Читать онлайн Трефовый валет, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трефовый валет - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трефовый валет - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трефовый валет - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Трефовый валет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

– Харриет нужна новая одежда, – начал Джек.
Элли это знала. После пожара в школе у Харриет осталось очень мало платьев. Поскольку в «Красном и черном» и в Кард-Хаусе питание было хорошее, девочка быстро выросла из своих нарядов. А те, что она порвала и привела в негодность, не считались.
– Мне не хотелось просить вас, поскольку вы в таких стесненных обстоятельствах, а нам нужно много прислуги, пока мы живем в доме графа. – Элли собиралась купить ткани из собственных сбережений, чтобы сшить Харриет новые платья.
– Ах, но ведь у нас сейчас есть деньги. Поверенные Хилдебранда решили, что Харриет должна получить то, что унаследовал отец Харриет, иметь хорошее образование и…
– Значит, вы пошлете ее в школу? – У Элли перехватило дыхание.
Джек отвел на мгновение глаза от лошадей.
– А разве она не может обучиться всему, что нужно, здесь? Мне показалось, что у нас все очень хорошо получается – вы даете уроки, я вожу ее на экскурсии.
Элли снова обрела способность дышать. Он не отошлет ее. То есть Джек не отошлет Харриет из дома, сказала она себе.
– Нет. То есть да, мы можем научить ее всему, что полагается знать воспитанной молодой особе, и даже большему. Я знаю французский и итальянский, немного греческий и испанский, а также механику небесных тел, естественные науки, основы рисунка, рукоделие и немного музыку. И конечно, могу научить ее держаться.
– Конечно. Я никогда не сомневался, что вы умеете прекрасно себя вести в любых обстоятельствах.
Джек пустил пару гнедых шагом, чтобы привести в порядок мысли и видеть при этом свою пассажирку или хотя бы то, что можно видеть под ее мерзкой шляпкой.
– Я не подвергал сомнению ваши знания. Я уверен, что вы – самая образованная женщина из всех, кого я знаю.
Приятно слышать, что ты образованная женщина. Но Элли предпочла бы сотню других определений в свой адрес. Например, красивая, привлекательная, волнующая. Вроде тех женщин, которых Джек видел каждый вечер. Она так сжала поручень, что пальцы у нее онемели.
Она виделась с Джеком во второй половине дня, в обществе Харриет, на той или иной выставке или в Кард-Хаусе, где он вместе с Харриет проверял, как продвигается ремонт. Капитан брал свою подопечную на уроки верховой езды в закрытом манеже, принадлежавшем соседней платной конюшне, играл с ней в оловянных солдатиков, которые нашел в детской. Он учил ее стрелять излука, играть в крикет и крокет в саду позади графского особняка; он оказался таким прекрасным опекуном, что Элли и представить себе не могла. Теперь он заметил, что девочка выросла из своих платьев. Конечно. Замечал же он низкие вырезы у женщин, которых нанимал на работу. Он даже бросил взгляд на декольте леди Марджори в том проклятом музее.
– Элли! Мисс Силвер!
– Ах, простите. Я задумалась.
Она повернулась, чтобы показать Джеку, что слушает его, и тут же пожалела об этом. Он был так хорош собой! Он правил повозкой, сняв шляпу, пелерина его плаща развевалась вокруг широких плеч, и Элли огорчилась, что она плохо рисует, иначе можно было бы нарисовать его портрет, чтобы всегда любоваться им. Джек на фоне неба, с довольной улыбкой на губах, высоко сидящий над землей, воплощал силу, гордость и мужскую уверенность в себе. Акварель никак не годится для передачи этой телесной силы, силы целеустремленности.
– Только масло, – сказала она, к несчастью, вслух.
– Что?
– Ничего. Я хочу сказать, что Харриет еще не готова изучать живопись. Я не настолько опытна в этом, как хотелось бы. Если она покажет свои способности, вам, наверное, стоит подумать о том, чтобы нанять…
– Харриет не требуется другой наставник. Но как я сказал, теперь Хилдебранд будет платить вам жалованье больше того, которое мог платить я.
– Правда? – Элли так обрадовалась, что чуть было не поцеловала его.
Теперь она сможет откладывать побольше на то время, когда закончится ее работа у Джека. Она уже отчасти ревнует к Харриет! Подумать только! Девушки из клуба вызывали у нее приступы дурноты, а при виде женщин, которые приходили в клуб играть или которые бросали на него двусмысленные улыбки, рассматривая статуи в музеях, все внутри у нее каменело. Она не сможет жить так вечно, она не проживет так даже десять лет или около того, пока Харриет вырастет.
