Читать онлайн Козырной туз, автора - Мецгер Барбара, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Козырной туз - Мецгер Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Козырной туз - Мецгер Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Козырной туз - Мецгер Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мецгер Барбара

Козырной туз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Леди Люсинда вернулась в гостиную как раз в тот момент, когда Нелл и Алекс весело смеялись.
– Я оставила здесь свой веер, – ледяным тоном промолвила леди Люсинда.
Алекс и Нелл знали, что веер Люсинда забрала с собой, Алекс сам протянул его ей. Она вернулась, надеясь застать Алекса одного в гостиной. Она по-прежнему верила, что лорд Кард – самая выгодная для нее партия. Со временем он во всем разберется и сделает правильный выбор. Поймет наконец, что Элеонора ему не пара.
В тот вечер Нелл надела свое лучшее платье. Розовое, с линялыми лентами, старомодное. Нелл попыталась несколько оживить наряд, дополнив его кружевами. Однако она была уверена, что ее усилия пропали даром, потому что как ни украшай вареную картофелину, она так и останется простой вареной картофелиной.
Нелл и представить себе не могла, что Алексу она казалась похожей на дикую ягоду малину – свежую, сладкую, манящую.
Что касается леди Люсинды, она казалась Нелл невообразимо прекрасной в дымчато-сером шелке, отделанном темно-зеленым кружевом. Если не считать Лизбет, никогда еще такая блестящая, утонченно красивая женщина, как леди Люсинда, не переступала порог Амбо-Коттеджа. Нелл не могла осуждать ни мужчин, ни слуг, которые не сводили глаз с этого дорогого бриллианта.
Что касается Алекса, леди Люсинда казалась ему ядовитой гадюкой, притаившейся в зеленой траве.
Какой бы красотой она ни обладала, ее портили презрительно кривящиеся губы и раздувающиеся от гнева ноздри.
– Вообще-то ты была права, отказавшись ехать в Лондон, – заявила она Нелл. – Ты бы сама осрамилась и опозорила меня своими грубыми манерами.
– Такими, например, как громкий смех? – спросил Алекс. – Это вовсе не грубо, уверяю вас. Напротив, искренне смеющаяся женщина – это бесценное сокровище в наше время. – Затем, пока леди Люсинда не выпустила еще одну порцию яда, он вежливо поклонился и сказал: – Разрешите попрощаться с вами заранее, на тот случай если меня не окажется дома, когда вы будете уезжать. Я еще ненадолго останусь в этих краях. Мне нужно закончить семейные дела, которые и привели меня сюда. В скором времени увидимся в Лондоне, – добавил он, чтобы подсластить пилюлю. – Если только я не потеряю к тому времени вашу благосклонность.
В том, что сказал Кард, заключался скрытый намек, который леди Люсинда уловила: если хоть слово о том, что произошло во время этого визита, просочится в свет, если о них появится хоть одна сплетня, лорд Кард разорвет с леди Люсиндой всякие отношения. А ее брачные перспективы и без того весьма туманны.
– Может быть, во время нашей следующей встречи вы осчастливите меня туром вальса? – произнес он. Это была приманка.
Дочь герцога торжественно кивнула.
Редферн услужливо держал дверь, пока леди Люсинда величественно выплывала из гостиной.
Чтобы обратить на себя внимание, он многозначительно кашлянул.
– Иди спать, старина, – сказал ему Кард. – Мы сами погасим свечи и запрем двери.
Дворецкий снова кашлянул.
– Если ты заболел, тебе необходимо лечь в постель. Бледный, словно призрак, старик не двинулся с места.
Он смотрел на портрет Лизбет, висевший над каминной полкой.
Алекс сделал вид, будто не понял намека. Он подошел к Нелл и, понизив голос, сказал:
– Вы простили меня?
– Нет. Но я, в свою очередь, прошу у вас прощения за свое ребячество.
– Что? Вы извиняетесь зато, что громко смеялись? Это было здорово, несмотря на то что у меня заболел бок.
– Нет, я прошу прощения зато, что произошло днем. За то, что швыряла вещи и кричала, как торговка рыбой. – Нелл тоже посмотрела на портрет. – Моей кузине было бы стыдно за меня.
– Возможно, ее никто так не раздражал своими поступками. Я тоже должен перед вами извиниться. Несмотря на то что действовал из лучших побуждений. Я просто не хотел, чтобы вы почувствовали себя несчастной, полагая, что вы зависите от меня.
– Я и сейчас это чувствую.
– Несчастной и зависимой?
