Читать онлайн Проклятие королевы фей, автора - Медейрос Тереза, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проклятие королевы фей - Медейрос Тереза бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проклятие королевы фей - Медейрос Тереза - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проклятие королевы фей - Медейрос Тереза - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Медейрос Тереза

Проклятие королевы фей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

Остин не удивился бы, если бы ему пришлось выслушивать от Холли слова сочувствия. Или если бы она в ужасе отпрянула от него. Или склонила бы голову, устыдившись позора, запятнавшего честь его семьи. Но маленькая мегера, вскочившая с земли и обрушившаяся на него с обвинениями, изумила его. На турнирах ему не доводилось сталкиваться с такими устрашающими противниками. Остин не сомневался, что, если бы его жена была кошкой, она со злобным шипением немедленно бросилась бы царапать его лицо.
— Покинула вас? — повторила Холли. — Насколько я понимаю, у бедняги не было иного выбора.
Ее неистовый напор вывел Остина из печальной задумчивости. Он, как и Холли, тоже повысил голос.
— Она могла бы остаться со своим супругом! Сдержать данную у алтаря клятву!
— А ваш отец мог бы не душить ее! От моего внимания не укрылось, что дражайшего короля он не задушил.
Получив этот болезненный удар, Остин отступил на шаг. Вот уже два десятилетия все до единого обитатели Каер Гавенмора не упоминали о смерти его матери. Ужасная трагедия запятнала их жизнь кровью, однако никто не осмеливался говорить о ней. До тех пор, пока не появилась Холли. Мужественная дурнушка Холли.
Она не знала пощады, его Холли.
— Неужели убийство, совершенное вашим отцом, Менее тяжкое преступление, чем неверность его супруги? Однако за отцом вы ухаживаете, словно за беспомощным калекой, но отказываетесь почтить память матери даже скромными цветами. Лишь холодные камни отмечают место, где она нашла успокоение.
Остин, подойдя к Холли, схватил ее за плечи, привлекая к себе.
— Эти камни все до одного положены моими руками!
В ее фиалковых глазах вспыхнуло чувство, превзошедшее по силе его собственное. Вместо того чтобы обмякнуть в сильных руках Остина, Холли бесстрашно посмотрела ему прямо в глаза. В ее полном ярости взгляде не было ни тени испуга. Остин не смог бы выразить, насколько обрадовался этому.
— Как это мило с вашей стороны, — тихо произнесла она, но прозвучавшее в ее голосе обвинение словно кинжалом полоснуло Остина по сердцу. — Скажите, неужели вы действительно так ненавидели мать?
— Я обожал ее!
Эти слова, двадцать лет сдерживаемые где-то в самой глубине, наконец вырвались из груди. Опустив взгляд на губы Холли, внезапно ставшие такими мягкими, такими манящими, Остин прошептал:
— Я обожал ее…
Холли была готова выдержать еще одну вспышку ярости, но безумная тоска в глазах Остина сломила ее. Ей захотелось раствориться в его объятиях. Нежно прижать его голову к своей груди и…
Вдруг потрясенная Холли вспомнила, что голова Остина встретит не нежную упругость ее груди, а грубые жесткие повязки. Ужаснувшись этой мысли, она уперлась руками ему в грудь. Одно долгое мгновение казалось, что Остин не выпустит ее, но затем он покорно уронил руки.
Холли поспешно отступила от него, опасаясь стать жертвой другого, еще более опасного желания.
— Значит, ваша мать не была той блудницей, какой ее представил ваш отец?
На нахмурившемся лице Остина отразились противоречивые чувства.
— Да, она была красавица, но в то же время очень скромная и благочестивая. После моего рождения мать больше не могла иметь детей, и всю свою любовь, всю свою нежность она сосредоточила на мне — ее единственном ребенке, единственном наследнике отца. Она научила меня грамоте, приучила меня к мысли, что я должен стать настоящим рыцарем, достойным владетелем этих земель. Она научила меня молиться. — Его глаза скрылись под густыми черными ресницами. — После того как она умерла, я ни разу не молился.
