы знаете, ваша светлость, что я никогда не сую нос в дела семьи, признаю, что у девочки доброе сердце, и вообще… однако…
— Продолжай, Грейси, я тебя внимательно слушаю.
Повариха смачно высморкалась в передник и продолжила:
— Недавно я буквально на секунду оставила пирог с ревенем на подоконнике, сэр, и теперь мы остались на обед без пирога.
Из-за плеча Грейси показался длинный нос горничной с лошадиным лицом.
— Пирог, сэр, не понадобится. Его специально испекли к приходу священника, но, когда он пришел, мисс Эмили ему сказала, что он может засунуть свой молитвенник в…
Ябеду перебил молодой конюший, осуждающе зацокавший языком, горничная наклонилась и завершила свой рассказ шепотом на ухо герцогу, он взглянул на нее с живым интересом и задумчиво пробормотал:
— А я-то думал, что это невозможно. Закатив глаза, Эмили притоптывала ногой, давая понять, что ей невыносимо скучно и противно. Мимо нее протиснулся слуга, обслуживающий Гарольда, Герберта и Гарви.
— Это все пустяки, ваша светлость. Посмотрите, что она сделала с цилиндром, который мой хозяин купил, чтобы надеть на балу на будущей неделе.
Он продемонстрировал головной убор, из недр которого слышались писк и мяуканье.
— Если не ошибаюсь, там котята? — с улыбкой спросил Джастин, взял цилиндр и заглянул вовнутрь. — Значит, мисс Эмили развела в цилиндре котят?
— Нет, сэр, она котят не разводила, а положила цилиндр на конюшне с таким расчетом, что его найдет беременная кошка. Так и случилось. Представляете, что будет, когда об этом узнает господин Гарольд? Да он с ума сойдет!
Джастин улыбнулся еще шире.
— Господин Гарольд, говоришь? — переспросил хозяин дома и вернул цилиндр слуге. — Положи назад в конюшню. Если господин Гарольд наконец догадается найти работу, у него появится возможность купить новый цилиндр. А теперь все свободны.
— Но, сэр…
— Ваша светлость, да ведь времени почти что не осталось. Если помните, бал намечен на пятницу…
— Милорд…
— Всего хорошего! — Тон Джастина не предвещал ничего хорошего.
Ропот моментально стих, и слуги потянулись из кабинета. Шествие замыкал Пенфелд, осуждающе покачивая головой и что-то недовольно бормоча под нос. Дверь тихо прикрыли, и Джастин остался наедине с мрачной Эмили. Герцог снял очки для чтения, откинулся в кресле и молча осмотрел подопечную с ног до головы. Если она пыталась выглядеть мальчишкой, то надо признать, что ничего у нее не вышло. Потрепанные брюки лишь подчеркивали тонкую талию и плотно облегали аппетитный зад. А пиджак для верховой езды, пошитый на фигуру Эдит, не учитывал высокой груди, и вытертую ткань распирало спереди, поскольку Эмили не носила корсета.
Девушка стояла с высоко поднятой головой, расправив плечи и гордо выпрямившись, только легкий румянец на щеках выдавал смущение под взглядом герцога. Да, приходилось с грустью признать, что Эмили очень гордая девушка, с обостренным чувством собственного достоинства, а поэтому легкоранимая и несговорчивая, на редкость строптивая.
— Ну, что ты можешь сказать в свое оправдание? — осведомился Джастин, положив подбородок на скрещенные руки.
Эмили скрестила руки на груди, сдунула упавший на глаз локон и отчеканила:
— Вруны и ябеды, будь они прокляты. Все врут.
— Священника не обижала?
— Какого черта? Конечно, нет.
— Пирог с ревенем вряд ли ты съела сама?