А ведь капитан вправе жениться раньше этого срока, у него может появиться своя детская. Элли казалось, что она скорее умрет, чем станет обучать малышей, у которых нос и глаза Джека, а в жилах течет кровь другой женщины.
Он выберет леди вроде ее кузины, решила Элли. Поумнее, чем леди Марджори, но разбирающуюся в моде и с хорошим приданым. Поскольку он все же запятнал себя, став владельцем игорного дома, в большинство разборчивых светских семей ему хода нет, но Джек мог бы найти невесту среди богатых коммерсантов. Элл и предпочла бы в этот момент быть подальше от него.
– И деньги на туалеты.
– Прошу прощения. Я не слышала.
Джек нахмурился.
– Вы хорошо себя чувствуете? Может быть, вернемся домой?
– Как! Огорчить Харриет!
Харриет впервые выехала верхом на своем пони за пределы манежа в сопровождении Сэмюела из конюшен Кард-Хауса. Он сидел на крепкой лошадке, по одну сторону от нее, а по другую сторону шел грум. Врач объявил, что Харриет разрешается ехать осторожно, поскольку девочка часто снимала повязку со своей руки и привязывала ею котенка к спине Джокера, чтобы киска тоже научилась ездить верхом. Теперь Сэмюел укорял озорницу за то, что Харриет махала Джеку, в то время как ей требовалось сосредоточить все внимание на лошадке.
Элли понимала, как будет огорчена девочка.
– Со мной все в порядке. Я постараюсь больше не отвлекаться. Вы сказали, что у Харриет есть личный доход? Ах нет, ведь она заполнит весь дом летучими мышами, барсуками и волнистыми попугайчиками.
– У нее есть теперь свои карманные деньги на мелкие расходы. Каждый квартал она будет получать определенную сумму на книги и одежду. Именно это я пытался сообщить вам. Теперь она может одеваться, как подобает офицерской дочери. Я хочу, чтобы вы занялись ее гардеробом.
– С удовольствием. Леди Марджори скажет, где можно заказать для нее платья и где купить самые хорошие ткани. Кажется, больше всего в Лондоне моей кузине доставляет удовольствие беготня по лавкам – конечно, если не считать того, что она может видеться с Гарольдом.
– Так же, как и вам.
– Мне? Нет, я не люблю ходить по лавкам. Я столько времени потратила впустую, пытаясь найти лучшие перчатки за лучшую цену.
– Я говорю о вашем гардеробе. Я хочу, чтобы вы тоже были одеты как дочь джентльмена.
– Вы же не думаете, что я позволю вам оплачивать мои туалеты? – Свободной рукой Элли схватилась за шляпку, потому что Джек пустил гнедых рысью, обогнав Харриет и остальных.
– Я не могу позволить, чтобы моя служащая ходила по Лондону, одетая хуже поденщицы.
Он хочет, чтобы она потратила свои деньги на модные платья, а не хранила их на черный день или на жизнь после его свадьбы.
– Значит, я должна сшить себе форменное платье, выдержанное в ваших цветах? Красное и черное, чтобы все знали, где я на самом деле работаю?
Она не могла удержаться от горького сарказма. Одеться в его цвета – значит объявить всему Лондону, что она именно та женщина, за которую все ее принимают. Ехать наедине с ним в его спортивном экипаже – и так достаточно вызывающий поступок, пусть даже в парке и нет модной гуляющей публики. Через час-другой здесь соберется множество сплетников и бездельников, хотя по большей части высшее общество разъехалось на рождественские праздники по своим загородным домам.
– Я отказываюсь.
Джек свирепо сжал губы и направил лошадей с дорожки, усыпанной древесной корой, на травянистый холмик, где можно было бы поговорить с Элли без помех.
– Вы работаете в Кард-Хаусе, а не в «Красном и черном», и конечно, я не хочу, чтобы вы были одеты как лакей или горничная. Более того, я теперь не плачу вам жалованье – вам платит Хилдебранд. Я просто хочу, чтобы вы выглядели как компаньонка благородной барышни.
– Я выгляжу как ее гувернантка, каковой и являюсь.
Джек натянул поводья, потом обмотал их вокруг поручня и повернулся к Элли.