Подобрав с земли шаль, Холли зябко закуталась в нее.
— Тогда, наверное, сейчас вам самое время помолиться.
Она повернулась, собираясь оставить Остина наедине со своими воспоминаниями.
— Холли!
Она остановилась.
— Да, сэр?
Остин покачал головой, и при виде неподдельного удивления, которым было проникнуто это движение, у Холли сжалось сердце.
— Глядя на тебя, мне хочется снова вверить свое сердце в заботливые женские руки.
Холли испугалась, что любой ответ на это признание раскроет ее обман. Поэтому, молча развернувшись, она поспешила назад в замок.
Когда Холли осмелилась оглянуться, она увидела, как Остин, освещенный восходящей луной, стоит на коленях перед могилой матери, осторожно приминая сильными руками землю вокруг поникшего кустика анемона.
Холли заблудилась. Она бежала куда глаза глядят по мрачному лесу, ослепленная туманом и слезами. Нет, вдруг осознала она, не заблудилась. Она кого-то потеряла. Кого-то очень дорогого. Корявые ветви хлестали ее по лицу, цеплялись за платье, пытаясь помешать отыскать того, кого она искала.
Холли остановилась, натолкнувшись на окованную железом дверь. Она разбила в кровь кулаки, тщетно колотя в эту дверь, после чего рухнула на землю, плача и моля о пощаде кого-то, находящегося за дверью.
Внезапно вспыхнул край ее платья. Она сбила пламя ладонью, но оно тотчас же вспыхнуло в другом месте, потом еще и еще, и наконец вся юбка запылала.
На нее упала тень, загасив не только языки пламени, но и последнюю тёплящуюся надежду. Из темноты возникло мужское лицо, преисполненное презрения. Это лицо она когда-то нежно ласкала, это лицо пленило когда-то ее сердце.
Хуже всего то, что она до сих пор любит это лицо, любит этого мужчину. Она попыталась увлечь его в свои объятия даже несмотря на то, что его могучие руки сомкнулись у нее на шее.
Холли села в кровати под балдахином, чувствуя, как бешено колотится сердце. Луна, переместившись за стрельчатое окно, оставила ее в непроницаемой темноте. Прикоснувшись дрожащими пальцами к щекам, Холли с удивлением обнаружила, что они влажные от слез.
Отбросив смятое одеяло, она попыталась зажечь огарок сальной свечи, стоящий у изголовья кровати. Слабому мерцающему огоньку не удалось полностью изгнать из спальни призраки безвременно умерших женщин рода Гавенморов, но по крайней мере они, корчась, отступили в темноту, прячущуюся по углам комнаты. Холли не могла сказать, пришли ли эти призраки, чтобы предупредить ее, или же приснившийся сон — лишь следствие мук совести. Соскользнув с кровати, Холли зашлепала босыми ногами к комоду. Опустившись на колени, она достала зеркальце матери и, медленно повернув его к себе, взглянула на себя. Она облегченно вздохнула, увидев привычное отражение. Холли опасалась, что совершенный ею коварный обман обезобразит до неузнаваемости ее и без того изуродованную внешность. Однако, присмотревшись, она осознала, что из зеркала на нее смотрит другое лицо, совсем не та Холли, какой она была еще месяц назад.
Черты ее лица полностью лишились надменности. Капризные складки вокруг рта разгладились. Грусть придала глубину ее глазам. Поднеся руку к обожженной солнцем шее, Холли скользнула ладонью вниз, и ее растопыренные пальцы встретили освобожденную от повязок грудь. Она вздохнула. Самая прекрасная женщина во всей Англии исчезла. Из зеркала на Холли смотрела грустная Женщина, любящая собственного мужа без надежды на взаимность.
Она отложила зеркальце, не в силах больше видеть свое отражение, в котором так отчетливо читались все ее чувства. Хватит ли у нее смелости пойти к Остину? Признаться во всем, уповая на его милосердие? Прогонит ли он ее из своей постели? Из своего сердца? Из своей жизни? Решит ли, что она предала его, как предала его отца мать?
Возможно, будет лучше, если она не станет ничего говорить ему. Если просто в темноте скользнет в кровать Остина. — Переберет пальцами жесткие волосы, покрывающие его грудь, прижмется к его большому теплому телу. Холли представила себе эту картину, и у нее от восторга, смешанного с ужасом, перехватило дыхание.