– Да. Я давно достигла совершеннолетия, однако мой брат продолжает меня опекать. Так устроен этот мир: о благосостоянии незамужней женщины заботятся родственники-мужчины. Мне никогда не приходило в голову возражать против зависимости от брата. А тут появляется почти посторонний человек и начинает распоряжаться моей судьбой. И выясняется, что не только мой брат скрывал от меня правду, но и вы тоже. Как тут не чувствовать себя несчастной?
– Поэтому я и скрыл от вас правду, хотел, чтобы вы отправились в Лондон немного развлечься.
– Значит, вы не пытались сбыть меня с рук, желая выдать замуж за первого встречного?
– Да нет же, черт возьми. Я собирался предоставить вам возможность все решить самой. Если бы вы выбрали достойного джентльмена, за которого готовы выйти замуж, я был бы только рад. – Наверное, Алекс обрадовался бы так же, как радовался, обнаружив, что его плечо не сломано, а вывихнуто. Однако не все так просто: как бы то ни было, распутники, подобные сэру Чонси, или старики, как Пенсуорт, не подойдут Нелл в качестве кандидатов в мужья. – Вы могли посещать в Лондоне интересные лекции и литературные вечера, я был бы тоже доволен, если это именно то, чего вы хотите.
Нелл внимательно смотрела на Алекса, как будто за стеклами его очков могла найти ответы на свои вопросы. Честным можно притвориться. Однако Нелл показалось, что Алекс говорит вполне искренне.
– В таком случае благодарю вас. Только это не значит, то вместе с домом вы унаследовали и меня.
Алекс улыбнулся:
– Если бы унаследовал, непременно предъявил бы права на такое прелестное наследство.
Нелл пришла в замешательство.
– Надеюсь, вы не заигрываете со мной? – спросила она, недоверием глядя на Карда, и нахмурилась. – Это так же бесполезно, как пытаться решить мое будущее.
Кард протянул ей здоровую руку.
– Боже упаси, – проговорил он с лукавой улыбкой. – Я только подтверждаю ваши слова, что меня не назначали вам в опекуны или попечители. И признаю, мне не следовало договариваться о вашей поездке в Лондон без вашего согласия. Тем не менее я считаю, что вам не мешало бы пересмотреть ваше решение, потому что вам и вправду понравится там отдыхать.
– Благодарю вас. Возможно, когда-нибудь я съезжу в Лондон.
– Так, значит, мир?
– Мир. – Нелл протянула ему руку.
Кард поднес ее к губам.
Редферн снова кашлянул.
Нелл отдернула руку, но не потому, что вмешался старый слуга.
– Да вы и впрямь со мной заигрываете!
Алекс криво усмехнулся:
– Разве это так плохо?
«Хуже не бывает, – подумала Нелл, – ведь потом он как ни в чем не бывало вернется к своей обычной жизни в Лондоне. А он обязательно туда вернется. Один. Если только…» Но разве могут быть у него серьезные намерения в отношении ее?
Нелл вышла из гостиной.
Алекс печально вздохнул. Ему не хотелось отпускать ее руку. Никогда. После того как Нелл ушла, он внезапно ощутил пустоту. Разве может он уехать, оставив Нелл одну?
Леди Люсинда постаралась убедить себя, что вечер удался, несмотря на эту счастливую парочку в гостиной. После того как лорд Кард имел возможность убедиться, как много вокруг леди Люсинды вертится обожателей, он будет вынужден передумать и поймет, что лучшей невесты ему не найти. Нелл – ни рыба ни мясо. Эта простушка ей не соперница. Разве может лорд Кард предпочесть леди Люсинде ничем не примечательную Элеонору Слоун, серую мышку?
Тетя Хейзел решила выспросить своего покойного жениха Андре о герцоге и о том, какие у него намерения. Однако Андре упорно хранил молчание. Неужели бедняга ревнует?
Герцог тем не менее чувствовал себя так хорошо, как никогда. Неужели последний из докторов оказался прав, когда сказал, что умеренность в выпивке и пище благотворно скажется на его здоровье?
В эту самую ночь, когда постоянные обитатели, гости, а также призраки Амбо-Коттеджа наконец крепко уснули, вернулся брат Нелл, Филан Слоун.
«Наверняка граф Кард уже в Лондоне. Ведь прошло довольно много времени!» – так рассуждал Филан, пробираясь домой.
