Читать онлайн Козырной туз, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Козырной туз - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Козырной туз - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Козырной туз - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Козырной туз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Алексу был известен один верный способ, как согнать с насиженного места загостившихся в Амбо-Коттедже леди Люсинду и ее отца. Он знал, что, если объявит себя банкротом, хищная птица-стервятница улетит прочь. А чревоугодника герцога способно заставить сняться с места только увольнение мастерицы кухарки. Все гениальное – просто. А главное, этот замысел не противоречил его желаниям.
Он приударит за Нелл.
Разумеется, наедине он не станет поддразнивать Нелл и флиртовать с ней. Однако на людях смело ринется в атаку и начнет открыто ухаживать за кузиной, чтобы задеть леди Люсинду за живое и уязвить ее гордость. Как только дочь герцога увидит, как обстоят дела, как только убедится, что ей никогда не завоевать его любви и восхищения, потому что все это он без остатка отдает мисс Слоун, леди Люсинда тут же уедет, прихватив с собой отца и всех остальных.
Под предлогом выдворения назойливых гостей Алекс сможет открыто выражать свое восхищение Нелл – этой прелестной, очаровательной женщиной. Наконец-то!
Карду надоело, что Нелл всегда оставалась в тени, а леди Люсинда находилась в центре внимания. Пибоди и постоянный гость в Амбо-Коттедже сэр Чонси, даже викарий и хирург лебезили перед леди Люсиндой. А Нелл, настоящее сокровище, никто не замечал в ее же собственном доме. Давно пора положить этому конец и позаботиться о будущем Нелл.
Скромная, тихая и застенчивая Нелл должна понять, насколько она привлекательна. Ей необходимо приобрести уверенность в себе, чтобы предстать перед лондонским светом – миром, в котором Алекс живет, его миром. Пусть Нелл думает, будто он притворяется, разыгрывает спектакль перед присутствующими, в противном случае она наверняка натравила бы на него гуся за то, что он позволяет себе такие вольности. Но Алекс должен доказать ей, что во многом она ничем не уступает леди Люсинде.
Он дал себе слово, что ее репутация не пострадает. Вернувшись в Лондон, ни герцог, ни его дочь не станут распространять по городу слух о том, что лорд Кард предпочел неотшлифованный драгоценный камень ограненному алмазу. К.тому же долговые расписки герцога до сих пор находятся у Алекса.
Граф не мешкая приступил к делу. В тот же вечер, за ужином, сказал Нелл, что у нее прекрасное платья. Это было то самое муслиновое платье, которое она уже несколько раз надевала. Однако в тот вечер к вырезу она приколола букетик фиалок. Нелл уже хотела вырвать руку из руки Алекса и готова была влепить ему пощечину за то, что он откровенно пялился на ее грудь, но Кард показал ей глазами на леди Люсинду, которая, заметив возмутительное поведение графа, раскрыла рот от изумления. Она глазам своим не верила. Леди Люсинда незаметно потянула за лиф своего зеленого атласного платья, чтобы сделать декольте еще более глубоким, после чего вздохнула. Но внимание Алекса было сосредоточено на Нелл. Мистер Пибоди прилагал титанические усилия, чтобы оторвать взгляд от прелестей дочери герцога. Вездесущий сэр Чонси, забыв о правилах приличия, откровенно пялился на леди Люсинду. Алекс не удивился бы, если бы этот самодовольный хлыщ вынул монокль.
Поскольку ни герцог, ни Филан не были в состоянии спуститься в столовую, а тетя Хейзел сказала, что будет ужинать вместе с герцогом в его комнате, Алекс заявил, что в их узком кругу не стоит придерживаться этикета. Следуя правилам хорошего тона, он отвел леди Люсинду в столовую и посадил между мистером Пибоди и сэром Чонси по одну сторону стола. Сам же сел напротив, рядом с Нелл и леди Хаверхилл. Во главе стола не сидел никто. Нелл хотела было возразить против такого расположения гостей, но он легонько подтолкнул ее под столом.