Несомненно, после того как они соединятся в любовном объятии, Остин простит ей обман.
Но тут же Холли спросила себя, что она этим докажет. То, что способна заворожить мужчину ласковым прикосновением? Околдовать его бархатной нежностью своей кожи? Очаровать пышной мягкой грудью? В этом она была убеждена и до того, как обвенчалась с Остином. Таинственная возлюбленная, пленившая его сердце, вне всякого сомнения, могла предложить ему не меньше.
«Глядя на тебя, мне хочется снова вверить свое сердце в заботливые женские руки».
Это искреннее признание, сорвавшееся с уст Остина на могиле его матери, значило для Холли больше, чем все слащавые нежные слова, которые он мог бы прошептать в темноте алькова. Если она проскользнет к нему под одеяло, под покровом ночи и во всей своей красоте, ей скорее всего так никогда и не удастся узнать, вверил ли он свое сердце толстозадой, плоскогрудой, коротко стриженной девчонке, которая обожает его, или самой прекрасной женщине Англии.
Один день — дала себе слово Холли. Она даст Остину еще один день. Если за это время ей не удастся добиться от него ни одного знака внимания по отношению к женщине, с которой он связан узами брака, завтра ночью она сама придет к нему. Отбросив предостережения всех женщин, связавших до нее свои судьбы с мужчинами рода Гавенморов, она рискнет положить свое сердце к ногам мужа.
Укрепившись в этой решимости, Холли, танцуя, вернулась в постель, чувствуя себя без пут, стягивающих грудь, гибкой проворной валлийской феей.
— Доброе утро, Винни, — проходя по двору, окликнула Холли служанку, согнувшуюся над корытом с бельем. — Я отправляюсь к реке набрать полевых цветов.
— Добрый день, леди Холли.
Распрямившись, Винифрида стала растирать поясницу, завидуя легкой походке госпожи.
Весело покачивая корзиной, Холли тихо напевала песенку. По лазурному небу бежали облачка, белые и пушистые, словно хризантемы. Дождь щедро напоил землю, и теперь яркое солнце так же щедро изливало свои лучи на нее, давая жизнь всему сущему.
Пользуясь хорошей погодой, обитатели замка постарались найти себе занятия, которые можно выполнять подальше от угрюмой цитадели: кто собирал мед, кто занимался лошадьми. Все встречали Холли радостными словами приветствия и улыбками. Две рыжие борзые долго трусили за ней следом, затем отстали, привлеченные запахом окорока, который коптили на углях.
Холли с облегчением отметила, что Риса Гавенмора де не видно. Ей не хотелось в такой прекрасный день разбираться в противоречивых чувствах, которые она испытывала к отцу Остина.
Проходя мимо ристалища, девушка помахала рукой Кэри и весело рассмеялась, так как он, засмотревшись на нее, пустил стрелу мимо поставленной у стога сена мишени. Оруженосец шутливо погрозил Холли кулаком, затем послал ей воздушный поцелуй.
Проходя мимо могилы матери Остина, Холли замедлила шаг. Земля вокруг еще хранила их следы, но на холмике неуклюжими неровными рядами алели хрупкие анемоны.
У Холли перехватило в горле, когда она увидела на большом плоском камне коряво нацарапанные слова: «Гвинет Гавенмор, любимой маме».
Очарование момента едва не исчезло, когда вдруг у нее за спиной появился похожий на большую ворону отец Натаниэль, размахивающий зажатыми в руке свитками.
Ускорив шаг, Холли направилась вниз к реке.
— Натаниэль, сегодня утром я ни в чем не хочу каяться. Я предпочитаю общаться с богом наедине, у себя в спальне, и могу заверить вас, что душа моя сияет, как новая монета.
«Точнее, скоро станет такой, — про себя уточнила Холли, — после того, как я признаюсь Остину в обмане».
Отец Натаниэль поспешил за ней следом, его сандалии скользили на каменистом склоне.
— Холли, вы должны выслушать меня. Меня беспокоит не ваша душа. Вы. Вы сами в опасности. В очень большой опасности.
— Если вы будете продолжать наступать мне на ноги, я свалюсь вниз и сломаю себе шею. Это единственная опасность, которая мне угрожает. Вы можете себе представить, как трудно ходить в этих юбках?
