Читать онлайн Навеки твой, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навеки твой - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навеки твой - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навеки твой - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Навеки твой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

– Нет, – отрезал Рекс. – Я не стану этого делать. – Он не потрудился сесть, демонстрируя презрение к приглашению отца и намерение поскорее улизнуть. Рекс прислонился к каминной полке, чтобы уменьшить нагрузку на покалеченную ногу. Ворот рубашки распахнут, галстука нет, бриджи в пятнах и порваны. Чересчур длинные вьющиеся волосы лезут в глаза. Он небрит, а пахнет от него хуже, чем от сидящей у его ног собаки.
Лорд Ройс наморщил нос, но не стал критиковать внешний вид сына. То, что Рекс явился на его зов, уже само по себе благо.
– Даже чтобы помочь другу?
Рекс поднял стакан бренди.
– Твой друг, ты и помогай.
– Ну, тогда помоги мне.
– Что, поехать в Лондон, где я почти слепну от потоков вранья? Ба, сомневаюсь, что в этом городе найдется хоть один человек, у которого язык не замаран ложью. Если они не лгут на службе, то клевещут друг на друга в свободное время.
Графу оставалось только согласно кивнуть. Когда он появлялся в свете, у него самого зубы ныли от лжи, постоянно атаковавшей его чувства.
– А теперь будет еще хуже, – продолжал Рекс. – Все станут расспрашивать о моей ноге, сочувствовать, и ни один мерзавец не сделает это искренне. Они предпочли бы, чтобы я не вернулся. Я для них неприятное напоминание, что война – это кровь и клочья человеческого мяса, а не торжественные парады и красивая форма. Все будут смотреть на мое изувеченное лицо и притворяться, что шрама нет. К тому же не забывай, что и для армии я был конфузом, пятном, о котором предпочитали не говорить. Офицер, который не сражался, лорд, презревший законы чести! Шпион! Ты думаешь, до Лондона не дошли слухи, что мы с Дэниелом дикари и чудовища, а не джентльмены?
– Ты был ранен на службе отечеству и много раз получал благодарность. Они будут помнить об этом!
– Они будут помнить, что я вопреки кодексу чести мучил военнопленных, пока они не выдавали тайны. Или мне признаться, что я просто старался услышать правду?
Граф, потягивая вино, отвел взгляд.
Рекс поднял стакан в насмешливом приветствии.
– Как это сделал ты, отец?
Лорд Ройс не смог защититься против обвинений в коррупции. Что он мог сказать? Что заключенный невинен, поскольку в его голосе нет ни одной фальшивой ноты? Его бы высмеяли и выгнали с должности. Вместо этого его обвинили во взяточничестве. По какой другой причине ему стремиться спасти вора от петли? Все улики и свидетели подтверждали вину несчастного, а, прокурор оказался честолюбивым негодяем.
И настоящий преступник остался на свободе. Если лорд Ройс не брал взятку, то он безумен и не способен исполнять обязанности судьи, объявил сэр Найджел. Определять правду по тону голоса? Вздор.
Дело обернулось бы гораздо хуже, если бы кто-нибудь, поверив в это, вытащил на свет божий старые истории о колдовстве и волшебстве. Судья может читать чужие мысли? В Англии ко всему необычному и сейчас относились так, как во времена древнего сэра Ройстона. Сейчас, конечно, за такое не повесят, но объявят ненормальным и запрут в сумасшедший дом. Хуже того, это изуродовало бы жизнь Рекса, к нему относились бы как к двухголовой корове в бродячем цирке. Поэтому лорд Ройс ушел в отставку, сославшись на плохое здоровье.
Он мог занять место в палате лордов, слушать диссонирующие ноты крючкотворства и сутяжничества и стать объектом пересудов. Он мог предаться праздности, сутками пьянствовать и играть в карты, если бы кто-нибудь сел играть с человеком, подозреваемым в подлом поступке. Вновь разгорелись пересуды о том, почему леди Ройс живет отдельно. Конечно, он тщательно оберегал семейные тайны. Лорд Ройс не опровергал ни одного обвинения, не давал объяснений. Он предпочел жить в провинции и растить своего мальчика.
