Читать онлайн Трефовый валет, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трефовый валет - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трефовый валет - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трефовый валет - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Трефовый валет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Никто не спрашивал у Харриет, что думает она. Кому бы пришло в голову спрашивать у маленькой девочки, что она думает о природе любви? Узнавать мнение восьмилетнего ребенка о браке? Она не знает даже о том, что между взрослыми существует телесное притяжение, не говоря уже о том, сколько времени длится это притяжение.
А следовало бы спросить у нее. Харриет знала очень много. И что важнее, она знала, чего хочет.
Харриет хотела иметь семью с двумя родителями, которые жили бы вместе. Не гувернантку, которую можно уволить или которая может перейти на другое место; не опекуна, который может жениться на злобной ведьме, считающей, что детей нужно отсылать в школу, а зверюшек держать в сарае. Она хотела, чтобы ее любимый папа Джек и ее дорогая Элли поженились, и тогда ей не пришлось бы беспокоиться, что они разойдутся, а она снова окажется бездомной.
Они любят друг друга. Харриет это знала. Она могла бы рассказать, как розовеет Элли, когда папа Джек приходит навестить их, и как она притворяется, что не замечает, как он гладко выбрит и как замечательно сидят на нем панталоны. Харриет знала, что Элли это замечает, потому что краснела еще больше.
А капитан все время смотрел на учительницу и улыбался про себя, когда никто этого не замечал. А вот Харриет все замечала.
Они любят друг друга. И они должны хотеть ее взять к себе. И они должны хотеть целоваться и обниматься.
Кто сказал, что Харриет ничего не знает о телесном притяжении? Харриет знала, что Пэтси и Змей вечно стараются куда-то спрятаться, чтобы обниматься, а Дарла с мистером Даунзом постоянно целуются украдкой. Нет, она не могла поверить, будто бы дети появляются из кладовки с метлами, потому что она это проверила, но она подслушала, как миссис Крандалл сказала, что Дарла нашла там ребеночка.
Харриет хотела иметь ребенка. Братика или сестричку. Может быть, и того и другого. Наряжать собаку – это хорошо, но Джокер не умеет говорить или играть в кегли, или шептаться по ночам под одеялом, как это делали девочки в школе.
Все знают, что дети могут быть лишь у женатых людей. Только почему-то Дарла и мистер Даунз спешат с оглашениями, а Элли и папа Джек совсем не торопятся.
Элли не хочет выходить замуж за картежника. А Джек не хочет ни на ком жениться. И потом, капитан пытается найти свою сестру. На это он тратит все свои деньги, так что содержать жену не может. Харриет не узнала ничего о Куине ни в одной из примерочных, в которые они заходили. И Элли тоже, но они не прекращали свои попытки.
И оба они упрямые, совсем как Джокер. И глупые, как котенок.
Им нужно помочь.
Леди Марджори согласилась помочь ей устроить этот брак; но пока что она только вытаскивала их с визитом то к какой-то вдовствующей леди, то к какому-то огнедышащему дракону и еще посоветовала Элли сделать вырез платья чуточку побольше. Харриет не заметила, чтобы от этого была какая-то польза. Если джентльмен смотрит только на грудь леди, он не заметит ее красивых глаз и приятной улыбки. К тому же, опасалась Харриет, грудь у Элли не может соперничать с бюстами клубных девушек или даже нарядных леди, чьи передние полки служат для сбора крошек во время бесконечных чаепитий.
И потом, если папе Джеку нравится Элли только потому, что она одевается по последней моде, это долго не продлится. Элли симпатична изнутри, и это важно, но леди Марджори слишком пустоголовая, чтобы это понимать. Она слишком счастлива со своим Гарольдом, чтобы волноваться из-за проблем Харриет.
Так что Харриет решила нанести кое-кому визит.
Теперь она уже привыкла наносить визиты, сидеть во время скучных разговоров в своих лучших новых платьях, которые нельзя пачкать. Она научилась следить за своими манерами, что означало не разговаривать, пока к ней не обратятся, сидеть прямо на стуле, не болтать ногами и не таскать с серебряных тарелок миндальные печенья для Джокера.
Харриет решила, что ей, пожалуй, больше нравится ходить за покупками, потому что в лавках можно бродить и разговаривать со швеями. Ей хотелось помочь Джеку найти сестру, но когда снимают мерку, бывает скучно, а когда начинаешь при примерке вертеться, бывает больно.
Она сморщила нос. Ей больше нравилось в парке, или на конюшне, или на кухне в «Красном и черном», или играть с рабочими в Кард-Хаусе, чем заниматься тем, чем полагается заниматься леди. Но сегодня ей надоело ждать. Она задумала более важную игру.
