Читать онлайн Козырной туз, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Козырной туз - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Козырной туз - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Козырной туз - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Козырной туз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Вокруг творилась какая-то чертовщина.
Происходило что-то странное. Поэтому за долгие годы, которые Нелл провела в родном доме, она привыкла не волноваться по пустякам и не слишком расстраивалась, когда очередная новая служанка убегала от них в слезах. Или в комнате вдруг разбивалось окно. Или сразу три курицы угодили в декоративный фонтан и утонули. Нелл привыкла сосуществовать бок о бок с призраками тетушки Хейзел, не обращая внимания на угрюмый нрав брата. Поэтому напугать ее могло бы разве что землетрясение.
– Ты уезжаешь прямо сейчас? Не дождешься ужина? – спросила она Филана.
Тот даже не потрудился ответить. Ожидая, когда к дому подадут экипаж, Филан поставил чемодан на пол и надел дорожный плащ.
Видимо, путь ему предстоит неблизкий. Хоть бы предупредил. Ведь она ему сестра.
– Что-то случилось? Почему тебе понадобилось уезжать в такой спешке? – Нелл только что пришла из церкви, где помогала дамам – членам благотворительной организации Укладывать вещи в корзины для отправки в богадельню.
– Ничего не случилось. Не волнуйся, детка. Кстати, я предлагал тебе поехать со мной.
– Да, предлагал. Но ведь завтра мне надо дать работу прачкам, потом посидеть с миссис Маони, чтобы ее дочь смогла съездить к зубодеру. А вечером у меня урок рисования в школе. Не говоря уже о том, что я не могу оставить тетю Хейзел одну. – Вообще-то тетя Хейзел не боялась оставаться одна. – Предупреди ты меня заранее, я бы все уладила и что-нибудь придумала.
– Делай, как тебе лучше, – сказал Филан, надевая перчатки. – Но обещай мне, что не станешь разговаривать с незнакомцами.
Старший брат по непонятным причинам проявлял недоверие к незнакомым людям. Нелл улыбнулась, стараясь унять тревоги Филана.
– С незнакомцами? Уже целую вечность в Кингстон-апон-Гулле не появлялось ни одного приезжего.
Филан надел шляпу на жидкие, редеющие волосы и произнес:
– Тем не менее я от кого-то слышал, что в наши края приехал чужак. И я не хочу, чтобы тебя соблазнил какой-нибудь заезжий повеса и распутник.
– Заезжий повеса? Что делать повесе и распутнику в нашей Богом забытой деревне? – Новость поразила Нелл. Если бы не поздний час, она, бросив все дела, помчалась бы в деревню, чтобы услышать новость из первых уст и, если повезет, хоть краешком глаза взглянуть на залетную птицу.
– Я говорю серьезно, Нелл. Такой сорт людей представляет собой опасность для неопытных девушек.
Нелл была тронута до глубины души заботой брата. Филан беспокоится о том, что какой-то коварный искуситель из города может заинтересоваться ее персоной, пусть даже это предположение не имеет под собой никаких оснований. Нелл улыбнулась, зная, что навсегда останется для Филана его маленькой неразумной сестричкой. И с тоской подумала, что разборчивый городской повеса вряд ли польстится на мисс Элеонору Слоун из Амбо-Коттеджа, двадцати пяти лет, невзрачную, весьма скромно одетую. К тому же не обладающую состоянием и без каких-либо перспектив получить его в будущем. Тем более что эта залетная птица остановилась в гостинице «Королевский герб». Официанткой в этой гостинице работает некая Китти Джонстон, и стоит миссис Риттер отвернуться, как девушка тут же без труда находит себе более денежный приработок. Высокая и худенькая Нелл едва ли может соперничать с красоткой Китти, обладающей пышными формами и прочими прелестями. Даже если бы Нелл взбрело в голову привлечь внимание какого-нибудь мужчины и станцевать голой на столе, все, на что она могла бы рассчитывать, – это сюртук, который мужчина бросил бы ей, чтобы она побыстрее прикрылась.
– Тебе не о чем беспокоиться, – грустно промолвила Нелл.
– Я, конечно, не сомневаюсь в твердости твоих нравственных принципов, – стал оправдываться Филан, по-своему истолковав ее слова, – но вдруг это окажется светский щеголь, умеющий складно усыплять бдительность девушек красивыми словами?..
