Читать онлайн Озорница, автора - Медейрос Тереза, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Озорница - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Озорница - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Озорница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

«Когда мы прощались, мне на секунду померещилось, что вижу перед собой женщину, которой ты со временем станешь…»
— Вот как раз то, что нам требуется, сэр, — радостно воскликнул Пенфелд, тыча пальцем в газету, расстеленную на обеденном столе. — Послушайте, что здесь написано. — Он стал читать, поглядывая на Джастина: — «Горничная к услугам госпожи, может быть компаньонкой, прекрасный парикмахер, свободно владеет французским и итальянским языками…»
Наверху упало что-то тяжелое, с потолка посыпалась пыль от штукатурки, послышалось приглушенное проклятие, не нуждавшееся в переводе ни с французского, ни с итальянского.
Джастин грустно посмотрел на пылинки, плававшие в чашке чая, и хмуро спросил:
— Как ты думаешь, а не сможем ли мы найти горничную с опытом работы в цирке? Скажем, бывшую укротительницу тигров?
— Что ж, будем обращаться в цирк, — охотно согласился камердинер.
Джастин трусливо спрятался за газетой, дабы отгородиться от внешнего мира, от испуганных криков, воплей и грохота, доносившихся со второго этажа. Но полностью игнорировать шум не удавалось, хозяин дома недовольно поморщился, когда наверху со звоном принялись бить посуду.
Пенфелд взял заварочный чайник, дабы подлить свеженькой заварки своему господину, а тот медленно считал, прикрыв глаза:
— Раз, два…
Пушечным выстрелом грохнула дверь, Пенфелд вздрогнул, но от своего намерения не отказался. Он застыл истуканом, возведя очи горе, и тонкая янтарная лужица растеклась по белоснежной скатерти. Вниз по лестнице простучали каблучки, послышалось истерическое всхлипывание. «Стук, стук, стук» — процокали каблуки по мраморным плитам вестибюля, и снова пушечным выстрелом грохнула на этот раз парадная дверь.
— …три, — завершил подсчет Джастин и устало потер ладонью лоб, голова раскалывалась от боли.
С края стола ему на брюки стекала струйка горячего чая.
— О господи! Ради бога, простите, сэр! Виноват! — захлопотал пришедший в себя Пенфелд, насухо протирая брюки салфеткой.
Под полными парусами в комнату вплыла герцогиня, за ней едва поспевал длинный шлейф платья.
— За последние три дня это уже третья горничная, — посчитала своим долгом напомнить величественная дама. — Нельзя допустить, чтобы девица все дни проводила взаперти, изображала хандру и отказывалась от любого общения. Если она не желает выходить из комнаты и вести себя прилично, тебе самому придется заняться ею.
Джастин неохотно отложил газеты, подавив тяжкий вздох. Нервы и так издерганы до предела, не хватало только ввязаться в решение такого рода проблем Эмили.
— На днях я пригласила дочерей, — продолжала герцогиня, — и мы обсудили, что нужно сделать для опекаемой тобой девушки. Мы решили начать с небольшого приема, строго для узкого круга, чтобы ввести ее в свет, а позднее планируется роскошный бал, где ее можно будет познакомить с молодыми людьми. Ведь девица на выданье, и пора подыскивать ей жениха. — Хозяйка дома зарделась, будто сама собиралась замуж, и с радостной улыбкой воскликнула: — Нет, ты представь себе, дорогой, какое счастье снова иметь в доме молодую цветущую девушку, полную сил и здоровья!
— Радость несказанная, — пробурчал Джастин и поспешил покинуть комнату, прежде чем мать захочет обсудить с ним фасон подвенечного платья либо наряд первенца Эмили для крещения в церкви.