– Тише. Это необходимо для осуществления моего плана.
– Ваш план? Сделать из меня посмешище, устраивая черт знает что за моим столом, словно я не знакома с правилами этикета?
– Нет, мой план заключается вовсе не в этом, а в том чтобы сделать вас объектом моей любви.
Нелл едва не поперхнулась и, откашлявшись, сказала:
– Я лучше сниму туфли и залезу в фонтан. Вы с ума сошли!
– Возможно, но это сработает. Вот увидите. – Алекс вел себя так, словно вокруг не было никого, кроме Нелл. Подавал ей тарелки с едой, следил за тем, чтобы в ее бокале все время было вино. Он предлагал ей самые лучшие куски, уговаривал попробовать самые вкусные блюда и даже рискнул, воспользовавшись своей салфеткой, вытереть подливку в уголке ее рта.
Нелл покраснела. У леди Люсинды пропал аппетит. После ужина Алекс отказался присоединиться к Пибоди и баронету, которые пили портвейн.
– Почему мы должны лишать себя удовольствия побыть в обществе прекрасных дам? – сказал он, уставившись на Нелл.
– По-моему, вы переигрываете, – шепнула ему Нелл, когда они шли в гостиную.
– Вы даже не пытаетесь меня приободрить, любовь моя, – прошептал Алекс в ответ. – Хоть бы одарили меня улыбкой. Публике моя игра может показаться недостаточно убедительной, если она не подкреплена хоть какими-то знаками взаимности с вашей стороны, – укорил он Нелл, а потом громко, чтобы все слышали, осыпал ее комплиментами за превосходный ужин. – Впрочем, любая еда покажется пищей богов, если разделить ее с богиней.
– Сэр, от вашей изысканной лести у меня закружится голова, – промолвила Нелл, хлопая ресницами и застенчиво улыбаясь.
Кард заволновался:
– В чем дело? Вам что-то попало в глаз? Дать вам платок?
Все, хватит. Она должна оставить попытки включиться в игру, затеянную Алексом. Это смешно. Кто поверит, что лорд Кард увлекся ею? Просто подумают, что у него не все в порядке с головой. Нелл опустила глаза. Когда они вдвоем шествовали по коридору, она чувствовала себя ужасно неловко.
Алекс остановился, взял из вазы в холле одну из роз тети Хейзел и с поклоном протянул Нелл:
– Совершенный цветок для совершенной красавицы.
Нелл сунула цветок обратно в вазу, но вода, стекавшая со стебля, капнула ей на платье.
– Ваша затея не кажется мне такой уж забавной.
– Ах, а я просто в восторге от представления! – Кард приблизился к ней и восхищенно сказал: – Я говорил вам, что обожаю запах ваших духов? Он напоминает мне редкую и дорогую розу, такую, как вы, моя милая.
– Это единственные духи, которые я могу себе позволить. Неужели не понимаете? Тетя Хейзел изготавливает экстракт сама, из цветов своего сада.
– Ах, этот запах такой романтичный! Но у розы есть шипы. Именно намек на опасность и делает ее особенной. Нежность лепестков соседствует с болью, которая ждет тебя, если не умеешь обращаться с цветком как следует. Трудность задачи заключается в том, чтобы насладиться ароматом, нежностью лепестков и яркими красками и при этом не уколоться. Это все равно что ухаживать за красивой женщиной.
Пибоди испуганно посмотрел на лорда Карда, словно боялся заразиться от него безумием. Сэр Чонси хмурил брови, теряясь в догадках, не ошибся ли он, оценивая перспективы мисс Слоун. На этот раз он вынул свой монокль на ленточке, чтобы внимательно рассмотреть ее в спину. Словно пытался найти объяснение внезапного страстного увлечения орда Карда. Может быть, в конце концов мисс Слоун стает владелицей этой прекрасной усадьбы, после того как ее свихнувшегося братца упекут в психиатрическую лечебницу. Какие еще могут быть причины у такого неглупого мужчины, как лорд Кард, предпочесть маленькую деревенскую курочку дочери герцога? Вообще-то он и сам находил мисс Слоун весьма привлекательной, однако это было до приезда блистательной леди Люсинды. Сэр Чонси торопливо засунул монокль в карман и поспешил за девушкой, чьи достоинства он чуть было не проморгал.