– Хочешь сказать, что он джентльмен, да? – Ну, в таком случае Китти Джонстон, вне всяких сомнений, уже ждет его, лежа на стеганом покрывале.
Филан помрачнел, и Нелл пожалела, что задала этот вопрос. Уж если Филан что-то вбил себе в голову, разубедить его невозможно. Если рассердится, его не успокоишь. За долгие годы она привыкла, опустив голову, молча кивать, соглашаясь со всем, что бы он ей ни сказал, хотя потом могла поступить по-своему. Но испытывать терпение брата и вызывать на себя его гнев она не решалась.
– Хорошо, я не буду разговаривать с незнакомцами. Ты же знаешь: меня воспитали как настоящую леди. Ты сам оплачивал мое обучение в академии благородных девиц миссис Мертон. Почтенная матрона считала, что молодая леди не должна замечать джентльмена, если ей его не представили официально, а также не должна оставаться с джентльменом наедине, только в присутствии компаньонки.
Правда, Нелл так и не представилось случая попрактиковаться в соблюдении строгих правил миссис Мертон. После окончания академии благородных девиц она очень редко встречала джентльменов. И на собраниях в Гулле или когда, спросив разрешения у брата, ездила в Скарборо. Никто из тех, с кем она танцевала, – после предварительного официального представления, разумеется, – не выказывал ни малейшего желания пригласить девушку на свидание. Отсутствие у Нелл приданого и титула у ее семьи, а также нежелательное родство в виде тетушки, у которой не все в порядке с головой, отпугивали от мисс Слоун поклонников, и без того редких, потому что, на взгляд мужчин, она была худой как щепка.
– Ты ни под каким видом не должна с ним разговаривать, – твердил Филан. – По правде говоря, завтра и послезавтра тебе вообще лучше не ходить в деревню. Впрочем, этот тип может сам заявиться сюда. Говорю тебе, он опасен.
– Сюда? С чего это какому-то чужаку приходить в Амбо-Коттедж?
Филан стоял на своем:
– Нет, наверное, тебе все же лучше поехать со мной. Если мы вместе исчезнем на несколько дней, он отправится восвояси.
– Прекрасно! Скажу тете Хейзел, чтобы собирала чемоданы. Ты же знаешь, я не могу находиться без компаньонки в городе. – Нелл имела в виду ближайший город Гулль. – Это было бы гораздо опаснее, чем оказать радушный прием первому встречному с большой дороги Кингстон-апон-Гулля.
Филан презирал тетушку Хейзел и ее идиотские видения. Он вообще не желал признавать ее своей родственницей. Тем более не желал видеть ее рядом с собой в городе, где он вел дела и его многие знали. Филан надвинул шляпу на глаза.
– Это верно. В таком случае тебе придется остаться здесь. После того как ты подежуришь у постели миссис Маони, проверь, в каком состоянии находятся наши конюшни. Проследи, чтобы там как следует подмели. Если работников не контролировать, они начинают лениться и отбиваются от рук. А потом зайди к жильцам, которые арендуют ферму. И передай им что я слышать не желаю ни о каких отсрочках арендной платы в этом квартале. Предупреди этих бездельников, всех и каждого. А затем отправляйся в Верхний Кингстон и закажи мне нюхательный табак – он у меня кончается. Ты знаешь, какой сорт мне нужен. – Филан вынул кошелек и протянул Нелл несколько банкнот. – И купи себе что понравится.
Зачем, спрашивается, ей что-то покупать для себя? Ведь она не собирается производить впечатление на загадочных распутных незнакомцев! Когда брат ушел, Нелл припрятала деньги подальше. Она положит их в тайник, вместе с остальными накоплениями, которые хранит в коробке, где лежит ее лучшая шляпка. Она редко надевает эту шляпку и еще реже тратит деньги. Они понадобятся для ее будущего, если оно у нее вообще когда-нибудь будет.
Выйти замуж без приданого весьма проблематично. Даже местные мужчины предпочитают крепких и сильных физически женщин, которые помогали бы им трудиться в поле и управляться со скотом, или умели прясть шерсть на ткацком станке, чтобы зарабатывать деньги. Кому нужна образованная мисс с хорошими манерами, не имеющая никаких практических навыков? Джентльмены, помещики-землевладельцы были редкостью в этих краях, к тому же брали себе в жены дочек богатых мельников, кораблестроителей, зажиточных фермеров или мелкопоместных дворян.