Но ее насмешливые слова нисколько не смутили священника. Он потряс развернутыми свитками. Они зашелестели от порыва ветра.
— Внимательно изучая историю рода Гавенморов, я наткнулся на несомненные доказательства того, что над вашим супругом скорее всего тяготеет проклятие.
Холли вздрогнула.
— Проклятие, значит? Злой рок навеки наложил на него свою печать и тому подобное, да? Скажите, у него что, в полнолуние вырастают рога, а на ногах появляются копыта? Он водится с демонами и приносит в жертву девственниц, утоляя свою похоть на окровавленном алтаре?
— Хуже. Вот послушайте. Считается, что это слова царицы фей Рианнон, ложно обвиненной в неверности одним из далеких предков Остина.
Он начал читать на ходу, то и дело спотыкаясь о камни.
— "Пусть любовь станет твоим смертельным недугом, а красота — вечным проклятьем!"
Эти высокопарные слова, от которых повеяло холодом даже в такой прекрасный день, вызвали у Холли лишь раздражение.
— Помилуй бог, Натаниэль, вы же священник! Неужели вы дошли до того, что стали верить в языческие проклятия?
— Возможно, это проклятие вовсе не языческое. Тут написано, что эта самая Рианнон призвала гнев господний на голову несчастного бедняги.
— В таком случае я позволяю вам помахать распятием над Остином, пока он спит. — Холли махнула рукой. — Или окропить святой водой его кашу.
Священник, будто осознав тщетность своих увещеваний, застыл на месте.
— Вы не находите странным, что столько женщин, вышедших замуж за мужчин из рода Гавенморов, приняли мученическую смерть от рук своих супругов?
Холли какое-то время стояла молча, глядя на отца Натаниэля. Затем, подойдя к нему, она ткнула его пальцем в грудь.
— Отец Натаниэль, вы можете верить во всякую сверхъестественную чушь, если вам это угодно, но я скажу так: уверена, что не существует такого проклятия, которое нельзя разрушить благословением истинной любви.
Сказав это, она повернулась и пошла дальше. Священник остался стоять, печально глядя ей вслед. Ветер трепал его рясу, вырывая из рук свитки. Наконец, скомкав древний пергамент, отец Натаниэль прошептал:
— Да хранит тебя бог, Холли, и пусть он в бесконечном милосердии своем сделает так, чтобы твои слова оказались правдой.
Река сегодня была ленивая и спокойная, но его жена, похоже, нет. Спрятавшись за густыми ветвями вяза, Ос-тин следил за Холли, бродившей средь высокой травы, напевая что-то вполголоса, то и дело нагибаясь, чтобы сорвать цветок и добавить его к пестрому букету, заполняющему корзину.
Остин невольно улыбнулся. Она такая забавная, такая очаровательная, такая смелая. Некрасивая и в то же время настолько преисполненная изящества, что от одного взгляда на нее у Остина потеплели глаза.
Вчера в вечерних сумерках, с глазами, сверкающими гневным огнем, с вызывающе сжатыми губами, она показалась ему привлекательной. Солнечный свет безжалостно рассеял этот обман. Холли, снующая без устали в траве, останавливающаяся лишь за тем, чтобы стряхнуть с остриженной головы присевшую отдохнуть бабочку, ничуть не походила на хозяйку крепости Гавенмор.
Остин покачал головой, с удивлением отмечая, что его все с большей силой влечет к ней. Так хочется, чтобы она по-настоящему стала его женой. Согрела его постель. Родила ему детей.
Вчера Холли позволила ему мельком взглянуть на красоту другого рода. Душевную красоту. Красоту настолько сильную, которой она обладала в полной мере, что ей удалось воскресить в его памяти образ любимой матери, презирать которую он пытался последние двадцать лет. Красоту, никак не связанную с молочно-белой кожей и водопадом пышных локонов, для расчесывания которых перед сном требуется пятьсот раз провести по ним гребнем.
Сунув руку за пазуху, Остин достал из тайника драгоценный сувенир. Теперь он прекрасно понимал, что это такое: память о пустом увлечении совершенно незнакомой женщиной. Женщиной, несомненно, воплотившей бы в жизнь тяготевшее над ним проклятие, от которого Холли принесет избавление.