Леди Люсинда собрала всю свою волю в кулак и решительно направилась к пианино. Здесь уж никто не сможет соперничать с ней. Тем более невзрачная глупышка Элеонор Слоун в своем блеклом розовом платье.
– О нет, только не сегодня, – заявил Алекс, отодвинув от пианино стульчик. – Сейчас самое время попросить мисс Слоун показать ее эскизы. Вам известно, – сказал он, обращаясь к собравшимся, – что мисс Слоун – известная художница в этой округе и дает уроки рисования детям, которые проявляют склонность к изобразительному искусству? Я, например, давно горю желанием увидеть работы мисс Слоун. На самом деле, дорогая моя, – обратился он к Нелл, – я взял на себя смелость попросить горничную принести их сюда. – Он показал на аккуратную стопку по меньшей мере из двадцати альбомов с эскизами и передал присутствующим три лежащих сверху альбома.
Нелл готова была наброситься на Алекса с кулаками.
– Они не для широкой публики! – заявила девушка.
– Чепуха! Леди Люсинда не скрывает от нас, – Алекс остановил взгляд на декольте леди Люсинды, – свои таланты, а регулярно их демонстрирует. – Он кивнул в сторону пианино.
– Я в свое время тоже хорошо рисовала, – вмешалась в разговор леди Хаверхилл. Не успела леди Люсинда и рта раскрыть, чтобы опротестовать это новое развлечение и отступничество лорда Карда, как пожилая дама сказала: – Дайте мне, пожалуйста, бумагу и карандаш. Садись, Люсинда, я набросаю твой портрет.
Пибоди и сэр Чонси застыли за спиной леди Хаверхилл, на все лады восхваляя очарование леди Люсинды, а ее родственница старалась передать эту красоту на бумаге. Алекс и Нелл сидели в кресле для двоих.
Перелистав несколько страниц альбома с эскизами, Алекс произнес:
– Вы и в самом деле замечательная художница.
– А если бы я не была замечательной художницей, вас бы это не смутило?
– Ничуть. Я бы все равно восхвалял ваши рисунки до небес.
Кард пролистал еще несколько страниц – наброски, изображавшие местных жителей, детей, собак и овец, а также деревья и сценки из деревенской жизни. Это были рисунки карандашом, безукоризненно выполненные и продиктованные чувством.
Нелл попыталась оправдать их простоту:
– Когда у меня есть время, я делаю рисунки пастелью, но они заперты в сундуке, чтобы не испачкались.
– Хотелось бы взглянуть и на них, но эти тоже прелестны.
– В свое время я рисовала с натуры Лизбет и ее малышкy, но так и не закончила портрет. Тогда я была еще неопытной, и портрет мне не удался. К счастью, в заведении, где я училась, мне попалась преданная своему делу преподавательница рисунка и живописи. Помнишь мадам Журне? – обратилась Нелл к леди Люсинде, которая сидела со скучающим видом, игнорируя избитые комплименты своих обожателей. Нелл хотелось втянуть в разговор леди Люсинду и всех собравшихся.
Леди Люсинда нахмурилась:
– Разумеется. Проклятая старая карга, бездарная, не проявляющая должного уважения к тем, кто лучше ее.
У леди Хаверхилл сломался карандаш.
– Вот досада: придется все начинать сначала.
Алекс открыл второй альбом с эскизами. Увидев, что он искренне восхищен, Нелл с воодушевлением стала показывать свои рисунки. Мистеру Пибоди и сэру Чонси надоело смотреть, как леди Хаверхилл рисует скулы леди Люсинды или изгиб ее бровей. Они подошли к Нелл и оба наперебой стали восхищаться ее талантом.