Хозяйство Филана не было процветающим. По его словам, он едва сводил концы с концами, особенно когда жильцы задерживали арендную плату. Филан говорил, что имевшаяся у него небольшая верфь приносила одни убытки, не выдерживая конкуренции с крупными компаниями ни по себестоимости, ни по темпам производства, ни по конструкции судов. Поэтому он не может выделить деньги Нелл на приданое.
Нелл уже перевалило за двадцать пять. Еще пять лет, и она превратится в старую деву. Однако надежда умирает последней.
Нелл подумывала, не пойти ли ей в гувернантки. Но кто знает, что ждет ее в этом случае? Не останется ли ее жизнь такой же тяжелой и беспросветной, как жизнь экономки в доме брата? Нелл образованна, хорошо воспитана, имеет опыт преподавания. Вела уроки рисования в воскресной школе, учила слуг читать. Но если она пойдет в гувернантки, ей придется оставить тетушку Хейзел, у которой не все в порядке с головой. Здесь, в Амбо-Коттедже, тетушка никому не нужна.
Филан клятвенно заверял Нелл, что дядюшка Амбо в своем завещании ничего не оставил своей сестре, тетушке Хейзел, поэтому у него есть все основания выставить старуху за дверь, отправив ее в богадельню или в приют для душевнобольных. Филан часто грозился это сделать, когда тетя Хейзел рассказывала всем о своих беседах с покойной Лизбет. Разговоры о бедной Лизбет были запретной темой. В присутствии Филана никто о ней не упоминал.
В свое время Филан очень любил свою двоюродную сестру, их связывала нежная дружба. Нелл была почти на пятнадцать лет моложе своей очаровательной родственницы, искренне восхищалась Лизбет и радовалась, когда та вышла замуж за графа и родила ему красавицу дочку.
Но ни Лизбет, ни маленькой Лотти больше не было с ними. Время шло, жизнь продолжалась, но только не для Филана. Слишком свежи были воспоминания о пережитом. Они навсегда остались для него незаживающей раной. И это была еще одна причина, по которой Нелл не могла покинуть Кингстон-апон-Гулль. Ее старший брат обладал трудным характером, был крайне требователен и довольно скуп, но он ее брат. В детстве Филан всегда заступался за младшую сестренку, потом взял на себя расходы на ее образование. Даже сейчас, возвращаясь домой из деловых поездок в Гулль, он всегда привозил Нелл в подарок новые ленточки, заколки или книгу. Как же она может оставить его в одиночестве? Чтобы он прозябал здесь в тоске?
Тетя Хейзел бросила взгляд на расставленные на столе тарелки.
– Как замечательно! Значит, мы ждем гостей к ужину? Кто к нам придет? Викарий?
– Нет. Просто новая кухарка хотела произвести впечатление на хозяина дома. – Нелл взяла вилку, собираясь отдать должное приготовленной пище, чтобы не разочаровать кухарку. Тетя Хейзел ела как птичка. Нелл тоже не отличалась хорошим аппетитом. Она хотела попросить дворецкого присоединиться к ним и сесть за стол, но опасалась, как бы от этой просьбы его не хватил удар.
– Так где же этот твой братец с вечно кислой миной на лице? – поинтересовалась тетя Хейзел. Она съела ложку супа из спаржи и отодвинула тарелку.
– Полагаю, Филан сейчас в Гулле. У него там неотложные дела или что-то в этом роде.
– Ха! Скорее всего его тайная возлюбленная прислала ему любовную записку. Я видела, как прибегал мальчишка-посыльный из деревни.
Тетя Хейзел твердо верила, что Филан содержит в Скарборо любовницу: Скарборо находился от них дальше, чем Гулль. Однако тетушка твердо верила не только в это, но и в то, что каждую ночь к ней приходит ее покойный жених Андре. Нелл не решалась спросить у брата, есть ли у него женщина на содержании. Но наличие любовницы было разумным объяснением того факта, что у Филана никогда не было денег и что он до сих пор так и не женился.
– Радуйся, что он ездит к ней. Он мог привезти ее сюда и поселить в номерах в Кингстон-апон-Гулле, – продолжала тетя Хейзел. Отправив в рот маленький кусочек телятины, она сделала знак Редферну убрать тарелку.
Нелл и представить боялась, что она делала бы, если б любовница Филана жила с ней в одной деревне. И без того обитателей Амбо-Коттеджа все в округе считали странными. Если бы местных жителей не связывали с Филаном деловые отношения и если бы они слегка не побаивались его, то избегали бы их обоих – и Нелл, и Филана. Или же постоянно сплетничали бы о них, сочиняя всевозможные небылицы.