Небрежно сунув локон за пазуху, Остин решительно направился вниз к берегу, к своей жене.
Холли срывала распустившиеся цветы, как вдруг у нее за спиной раздался насмешливый голос:
— Надеюсь, ты не представляешь себе, что на месте одного из этих цветов — я?
Холли, стоявшая на коленях, подняла голову, чувствуя, что ее сердце забилось чаще. Рядом с ивой стоял Остин, одетый во все черное, не считая алого камзола. Бронзовая от загара кожа была покрыта лучиками морщинок. Глаза сияли из-под густых ресниц. Муж ее был настолько красив, что Холли вынуждена была отвернуться.
Она принялась нервно терзать один из бутонов.
— Если честно, я представляла себе, что это один мой знакомый занудливый священник.
Голос Остина был размеренным и сдержанным.
— Вы снова поссорились с отцом Натаниэлем?
— Да уж, отцом! Он постоянно отчитывает меня, словно старший брат. Слава богу, их у меня никогда не было. Это просто невыносимо. Он считает, что раз когда-то был моим наставником, то имеет право до конца жизни поучать меня.
— А чему учил тебя отец Натаниэль?
Подняв глаза, Холли вздрогнула, так как Остин оказался совсем рядом и глаза его зажглись странным огнем: веселым и в то же время немного смущенным. Прежде чем она успела что-либо ответить, сильные руки мужа обхватили ее запястья и подняли ее. Корзина соскользнула с руки Холли, и цветы рассыпались разноцветным дождем. Даже в своем уродливом наряде девушка чувствовала себя очень маленькой рядом с мужем, слабой и хрупкой, словно лесной гиацинт у ствола ивы.
Ее голос даже ей самой показался тихим, словно донесшимся издалека.
— Он учил меня пережевывать каждый кусок пятьдесят раз.
Остин изумленно поднял бровь, и Холли покраснела, вспомнив, как пожирала куски холодного пирога с мясом по дороге из Тьюксбери.
— Он учил меня никогда не повышать голос. Выразительные брови мужа взлетели еще выше. Холли сознавала, что открывает слишком многое о себе в один раз, но она не могла четко соображать, ощущая, как теплые ладони Остина скользят вверх по ее рукам, ища под разрезами рукавов обнаженную кожу.
— Вам кто-нибудь говорил, что у вас нежные локти, миледи? — прошептал Остин, прижимаясь губами к самому ее уху.
Голос Холли затухал еще быстрее, чем ее сознание.
— Отец Натаниэль учил меня натирать их лимонными корками, чтобы кожа не загрубела, — едва слышно произнесла она. — И он учил никогда не говорить, если во рту есть что-либо помимо собственного языка.
Остин подался вперед, так что их губы разделяло лишь горячее дыхание.
— А как насчет языка мужа?
После чего он скользнул по ее губам поцелуем, легким и нежным, словно крылья бабочки. Холли напряглась, страстно ожидая продолжения. Остин вознаградил ее жгучим и сладостным поцелуем, захватив жарким ртом ее губы, будто собирался расплавить их, чтобы отлить заново по собственному вкусу. Губы Холли сами собой приоткрылись, приглашая Остина проникнуть внутрь. Его язык откликнулся на это робкое приглашение, скользнув в самые глубины и умело покоряя податливый рот.
Остин обхватил ладонью ее затылок и целовал ее до тех пор, пока она почти не лишилась чувств. Пока не перестала дышать. Пока не осознала, что может стоять лишь потому, что находится в его сильных руках, обхвативших ее. Это было так не похоже на тот поцелуй в парке. Сейчас в поцелуях Остина не было нерешительности. Они стали властными, похожими не столько на кульминацию, сколько на прелюдию к более утонченному вторжению. Когда Остин наконец отпустил ее, Холли прижалась к нему, захлестнутая возникшей между ними страстью, жаркой и в то же время нежной.
Холли ощущала, что его могучее тело сотрясает дрожь, такая сильная, что создавалось впечатление, будто земля под их ногами содрогается, как при землетрясении.
— Сегодня вечером, миледи, — прошептал рыцарь, прижимаясь губами к ее лбу, — вашим наставником станет ваш муж.