— Естественно. Отдала Пудингу. Бульдоги обожают пироги с ревенем.
— И новый цилиндр Гарольда оказался на конюшне, конечно, совершенно случайно? И кошка тоже совершенно случайно решила рожать именно там?
— Ну, кошки сами решают, где им удобнее рожать. Она не спрашивала у меня совета.
Джастин вздохнул, водрузил на нос очки и принялся что-то черкать в бумагах.
— Ладно, можешь идти, — сказал он. Эмили хлопнула ладонями по столу и раздраженно спросила:
— Ты что, не собираешься меня наказывать?
— Наказывать? — удивленно переспросил герцог, снимая волосок с конца пера. — Если тебе так больше нравится, ужинать будешь не в столовой, а в своей комнате.
— Я завтракаю, обедаю и ужинаю в своей комнате, — процедила сквозь зубы Эмили.
— В таком случае в виде наказания на этот раз поужинаешь в столовой со всеми, — небрежно бросил Джастин и перевернул страницу.
— Будь ты проклят! — зло прошипела девушка, в горле у нее клокотало, глаза гневно сверкали. Джастин ухом не повел.
Эмили круто развернулась и направилась к двери.
— Эмили, — позвал герцог, не поднимая головы.
Она повернулась к нему лицом, держась за дверную ручку. Тишину нарушал лишь мерный скрип пера по бумаге.
— Что бы ты ни делала, что бы ни придумывала и как бы ни старалась шокировать всех своим поведением, мое отношение к тебе не изменится. — Рука с пером замерла на месте, Джастин посмотрел на девушку поверх очков. — Еще запомни: я не свободен в своих чувствах, не имею права поддаваться эмоциям.
Эмили вылетела в коридор и с ужасом почувствовала соленый привкус слез, стекавших по щекам. Захлопнув дверь, она привалилась к ней плечом и крепко зажмурилась. А когда открыла глаза, все застлала ей какая-то черная стена; поморгав, Эмили увидела перед собой лацканы сюртука Пенфедда.
— Пенфелд? За каким дьяволом?..
То, что последовало за ее вопросом, было для нее полной неожиданностью. Толстые пальцы камердинера сомкнулись на мочке уха и сжали его с такой силой, что сама Дорин Доббинс могла бы позавидовать. У девушки даже челюсть отвалилась, скорее от удивления, чем от испуга и боли.
— А теперь пошли со мной, мисс, — зло прошипел Пенфелд, почти касаясь носом лица Эмили, — и веди себя прилично, не то покажу тебе, где раки зимуют.
— Да как ты смеешь!..
Договорить не удалось. Пенфелд крутанул ее ухо так, что девушка буквально взвилась от боли. Казалось, еще немного, и с ухом придется распрощаться. Слуга явно не намеревался отпускать его, мало интересуясь при этом, идет ли следом обладательница уха. Пенфелд шел по коридору, не ослабляя хватки, а рядом семенила девушка, поскальзываясь на полу, натертом воском. Широко улыбающийся лакей распахнул перед ними дверь в вестибюль.
Из-за угла высунулся белый чепец, за ним другой, по пути открывались двери, показывались чумазые физиономии. Потрясенные невиданным зрелищем слуги молча провожали глазами слугу хозяина дома, человека мягкого и выдержанного, который тащил за ухо подвывавшую Эмили через вестибюль, а затем вверх по лестнице.
Сидевшему в кабинете Джастину послышалось, будто в коридоре звучат приглушенные аплодисменты. Он выглянул из комнаты, чтобы выяснить причину столь странного явления, но решил, что ему просто померещилось. Возле лестницы он увидел лишь слуг, тщательно протиравших перила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011121314