Поднимаясь по лестнице, он оправил сюртук, дабы выглядеть достойно, явить образец заботливого и чуткого отца. Подчеркнутая строгость и некоторая холодность служили верной защитой от проявления иных эмоций. На громкий стук в дверь никто не отозвался, Джастин вошел и в первую минуту несколько опешил. Глазам его предстал торчавший в окне аппетитный зад Эмили в ореоле кружевного белья.
— И не приходи больше! — кричала девушка, до половины высунувшись в окно. — И не такие уроды, как ты, пытались меня засунуть в этот проклятый хомут, только ничего у них не вышло.
Эмили чуть не выпала из окна, стараясь докричаться до горничной, бежавшей к воротам. Джастин еще раз взглянул на панталоны, тыльной стороной ладони вытер пот, неожиданно выступивший на лбу, неспешно подошел к окну и обнял девушку за талию. Не хватало только, чтобы она вывалилась наружу в одном исподнем.
— Не надену, ни за что не надену! — билась Эмили в его руках. — Не заставите! А если только попробуете, я… — Она грозно замахнулась длинной шляпной булавкой, еще не сознавая, в чьих руках оказалась.
— Ну и что ты сделаешь? — насмешливо спросил Джастин, ловко уклоняясь от удара. — Думаешь, если проткнуть булавкой, из меня выйдет весь воздух?
Эмили спрыгнула с подоконника, что-то ворча вроде «пар из тебя выпущу». Девушка раскраснелась от злости и не сразу пришла в себя, но при виде Джастина вначале прикрыла ладонями грудь, затем зажала ими интимное между ног, но потом поняла, что стыдобу ничем не прикроешь, гордо выпрямилась и с вызовом посмотрела на опекуна.
— Какие проблемы? — с невинным видом поинтересовался Джастин, хотя прекрасно знал ответ на свой вопрос. Проблема стояла прямо перед ним во весь свой рост — пять футов и три дюйма слегка прикрытых женских прелестей. Окажись на его месте евнух, даже он не устоял бы перед соблазном, но в отличие от служителя гарема молодой герцог славился завидной выдержкой и самообладанием.
— Там проблема, — Эмили ткнула пальцем в сторону ближайшего стула.
Джастин взял предмет, переброшенный через спинку стула, провел ладонью по каркасу из китового уса.
— Это что за штука? Какая-то новомодная шляпа? — спросил он.
Эмили поняла, что он действительно не знает, с чем имеет дело. Слишком долго пропадал вдали от общества. На мгновение его наивность показалась очень милой, но тут пришли на память пышнотелые туземные красотки. Естественно, Рангимэри и ее подружки не стали бы обременять себя лишней обузой. Достаточно было залезть рукой под короткую юбчонку — и все, в дамках.
Эмили выхватила турнюр, чуть было не сорвалась на резкость, но сдержалась.
— Это орудие пытки, — пояснила она. — Его напяливают на даму, чтобы подчеркнуть формы и выпятить зад.
Внимательно изучая турнюр, Джастин что-то пробормотал себе под нос, нахмурился и неожиданно просиял.
— Понял. Если не ошибаюсь, нечто подобное носит матушка. Мне раньше казалось, что у нее под платьем птичья клетка.
Эмили примерила турнюр на бедрах, запуталась в завязках, пошатнулась и свалилась бы на пол, если бы ее не поддержал Джастин.
— Теперь видишь, в чем дело? — воскликнула Эмили, не выпуская руки Джастина. — Зачем мучиться? Почему нельзя ходить просто в юбке? Помнишь, как в Новой Зеландии?
Глядя в пытливые карие глаза, Джастин вспомнил иную Эмили — барахтающуюся в волнах морского прибоя в насквозь промокшей юбке, облепившей стройные ноги; сидящую на золотом песке, стыдливо прикрыв ладонями обнаженную грудь, с взлохмаченными утренним бризом и ласками любимого волосами.