Произнеся эти слова, Остин скользнул поцелуем по переносице своей жены и повернулся, чтобы уйти. Девушка осталась стоять, дрожащая и обессиленная, оглушенная нахлынувшими на нее чувствами. Сквозь сладостную пелену, застилающую взор, она увидела, как из-за камзола у мужа выпало что-то черное и невесомое, тотчас же затерявшееся в густой траве.
— Сэр! — окликнула его Холли, указывая на землю. — Вы что-то уронили.
По лицу Остина пронеслось облачко грусти, слишком мимолетное, чтобы обращать на него внимание. Он покачал головой.
— Это так, пустяки.
Не успел Остин скрыться за вершиной холма, как Холли, опустившись на четвереньки, принялась ползать в высокой траве. Наконец ее пальцы нащупали то, что она искала, и девушка издала приглушенный торжествующий крик. В ее руках был какой-то непонятный предмет. Холли внимательно пригляделась, подставляя его лучам солнца.
Когда девушка поняла, что это такое, сердце ее забилось чаще. Это был шелковистый локон, отсеченный дрожащей рукой самоуверенного рыцаря, издевавшегося над владелицей этой пряди за ее тщеславие и, тем не менее, сохранившего память о ней с заботой, граничащей с одержимостью. Холли поднесла блестящий локон к щеке, вспоминая почти забытое ощущение его ласкающего прикосновения к лицу.
Она застыла в изумлении. Оказывается, все это время единственной ее соперницей в борьбе за чувства мужа была она сама — леди Холли из Тьюксбери, мелочная самовлюбленная девчонка, назвавшая благородного рыцаря грубым варваром лишь потому, что он говорил по-английски не так, как она сама. Она, словно пугливый кролик, бежала от него из залитого лунным светом парка, побоявшись самой себе признаться в своих желаниях.
Душа Холли воспарила к облакам. Можно лишь гадать, какой радостью озарится лицо Остина, когда она откроет ему, что он обвенчался с той самой женщиной, которая последние несколько недель заполняет его мечты. Поцелуй мужа явился признанием в его нынешних чувствах, бережно хранимый локон свидетельством его прежней привязанности, и в сердце Холли расцвела надежда на будущее. Она поняла, как трудно ей будет дожидаться вечера, когда начнется это будущее.
Нагнувшись, Холли принялась собирать рассыпавшиеся цветы, и переполняющее ее счастье вылилось в мелодию без слов. Но когда тихий напев уже не смог вместить всю ее радость, девушка обратилась к песне, затянув волшебную балладу, когда-то впервые привлекшую к ней сэра Остина Гавенмора.
Остин шел вдоль недостроенной внешней стены крепости, пытаясь убедить свое изнывающее от желания тело в том, что его милая женушка заслуживает большего, чем торопливых объятий на заросшем травой берегу реки. Она заслуживает мягкой перины на роскошной кровати под балдахином, застеленной шелками. Заслуживает серебряных кубков, наполненных благоухающим вином, которое поможет ей побороть девичью робость. Заслуживает ароматических свечей, чьи дрожащие огоньки осветят сплетенные тела супругов.
Похоже, его низменная плоть взяла верх над благоразумием. Ее требования всесильны, она неподвластна воле хозяина. В конце концов, зачем мужу и жене шелка и перины, когда под ними расстилается благодатная зелень земли, сотворенной самим господом? Можно уложить жену на камзол, усыпать ее тело пахучими лепестками гиацинтов и фиалок.
Зачем нужно вино, если он сможет помочь жене побороть девичью робость, опьянив ее удовольствием, если в его силах одним прикосновением пальцев заставить ее сбросить с себя все запреты?
И что такое свечи, как не бледные отблески великолепия солнца? Неужели он посмеет бросить вызов Творцу, утверждая, что предпочтительнее уложить невесту на брачное ложе в тусклом сиянии восковых свечей, а не лишить ее невинности под ласковыми лучами солнца?
Резко развернувшись, Остин направился назад к реке.
Он почти достиг гребня холма, когда ветерок, наполненный запахом жасмина, донес до него чарующие звуки песни.
Остин пошатнулся; теплый летний день стал холодным и мрачным, как ночь в самый разгар зимы. Неужели Рианнон снова напомнила о себе в тот момент, когда он был так счастлив…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Проклятие королевы фей - Медейрос Тереза