– Разумеется, могло быть и хуже. – Тетя Хейзел смотрела в свою тарелку, где теперь лежал тушеный цыпленок в грибном соусе. – Филан мог бы привезти ее в Амбо-Коттедж и поселить в нашем доме.
Нелл чуть не подавилась.
– Хочешь сказать, что он мог жениться на любовнице? Тетя Хейзел по-галльски пожала плечами:
– А почему бы нет? Кто знает?
У Нелл напрочь пропал аппетит. Она не сможет жить под одной крышей с такой женщиной. И не важно, будет у нее на руке обручальное кольцо или нет. Кроме того, если Филан женится, он не будет нуждаться в услугах Нелл по ведению хозяйства. Она велела Редферну убрать тарелки.
– И извинитесь перед кухаркой. Все было очень вкусно. Завтра я поговорю с ней насчет меню.
– Если завтра она все еще будет здесь, – пробормотал дворецкий, бросив гневный взгляд на мадам Амбо. Они были заклятыми врагами. Редферн возлагал на тетушку Хейзел ответственность за трудности с наймом прислуги. Она же, не оставаясь перед ним в долгу, винила его за прохладную английскую погоду, за высокие цены на уголь и за упадок французской аристократии.
– Спроси его, – сказала тетя Хейзел племяннице, – куда нечистый понес Слоуна. – Сама она не могла спросить Редферна, потому что вот уже более десяти лет, с того самого времени, как Редферн здесь появился, они не разговаривали. Никто не знал причину. Нелл полагала, что они сами не помнили, почему стали врагами.
– Мой брат не сообщил, что у него за срочные дела? – сочла своим долгом поинтересоваться Нелл у дворецкого. – Если где-то случился пожар или вспыхнула эпидемия, нам нужно будет собрать все самое необходимое для пострадавших.
У Редферна раздувались ноздри от возмущения.
– Вы же знаете, мисс Слоун: я не вмешиваюсь в дела хозяина. Если бы мистер Слоун счел нужным поставить вас в известность о своих планах, он непременно бы обсудил их с вами, мисс.
Столь резкая отповедь смутила Нелл, однако она не подала виду и кивнула:
– Разумеется, Редферн. Сожалею, что спросила об этом.
– Держу пари, этот пройдоха прочел записку, которую принес мальчишка из деревни, – заявила тетя Хейзел, когда дворецкий вышел из комнаты, но до того, как он плотно прикрыл за собой дверь. – Старый хрыч вечно сует свой нос в чужие дела.
На подносе Редферна зазвенели тарелки, но он не посмел возразить.
Нелл заступилась за него:
– Ты просто злишься, что Редферн опередил тебя, подойдя к двери передней первым, иначе ты бы смогла прочесть записку.
Старуха пожала плечами:
– Почему бы нет, дорогая? Думаешь, я стала бы ждать, когда мне обо всем расскажет мой Андре?
Не успела Нелл выйти из дома на следующее утро, как тут же услышала о незнакомце, который остановился в «Королевском гербе». Только что прибывшие из деревни прачки рассказали, что незнакомец набоб, пэр и шпион, потому что всем задает вопросы. Либо у него не хватило ума найти дорогу и он заблудился в трех соснах, либо он дьявольски хитер и хочет разнюхать все о контрабанде, бродя по деревне и ее окрестностям в поисках тайников или следов контрабандных караванов. Он уже отослал донесение офицерам правительства на Уайтхолл-стрит.
Но самым страшным и подозрительным показалось жителям деревни то, что этот тип отказался от услуг Китти Джонстон. Ни один платежеспособный мужчина до сих пор не мог устоять перед прелестями местной красотки. Говорят, Китти до глубины души оскорбило, что ею пренебрегли. Она заявляет, что ничуть не огорчена, что он некрасивый и не понравился ей с первого взгляда, как только переступил порог гостиницы. Неопрятный и уродливый, с большим носом и в очках с толстыми стеклами, верхом на лошади, на которую настоящий джентльмен ни за что не сядет. И если этот фанфарон так много мнит о себе, каким ветром его занесло в пивную, куда ходят только простолюдины? Китти также утверждала, что у него не все дома и что наверняка у него ничего нет в штанах и нечем забить мяч в ворота.