— Сейчас мы не в Новой Зеландии, а в Лондоне, — мягко напомнил Джастин, осторожно высвобождая руку.
Об этом следовало напомнить скорее себе, но одними словами невозможно утолить страшный голод. Джастин поспешно отвел глаза и приблизился к кровати, на которой аккуратно расстелила всевозможные наряды безвинно виноватая горничная, с позором изгнанная из дома. Джастин медленно пропустил между пальцев шелковый чулок и укоризненно сказал:
— Ты сидишь здесь взаперти вот уж три дня, забаррикадировалась и никого не желаешь видеть. Если я позволю не надевать эту штуку с китовым усом, ты согласишься спуститься вниз и познакомиться наконец с семьей?
— Перчатки тоже не надену, я выгляжу ужасно глупо в перчатках, — сказала Эмили, задумчиво разглядывая ворох женских нарядов.
— Ладно, перчатки отставить, — фыркнул в ответ Джастин, перебросил чулок через плечо девушки, повернулся к двери и добавил: — Буду ждать тебя внизу.
— Давно бы так! — торжествовала победу Эмили.
На миг Джастин застыл на месте, и даже по спине его было видно, что он сдерживается с огромным трудом; потом он открыл и закрыл дверь так бережно, что было ясно: его так и подмывало грохнуть дверью изо всех сил, сорвать на ней злость.
Поджидая Эмили у лестницы, Джастин обратил внимание на скопление людей, которые почему-то нашли себе неотложное занятие именно здесь, в этом месте. Две горничные усердно протирали со всех сторон столик; а лакей полировал до зеркального блеска хрустальные подвески на лампе. Но хотя руки их были, казалось, заняты полезным трудом, все то и дело стреляли глазами в сторону лестницы в надежде увидеть отважную малышку, осмелившуюся дать пощечину хозяину дома.
Пробили куранты, и Джастин нетерпеливо забарабанил пальцами по перилам. Один из сестриных мужей устроился на скамейке возле высокого деревянного часового футляра, удовлетворенно попыхивая трубкой с длинным чубуком. Трудно было определить, кому из сестер принадлежит этот субъект, поскольку у всех мужей были жидкие волосы неопределенного темного оттенка и все они дома носили свободные твидовые пиджаки. Строгих костюмов чурались, видимо, из боязни, как бы домашние не подумали, будто они собрались наконец выйти на улицу в поисках работы. Немного поразмыслив, Джастин пришел к выводу, что индивидуум с трубкой скорее всего Герберт, благоверный Миллисент, а его роскошные мохнатые брови давно пора подстричь или хотя бы причесать.
Джастин досадливо поморщился, завидев матушку под руку с Эдит, выплывавших из гостиной как бы на прогулку. Со стороны могло показаться, что они увлечены оживленной беседой, но это была только видимость. Словом, аудитория в сборе, зрители жаждут зрелищ, но Эмили вполне может не оправдать их ожиданий. Увидит сверху толпу, застесняется и рванет назад в комнату, как испуганная лань.
Все страхи и опасения развеялись, когда наверху лестницы явилось чудное видение, от которого захватывало дух. Эта Эмили ничем не походила на то жалкое создание, что высадилось из затрапезной кареты у крыльца три дня назад. Белое платье из плотной ткани расширялось колоколом и заканчивалось у щиколоток, а из-под края подола проглядывали кружева кринолина и мягкие кожаные туфельки. Джастин сам подобрал укороченное платье, дабы напомнить себе, что Эмили не более чем ребенок. Тонкая талия была перетянута синим широким бархатным поясом, бант того же цвета стягивал непокорные темные кудри. Джастин ощутил, как его переполняет новое, не испытанное доселе чувство — чувство гордости.