Она сомневалась, что там, куда она направилась, ее встретят радостно, поэтому решила принести подарок. Это ведь прилично и вежливо? Элли отнеслась бы к этому с одобрением.
Когда Харриет сообщила Хокинсу, что идет на конюшню, он ничего не заподозрил. Она часто навещала своего пони и других зверюшек, живущих там. Хокинс продолжил играть в кости с Ланди, а Харриет направилась к задней стороне дома и, пройдя через сад, подошла к задним воротам. Конюшни находились у другой стороны изгороди, их охранял Сэмюел. Но Сэмюел повез Элли с Пэтси за покупками, и это было прекрасно известно Харриет.
Что больше понравится тому человеку, к которому она идет? Белая крыса или рыбка в миске? Крыса гадила где попало, а вода из миски с рыбкой могла выплеснуться на новое пальто Харриет. Вместо миски она взяла оловянное ведерко с крышкой.
Харриет перешла через дорогу к Гросвенор-парку, махая рукой всем няням, цветочницам и старикам, кормившим белок. Все они махали ей в ответ, полагая, что мисс Силвер или кто-то еще из Кард-Хауса находится, как всегда, поблизости.
– Эй, а где ваш пес? – окликнул девочку мальчишка-газетчик.
– Спит дома, – ответила Харриет. – Он ужасно ленивый.
– Значит, у вас в карманах нет ничего вкусненького?
Конечно, вкусненькое у нее было, на тот случай, если хозяин заставит ее ждать или не предложит чаю. Харриет поделилась с мальчишкой поджаренным хлебом с маслом. Тот ухмыльнулся и пожелал девочке хорошего дня.
Он и будет хорошим, если все будет так, как она задумала.


Когда Элли, закончив покупки, вернулась домой, нагруженная свертками, Джек ждал в холле, совещаясь с архитектором. Часть свертков Элли отдала Хокинсу и попросила его помочь Пэтси отнести остальное наверх.
Джек взял у Элли шляпную коробку, вызвавшую у него сильное желание заглянуть внутрь, чтобы узнать, какой вкус у нее стал теперь, когда она не обязана одеваться строго и скучно. Пока что платья и аксессуары, которые она покупала, были со вкусом и при этом неяркие. Они ей шли. И она поклялась, что по крайней мере одно из платьев было синее, хотя он его еще не видел. Платье, которое она надела сегодня, было мягкого светло-коричневого цвета, от чего ее волосы казались еще более золотыми – и вызывали у Джека желание узнать, насколько шелковисты они на ощупь. Локонам цвета темного меда теперь разрешалось падать от узла на макушке, их больше не заплетали в тугие косы на затылке. Джеку страшно хотелось вытащить из волос Элли шпильки и позволить им рассыпаться по ее плечам.
Теперь Элли походила скорее на леди из общества, чем на старую деву в стесненных обстоятельствах. Не напоминала она также и модную куклу, слава Богу, всю в рюшках, лентах и кружевах, стало быть, она не прислушивалась к советам своей кузины.
Джек отдал шляпную коробку лакею.
– Я хотел поговорить с вами.
– А я хотела поговорить с вами.
Он провел ее мимо двух рабочих, которые расчищали цветную лепнину в вестибюле, и открыл дверь в столовую для завтрака, которая была почти закончена.
– Вот и хорошо, – сказал Джек. – Теперь можно поговорить.
Но вдруг у него не нашлось нужных слов. Не нашлось их и у Элли, хотя она репетировала свою речь часами.
– Как вы думаете, вашей невестке понравятся эти обои? – Лучшего она не смогла придумать.
– Да Бог с ними, с обоями! Нам нужно поговорить об… о том, что…
Между ними не было ничего, кроме метлы и совка для мусора, насколько она могла видеть. Потом Элли посмотрела на Джека, а это было ошибкой. Глаза его были полны желания, и вдруг между ними не оказалось уже ничего, кроме нескольких слоев одежды. Губы их встретились.
Конечно, Элли знала, что нельзя допускать подобных вольностей. И конечно, знала, что Джек отпустит ее сразу же, стоит ей только возразить. И еще она знала, что возразить не сможет, не сможет отказать ему, не сможет вырваться из его объятий и отказаться от наслаждения, которое он ей предлагает. Она никогда не могла устоять перед Джеком, так зачем же делать это теперь, когда она уже решила отдаться ему?