Когда Нелл пришла, чтобы посидеть со старой миссис Маони, разбитой ревматизмом и наполовину глухой, она услышала совсем другую версию о причинах неприязни Китти к незнакомцу.
– Видит око, да зуб неймет! – прокричала старуха, когда ее дочь ушла. – Я слыхала, что у этого молодца все на месте и все при нем. – Как выяснилось, племянник кухарки, служившей у соседки миссис Маони, работает в гостинице. Он носил бидоны с горячей водой в номер нового постояльца и видел джентльмена в ванне. – Сама знаешь, что говорят в народе о мужчинах с большим носом.
– Что у них ноги тоже большие?
Миссис Маони прыснула со смеху.
– И ноги большие, и еще кое-что.
– О нет! – ахнула Нелл, прикрыв рот ладонью, не одобряя этих разговоров. Она пришла в ужас оттого, что они обсуждают достоинства или отсутствие оных у мужчины. Хотя она думала, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Похоже, миссис Маони тоже так считала. Она хлопнула себя по тощим бедрам, покачала головой и рассмеялась.
Женщины пили чай и вели разговор о бедном чужаке, отпуская остроты.
Однако незнакомец вовсе не был беден. Все в один голос твердили о том, что он вежлив и не скупится на чаевые. С этим никто не мог поспорить. Это подтверждал молодой человек, который подносил ему горячую воду. Миссис Риттер широко улыбалась, вспоминая о новом госте, а Тимми, который работал на посылках в гостинице, благодаря любезности важного постояльца принес своей матери целую корзину поросят, купленных на щедрые чаевые.
На уроке рисования ученикам Нелл не терпелось узнать, успела ли она увидеть приезжего. Кто он такой, по ее мнению, офицер-таможенник или торговец из Вест-Индии, который приехал, чтобы скупить все окрестные земли? Нелл подумала, что кем бы ни был этот джентльмен, его приезд сюда – самое интересное и волнующее событие, произошедшее в Кингстон-апон-Гулле с тех пор, как предыдущий викарий сбежал в Канаду с женой своего помощника.
О неизвестном говорили даже в табачной лавке, куда Нелл зашла, чтобы пополнить запасы табака для брата.
– Правда, что в деревне прячется какой-то дворянин? – спросил ее продавец.
– Я слыхал, что он граф, – вмешался в разговор покупатель.
– Нет, герцог, – возразил какой-то беззубый старик. – Подлый это народец. Говорят, какой-то герцог укокошил своего камердинера…
Продавец перегнулся через прилавок и, многозначительно глядя на Нелл, прошептал:
– Говорят, приезжий собирается нанять адвоката, мистера Силбигера, чтобы он защитил его от выдвинутых ему обвинений.
Один из покупателей добавил:
– Утром он отправил из гостиницы письмо с конным посыльным.
– А я слышал, что мистер Силбигер послал своего работника в контору судьи, – заметил беззубый старик.
– Хотя никто не знает, зачем ему ехать сюда, чтобы нанять себе адвоката. Их в Лондоне пруд пруди.
Нелл согласилась с посетителями табачной лавки, что все это очень странно. Признавшись, что до сих пор еще не видела чужака, она сильно разочаровала всех присутствующих.
– Надеюсь, что еще увижу его, – искренне добавила она, заплатила за покупку и вышла из лавки.
Ей и вправду не терпелось узнать, что привело незнакомца в их заброшенную деревушку. То, что его приезд совпал по времени с неожиданным отъездом брата, насторожило Нелл. В конце концов, записку, после получения которой Филан внезапно стал собираться в дорогу, принесли из деревни как раз в то время, когда незнакомец должен был принимать ванну. Слава Богу, что Нелл уже вышла из табачной лавки, поскольку вскоре почувствовала, что залилась румянцем стыда от неподобающих мыслей и волнующих образов.
Отбросив в сторону размышления о размерах его носа и его мужского достоинства, она стала думать о том, что скорее всего между чужаком и ее братом есть какая-то связь. И ничего хорошего она не сулит. Иначе бы Филан, узнав о его приезде, остался бы, чтобы радушно встретить старого друга или знакомого, или делового партнера. А он внезапно сорвался с места и, прежде чем уйти из дома, взял с Нелл обещание обходить стороной незнакомца, который, на его взгляд, представляет опасность.
Но будь приезжий распутником и повесой, разве отказался бы он от благосклонности всеми признанной красавицы Китти Джонстон?