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ I

12345678910111213141516171819

ЧАСТЬ II

20212223242526272829303132Эпилог

Ваши комментарии
к роману Проклятие королевы фей - Медейрос Тереза



Очень интересно и захватывающе
Проклятие королевы фей - Медейрос Терезаоксана
24.11.2011, 8.07





роман прелесть очень понравился советую прочитать
Проклятие королевы фей - Медейрос Терезаольга
17.12.2011, 1.19





Обожаю эту книгу! Самая лучшая из всех что я читала у этого автора! По другому она еще называется - "Прекраснейшая"
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЕлена
21.03.2012, 22.21





Очень красивый роман,как и все у Терезы Медейрос.Когда читаешь получаешь массу удовольствие от мельчайших подробностей.Как будто ты сам переносишься в то время.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЕлена
12.04.2012, 12.18





Роман очень понравился, в книге присутствует великолепный юмор( от души посмеялась над сочинеными стихами, воспевающими достоинства мягкой щетины героини!) и хороший сюжет.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаМарина
11.08.2012, 14.04





Роман очень хорош, отличные диалоги, довольно тонкий юмор, очень милая концовка, даже есть над чем задуматься(великолепен отрывок где героиня все время поет, а потом вдруг замолкает). Совсем немножечко сентиментален и наивен, но это не портит его, ведь это женский роман, а не философский труд. Стоит читать.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаМарина З
28.02.2013, 10.12





очень интересный роман. и смеялась и плакала. а какие чувства между героями что аж берет за душу. однозначно 10 БАЛОВ.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаТатьяна
20.04.2013, 11.53





Читайте,роман замечательный.
Проклятие королевы фей - Медейрос Терезаводопад
21.04.2013, 4.45





Малость длинновато, но, действительно, очень мило.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЕкатерина
28.11.2013, 15.08





чушь!!! Дочитать не смогла, ГГой садист и душевнобольной человек а ГГ -я мазохистка. Я читала другие романы этого автора и мне они очень даже понраву пришлись , но это,как такое можно читать !
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЭлла
8.01.2014, 1.16





Роман понравился, романтичный, страстно - нежный, немного сентиментальный, есть и юмор, и утончённая чувственность. Несколько неоднозначный, чуть противоречивый: то местами наивный и даже как-то напыщенный, а где поражает глубина, задушевность, проникновенность. Радует то, что ГГерои растут и меняются как личности. P.S. Когда читала, чем-то напомнилась история укрощения строптивой ... или строптивого? :)
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаAlinushka
18.02.2014, 20.30





Неплохой роман, но на один раз, Перечитывать не буду. Всякая женщина достойна любви, но в этом романе героиня из красавицы, превратилась почти в уродину. Толстая, почти лысая, без ресниц, с черными зубами, грязным лицом. А муж еще и рассердился, когда она опять красавицей стала. Начало и конец романа интересные, а вот середина чуть провисает. С проклятием автор чуть перебарщивает. Не будут мужчины на этом заморачиваться. Но это лично моё мнение. Если почитать в дороге - то этот роман именно то, что надо. Я его за несколько часов осилила.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаГалина
19.02.2014, 10.55





А чего, пока не так плохо. Неплохой язык, вот, скажем: "Мне хотелось швырнуть ее к своим ногам и вспахать, словно тучную ниву." Классно же? А сюжет... Ну что сюжет, они почти все похожи. Поглядим, как автор обыграет, как характеры раскроет...
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаАлина
20.02.2014, 12.43





Хороший роман, прочитать можно. Очень понравилось начало, а эпилог улыбнул!
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЮлия...
24.09.2014, 17.41





Опять ерунда. Так устала продираться сквозь вычурный язык и глупость героев. У этого автора есть прекрасные романы, но не этот. Не советую.
Проклятие королевы фей - Медейрос Терезаsvet
23.01.2015, 19.29





Не очень.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаКэт
5.08.2015, 10.10





А мне понравился!
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаНаталья 68
18.08.2015, 20.12





Если бы знала, что вторая часть так разочарует, не стала бы читать первые 20 глав.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаДина
17.10.2015, 22.42





Понравился. Прочитала запоем.
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаАлла
2.04.2016, 5.15





Очень мило
Проклятие королевы фей - Медейрос ТерезаЕлена
9.04.2016, 17.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100