И вот она обхватила его руками, теснее прижалась к нему и ответила на его поцелуй. Именно этого ей и хотелось, этого жаждало ее тело, это представлялось ей в воображении, это и должно было случиться, как она убедила себя.
Элли позволила себе ответить на поцелуй Джека. Наградой ей был его глубокий вздох. Или это ее вздох? Она втянула в себя его пряный запах, ощутила вкус вина, которое он пил до того, почувствовала, как он прижимается к ней, и что-то в ней сжалось в ответ. И то и другое, кажется, становилось все сильнее.
– Ах, Джек! – прошептала Элли ему на ухо, когда он наклонился и, целуя, провел губами по ее шее – ведь теперь ее платье не застегивалось до самого подбородка. – Мне следует велеть вам остановиться.
– Ах, Элли, я умру, если вы это сделаете.
Он наклонился ниже, чтобы поцеловать ее в ключицу, а потом и в грудь, поднимавшуюся в вырезе платья. Он лизнул языком чувствительную атласную кожу, и Элли вздохнула. Или это он вздохнул?
– Это плохо, но кажется, что хорошо.
– В нашей власти сделать, чтобы это было хорошо, милая.
Он уже заставлял ее желать, чтобы все ее правила сгинули без следа.
– Мне следует уйти, но я никак не могу отказаться от этого.
– Вам никогда не придется от этого отказываться.
Никогда? Но любовниц берут не навсегда. Нет, сейчас Элли не хотела об этом думать. Она не хотела ничего, только бы чувствовать и плыть по волне желания, которое она вызывала у него. А он – у нее.
– Вот это, – сказал он, пытаясь оттянуть книзу вырез ее платья, чтобы достать губами как можно глубже. – Вот это имеет место между нами. Я не могу оторвать от вас руки.
Ее руки тоже были очень заняты – они развязывали его шейный платок, чтобы можно было поцеловать Джека в шею и ощутить разницу между выбритой щекой и подбородком. Ее губы случайно оказались рядом с его ухом, и Элли попробовала также и ухо, и Джек застонал, и ей тоже захотелось застонать.
Ей не было больно, но все ее тело ныло. У нее не было жара, но она горела.
– А я не могу вам отказать.
– Хорошо. Значит, вы согласны?
Элли поняла, что вот-вот перейдет границы дозволенного. Когда она станет любовницей Джека, она не сможет снова стать чопорной и добродетельной мисс Силвер.
Ну и к черту мисс Силвер! Она никогда не ощущала себя такой живой, такой желанной, такой женщиной!
– Я согласна.
Джек подхватил Элли на руки и отнес к столу. Потом откинул пыльную скатерть и усадил Элли на столешницу.
– Вы сделали меня совершенно счастливым, любовь моя.
Уже? Элли намеревалась сделать его – и саму себя – куда счастливее. Она не очень понимала, как именно, но Джек подскажет ей. Она притянула Джека к себе. Теперь обе его руки были свободны, он гладил ее и целовал и шептал слова нежности – он, дескать, никогда не встречал такую женщину, как она, он не может без нее, Гарольд объяснил ему, как все должно быть.
– Гарольд? Вы говорили об этом с Гарольдом?
Поскольку Джек поднимал ее юбки все выше и выше, он решил ответить вполне честно:
– Ну, не совсем об этом.
Наконец его рука оказалась именно там, где ему хотелось; Элли никак не могла вообразить, что она там окажется. Она задохнулась от неведомых ранее чувств, запылала и ухватилась за рубашку Джека, чтобы стянуть ее, чтобы ощутить его грудь, поросшую мягкими волосками.
Он остановил ее.
– Не сейчас, любовь моя. Дайте мне сначала запереть дверь. Вдруг войдет Харриет.
– Какая Харриет?
Джек рассмеялся и отошел. Элли вдруг похолодела. В пустой комнате не было огня, и когда Джек перестал согревать ее, жар в ее крови остыл. Мысль о Харриет была подобна порыву арктического ветра.
Харриет – ребенок, ее ученица, девочка, которую она должна научить вести себя как леди. Она должна подавать ей пример, быть образцом морали и добродетели. А не сидеть с задранной юбкой на столе для завтрака.
Господи, она чуть было не позволила подать себя на стол, как ломтик ветчины, миску с яйцами и тарелку с хлебом! Ни одна бедная копченая селедка не чувствовала себя такой презренной, какой почувствовала себя Элли. Она спрыгнула со стола, лицо у нее пылало. Подумать только, она с такой охотой согласилась, чтобы ее соблазнили!
Элли опустила юбки, поправила лиф платья и прошла мимо Джека к двери.