С другой стороны, кто знает, что на уме у Филана? Зачем он так часто ездит куда-то, то ли в Скарборо, то ли в Гулль? Тетя Хейзел предположила, что у него есть любовница. А вдруг дело гораздо серьезнее и он замешан в шпионаже или в контрабанде? Или в азартных играх, или… в чем-то другом, что заставляет его избегать богатого джентльмена с титулом, связями в Лондоне, ведущего переписку с местными представителями закона?
Филан был угрюм и замкнут, подвержен приступам меланхолии и раздражения, однако Нелл была уверена, что он не преступник. Брат отличался бережливостью, а положа руку на сердце – был довольно прижимист. Он не был склонен к расточительности, не сорил деньгами, не ввязывался в сомнительные мероприятия и не увлекался азартными играми. Нелл искренне считала, что он не может быть замешан в какой-либо афере или мошенничестве. Филан был хорошим братом, заботился о Нелл и беспокоился о ее безопасности и о том, чтобы ей всегда было хорошо. Каждый раз, возвращаясь домой, он привозил ей из города подарки. Он не позволял ей думать о замужестве с обычным работягой. Считал свою милую маленькую сестричку красивой. Уже заодно это он заслуживал ее сестринской любви.
И если, по мнению Филана, какой-то человек представляет для нее опасность, значит, так оно и есть. Однако, судя по всему, эта опасность недостаточно велика, раз Филан не счел необходимым защитить от незнакомца свою сестру. Пока Нелл возвращалась из деревни домой, ее грызли сомнения. Поскольку Филан уехал из дома в экипаже, Нелл пришлось запрячь в тележку старого осла, и поэтому путь домой занял у нее много времени.
По дороге Нелл решила заглянуть на одну из арендованных ферм. Филану не нравилось, когда сестра ходила по домам арендаторов, он говорил, что мужчины-фермеры слишком грубы, а женщины вульгарны. Жены фермеров и впрямь не отличались гостеприимством. Мисс Слоун для них чужая. Она не принадлежит к их сословию, имеет образование, а они – люди простые. Нелл ничего не знает об их жизни, о том, как они готовят пищу, об их детях, о том, как они сводят концы с концами. Она далека от всего этого.
Нелл частенько выходила вместе с тетей Хейзел на прогулку. Деревенские женщины считали мадам Амбо чем-то вроде ведьмы, к тому же она была чужестранкой. А ведь тетя Хейзел прожила в Англии почти полвека. Как бы то ни было, со своей пожилой компаньонкой или без нее, Нелл не принимали на фермах как желанную гостью. На фермах, благодаря которым их семье удавалось держаться на плаву. Даже когда Нелл приносила фермерам корзины с едой или дарила детям подарки.
Двигаясь по узкой пыльной тропинке, на которой едва умещалась тележка с ослом, Нелл заглянула в первый попавшийся дом, но никого не застала. Крыша совсем обвалилась, и дом имел нежилой вид. Нелл вспомнила, что в последний раз приходила сюда на Святки и приносила подарки, купленные на деньги, сэкономленные на ведении хозяйства. Отец семейства сухо поблагодарил ее, даже не удостоив улыбкой, но вежливо приложил руку к фуражке и пожелал ей всего доброго. Неужели он уехал, забрав с собой всю семью? И никто не занял его место… Да и кто пойдет жить в дом, находящийся в таком плачевном состоянии? Но почему Филан ничего не говорил ей об этом? Все это очень странно.
Сначала Нелл собиралась отправиться отсюда прямиком домой и обойти остальных жильцов на следующий день. Но передумала и направилась по другой тропинке, в ту сторону, где стоял еще один дом, который был ей совсем не по дороге. Мысли об обитавшем в «Королевском гербе» загадочном незнакомце тут же вылетели у нее из головы.
Из всех фермеров, которые платили Амбо арендную плату, Дойлы были самыми дружелюбными. Их младшая дочка училась в воскресной школе у Нелл, поэтому она ожидала встретить более радушный прием, чем громкий лай и сердитое рычание сторожевой собаки. Никто не вышел из дома, чтобы отозвать пса, хотя Нелл видела, что из трубы идет дым, а на веревке сушится белье. Дом давно не красили, деревья вокруг так разрослись, что сквозь листву не проникало солнце.
Осел кричал, недовольный лаем собаки, задержкой в пути и тем, что они сейчас далеко от места, где его ждет сытный ужин. Дворняжка злобно скалила зубы. Нелл решила не подходить к двери и отправилась прочь.