Приободренная похвалами, Нелл нашла один очень старый альбом, сохранившийся еще со школьных времен. Пролистав его, Нелл нашла рисунок, который мог заинтересовать всех: леди Люсинда в школьном фартуке, с темными косичками.
К леди Люсинде вернулось хорошее расположение духа, поклонники снова стали ее расхваливать. Восторгались тем, как хороша она была даже в пору ранней юности, говорили, что уже тогда можно было сказать, что она станет красавицей.
Нелл сочла неуместным упоминать о том, что сделала этот набросок, когда Люсинда учила девочек, как найти себе подходящего мужа.
Мистер Пибоди стал перелистывать другой альбом, где помещались последние работы Нелл, но она забрала у него рисунки.
На эскизе был изображен спящий лорд Кард в ночной рубашке.
На щеках Нелл вспыхнул румянец.
– Я рисовала это с натуры, пока его сиятельство болел, после того как, едва приехав, попал под копыта лошади. Взгляните, у него перевязана голова. – Нелл говорила первое, что приходило на ум, осознав, что только что выдала себя с головой. Каков бы ни был план Алекса, она не хотела, чтобы кто-то подумал, будто она часто наведывалась в его спальню, и сделал неправильные выводы.
Алекс пришел ей на выручку:
– Как жаль, что из-за своего состояния я понятия не имел о том, что нахожусь в обществе дамы. Даже не догадывался, что мисс Слоун рисовала, пока дежурила у моей постели, сменяя Стивза на его посту и проверяя по ночам, не вспотел ли я. Только настоящая леди станет сидеть у постели больного незнакомца, забыв о сне.
Пибоди понял, что именно подразумевал граф: репутация мисс Слоун не запятнана. Он поспешил переменить тему разговора:
– Никогда не видел вас без очков, лорд Кард.
Алекс внимательно рассматривал рисунок.
– Вы изобразили меня таким умиротворенным и гораздо красивее, чем я есть на самом деле. – Он посмотрел на Нелл и улыбнулся, выразительно вздохнув, словно имея в виду, что таким его могла увидеть лишь влюбленная женщина. – Благодарю вас, дорогая моя.
Нелл снова залилась румянцем. Алекс прав: только влюбленная женщина могла увидеть графа таким! Несмотря на то что граф Кард красив всегда, в любой ситуации, и карандаш Нелл не в состоянии передать ту силу, которая исходит от него, даже когда он спит.
– Вам не кажется, что здесь очень жарко?
Алекс улыбнулся. Нелл подала ему блестящую идею.
– Может быть, выйдем в сад?
– Нет! – воскликнула Нелл. Достаточно того, что он сидит от нее слишком близко, их бедра соприкасаются. Его случайные прикосновения обжигают Нелл. Она постаралась отодвинуться, насколько это было возможно в кресле для двоих. Кто знает, что взбредет ему в голову, когда они окажутся в темноте? – Благодарю вас, кузен, что-то не хочется.
– Мы могли бы прогуляться все вместе.
– Но погода может показаться дамам слишком холодной для прогулок, – возразил сэр Чонси, опасаясь промочить свои вечерние туфли до того, как ему придется возвращаться в деревню. – Если вы помните, леди Люсинда только что оправилась после недомогания.
– Что вы сказали? – вскричала леди Хаверхилл. – Леди Люсинда выглядит перекошенной? Это все ее нос. Тут уж ничего не поделаешь.
– Носик леди безупречен! – Пибоди отложил в сторону альбомы Нелл и поспешил к своей обожаемой госпоже.
Сэр Чонси тоже вскочил на ноги.
– Носик вполне красив и выдает сильный характер его обладательницы.
– Точно так же, как и нос графа Карда, – вставила Нелл, решив не оставаться в долгу и в отместку за выходки Алекса тоже вогнать его в краску. Однако Кард ничуть не смутился и послал Нелл воздушный поцелуй.