– Ваша кузина хочет предложить вам с Харриет наносить с ней визиты. Это важно для Харриет; бывая в гостях, она сможет познакомиться с другими девочками, она освоится в обществе, в котором ее будут принимать, когда она вырастет. Теперь у нее есть приличное приданое, так что ее обстоятельства не так плачевны; ока уже не бедная сиротка, находящаяся под опекой… э-э-э… неподходящего опекуна, чтобы не сказать большего.
– Вы имеете в виду некоего холостяка, владельца игорного дома?
Джек кашлянул.
– Я имею в виду, что возможные женихи могут на многое закрыть глаза, если у девушки хорошее приданое, особенно если ее одобрят их мамаши.
– Вы уже думаете о ее свадьбе?
– Хороший солдат наблюдает за происходящей битвой и думает о будущей кампании.
– Очень хорошо, Я могу понять, что вы мостите дорогу для Харриет, и леди Марджори хочет этому помочь. Но какое это имеет отношение ко мне?
– Вы вызываете… э-э-э… смущение у вашей кузины. Не вы, конечно. Она очень восхищается вами. Но ваши туалеты…
– Моя кузина коварнее, чем даже Харриет. В том, что вы собираетесь делать, я вижу ее изящную ручку. Она хочет, чтобы я была ее компаньонкой, надеясь, что я позволю ей бывать с Гарольдом больше, чем позволила бы ее мать. Еще она не хочет, чтобы ее кузина работала. Она чувствует, что это плохо влияет на ее положение в обществе.
– А вам не приходило в голову, что она желает вам лучшей жизни?
Элли кивнула.
– Она дерзкая девчонка, но сердце у нее доброе. Однако я все равно не могу потакать ее причудам.
Джек вздохнул.
– У меня есть иное основание хотеть, чтобы вы улучшили ваш гардероб. Поиски моей сестры снова зашли в тупик. Молодая женщина по имени Куина не оставила никаких следов после того, как покинула Манчестер. Я думаю, что это моя единокровная сестра Шарлотта. Таинственное появление на свет Куины, исчезновение Лотти – все это слишком совпадает. С другой стороны, если эта молодая женщина – не та, которую я ищу, я должен узнать и это, чтобы искать еще где-нибудь или вообще отказаться от этого дела.
Теперь Элли слушала внимательно, но тут Джокер выпрыгнул из коляски и нашел лужицу, из которой стал пить. Джек нахмурился, и Элли не поняла, чем это вызвано – собакой или неудачными поисками сестры.
Джек продолжал:
– Пару раз в клуб приходила некая женщина, и я думаю, что эта женщина – Лотти. Я не знаю, почему она не пришла еще раз. Но эта женщина здесь, в Лондоне, и мне нужна ваша помощь, чтобы найти ее.
– Моя? Конечно, я помогу. Но что я могу сделать?
– Вы можете пойти к портнихе, к любой, какую сможете найти. Не важно, что она недорогая или немодная. Женщина, которая вырастила эту Куину, была швеей. Мы знаем, что она обучила девушку своему ремеслу, и Даунз говорит, что та молодая женщина была одета модно. Логично предположить, что, если эта женщина приехала в Лондон, она стала бы искать места у модистки. Вы согласны?
– Если только у нее нет друзей, которых нужно посетить, или возлюбленного в Лондоне, или достаточно средств, чтобы приехать сюда на праздники. В таком случае она не стала бы искать работу.
Этого Джек не хотел слышать.
– Но если бы она стала искать место, она прежде всего обратилась бы к портным.
Элли пришлось согласиться:
– Да, она слишком молода и безвестна, чтобы самой начать дело. Клиенты не пойдут к какой-то неопытной портнихе. Так что сначала ей нужно создать себе репутацию.
– Именно так я и подумал. Мистер Рорк с Боу-стрит рыщет по лавкам, но лавочницы не хотят с ним разговаривать. У них вызывает подозрение либо его красная куртка, либо появление в их среде какого-то странного мужчины. Или они просто не хотят открывать имя умелой мастерицы, чтобы не лишиться ее услуг. Она может жить под другим именем либо продавать свои изделия в разных местах, вообще не называя свое имя. Я не знаю. Знаю только, что сыщики с Боу-стрит не могут ее найти.
– И вы думаете, что я смогу?