Рука девушки лежала на перилах лестницы, а на губах играла прелестная улыбка, словно предназначенная только хозяину дома, и Джастину на миг представилось, что сейчас на всем белом свете нет больше никого, только он и Эмили.
Не меняя выражения лица, озаренная все той же милой улыбкой, Эмили закинула ногу через перила, предоставив возможность собравшимся зрителям лицезреть плотные слои накрахмаленных нижних юбок. Герцогиня ахнула.
Под испуганные вопли и крики ужаса Эмили вскинула руки вверх и полетела пушечным ядром вниз по перилам лестницы. В последнюю секунду Джастин отступил в сторону, и девушка свалилась на пол, задрав ноги, так что все желающие могли вволю полюбоваться розовыми резинками, поддерживавшими чулки. Лакей и матушка поспешили было на помощь, но Джастин остановил их повелительным жестом. Эмили сердито смотрела на хозяина дома, сдувая прядь волос, упавшую на глаза.
— Мог бы поймать меня, — осуждающе сказала она. Джастин закусил губу, чтобы не рассмеяться, и мягко ответил:
— Могла бы спуститься по лестнице обычным способом.
С жалобным стоном Эмили потерла руками ушибленный зад. Конечно, можно было бы помочь ей, но Джастин не решился. Он слишком хорошо помнил, что испытывал, когда руки его исследовали это.
— Может, есть смысл еще поразмыслить и все-таки надеть турнюр? — спросил Джастин, галантно подавая даме руку.
— А может, не имеет смысла натирать воском перила лестницы так часто и так тщательно? Я уж было подумала, что пролечу через пролив Ла-Манш и буду лететь до самого Парижа.
Джастин помог ей встать. Он успел позабыть, какой хрупкой кажется ее теплая ладошка, и поспешно отдернул руку, словно схватился за горячую сковородку.
— В столовой ждет завтрак. А теперь прошу извинить меня, я вынужден тебя оставить. Дела.
Хозяин дома коротко поклонился и позорно сбежал, надежно укрывшись в кабинете. Но прежде чем закрыть дверь, услышал за спиной трубный голос матушки:
— Не понимаю, что происходит с моим сыном. Можно подумать, будто в детстве его не учили хорошим манерам.
Вежливый ответ Эмили услышать не довелось. Джастин плотно прикрыл дверь и окунулся в пыльный сумрак кабинета, прошел к громадному секретеру и рванул на себя дверцу. Жалобно зазвенели стеклянные панели. «Черт бы побрал несносную девчонку! Будь я проклят, если позволю ей снова порушить мою жизнь!» — в который раз давал себе клятву взбешенный герцог. Брезгливо посмотрев на отцовские запасы шотландского виски многолетней выдержки, Джастин достал бутылку рома, припрятанную именно ради такого случая за кожаным переплетом «Записок Пиквикского клуба», вытащил пробку и влил в горло солидную порцию.
Неожиданно перед его мысленным взором предстал образ Эмили, слетающей с перил лестницы и парящей над проливом Ла-Манш. Пышные нижние юбки задрались над головой и образовали купол воздушного шара. Джастин поперхнулся, закашлялся, полетели брызги рома, обожгло ноздри, и навернулись слезы. Герцог бессильно упал в кресло и зашелся в приступе хохота, от которого вскоре начало колоть в боку.
Все утро Джастин просидел в кабинете взаперти, склонившись над деловыми бумагами, которые ежедневно поставляла контора фирмы «Уинтроп шиппинг». Никто не посмел беспокоить герцога, но подошло время второго завтрака, и Пенфелд решился нарушить одиночество хозяина и появился в кабинете с подносом, на котором были сандвичи и чай.
Джастин поднес к губам чашку, сделал глоток и вдруг нахмурился, уставившись на дно чашки, где покоился весьма странный предмет. Джастин подцепил находку мизинцем, снял очки для чтения, исподлобья сурово взглянул на слугу и грозно вопросил:
— Пенфелд! Скажи, пожалуйста, что бы это могло быть?
С мокрого предмета, выглядевшего крайне фривольно в строгой обстановке кабинета, мерно капало на стол.
Пенфелд в этот момент разрезал сандвичи на аккуратные треугольники. При виде находки, выловленной со дна чашки, слуга залился краской.
— Боже мой! Сэр! По-моему, это женская подвязка, — пролепетал он обескураженно.
— Можешь мне объяснить, как она оказалась в чае?
— Не имею понятия, — смущенно признался Пенфелд. Он вконец растерялся, зачем-то приподнял крышку заварочного чайника и заглянул внутрь, словно ожидая увидеть там полный набор дамского нижнего белья.
В дверь тихо постучали.
— Войдите! — рявкнул Джастин.
В комнату робко протиснулся садовник, держа на вытянутых руках грабли с таким видом, будто опасался, что его вот-вот ужалит змея. Однако на зубцах висел не ядовитый гад, а скомканный кринолин.
— Прошу прощения, мой господин, не знаю, что делать. Нашел эту штуку в сарае, кто-то затолкал ее в цветочный горшок. Что прикажете? Сжечь? Или как?
— Не твоя забота, Уилл, я сам этим займусь, — успокоил взволнованного садовника Джастин, брезгливо снимая кринолин с зубцов.
Облегченно вздохнув, садовник поклонился и исчез. Джастин расправил на ладони богатую ткань, и в нос ударил сладкий аромат ванили.
— Если Эмили будет и дальше столь легко расставаться со своей одеждой, к вечеру на ней ничего не останется, — грустно прокомментировал события Джастин. Тут до него дошел жуткий смысл собственных слов, и он со стоном зарылся лицом в кусок мягкой материи. — Где она сейчас может быть? Чем занята?
Они обнаружили Эмили в бальном зале. Она бродила из угла в угол, заложив руки за спину, видимо, в глубокой задумчивости. Джастин спрятался за прозрачной занавеской. Было несколько совестно подглядывать, но и глаз нельзя было оторвать.
— По-моему, с ней что-то неладно, — несмело предположил Пенфелд.
В ответ Джастин только крякнул. В огромном зале, вдоль стен которого тянулись сверкающие окна от пола до потолка, под уходящими ввысь сводами, девушка казалась совсем крохотной. «Каково ей в чужом доме среди незнакомых людей?» — сочувственно вздохнул Джастин и сразу вспомнил свое одинокое детство. Громадное здание представлялось запутанным лабиринтом пыльных коридоров, мрачных надстроек и нескончаемого ряда дверей. Все столы и стулья стояли не на ножках, а словно вцеплялись в пол птичьими когтями или когтистыми звериными лапами, и в детские годы Джастин всегда садился с опаской, ему казалось, что стул вдруг встанет на задние лапы и понесется вскачь или полетит неведомо куда. Просить о помощи было бесполезно, потому что матушка и сестры жили своей особой, женской жизнью, куда мальчишка не допускался, а отец был надежно укрыт за тяжелой дубовой дверью кабинета, и ему явно было не до страхов сына. Точно так же, между прочим, вел себя и он, Джастин.
— Может быть, ей скучно, сэр, — промямлил Пенфелд. — Может, если б вы уделили ей немного внимания…
Джастин крепко вцепился в занавеску, с ужасом представив себе дальнейшее развитие событий. Он был столь неуверен в своей способности сдерживаться, что не рисковал даже завтракать за одним столом с Эмили. Как долго придется ждать того момента, когда рука сама потянется убрать непокорный локон, упавший ей на глаза? Или поправить сбившееся кружево? Или еще того хуже — он сможет слизнуть сахарную пудру с ее губ?
Тем временем Эмили продолжала осматривать бальный зал, встала на цыпочки и с любопытством провела пальцами по стене, украшенной рельефным орнаментом. Юбка без кринолина свободно облегала бедра, из-под края ее торчали босые ноги. Джастин с усмешкой подумал, что кухарке Грейси очень повезет, если она сегодня не обнаружит туфельку, плавающую в кастрюле с супом.