– Спасибо, дорогая. Я рад, что вы такого высокого мнения обо мне.
А вот леди Люсинда, видимо, не была рада. Ее утомил этот скучный вечер. Она поднялась, не дожидаясь, когда леди Хаверхилл закончит рисовать ее портрет.
– Я устала сидеть без движения. К тому же мой портрет писали самые известные художники в Лондоне. Должна сказать, я не поклонница любительской живописи. Будь скромнее, Элеонора, если хочешь быть принятой в лондонском обществе.
– Чай? Кажется, вы упомянули о чае? – спросила леди Хаверхилл как раз вовремя, заставив усомниться в ее глухоте. Она перебила леди Люсинду, чтобы та не сказала ничего лишнего. Вся родня знала, что она невоздержанна на язык. Лорду Карду наверняка не понравятся замечания Люсинды в адрес его новой протеже.
Леди Хаверхилл оказалась права. Когда Редферн подкатил к ним тележку с чаем, граф демонстративно игнорировал леди Люсинду. Алекс поручил сэру Чонси и Пибоди следить за тем, чтобы чашки Нелл не были пустыми и передавать ей тарелки с печеньем и пирожными. Сам он сидел рядом с ней, уговаривая ее попробовать то одно, то другое.
– Он откармливает ее как гуся, которого везут продавать на рынок, – прокомментировала поведение лорда Карда леди Люсинда, когда они с леди Хаверхилл раньше обычного покинули гостиную.
Алекс похлопал Нелл по руке и подмигнул ей, прошептав:
– Ну что, я прав? Мой план сработал.
– Из-за вашего идиотского плана все перевернулось вверх дном, а я стала объектом пересудов. – Нелл была расстроена. Им приходилось притворяться. Все, что сейчас делал Алекс, было не чем иным, как игрой. А как бы ей хотелось, чтобы такой прекрасный джентльмен, как Алекс, ухаживал за ней не понарошку, а всерьез! Она мечтала хоть раз в жизни ощутить, каково это, когда тебя хотят, обожают, шепчут тебе слова любви.
– Леди Люсинда отошла ко сну, так что хватит лобызать мою руку.
– Ах вот что я, оказывается, делал? Извините, я увлекся, любуясь вашей кистью и изящными, тонкими пальцами настоящего художника.
Нелл убрала руку.
– Что, разве на моей руке остались следы карандаша или красок?
Алекс вздохнул:
– Ах, как трудно с вами вести милую беседу, девочка моя!
– А зачем вам это, если большая часть зрителей покинула зал?
Сэра Чонси к тому времени тоже удалось проводить. Правда, не сразу, а после недвусмысленных намеков Алекса на то, что баронету предстоит неблизкий путь по темной дороге. Мистер Пибоди делал вид, будто греет руки у горящего камина, а сам в это время старался подслушать разговор Нелл и Алекса. Кард погладил Нелл по щеке.
– Напротив, дорогая. Если бы здесь не было Пибоди, я рассказал бы вам, насколько восхитительно вы выглядите, когда стыдливо краснеете, и как одна ваша улыбка может меня согреть. Я бы восхищался вашей атласной кожей и вашими ангельскими голубыми глазами. Если бы Редферн и лакей не могли войти сюда в любой момент, чтобы убрать со стола чашки, я вынул бы шпильки из вашей прически, чтобы ваши роскошные волосы рассыпались по плечам. Я бы…
– Вы продали бы душу дьяволу, только бы леди Люсинда ловила мужа в каком-нибудь другом месте, а не здесь.
– И это тоже! – Кард озорно улыбнулся. Когда Нелл смотрела на Алекса, у нее по телу разливалось тепло. Прежде чем он успеет сказать что-либо еще более возмутительное и неприличное, она должна спастись бегством, иначе поверит его словам.
– Мне нужно проведать брата. Поэтому позвольте пожелать вам приятных снов, кузен. И вам тоже, мистер Пибоди. Благодарю вас за вашу снисходительность к моей любительской мазне. Спокойной ночи, господа.