– А кстати, где Харриет? – спросила она, поворачивая ключ в замке, – Вы сказали, что ей лучше остаться с вами, чем сидеть и ждать, пока кончится примерка.
Джек мысленно дал себе пинка за то, что все испортил. Но будут еще и другие моменты, ведь Элли согласилась. Он провел пальцами по растрепанным волосам, жалея, что не может проделать того же с волосами Элли, и вздохнул по упущенной возможности.
– Это случилось раньше. Мне нужно было поговорить с десятником насчет кровельных плиток, поэтому я привел ее домой после того, как мы целый час кормили уток на берегу Серпантина. Почти весь хлеб съел Джокер.
– Значит, Харриет пошла на кухню за хлебом, или она на конюшне, кормит своих зверюшек.
– Нет, она сказала, что устала и хочет поспать.
– Поспать? Харриет? И вы ей поверили? Вы поступили еще глупее, чем я, когда решила, что могу стать вашей…
Джек уже был на середине лестницы, ведущей в гостевое крыло. Элли взбежала вслед за ним. Она ворвалась в комнату как раз в тот момент, когда Джек откинул одеяло и увидел пса в белом кружевном чепчике.
Джокер рявкнул, рассердившись, что его побеспокоили.
– Проклятие! – выругался Джек, а собака спрыгнула с кровати и забралась под нее.
Элли заглянула туда, но увидела лишь забытый там чулок.
– Зачем она солгала?
Элли проверила свою комнату и туалетную, а потом комнату Мэри Крандалл на другом конце коридора.
– Потому что это Харриет. Это ее вторая натура. Но интересно, куда она ушла?
– И еще интереснее – зачем?
Элли посмотрела в платяной шкаф. Там не было одного из новых платьев Харриет, плаща и новой шляпки из пальмовой соломки.
– Она не взяла свои вещи.
– Значит, она не убежала из дома.
– Но она и не могла этого сделать. Ей здесь нравится, и она вас любит. Скорее всего, ей захотелось провести вечер на конюшне со своим пони и прочим зверьем, и она знала, что вы ей этого не позволите, потому что Сэмюел повез нас с Пэтси.
Джек уже выбежал за дверь и несся вниз по лестнице, криком созывая сторожей и рабочих. Никто не видел девочку с тех пор, как много часов назад она пошла на конюшню. Хокинс предположил, что она вышла через кухонную дверь, как часто делала.
Сэмюел все еще скреб упряжных лошадей. Он не видел Харриет с утра.
Коробки, миски и клетки с любимцами Харриет казались нетронутыми, пони безмятежно жевал овес.
Послали лакеев обыскать задний сад. Джек поискал на кухнях и в погребах, а рабочие обшаривали отремонтированные помещения. Пэтси и Элли открывали каждую дверь на каждом из этажей и на чердаках, зовя Харриет.
Теперь уже по-настоящему встревоженная Элли встретилась с Джеком в главном холле. Конечно, Харриет самовольная и хитрая девчонка, но она ни за что не пропустила бы чай и возможность побыть с папой Джеком.
– Понять не могу, почему она ушла.
– И куда пошла. – Он послал в «Красное и черное» на тот случай, если Харриет решила навестить кого-то из своих тамошних друзей, хотя ей не разрешалось ходить по городу одной. – Она собиралась вернуться, – успокоил он Элли. – Она ни за что не бросила бы своих любимцев. И вас, конечно.
Однако это не успокоило Элли.
– Но одному Богу известно, что могло случиться. Лондон такой большой, многолюдный город. Она в нем не ориентируется и вполне могла потеряться. И вряд ли у нее осталось что-то в кошельке после покупки козы.
– Вы купили козу?
Элли не обратила внимания на его удивление и продолжала:
– Что, если кто-то увидит хорошо одетую девочку, которая одна на улице? Ее ведь могли похитить! Теперь она похожа на ребенка из богатого дома.
– Ну тогда какой-нибудь бедняга прислал бы нам деньги, лишь бы мы забрали ее обратно.
Попытки Джека успокоить ее не заставили Элли рассмеяться. Лондон есть Лондон, и Харриет, наверное, бродит где-то одна, напуганная, голодная и без друзей.
То был один из самых страшных кошмаров Элли. И вот теперь он, кажется, стал явью.
– Найдите ее, Джек!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трефовый валет - Мецгер Барбара



хороший роман, на отлично не тянет, но вполне удовлетворителен. один раз прочитать стоит.
Трефовый валет - Мецгер Барбаралюбовь
18.10.2015, 7.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100