Изучив стену, девушка на секунду задумалась, как бы решая, что еще предпринять, оглянулась на широкие двери, которые вели во внутренние покои. «Любопытно, что еще выкинет плутовка? — подумал Джастин. — Снимет платье и будет изображать обнаженную нимфу?» От этой мысли стало не по себе.
Эмили не оправдала мрачных прогнозов, а просто закружилась, раскинув руки, раздув колоколом юбку. Танцевала она в полной тишине, но Джастин услышал задорную мелодию и ритмичный топот ног маори. Так и подмывало сжать девушку в объятиях и слиться с ней в танце, уподобиться смычку и хорошо настроенной скрипке, стройно выводящим чудную мелодию.
С огромным усилием подавив рвущийся из груди тяжкий стон, Джастин схватил Пенфелда за лацканы сюртука и прижал спиной к стене, чуть не порушив роскошную восточную вазу, закачавшуюся на подставке.
— Поезжай с ней куда-нибудь, Пенфелд. Забери ее из дома и поезжай. Поручаю ее тебе, найди какое-нибудь развлечение.
— Н-но, сэр, — запротестовал слуга, заикаясь от волнения, — я не гожусь для этой роли. Я не умею развлекать девушек. Да вы спросите у кого угодно, все слуги считают меня ужасно скучным человеком. Чем прикажете ее развлекать?
— Откуда мне знать, черт возьми? Отправляйся в зоопарк или на прогулку в парк, купи ей щенка, что ли! Убери ее с моих глаз! — Джастин отпустил Пенфелда и по привычке попытался взъерошить волосы, совершенно позабыв, что теперь они коротко острижены. — Твоя единственная забота — обеспечить, чтобы на ней было пальто. И шляпа, и туфли, причем пара туфель.
Джастин круто развернулся и быстро зашагал прочь, все еще сердито что-то бормоча. Пенфелд остался один, задумчиво почесал в бакенбардах, улыбнулся и сказал:
— Щенок… На мой взгляд, прекрасная идея.
Спустя восемь часов Джастин метался по гостиной, стараясь избегать взглядом часы на подставке из черного мрамора, мерно тикавшие на каминной полке. Вместе с ним несли вахту матушка и Эдит, их унизанные кольцами руки мелькали над вышиванием. Лили и Миллисент отказались ждать и удалились на покой, как только пробил час сна. Слава богу, за ними последовали все мужья, при виде которых одолевала зевота.
Часы в вестибюле, спрятанные в высоком футляре, пробили раз, другой, десять раз… Джастин не выдержал и изрыгнул проклятие. Эдит уколола палец иголкой, но герцогиня и бровью не повела.
Джастин остановился у окна, уперся руками в подоконник и мрачно уставился во двор. За морозными узорами сквозь стекло ничего нельзя было рассмотреть, ясно только, что ночь выдалась холодной. «Ну и что теперь делать? — в который раз задавался нелегким вопросом герцог. — Неужели снова придется нанимать детективов, чтобы разыскивать Эмили? Человек отправился за покупками по магазинам и исчез? Нет, ни в коем случае не следовало отпускать ее в компании с Пенфелдом. Это было глупо. С другой стороны, это же не Окленд, где может случиться черт знает что! В благополучном Лондоне везде и во всем полный порядок, да и Пенфелд чувствует себя здесь как рыба в воде».
Герцог прилагал все усилия, чтобы не поддаться панике и не отчаиваться, отказывался признать, что испытывает страх. Его мучили опасения, что Эмили вполне способна использовать представившуюся возможность, чтобы сбежать, вновь исчезнуть без следа. Да, конечно же, следовало отправиться с ней самому, даже с риском оказаться в уютной полутьме кареты наедине с манящим ароматом ее кожи. Даже с риском сидеть рядом, тесно прижавшись к ее бедру. В конце концов, эти муки не идут ни в какое сравнение с необходимостью ждать и терзаться неопределенностью.