У нее есть еще время доехать до последней фермы. Темнеет сейчас поздно, к тому же Филана нет дома. Ужин для Нелл и тети Хейзел подадут в любое время, когда она прикажет, потому что новая кухарка сегодня утром уволилась.
Когда Нелл добралась до дома Познеров, она увидела, что какая-то очень полная женщина кормит гусей, бросая им в загон зерно. Это была беременная Софи Познер. Нелл спрыгнула с телеги и спросила:
– Разве вам можно таскать такое тяжелое ведро?
Подняв на нее глаза, Софи поджала губы и снова повернулась к гусям.
– А кто еще их покормит, скажите на милость?
– А где ваш муж?
– Слег с инфлюэнцей, так что, не обессудьте, не могу пригласить вас в дом.
Нелл услышала тяжелый сухой кашель, который доносился из дома. Кашель был такой сильный, что его не заглушал даже громкий гогот голодных гусей.
– Я говорила мистеру Слоуну, пешком ходила в Амбо-Коттедж. Если вы пришли за арендной платой, то напрасно, у меня нет денег. Я сказала мистеру Слоуну, что не смогу внести ее вовремя. Мой Джеймс слег, и теперь некому вести гусей на рынок в Скарборо или Гулль. Я в моем положении не смогу гнать гусей пешком так далеко. Да и больного Джеймса не могу оставить.
– А что, если посадить гусей в ящики и отвезти их в город на телеге?
– Наша лошадь сдохла в прошлом году. Об этом мы мистеру Слоуну тоже сообщали.
У Нелл болезненно сжалось сердце.
– Вы известили моего брата о своих трудностях, а он ничего не предпринял?
– Он ответил, что это не его печаль, и добавил, что мы все равно должны заплатить за аренду. Заявил, что сейчас всем трудно, потому что времена настали тяжелые и нам нужно потуже затянуть пояса. – Софи посмотрела на свой большой живот, который поясом не затянешь. – Скажите это моему будущему малышу.
– Вы… У вас есть дома еда?
– Еды полным-полно: гусиные яйца, гусиная печень, жареный гусь и гусиный суп. Вот только корм для гусей кончается. И если гусей нечем будет кормить, они потеряют в весе и на рынке их никто не купит, если даже я смогу их туда отвести. – Голос женщины дрогнул, и она отвела глаза, полные слез.
Господи, а Нелл еще расстраивалась, что у нее нет приданого! Она вернулась к телеге и достала мешочек перечной мяты, которую купила в аптеке.
– Это средство помогает от кашля, у меня нет ничего другого, но… Нет, у меня есть кое-что, что может вам помочь прямо сейчас. А потом приедет мой брат, и я расскажу ему о ваших затруднениях.
Миссис Познер приняла из рук Нелл мешочек с мятой и покачала головой:
– Ваш брат все знает. Но ему все равно.
– Я заставлю его обратить внимание на ваши нужды, – заявила Нелл. – Не знаю, удастся ли это мне, но сама я вам очень сочувствую и готова помочь.
– Да чем вы можете мне помочь? Извините меня, конечно, за эти слова. Не погоните же вы моих гусей в город!..
Действительно, чем может Нелл помочь? Разве что начать учить гусей грамоте?
– Я слыхала, что у вас нет ни шиллинга своих собственных денег, – продолжала Софи, оглядывая поношенное платье Нелл и простую соломенную шляпку, а также обратив внимание на то, что на Нелл не было никаких драгоценностей, кроме медальона из поддельного золота. Софи Познер обреченно покачала головой.
– Нет, у меня есть шиллинг, и даже больше. – Нелл вынула из кармана деньги, которые Филан вручил ей, чтобы она купила себе безделушки. Она еще не успела их припрятать. Отправляясь в Верхний Кингстон, Нелл прихватила их с собой, на тот случай если ей что-нибудь понадобится. Софи эти деньги нужнее. Жаль, что Нелл успела истратить пару монет на кружева для тетушки Хейзел. Нелл протянула деньги Софи.
– Я не могу это от вас принять, мисс Слоун. У вас у самой такой вид, словно вы не едите досыта.
– Что за глупости! Еды мне хватает. Просто у меня плохой аппетит и я уродилась худенькой.