– Я бы сам поехал в Лондон, если бы мог, – сказал он, подтянув прикрывающий ноги плед. – Но…
Немощь отца всегда расстраивала Рекса. Глотнув бренди, он сказал:
– Черт побери, что в этой девчонке такого, что один из нас должен мчаться в Лондон? Я читал газеты. Они много об этом писали, как-никак убийство баронета. Всем известно, что мисс – как ее там? – презирала отчима, а скандальные газетенки сообщали, что по ночам она встречалась с любовником. В конце концов, она держала в руках пистолет!
– Мой корреспондент не верит, что Аманда, мисс Карвилл, убила этого негодяя. – Граф зашелестел письмом. – Если она виновна, правосудие должно свершиться. Но если молодая женщина ни в чем не виновата? Мало того, что ее повесят за преступление, которого она не совершала, но и хладнокровный убийца будет разгуливать на свободе, строя новые черные замыслы. Ты меньше всех должен судить ее, пока не услышишь ее слова собственными ушами.
– Нет, это ты должен разобраться! Если помнишь, закон твоя стихия, а не моя.
Граф закашлялся. Бросившись к отцу, Рекс налил ему лекарство.
– Черт побери, ты притворяешься, чтобы манипулировать мной и заставить выполнить твою просьбу?
Все еще кашляя, граф отрицательно покачал головой.
– Скажи это. Скажи, что ты действительно слишком слаб, чтобы самому поехать в Лондон.
– Я… я слишком слаб телом… и духом! Правда.
– Правда, – как эхо повторил Рекс, сдаваясь.
– Если помнишь, храбрость твоя стихия, а не моя, – перефразировал граф слова сына. – Хотя никто не догадается об этом по твоим действиям.
Рекс похромал назад к камину.
– Ты считаешь, что я трус и прячусь от жизни?
– Да, я думаю, что ты здесь именно прячешься. Но я не прошу тебя стать прожигателем жизни или сыщиком с Боу-стрит. Я от имени старого друга прошу тебя поговорить с молодой леди, послушать и выяснить, виновна ли она на самом деле. Вот и все.
– И если она невиновна, мне придется задержаться в Лондоне надолго, чтобы опровергнуть обвинение.
– Ты, кажется, считаешь, что она виновна. Сэр Фредерик Холи, по общему мнению, был редкостным подлецом, и рано или поздно с ним кто-нибудь посчитался бы.
– Но кто-то его убил, черт побери! – Рекс провел рукой по шраму на лице. – Пошли денег компетентному адвокату, который сможет доказать, что мисс… как ты сказал, ее зовут?.. действовала в целях самозащиты.
– Не могу. Мой… друг попросил меня заняться этим лично.
Рекс знал, что лишь немногие из друзей отца сохранили ему верность.
– Кто, к дьяволу, этот старый друг, которому ты не можешь просто сказать «нет»?
– Крестная мисс Карвилл. Твоя мать.
Рекс швырнул в камин хрустальный стакан.
* * *
Подумать только – в Лондон! Рекс откинулся на сиденье отцовской кареты, пытаясь ослабить боль, уже тисками сковавшую голову, а ведь он еще полпути не проехал. Каждый владелец гостиницы, каждый хозяин конюшни, каждая служанка, попадавшаяся на пути, лгали ему. Каждый продавец норовил втридорога продать залежалый товар, завидев на карете герб отца. Даже распутные девки, заигрывая, врали. Он видел в их глазах отвращение, когда они замечали его хромоту и шрам. О, они получили бы монету за поспешные кувырки в постели и другую – если бы сделали это молча, но их приветливые улыбки были лживы. Так что Рекс оставил деньги при себе, хотя давно научился платить шлюхам, чтобы они не симулировали оргазм и не портили ему удовольствие фальшью. Ба, если бы половина крепких парней, считавших себя лихими любовниками, знали правду, у них бы причинное место от позора сгорело.