Чтобы решиться на возвращение в Амбо-Коттедж, Филану понадобилась изрядная доля мужества. Но потребность в деньгах оказалась сильнее страха. Филан полагал, что Кард давно уехал. А если не уехал, то наверняка проживает в деревне, в гостинице «Королевский герб». Филан собирался наконец-то провести эту ночь в своей постели. Он откроет сейф, на рассвете соберет все ценное и то, что еще можно продать. А потом незаметно уйдет.
Однако он волновался о Лизбет. Точнее, об Элеоноре. Уходя, он взял с собой портрет Лизбет. А что будет с его сестрой? Филан покачал головой. Он оставил Элеонору одну, предоставив ей самой защищаться от графа. И ей придется еще какое-то время побыть без старшего брата. Совсем недолго. Он не хотел думать о том, что его схватят и посадят в тюрьму. Нет, все обойдется. Когда он доберется – куда, он и сам пока не знал, – он заберет с собой сестру. Во что бы то ни стало. А пока ей придется справляться со всем одной. Лиз… то есть Элеоноре, не привыкать.
Кучер остановился возле парадного входа Амбо-Коттеджа, и Филан выскочил из экипажа. Лунный свет освещал лестницу и парадную дверь, поэтому Филан велел поставить коляску в конюшню, а камердинеру приказал войти через черный ход на кухню и согреть воды. Было слишком поздно, чтобы принимать ванну, но Филану хотелось поскорее смыть с себя дорожную грязь.
Подождав, когда его экипаж скроется из виду, Филан, находившийся в изрядном подпитии, в очередной раз глотнул коньяку из фляги и стал искать ключ от дома.
Ему пришлось повозиться с ключом, прежде чем он отпер парадную дверь и вошел в погруженный в темноту дом. Филан еще глотнул из фляги и зажег свечу в передней, что удалось ему с четвертой попытки. Затем поднес горящую свечу к картине на стене и тихо произнес, обращаясь к портрету Лизбет:
– Я все сделаю как надо. Клянусь!
Слеза побежала у него по щеке. Медленно и осторожно, чтобы под ногами не заскрипели половицы, он стал подниматься на второй этаж, где находилась его спальня. Прошмыгнув мимо комнаты Нелл, Филан удивился, услышав доносящийся оттуда храп. Нет, это был не храп. Звуки больше походили на рычание собаки, что, вероятно, было плодом его воображения, потому что никакой собаки здесь быть не могло. Филан пожал плечами и продолжал, крадучись, идти по коридору. Утомившись после разговоров с духами умерших, тетя Хейзел спала как убитая, поэтому он не стал приглушать шаги у ее двери. Снова достав флягу, он допил остатки коньяка. Хорошо, что у него в комнате стоит графин с бренди.
В спальне у Филана было тепло, бархатный балдахин опущен, в камине тлели угли. Судя по всему, сестричка ждала его с минуты на минуту. Наверняка каждый вечер разводила огонь в камине и обогревала его комнату. Какая же она заботливая! Филан почувствовал угрызения совести. Как он мог оставить Нелл одну? Но у него не было другого выхода. Как мог он позаботиться о своей сестре, если у него нет ни денег, ни дома? Филан был уверен, что Кард не вышвырнет Нелл на улицу. Останься Филан здесь, неизвестно, что случилось бы с ним и с сестрой.
Рано или поздно она выйдет замуж за Пенсуорта. Филан понимал, что когда-нибудь она оставит его и заведет свою собственную семью. И тогда он перестанет испытывать перед ней чувство вины. Рано или поздно она покинет его. Как это сделала Лизбет. Тут уж ничего не поделаешь, такова жизнь, черт возьми!
Филан нашел графин, однако бокала рядом не оказалось, поэтому он выпил бренди прямо из горлышка, стараясь не залить коньяком одежду. Впрочем, его одежда и так была грязной. Он посмотрел на себя в зеркало. На лацканах сюртука – пятна, на рукавах – пыль. Пряди редеющих волос лезут в глаза. Хуже всего, что он до сих пор чувствует на шейном платке запах дешевых духов, оставленный проституткой. Филан отодвинул графин в сторону и с отвращением сорвал с себя шейный платок. Напоминание об этой шлюхе не должно осквернить дом Лизбет.
Не дожидаясь камердинера, Филан сбросил ботинки, снял сюртук и рубашку, затем брюки и нижнее белье. Да куда же запропастился этот проклятый слуга? Он так и не принес горячую воду. Огонь в камине погас, в комнате стало прохладнее.
Филан допил коньяк из графина, затем раздвинул бархатный балдахин, чтобы согреть простыни и одеяла.