Пока Софи разглядывала тоненькую фигуру девушки, про которую говорили «кожа да кости», Нелл думала о том, сколько еды пропадает зря в Амбо-Коттедже. Только прошлым вечером они выбросили столько пищи, что ею можно было бы кормить целую семью в течение недели. Филан никогда не скупился на собственные удобства, вкусную еду, уголь для каминов, дорогие свечи. Похоже, он экономил только на других, но никогда – на себе. Если бы Нелл узнала о бедах Софи раньше, у бедной женщины и ее мужа, кроме надоевшей гусятины, стояло бы на столе что-нибудь еще – например, фрикасе из курицы.
Нелл следовало знать о таких вещах. Ее покойная тетя, мать Лизбет, обязательно была бы в курсе. Не надо было слушать Филана. Прохладный прием, оказанный ей арендаторами фермы, не должен был удерживать Нелл от выполнения своего долга. Филан убедил ее ограничиться занятиями благотворительностью в деревне и уроками в воскресной школе. Она послушала брата и позабыла о людях, которые от них зависели. Нелл почувствовала угрызения совести, несмотря на то что почти все свое свободное время посвящала тому, что старалась хоть как-то улучшить жизнь детей, которые учились в школе, и положение слуг в их доме. Нужно сейчас же что-то предпринять, чтобы помочь Софи Познер и ее семье.
– Возьмите деньги и завтра в деревне наймите лошадь и повозку. Я бы прислала вам нашего кучера, но они с братом уехали по делам. – Дело, которое позвало Филана в дорогу, было весьма сомнительного свойства, но миссис Познер не обязательно было об этом знать. – Найдите человека, которому можно доверять. Пусть он отвезет гусей на рынок, продаст их и честно с вами расплатится.
Софи посмотрела на жалкую горстку монет в руке Нелл и снова покачала головой.
– Этого недостаточно? – Нелл подумала о своем тайнике в шляпной коробке. У Софи более неотложные нужды, чем у нее: женщина на сносях. – Завтра я принесу вам еще денег, еду и замечательный эликсир от кашля, который готовит моя тетя. И тогда я смогу сама отвезти вас в деревню. – Нелл показала на телегу с ослом. – Сегодня этого упрямца не заставишь идти никуда, кроме его собственного стойла, но завтра я постараюсь приехать как можно раньше…
Хоть Софи и не была очень грамотной, она умела складывать и вычитать как заправский торговец лошадьми или самый лучший продавец гусей.
– Спасибо за ваше предложение, мисс. Но этих денег вполне хватит. На них можно нанять Дэна. Раньше, когда у нас хватало денег, мы часто его нанимали. Он все знает и умеет. На войне бедняга потерял ногу и не может пешком гнать гусей в город, зато он может отвезти их на повозке. Дэн отвезет нескольких гусей в деревню, чтобы там продать и купить побольше еды. Затем в обмен на несколько птиц он может отправить остальных гусей на рынок. Но я не могу взять ваши деньги. Это не очень хорошо.
Хотя сейчас было не самое подходящее время и место для гордости, Софи Познер, с огромным животом, больным мужем, гогочущими голодными гусями и ее долгом за аренду земли и дома, отказывалась от жалкого дара Нелл.
– Я вас понимаю, – сказала Нелл. – Я куплю у вас одного гуся.
Нелл думала, что ей дадут сверток с ощипанной тушкой, которую она сможет поджарить сама, если Редферн еще не нанял новую кухарку. Однако не успела она и глазом моргнуть, как Софи завязала веревку вокруг шеи птицы и положила связанного гуся на телегу Нелл. Осыпаемая сердечными словами благодарности, в сопровождении гусиного гогота Нелл наконец отправилась домой.
Что-то здесь не так. Нелл мучили угрызения совести, подозрения… И ее раздражал голодный гусь, который громко гоготал. Но сейчас Нелл готова была свернуть шею не гусю, а своему ненаглядному братцу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Козырной туз - Мецгер Барбара



Хорошая книжка. В добром благопристойном духе, когда жесткие сюжеты и дикие страсти начинают утомлять.
Козырной туз - Мецгер БарбараЕлена
6.01.2012, 21.03





Начало затянуто, очень длинные описания, мало диалогов, но....до стычки с гусем, дальше словно попадаешь в сумасшедший дом, в некоторых местах смеялась до слез. Гусь замечательный персонаж, роман получился с юмором. Советую всем, кто хочет провести приятный вечер без напряжения и всяких заморочек.
Козырной туз - Мецгер БарбараТаня Д
16.03.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100