– Я думаю, что, если вы позволите вашей кузине повести вас с Харриет за покупками, вы сможете слушать всякую болтовню в примерочных, куда мужчине путь заказан. Рорку ни разу не удалось туда попасть, минуя хозяйку заведения. Вам же это не составит труда. Вы сможете расспросить об этой Куине у помощниц, которые подкалывают подолы или снимают мерку и тому подобное.
– Но Харриет не требуется много одежды, только несколько новых передничков и красивое платьице для обедов или визитов, а помощницы не станут разговаривать, если им не посулить чаевые или не дать понять, что ты собираешься сделать крупные заказы, а это мне не по карману.
– Что я и пытаюсь объяснить. У вас будут средства на туалеты, как и у Харриет, на это пойдет часть вашего увеличенного жалованья.
Иметь модные платья из мягких шелковистых тканей ярких цветов, не потратив при этом личных сбережений? Обеспечить для Харриет место в высшем обществе? Сделать приятное капитану Эндикотту? Как может она отказаться?
– Хорошо. Благодарю вас.
– Синий, – сказал он, выйдя из коляски и протянув руки, чтобы помочь ей.
– Синий? – Она смерила глазами расстояние от коляски до земли и, посмотрев на сильные плечи Джека и его кривую улыбку, ступила в распростертые объятия капитана.
– Да, – сказал он, опустив ее на землю, но не убирая руки с ее талии. – Я представлял вас в платье именно синего цвета.
Так он думает о ней? Элли, не таясь, улыбнулась. Потом он сказал:
– А еще я представлял себе, как помогаю вам раздеться.
Так он думает о ней раздетой? Господи! Конечно, он говорит это всем женщинам. Но нет, он может иметь любую из этих женщин, одетую или раздетую, так что ему ни к чему что-то воображать. Но все же он не наносит визиты вдовам или другим дамам – птицам высокого полета, он здесь, с ней. Точнее, она здесь, в его объятиях, и никогда еще она не казалась себе такой желанной.
От сознания этого у Элли закружилась голова. Слова, мысленные образы, прикосновение его рук к ее талии, запах его одеколона – все сошлось воедино, чтобы душа у нее воспарила, а колени подогнулись. Она опьянела от любви.
От любви? Нет, этого не может быть! Гувернантки не влюбляются в распутников. Они слишком умны, чтобы поддаться такому глупому очарованию, не правда ли? Так почему же она позволила Джеку увести себя за деревья, где их никто не мог увидеть? И почему, о Господи, она позволила ему целовать себя до потери сознания?
Потому что, если бы он остановился, она бы умерла.
– Прошу прощения, – бормотал Джек между поцелуями. – Я вовсе не собирался этого делать. Это нехорошо. – Его руки касались ее спины, шеи, он все крепче прижимал ее к себе. – Мне не следовало этого делать. Я говорил себе, что я этого не сделаю.
Но сделал. И Элли сделала. И они целовались, точно измученные жаждой путники.
– Я должен был это сделать. Я уже много дней хорошо себя веду, держусь от вас на расстоянии. Но вы точно экзотическое вино, которое, раз попробовав, никогда не забудешь. Я не могу выбросить вас из головы. Ни одна женщина не интересует меня с тех пор, как я встретил вас, черт побери. И я знаю, что не могу овладеть вами. Вы порядочная женщина. Гувернантка моей подопечной. Моя служащая. Весь кодекс приличного поведения просто вопиет, чтобы я оставил вас.
Ладони Джека скользнули под плащ Элли и легли на ее грудь – вот как он ее оставил.
Пальцы Элли блуждали под пелериной его редингота – вот как она была оскорблена.
– Если мистер Берквист платит мне жалованье из капитала Хилдебранда, значит, я не ваша служащая.
– Хм-м… Но все равно вы не женщина легкого поведения.
В общем-то нет. Только когда Джек рядом или когда она думает о нем. Что случается слишком часто и нарушает спокойствие ее души. Ну и что же, все равно душа у нее распалась на кусочки, и только он может сложить их вместе. Элли прижалась к нему еще крепче и решилась на последний поцелуй. Последний ли?
Возможно, гуляющим в парке не было их видно, чего не скажешь о собаке. Джокер отыскал их, обнюхал и встряхнулся, забрызгав грязью обоих.
– Ну вот, теперь вам нужен еще и новый плащ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трефовый валет - Мецгер Барбара



хороший роман, на отлично не тянет, но вполне удовлетворителен. один раз прочитать стоит.
Трефовый валет - Мецгер Барбаралюбовь
18.10.2015, 7.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100