Оттого-то Рекс и не принял сомнительных предложений, несмотря на то что краткий миг бездумного удовольствия дал бы его мыслям необходимый отдых. Черт, компания ему не нужна, у него есть Мерчисон. Камердинер отца перехватил взгляд Рекса и подал кружку эля, смешанного с порошком от головной боли. Разумеется, молча, ведь Мерчисон не говорил. Когда нужно, он писал записки или жестикулировал. Он к тому же не слышит, уверял граф, хотя Рекс всегда сомневался в инвалидности маленького лысого человека. Для глухого Мерчисон поразительно точно знал, что именно надо, поэтому отец настоял, чтобы Рекс взял с собой его камердинера.
– Ты не можешь выходить в таком виде, – объявил лорд Ройс, скривившись от неопрятного вида сына.
– Я не имею никакого намерения выходить, как ты выразился. – Рекс меньше всего хотел снова оказаться в обществе.
– Тебе придется иметь дело с леди, даже если она находится в тюрьме. Она заслуживает уважительного отношения.
– Ты хочешь, чтобы я отправился к убийце в Нью-гейт в атласных бриджах? Или в военной форме?
Официально Рекс все еще числился в отпуске по ранению, но склонялся к мысли продать патент. Он ни под каким видом не собирался возвращаться в армию. Он свой долг выполнил.
Отец не ответил, и Мерчисон упаковал то, что считал необходимым. Он облегчил Рексу поездку, безмолвно, но всегда успешно добиваясь в гостиницах, чтобы пища была горячей и хорошо приготовленной, простыни чистыми и сухими. Нечего и говорить, Мерчисон был тихим, неприхотливым попутчиком в отличие от Верити, требовавшей частых остановок и регулярной еды. Она не выпускала виконта из виду. Собака зачахнет, сказал граф, если не поедет с хозяином в Лондон.
Рекс слишком поздно вспомнил, почему никогда не брал Верити на борт его парусного суденышка, игнорируя ее умоляющий взгляд. Собака, похоже, и в карете страдала морской болезнью. Это и заставило Мерчисона впервые заговорить в присутствии Рекса. Он говорил на безупречном французском языке, что и объяснило, почему этот человек притворялся глухонемым. Француза в Ройс-Холле около дуврского побережья застрелили бы раньше, чем он успел договорить.
– Мой отец знает? – Рекс сам ответил на собственный вопрос. – Конечно, знает. Он все знает.
– Он спас мне жизнь, – пожав плечами, по-английски сказал камердинер. До конца поездки он не проронил ни слова, даже не назвал свое настоящее имя.
– Монклер? – предположил Рекс. – Марсо?
Единственным ответом ему был мучительный стон Верити.
На подступах к Лондону Рекс нашел гостиницу, в которой согласились принять крупную собаку и немого камердинера. Комнаты были простыми, еда – еще проще, но эль хорош, а конюшни – еще лучше. Будь он один, без француза, возможно, Рекс нашел бы койку в армейских казармах. Или мог устроиться у Дэниела, как только выловит кузена из какой-нибудь дыры, в которые он зачастил в последнее время. А может быть, гостиница даже лучше, поскольку Рекс не горел желанием видеть кузена, как и Дэниел – его, после того как они расстались в Испании. Рекс понимал, что должен извиниться перед Дэниелом за грубость. Но как еще можно было отправить этого болвана домой? Только сказав, что он мешает, что Рекс устал оттого, что этот чурбан присматривает за ним словно нянька.
Вот именно!
Сначала девчонка, решил Рекс, с радостью оседлав в конюшне лошадь, вместо того чтобы трястись очередную милю в закрытой карете. Сколько понадобится времени, чтобы задать мисс… как ее там… – он не мог запомнить ее имени, вероятно потому, что не хотел его знать, – два вопроса? Она убила своего отчима? Это произошло в самозащите? Нужно услышать ее ответы, тогда он будет знать, какого ей выбрать адвоката. Его отец все еще имел некоторое влияние среди юристов. У графа достаточно средств, чтобы нанять красноречивого кровососа-адвоката, которого не волновало, что его клиентку застали на месте преступления рядом с трупом.