– Ой! – в испуге вскрикнул Филан. Кажется, один из друзей тети Хейзел спит в его постели! В постели, которая когда-то принадлежала дядюшке Амбо. – Дядя! – закричал Филан, увидев закутанную в белое фигуру с белым ночным колпаком на голове. – Дядя Амбо! – Зарыдав, он упал на постель, пытаясь схватить за руку герцога, которого принял за своего покойного дядюшку. – Прости меня!
Спящему герцогу в это время снились мягкие изгибы женского тела и нежные улыбки дамы сердца. Прекрасная дама протянула к нему руки, и тут…
Его светлость закричал, когда один из призраков мадам Амбо, совершенно голый, схватил его за руку. Мадам Амбо говорила, что духи умерших всегда находятся рядом, но не упомянула о том, что эти духи разгуливают по дому в чем мать родила! Герцог снова закричал и вскочил с постели.
Призрак отшатнулся. Он вопил и страшно стонал. Герцог не растерялся и, схватив стоявшую возле тумбочки трость, стал колотить его по голове.
– Эй ты, грязная нечисть, убирайся обратно в свою могилу! Сгинь, я сказал!
– Извините, извините, – бормотал Филан, прикрывая руками голову.
Герцог продолжал наносить призраку удары, стараясь оттеснить его к двери.
– Убирайся! Вон отсюда!
Филан, рыдая, упал на колени. Его светлость сгоряча пнул призрака больной ногой, после чего взвыл и упал, скорчившись от боли. При этом герцог ударился головой о тумбочку.
Где-то в глубине затуманенного спиртным и охваченного паникой сознания Филана промелькнула мысль о том, что у призраков нет тросточек и они не умеют так больно пинаться. А значит, его до смерти напугал не призрак, а человек, обычный старик. Он пригляделся. Старик, лицо которого было ему незнакомо, лежал тихо и не шевелился. Боже праведный, не хватало ему еще стать убийцей!
Филан повернулся и побежал. Он схватил в охапку свою одежду и ботинки, но не стал тратить время на то, чтобы одеться. Он открыл дверь и услышал шум, доносящийся из коридора. Филан понятия не имел, кто поселился в этом доме и почему. Он понимал только одно: ему нужно бежать, пока его не схватили и не повесили. Он бежал мимо открывающихся дверей.
– Извините! – кричал он на ходу. – Мне очень жаль. Извините, ради Бога!
Филан не заметил маленькую мохнатую собачку, которая выбежала из комнаты его тетушки, комнаты, которая должна была служить спальней его жены. Как раз наверху он споткнулся о рычащее, оскалившееся создание и упал с лестницы, перекувырнувшись через голову. Одежда выпала у него из рук и разлетелась в разные стороны.
Все повыскакивали из своих комнат. Только глухая леди Хаверхилл ничего не слышала и спала сном младенца. Леди Люсинда истошно визжала, ее горничная плакала, камердинер Филана, который шел, держа в руках свечу и горячую воду, упал в обморок, собака Дейзи истошно лаяла.
Нелл бросилась к распростертому на лестнице Филану, Алекс побежал к герцогу, чтобы узнать, в чем дело.
– Филан! – вскрикнула Нелл, вовремя выхватив свечу из рук камердинера, пока она не упала на ковер. При свете свечи Нелл с облегчением заметила, что брат дышит, а значит, жив, слава Богу. – Филан, скажи что-нибудь!
– Отвернись, детка! – приказала тетя Хейзел, медленно спускаясь с лестницы. – Это зрелище не для девицы.
– Он не умер! Ах, ты имеешь в виду, что он раздет? – Нелл только сейчас заметила, что брат совершенно голый. Она сама выскочила из постели в одной ночной сорочке, не накинув на плечи ни халата, ни шали. То, что она стоит босая, Нелл поняла, когда наступила голыми ногами на мокрый ковер. Тетя Хейзел тоже была в одной ночной рубашке.
Что касается самой тети Хейзел, почтенная дама не отвела глаз. Нелл заметила, что она разочарованно качает головой.
– Я всегда говорила Андре, что Филан Слоун не мужик, но понятия не имела… То есть… принеси одеяло или хоть что-нибудь, шери.
Никто не пришел на помощь леди Люсинде, и она перестала кричать. Прижимая к груди собачку, она спустилась с лестницы, а потом остановилась. Она не отвела взгляда и не предложила накрыть Филана своим зеленым бархатным халатом, отделанным страусовыми перьями.