Алекс собирался было последовать за Нелл, но секретарь его остановил:
– Гм… Можно вас на пару слов, милорд?
– Разумеется. – Граф полагал, что Пибоди намерен попросить его найти ему хорошую должность, чтобы он мог содержать молодую жену. У Алекса было множество знакомых, которые помогли бы Пибоди продвинуться по службе, особенно если у молодого человека хорошее происхождение и его единственным недостатком является то, что он не старший сын в семье. Пустив в ход связи Алекса и воспользовавшись покровительством герцога, любой амбициозный молодой человек мог бы достичь в карьере невиданных высот. А если бы Пибоди удалось выпросить у ее величества титул, возможно, он сумел бы заполучить леди Люсинду. Она стала бы идеальной хозяйкой салона, куда входили бы видные политики. А этот бедный дурачок, видимо, боготворит ее. Чтобы быть замеченным объектом его обожания, вместо того чтобы греться в лучах блистательной леди Люсинды, Пибоди нужно получить повышение по службе.
Кард с трудом сдерживал смех, представляя себя в роли свахи. Но пока он раздумывал над тем, какой дельный совет дать Пибоди, молодой секретарь заговорил:
– Вы затеяли опасную игру, милорд. Не играйте с огнем.
– Какую игру? Насколько я помню, сегодня мы не играли в карты.
У Пибоди ноздри раздувались от праведного гнева.
– Играть на чувствах мисс Слоун – игра, недостойная вас.
И Алекс прочил этого забияку в дипломатический корпус? Его следовало отправить в пехоту – на передовую, на французские орудия. Каков наглец! Что он себе вообразил? Кто он такой, чтобы высказывать свое суждение о самом графе Карде?
– Простите, вы что, сомневаетесь в честности моих намерений в отношении мисс Слоун?
У Пибоди хватило ума бочком направиться к двери.
– Мисс Слоун – прелестная молодая леди, и я не хотел бы видеть ее несчастной. Она не привыкла к тому, что принято в лондонском обществе, и может вас неверно понять.
– Неверно понять искреннее восхищение? Ощущения, идущие из самого сердца? Думаю, подобные чувства одинаковы как в деревне, так и в городе.
– Она… Обычный флирт, имеющий целью заставить другую женщину ревновать, она может принять за что-то другое.
– Боже милостивый, неужели вы думаете, что я ухаживаю за мисс Слоун, чтобы заставить ревновать леди Люсинду?
Пибоди кивнул:
– Либо для этого, либо с целью совращения.
Граф Кард сжал кулаки.
– Вы прекрасно знаете, что за такие слова я могу вызвать вас на дуэль.
Секретарь бочком отодвигался все ближе к двери.
– У этой молодой барышни, похоже, нет никого, кто мог бы ее защитить. Моя совесть была бы нечиста, если бы я не высказал вам все, что я об этом думаю.
– В таком случае я восхищен вашим мужеством, если не казать – вашей самонадеянностью. Знайте: мисс Слоун не нужно защищать. По крайней мере от меня.
– Вряд ли она верит в вашу искренность. Не больше, чем я или сэр Чонси.
– Сделаю все, что в моих силах, чтобы мисс Слоун мне поверила. А вы ухаживайте за своей дамой. И продолжайте паковать чемоданы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Козырной туз - Мецгер Барбара



Хорошая книжка. В добром благопристойном духе, когда жесткие сюжеты и дикие страсти начинают утомлять.
Козырной туз - Мецгер БарбараЕлена
6.01.2012, 21.03





Начало затянуто, очень длинные описания, мало диалогов, но....до стычки с гусем, дальше словно попадаешь в сумасшедший дом, в некоторых местах смеялась до слез. Гусь замечательный персонаж, роман получился с юмором. Советую всем, кто хочет провести приятный вечер без напряжения и всяких заморочек.
Козырной туз - Мецгер БарбараТаня Д
16.03.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100