За переживаниями сына внимательно наблюдала матушка. Вроде бы вся ушла в работу, глаза полуприкрыты, но время от времени из-под ресниц сверкает острый взгляд. По опыту Джастин знал, что герцогиню не следует недооценивать и что она не так глупа, как может иногда показаться. Оливия Коннор давно научилась скрывать природный ум за маской несколько рассеянной и туповатой хозяйки, пребывающей в вечных домашних хлопотах, но временами маска спадала, являя миру былую весьма расторопную и смекалистую продавщицу из небольшого магазина на Оксфорд-стрит, которая в свое время не только изучила без посторонней помощи генеалогические древа всех потенциальных женихов, но и сумела выйти замуж за лорда, обладавшего огромным состоянием, владельца процветающей судоходной компании. Позднее она готова была поступиться чем угодно, даже пожертвовать любовью собственного сына ради того, чтобы сохранить привязанность сурового и привередливого супруга.
Герцогиня проткнула плотную ткань длинной иглой и неожиданно спросила, не поднимая глаз:
— Тебе эта девушка не безразлична? Я правильно поняла?
— Естественно, она не может быть мне безразлична. Как-никак я прихожусь ей опекуном. Ее отец был моим лучшим другом.
— Ты хочешь сказать, что раньше никогда не видел ее?
Движение иглы действовало завораживающе, и Джастин, как загипнотизированный, не мог отвести взгляда от рук матери. Она вышивала так же легко и уверенно, как ее сын играл на фортепьяно. А что, если все рассказать ей?
Мелодичный перезвон колокольчика у двери избавил его от необходимости отвечать на непростой вопрос. Матушка замерла, Эдит и Джастин обменялись удивленным взглядом. Неумолчный звон колокольчика сопровождался стуком лошадиных копыт по дорожке от ворот к дому.
Когда Джастин выскочил в вестибюль, с лестницы скатились Герберт, Гарольд и Гарви в длинных ночных сорочках и колпаках, за ними крались Лили и Миллисент, подняв высоко над головами свечи, отбрасывавшие причудливые тени по стенам.
— Что здесь происходит? — раздраженно ворчал Герберт, протирая заспанные глаза. — В этом сумасшедшем доме приличному человеку просто нет места. Выспаться не дают.
— Какого дьявола? — орал во все горло Гарольд, путаясь в подоле ночной сорочки Гарви. — Пожар? Горим?
Все толпой высыпали наружу как раз в тот момент, когда к крыльцу подъехала крытая полицейская карета, в окне которой виднелись ржавые прутья решетки. За ней остановился экипаж Уинтропов, на облучке восседал кучер, понуро свесив голову.
С отвисшей от удивления челюстью Джастин молча наблюдал за тем, как с облучка крытой кареты спрыгнул полицейский, в знак приветствия притронулся пальцем к каске и пошел к задней дверце, забранной решеткой. Как только она открылась, показалась рука в белой перчатке. «Слава богу, догадалась перчатки надеть», — мелькнула в голове сумасшедшая мысль.
Полицейский почтительно подал руку, чтобы помочь девушке сойти на землю, и она одарила его величественной улыбкой. Джастин выступил вперед, преисполненный решимости добиться объяснений, даже если ради этого придется свернуть Эмили ее нежную шею. Но не успел он сделать и пару шагов, как из кареты вылетело грозно рычащее чудовище, злобно оскалив острые клыки, и нацелилось в горло хозяина дома.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Озорница - Медейрос Тереза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011121314