Редферн тоже был здесь. Он стал бледным как полотно. Медленно снял с головы ночной колпак с кисточкой и аккуратно положил на мужское достоинство мистера Слоуна.
– Наверное, у него разбита голова, – едва сдерживая слезы, проговорила Нелл. – Он без сознания. Нужно послать за хирургом.
– Если мистер Слоун и его камердинер дома, значит, конюх тоже вернулся, – произнес Редферн. – Я отправлю pro за доктором. – За то время, что Редферн ходил в свою комнату, чтобы одеться, а затем дошел до конюшни, Нелл успела бы добежать до деревни. Но она не могла оставить своего несчастного брата, на котором не было ничего, кроме ночного колпака, прикрывавшего причинное место.
– Я сбегаю, мисс Слоун, – донесся со второго этажа голос мистера Пибоди. Он уже надел сюртук и брюки и приглаживал рукой волосы. Нелл подумала было, не попросить ли мистера Пибоди одолжить сюртук Филану, чтобы прикрыть его наготу, но затем решила, что доктор для Филана важнее, чем правила приличия.
– Благодарю вас. Скажите кучеру Джону…
– Его светлость оправился после падения, – перебил ее Алекс, который спускался со второго этажа. – Он снова лег в постель. Но страдает от сильной боли. Для человека его возраста он пережил слишком сильное потрясение. Я позвал камердинера, но его светлости нужен врач. – Алекс поправил очки и туже затянул пояс наброшенного впопыхах парчового халата.
– Его светлость? – вскричал Пибоди. – Герцог ранен? – Он помчался вверх по лестнице. Если герцог умрет, Пибоди потеряет работу.
– Этот сумасшедший напал на моего отца? – Увидев графа, леди Люсинда мгновенно оценила обстановку и упала в обморок прямо в объятия графа Карда, предварительно опустив на пол собаку. Когда граф ловил падающую леди Люсинду, он снова едва не вывихнул плечо и поспешил положить ее на пол, при этом нечаянно стукнув ее головой о залитый водой ковер. Граф подошел к Нелл. Голова брата покоилась у него на коленях. Алекс опустился на пол рядом с девушкой.
– Он дышит, – сказала Нелл. – Но глаз не открывает. Граф нащупал пульс Слоуна и кивнул. Затем потрогал его конечности.
– Переломов, кажется, нет, но ему лучше лежать до прихода хирурга.
– Если он будет лежать в чем мать родила, то умрет от холода.
– Не умрет, – изрекла тетя Хейзел и накрыла Филана своим зеленым бархатным халатом. Нелл отметила про себя, что Алекс даже не взглянул на полуголую дочь герцога.
Разбуженные переполохом, примчались слуги. Два новых лакея сбежали в страхе перед призраками, которые, по слухам, еженощно появлялись в Амбо-Коттедже. Алекс послан Стивза на конюшню, а кухарку – в кладовую за нюхательной солью.
– А для леди Люсинды прихватите ведро холодной воды. Мы обольем ее водой, и она придет в себя.
Услышав это, леди Люсинда сразу очнулась и приказала горничной помочь ей подняться на второй этаж, чтобы справиться о здоровье отца.
Алекс наклонился к Филану и поморщился, ощутив запах спиртного.
– По-моему, он навеселе. В подпитии, так сказать, – добавил граф, заметив недоумение на лице мадам Амбо.
– Хотите сказать, что он пьян? – удивленно переспросила Нелл.
– В стельку, – уточнил Алекс.
Нелл резко поднялась. Голова брата стукнулась о ковер. – Значит, он переполошил весь дом, нагнал на всех страху, чуть до смерти не напугал герцога, потому что напился до чертиков?
– Похоже, так и есть. Хирург скажет, не повредил ли он себе что-нибудь при падении с лестницы. Наверняка он весь в кровоподтеках, но ничего не сломал.
Филан застонал.
– Прости меня, сестричка, – произнес он и снова потерял сознание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Козырной туз - Мецгер Барбара



Хорошая книжка. В добром благопристойном духе, когда жесткие сюжеты и дикие страсти начинают утомлять.
Козырной туз - Мецгер БарбараЕлена
6.01.2012, 21.03





Начало затянуто, очень длинные описания, мало диалогов, но....до стычки с гусем, дальше словно попадаешь в сумасшедший дом, в некоторых местах смеялась до слез. Гусь замечательный персонаж, роман получился с юмором. Советую всем, кто хочет провести приятный вечер без напряжения и всяких заморочек.
Козырной туз - Мецгер БарбараТаня Д
16.03.2015, 16.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100