Разобравшись с девицей, можно попытаться воздействовать на тупицу Дэниела. Он извинится и заставит болвана вернуться домой, управлять своим имением. Если повезет, Рекс уже утром отправится назад в Ройс-Холл, к своим верховым и морским прогулкам. Он подумал, что должен воспользоваться собственным советом и начать вместе с управляющим объезжать земли, которые когда-нибудь станут принадлежать ему. Правда, он никогда не видел себя в роли фермера. Он солдат, черт побери! У него репутация дьявольски ловкого и крайне опасного человека.
Обвиняемой повезло. У него к ней только два вопроса. Черт, вся жизнь Рекса была вопросом!
– Проклятие! – выругался Рекс, когда открыли дверь камеры. – Что, черт возьми, с ней случилось?
– Во дворе была драка, перед этим какая-то сердобольная особа послала деньги в частную камеру.
– Клянусь, эта сердобольная особа – моя мать, и она наверняка послала достаточно денег для лучшего обращения.
– Она сопротивлялась, – пожал плечами охранник. Рекс посмотрел на дюжего надзирателя, потом на маленькую женщину, то ли спавшую, то ли упавшую на пол без сознания. Ее платье превратилось в окровавленные лохмотья, ноги босые, а волосы так грязны, что невозможно определить, какого они цвета. Их отрезали, вероятно, чтобы продать изготовителям париков.
– Она, должно быть, выдержала настоящую битву.
Охранник перебирал ключи, не входя в вонючую камеру.
Рексу пришлось войти.
– Мисс Карвилл?
– Она молчит и не двигается. Это сопротивление!
Недовольно поморщившись от слов охранника, боли в ноге и грязи, которая заляпает чистый мундир, надетый по настоянию Мерчисона, Рекс встал на колени. Он коснулся худенького плеча арестантки, чтобы разбудить ее. В свете свечи, которую держал охранник, он увидел ссадины и кровоподтеки. Даже сквозь перчатки он чувствовал жар лихорадки. Девушка не шевельнулась.
– Черт! – снова выругался Рекс.
Когда-то в юности он наткнулся на раненую лань, дрожавшую и обессиленную. Он убил бедное создание, чтобы прекратить ее муки, и больше никогда не охотился, но это видение навсегда осталось с ним. Мисс Аманда Карвилл напомнила ему раненую беспомощную лань. Что-то пробудило в нем покровительственный инстинкт, о существовании которого он и не подозревал. Нечего и говорить, что Рекс не мог оставить девушку здесь умирать в грязи. Только людоед не испытает жалости, сказал он себе. Рекс смотрел на нее и кипел от гнева. Повернувшись, он вцепился в шею охраннику, прежде чем тот успел позвать на помощь. В мгновение ока выхватив нож, Рекс приставил его к горлу стражника.
– Ее изнасиловали? Отвечайте, и говорите правду. Видит Бог, я узнаю, лжете вы или нет.
Стражник смотрел в глаза Рексу, понимая, что он на волосок от смерти. Репутация капитана Рексфорда хорошо известна.
– Н-нет. Пока. Сегодня вечером…
Рекс убрал нож в рукав.
– Сегодня вечером этой леди здесь не будет. Проследите за этим. – Он бросил охраннику кожаный мешочек, наполненный монетами.
– Для серьезных правонарушений залога не существует, – пробубнил стражник, но сунул кошелек под грязную рубаху.
Рекс уже расстегивал сюртук, чтобы прикрыть девушку.
– Тогда позаботьтесь, чтобы ее освободили по медицинским показаниям. Молите Бога, чтобы она поправилась, иначе я с вас шкуру спущу и с остальных стражников тоже. Эта женщина – леди, черт побери.
– Она убийца, капитан.