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

15161718192021222324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Озорница - Медейрос Тереза



Увлекательно, смешно, чувственно.
Озорница - Медейрос ТерезаОльга
7.11.2011, 13.22





героиня не озорница- а дерзкая хулиганка. которая постоянно создает проблемы себе и окружающим.... да и любовь какая - то ущербная ....
Озорница - Медейрос Терезавалентина
10.02.2012, 14.45





Эту озорницу не мешало бы хорошенько выпороть !!! Читать можно .
Озорница - Медейрос ТерезаМарина
26.02.2012, 10.34





Очень увлекательно и чувственно!Под конец чуть не расплакалась,эмоции просто переполняют когда читаешь этот роман.Очень красиво и романтично!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
7.05.2012, 15.46





Мне романы этой писательницы очень нравятся!Легко читаются,а этот так вообще мой самый любимый!Еще черный рыцарь,советую почитать, ее же пера!
Озорница - Медейрос ТерезаАнютка
24.10.2012, 13.22





Читается легко и увлекательно. Мне роман понравился. А озорнице, точно бы взубчка не помешала бы...
Озорница - Медейрос ТерезаАлла
26.10.2012, 7.29





Забавно особенно в начале
Озорница - Медейрос ТерезаЭлечка
17.02.2013, 17.26





да роман так себе вообще не интригует,просто читала и все оценка 4-
Озорница - Медейрос ТерезаАмушка
10.04.2013, 12.57





Отличный роман! Было много забавных сцен. Правда эротические сцены не выразительные, иногда вообще было трудно понять, что что-то вообще произошло. Но в целом - сюжет хороший, герои сильные.
Озорница - Медейрос ТерезаКсения
4.11.2013, 12.47





Мда.. в 18 лет в те времена барышни не могли быть такими глупыми.. много пропускала. А так почитать можно.
Озорница - Медейрос Терезаирина
28.11.2013, 22.34





Один из любимейших романов этого автора-"Поцелуй чтобы вспомнить"...Это единственный роман который я прочитала от и до и собираюсь перечитать еще не раз!!!rnА этот роман оценила в 5 баллов!Начало захватывает...Но автор явно перебрала с борделем и игрой в психов...Не такого поворота ожидала...Мне чего то явно не хватило...После кульминационной встречи роман потерял "изюминку",а то что было дальше сплошная "соберуха"!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
20.04.2014, 17.11





Роман неплох в общих чертах. Встреча героя с героиней, когда он находит её обнажённую и спящую на берегу - просто восторг. Ожидала и дальше чего очень чувственного... Но сексуальные сцены описаны непонятно :) А сюжет понравился. Поставлю 8 баллов.
Озорница - Медейрос ТерезаНефер
17.06.2014, 12.11





Ой, девочки. Героиня меня начала бесить с первых страниц. Никакая она не озорница, а тварь бездушная и эгоистка конченная. Ни о ком не думает, только бы свое самолюбие потешить. А героя жаль так, что и хорошего хэппи энда не хочется. Ой. не дочитаю я роман.
Озорница - Медейрос Терезагалина
18.04.2015, 23.44





Очень понравилось!C юмором!
Озорница - Медейрос ТерезаНаталья 68
19.08.2015, 23.40





Роман отличный, только название немного не соответствует)))Автор, конечно переборщил с характером героини, а в общем интересно, захватывает.
Озорница - Медейрос ТерезаИрина
19.10.2015, 13.48





Прекрасный роман!!! Не пойму откуда негативные комментарии и за что нужно выпороть гг? В свои незрелые 18, брошенная, никому не нужная, когда не с кем поделиться, она просто не знает как привлечь внимание любимого человека. Моя оценка 10+ я в восторге от романа.
Озорница - Медейрос Терезамэри
21.10.2015, 8.08





Единственный роман Медейрос,который мне не понравился.Героиня не озорница,а неуправляемая сумасбродка,которая раздражала весь роман.После сцены сумасшествия стало скучно читать-повеяло дешёвой опереттой и пропало всякое доверие к сюжету.Тем,кто любит Медейрос,читать не советую-разочаруетесь.А самый лучший её роман-"Ваша до рассвета",но на этом сайте его,к сожалению,нет.
Озорница - Медейрос ТерезаМарина*
22.10.2015, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100