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

15161718192021222324252627282930313233343536

Ваши комментарии
к роману Озорница - Медейрос Тереза



Увлекательно, смешно, чувственно.
Озорница - Медейрос ТерезаОльга
7.11.2011, 13.22





героиня не озорница- а дерзкая хулиганка. которая постоянно создает проблемы себе и окружающим.... да и любовь какая - то ущербная ....
Озорница - Медейрос Терезавалентина
10.02.2012, 14.45





Эту озорницу не мешало бы хорошенько выпороть !!! Читать можно .
Озорница - Медейрос ТерезаМарина
26.02.2012, 10.34





Очень увлекательно и чувственно!Под конец чуть не расплакалась,эмоции просто переполняют когда читаешь этот роман.Очень красиво и романтично!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
7.05.2012, 15.46





Мне романы этой писательницы очень нравятся!Легко читаются,а этот так вообще мой самый любимый!Еще черный рыцарь,советую почитать, ее же пера!
Озорница - Медейрос ТерезаАнютка
24.10.2012, 13.22





Читается легко и увлекательно. Мне роман понравился. А озорнице, точно бы взубчка не помешала бы...
Озорница - Медейрос ТерезаАлла
26.10.2012, 7.29





Забавно особенно в начале
Озорница - Медейрос ТерезаЭлечка
17.02.2013, 17.26





да роман так себе вообще не интригует,просто читала и все оценка 4-
Озорница - Медейрос ТерезаАмушка
10.04.2013, 12.57





Отличный роман! Было много забавных сцен. Правда эротические сцены не выразительные, иногда вообще было трудно понять, что что-то вообще произошло. Но в целом - сюжет хороший, герои сильные.
Озорница - Медейрос ТерезаКсения
4.11.2013, 12.47





Мда.. в 18 лет в те времена барышни не могли быть такими глупыми.. много пропускала. А так почитать можно.
Озорница - Медейрос Терезаирина
28.11.2013, 22.34





Один из любимейших романов этого автора-"Поцелуй чтобы вспомнить"...Это единственный роман который я прочитала от и до и собираюсь перечитать еще не раз!!!rnА этот роман оценила в 5 баллов!Начало захватывает...Но автор явно перебрала с борделем и игрой в психов...Не такого поворота ожидала...Мне чего то явно не хватило...После кульминационной встречи роман потерял "изюминку",а то что было дальше сплошная "соберуха"!!!
Озорница - Медейрос ТерезаЕлена
20.04.2014, 17.11





Роман неплох в общих чертах. Встреча героя с героиней, когда он находит её обнажённую и спящую на берегу - просто восторг. Ожидала и дальше чего очень чувственного... Но сексуальные сцены описаны непонятно :) А сюжет понравился. Поставлю 8 баллов.
Озорница - Медейрос ТерезаНефер
17.06.2014, 12.11





Ой, девочки. Героиня меня начала бесить с первых страниц. Никакая она не озорница, а тварь бездушная и эгоистка конченная. Ни о ком не думает, только бы свое самолюбие потешить. А героя жаль так, что и хорошего хэппи энда не хочется. Ой. не дочитаю я роман.
Озорница - Медейрос Терезагалина
18.04.2015, 23.44





Очень понравилось!C юмором!
Озорница - Медейрос ТерезаНаталья 68
19.08.2015, 23.40





Роман отличный, только название немного не соответствует)))Автор, конечно переборщил с характером героини, а в общем интересно, захватывает.
Озорница - Медейрос ТерезаИрина
19.10.2015, 13.48





Прекрасный роман!!! Не пойму откуда негативные комментарии и за что нужно выпороть гг? В свои незрелые 18, брошенная, никому не нужная, когда не с кем поделиться, она просто не знает как привлечь внимание любимого человека. Моя оценка 10+ я в восторге от романа.
Озорница - Медейрос Терезамэри
21.10.2015, 8.08





Единственный роман Медейрос,который мне не понравился.Героиня не озорница,а неуправляемая сумасбродка,которая раздражала весь роман.После сцены сумасшествия стало скучно читать-повеяло дешёвой опереттой и пропало всякое доверие к сюжету.Тем,кто любит Медейрос,читать не советую-разочаруетесь.А самый лучший её роман-"Ваша до рассвета",но на этом сайте его,к сожалению,нет.
Озорница - Медейрос ТерезаМарина*
22.10.2015, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100