– Она еще не осужденная, а только обвиняемая. С таким адвокатом, как лорд Ройс, ее освободят раньше, чем дело дойдет до суда.
Имя отца все еще производило в тюрьме впечатление, но охранник почесал голову:
– Не знаю, как насчет ее освобождения, даже под ваше поручительство. Простите, милорд. Сэр Найджел не обрадуется.
– Сэр Найджел?
– Да, главный государственный обвинитель – сэр Найджел Терлоу. Он хочет, чтобы девушку повесили за убийство титулованной шишки и все такое.
Именно Найджел Терлоу, тогда еще не имевший рыцарского звания, повинен в позоре лорда Ройса. Значит, вызволить мисс Карвилл из тюрьмы вдвойне необходимо.
– Можете передать от меня сэру Найджелу, что обвинение должно быть отклонено за недостаточностью улик.
У стражника отвисла челюсть.
– Но были свидетели и оружие.
– Свидетели лгали. – Они всегда это делают. – Скажите ему об этом. И передайте, что мы подадим иск в связи с плохим обращением с заключенной. Мы начнем с этого, призовем к ответу начальника, надзирателя и каждого стражника в этой дыре. Если иск не поможет, посмотрим, что смогут сделать мои начальники в Уайт-холле. Вы когда-нибудь слышали о джентльмене по прозвищу Советник?
По трясущимся рукам охранника Рекс понял, что репутация Советника еще хуже, чем его собственная.
– Если и это не поможет, я лично нанесу визит каждому из вас, мерзавцев. Понятно?
Снова блеснувший в руке нож сделал намек очевидным. Охранник кивнул.
Рекс взглянул на проступавший под рубахой стражника кошелек.
– Я ее забираю. Оформите это юридически или пеняйте на себя.
Никто не остановил Рекса, когда он, хромая, нес по тюрьме свой легкий груз. Потом он вышел на свежий воздух и направился к лошади.
Проклятие. Сейчас ему как никогда нужны Мерчисон и отцовская карета, но они в часе езды от Лондона. Две наемные кареты умчались прочь, лишь бы не брать пассажира из Нью-гейта.
– Что дальше? – спросил Рекс.
Девушка не отвечала. Он задавался вопросом, дышит ли она, но чувствовал, как поднимается и опадает ее грудь. Сколько это продлится? Он не мог стоять у тюремных ворот, ожидая посыльного, которого можно отправить за Мерчисоном и каретой. Мисс Карвилл нуждается в помощи сейчас, а он с изувеченной ногой долго держать ее не сможет. Рекс перекинул обмякшее тело через спину лошади, потом сел в седло и снова взял на руки свою ношу, молча извиняясь перед девушкой и лошадью за грубое обращение.
Потом снова выругался и, раздумывая, повернул лошадь. Что, черт возьми, теперь делать с мисс Амандой Карвилл? Он не мог отвезти ее в дом, где она, возможно, застрелила владельца. Если бы домашние сэра Фредерика заботились о девушке, она бы не оказалась в тюрьме в таких жутких условиях. Ее никто не навещал, сказал стражник, все уверены в ее виновности. И в убогую гостиницу, где остановился Рекс, ее везти нельзя – там нет ни врача, ни аптекаря, ни приличных женщин. Можно попытаться поселиться в лондонской гостинице, но его высмеют за то, что он принес свой грязный вонючий груз в респектабельное место. О жилище Дэниела и думать нечего, даже знай Рекс его адрес. Девушке нужен уход, который вряд ли найдешь в холостяцкой берлоге кузена. Нет, оставался только один выбор, проклятый, скверный выбор! Ройс-Хаус. Дом, где жила его мать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Навеки твой - Мецгер Барбара



Очень хороший роман. Гл. герой обладает определенным даром, но он считает его проклятием. Спасая гл. героиню, которая оказалась в самом настоящем кошмаре, и оказывая ей помощь и поддержку, он постепенно принимает свой дар и направляет в нужное русло.
Навеки твой - Мецгер БарбараТаня Д
17.03.2015, 17.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100